Разное

Отвержение психология: Я никому не доверяю: что такое травма отвержения и как от нее избавиться

Содержание

Я никому не доверяю: что такое травма отвержения и как от нее избавиться

Эмоциональная холодность родителей травмирует ребенка. Во взрослой жизни эта травма мешает человеку выстраивать близкие отношения с другими. Люди с травмой отвержения рассказали «Снобу», через что им пришлось пройти в детстве и как их недоверие к миру портит им жизнь, а психологи — как прожить негативные чувства, простить родителей и научиться любить, чтобы исцелиться.

«Я не умею выстраивать здоровые отношения с людьми»: Анна, 31 год

Мой папа — невротичный и жесткий, а мама — замкнутая и эмоционально холодная. У них обоих были сложные отношения со своими родителями. Папу родители тиранили и унижали лет до 20. Мама вообще не знала ласки и любви: ее родители пили и дрались, мать била. Когда маме было восемь лет, ее мать зарезали в пьяной драке. Дедушка женился, и мачеха тоже била маму. Потом мама долгое время жила у своих теток и была предоставлена сама себе.
Я росла под гиперконтролем. Папа бил меня в наказание за проступки, а мама никогда не заступалась. Пару раз я убегала из дома, потом возвращалась и получала еще. Я старалась быть хорошей девочкой, пока в какой-то момент мне не стало безразлично, накажут или нет. Я просто делала то, что считала нужным, и получала за это. Меня это не останавливало. Став взрослой, я съехала от родителей. Они чуть-чуть переросли свои собственные травмы, и на расстоянии я получала от них больше тепла.
В моей душе по-прежнему жила боль и обида на родителей, но со временем эти чувства вытеснились: всякий раз, когда меня отвергали или критиковали, я понимала, что мне должно быть неприятно, но ничего не чувствовала. Два с половиной года назад у меня начались панические атаки, и я пошла к психологу. Мы стали углубляться в мое прошлое и прорабатывать травмы. По заданию психолога я решила поговорить с родителями. Не помню точно, как начала разговор. Сказала, что отношения у нас были непростыми и мне крайне важно услышать от них, что они меня любят. Родители сказали это, поплакали чуть-чуть. На время мне полегчало: месяц-два я ходила радостная, а потом все вернулось на круги своя. Обида никуда не ушла. Сейчас я почти не общаюсь с родителями: время от времени звоню маме, но давно уже не приезжаю в родительский дом.
Я не умею выстраивать нормальные здоровые отношения с людьми. Меня пугает их теплое отношение ко мне. Никому не доверяю, думаю, что меня хотят обмануть или просто обращаются со мной хорошо из вежливости, и я так же вежливо держу дистанцию, никому ничего не рассказывая о себе. Я перестала говорить о своих чувствах с мужем, потому что это бесполезно. Любой брак, на мой взгляд, обречен на угасание в нем любви и нежности. Я разочаровалась в отношениях и не ищу их. Когда недавно влюбилась, просто отогнала чувства как ненужные, понимая, что все закончится и мне будет больно. Пусть лучше мне будет больно сейчас, чем потом, когда все зайдет слишком далеко.

Сейчас у меня переходный период: заново учусь открываться и доверять людям, но это дается мне очень тяжело. За травмой отвержения лежит глубокий дефицит любви, но без проживания эмоций, которые сопровождали эту травму, невозможно исцелиться. Это не избавление, но новый опыт. И я в процессе.

Ирина Кутянова, психолог семейного центра «Печатники»:

В истории Анны четко прослеживается негативный семейный сценарий, когда жестокое обращение и отсутствие любви повторяется из поколения в поколение. Эмоционально холодная мать не дает достаточно тепла и любви своему ребенку, и у него уже во взрослой жизни в каких-то стрессовых ситуациях (ссора с партнером, критика коллег и т. д.) активизируется травма отвержения. Постепенно человек приходит к выводу: «Это не я вам не нужен, это вы мне не нужны». Он, боясь боли и разочарований, пресекает на корню позитивные чувства к другим людям и не верит в искренность таких чувств по отношению к себе.

Хотя Анна понимает, что ее родителей просто не научили любить их собственные родители и они растили ее как могли, она не может их простить, а значит, и освободиться. Нужно прожить свои негативные эмоции по отношению к родителям, принять часть их опыта и закрыть ситуацию для себя. Это можно сделать как в группе, так и одному, под наблюдением специалиста, используя, например, технику «пустого стула». Нужно представить, что перед вами на стуле сидит человек, который вас обидел, и высказать ему все свои обиды. Потом сесть на стул и ответить на эти обиды с позиции оппонента, отыграв его роль. Таким образом реконструируется диалог и отрабатываются самые глубокие и табуированные чувства.

Часто из-за зашкаливающих эмоций человеку бывает сложно выразить свои мысли. В этом случае можно прописать все свои обиды в письме (его даже не нужно отправлять). Важно, чтобы письмо заканчивалось прощением. Обида, даже справедливая, разрушает того, кто обижается. Непроработанные негативные чувства, которые человек копит в себе и не хочет отпускать, могут перерасти в психосоматические заболевания. Стремясь к прощению, человек должен думать в первую очередь о себе и своем здоровье.

Человек с травмой отвержения не умеет любить. Для того чтобы разморозить это чувство и культивировать его в себе, нужно бескорыстно делать добрые дела. Начать можно с малого: например, сказать доброе слово прохожему, помочь пожилой соседке донести тяжелую сумку. Можно устроиться волонтером в приют. Когда человек делает что-то бескорыстно и получает взамен искреннюю благодарность и положительные эмоции, он постепенно учится любить и наполняет себя этой любовью.

«Я всегда боюсь, что меня прогонят и назовут никчемной»: Ольга, 35 лет

Я с детства ощущала свою ненужность и неважность. Приходя с работы, отец сразу уходил со мной гулять. Мать потом рассказывала, что я часто плакала, кричала и мешала его родственникам, у которых мы жили, и потому он много со мной гулял. Я росла очень активным ребенком, всегда собирала вокруг себя детей из ближайших дворов. В четыре года на меня уже оставляли младшую сестру. При этом я постоянно слышала от родителей: «не мешай», «будь тише», «отойди» или «займись уже чем-нибудь». Лет в пять в качестве наказания за какой-то проступок родители пригрозили отдать меня в детдом. Вечером отец надел на меня шубку и сказал: «У нас есть другая девочка, а такая нам не нужна. Мы отдадим тебя в детский дом». Мать сидела рядом с младшей сестрой в подтверждение его слов. Я сильно испугалась, попросила прощения и пообещала быть хорошей и послушной.
В школе я была активной и участвовала во всем, в чем только можно, до того момента, пока там не ввели экспериментальную учебную программу. Я училась в шестом классе, и учителя решили, что наш класс не справится, посчитали его отстающим. Это ударило по самолюбию моей матери, и она перевела меня в другой класс. Новые одноклассники меня не приняли: пару лет они напоминали, что я из отстающего класса и там мне и место, хотя у меня была нормальная успеваемость. Тогда же меня отвергли и бывшие одноклассники. Кто-то из них меня спросил, почему я перешла в другой класс. Я ответила то же, что говорили учителя: «Класс слабый, с программой не справится» — и они от меня отвернулись. Я осталась одна, без друзей. Мне очень хотелось общения, и я старалась всячески его заслужить. Я подстраивалась под других: с сильно умными корчила из себя зубрилу, с оторвами была оторвой. Если получалось с кем-то подружиться, вела себя так, как удобно этому человеку, боясь вновь остаться в одиночестве.
Поддержки от родителей не было — мои чувства никогда их не волновали. Они ни разу не сказали, что меня любят, ни разу не обняли. В моей семье вообще не принято было говорить о чувствах. Я должна была только приносить хорошие оценки и ни о чем другом не думать. При этом мне всегда внушали, что я ничего не умею, не могу, ни на что не способна. Мать говорила, что я никому не буду нужна и меня никто не будет любить. Ей часто говорили, что такую энергичную девочку надо отдать, например, на танцы (я была не против, но кого интересовали мои желания?), но она воспринимала это иначе: ее учат, как обуздать ребенка, которого слишком много, поэтому я должна стать незаметной. Матери всегда было стыдно за меня, а эти разговоры обо мне ей были невыносимы. Если вдруг ей рассказывали обо мне что-то плохое или я делала что-то, что ей не понравилось (а ей не нравилось 95% того, что я делаю), она говорила, что лучше бы убила меня еще в утробе и что проклинает день моего рождения. Зачастую это сопровождалось побоями, наказаниями (например, месяц без прогулок) и длительным игнором. Отец не вмешивался и не защищал меня. Он всегда говорил, чтобы я терпела и вела себя тише. Через какое-то время родители разошлись, и отца в моей жизни почти не стало. Однажды, когда мать меня довела, я спросила: «Ты вообще меня хотела?» Она рассмеялась и ответила: «Нет. Мы с твоим отцом просто трахались под забором».
Во взрослой жизни все это вылилось в то, что мне очень трудно вступать в отношения с людьми — это касается и работы, и дружбы, и личных отношений. Я ищу того, кто меня полюбит и примет, и всегда боюсь, что меня прогонят, скажут, что я никчемная. Я жду оценки, подтверждения, что мне можно быть / жить, что мне скажут: «Ты нужна, ты не мешаешь, ты меня устраиваешь». Я всегда думаю, что делаю недостаточно много или недостаточно хорошо. Раньше я вообще не могла брать и требовать свое, вступать в конфликт. Мне страшно было высказывать свое мнение, потому что в детстве я слышала от матери: «Кто ты такая? Ты должна слушать других, которые важнее, умнее и лучше». Я долго могла терпеть недовольство, а потом оно выливалось в истерики.
Раньше я велась на любого мужчину, который на меня посмотрит, и мной пользовались. Однажды в попытке сбежать от матери я чуть не вышла замуж. Мы с этим мужчиной постоянно ругались, как это обычно бывает в созависимых парах. Он выпивал. По стечению обстоятельств свадьбу пришлось отменить. В конце концов мы, к счастью, расстались. Теперь я просто избегаю отношений.
Сейчас я живу с матерью, но мы не общаемся. Отец не звонит. Раз в полгода я забегаю к нему на пять минут на чай. Особо не разговариваем: ему не нужны подробности моей жизни, а я постепенно перестаю искать его заботы и защиты.
Человек, в жизни которого было много абьюза, долго верит в свою ненужность и никчемность. Но когда я решила работать над этим, стала встречать людей, которые показали мне, что я им нужна и не мешаю, и один из них привел меня к психологу. Сейчас, кроме психотерапии, я занимаюсь духовными практиками и получаю психологическое образование. Иллюзии, что я навсегда избавлюсь от травмы отвержения, у меня нет. Она слишком глубоко во мне и, думаю, случилась еще в перинатальном периоде. Меня радует, что я могу ее отследить, знаю, как она проявляется. Я научилась с ней жить и давать людям право выбирать не меня и не принимать это на свой счет. Научилась говорить самой себе: «Я всегда с тобой, я тебя люблю, ты мне нужна, ты — самое дорогое, что у меня есть, и я тебя не брошу».

Елена Шохина, психолог семейного центра «Зеленоград»:

Отвержение проявляется в нечувствительности родителя к эмоциональным потребностям ребенка. Оно может быть явным, как в истории Ольги, или скрытым. Часто отвержение передается из поколения в поколение как форма взаимодействия. Например, в послевоенные годы родителям некогда было говорить детям, что они нужны и любимы. Повзрослев, дети воспринимали это как норму и бессознательно относились так же к своим детям.
История Ольги очень травматична — ее отвергли оба родителя: мать была более агрессивна, использовала физическое и эмоциональное насилие, отец же предпочитал не вмешиваться. Что сильнее сказалось на Ольге — еще вопрос, потому что девочка берет поведение отца за образец мужского отношения с себе. Возможно, Ольга будет искать мужчину или уже пыталась строить отношения с мужчиной, который игнорировал ее, как и отец.
Отец и мать Ольги подпитывали распространенный детский страх быть не любимым родителями ребенком, угрожая сдать ее в детдом. И у нее сформировался защитный механизм: «Если я не нужна миру такая, какая есть, я буду такой, какой меня хотят видеть другие». Это поведение жертвы. То есть травма расщепила детскую личность. Задача психолога эту личность собрать: помочь той маленькой Оле с ее желаниями и потребностями вырасти — прожить свои желания и стать опорой самой себе.
Помимо отвержения, Ольга столкнулась еще и с парентификацией — ситуацией, когда родители вынуждают ребенка рано взрослеть и перекладывают на него свои обязанности. Вообще, четыре-пять лет — знаковый возраст для формирования детской психики и дальнейшей судьбы человека. Благоприятная семейная система способна раскрыть потенциал ребенка и стать хорошим трамплином в жизни, неблагоприятная — искалечить.
Самостоятельно проработать такую травму практически невозможно. Одна из функций родителя — дать ребенку базовое доверие к миру, ощущение, что он любим и у него все получится. Лишенный этого ребенок, повзрослев, не знает, на что способен и что может. Поэтому тут потребуется долгая и кропотливая работа с психологом. Его задача — помочь взрослому человеку принять все, что было в его детстве, и отпустить обиду, которая сжигает колоссальное количество внутренней энергии и не дает человеку двигаться дальше. Психолог также поможет человеку выразить свои агрессивные эмоции. Когда ребенку было обидно и страшно, он не мог высказать это родителям. Но сейчас, став взрослым, он не только может, но и должен выплеснуть эмоции, которые разрушают его изнутри, а потом сказать своему внутреннему ребенку: «Что бы ни случилось, я с тобой. Я тебя люблю и всегда поддержу». Что и делает Ольга.

