Разное

Шкала субъективного ощущения одиночества: Методика субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона

Содержание

Методика субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона

Описание: Данный  диагностический тест-опросник предназначен для определения уровня одиночества, насколько человек ощущает себя одиноким.

Феномен одиночества заключается в том, что чувство одиночества воспринимается как остро субъективное, сугубо индивидуальное и часто уникальное переживание. Одна из самых отличительных черт одиночества – это специфическое чувство полной погруженности в самого себя. Чувство одиночества не похоже на другие переживания, оно целостно, абсолютно все охватывающее.

Одиночество представляет собой комплексное чувство, которое связывает воедино нечто утраченное внутренним миром личности. Чувство одиночества побуждает человека к энергичному поиску средств противостояния этой “болезни”, ибо одиночество действует против основных ожиданий и надежд человека и, таким образом, воспринимается как крайне нежелательное.

В чувстве одиночества есть познавательный момент. Одиночество есть знак своей самости; оно сообщает человеку, «кто я такой в этой жизни». Одиночество – особая форма самовосприятия, острая форма самосознания.

Инструкция.

Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте знаком «+».

Текст опросника (вопросы).

Утверждения Часто Иногда Редко Никогда
1 Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку
2 Мне не с кем поговорит
3 Для меня невыносимо быть таким одиноким
4 Мне не хватает общения
5 Я чувствую, будто никто не понимает меня
6 Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят, напишут мне
7 Нет никого, к кому бы я мог обратиться
8 Я сейчас больше ни с кем не близок
9 Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи
10 Я чувствую себя покинутым
11 Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает
12 Я чувствую себя совершенно одиноким
13 Мои социальные отношения и связи поверхностны
14 Я умираю от тоски по компании
15 В действительности никто как следует не знает меня
16 Я чувствую себя изолированным от других
17 Я несчастен, будучи таким отверженным
18 Мне трудно заводить друзей
19 Я чувствую себя исключенным и изолированным другими
20 Люди вокруг меня, но не со мной

Обработка, ключ к тесту на чувство одиночества.

Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов.

Сумма ответов «часто» умножается на 3,
«иногда» — на 2,
«редко» — на 1
и «никогда» — на 0.
Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.

ПЕРЕЙТИ К ИНТЕРПРЕТАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ

Тест на одиночество онлайн | Журнал Вестник Психологии

Пять условий, необходимых для близости и что близостью не является

26 Марта 2020

67607

Гештальт-терапевт Марат Аксиятов: «Близость – это то, ради чего мы вступаем в отношения, ее мы ищем, часто испытывая боль и разочарование, но испытав ее уже не согласны на меньшее. Отсутствие близости опустошает, делает отношения механистичными, сильно обедняет их».

Метки:
Отношения,
Одиночество,
Эмоциональная зависимость,

Однажды ты поймешь, что осталась одна

19 Марта 2018

46227

Гештальт-терапевт Полина Гавердовская: «Не важно, что именно произойдет, помни: одиночество всегда за спиной, как зима. Зрелость – это способность быть одной, не драматизируя. Готовиться лучше заранее, я расскажу, как».

Метки:
Одиночество,
Личность,
Женщины,

Полезное одиночество

6 Марта 2018

39753

Классическая психология утверждает: у человека есть две базовые потребности – в общении и в уединении. Многочисленные исследования доказали, что только в одиночестве человек получает необходимую психологическую разрядку, сравнимую с отдыхом всего организма во время сна. Врачи уверены, что отсутствие такой разрядки ведет к заболеваниям нервной системы.

Метки:
Одиночество,

Жизнь соло: эксперимент или новая реальность?

3 Ноября 2017

7958

Эрик Кляйненберг опубликовал своё исследование всего лишь два года назад. В нём он заявляет о «масштабном социальном эксперименте», в котором участвует весь мир. Интересно, что сегодня, спустя 24 месяца, феномен жизни соло стал намного более привычен, а это значит, что скоро мы сможем говорить не только об эксперименте, но и действительно новой социальной реальности.

Метки:
Одиночество,

Уроки одиночества

5 Сентября 2017

12342

Психотерапевт Анна Зарембо: «Смешно, как мы верим в то, что от одиночества можно сбежать, спрятаться, отгородиться. Любовью, дружбой, детьми, успехом, толпой или пресловутой «половинкой». Что все это избавит нас от того самого экзистенциального одиночества, с которым мы рождаемся и умираем. Трогательно и грустно.»

Метки:
Одиночество,

Женский сексуальный голод

19 Августа 2017

32407

Психолог Елена Шипилова: «Однажды пришла женщина с вопросом «почему не получается выстроить близкие отношения». Поклонники восхищаются, кажется, только захоти, и все будет. По факту же отношений нет, а те, что были – с женатыми или не подходящими партнерами».

Метки:
Сексуальность,
Одиночество,
Женщины,

У одиночества нет причин

18 Августа 2017

6025

Одиноко может быть и в многотысячной толпе на концерте, и в тесной компании друзей, и в браке. В последнем его переживать особенно тяжело, куда болезненнее, чем без пары: в подкладку формального одиночества всегда зашита надежда на встречу – в одиночестве вдвоем надежды нет.

Метки:
Одиночество,

7 способов разрушить отношения или как остаться в одиночестве

25 Июля 2017

20178

Экзистенциально-гуманистический психотерапевт Андрей Голуб: «Есть какая-то иллюзия, что вот еще немного и я встречу того самого или ту самую, кто точно будет моей половинкой, данной мне судьбой. И эти половинки встречаются, люди даже пытаются начать отношения, но потом начинаются обиды, неоправданные ожидания, попытка «переделать» другого, игра в определенные психологические сценарии».

Метки:
Отношения,
Одиночество,

Про страх остаться одной

22 Июня 2017

47324

Психолог Алевтина Грицышина: «Мне просто надоело оценивать саму себя, вписываться в какие-то вычитанные в интернете правила о том, какая должна быть женщина, что должна чувствовать, чем заниматься, как правильно любить мужчину. Мне вдруг стало в этом искренне скучно».

Метки:
Страх,
Одиночество,
Женщины,

Ненаполняемая дыра в груди – травма отвержения

16 Июня 2017

38274

Гештальт-терапевт Шарыпова Екатерина: «Ненаполняемая дыра в груди – это одна из самых частых метафор ощущения нехватки любви, которая встречается в моей практике. Кто-то в эту дыру пытается запихнуть работу или еду, залить алкоголем, заткнуть её половым членом или засунуть туда партнера целиком. Способов много, но все они лишь временная анестезия».

Метки:
Одиночество,
Любовь,

Одиночество мужчин

10 Июня 2017

34881

Все больше моих знакомых мужчин жалуются на одиночество. Выглядят одинокими. Выбирают одиночество. Иногда им нужно, чтобы мы их просто погладили и не задавали вопросов. К стыду своему, я могу погладить, но в большинстве случаев не удержусь от вопросов. Потому что беспокоюсь за себя. Относится ли он ко мне. Большинство моих знакомых женщин так или иначе, не мытьем так катаньем, вытягивают из мужчин отношение. Хоть какое-нибудь.

Метки:
Одиночество,
Мужчины,

Что со мной не так?

11 Апреля 2017

18868

Семейный психолог Дарья Грошева: «Клиентка, 30 лет: «Я вообще начинаю думать, что со мной что-то не то. Этот человек, с которым я прожила столько лет, он выбрал себе в итоге такую страшилу, я в шоке. А остальные как будто не заинтересованы во мне как в женщине. Да и правда наверное, мне же уже 30 лет, я объективно никому не нужна».

Метки:
Одиночество,
Психотерапия,
Женщины,

5 самых токсичных женских мыслей

11 Апреля 2017

11241

Психолог Ольга Юрковская: «Токсин одиночества: мне уже 25, 30, 35… Я одинока, всегда буду одинока, и это не изменить». Женщине нетрудно окружить себя кавалерами, если она умеет грамотно транслировать свой интерес к ним, свое восхищение, свою признательность. Тогда у нее будет и выбор, и удовольствие от общения, и достойные кандидаты. Это вопрос практики. В любой момент жизни можно научиться тому, что ваши ровесницы освоили чуть раньше.»

Метки:
Одиночество,
Неуверенность в себе,
Женщины,
Самооценка,

Как найти спутника жизни

10 Апреля 2017

15473

Психолог Павел Зыгмантович: «В социальной психологи выделено четыре основных условия для появления в вашей жизни спутника жизни: первое – территориальная близость. Это – самое первое и важное условие. Всё остальное находится за кормой этого условия. Территориальную близость надо понимать правильно – это не проживание в одном подъезде или доме. Это постоянное взаимодействие на одной территории.»

Метки:
Отношения,
Одиночество,

Как пережить развод

6 Апреля 2017

9409

Психолог Павел Зыгмантович: «Развод не означает, что вы конченый человек, никчёмная женщина, никчёмный мужчина или что там ещё вы себе про себя же думаете. Развод – это неприятное событие, и оно не зависит от вас полностью. Более того, удержаться в паре вообще сложно, и чем меньше опыт браков, тем сложнее. Со временем (к третьему браку), люди обычно худо-бедно вырабатывают навыки решения конфликтов, умеют уживаться друг с другом, не прогибать и не прогибаться и так далее.»