«Раньше я ставила мать выше себя, мужа и детей»: Анна, 34 года

Мама растила меня одна. Будучи беременной мной, она психанула и ушла от моего отца, а он не стал ее возвращать. Его мать быстро нашла ему молодую невесту и убедила, что я «нагулянная». Я родилась в июле, а отец женился в октябре того же года.
У мамы было много подруг, которые часто приходили в гости. Я всегда радовалась толпе народа в доме, мне очень нравилось общаться с людьми — могла заболтать любого. Я была очень активным ребенком. Мать внушала мне, что я нерадивая, неуклюжая, неаккуратная и невнимательная. Она постоянно ставила мне в пример мою двоюродную сестру. Например, что она аккуратно носит вещи, а на мне вещи буквально горят, я их быстро снашиваю. Случались черные дни, когда я делала что-то не по нраву матери: огрызнулась в ответ на ее критику или что-то сломала. Она меня никогда не била, но орала так, что стены тряслись. Иногда угрожала сдать меня в детдом или говорила, что она заболеет от моего поведения и я точно туда попаду. Если в этот момент ей звонил кто-то из подруг или приходили гости, она сразу меняла тон и становилась радостная. Я надеялась, что она отошла, но, когда мы оставались вдвоем, мама обычно снова разговаривала со мной сквозь зубы в приказном тоне, жестко и твердо, или могла долго меня игнорировать и молчать. Я пыталась разрулить ситуацию, угодить маме, но все было бесполезно. В подростковом возрасте мне даже домой идти не хотелось в такие дни. Но я боялась за ее здоровье, боялась потерять ее и потому не заставляла ее беспокоиться и всегда возвращалась. (До сих пор, если куда-то еду, надо ей отзвониться, что доехала, даже если к доктору или на работу. ) Мама меня сильно опекала, а у меня был страх, что только вдвоем мы выживем, хотя мамины родственники, к которым мы часто ездили, нас любили и принимали. При этом я никогда не сомневалась в том, что мама любит меня. Не помню, чтобы она говорила об этом прямо, но я знала, что любит.
В школе у меня были сложные отношения с классом. Я не хотела быть изгоем, но и подстраиваться под лидеров тоже не собиралась, поэтому болталась в одиночестве, беря под крыло новеньких, чтобы не быть одной. У меня была одна подруга, которая все десять лет школы портила мне жизнь. Я боялась оставаться одна и долго с ней общалась, пока классе в седьмом она меня не подставила. Тогда я поняла, что мир жесток и доверять никому нельзя. С тех пор я никому не доверяю и всех подозреваю. Не доверяю даже мужу. Если он уйдет к другой, это станет ударом, я буду раздавлена, но не удивлюсь. Было время, когда я подстраивалась под людей, сейчас стала прямее. За это качество многие меня ценят.

Года четыре назад я начала психологически сепарироваться от матери, с которой продолжаю жить под одной крышей. Только к 30 годам я поняла, что считать свою мать важнее мужа, детей и себя — ненормально. Раньше я готова была горы свернуть ради ее хорошего настроения. Как раз тогда у матери начался открытый конфликт с моим мужем. Она перевернула все факты в свою пользу, и я стала задумываться. У меня был довольно долгий период злости на мать. Я винила ее во всем, даже страшно было, что я могу так плохо о ней думать. Чувство вины за эти мысли сменялось еще большей озлобленностью за то, что я запрещала себе так думать. Я прочитала много статей про сепарирование, видела картинки из своей жизни и снова злилась на мать. Потом спустя какое-то время вдруг поняла, что она на тот момент давала мне все, что у нее было, и вела себя со мной так не со зла. Просто она растила меня одна, и у нее не было времени погружаться в психологию. У меня получилось посмотреть на наши отношения со стороны.
Позже я посмотрела уже на себя в роли матери, проанализировала свои ошибки. Узнала, что у меня, как и у моих детей, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Мне стало проще принимать свои несовершенства и не ругать детей за те же проявления СДВГ. Они так же, как и я когда-то, что-то роняют, проливают или разбивают, легко отвлекаются и не замечают течения времени. Я рада, что мои дети твердо знают, чего хотят, и не боятся говорить, что думают. Я не пытаюсь манипулировать ими, игнорируя, ругаюсь и злюсь минут пять-десять, потом мы миримся. Я научилась слушать себя: если на сердце камень, значит, я делаю что-то не то и надо остановиться. Я не считаю себя идеальной матерью, знаю, что мои дети найдут на что пожаловаться своим психологам. Но для меня главное, что я делаю все возможное и честна перед ними.
После проработки своей травмы я поняла, что все люди разные и они не обязаны соответствовать моим ожиданиям. Я просто отделила маму от себя: вот тут моя реакция и мои ощущения, а там — мамины. Я не имею права запретить ей реагировать так, как она хочет. Она взрослый человек и сама ответственна за себя. Я же буду отвечать за себя и своих детей. Мама в возрасте и уже не может поменять привычные паттерны поведения, поэтому лавировать приходится мне. С ней сложно, конечно. Она растеряла всех подруг и требует от меня погружения в ее проблемы, чтобы я общалась только с ней. Она и сейчас манипулирует мной, лишая меня общения. Если раньше я пыталась угодить, наладить отношения, то сейчас позволяю ей насладиться тем, что она сама для себя создала. Теперь она первая возвращается к контакту со мной, и эти ее выпады случаются все реже.

Зульфия Исмагулова, психолог семейного центра «Отрадное»:

Травма отвержения чаще формируется до шестилетнего возраста, исключения случаются редко. В некоторых случаях — даже когда ребенок еще находится в утробе матери: например, когда мать думает об аборте. Чем раньше эта травма сформировалась, тем сложнее ее исцелить. Некоторые люди имеют внутреннюю предрасположенность к этой травме — в зависимости от темперамента, генетики и прохождения внутриутробного периода. Наличие или отсутствие этой предрасположенности можно узнать, пройдя «опросник отверженности».
Признаки травмы отвержения — недоверие к миру, страх близости, недовольство собой, отрицание своих потребностей и собственной значимости, чувство неполноценности, стертые личные границы, неспособность отстоять свое мнение, чувство стыда, внутриличностные конфликты и боязнь сепарации от родителей.
Задача родителей — удовлетворить потребность своего ребенка в безопасности, привязанности и близости. Ведь от этого будет зависеть отношение ребенка к миру. Отец покинул Анну. Ее мать была эмоционально нестабильна, тревожна и непредсказуема. Анна не знала, чего ей ожидать от матери, а значит, и от мира, потому что мир ребенка — его родители. В семье у ребенка формируются некие убеждения. Анна с детства была убеждена, что она нерадивая, что может выжить только в слиянии с матерью, что миру доверять нельзя.
Травма отвержения включается обычно только для значимого человека, которого страшно потерять. «Если я буду в близких отношениях, человек узнает меня настоящую и я ему не понравлюсь. Поэтому я буду избегать близких отношений или буду выбирать мужчин, которым не нужны серьезные отношения». Наша психика всегда стремится к стабильности, для нее такая схема проще. Психолог поможет изменить ее в безопасных условиях, как здоровый взрослый, которому можно раскрыться, не боясь, что тебя бросят.
Травмированный ребенок отвергает ту часть себя, которую не признают родители. Чтобы вернуть целостность, необходимо эмоционально сепарироваться от родителя, что и сделала Анна. Некоторые люди считают, что сепарироваться — значит высказать родителям, какие они были плохие, и сбежать от них. Но речь идет именно об эмоциональной сепарации, когда нужно разобраться, где свои чувства, а где чужие, и разграничить их. Тут советую почитать книги психологов Линдси Гибсон «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей» и Джеффри Янга «Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье».
Анна поняла и приняла, что ее мать не переделать. Многие в процессе терапии начинают переносить свои чувства на родителей: «Почему вы ко мне так относились?» Но тут важно не «почему», а «как я сам буду относиться к поведению родителей». Обычно процесс сепарации сопровождается злостью и чувством вины, которые также надо проработать и отпустить. Анна, надо отдать ей должное, провела большую работу по сепарации и самопринятию и позволила себе быть неидеальной.

Белая ворона или травма отвержения — Психолог Татьяна Панова

Если ребенок не получает от родителей любви, заботы и принятия, он успокаивает себя мыслями, что сейчас он все стерпит, а в будущем будет жить и чувствовать себя гораздо лучше. Эта установка сохраняется с ним на всю жизнь. Он уже вырос, но не может свыкнуться с неудовлетворительной реальностью, цепляется за недостижимую мечту. У него не получается построить семью, карьеру, почувствовать себя счастливым. Все это называют последствиями травмы отвержения.

     Травма отвержения в психологии

Отвержение – неприятие чего-либо. «Отверженные» ощущают себя нелюбимыми, недостойными, неполноценными. Часто люди, совершившие суицид, были отвергнуты обществом. Отвержение может быть явным или скрытым. Вне зависимости от формы, переживания самого индивида будут аналогичным. Разница лишь в том, что в первом случае человек понимает, чем «заслужил» такое отношение, а во втором не рефлексирует происходящее.

     Причины

Природа сделала заботу взрослого основой выживания ребенка. Если среда неблагоприятная, ребенок старается адаптировать к ней. Он пытается чувствовать себя защищенным в опасной ситуации, любить тех, кому на него все равно, быть спокойным при непредсказуемых обстоятельствах. Он будет стремиться сохранить отношения с матерью, даже если для этого ему придется забыть о собственных желаниях. Причина – подсознательная тревога, что иначе он погибнет.
Травмирующий опыт в детстве позже перерастает в незрелую психику, неразвитые психологические щиты. Он переходит в сферу бессознательного, при этом влияя на каждое действие. Чем сильнее травма, тем глубже переживания «прячутся». Последствия – беспомощность, страх, утрата доверия и чувства безопасности. Однако стоит упомянуть, что травма не всегда идет из раннего детства. Иногда она возникает в пубертате, когда подростка ранят сверстники.


 Больше интересных статей и прямая связь со мной — ответы на ваши вопросы — в моем ИНСТАГРАМ! Переходите по ссылке и подписывайтесь.


     Признаки

Если в детстве родители обманули ожидания ребенка, в дальнейшем он будет ожидать предательства от всех окружающих людей. Он сам начнет их отталкивать, чтобы уберечь себя от возможных переживаний. Возможны следующие проявления:
• Установка «никому нельзя доверять». После предательства самых близких людей – родителей, пострадавшему кажется абсурдным полагаться на кого-то еще, ведь они тоже подведут.
Закрытость. Он не может расслабиться в компании, тщательно следит за своим поведением.
Постройка «стен». Травмированный запрещает себе эмоции. Также он перестает их воспринимать. Друзья считают его неотзывчивым.
Неадекватная реакция на опасность. В ситуации, которую отверженный считают угрожающей, он цепенеет.
Беспомощность. Он может цепляться за другого человека, считая, что без него жизнь будет разрушена.
• И все же важнейший признак в том, что главный страх отверженного – повторное отвержение.

     Последствия травмы отвержения у взрослых

Из-за травмы отвержения у человека вырабатываются определенные поведенческие «шаблоны» на каждый случай. Например, он будет всячески избегать конфликта, идти на уступки, а если ссора все-таки произошла – вести себя крайне сдержанно, так как ему важно, чтоб у окружающих было о нем хорошее мнение. Он хочет, чтобы все любили его и принимали. При этом он может всячески отводить от этого внимание, по возможности демонстрируя, что чужое мнение ему безразлично.
Можно сказать, что отверженные постоянно носят «маску». Они страдают от внутренней боли, но не позволяют кому-то приблизиться и принести утешение. Чаще всего они намеренно отталкивают окружающих холодностью, безразличием или даже легкой грубостью.
Можно привести следующий пример. Девочка дошкольного возраста испытывает ненужность, одиночество. Она пытается обратить на себя внимание, хочет почувствовать себя значимой. Однако мама считает, что дочь капризничает. Девочка продолжает вести себя не так, как другие дети, но теперь становится отчужденной и скрытной. Мама снова недовольна и совсем перестает проводить с ней время. Никакие попытки ребенка исправить ситуацию ни к чему не приводят. Травма отчуждения закрепляется. Девочка ищет причины в себе, формируются комплексы, она считает, что никто ее не полюбит. Она становится женщиной, но поведение практически не меняется. Она приходит в коллектив и старается понравиться всем. Она будет избегать тех, кто может ее отвергнуть или уже отверг. В любой мелочи, например, неудовлетворительно прошедшей беседе, она будет винить себя, но отдаляться от собеседника. Она считает себя непривлекательной для мужчин и ничего не предпринимает, она смирилась с этой мыслью.
Часто отверженный игнорирует собственные желания и живет с одной целью – понравиться каждому. Он полностью подавляет свою индивидуальность, думая, его настоящие эмоции оттолкнут окружающих. Также у пострадавших замечают:
Внутренний мазохизм. Речь идет о самоотвержении. Пострадавший внушает себе чувство никчемности.
Конфлюэнтность. Под этом словом подразумевают неверно выставленные границы. Отверженный теряет себя и «сливается» с другим человеком.
Несамостоятельность. Одиночество для него небезопасно. Более того, в отношениях он принимает пассивную зависимую позицию.
Внутренние конфликты. Отчаянные попытки создать нормальные условия для выживания иногда сменяются краткими периодами душевного равновесия.
Обида на родителей. Пострадавший – ничтожный, его родитель – великий. Из-за этого отверженный начинает злиться на родителей, но подавляет это чувство.
Отрицание успехов. Пострадавший настолько привык чувствовать себя никчемным, что отказывает каким-то образом возвышать себя даже за счет реальных заслуг.
Стыд. Отверженный считает, что он неполноценный, дефективный, и ему стыдно за это.

Взрослая жизнь ранее отвергнутого ребенка – непрекращающиеся попытки исчезнуть, стать незаметным, бессилие. Конечно, ни о каком счастье и успехе речи нет. Жизнь отвергнутого сводится к банальному выживанию. С годами он все больше принижает себя, считает недостойным любви и заботы, худшим человеком из всех. Такого человека действительно начинают отвергать окружающие. Из-за он убеждается в своей правоте.

     Терапия для взрослых

Работа с психологом проводится систематически в одно и то же время, в одном и том же месте. Клиент должен чувствовать себя комфортно. Путь выздоровления будет длительным.
Врач должен быть надежным человеком, которые верит в своего клиента. От него требуется большой запас душевных ресурсов. Его цель – принятие отверженным травмирующих событий.
Пострадавшим редко помогают беседы о том, что жизнь измениться, если полюбить себя и начать брать ответственность. Если психотерапевт подобрал неправильный подход, состояние пациента может ухудшиться, ведь он решит, что дело в нем, и уже ничего ему не поможет.
Травму отчуждения лечат комплексно. Отверженный должен осознать свою ценность, увидеть причину травмы, понять, как она влияет на него сейчас. Существуют разные психотерапевтические подходы, при которых пострадавший учится замечать свои чувства, выстраивать и отстаивать границы. Какой бы путь не выбрал психолог, важно, чтобы его отношения с клиентом не начали напоминать взаимодействие родитель-ребенок. Настоящий профессионал уверен в успехе, он готов к сложной и длительной работе и обязательно поможет каждому нуждающемуся. Отверженному нужно внимательно выбирать специалиста, с которым ему будет комфортно.

Что такое отвержение | Линия жизни

Отвержение это все происходящее с нами, что заставляет нас чувствовать себя нелюбимыми, неполноценными или недостойными.

Отвержение может быть явным. Например, когда муж (жена) изменяет супруге (супругу). Или когда родители ругают ребенка: «Неужели ты не можешь хоть что-то сделать правильно?». А еще хуже, когда родители бьют ребенка, находясь в состоянии гнева или отчаяния из-за его поступков. Человек, совершающий самоубийство, пережил явное отвержение от окружающих его людей.

Существует также скрытое отвержение. В этом случае у человека развиваются те же самые болезненные ощущения и последствия, что и у отвергнутого явно, но при этом он может никогда не понять, почему у него возникло такое отрицательное отношение к самому себе. Примером скрытого отвержения может быть чрезмерная опека со стороны родителей своего ребенка, когда родители контролируют жизнь ребенка и принимают за него решения. В результате он вырастает неприспособленным к самостоятельной жизни. Это называется излишней опекой и доминированием.

При разводе родителей дети чувствуют себя отвергнутыми и часто винят себя в их разводе, хотя и не виноваты в этом.

Также к отвержению приводит нечестное сравнение, когда ребенка сравнивают с другими, более успешными детьми, показывая тем самым, что другие лучше его. Это верно иногда и в отношении взрослых, но у детей отвержение приобретает более болезненные формы. Ребенок, испытавший отвержение в детстве, продолжает переживать это состояние на протяжении своей взрослой жизни.  

Наиболее распространенный вид отвержения вызывается так называемой условной любовью. Человеку всячески показывают, что его будут ценить и любить, если он сделает то, что хотелось бы его родителям или теми, кто имеет над ним власть. А в противном случае его поведение будет неприемлемо.

Дети (а часто и взрослые) могут реагировать на отвержение  различными способами.

1) Пытаться стать совершенным, чтобы завоевать доверие и любовь окружающих. Но так как не всегда получается все делать хорошо и идеально, ребенок может отчаяться и стать озлобленным.

2) Поверить в собственную неполноценность, что впоследствии приводит к стеснительности и замкнутости. Такие люди, как правило, не любят себя, а также не верят, что кто-то способен полюбить их. 

3) Бунтовать против требований своих родителей и в течение многих лет «доказывать», что никто не может «заставить» его что-нибудь сделать.

Последствия отвержения

Человек, испытавший отвержение, будет страдать от всевозможных отрицательных чувств, связанных с отношением к самому себе, а также с мнением о нем других людей.   

Примеры.

— Ощущение себя недостойным любви, что часто может приводить к отталкиванию других людей, которые по-настоящему полюбят его.

— Ненависть к самому себе и чрезмерное чувство вины, проявляющееся даже в том случае, когда они не сделали ничего предосудительного.

— Чувство неполноценности и неадекватности, ощущение себя людьми «второго сорта», неспособными сделать что-либо серьезное.  

— Самоанализ и самокопание, болезненная зацикленность на самом себе, неспособность к близости с другими людьми и с Богом.

— Депрессия, раздражение, направленное на самого себя. Человеку кажется, что все плохо и нет никакой надежды на помощь.

— Чрезмерная тревожность (жизнь в постоянном страхе грядущих бедствий).

Только переживание Божьей любви может помочь человку, живущему в отвержении. «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви.» (1 Иоанн 4:18).

Проблемы при взаимоотношениях с другими людьми

1. Неспособность выражать свои чувства, эмоциональная замкнутость. Такие люди избегают любых нововведений, не могут наслаждаться жизнью и часто раздражаются, перфекционисты, требовательны и стремятся контролировать поведение других людей. Такое поведение отталкивает от него других людей.

2. Безответственность. Человек обещает выполнить работу, тем самым стараясь избежать вашего осуждения, а потом не делает ее, так как боится неудачи.  Чтобы помочь такому человеку, необходимо тщательно контролировать исполнение его работы.

3. Субъективность — человек больше верит своим чувствам и ощущениям, чем тому, что происходит в действительности. Если сделать ему комплимент, человек может подумать, что над ним смеются, так как он сам о себе думает в негативном ключе. 

Отрицательное влияние отвержения на нашу христианскую жизнь

1. Неспособность доверять Богу. Если отец отвергал ребенка в детстве, ему потом будет очень трудно поверить в Божью любовь и поэтому трудно полагаться во всем на Бога. До тех пор, пока эта проблема не преодолена и человек не проникся сознанием и ощущением Божьей любви, ему будет трудно возрастать духовно. 

2. Самоосуждение. Человеку кажется, что он недостоин быть принятым Богом, все делает не так. Да, нам необходимо исповедоваться и каяться в своих грехах. И Бог будет наказывать нас как своих сыновей, если они упрямы или непокорны. Но Он никогда не осудит и не отвергнет нас. В Библии говорится: «Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу» (Римлянам 8:1). 

3. Бунтарство. Многие люди не приходят ко Христу, опасаясь того, что Бог может сделать с ними или потребовать от них, если они признают Его власть. Из-за этого они совершают поступки и принимают решения, не ища Его воли. Возможно, они не осознают своего бунтарства, но такое своеволие приводит к духовной нищете и недостатку мира.  

МОЛИТВА

Дорогой друг, если ты узнал себя в этих строках, прими Божью помощь в избавлении от отвержения. Признай свою неспособность жить христианской жизнью и позволь Христу жить Своей жизнью в тебе. Эта молитва может помочь тебе.

Молитва посвящения своей жизни Богу.     

Как пережить отвержение в отношениях. 3 шага

Время Чтения: 3 мин.

На мой взгляд, отвержение является наиболее распространённой эмоциональной раной в женско-мужских отношениях. К моменту взросления и возможного построения семьи, мы сотни раз пережили отвержение и ощущение брошенности. Нас отвергали несостоявшиеся партнеры по предыдущим отношениям, нас отказывались брать куда-то с собой, забывали пригласить на дни рождения, подтрунивали или третировали ровесники, дорогие для нас люди оставляли наедине с отказами в потребности во внимании.

Психологические порезы

В семейной жизни, мы так же сталкиваемся с новыми видами отвержения: нам не всегда рады, когда мы приходим домой, нам отказывают в просьбах, жены отвергают заигрывания мужей и намеренно не понимают намеков, мужья холодно встречают наше радушие и мы сами проводим запланированные якобы совместные вечера. Наши подарки обесцениваются и говорится : «Мало!!», а наша забота – мы просто можем не услышать «Спасибо».

Отвержения можно сравнить с психологическими порезами и царапинами, которые надрывают нашу эмоциональную кожу и проникают вглубь. Одни из них являются настолько тяжелыми, что приводят к глубоким душевным ранам, которые обильно кровоточат и требуют немедленного вмешательства специалиста. Другие похожи на эмоциональные царапины, которые могут жечь, но не ведут к потере крови. Как раз лечением последних будем сегодня заниматься.

Отказ, отвержение, «Нет» – могут запускать в нас ряд процессов, которые так же неплохо бы научиться осознавать: эмоциональный дискомфорт, переполненность гневом, снижение самооценки и подрыв уверенности в себе, а также неудовлетворение потребности в принадлежности к какой-либо социальной группе, в данном случае отношенческой или семье. Со всеми реакциями на отвержение нужно работать комплексно, но мы попробуем обзавестись несколькими универсальными инструментами самопомощи.

При эмоциональном дискомфорте и снижении самооценки….

«Незачем бить себя, когда вы и так уже лежите на полу»

Слушаем себя. Запишите свои отрицательные самокритичные мысли. В первую очередь мы сами беспощадны к себе в моменты боли, как это не парадоксально.

Бесплатный мастер-класс «КОУЧ — ПРОФЕССИЯ БУДУЩЕГО».

При регистрации бонус Чек лист 7 Шагов самокоучинга!

Это со мной что-то не так? Мне отказали, потому что я недостойна любви? Я виновата… Я мало даю… Я не умею строить отношения… Я никогда не буду счастлив… Мой муж не обращает на меня внимание…

Такими фразами мы сами продолжаем отвергать части нашей личности.

Видим картину целиком

Задумайтесь! Поведение другого человека на 95% обусловлено 3-мя вещами: их личностными особенностями, их мотивами поведения и обстоятельствами самой ситуации, в которую вы оба попали. Не во всем виноваты вы, уж поверьте!