Метки:
Отношения,
Одиночество,
Развод,

Предательство тела: терапия панических атак

4 Апреля 2017

13484

Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: «Паническая атака – это резкий прорыв неосознаваемого одиночества. Это одиночество того, кто внезапно обнаруживает себя слишком видимым перед огромным миром. Это одиночество того, кто внезапно чувствует себя очень маленьким перед огромным миром. Однако это одиночество неосознаваемо и недопустимо для человека, страдающего приступами тревоги. И этот тип переживания запрещен для человека, иначе бы ПА отсутствовала».

Метки:
Одиночество,
Панические атаки,

Страх отношений как запрос на работу с психологом

22 Марта 2017

7587

Дарья Грошева, семейный психолог: «Разрыв с партнером мучителен и болезненно переживается, даже для того, кто был сам инициатором. И эту боль нужно пережить, дать ей место нахлынуть и отступить, дать время попрощаться с человеком и тем, что он принес в нашу жизнь. Но фраза “Он (она) бросил меня” закрепляет позицию жертвы, что сильно затрудняет новый опыт, ведь жертва не может выбирать, ей можно только терпеть. »

Метки:
Страх,
Отношения,
Одиночество,
Психотерапия,

Основная причина женского одиночества

16 Марта 2017

19165

Одинокая женщина живет в обществе, от которого все время приходится защищаться и доказывать свое право быть такой, какая она есть. Не только мужчины патриархального склада рассказывают женщинам, какими им следует быть. Таких мужчин еще можно понять, им выгодно насаждать женщине роль объекта, который можно использовать. Но ведь и сами женщины поддерживают эту позицию в надежде соответствовать идеальному образу и получить одобрение социума, ломая самих себя и зарабатывая неврозы.

Метки:
Одиночество,
Женщины,

Разгляди меня…

14 Марта 2017

7979

Психолог Илья Латыпов: «Парадокс, в котором завязло множество людей: страстно хочется получить от других людей подтверждения подлинности собственного существования, но при этом страшно быть подлинными. «Разгляди меня за моими масками, но маску я снимать не буду – мне слишком страшно».

Метки:
Отношения,
Одиночество,
Женщины,
Мужчины,

О работе с чувствами клиента по отношению к близким людям

2 Марта 2017

12607

Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: «Клиентка Н. обратилась за терапией с проблемами в отношениях с мужчинами. В процессе выяснилось, что эти отношения всегда разворачиваются по схожему сценарию: после благополучного первого этапа в отношениях у клиентки начинает возникать все больше претензий к избраннику, упреков, обиды, контроля. За этими действиями обнаруживается сильный страх брошенности, отвержения, ненужности, одиночества. Клиентка пытается все сильнее давить на своего спутника. Неудивительно, что ее мужчины с завидным постоянством «сбегают» из этих отношений. »

Метки:
Отношения,
Одиночество,
Психотерапия,
Сценарии,
Случаи из практики психотерапии,

Настоящие мужчины никому не нужны

30 Января 2017

38849

Психотерапевт Мария Кудрявцева: «В нашей стране есть самые настоящие мужчины и их предостаточно. На мой взгляд, настоящие это те, которые ответственны, спокойны, уверены, надежны и великодушны. Из них получаются любящие мужья и заботливые отцы. Но такие мужчины оказываются никому не нужными.»

Метки:
Отношения,
Одиночество,
Женщины,
Мужчины,

«Синдром одиночки»: почему мы боимся новых отношений

16 Января 2017

12284

Психолог Оксана Ткачук: «От зрелых одиноких женщин зачастую можно услышать: «Я, наконец, самодостаточна. У меня квартира, работа, взрослые дети. Я, как та Тося из «Девчат» – хочу халву ем, хочу – пряники. Зачем мне постоянное присутствие в моей жизни мужчины? Чтобы пил? Изводил упреками? Да я лучше любовника заведу – удовольствие есть, а проблем – нет».

Метки:
Одиночество,

О женских сценариях или Почему я одна?

13 Ноября 2016

12010

Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: «Довольно часто в психотерапии приходится встречаться с ситуациями одиноких женщин. Чаще всего проблема одиночества проявляется посредством других запросов: созависимости, депрессии, конфликтных отношений в браке. Приведу пример. Женщина 45 лет, разведена 15 лет. Предъявила в терапии проблему созависимых отношений с дочерью…»

Метки:
Одиночество,
Женщины,
Сценарии,

Откуда берется одиночество и как с ним бороться

21 Сентября 2016

8260

Психотерапевт Мария Кудрявцева: «Одиночество кроется во внутреннем мире человека. Желание общаться сталкивается с боязнью чужого мнения. Одинокий человек всегда думает, что он не интересен никому, что о нем подумают что-то «не то», он будет лишним в компании, отвергнутым. По мнению одиночки, для того, чтобы установить контакты с обществом ему следует изменить себя, и лишь тогда он будет достоин взаимоотношений. Внутренний конфликт: потребность в общении и боязнь быть отвергнутым – выливается в непринятие себя».

Метки:
Одиночество,

Френд-зона – территория отчаяния

21 Июля 2016

7408

«Типичная ошибка «хороших мальчиков», ведущая их прямиком во френд-зону, заключается в том, что они ждут от женщины некоего разрешения на свой следующий шаг. Выглядеть оно может, как проявление инициативы с её стороны, или же явное и не двусмысленное «сообщение»: «ты мне нравишься, иди вперёд!»

Метки:
Одиночество,

Страх и радость одиночества

8 Июля 2016

21423

«Наши вторые половинки – это лишь отражение наших неврозов в неврозах другого человека. Неудивительно, что такие люди наилучшим образом позволяют нам укрыться от чувства одиночества и всех душевных неурядиц. И тем больше мы их за это ценим. Но это только попытка побега из тюрьмы, которой мы считаем свою жизнь».

Метки:
Одиночество,

Не могу построить близкие отношения

5 Мая 2016

8052

Со стороны может казаться, что человек строит отношения, поддерживает их и даже страстно желает другого, но изнутри удается разглядеть, что другой человек для него служит всего лишь функцией.

Метки:
Одиночество,

Одиночество и мы

30 Марта 2016

5413

Одиночество нельзя убрать. Его нельзя излечить. От него нельзя спрятаться. Зато его парадоксальным образом можно разделить с другим.

Метки:
Одиночество,

Почему не складываются отношения с девушкой?

21 Ноября 2015

14055

Одинокий мужчина – вовсе не приговор, считает психотерапевт Марина Филоненко. В статье приводятся распространенные причины «невезения», а также рекомендации для одиноких мужчин по налаживанию личной жизни.

Метки:
Одиночество,

soo — Психологическая диагностика

 
 
                                 МЕТОДИКА:                                  
                            Шкала одиночества                               
                    (Д.  Рассел, Л. Пепло, М. Фергюсон).                     
  
      Методика предназначена для диагностики уровня субъективного  ощущения 
 человеком своего одиночества. Выявляемое состояние одиночества может  быть 
 связано с тревожностью, социальной изоляцией, депрессией, скукой.  Необхо- 
 димо различать одиночество как состояние вынужденной изоляции и как стрем- 
 ление к одиночеству, потребность в нем.                                    
 
      Опросник состоит из 20 утверждений.                                   
      Примерное время тестирования 10-15 минут.                             
 
 
                           ПРИМЕР ТЕСТИРОВАНИЯ:                             
 
                                   ---                                      
 
                       ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ДИАГНОСТИКА.                        
 
 Методика: Шкала одиночества.                                               
 Ф.И.О: __________________                                                  
 Доп. данные: ____________                                                  
 
 
                        Диагностическая шкала:                              
 
              0 ╟─░▒▒▒▒▒▒▒▒▒▓▓▓▓▓▓▓▓▓▓█████───────╢> ОД                     
 
                  <──[-]───><───[=]──><───[+]───>                           
 
                   Тестовый показатель - ОД = 48                            
 
 
                           ИНТЕРПРЕТАЦИЯ:                                   
 
      Высокий уровень субъективного ощущения одиночества.   Преобла-         
 дание негативных эмоциональных переживаний изолированности от дру-         
 гих, покинутости, непонимания  окружащими.  Недостаток  общения  и         
 близких отношений. Трудности в установлении новых контактов и дру-         
 жеских связей.                                                             
 


Методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона

Одиночество — состояние одинокого человека — человека, отделенного от других, себе подобных, без близких.

НАЗНАЧЕНИЕ
Методика предназначена для определения степени одиночества.

ИНСТРУКЦИЯ
Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда».  

ТЕКСТ ОПРОСНИКА
Утверждения
1. Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку
2. Мне не с кем поговорить
3. Для меня невыносимо быть таким одиноким
4. Мне не хватает общения
5. Я чувствую, будто никто действительно не понимает себя
6. Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят или напишут мне
7. Нет никого, к кому я мог бы обратиться
8. Я сейчас больше ни с кем не близок
9. Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи
10. Я чувствую себя покинутым
11. Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает
12. Я чувствую себя совершенно одиноким
13. Мои социальные отношения и связи поверхностны
14. Я умираю по компании
15. В действительности никто как следует не знает меня
16. Я чувствую себя изолированным от других
17. Я несчастен, будучи таким отверженным
18. Мне трудно заводить друзей
19. Я чувствую себя исключенным и изолированным другими
20. Люди вокруг меня, но не со мной

ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ
Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов. Сумма ответов «часто» умножается на три, «иногда» — на два, «редко» — на один и «никогда» — на 0. Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.

Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов — средний уровень одиночества, от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.

РЕЦЕНЗИЯ НА МЕТОДИКУ «ШКАЛА СУБЪЕКТИВНОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА»(АВТОР СВ ДУХНОВСКИЙ)

4.4 Валидность (виды, статистические процедуры, величины

коэффициентов)

Конструктная валидность шкалы СПО устанавливалась путем соотнесения

баллов, полученных по методике, с показателями ряда психологических

опросников. В руководстве упоминается несколько исследований, но приводится

только совокупный объем выборки: 177 человек (98 женщин и 79 мужчин).

Наибольшая теснота связи зафиксирована для шкал ПЧО (профиль чувств в

отношениях, автор Л. В.Куликов), СОМО (субъективная оценка межличностных

отношений, автор С.В.Духновский) и ШСБ (шкала субъективного благополучия,

адаптированный М.В.Соколовой вариант опросника Ж.Перудэ-Баду). Так, для ПЧО

получены следующие значения коэффициентов корреляции Пирсона (p < 0.01):

Гедонистические чувства (-0,63), Астенические чувства (0,45), Меланхолические

чувства (0,38), Сближающие чувства (-0,57), Удаляющие чувства (0,49).

Для шкал методики СОМО приводятся следующие корреляции с баллом по

СПО: Напряженность отношений (0,51), Отчужденность отношений (0,47),

Конфликтность отношений (0,41), Агрессивность в отношениях (0,39), Индекс

дисгармоничности отношений (0,54). Все корреляции значимы (p < 0.05).

Корреляция СПО со шкалой субъективного неблагополучия достигла

впечатляющей величины 0.62 (p < 0.05). Объемы выборок для рассмотренных

связей в руководстве не приведены, но величина значимости косвенно указывает на

то, что количество испытуемых вряд ли было большим (при выборке 30

испытуемых корреляция 0. 449 и более значима на уровне p < 0.01). Поэтому такие

тесные зависимости не должны вызывать удивления, поскольку в небольших

выборках их можно наблюдать при наличии выбросов. Если же выборки были

значительны по объему, теснота связи, приближающаяся к 0.7 могла бы быть

свидетельством недостаточной дискриминантной валидности СПО.

Корреляции шкалы СПО со шкалами двух других методик значительно

меньше, но также ясно указывают на ее конструктную валидность. Так, связи с

показателями методики ДС-8 оказались такими: Тонус высокий – низкий (0,37),

Спокойствие – тревога (0,36), Устойчивость – неустойчивость эмоционального тона

(0,37), p < 0.05.

Шкальные оценки методики СПО имеют значимые корреляционные связи с

показателями по шкалам 16-факторного личностного опросника Р.Кеттела:

Эмоциональная неустойчивость – эмоциональная устойчивость (-0,29),

Озабоченность – беспечность (-0,30), Робость – социальная смелость (-0,29),

Самоуверенность – склонность к чувству вины (0,29), Зависимость от группы –

Самодостаточность (0,30), Низкий – высокий самоконтроль поведения (-0,26),

Расслабленность – напряженность (0,33), p < 0. 05. Все указанные корреляции

отражают ожидаемые зависимости, соответствуют результатам западных

исследований для аналогичных тестов и свидетельствуют о конструктной

валидности СПО.

В руководстве также приведены данные исследования критериальной

валидности СПО, определявшейся на основании сравнения контрастных групп.

Клиническая группа состояла 40 мужчин с диагнозом «последствия закрытой

черепно-мозговой травмы, гипертензионный синдром», пациентов

Тест на одиночество. Методика субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона

Описание: Данный  диагностический тест-опросник предназначен для определения уровня одиночества, насколько человек ощущает себя одиноким.

Феномен одиночества заключается в том, что чувство одиночества воспринимается как остро субъективное, сугубо индивидуальное и часто уникальное переживание. Одна из самых отличительных черт одиночества – это специфическое чувство полной погруженности в самого себя. Чувство одиночества не похоже на другие переживания, оно целостно, абсолютно все охватывающее.

Одиночество представляет собой комплексное чувство, которое связывает воедино нечто утраченное внутренним миром личности. Чувство одиночества побуждает человека к энергичному поиску средств противостояния этой “болезни”, ибо одиночество действует против основных ожиданий и надежд человека и, таким образом, воспринимается как крайне нежелательное.

В чувстве одиночества есть познавательный момент. Одиночество есть знак своей самости; оно сообщает человеку, «кто я такой в этой жизни». Одиночество – особая форма самовосприятия, острая форма самосознания. 

Тест насколько ты одинок?  Методика субъективного ощущения одиночества  Д.Рассела и М. Фергюсона:

Инструкция.

Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте знаком «+».

Текст опросника (вопросы).

 

 

Утверждения

 

Часто

 

Иногда

 

Редко

 

Никогда

1

Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку

 

 

 

 

2

Мне не с кем поговорит

 

 

 

 

3

Для меня невыносимо быть таким одиноким

 

 

 

 

4

Мне не хватает общения

 

 

 

 

5

Я чувствую, будто никто не понимает меня

 

 

 

 

6

Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят, напишут мне

 

 

 

 

7

Нет никого, к кому бы я мог обратиться

 

 

 

 

8

Я сейчас больше ни с кем не близок

 

 

 

 

9

Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи

 

 

 

 

10

Я чувствую себя покинутым

 

 

 

 

11

Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает

 

 

 

 

12

Я чувствую себя совершенно одиноким

 

 

 

 

13

Мои социальные отношения и связи поверхностны

 

 

 

 

14

Я умираю от тоски по компании

 

 

 

 

15

В действительности никто как следует не знает меня

 

 

 

 

16

Я чувствую себя изолированным от других

 

 

 

 

17

Я несчастен, будучи таким отверженным

 

 

 

 

18

Мне трудно заводить друзей

 

 

 

 

19

Я чувствую себя исключенным и изолированным другими

 

 

 

 

20

Люди вокруг меня, но не со мной

 

 

 

 

 

Обработка, ключ к тесту на чувство одиночества.

Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов. 
Сумма ответов «часто» умножается на 3, «иногда» — на 2, «редко» — на 1 и «никогда» — на 0. 
Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.

Интерпретация

высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов,

от 20 до 40 баллов — средний уровень одиночества,

от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.

 

Чувства, которые ассоциируются с одиночеством

Факторный анализ эмоциональных состояний одинокого человека 

Фактор 1

Фактор 2

Фактор 3

Фактор 4

отчаяние

депрессия

невыносимая скука

самоуничижение

Отчаяние

Тоска

Нетерпеливость

Ощущение собственной непривлекательности

Паника

Подавленность

Скука

Никчемность

Беспомощность

Опустошенность

Желание к перемене

Ощущение собственной глупости

Напуганность

Изолированность

Скованность

Застенчивость

Утрата надежды

Жалость к себе

Раздражительность

Незащищенность

Покинутость

Меланхолия

Неспособность взять себя в руки

 Отчужденность

Ранимость

Тоска по конкретному человеку

   

 

Факторный анализ причин одиночества 

Фактор 1:

Фактор 2:

Фактор 3:

Фактор 4:

Фактор 5:

свобода от привязанностей

отчужденность

уединенность

вынужденная изоляция

перемена места

Отсутствие супруга

Чувствую себя «белой вороной»

«Прихожу домой в пустой дом»

Привязанность к дому

Пребывание вдали от дома

Отсутствие партнера

Непонимание со стороны других

«Всеми покинут»

Прикован к постели

Новое местоработы или учебы

Разрыв отношений с супругом,
с любимым

Никчемность

 

Отсутствие средств

Слишком частые переезды или передвижения

 

Отсутствие близких друзей

 

 

Частые разъезды

 

Факторный анализ реакций на одиночество 

Фактор 1:

Факто 2:

Фактор 3:

Фактор 4:

печальная пассивность

активное уединение

прожигание денег

социальный контакт

Плачу

Учусь или работаю

Транжирю деньги

Звоню другу

Сплю

Пишу

Делаю покупки

Иду к кому-нибудь в гости

Сижу и размышляю

Слушаю музыку

 

 

Ничего не делаю

Делаю зарядку

 

 

Переедаю

Гуляю

 

 

Принимаю транквилизаторы

Занимаюсь любимым делом

 

 

Смотрю телевизор

Хожу в кино

 

 

Пью или «отключаюсь»

Читаю
Музицирую

 

 

Люди веками пытались избежать одиночества или привыкнуть к нему. Несогласный – проклинал одиночество, смирившийся – не замечал, мудрый – наслаждался. Одиночество существовало, и значит оно необходимо. 

Первые психологические исследования одиночества сосредоточивали внимание на личностном самовосприятии этого состояния. Роджерс рассматривал одиночество как отчуждение личности от ее истинных внутренних чувств. Он считал, что, стремясь к признанию и любви, люди зачастую показывают себя с внешней стороны и поэтому становятся отчужденными от самих себя. Уайтхорн поддержал это мнение: «Некоторое существенное несовпадение между самоощущением «Я» и реакцией на «Я» других порождает и обостряет чувство одиночества; этот процесс может стать порочным кругом одиночества и отчуждения».