Некоторые люди боятся обязательств и спешат разорвать отношения, когда те заходят «слишком далеко». Некоторые люди имеет низкую самооценку и думают, что если вы его любите, значит, с вами что-то не так. Если говорить про семьи, то временами супруги просто не могут друг другу что-то дать, так как на это нет желания или ресурса. И это тоже имеет место быть. Это вопрос разных целей и желаний в конкретный момент времени.

Вводим контраргументы

Используйте приведенные выше контраргументы (пункт 2) или допустите свои в зависимости от конкретного сценария для формулирования обоснованных возражений каждой из перечисленных выше мыслей (пункт 1). Как только в вашей голове родится очередная самокритичная мысль, сразу же приведите соответствующее возражение. Учитесь себя поддерживать.

При снижении чувства собственной важности и ценности…

Замечаем важное в себе

Составьте список из пяти черт своего характера или особенностей, которые вы цените особенно высоко. Желательно, чтобы список имел отношение к той роли, в которой вы были, когда вас отвергли (роль жены, мужа, сексуального партнера, подруги, родителя, ребенка). Не спешите.

Пишем «Оду собственной важности»

Выберите два самых главных качества и напишите небольшое сочинение (на один-два абзаца) о каждом из них, уделив внимание следующим аспектам:

почему вы так цените это качество;

• как оно влияет на вашу жизнь;

• почему оно является важной частью вашей личности

При потери чувства принадлежности к группе (женской, мужской, семье)…

Расширяйте свои соцсвязи помимо ваших отношений

Нам свойственно «замещать» потребность в других отношениях, если в этих она пока не удовлетворена. Если женщина была отвергнута мужчиной, то она может получить «эмоциональное поглаживание» и поддержку в окружении других женщин. То же относится и к мужчинам. Если ваш партнер вас критикует, то вы со временем можете поверить, что с вами что-то не так. И это может быть достаточно ошибочно.

Сохранять веру в себя – это труд и иногда нужна помощь извне. Не стесняйтесь опираться на других людей, чтобы чувствовать себя лучше.

Возвращайте себе свою ценность. Я буду рядом!

С верой в ваши возможности и ваш потенциал, Ольга Алёхина

Не пропускай самые интересные публикации для личностного роста.
Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

При этом виде воспитания ребенок и подросток постоянно ощущают, что им тяготятся, что он — обуза в жизни родителей, что без него им было бы лучше, свободнее и привольнее. Еще более ситуация усугубляется, когда есть рядом кто-то другой — брат или сестра, особенно сводные, отчим или мачеха, кто гораздо дороже и любимее (воспитание по типу «Золушки»).

Скрыто эмоциональное отвержение имеет место тогда, когда мать или отец сами себе не признаются в том, что тяготятся сыном или дочерью, гонят от себя подобную мысль, даже возмущаются, если им указывают на это. Силами разума и воли родители подавляют в себе эмоциональное отвержение к детям как недостойное и обычно даже обнаруживают гиперкомпенсацию в виде подчеркнутой заботы, утрированного внимания. Однако ребенок, и особенно подросток, чувствует искусственную вымученность таких забот и внимания и ощущает недостаток искреннего эмоционального тепла.

Положение менее любимого и нежеланного члена семьи неодинаково сказывается на подростках с разным типом характера. При гипертимной и эпилептоидной акцентуациях ярко выступает реакция эмансипации: первые из них борются за самостоятельность и свободу, вторые — за имущественные права. Истероиды в этих случаях в подростковом возрасте продолжают обнаруживать выраженную детскую реакцию оппозиции. И хотя формы ее выявления с возрастом меняются, но все поступки: и непонятные кражи, и показной интерес к алкоголю и другим дурманящим средствам, и суицидальные демонстрации, и самооговоры в распутстве — используются как сигналы родным, как требования внимания, любви и забот. Другие истероиды, отчаявшись в попытке привлечь любовь к себе, погружаются в мир фантазий или начинают искать внимание на стороне. Шизоиды на подобную ситуацию, как и на другие трудности в жизни, реагируют уходом в себя, возводя духовную стену между собой и нелюбящей их семьей. Неустойчивые не склонны тяжело переживать эмоциональное отвержение близких, они и без этого ищут отдушину в подростковых компаниях.

Положение «Золушки» оставляет неизгладимый след при некоторых акцентуациях характера — сенситивной, лабильной и астеноневротической. Здесь акцентуация может превращаться в психопатическое развитие по соответствующему типу, а для лабильной — и по неустойчивому типу.

Анатолий П., 17 лет. Мать страдает хроническим алкоголизмом, отец также сильно пьет, но продолжает работать водителем такси. Имеет двух младших сестер. Старшая из них является любимицей отца, тот ее ласкает, балует, покупает дорогие вещи. Младшая, 7 лет, как и он, с детства была заброшена. Отец, будучи пьяным, за малейшие провинности жестоко его избивал. Например, он был избит за то, что потерял справку из больницы после аппендэктомии, которую надо было представить в школу, и отцу пришлось второй раз ехать за справкой в больницу. Отец бил его головой о стенку так, что он потерял сознание. В младших классах учился хорошо, любил школу — она была отдушиной от домашних пьянок родителей. В 7-м классе новый классный руководитель отнеслась к нему сразу недоброжелательно, при всем классе за какое-то нарушение дисциплины назвала его «сыном алкоголиков». Бросил ходить в школу. Когда отец узнал об этом, то жестоко его избил. После избиения убежал из дому, ночевал на чердаках, в подвалах, но избегал контактов с асоциальными компаниями подростков. Деньги на еду добывал собиранием пустых бутылок после матчей на стадионе, продавал собранные за городом цветы Следил за своим внешним видом — часто ходил в баню, гам потихоньку стирал свое белье Дни часто проводил в общественных читальнях — особенно любил читать Льва Толстого. Выкраивал деньги на дешевый билет в театр. Так скрывался около месяца. Был задержан милицией случайно — из-за внешнего сходства с разыскиваемым подростком-преступником. Инспекцией по делам несовершеннолетних был возвращен домой, устроен учеником на завод и в вечернюю школу. Сразу перекрасил себе волосы, чтобы «больше за преступника не принимали». Вскоре снова был избит пьяным отцом — тогда пришел в милицию вместе с младшей сестрой и просил «отправить их куда-нибудь». Был снова возвращен домой с обещанием, что «с отцом поговорят». Но в отместку за это отцом сразу же был избит — тогда убежал из дому, бросил работу и учебу.

В этот раз скрывался около полугода. Вначале вел образ жизни, как во время первого побега. Но затем познакомился в театре с 20-летним одиноким парнем, который склонил его к гомосексуальной связи. Очень к нему привязался («меня впервые кто-то полюбил!»), жил у него, вел тому домашнее хозяйство, с радостью принимал от него дорогие подарки, но «большой любви» сам не испытывал. Однажды на улице встретил отца — тот, увидев его в модной красивой одежде, подозвал милиционера и потребовал его задержать. В милиции заявил, что никогда не вернется домой, «лучше здесь же покончит с собой». Был направлен в подростковую психиатрическую клинику.

Среди подростков держится особняком, с персоналом вежлив, охотно помогает ухаживать за слабыми больными. Во время беседы обнаружил большую эмоциональность — плакал, когда рассказывал о своей семье, но легко поддавался успокоению, с веселой улыбкой говорил о театре, который очень любит, нежно — о младшей сестре. Очень смутился при расспросе о гомосексуальной связи, признался, что его всегда влекло к юношам, но «боялся выдать себя». Мечтает стать мужским парикмахером, жить самостоятельно и взять к себе младшую сестру.

В клинике влюбился в красивого юношу — больного шизофренией, тайком сочинял в его честь стихи. Затем признался ему в любви, но встретил холодное, безразличное отношение. Тогда ночью в постели тайком вскрыл себе вены и закрылся одеялом. Когда это было обнаружено, уже потерял много крови. Был переведен в другую больницу. Оставил записку своему возлюбленному, что не может жить после того, как тот сказал, что ему с ним «противно».

Физическое развитие соответствует возрасту. При неврологическом осмотре — легкая асимметрия лицевой иннервации, на ЭЭГ — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован выраженный сенситивный тип, что является признаком, указывающим на возможность формирования сенситивной психопатии. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная. Психологическая склонность к делинквентности отсутствует. Отношение к алкоголизации отрицательное. По шкале субъективной оценки самооценка неточная: выделяется лабильный тип (что может отражать исходный преморбид), отвергаемых черт не установлено.

Диагноз. Психопатическое развитие по лабильно-сенситивному типу.

Катамнез. После того как исполнилось 18 лет, с каким-то приятелем уехал из Ленинграда в неизвестном направлении, с родными связи не поддерживает.

Травма отвержения — Femosofia

Почему мы так часто знаем о своих успехах, достижениях, ценности, красоте… знаем, но не чувствуем?

Травма отвержения долго исцеляется, потому что долго формировалась — обычно весь период, когда формировались основы личности самого человека. Это тот случай, когда психотерапия медленно, но верно делает своё дело, изменяя чувства о себе и о мире, постепенно показывая человеку, что отношения могут быть другими. И что отношение к нему может быть отличным, от того, что он усвоил в своих глубинных прошивках:

  • ты интересен
  • ты имеешь право быть собой
  • ты можешь чувствовать всё, что ты чувствуешь, это адекватно
  • ты можешь ошибаться, все так делают
  • ты не виноват в том, что случилось у родителей
  • ты можешь быть не похожим на своих родных
  • ты нормальный
  • ты можешь выбирать себя без стыда и вины
  • ты не один и не одинок в своих переживаниях.

Смотри — а тут у тебя есть ресурсы, а вот тут — твои навыки как результат твоей работы, да — они твои и они настоящие. А наша разница во взглядах — не обязательно конфликт.

В работе с травмой отвержения много как будто «неуловимых» феноменов. Это чувство «я не подхожу, не соответствую» так глубоко где-то сидит, что вытащить его из-под толщи защит на свет в отдельных случаях кажется невозможным.

На уровне рациональных размышлений человек считает совершенно иначе. Человек знает о своих навыках, достижениях, своей интересности, привлекательности, что его любят. Просто чувствами этого не чувствует. И не может опираться на это знание. То есть, быть в целом спокойным — «я о’кей, мне не нужно что-то постоянно делать, как-то особо себя вести или чего-то заслуживать, чтобы быть о’кей».

Многим это вообще кажется какой-то неведомой фигнёй: «Ну ведь я взрослый человек и всё это понимаю и вижу — как, как я могу этого не чувствовать? Почему я сомневаюсь? Почему всё ещё происходят эти «предательские» провалы в катастрофическую тревогу и стыд?»

Кажется, что если всё понять, то сам человек сейчас как-то это исправит. А это так не работает. Тут он встречается со своим бессилием — а оно опять может активировать все «прелести» травмы отвержения (я не адекватный, слабый = не соответствую и т.д.).

А работает тут опыт. Вот так новость, правда? Накопится опыт эмоционального проживания принятия, а ещё себя во всех аспектах (слабым, сильным, радостным, грустным, злым, бессильным, интересным, скучным и т. д.) — и дыра зарастёт, придёт спокойствие.

Для травмы отвержения проживание чувств принципиально, базово важно. Потому что травма работает на их избегание. Она закладывает этот сценарий, который в терапии должен быть разрушен.

Когда этот опыт немного набран — можно посмотреть на травму отвержения как на сниженные навыки, которым можно обучиться.

И для многих сама эта идея является очень опорной: это не с моей личностью в целом что-то не так, ведь я могу учиться и развивать свои навыки. Не раз наблюдала, как это даёт хорошую ресурсную надежду после долгого прохождения тяжёлого эмоционального опыта — всех этих «перепрожить».

О каких «сниженных» навыках при травме отвержения речь?

  • навык выдерживать неопределенность в отношениях
  • навык спокойного расставания
  • навык оценки другими и навык самому регулировать получение этой оценки
  • навык адекватного сравнения и оценки себя
  • навык пребывания в близости, открытости другому человеку «как есть»
  • навык выражать негативно окрашенные чувства без разрыва отношений
  • навык саморегуляции (как себя поддержать и успокоить)
  • навык проживания стыда, бессилия, грусти, тревоги
  • навык признания и принятия других людей и их ценности для себя
  • навык обнаружения собственных ценностей и признание их ценностями.

Травма отвержения похожа на голод, когда вокруг тысячи вкусных плодов жизни. Для тебя. Но как бы ты их не выбирал, не сочетал и не ел — всё равно голоден. Чего-то постоянно не хватает. Как будто организм не усваивает важное о себе, как бывает с витаминами. Хорошая новость — это важное уже есть.
Но чтобы голод закончился придётся перестроить свой психический метаболизм.

«Я никому не доверяю». Что такое травма отвержения и как от нее избавиться

Я с детства ощущала свою ненужность и неважность. Приходя с работы, отец сразу уходил со мной гулять. Мать потом рассказывала, что я часто плакала, кричала и мешала его родственникам, у которых мы жили, и потому он много со мной гулял. Я росла очень активным ребенком, всегда собирала вокруг себя детей из ближайших дворов. В четыре года на меня уже оставляли младшую сестру. При этом я постоянно слышала от родителей: «не мешай», «будь тише», «отойди» или «займись уже чем-нибудь». Лет в пять в качестве наказания за какой-то проступок родители пригрозили отдать меня в детдом. Вечером отец надел на меня шубку и сказал: «У нас есть другая девочка, а такая нам не нужна. Мы отдадим тебя в детский дом». Мать сидела рядом с младшей сестрой в подтверждение его слов. Я сильно испугалась, попросила прощения и пообещала быть хорошей и послушной.

В школе я была активной и участвовала во всем, в чем только можно, до того момента, пока там не ввели экспериментальную учебную программу. Я училась в шестом классе, и учителя решили, что наш класс не справится, посчитали его отстающим. Это ударило по самолюбию моей матери, и она перевела меня в другой класс. Новые одноклассники меня не приняли: пару лет они напоминали, что я из отстающего класса и там мне и место, хотя у меня была нормальная успеваемость. Тогда же меня отвергли и бывшие одноклассники. Кто-то из них меня спросил, почему я перешла в другой класс. Я ответила то же, что говорили учителя: «Класс слабый, с программой не справится» — и они от меня отвернулись. Я осталась одна, без друзей. Мне очень хотелось общения, и я старалась всячески его заслужить. Я подстраивалась под других: с сильно умными корчила из себя зубрилу, с оторвами была оторвой. Если получалось с кем-то подружиться, вела себя так, как удобно этому человеку, боясь вновь остаться в одиночестве.

Поддержки от родителей не было — мои чувства никогда их не волновали. Они ни разу не сказали, что меня любят, ни разу не обняли. В моей семье вообще не принято было говорить о чувствах. Я должна была только приносить хорошие оценки и ни о чем другом не думать. При этом мне всегда внушали, что я ничего не умею, не могу, ни на что не способна. Мать говорила, что я никому не буду нужна и меня никто не будет любить. Ей часто говорили, что такую энергичную девочку надо отдать, например, на танцы (я была не против, но кого интересовали мои желания?), но она воспринимала это иначе: ее учат, как обуздать ребенка, которого слишком много, поэтому я должна стать незаметной. Матери всегда было стыдно за меня, а эти разговоры обо мне ей были невыносимы. Если вдруг ей рассказывали обо мне что-то плохое или я делала что-то, что ей не понравилось (а ей не нравилось 95% того, что я делаю), она говорила, что лучше бы убила меня еще в утробе и что проклинает день моего рождения. Зачастую это сопровождалось побоями, наказаниями (например, месяц без прогулок) и длительным игнором. Отец не вмешивался и не защищал меня. Он всегда говорил, чтобы я терпела и вела себя тише. Через какое-то время родители разошлись, и отца в моей жизни почти не стало. Однажды, когда мать меня довела, я спросила: «Ты вообще меня хотела?» Она рассмеялась и ответила: «Нет. Мы с твоим отцом просто трахались под забором».

Во взрослой жизни все это вылилось в то, что мне очень трудно вступать в отношения с людьми — это касается и работы, и дружбы, и личных отношений. Я ищу того, кто меня полюбит и примет, и всегда боюсь, что меня прогонят, скажут, что я никчемная. Я жду оценки, подтверждения, что мне можно быть / жить, что мне скажут: «Ты нужна, ты не мешаешь, ты меня устраиваешь». Я всегда думаю, что делаю недостаточно много или недостаточно хорошо. Раньше я вообще не могла брать и требовать свое, вступать в конфликт. Мне страшно было высказывать свое мнение, потому что в детстве я слышала от матери: «Кто ты такая? Ты должна слушать других, которые важнее, умнее и лучше». Я долго могла терпеть недовольство, а потом оно выливалось в истерики.

Раньше я велась на любого мужчину, который на меня посмотрит, и мной пользовались. Однажды в попытке сбежать от матери я чуть не вышла замуж. Мы с этим мужчиной постоянно ругались, как это обычно бывает в созависимых парах. Он выпивал. По стечению обстоятельств свадьбу пришлось отменить. В конце концов мы, к счастью, расстались. Теперь я просто избегаю отношений.

Сейчас я живу с матерью, но мы не общаемся. Отец не звонит. Раз в полгода я забегаю к нему на пять минут на чай. Особо не разговариваем: ему не нужны подробности моей жизни, а я постепенно перестаю искать его заботы и защиты.

Человек, в жизни которого было много абьюза, долго верит в свою ненужность и никчемность. Но когда я решила работать над этим, стала встречать людей, которые показали мне, что я им нужна и не мешаю, и один из них привел меня к психологу. Сейчас, кроме психотерапии, я занимаюсь духовными практиками и получаю психологическое образование. Иллюзии, что я навсегда избавлюсь от травмы отвержения, у меня нет. Она слишком глубоко во мне и, думаю, случилась еще в перинатальном периоде. Меня радует, что я могу ее отследить, знаю, как она проявляется. Я научилась с ней жить и давать людям право выбирать не меня и не принимать это на свой счет. Научилась говорить самой себе: «Я всегда с тобой, я тебя люблю, ты мне нужна, ты — самое дорогое, что у меня есть, и я тебя не брошу».

Боль социального неприятия

Любой, кто прошел уроки физкультуры в средней школе, знает, как страшно быть последним в команде по вышибалу. Те же чувства обиды возникают, когда вас исключают из обеда с коллегами, когда вы не можете найти работу, на которую проходили собеседование, или когда вас бросает романтический партнер.

Отказ кажется паршивым.

Тем не менее, в течение многих лет немногие психологи осознавали важность отказа. «Это похоже на то, что вся наука упустила эту центрально важную часть человеческой жизни», — говорит Марк Лири, доктор философии, профессор психологии и нейробиологии в Университете Дьюка.Ситуация изменилась за последние полтора десятилетия, поскольку все большее число исследователей обращают внимание на этот неудобный факт жизни. «Люди осознали, насколько наша забота о социальном принятии распространяется почти на все, что мы делаем», — говорит он.

По мере того, как исследователи копались глубже в корнях отторжения, они обнаружили удивительные доказательства того, что боль исключения не так уж отличается от боли физической травмы. Неприятие также имеет серьезные последствия для психологического состояния человека и общества в целом.Социальное неприятие может повлиять на эмоции, познание и даже на физическое здоровье. Изгнанные люди иногда становятся агрессивными и могут прибегать к насилию. В 2003 году Лири и его коллеги проанализировали 15 случаев школьных стрелков и обнаружили, что все, кроме двух, страдали от социального отторжения ( Aggressive Behavior , 2003).

Очевидно, что есть веские причины лучше понимать последствия исключения. «У людей есть фундаментальная потребность принадлежать. Мы нуждаемся не только в пище и воде, но и в позитивных и длительных отношениях », — говорит Ч.Натан ДеУолл, доктор философии, психолог из Университета Кентукки. «Эта потребность глубоко укоренилась в нашей эволюционной истории и имеет всевозможные последствия для современных психологических процессов».

Боль в головном мозге

Какими бы умными ни были люди, для выживания мы полагаемся на социальные группы. Мы эволюционировали, чтобы жить в кооперативных обществах, и на протяжении большей части истории человечества мы зависели от этих групп в своей жизни. Как голод или жажда, наша потребность в принятии превратилась в механизм выживания.«Одинокий человек не смог бы выжить в течение шести миллионов лет человеческой эволюции, пока мы жили там, в африканской саванне», — говорит Лири.

С современными удобствами человек может физически выжить в одиночестве. Но это существование, вероятно, не из счастливых. Благодаря миллионам лет естественного отбора быть отвергнутым по-прежнему болезненно. Это не просто метафора. Наоми Эйзенбергер, доктор философии из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Киплинг Уильямс, доктор философии из Университета Пердью, и ее коллеги обнаружили, что социальное отторжение активирует многие из тех же областей мозга, которые вызывают физическую боль ( Science , 2003).

Чтобы изучить отторжение внутри фМРТ-сканера, исследователи использовали метод под названием Cyberball, который Уильямс разработал после своего собственного опыта внезапного исключения из игры двумя игроками фрисби в парке. В Cyberball субъект играет в онлайн-игру в ловушку с двумя другими игроками. В конце концов два других игрока начинают бросать мяч только друг другу, за исключением объекта. По словам Эйзенбергера, по сравнению с добровольцами, которые продолжают принимать участие, те, кого отказывают, демонстрируют повышенную активность в дорсальной передней поясной извилине и передней островковой части — двух областях, которые проявляют повышенную активность в ответ на физическую боль.Что касается вашего мозга, разбитое сердце мало чем отличается от сломанной руки.

Эти открытия заставили ДеУолла, Эйзенбергера и его коллег задуматься: если социальное отторжение болит как физическая боль, можно ли относиться к нему как к физической боли? Чтобы выяснить это, они поручили добровольцам принимать безрецептурный ацетаминофен (тайленол) или плацебо ежедневно в течение трех недель. По сравнению с группой плацебо добровольцы, принимавшие препарат, в ежедневных самоотчетах рассказывали о меньшем количестве эпизодов обид.Эти отчеты были подкреплены исследованием фМРТ, которое показало, что люди, которые принимали ацетаминофен ежедневно в течение трех недель, имели меньшую активность в связанных с болью областях мозга, когда их отвергали в Cyberball, по сравнению с теми, кто принимал плацебо ( Psychological Science , 2010). ).

Те же закономерности наблюдаются и в реальных ситуациях отказа. Психолог из Мичиганского университета Этан Кросс, доктор философии, и его коллеги сканировали мозги участников, чьи романтические партнеры недавно расстались с ними.Области мозга, связанные с физической болью, загорелись, когда участники рассматривали фотографии своих бывших ( Proceedings of the National Academy of Sciences , 2011).

Связь между физической и социальной болью может показаться удивительной, но, по словам ДеУолла, она имеет биологический смысл. «Вместо того, чтобы создать совершенно новую систему для реагирования на социально болезненные события, эволюция просто адаптировала систему для устранения физической боли», — говорит он. «Учитывая общее совпадение, отсюда следует, что если вы обезболиваете людей от одного типа боли, это также должно притуплять их и к другому типу боли.”

Крепление

Как выяснили исследователи, социальное пренебрежение вызывает каскад эмоциональных и когнитивных последствий. Социальное неприятие усиливает гнев, тревогу, депрессию, ревность и печаль. Как объясняет ДеУолл в недавнем обзоре ( Current Directions in Psychological Science , 2011), это снижает производительность при выполнении сложных интеллектуальных задач, а также может способствовать агрессии и плохому контролю над импульсами. Физически неприятие тоже сказывается.По его словам, люди, которые постоянно чувствуют себя изолированными, хуже спят, а их иммунная система работает хуже, чем у людей с сильными социальными связями.

Даже короткие, казалось бы, безобидные эпизоды отказа могут ужалить. В одном недавнем исследовании Уильямс, Эрик Вессельманн, доктор философии из Университета Пердью, и его коллеги обнаружили, что, когда участники проходили мимо незнакомца, который, казалось, смотрел «сквозь» их, а не встречался с ними взглядом, они сообщали о меньшей социальной связи, чем люди, которые смотрели в глаза. контакт с проходящим мимо незнакомцем ( Psychological Science , 2012).

На самом деле, очень трудно найти ситуации, в которых отказ не был бы болезненным, говорит Уильямс. Он задавался вопросом, пострадают ли люди, если их отвергнет человек или группа, которые им не нравятся. Используя свою модель кибербола, он обнаружил, что афроамериканские студенты испытывали ту же боль отвержения, когда им говорили, что люди, отвергающие их, были членами Ку-клукс-клана, расистской группы. В других исследованиях участники зарабатывали деньги, когда их отвергали, но не тогда, когда их принимали.Платежи никак не смягчили боль исключения. «Как бы сильно вы ни старались, остракизм обижает людей», — говорит он.