Таким образом, Роджерс и Уайтхорн полагают, что одиночество порождается индивидуальным восприятием диссонанса между истинным «Я» и тем, как видят «Я» другие.

Эта идея была проверена немногими исследованиями. Эдди выдвинул гипотезу о том, что одиночество связано с несоответствием между тремя аспектами самовосприятия: самовосприятием личности (актуальное «Я»), идеальным «Я» личности и представлением личности о том, как ее видят другие (отраженное «Я»).

Зачастую низкая самооценка – это некая совокупность мнений и поведения, которая мешает установлению или поддержанию удовлетворительных социальных взаимоотношений. Люди с низкой самооценкой интерпретируют социальные взаимосвязи самоуничижительно. Они более склонны относить неудачи в общении за счет внутренних, самообвиняющих факторов.  Люди, невысоко себя оценивающие, ожидают, что другие тоже считают их ненужными. Такие люди более остро реагируют на призыв к общению и отказ в нем. В целом низкая самооценка зачастую воплощается во взаимосвязанной совокупности самоуничижительного сознания и поведения, которая искажает социальную компетентность, подвергая людей риску одиночества.

Чувствовать себя одиноко можно и наедине с собой, в толпе людей и даже рядом с любимым человеком. Решение проблемы одиночества в том, что надо определить, какого именно общения и с кем не хватает, какой информации и каких впечатлений не достает, и именно этот недостаток восполнять.

Раздел: тесты по психологии с ответами.

Тесты по психологии личности.

Насколько ты одинок?.. Тест на чувство одиночества. Методика субъективного ощущения одиночества  Д.Рассела и М. Фергюсона.

Оцените статью:

 

Еще по теме:

Одиночество – это судьба или выбор? Как избавиться от одиночества?

Почему люди боятся одиночества?

Демотиваторы одиночество.

Одиночество, пустота, скука, грусть. Цитаты и афоризмы со смыслом.

Когда нам не грозит одиночество?

Я люблю тебя, жизнь! Цитаты, статусы, стихи, мысли и высказывания.

Психологические материалы — Методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела И М. Фергюсона

Подробности
Категория: Психические состояния/свойства личности

Инструкция: «Вам предлагается ряд утверждений. Рас­смотрите последовательно каждое и оцените с точки зре­ния частоты их проявления применительно к Вашей жиз­ни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иног­да», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте зна­ком «+».

ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ:

Подсчитывается количество каждого из вариантов от­ветов. Сумма ответов «часто» умножается на три, «иног­да» — на два, «редко» — на один и «никогда» — на 0. Полученные результаты складываются. Максимально воз­можный показатель одиночества — 60 баллов.

Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов — средний уровень одиноче­ства, от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.

Текст опросника






















Утверждения

часто

иногда

редко

никогда

1. Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку.

       

2. Мне не с кем поговорить.

       

3. Для меня невыносимо быть та­ким одиноким.

       

4. Мне не хватает общения.

       

5. Я чувствую, будто никто дей­ствительно не понимает себя.

       

6. Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят или напишут мне.

       

7. Нет никого, к кому я мог бы обратиться.

       

8. Я сейчас больше ни с кем не близок.

       

9. Те, кто меня окружает, не раз­деляют мои интересы и идеи.

       

10. Я чувствую себя покинутым.

       

11. Я не способен раскрепощать­ся и общаться с теми, кто меня ок­ружает.

       

12. Я чувствую себя совершенно одинокий.

       

13. Мои социальные отношения и связи поверхностны.

       

14. Я умираю по компании.

       

15. В действительности никто как следует не знает меня.

       

16. Я чувствую себя изолирован­ным от других.

       

17. Я несчастен, будучи таким отверженным.

       

18. Мне трудно заводить друзей.

       

19. Я чувствую себя исключен­ным и изолированным другими.

       

20. Люди вокруг меня, но не со мной.

       

Короткая шкала для измерения одиночества в крупных опросах

Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC23

NIHMSID: NIHMS47842

Результаты двух популяционных исследований

Мэри Элизабет Хьюз

Duke University

Duke University

Уэйт

Чикагский университет

Луиза К. Хокли

Чикагский университет

Джон Т.Качиоппо

Чикагский университет

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box , Duke University, Durham, NC 27708; e-mail: ude. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции.Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов. В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документируют взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции.Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

Люди — социальные животные

На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995).Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности. Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, корректировки поведения и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, она будет особенно важна в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом.В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события, вызывающие значительные нарушения социальных связей (например, смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга), могут увеличиваться (например, Карстенсен, Исааковиц , и Чарльз 1999; Мартир и др. 1999; Роу и Кан 1997; ван Тилберг 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связях между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночеством , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister and Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др. , 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества. Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установках для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества в телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Метод и результаты

Исследование 1

Участники

Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 г. Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных групп респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества. Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

Процедуры

Мы начали с выбора элементов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтвердили превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтвердили существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

ТАБЛИЦА 1

Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

Шкала одиночества R-UCLA
Указания: Укажите, как часто вы чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
Заявление Никогда Редко Иногда Часто

1. Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
4. Я не чувствую себя одиноким. b 1 2 3 4
5. Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
6. У меня много общего с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
16. Есть люди, которые действительно меня понимают. b 1 2 3 4
17.Я недоволен тем, что так замкнут. 1 2 3 4
18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
Трехпозиционная шкала одиночества
Вступление и вопросы зачитываются респонденту .
Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
Вопрос Едва ли Иногда Часто

Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью. Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. В предварительных тестах респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 ( иногда ) и 3 ( часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

Затем мы задали вопрос о трехпозиционной шкале одиночества как части нашего модуля на 2002 HRS. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью). Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты по определению не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца показаны в первом столбце. 1

ТАБЛИЦА 2

Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г. a и первого года исследования Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений (CHASRS)

905 SD

2

2

2

2

15,6

HRS


ЧАСРС


Все


Возраст 50–67


Белый


Черный


Латиноамериканец


Все


Белый


Черный


Латиноамериканец


M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD
Возраст (лет) 66. 5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 58,2 4,3 58,2

3,7
Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0
Этническая принадлежность

9096

Белый 80,7 76,8 35.8
Черный 11,3 13,1
Испанец 6,4 8,2 28.8
Прочие 1,6 1,9
Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 3,2 12,2 3,1

96 900 Доход домохозяйства $)

61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 23,096 65,781 65,781 65,781 5496 65,781 58,340 45,342
Семейное положение

9096

Женат / сожитель 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53,1 53,1 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0
В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 17,5 14,6 25,9 34,9
Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 7,6
самообслуживания
Плохо 6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 2,5 1,5 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0
Хорошо 32,5 31,9 31,6 37,3 37,3 34,6 48,1 47,7
Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1
7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7
N 2,182 1,124 1,761 247 139 139 229 229 66

Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем вторую как грубую замену социальной интеграции соседства.

Результаты: шкала одиночества

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

ТАБЛИЦА 3

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
Пересмотренная шкала UCLA Loneliness Scale ) α .91
Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b .48 *** .49 **
«Одинокий» пункт по шкале депрессии .49 *** .54 **
Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии . 20 *** . 24 **
Элемент «Наслаждалась жизнью» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
Трехпозиционная шкала одиночества
M 3,89 c 6,1 d
SD 1,34

Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, как показано в краткой форме Центра эпидемиологических исследований — Шкала депрессии (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog 1999) и средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что позволяет предположить, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

ТАБЛИЦА 4

Коэффициенты регрессии одиночества a по различным параметрам объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

Женат -.42 ***
Условия проживания
Женат, одинок
Женат, имеет детей −.11 *
Женат, с другими .14 ​​ *
Одинокий, один .47 ***
Одинокий, с детьми .50 ***
Одинокий, с другими .32 ***
Волонтеры 100 и более часов в год −15 ***
Оказывает помощь другим −.19 ***
Рейтинг безопасности района
Отлично
Очень хорошо −.10 **
Хорошо ,21 ***
Удовлетворительно .40 ***
Плохо .61 **

Исследование 2

Участники

Данные для Исследования 2 были собраны в первый год Чикагского исследования здравоохранения, старения и социального обеспечения Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой, а гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем выбранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сопоставимо с таковыми для других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года CHASRS составляет 229.

Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемы (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромны.

Процедуры

Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и сколько из этих людей они видели не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

Результаты: Шкала одиночества

Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из составляющих элементов шкалы из трех пунктов, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, которое изучило это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфа, полученному нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( п. <0,001).

Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она устойчива к двум различным модальностям интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

Обсуждение

Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основаны на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпунктная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту связь, основываясь на существующих исследованиях, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности с меньшей вероятностью будут удовлетворены адекватно. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди соответствующего возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в рамках этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствием дружеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальных институтах здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с самыми разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративными исследованиями, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

Благодарности

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и пенсионного обеспечения за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

Биография

Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

Footnotes

1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках Исследования здоровья и пенсионного обеспечения (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

3 Этот процент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего лица было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно проверены.

4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

Информация для авторов

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

Ссылки

  • Адамс Г.Р., Опеншоу Д.К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
  • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
  • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989. 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
  • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф., Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
  • Качиоппо Джон Т., Бернсон Гэри Дж., Шеридан Джон Дж., МакКлинток Марта К. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
  • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
  • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хокли Л.С., Браун Майкл У., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
  • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
  • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
  • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996. 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
  • Роу Джон У., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
  • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
  • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
  • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Uchino BN, Cacioppo JT, Kiecolt-Glaser JK. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
  • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
  • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
  • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

Краткая шкала измерения одиночества в больших опросах

Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC23

NIHMSID: NIHMS47842

Результаты двух популяционных исследований

Мэри Элизабет Хьюз

Университет Дьюка

Университет Дьюка

Линда Дж. Университет

Луиза К. Хокли

Чикагский университет

Джон Т. Качиоппо

Чикагский университет

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документируют взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

Люди — социальные животные

На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, корректировки поведения и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, она будет особенно важна в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связях между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночеством , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister and Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установках для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества в телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Метод и результаты

Исследование 1

Участники

Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 г. Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных групп респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

Процедуры

Мы начали с выбора элементов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтвердили превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтвердили существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

ТАБЛИЦА 1

Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

Шкала одиночества R-UCLA
Указания: Укажите, как часто вы чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
Заявление Никогда Редко Иногда Часто

1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
4. Я не чувствую себя одиноким. b 1 2 3 4
5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
6. У меня много общего с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
16. Есть люди, которые действительно меня понимают. b 1 2 3 4
17.Я недоволен тем, что так замкнут. 1 2 3 4
18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
Трехпозиционная шкала одиночества
Вступление и вопросы зачитываются респонденту .
Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
Вопрос Едва ли Иногда Часто

Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. В предварительных тестах респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 ( иногда ) и 3 ( часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

Затем мы задали вопрос о трехпозиционной шкале одиночества как части нашего модуля на 2002 HRS. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты по определению не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца показаны в первом столбце. 1

ТАБЛИЦА 2

Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г. a и первого года исследования Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений (CHASRS)

905 SD

2

2

2

2

15,6

HRS


ЧАСРС


Все


Возраст 50–67


Белый


Черный


Латиноамериканец


Все


Белый


Черный


Латиноамериканец


M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD
Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 58,2 4,3 58,2

3,7
Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0
Этническая принадлежность

9096

Белый 80,7 76,8 35.8
Черный 11,3 13,1
Испанец 6,4 8,2 28.8
Прочие 1,6 1,9
Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 3,2 12,2 3,1

96 900 Доход домохозяйства $)

61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 23,096 65,781 65,781 65,781 5496 65,781 58,340 45,342
Семейное положение

9096

Женат / сожитель 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53,1 53,1 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0
В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 17,5 14,6 25,9 34,9
Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 7,6
самообслуживания
Плохо 6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 2,5 1,5 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0
Хорошо 32,5 31,9 31,6 37,3 37,3 34,6 48,1 47,7
Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1
7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7
N 2,182 1,124 1,761 247 139 139 229 229 66

Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем вторую как грубую замену социальной интеграции соседства.

Результаты: шкала одиночества

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

ТАБЛИЦА 3

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
Пересмотренная шкала UCLA Loneliness Scale ) α .91
Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b .48 *** .49 **
«Одинокий» пункт по шкале депрессии .49 *** .54 **
Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии . 20 *** . 24 **
Элемент «Наслаждалась жизнью» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
Трехпозиционная шкала одиночества
M 3,89 c 6,1 d
SD 1,34

Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, как показано в краткой форме Центра эпидемиологических исследований — Шкала депрессии (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog 1999) и средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что позволяет предположить, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

ТАБЛИЦА 4

Коэффициенты регрессии одиночества a по различным параметрам объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

Женат -.42 ***
Условия проживания
Женат, одинок
Женат, имеет детей −.11 *
Женат, с другими .14 ​​ *
Одинокий, один .47 ***
Одинокий, с детьми .50 ***
Одинокий, с другими .32 ***
Волонтеры 100 и более часов в год −15 ***
Оказывает помощь другим −.19 ***
Рейтинг безопасности района
Отлично
Очень хорошо −.10 **
Хорошо ,21 ***
Удовлетворительно .40 ***
Плохо .61 **

Исследование 2

Участники

Данные для Исследования 2 были собраны в первый год Чикагского исследования здравоохранения, старения и социального обеспечения Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой, а гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем выбранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сопоставимо с таковыми для других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года CHASRS составляет 229.

Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемы (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромны.

Процедуры

Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и сколько из этих людей они видели не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

Результаты: Шкала одиночества

Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из составляющих элементов шкалы из трех пунктов, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, которое изучило это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфа, полученному нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( п. <0,001).

Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она устойчива к двум различным модальностям интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

Обсуждение

Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основаны на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпунктная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту связь, основываясь на существующих исследованиях, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности с меньшей вероятностью будут удовлетворены адекватно. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди соответствующего возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в рамках этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствием дружеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальных институтах здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с самыми разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративными исследованиями, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

Благодарности

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и пенсионного обеспечения за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

Биография

Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

Footnotes

1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках Исследования здоровья и пенсионного обеспечения (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

3 Этот процент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего лица было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно проверены.

4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

Информация для авторов

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

Ссылки

  • Адамс Г.Р., Опеншоу Д.К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
  • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
  • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989. 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
  • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф., Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
  • Качиоппо Джон Т., Бернсон Гэри Дж., Шеридан Джон Дж., МакКлинток Марта К. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
  • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
  • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хокли Л.С., Браун Майкл У., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
  • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
  • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
  • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996. 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
  • Роу Джон У., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
  • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
  • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
  • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Uchino BN, Cacioppo JT, Kiecolt-Glaser JK. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
  • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
  • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
  • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

Краткая шкала измерения одиночества в больших опросах

Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC23

NIHMSID: NIHMS47842

Результаты двух популяционных исследований

Мэри Элизабет Хьюз

Университет Дьюка

Университет Дьюка

Линда Дж. Университет

Луиза К. Хокли

Чикагский университет

Джон Т. Качиоппо

Чикагский университет

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документируют взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

Люди — социальные животные

На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, корректировки поведения и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, она будет особенно важна в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связях между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночеством , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister and Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установках для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества в телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Метод и результаты

Исследование 1

Участники

Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 г. Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных групп респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

Процедуры

Мы начали с выбора элементов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтвердили превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтвердили существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

ТАБЛИЦА 1

Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

Шкала одиночества R-UCLA
Указания: Укажите, как часто вы чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
Заявление Никогда Редко Иногда Часто

1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
4. Я не чувствую себя одиноким. b 1 2 3 4
5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
6. У меня много общего с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
16. Есть люди, которые действительно меня понимают. b 1 2 3 4
17.Я недоволен тем, что так замкнут. 1 2 3 4
18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
Трехпозиционная шкала одиночества
Вступление и вопросы зачитываются респонденту .
Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
Вопрос Едва ли Иногда Часто

Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. В предварительных тестах респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 ( иногда ) и 3 ( часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

Затем мы задали вопрос о трехпозиционной шкале одиночества как части нашего модуля на 2002 HRS. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты по определению не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца показаны в первом столбце. 1

ТАБЛИЦА 2

Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г. a и первого года исследования Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений (CHASRS)

905 SD

2

2

2

2

15,6

HRS


ЧАСРС


Все


Возраст 50–67


Белый


Черный


Латиноамериканец


Все


Белый


Черный


Латиноамериканец


M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD
Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 58,2 4,3 58,2

3,7
Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0
Этническая принадлежность

9096

Белый 80,7 76,8 35.8
Черный 11,3 13,1
Испанец 6,4 8,2 28.8
Прочие 1,6 1,9
Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 3,2 12,2 3,1

96 900 Доход домохозяйства $)

61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 23,096 65,781 65,781 65,781 5496 65,781 58,340 45,342
Семейное положение

9096

Женат / сожитель 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53,1 53,1 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0
В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 17,5 14,6 25,9 34,9
Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 7,6
самообслуживания
Плохо 6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 2,5 1,5 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0
Хорошо 32,5 31,9 31,6 37,3 37,3 34,6 48,1 47,7
Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1
7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7
N 2,182 1,124 1,761 247 139 139 229 229 66

Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем вторую как грубую замену социальной интеграции соседства.

Результаты: шкала одиночества

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

ТАБЛИЦА 3

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
Пересмотренная шкала UCLA Loneliness Scale ) α .91
Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b .48 *** .49 **
«Одинокий» пункт по шкале депрессии .49 *** .54 **
Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии . 20 *** . 24 **
Элемент «Наслаждалась жизнью» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
Трехпозиционная шкала одиночества
M 3,89 c 6,1 d
SD 1,34

Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, как показано в краткой форме Центра эпидемиологических исследований — Шкала депрессии (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog 1999) и средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что позволяет предположить, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

ТАБЛИЦА 4

Коэффициенты регрессии одиночества a по различным параметрам объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

Женат -.42 ***
Условия проживания
Женат, одинок
Женат, имеет детей −.11 *
Женат, с другими .14 ​​ *
Одинокий, один .47 ***
Одинокий, с детьми .50 ***
Одинокий, с другими .32 ***
Волонтеры 100 и более часов в год −15 ***
Оказывает помощь другим −.19 ***
Рейтинг безопасности района
Отлично
Очень хорошо −.10 **
Хорошо ,21 ***
Удовлетворительно .40 ***
Плохо .61 **

Исследование 2

Участники

Данные для Исследования 2 были собраны в первый год Чикагского исследования здравоохранения, старения и социального обеспечения Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой, а гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем выбранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сопоставимо с таковыми для других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года CHASRS составляет 229.

Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемы (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромны.

Процедуры

Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и сколько из этих людей они видели не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

Результаты: Шкала одиночества

Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из составляющих элементов шкалы из трех пунктов, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, которое изучило это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфа, полученному нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( п. <0,001).

Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она устойчива к двум различным модальностям интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

Обсуждение

Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основаны на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпунктная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту связь, основываясь на существующих исследованиях, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности с меньшей вероятностью будут удовлетворены адекватно. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди соответствующего возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в рамках этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствием дружеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальных институтах здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с самыми разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративными исследованиями, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

Благодарности

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и пенсионного обеспечения за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

Биография

Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

Footnotes

1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках Исследования здоровья и пенсионного обеспечения (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

3 Этот процент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего лица было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно проверены.

4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

Информация для авторов

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

Ссылки

  • Адамс Г.Р., Опеншоу Д.К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
  • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
  • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989. 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
  • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф., Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
  • Качиоппо Джон Т., Бернсон Гэри Дж., Шеридан Джон Дж., МакКлинток Марта К. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
  • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
  • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хокли Л.С., Браун Майкл У., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
  • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
  • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
  • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996. 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
  • Роу Джон У., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
  • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
  • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
  • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Uchino BN, Cacioppo JT, Kiecolt-Glaser JK. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
  • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
  • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
  • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

Краткая шкала измерения одиночества в больших опросах

Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC23

NIHMSID: NIHMS47842

Результаты двух популяционных исследований

Мэри Элизабет Хьюз

Университет Дьюка

Университет Дьюка

Линда Дж. Университет

Луиза К. Хокли

Чикагский университет

Джон Т. Качиоппо

Чикагский университет

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документируют взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

Люди — социальные животные

На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, корректировки поведения и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, она будет особенно важна в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связях между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночеством , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister and Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установках для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества в телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

Метод и результаты

Исследование 1

Участники

Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 г. Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных групп респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

Процедуры

Мы начали с выбора элементов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтвердили превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтвердили существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

ТАБЛИЦА 1

Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

Шкала одиночества R-UCLA
Указания: Укажите, как часто вы чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
Заявление Никогда Редко Иногда Часто

1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
4. Я не чувствую себя одиноким. b 1 2 3 4
5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
6. У меня много общего с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
16. Есть люди, которые действительно меня понимают. b 1 2 3 4
17.Я недоволен тем, что так замкнут. 1 2 3 4
18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
Трехпозиционная шкала одиночества
Вступление и вопросы зачитываются респонденту .
Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
Вопрос Едва ли Иногда Часто

Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. В предварительных тестах респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 ( иногда ) и 3 ( часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

Затем мы задали вопрос о трехпозиционной шкале одиночества как части нашего модуля на 2002 HRS. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты по определению не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца показаны в первом столбце. 1

ТАБЛИЦА 2

Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г. a и первого года исследования Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений (CHASRS)

905 SD

2

2

2

2

15,6

HRS


ЧАСРС


Все


Возраст 50–67


Белый


Черный


Латиноамериканец


Все


Белый


Черный


Латиноамериканец


M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD
Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 58,2 4,3 58,2

3,7
Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0
Этническая принадлежность

9096

Белый 80,7 76,8 35.8
Черный 11,3 13,1
Испанец 6,4 8,2 28.8
Прочие 1,6 1,9
Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 3,2 12,2 3,1

96 900 Доход домохозяйства $)

61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 23,096 65,781 65,781 65,781 5496 65,781 58,340 45,342
Семейное положение

9096

Женат / сожитель 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53,1 53,1 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0
В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 17,5 14,6 25,9 34,9
Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 7,6
самообслуживания
Плохо 6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 2,5 1,5 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0
Хорошо 32,5 31,9 31,6 37,3 37,3 34,6 48,1 47,7
Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1
7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7
N 2,182 1,124 1,761 247 139 139 229 229 66

Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем вторую как грубую замену социальной интеграции соседства.

Результаты: шкала одиночества

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

ТАБЛИЦА 3

Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
Пересмотренная шкала UCLA Loneliness Scale ) α .91
Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b .48 *** .49 **
«Одинокий» пункт по шкале депрессии .49 *** .54 **
Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии . 20 *** . 24 **
Элемент «Наслаждалась жизнью» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
Трехпозиционная шкала одиночества
M 3,89 c 6,1 d
SD 1,34

Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, как показано в краткой форме Центра эпидемиологических исследований — Шкала депрессии (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog 1999) и средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что позволяет предположить, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

ТАБЛИЦА 4

Коэффициенты регрессии одиночества a по различным параметрам объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

Женат -.42 ***
Условия проживания
Женат, одинок
Женат, имеет детей −.11 *
Женат, с другими .14 ​​ *
Одинокий, один .47 ***
Одинокий, с детьми .50 ***
Одинокий, с другими .32 ***
Волонтеры 100 и более часов в год −15 ***
Оказывает помощь другим −.19 ***
Рейтинг безопасности района
Отлично
Очень хорошо −.10 **
Хорошо ,21 ***
Удовлетворительно .40 ***
Плохо .61 **

Исследование 2

Участники

Данные для Исследования 2 были собраны в первый год Чикагского исследования здравоохранения, старения и социального обеспечения Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой, а гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем выбранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сопоставимо с таковыми для других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года CHASRS составляет 229.

Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемы (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромны.

Процедуры

Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и сколько из этих людей они видели не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

Результаты: Шкала одиночества

Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из составляющих элементов шкалы из трех пунктов, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, которое изучило это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфа, полученному нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( п. <0,001).

Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она устойчива к двум различным модальностям интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

Результаты: объективная и субъективная изоляция

Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

Обсуждение

Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основаны на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпунктная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту связь, основываясь на существующих исследованиях, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности с меньшей вероятностью будут удовлетворены адекватно. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди соответствующего возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в рамках этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствием дружеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальных институтах здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с самыми разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративными исследованиями, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

Благодарности

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и пенсионного обеспечения за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

Биография

Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

Footnotes

1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках Исследования здоровья и пенсионного обеспечения (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

3 Этот процент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего лица было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно проверены.

4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

Информация для авторов

Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

Ссылки

  • Адамс Г.Р., Опеншоу Д.К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
  • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
  • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989. 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
  • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
  • Беркман Лиза Ф., Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
  • Качиоппо Джон Т., Бернсон Гэри Дж., Шеридан Джон Дж., МакКлинток Марта К. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
  • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
  • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хокли Л.С., Браун Майкл У., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
  • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
  • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
  • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
  • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996. 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
  • Роу Джон У., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
  • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
  • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
  • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Uchino BN, Cacioppo JT, Kiecolt-Glaser JK. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
  • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
  • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
  • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

Измерение одиночества | Кампания по прекращению одиночества

В 2018 году после рекомендаций правительства УНС провело процесс анализа и консультаций по мерам по борьбе с одиночеством, в котором участвовала Кампания за прекращение одиночества.В результате они рекомендовали «золотой стандарт» измерения одиночества — использовать как прямые, так и косвенные меры одиночества, где это возможно.

Измерение одиночества как стандарт на местном уровне имеет жизненно важное значение для улучшения предоставления услуг в Великобритании, понимания одиночества и охвата самых изолированных одиноких людей. Начало измерения вашего влияния на одиночество может показаться небольшим изменением в политике, но приведет к улучшениям в оценках и практическим ежедневным попыткам уменьшить одиночество.Измерение одиночества также увеличит способность вашей службы обеспечить финансирование своей работы, поскольку спонсоры в значительной степени полагаются на подходы, основанные на фактах, и в то же время позволит уполномоченным местных властей установить, что меняет одиночество для людей в их сообществах.

Они рекомендуют четыре вопроса, чтобы охватить различные аспекты одиночества. Первые три вопроса взяты из трех пунктов шкалы одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA). Последний — прямой вопрос о том, как часто респондент чувствует себя одиноким, в настоящее время используется в Опросе общественной жизни.Использование шкалы UCLA гарантирует, что одиночество измеряется с помощью шкалы, которая была оценена как действительная и надежная, и единственный пункт позволяет респонденту сказать за себя, чувствует ли он себя одиноким, что дает представление о субъективном чувстве одиночества.