К счастью, большинство людей почти сразу выздоравливают после этих кратких эпизодов отторжения. Если незнакомец не смотрит вам в глаза или вы не участвуете в игре в кибербол, вряд ли вы надолго задержитесь на этом. Но другие распространенные отказы — отсутствие приглашения на вечеринку или отказ на второе свидание — могут вызвать затяжные эмоции.

После первоначальной боли отказа, говорит Уильямс, большинство людей переходят на «этап оценки», на котором они подводят итоги и формулируют свои следующие шаги. «Мы думаем, что все формы остракизма болезненны, — говорит он. «Разница в том, сколько времени нужно на восстановление и как справляться с этим».

Люди часто реагируют на отказ, ища включения в другое место. «Если ваше чувство принадлежности и чувство собственного достоинства были нарушены, вы попытаетесь восстановить связь», — говорит Уильямс.Исключенные люди на самом деле становятся более чувствительными к потенциальным признакам связи и соответствующим образом корректируют свое поведение. «Они будут уделять больше внимания социальным сигналам, будут более симпатичными, с большей вероятностью будут подчиняться другим людям и с большей вероятностью будут подчиняться запросам других людей», — говорит он.

Третьи могут ответить на отказ гневом и нападками. Если чьей-то первоочередной задачей является восстановление чувства контроля, он или она может стать агрессивным, чтобы заставить других обратить внимание.К сожалению, это может создать нисходящую спираль. Когда люди действуют агрессивно, у них еще меньше шансов получить признание в обществе.

Что заставляет некоторых людей становиться более дружелюбными в ответ на отказ, а других сердиться? По словам ДеУолла, даже проблеск надежды на принятие может иметь решающее значение. В паре экспериментов он и его коллеги обнаружили, что студенты, которых не принимали никакие другие участники групповой деятельности, вели себя более агрессивно — скармливали острым соусом партнерам, которые якобы не любили острую пищу, и обстреливали партнеров неприятно громким белым шумом через наушники — чем студенты, принятые только одним из других участников ( Социально-психологические и личностные науки , 2010).

Социальное обезболивание

Может потребоваться время, чтобы оправиться от тяжелого разрыва или увольнения, но большинство людей в конечном итоге преодолевают боль и обиженное чувство отвержения. Однако, когда людей хронически отвергают или исключают, результаты могут быть тяжелыми. Депрессия, злоупотребление психоактивными веществами и суицид — не редкость. «Долгосрочный остракизм кажется очень разрушительным, — говорит Уильямс. «Люди наконец сдаются».

В этом случае психологи могут помочь людям избавиться от чувства изоляции, говорит ДеУолл.

«Часто люди не хотят говорить об этом», — говорит он. А поскольку отвергнутые люди могут принять такое поведение, как агрессия, которое служит их дальнейшей изоляции, психологи также могут помочь людям действовать таким образом, который с большей вероятностью принесет им социальный успех.

Может быть легче облегчить боль не хронического отторжения. Однако, несмотря на то, что показывает сканер фМРТ, введение двух тайленолов, вероятно, не самый эффективный способ справиться с болезненным эпизодом отторжения.Вместо этого, как говорят исследователи, отвергнутые должны искать здоровые, позитивные связи с друзьями и семьей.

Эта рекомендация согласуется с нейронными данными, которые показывают, что при позитивном социальном взаимодействии выделяются опиоиды для естественного повышения настроения, говорит Эйзенбергер. Другие виды деятельности, которые производят опиоиды естественным путем, например, упражнения, также могут помочь облегчить болезненные чувства, возникающие при отторжении.

Взгляд на вещи также помогает, — говорит Лири. Правда, отказ иногда может быть признаком того, что вы плохо себя вели, и вам следует изменить свои привычки.Но часто мы воспринимаем отказ более личным, чем следовало бы. «Очень часто у нас есть один такой отказ, может быть, нас не наняли на ту работу, которую мы действительно хотели, и это заставляет нас чувствовать себя ужасно по поводу наших возможностей и самих себя в целом», — говорит Лири. «Я думаю, что если люди смогут перестать чрезмерно обобщать, это избавит их от лишнего беспокойства».

В следующий раз, когда вас бросят на работу или вас бросит романтический партнер, полезно знать, что у жала отказа есть цель.Это знание может не избавить вас от боли, но, по крайней мере, вы знаете, что у душевной боли есть причина. «С точки зрения эволюции, если вы социально изолированы, вы умрете», — говорит Уильямс. «Важно уметь чувствовать эту боль».


Кирстен Вейр — писатель-фрилансер из Миннеаполиса.

Отклонение

Отказ можно определить как акт отталкивания кого-то или чего-то.Человек может испытывать отторжение со стороны своей изначальной семьи, друга или романтического партнера, и возникающие в результате эмоции часто могут быть болезненными.

Отвержение можно переживать в большом или небольшом масштабе в повседневной жизни. Хотя отказ обычно является частью жизни, с некоторыми типами отказа справиться труднее, чем с другими.

Терапевт или другой специалист в области психического здоровья может помочь человеку справиться с отторжением и страданиями, которые могут возникнуть в результате.

Понимание отказа

Отказ может произойти при различных обстоятельствах. Обычно отказ описывает случай, когда физическое или юридическое лицо отталкивает что-то или кого-то от себя. Например, человек может отклонить или отказаться принять подарок.

В области охраны психического здоровья под отказом чаще всего понимаются чувства стыда, печали или горя, которые испытывают люди, когда их не принимают другие. Человек может чувствовать себя отвергнутым после того, как значимый другой разорвет отношения.Ребенок, у которого мало или совсем нет друзей, может чувствовать себя отвергнутым сверстниками. Человек, которого передали на усыновление, также может испытывать чувство отвержения.

Отказ также может быть результатом жизненных событий, не связанных с отношениями, таких как отказ от желаемой должности на работе или получение письма с отказом от колледжа. Хотя любой отказ может быть болезненным, некоторые случаи отказа могут быть более эффективными, чем другие. Поскольку большинство людей желают социальных контактов, а многие люди жаждут признания со стороны общества, отказ может вызвать негативные чувства и эмоции.

Страх быть отвергнутым

Считается, что чувство отвержения развилось как эволюционный инструмент, чтобы предупредить первых людей, которым грозил остракизм со стороны племени, к которому они принадлежали. Болезненный отказ от других в племени, вероятно, побудил человека изменить любое проблемное поведение, чтобы избежать дальнейшего отвержения или остракизма со стороны племени. Те, кто смог избежать дальнейшего отказа, с большей вероятностью выжили, в то время как те, кто не считал отказ особенно болезненным, могли не исправить оскорбительное поведение, что снизило их шансы на выживание.Таким образом, люди могли переживать отвержение как болезненное чувство.

Сегодня многие люди изолируются или воздерживаются от общения с другими, потому что боятся быть отвергнутыми. Страх или чувствительность к отказу, которая заставляет кого-то отдаляться от других, может привести к хроническому чувству одиночества и депрессии. Хотя отторгающая чувствительность может сочетаться со многими проблемами психического здоровья, включая социальную тревогу, избегающую личность и пограничную личность, это не официальный диагноз.

Чувствительность отторжения характерна для многих людей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). Страх быть отвергнутым может возникать у людей с СДВГ настолько регулярно, что некоторые называют его дисфорией, чувствительной к отторжению. Некоторые общие признаки чувствительной к отторжению дисфории у людей с СДВГ включают самокритику, беспокойство в социальных ситуациях и крайнюю грусть после предполагаемого отказа.

Психологические эффекты отвержения

Отказ может быть чрезвычайно болезненным, потому что может вызвать у людей чувство, будто их не хотят, не ценят или не принимают.Большинство людей в какой-то момент своей жизни испытают отказ. Ребенок может чувствовать себя отвергнутым занятым родителем, или студент может чувствовать себя отвергнутым резким или грубым профессором. Эти типы отторжения могут быстро разрешиться и с меньшей вероятностью будут иметь долгосрочные последствия.

Продолжающийся или длительный отказ может иметь глубокие и длительные психологические последствия, которые могут включать:

  • Травма: Длительное неприятие или неприятие, которое приводит к крайним чувствам, может способствовать травме и иметь серьезные психологические последствия.Например, дети, которые постоянно чувствуют себя отвергнутыми родителями, могут столкнуться с трудностями в учебе и в отношениях со своими сверстниками. У некоторых людей развивается хронический страх быть отвергнутым, часто в результате множественных травм, связанных с отказом в раннем возрасте.
  • Депрессия: Неприятие было связано с развитием депрессии у девочек-подростков; однако другие, кто испытывает отказ, также могут впадать в депрессию. Кроме того, издевательства, которые, по сути, представляют собой сочетание остракизма и неприятия, могут иметь множество негативных последствий, включая депрессию, стресс, расстройства пищевого поведения и самоповреждающее поведение.
  • Болевой ответ: Исследования показали, что мозг реагирует на социальную боль аналогично тому, как он реагирует на физическую боль. Согласно исследованиям, те же пути мозга, которые активируются физической болью, также активируются социальной болью или отторжением. Рецепторные системы мозга также выделяют естественные обезболивающие (опиоиды), когда человек испытывает социальную боль, такую ​​же, как и при физической боли.
  • Тревога и стресс: Отказ часто может способствовать возникновению уже существующих состояний, таких как стресс и тревога, или привести к их развитию.Точно так же эти и другие психические расстройства могут усугубить чувство отторжения.
  • Жестокое обращение: Одно исследование показало, что у мужчин, участвовавших в исследовании, насилие в интимных отношениях было связано с более высоким уровнем родительского неприятия в детстве. Также были связаны симптомы посттравматического стресса и дефицит обработки социальной информации.

Хотя отказ может причинить боль, никогда не стоит переносить боль отвержения на другого человека посредством эмоционального или физического насилия.Одно исследование показало, например, что воспринимаемое неприятие может способствовать насилию или агрессии против этой группы.

Сострадательный терапевт может помочь людям, которые чувствуют себя отвергнутыми, научиться справляться с кажущимся или реальным отторжением и развить социальные навыки, которые могут помочь им легче общаться с другими.

Типы отказа

Отказ происходит в различных контекстах, и любые последствия для психического здоровья частично зависят от обстоятельств, при которых произошел отказ.Вот некоторые распространенные типы отказа:

  • Семейный отказ: Отказ от семьи происхождения, обычно родительский отказ, может состоять из жестокого обращения, оставления, пренебрежения или отказа в любви и привязанности. Эта форма отказа может повлиять на человека на протяжении всей жизни и может иметь серьезные последствия.
  • Социальное неприятие: Этот тип отказа может возникнуть в любом возрасте и часто может начаться в детстве. Социальное неприятие может включать в себя запугивание и отчуждение в школе или на рабочем месте, но оно также может распространяться на любую социальную группу.Те, кто бросает вызов существующему положению вещей или кто живет так, как считается «вне нормы» для своего общества, могут быть более склонны к социальному отторжению.
  • Отказ в отношениях: Люди могут испытывать отказ во время свиданий или в отношениях. Например, человек может отказаться делиться событием или опытом с партнером, отказываться от привязанности или близости или относиться к партнеру так, как если бы этот человек был не более чем случайным знакомым. Когда человек решает прекратить отношения, это также может заставить другого партнера почувствовать себя отвергнутым.
  • Романтический отказ: Отказ может произойти, когда человек просит о свидании и получает отказ. Хотя это также может быть известно как сексуальное неприятие, человек, которого отвергают романтически, не всегда может быть заинтересован в сексуальных отношениях.

Все формы отказа могут причинить боль, и когда отказ совершается близким человеком, которому доверяют, это может серьезно повлиять на самооценку и уверенность в себе. Хотя терапия может помочь людям преодолеть раны, которые могут быть вызваны отказом любимого человека, она также может помочь людям научиться принимать типы отказа, которые происходят в повседневной жизни, например, отказ со стороны потенциального романтического партнера. , получив отказ во время поиска работы или при подаче заявления в колледж.

Романтическое неприятие и «зона друзей»

Отказ от романтического отношения может быть особенно сложной задачей, особенно для людей, которые стремятся к длительным романтическим отношениям. Расставание или отказ от романтического партнера может вызвать чувство горя, которое может быть непреодолимым и длиться неделями, месяцами или даже годами. Отказ в романтических отношениях может повлиять на то, как человек смотрит на свою жизнь и на самого себя спустя долгое время после разрыва отношений.

В последнее время популяризируется концепция «дружеской зоны».Человек, который описывает себя как «помещенный в зону дружбы», обычно говорит, что в романтических предложениях, сделанных по отношению к объекту привязанности этого человека, было отказано. Обычно это происходит при одном из двух обстоятельств:

  1. Со временем у человека возникли романтические чувства к другу.
  2. Кто-то пытается встречаться или иным образом искать близости с человеком, который не желает заниматься ничем, кроме дружбы.

Многие считают концепцию дружественной зоны проблематичной.Хотя любой может использовать термин «зонирование друзей» для описания случая отказа, этот термин чаще всего применяется к мужчинам, которым отказали женщины.

В то время как многие люди могут легко признать, что человек, который их привлекает, не испытывает таких же чувств, другие могут чувствовать недовольство или гнев. Некоторые могут подумать, что, поскольку они хорошо относились к человеку, они заслуживают возможности встретиться и завоевать расположение этого человека. Некоторые могут также полагать, что оставаясь друзьями с человеком, который испытывает сексуальное влечение, вы дадите этому человеку шанс реализовать романтические чувства по отношению к другому человеку и разовьет желание поддерживать с ним романтические отношения.

Эти идеи могут увековечить представления о том, что романтическая любовь превосходит дружбу, что отдельные люди (обычно мужчины и женщины) не могут оставаться друзьями, не желая сексуального контакта, и что все люди желают сексуального контакта (исключая переживания аромантичных или асексуальных людей). .

Это понятие не всегда используется по отношению к мужчине и женщине. Когда это используется таким образом, это может способствовать укреплению убеждения, что, когда женщина отвергает мужчину, она может на самом деле не иметь в виду этого или может дать другой ответ в будущем, таким образом подразумевая, что женщины или кто-то еще человек, который отвергает другого, не может нести ответственность за свои симпатии или предпочтения в свиданиях и может не знать, чего хочет.Можно также сказать, что «зона дружбы» вносит свой вклад в гетеросексуальные убеждения, поскольку еще одним основанием для этой концепции является предположение, что люди гетеросексуальны, если они не утверждают иное, или что гетеросексуальность является «нормальной» сексуальной ориентацией.

Использование термина «дружественная зона» не обязательно вредно. Человек, который в шутку заявляет: «Я снова попал в зону друзей», может принять это и легко двинется дальше. Однако многие считают, что эта концепция основана на идеях, которые могут быть вредными.Таким образом, может быть полезно найти другой способ описания ситуации, в которой человек был отвергнут, и те, кто испытывает трудности с преодолением отказа, могут найти помощь и поддержку в терапии.

Артикул:

  1. Диксон, Э. Дж. (12 октября 2013 г.). 6 причин, по которым «дружественная зона» должна умереть. Получено с http://www.salon.com/2013/10/12/6_reasons_the_friend_zone_needs_to_die
  2. Dodson, W. (нет данных). [Самопроверка] Может быть, у вас дисфория, чувствительная к отторжению? Получено с https: // www.additudemag.com/rejection-sensitive-dysphoria-adhd-symptom-test
  3. Гертнер, Л., Луццини, Дж., И О’Мара, Э. М. (2008). Когда отторжение одним порождает агрессию против многих: агрессия множественных жертв как следствие социального отторжения и предполагаемой групповой принадлежности. Журнал экспериментальной социальной психологии, 44 (4), 958-970. DOI: 10.1016 / j.jesp.2008.02.004
  4. Лири М. Р. (2015). Эмоциональные реакции на отказ в межличностном общении. Диалоги в клинической неврологии, 17 (4), 435-441.Получено с https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4734881
  5. .

  6. Либерман, М. Д. (11 октября 2013 г.). Ой! В мозгу социальное отторжение ощущается как физическая боль. Получено с http://blogs.discovermagazine.com/crux/2013/10/11/ouch-in-the-brain-social-rejection-feels-like-physical-pain/#.VeduRflViko
  7. .

  8. Пол, П. (13 мая 2011 г.). Отказ может ранить больше, чем чувства. Получено с http://www.nytimes.com/2011/05/15/fashion/is-rejection-painful-actually-it-is-studied.html? _r = 1
  9. Отклонение. (нет данных). Мерриам-Вебстер. Получено с http://www.merriam-webster.com/dictionary/rejection
  10. .

  11. Taft, C., Schumm, J., Marshall, A., Panuzio, J., & Holtzworth-Munroe, A. (2008). Жестокое обращение в семье происхождения, симптомы посттравматического стрессового расстройства, нарушения обработки социальной информации и насилие в отношениях. Журнал аномальной психологии, 117 (3), 637-646. DOI: 10.1037 / 0021-843X.117.3.637
  12. Weir, K. (2012). Боль социального неприятия. Monitor on Psychology, 43 (4), 50. Получено с http://www.apa.org/monitor/2012/04/rejection.aspx
  13. .

10 удивительных фактов об отклонении

Источник: Йохан Ларсон / Shutterstock

Мы знаем, что отказ действительно причиняет боль, но он также может нанести вред нашему психологическому благополучию, выходящий за рамки эмоциональной боли. Вот 10 малоизвестных фактов, которые описывают влияние отказа на наши эмоции, мышление и поведение.

Давайте начнем с того, что разберемся, почему отказ причиняет столько боли:

1. Отторжение «контрейлерных» путей физической боли в головном мозге. Исследования фМРТ показывают, что при отторжении активируются те же области мозга, что и при физической боли. Вот почему отторжение так больно (с неврологической точки зрения). На самом деле наш мозг так одинаково реагирует на отторжение и физическую боль, что…

2. Тайленол снижает эмоциональную боль, вызываемую отторжением. В исследовании, проверяющем гипотезу о том, что отторжение имитирует физическую боль, исследователи давали некоторым участникам ацетаминофен (тайленол) перед тем, как попросить их вспомнить болезненный опыт отторжения. Люди, получавшие тайленол, сообщили о значительно меньшей эмоциональной боли, чем испытуемые, принимавшие сахарную пилюлю. Психологи предполагают, что причина сильной связи между отторжением и физической болью заключается в том, что…

3. Отвержение выполняло жизненно важную функцию в нашем эволюционном прошлом. В прошлом охотников и собирателей подвергаться остракизму со стороны наших племен было сродни смертному приговору, поскольку мы вряд ли могли долго прожить в одиночестве.Эволюционные психологи предполагают, что мозг разработал систему раннего предупреждения, которая предупреждает нас, когда мы подвергаемся риску остракизма. Поскольку было так важно привлечь наше внимание, те, кто испытал отторжение как более болезненное (т. Е. Потому, что отторжение имитировало физическую боль в их мозгу), получили эволюционное преимущество — они с большей вероятностью исправили свое поведение и, следовательно, с большей вероятностью остались племя. Что, вероятно, также объясняет, почему…

4. Мы можем переживать и заново переживать социальную боль более ярко, чем физическую боль. Попытайтесь вспомнить опыт, в котором вы почувствовали сильную физическую боль, и ваши мозговые пути ответят: «М-м-м». Другими словами, одно только это воспоминание не вызовет физической боли. Но попробуйте заново пережить болезненный отказ (на самом деле, не надо — просто поверьте мне на слово), и вы будете наводнены теми же чувствами, которые у вас были в то время (и ваш мозг будет реагировать так же, как и в то время. , тоже). Наш мозг ставит во главу угла переживания отвержения, потому что мы социальные животные, живущие «племенами». Это приводит к аспекту отказа, который мы часто упускаем из виду…

5.Отказ дестабилизирует нашу «потребность принадлежать». У всех нас есть фундаментальная потребность принадлежать к группе. Когда нас отвергают, эта потребность дестабилизируется, и чувство разобщенности усиливает нашу эмоциональную боль. Было обнаружено, что восстановление связи с теми, кто нас любит, или обращение к членам групп, к которым мы испытываем сильную привязанность, которые ценят и принимают нас, успокаивают эмоциональную боль после отказа. Однако чувство одиночества и разобщенности после отказа часто игнорирует влияние на наше поведение…

6.Неприятие порождает всплески гнева и агрессии. В 2001 году Генеральный хирург США опубликовал отчет, в котором говорилось, что отказ от насилия является более высоким риском подросткового насилия, чем наркотики, бедность или членство в бандах. Бесчисленные исследования показали, что даже легкий отказ заставляет людей обращать свою агрессию на невинных прохожих. Перестрелки в школах, насилие в отношении женщин и увольнения рабочих, отправляющихся на «почту», — это другие примеры прочной связи между неприятием и агрессией. Однако большая часть агрессии, вызванной отказом, также обращена внутрь…

7.Отвержения отправляют нас на миссию искать и разрушать нашу самооценку. Мы часто отвечаем на романтические отказы, придираясь к себе, оплакивая все свои недостатки, пиная себя, когда мы уже в плохом состоянии, и отбрасывая свою самооценку до минимума. Большинство романтических отказов связаны с плохой совместимостью и отсутствием химии, несовместимым образом жизни, желанием разных вещей в разное время или другими подобными проблемами взаимной динамики. Обвинение самих себя и нападки на нашу самооценку только усиливают эмоциональную боль, которую мы испытываем, и затрудняют нам эмоциональное восстановление.Но прежде чем вы поспешите винить себя в … обвинении себя, имейте в виду, что …

8. Отвержение временно снижает наш IQ. Просьбы вспомнить недавний опыт отказа и заново пережить этот опыт было достаточно, чтобы люди получили значительно более низкие баллы в последующих тестах IQ, тестах краткосрочной памяти и тестах на принятие решений. В самом деле, когда мы не в силах справиться с болезненным отказом, ясно мыслить не так-то просто. Это объясняет, почему…

9.Отказ не отвечает разуму. Участников поставили на эксперимент, в котором они были отвергнуты незнакомцами. Эксперимент был сфальсифицирован — «незнакомцы» были сообщниками исследователей. Удивительно, однако, что даже когда им сказали, что «незнакомцы», которые «отвергли» их, на самом деле не отвергли их, мало что сделало для облегчения эмоциональной боли, которую испытывали участники. Даже когда им говорили, что незнакомцы принадлежали к группе, которую они презирали, такой как KKK, мало что сделали, чтобы успокоить обиженные чувства людей.Тем не менее, новости не так уж и плохи, потому что…

10. Есть способы лечения психологических травм, нанесенных неприятием. Можно лечить эмоциональную боль, которую вызывает отторжение, и предотвращать психологические, эмоциональные, когнитивные и отношения, которые возникают после нее. Чтобы сделать это эффективно, мы должны лечить каждую из наших психологических травм (то есть успокоить нашу эмоциональную боль, уменьшить наш гнев и агрессию, защитить нашу самооценку и стабилизировать нашу потребность в принадлежности).

Подробнее о лечении психологических ран, которые наносит отказ, см. Первая эмоциональная помощь: исцеление отвержения, вины, неудач и других повседневных травм.

Смотрите мое выступление на TED здесь

См. Также:

Авторские права 2013 Guy Winch

Следуйте за мной в Twitter @GuyWinch

Что такое чувствительность к отклонению?

Хотя никому не нравится, когда его отвергают, некоторые люди более чувствительны к социальному отторжению, чем другие.Люди с высокой чувствительностью к отказу настолько напуганы и отвращены к отказу, что это влияет на их повседневную жизнь.

Эти люди все время ждут, что их отвергнут. И поскольку они с тревогой ищут признаки того, что кто-то не хочет быть с ними, они часто ведут себя так, что отталкивают других людей. Такое поведение создает болезненный цикл, который бывает трудно разорвать.

Веривелл / Брианна Гилмартин

Признаки непринятия чувствительности

Люди с высокой чувствительностью к отказу постоянно ищут признаки того, что они вот-вот будут отвергнуты.Они склонны драматично реагировать на любой намек на то, что кто-то не хочет быть с ними.

Из-за своих страхов и ожиданий люди с чувствительностью к отторжению склонны неверно истолковывать, искажать и остро реагировать на то, что другие люди говорят и делают. Они могут даже ответить обидой и гневом. Вот факторы, которые влияют на эту чрезмерную реакцию.

Выражение лица

Люди с чувствительностью к отторжению часто неправильно интерпретируют или слишком остро реагируют на различные выражения лица.Например, одно исследование показало, что люди с более высокой чувствительностью к отторжению проявляли изменения в активности мозга, когда они видели лицо, которое выглядело так, как будто оно могло их оттолкнуть.

Используя функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), исследователи обнаружили, что люди с более высокой чувствительностью к отторжению проявляли разную мозговую активность при просмотре лиц, которые выказывали неодобрение.