Рекомендуемые меры одиночества для взрослых
Меры Артикул Категории ответов
Трехпозиционная шкала UCLA
Одиночество
1.Как часто вы чувствуете, что
вам не хватает общения?
Почти никогда или никогда, Иногда
, Часто
2. Как часто вы чувствуете себя обделенным
?
Почти никогда или никогда, Иногда
, Часто
3. Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? Почти никогда или никогда, Иногда
, Часто
Прямая мера
одиночества
Как часто вы чувствуете себя одиноким? Часто / всегда, Иногда,
Иногда, почти никогда, никогда

Источник: Национальное статистическое управление

Причина, по которой мы задаем четыре вопроса вместе, заключается в том, что клеймо одиночества может означать, что люди недооценивают свои чувства, если их задают напрямую, а другие вопросы помогают нам понять другие аспекты, которые способствуют чувству одиночества человека.Чтобы лучше понять, чувствует ли кто-то себя одиноким, рекомендуется задать все четыре вопроса, однако, если у вас есть место только для одного вопроса, вы должны использовать четвертый вопрос: «Как часто вы чувствуете себя одиноким?»

В 2015 году The Campaign to End Loneliness опубликовала руководство по измерению одиночества и измерению влияния вашей услуги на уровень одиночества ее пользователей. В этом руководстве представлены три шкалы и способы их использования. Эти шкалы были опробованы в академических исследованиях.В дополнение к шкале UCLA и шкале одного пункта, используемой в национальном индикаторе, в руководстве по кампании также есть две другие шкалы: инструмент оценки кампании за прекращение одиночества и Шкала одиночества Де-Йонга Гирвальда из 6 пунктов.

Благодаря обширным исследованиям и консультациям мы разработали нашу собственную шкалу — инструмент «Кампания за прекращение одиночества», о котором вы можете прочитать в нашем руководстве по измерениям. Мы сохранили вопросы шкалы в позитивной формулировке, и они не делают явного упоминания об одиночестве, чтобы быть как можно более всеобъемлющими и широко полезными.Наша шкала основана на концептуализации одиночества как субъективного состояния, имеющего место, когда существует несоответствие между имеющимся у нас социальным контактом и желаемым социальным контактом.

Шкалу Де-Йонга Гервальда иногда предпочитают общенациональному показателю, потому что она разделяет разные типы одиночества: социальное и эмоциональное. По этой шкале из 6 пунктов сделано 3 утверждения об «эмоциональном одиночестве» и 3 — о «социальном одиночестве». (Социальное одиночество (SL) возникает, когда кому-то не хватает более широкой социальной сети, а эмоциональное одиночество (EL) возникает, когда вы пропускаете «интимные отношения».Сосредоточение внимания как на эмоциональном, так и на социальном одиночестве дает результаты, которые могут дать представление о том, почему кто-то может испытывать одиночество. Например, они одиноки из-за того, что им нравятся большие социальные сети, или из-за потери ключевых отношений?

Все шкалы, представленные и объясненные в нашем руководстве, задают разные вопросы, но дают одинаково точные результаты. Каждая шкала имеет свою собственную систему оценки и интерпретации, которую можно использовать вместе с вопросами или утверждениями для респондентов.В нашем руководстве мы четко объясняем, как эффективно использовать каждую шкалу.

Для дополнительной информации:

Измерение одиночества: руководство по использованию национальных показателей в исследованиях

https://www.ons.gov.uk/peoplepopulationandcommunity/wellbeing/methodologies/measuringlonelinessguidanceforиспользование национальных показателейконследует

Measuring loneliness: new guidance

Различение объективных и субъективных аспектов социальной изоляции и оценка их отношений с физическим и психическим здоровьем у пожилых людей в Италии | BMC Geriatrics

Психометрические свойства и CFA шкал

Шкала социальной отстраненности дала альфу Кронбаха.64 указывает на умеренную внутреннюю согласованность. Корреляция между заданиями и тестами превысила значение 0,27, что указывает на удовлетворительную надежность [40], за исключением пункта 6 и пункта 7. Шкала воспринимаемой изоляции достигла альфа Кронбаха 0,68 и корреляции между заданиями и тестами> 0,25. Шкала CES-D продемонстрировала приемлемую внутреннюю согласованность (α = 0,70) после исключения пункта 6 и пункта 10 и корреляции между заданием и тестом> 0,20. Внутренняя согласованность LSNS-6 составила 0,82, а корреляция между заданиями и тестами была>.41).

Согласно Cornwell & Waite [11], CFA по 8 пунктам социальной отстраненности проверяет ожидаемую двухфакторную структуру (т. Е. Размер сети — 5 пунктов — и социальная неактивность — 3 пункта). Модель показала χ 2 (19) = 53,59, p <0,0001. Хотя этот статистический показатель значительный, его следует использовать с осторожностью, поскольку он завышен из-за большого размера выборки. CFI = 0,93 и RMSEA = 0,07 (LO90 = 0,05; HI90 = 0,10) показали соответствие данных от умеренного до хорошего.См. Подробности на рис. 1.

Рис. 1

Анализ подтверждающих факторов для шкалы социальной несвязанности

Согласно Cornwell & Waite [16], два фактора оценивались с помощью CFA из 9 пунктов субъективной изоляции, то есть одиночества и отсутствия социальной поддержки. Анализ показал недостаточную степень согласия, χ2 (26) = 196,07, p <0,0001, CFI = 0,65, RMSEA = 0,15. Ошибки по 6 пунктам отсутствия социальной поддержки коррелировали два на два (т.е., ошибки пунктов о семье / или друзьях / или партнерах коррелировали друг с другом). Таким образом, была проведена вторая CFA с оценкой двух факторов: первый по 3 пунктам отсутствия социальной поддержки (со стороны семьи, друзей и партнера), рассчитанный как среднее значение исходных 6 пунктов, а второй фактор по трем пунктам одиночество. CFA показал хорошее соответствие данных, χ2 (8) = 12,31, p, = 0,14, CFI = 0,98 и RMSEA = 0,042, (LO90 = 0,000, HI90 = 0,08). См. Рис. 2 для получения подробной информации о втором CFA.

Рис. 2

Подтверждающий факторный анализ для шкалы воспринимаемой изоляции

LSNS-6 был проверен с помощью SEM, и появилась ожидаемая двухфакторная структура , χ2 (6) = 17,389, p = 0,006, CFI = 0,98, RMSEA = 0,06, (LO90 = 0,039, HI90 = 0,12). См. Подробности на рис. 3. По данным Lubben et al. [15], пороговое значение для социально изолированных людей выявило 25,2% участников с оценкой ниже 12.

Рис. 3

Подтверждающий факторный анализ для шкалы Люббена

Взаимосвязи между показателями

Три шкалы коррелировали друг с другом (см. Таблицу 2), как и ожидалось.Были выявлены и другие корреляции между социальной изолированностью и воспринимаемой изоляцией и депрессией (положительной), воспринимаемой изоляцией, физическим (отрицательным) и психическим здоровьем (отрицательно), LSNS-6 и депрессией (отрицательной). Физическое и психическое здоровье коррелировали друг с другом (положительно) и с депрессией (отрицательно). Возраст коррелирует с субъективной и объективной изоляцией и депрессией. Секс в значительной степени коррелировал с социальной разобщенностью, а также с физическим и психическим здоровьем. Социальная оторванность и воспринимаемая изоляция умеренно коррелировали друг с другом, воспринимаемая изоляция слабо коррелировала с LSNS-6, тогда как социальная оторванность сильно коррелировала с LSNS-6.

Таблица 2 Корреляция между показателями

В обоих HRA с физическим здоровьем в качестве результата секс был единственным значимым предиктором (t <- 3,66, p <0,0001), при этом у женщин было меньше физического здоровья, чем у мужчин ( β = −.25 для обеих моделей). Ни объективная изоляция, ни субъективная изоляция не были значимыми предикторами физического здоровья. Таблицы 3 и 4 показывают результаты HRA соответственно с психическим здоровьем и депрессивным настроением в качестве исходов.

Таблица 3 Неавтоматический иерархический регрессионный анализ с психическим здоровьем в качестве зависимой переменной Таблица 4 Неавтоматический иерархический регрессионный анализ с настроением в качестве зависимой переменной депрессия

Женщины и участники с высокими оценками воспринимаемой изоляции показали низкие оценки своего психического здоровья и высокие оценки депрессивного настроения.Возраст и отсутствие партнера были важными предикторами депрессивного настроения.

Было проверено, служит ли субъективная изоляция посредником между объективной изоляцией и здоровьем. Таблица 5 показывает результаты. Результаты подтвердили полную связь между объективной изоляцией, физическим здоровьем, психическим здоровьем и депрессией (когда рассматривался LSNS-6). Объективная изоляция была значимым предиктором субъективной изоляции, которая была связана с физическим и психическим здоровьем и депрессией.Также было частичное посредничество между социальной разобщенностью и депрессией. В этом случае социальная разобщенность была значимым предиктором как воспринимаемой изоляции, так и депрессии, а воспринимаемая изоляция предсказывала рост депрессии.

Таблица 5 Анализ посредничества между объективной изоляцией (X), результатами для здоровья (Y) при сдерживании субъективной изоляции (M)

Психическое здоровье и депрессия должны служить посредником между субъективной изоляцией и физическим здоровьем.Когда медиатором была депрессия, наблюдалось значительное влияние субъективной изоляции на депрессию (β = 3,56, SE = 0,40, p <0,001, LLCI = 1,95, ULCI = 4,22) и депрессия на физическое здоровье (β = - 0,07, SE = 0,02, p < 0,001, LLCI = -.09, ULCI = -.05). Когда воспринимаемое психическое здоровье было посредником, наблюдалось значительное влияние субъективной изоляции на психическое здоровье (β = -,37, SE = 0,04, p <0,001, LLCI = -,48 -,0003) и психическое здоровье. по физическому здоровью (β =.39, SE = 0,05, p <,001, LLCI = 0,30, ULCI = 0,51). В обоих анализах посредничества прямые эффекты не были значительными.