Субъекты исследования не показали тех же результатов, глядя на людей, которые проявляли гнев или отвращение.Это наблюдение соответствовало людям, которые не испытывали чувствительности к отторжению.

Повышенная физиологическая активность

Когда люди с чувствительностью к отторжению боятся, что их могут отвергнуть, они испытывают повышенную физиологическую активность — больше, чем люди без чувствительности к отторжению. Они также сохраняют бдительность для большего количества сигналов о том, что они вот-вот будут отвергнуты. И они могут даже демонстрировать поведение «сражайся или беги».

Неправильное толкование поведения

Гиперчувствительность к отторжению часто заставляет людей искажать и неверно истолковывать действия других.Например, когда друзья не отвечают на текстовое сообщение сразу, человек, чувствительный к отказу, может подумать: «Они больше не хотят со мной дружить». В то время как тот, кто не чувствителен к отказу, может с большей вероятностью предположить, что друг просто слишком занят, чтобы ответить.

Смещение внимания

Кроме того, люди, которые имеют высокую чувствительность к отказу, часто уделяют больше внимания отказу или признакам того, что они были отвергнуты. Это известно как смещение внимания.

Например, если кто-то с высокой чувствительностью к отказу спросил 10 человек о свидании, девять согласились, а один отказался, они больше всего сосредоточились бы на одном отказе.Они могут даже назвать свои попытки свиданий «полной катастрофой» и начать верить, что они никому не нравятся.

И наоборот, тот, кто имеет низкую чувствительность к отказу, может рассматривать те же обстоятельства как большой успех. Этот человек может сосредоточиться на девяти положительных взаимодействиях и мало обращать внимание на одно отклонение.

Межличностная чувствительность

Люди с высокой межличностной чувствительностью озабочены всеми типами отторжения — как воспринимаемыми, так и фактическими отказами.Они также бдительны в наблюдении и контроле за настроением и поведением других и чрезмерно чувствительны к межличностным проблемам.

Кто-то с чувствительностью к отказу может постоянно искать доказательства того, что другие люди его отвергают. Таким образом, несмотря на заверения друга или партнера в том, что они приветствуются, любят и достаточно хороши, они все равно могут чувствовать себя отвергнутыми.

Они также жаждут близких отношений. Тем не менее, их страх быть отвергнутым может заставить их чувствовать себя одинокими и изолированными.Однако важно отметить, что, хотя кто-то может испытывать чувствительность к отказу в социальных сценариях, они могут не испытывать ее в других обстоятельствах.

Например, человек, который боится отторжения в обществе, может быть не против получить отказ в работе в Интернете. Когда ситуация не имеет социальных последствий, они могут по-другому справиться с этими отказами.

Причины отклонения чувствительности

Чувствительность к отказу не обусловлена ​​каким-то одним фактором.Вместо этого может быть задействовано множество факторов. Некоторые возможные причины включают в себя детские переживания, такие как критические отношения со стороны родителей и издевательства, а также биологические факторы и генетика. Вот более подробный взгляд на факторы, которые могут привести к чувствительности к отказу.

Детский опыт

Ранний опыт отказа, пренебрежения и жестокого обращения может способствовать развитию чувствительности к отвержению. Например, физическое или эмоциональное отторжение со стороны родителей может увеличить вероятность того, что у кого-то разовьется чувствительность к отвержению.Однако отказ не всегда должен быть прямым, чтобы оказать влияние.

Воспитание с эмоционально недоступным или очень критичным родителем также может вызвать у кого-то сильный страх быть отвергнутым в других отношениях.

Чувствительные к отторжению дети также более склонны к агрессивному поведению. Согласно исследованию, опубликованному в Child Development , дети, которые были очень чувствительны к отказу, с большей вероятностью гневно ожидали отвержения.Они проявили повышенное беспокойство после неоднозначного социального взаимодействия со сверстником.

Точно так же дети, которые чувствуют себя запуганными или изгнанными, также могут вырасти и бояться отказа больше, чем другие. Любой тип предшествующего болезненного отторжения может заставить кого-то пойти на многое, чтобы не испытать эту боль снова.

Биологическая уязвимость

Также считается, что некоторые люди могут иметь биологическую уязвимость к отторжению. Это может быть генетическая предрасположенность или определенные черты личности, которые увеличивают вероятность того, что кто-то будет чувствителен к отказу.Некоторые исследователи даже связывают чувствительность отторжения с низкой самооценкой, невротизмом, социальной тревожностью и небезопасным стилем привязанности.

Чувствительность к воздействию отклонения

Люди, которые испытывают высокий уровень чувствительности к отвержению, испытывают более высокий уровень психологического стресса, когда их отвергают, включая эмоциональную боль, гнев и печаль. Пытаясь справиться с этим дискомфортом, они также подвергаются более высокому риску агрессивности, социальной изоляции и членовредительства.

Кроме того, у людей с чувствительностью к отказу действуют два основных фактора: постоянная потребность нравиться и проблемы, с которыми они сталкиваются при формировании значимых связей с другими людьми. Рассмотрим эти два фактора поближе.

Постоянная потребность в лайке

Люди, которые чувствительны к отказу, могут чувствовать потребность нравиться всем. А если их отвергают, они могут усердно работать, чтобы снова завоевать расположение этого человека. Эта реакция на отказ может привести к приятному для людей поведению, а также к широкому снисходительному поведению.

Фактически, исследование, опубликованное в журнале Journal of Personality and Social Psychology , показало, что мужчины с высокой чувствительностью к отказу, скорее всего, отреагируют, пытаясь стать более симпатичными.

Они также обнаружили, что эти люди были готовы платить больше денег, чтобы стать частью группы, которая их отвергла. Если женщина оценивала их негативно на фиктивном сайте знакомств, они тратили на нее больше денег во время свидания, пытаясь понравиться ей.

Участницы женского пола демонстрировали подобное поведение только тогда, когда их отвергала потенциальная романтическая пара, с которой они уже поделились личной информацией.

Чувствительные к отторжению люди реагируют на жизнь так, чтобы защитить их от боли. К сожалению, их поведение часто приводит к обратным результатам.

Проблемы с подключением

Боязнь отвергнутого человека, чувствительного к отторжению, заставляет его изо всех сил пытаться установить новые связи и подорвать существующие отношения. Например, кто-то с высокой чувствительностью к отказу может постоянно обвинять партнера в измене, что может способствовать другой человек прекращает отношения.

Более того, чувствительный к отказу человек может стать злым и враждебным, если друг не ответит на его приглашения вовремя. В конечном итоге это может заставить друга еще больше отступить, что усиливает чувство отвержения.

Между тем, другие люди с чувствительностью к отказу могут избегать всех ситуаций и отношений, в которых они могут быть отвергнуты. Следовательно, они могут чувствовать себя крайне изолированными и одинокими, что, по сути, приводит к тому, что их самые большие страхи сбываются.

Проблемы романтических отношений

Люди, которые борются с чувствительностью к отказу, часто интерпретируют отказ как доказательство того, что в каком-то смысле они неприемлемы. Для них отказ — это суждение об их ценности и ценности как личности. А в отношениях эта система убеждений может иметь катастрофические последствия.

Когда кто-то ожидает отказа, трудно чувствовать себя в безопасности в отношениях. Даже если им не отказывают в данный момент, они всегда за этим следят, ожидая, что это произойдет в любой момент.

Следовательно, незначительные ошибки рассматриваются как полное отсутствие заботы или как жестокие суждения об их ценности как личности. В конце концов, чувствительный к отказу человек может расстроиться и рассердиться, как только почувствует потенциальный отказ. Вот более подробный взгляд на то, как чувствительность к отказу может повлиять на отношения.

Воздействие на подростков

Чувствительность к отторжению может проявиться уже в подростковом возрасте. Согласно исследованию, опубликованному в журнале Children Maltreatment , девочки-подростки, которые имеют высокую чувствительность к отторжению, могут вести себя так, что подвергаются более высокому риску стать жертвой.Взаимодействие с другими людьми

Исследователи обнаружили, что девушки, чувствительные к отказу, также более склонны идти на крайности, чтобы поддерживать отношения, когда они не уверены в приверженности парня.

Даже когда девушки знали, что их действия могут иметь негативные последствия, они все же изменили свое поведение, чтобы сохранить отношения. Они также с большей вероятностью вступали в отношения, которые предполагали физическую агрессию и нефизическую враждебность во время конфликтов, и они терпели нездоровое поведение, пытаясь оставаться вместе.

Воздействие на взрослых

Взрослые с чувствительностью к отказу, состоящие в романтических отношениях, скорее всего, будут испытывать постоянные проблемы в отношениях. Они часто неверно истолковывают события и реакции, потому что слишком бдительны, когда их отвергают.

Такое поведение может привести к иррациональной ревности, потому что человек боится быть брошенным или отвергнутым. Они также могут интерпретировать другое поведение, например, когда партнер занят работой, как доказательство того, что другой человек больше не любит их.

Для мужчин с чувствительностью к отторжению наличие серьезных отношений может быть более полезным для них, чем для женщин. Одно исследование показало, что мужчины более одиноки и более чувствительны к отказу, когда они не состоят в романтических отношениях.

Но женщины, которые имеют высокую чувствительность к отказу, вряд ли испытают облегчение в отношениях. Они могут продолжать чувствовать себя одинокими и бояться отказа в отношениях, когда они находятся в отношениях, чем когда они одни.

Тем не менее, как мужчины, так и женщины, опасающиеся отказа, могут с трудом установить близкие романтические отношения. Их усилия часто направлены на избежание конфликта и отвержения, а не на установление близости и роста.

Ссылка на проблемы психического здоровья

Отказ — прямая угроза чувству принадлежности человека и может иметь серьезные последствия для психического здоровья. Даже если кого-то на самом деле не отвергают все время, если он считает себя изгоем или считает, что его отвергают, его психическое здоровье все равно может ухудшиться.

Однако чувствительность к отторжению не является диагнозом психического здоровья сама по себе, она связана с несколькими различными психическими заболеваниями. Например, чувствительность к отторжению является фактором риска развития депрессии и может ухудшить существующие симптомы.

Одно исследование показало, что разрывы — и связанное с ними неприятие — могут с большей вероятностью вызвать депрессию у женщин.

Например, женщины студенческого возраста с высокой чувствительностью к отказу демонстрировали усиление депрессивных симптомов после разрыва отношений по инициативе партнера по сравнению с людьми с низкой чувствительностью к отказу.Взаимодействие с другими людьми

Другие исследования показали, что люди с высокой чувствительностью к отторжению также подвержены более высокому риску:

Чрезвычайная чувствительность к отказу также является одним из определяющих критериев избегающего расстройства личности и социальной фобии. Кроме того, исследователи обнаружили связь между чувствительностью к отказу и суицидальными мыслями у психиатрических пациентов.

Исследователи обнаружили, что люди с суицидальными идеями с большей вероятностью будут чувствовать, что они не принадлежат им, и они часто чувствовали себя обузой для других — вещи, которые часто испытывают люди с чувствительностью к отторжению.

Стратегии преодоления

Если вы подозреваете, что чувствительны к отказу, распознавание симптомов — и проблем, вызываемых чувствительностью отторжения, — может быть первым шагом в создании изменений. Получение помощи может не только снизить вашу уязвимость к психическим заболеваниям, но и при соответствующей помощи и вмешательстве может улучшить ваши отношения.

Фактически, исследования показывают, что саморегуляция, которая включает в себя мониторинг и контроль эмоциональных и поведенческих реакций, может быть ключом к преодолению чувствительности к отторжению.Например, когда вы замечаете потенциальный признак отказа, это может помочь остановиться и поразмышлять над ситуацией, а не немедленно отреагировать.

Один из способов сделать это — искать альтернативные объяснения поведения, а не предполагать худшее. Если вы не можете внести эти изменения самостоятельно, возможно, вам понадобится помощь консультанта.

Начните с разговора со своим врачом, который поможет вам определиться с дальнейшими шагами. Во многих случаях когнитивно-поведенческая терапия может помочь вам справиться с мыслями, чувствами и поведением, которые подпитывают страх быть отвергнутым.А если у вас уже есть отношения, супружеская терапия может помочь вам обоим поработать над установлением более здоровых и безопасных отношений.

Может быть страшно делать шаги, чтобы сблизиться с кем-то, потому что чем глубже развиваются отношения, тем больше может быть больно быть отвергнутым. Но научиться устанавливать более глубокие и здоровые связи — ключ к уменьшению одиночества и изоляции.

Слово Verywell

Чувствительность