Результаты подтвердили умеренный эффект воспринимаемой изоляции на взаимосвязь между социальной разобщенностью и психическим здоровьем, F (3 301) = 7,89, p <0,001. Взаимодействие было значительным, t (301) = 2,71, P = 0,007, β = 0,40 (SE = 0,15), а также основной эффект воспринимаемой изоляции, t (301) = -4,26, p <.001, β = -,43 (SE = 0,10). Основной эффект социальной разобщенности был незначительным. Метод Джонсона-Неймара выявил две области значимости, определяемые нижней границей -30 и верхней границей 1,61. Как показано на рис.4, эта область подразумевает, что регресс психического здоровья на социальную оторванность значительный и отрицательный при значениях воспринимаемой изоляции менее -30 (что соответствует 104 из 306 участников, 34%), что незначительно отличается от ноль при значениях воспринимаемой изоляции между -.30 и 1,61, а также значимые и положительные при значениях воспринимаемой изоляции выше 1,60 (соответствует 5 участникам, 1,63%). Учитывая, что минимальное и максимальное значения воспринимаемой изоляции были -0,60 и 2,65, соответственно, как верхняя, так и нижняя области попадали в наблюдаемый диапазон воспринимаемой изоляции. Однако, учитывая тот факт, что только 1,63% участников имели значение воспринимаемой изоляции выше 1,60, следовательно, этот результат не будет интерпретироваться в дальнейшем. Нижняя граница области значимости (соответствует 34% участников) показала, что регрессия между социальной разобщенностью и психическим здоровьем является отрицательной, если значения воспринимаемой изоляции низкие.Другими словами, низкие значения социальной изолированности предсказывали высокое психическое здоровье, но под влиянием низкого уровня воспринимаемой изоляции.

Рис. 4

Исследование взаимодействия с техникой Джонсона-Неймара для предсказателя социальной разобщенности и воспринимаемого модератора изоляции

Результаты анализа модерации показали, что отношения между субъективной изоляцией и психическим здоровьем / депрессией не модерируются полом, t (302) = -,42, р. >.05, β = −,07 (SE = 0,17), религиозная помолвка, t (302) = — 1,88, p> 0,05, β = −,42 (SE = 0,22), семейное положение, t (302 ) = −.50, p> .05, β = −.09 (SE = .18), и образование, t (302) = −.11, p> .05, β = −.04 ( SE = 0,16).

Одиночество | психология | Британника

Одиночество , тревожное переживание, которое возникает, когда социальные отношения человека воспринимаются этим человеком как меньшие по количеству, и особенно по качеству, чем хотелось бы.Переживание одиночества очень субъективно; человек может быть один, не чувствуя себя одиноким, и может чувствовать себя одиноким даже с другими людьми. Психологи обычно считают одиночество стабильной чертой, а это означает, что у людей есть разные установки для чувства одиночества, и они колеблются вокруг этих установок в зависимости от обстоятельств своей жизни. Уровни одиночества людей обычно остаются более или менее постоянными в зрелом возрасте до 75–80 лет, когда они несколько возрастают.Длительное одиночество связано с депрессией, плохой социальной поддержкой, невротизмом и интроверсией. Исследования показали, что одиночество подвергает людей риску физических заболеваний и может способствовать сокращению продолжительности жизни.

Теории одиночества

Хотя одиночество всегда было частью человеческого существования, оно имеет относительно короткую историю как предмет психологического исследования. Теория привязанности, разработанная психиатром Джоном Боулби во второй половине 20 века, подчеркивает важность сильной эмоциональной связи между младенцем и опекуном; он является предшественником современных теорий одиночества.С этой точки зрения одиночество возникает, когда дети с незащищенными моделями привязанности ведут себя так, что их отвергают сверстники. Эти отказы мешают развитию социальных навыков и усиливают недоверие к другим людям, тем самым способствуя постоянному одиночеству.

Теория привязанности стала основой влиятельной психологической теории одиночества, разработанной социологом Робертом С. Вайсом. Вайс выделил шесть социальных потребностей, которые, если они не удовлетворены, вызывают чувство одиночества.Эти потребности — привязанность, социальная интеграция, забота, уверенность в собственной значимости, чувство надежного союза и руководство в стрессовых ситуациях. Согласно теории привязанности, Вайс утверждал, что дружба дополняет, но не заменяет близкие интимные отношения с партнером в предотвращении одиночества.

Другая теоретическая точка зрения, поведенческий подход, утверждает, что одиночество характеризуется личностными чертами, которые связаны с вредными моделями межличностного взаимодействия и, возможно, способствуют им.Например, одиночество коррелирует с социальной тревогой, социальным сдерживанием (застенчивостью), грустью, враждебностью, недоверием и низкой самооценкой — характеристиками, которые препятствуют способности взаимодействовать умелыми и полезными способами. Действительно, было показано, что одиноким людям трудно строить и поддерживать значимые отношения. Кроме того, они реже делятся информацией о себе со своими сверстниками, и это помогает объяснить, почему они сообщают об отсутствии близости с близкими друзьями.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Когнитивный подход к одиночеству основан на том факте, что одиночество характеризуется отчетливыми различиями в восприятии и атрибуции. Одинокие люди склонны к пессимистическому общему взгляду: они более негативны, чем люди, которым не одиноко в отношении людей, событий и обстоятельств своей жизни, и они склонны винить себя в том, что не могут достичь удовлетворительных социальных отношений.Кроме того, когнитивный подход в значительной степени учитывает привязанность и поведенческие точки зрения, объясняя, как (а) неспособность удовлетворить потребность в привязанности, социальной интеграции, заботе и других социальных потребностях приводит к воспринимаемым несоответствиям в отношениях, которые воспринимаются как одиночество, и (б) одиночество увековечивается посредством самоисполняющегося пророчества, в котором плохие социальные навыки приводят к неудовлетворительным личным отношениям, что, в свою очередь, приводит к негативной самоатрибуции, которая ведет к дальнейшей социальной изоляции и неудовлетворенности отношениями.

Связи и последствия одиночества

Как по практическим, так и по этическим причинам одиночеством трудно управлять в экспериментальных условиях. Это стало проблемой для исследователей, пытающихся провести различие между причинами и последствиями одиночества. В одном эксперименте для преодоления этого препятствия использовалось гипнотическое внушение: очень гипнотизируемых людей просили вспомнить время, когда они чувствовали себя одинокими, а затем, после того, как они вернулись из этого гипнотического состояния, вспомнить время, когда они чувствовали сильную социальную связь.Находясь в этих состояниях социальной разобщенности и связи, участники выполнили ряд психосоциальных мер. Когда участников заставляли чувствовать себя одинокими, они получали более высокие баллы по показателям застенчивости, негативного настроения, гнева, беспокойства и страха негативной оценки и ниже по критериям социальных навыков, оптимизма, позитивного настроения, социальной поддержки и самооценки. И наоборот, когда людей заставляли чувствовать, что их интимные, взаимоотношения и коллективные социальные потребности удовлетворяются, их диспозиции, как правило, были более позитивными и заинтересованными.

Негативные социальные ожидания одиноких людей, как правило, вызывают у других поведение, соответствующее этим ожиданиям. Это усиливает ожидания одиноких людей и увеличивает вероятность того, что они будут вести себя таким образом, чтобы оттолкнуть людей, которые могли бы удовлетворить их социальные потребности. Это было продемонстрировано в экспериментальных исследованиях, в которых предполагаемые социальные угрозы (например, конкуренция, предательство) заставляют одиноких людей реагировать более быстро и интенсивно недоверием, враждебностью и нетерпимостью.

Негативная линза самозащиты, через которую одинокие люди смотрят на свой социальный мир, также влияет на то, как они интерпретируют стрессовые обстоятельства и справляются с ними. Одинокие люди с большей вероятностью будут отвлекаться от факторов стресса или уйти от них, тогда как люди, которые не одиноки, с большей вероятностью будут активно справляться (например, решать проблемы) и искать материальную и эмоциональную поддержку от других. Избавление от стрессовых обстоятельств в определенных случаях является разумным, но, если применять его к повседневным хлопотам, это может привести к накоплению стресса, который становится все более утомительным и угнетающим.Повышенный стресс может быть, по крайней мере, частично ответственным за риск психических и физических заболеваний у одиноких людей. Например, одиночество связано с повышенным уровнем гормонов стресса, плохим иммунным функционированием и опасными для здоровья изменениями в сердечно-сосудистой системе.

Индивидуальные различия в одиночестве обычно измеряются с помощью вопросников, разработанных для этой цели. Чаще всего используется шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, впервые разработанная Дэниелом Расселом и его коллегами в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.Ответы на 20 пунктов этой шкалы дают общую оценку одиночества в диапазоне от низкого до высокого уровня одиночества. Другие шкалы одиночества были разработаны для измерения различных измерений одиночества (например, социального и эмоционального одиночества).

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *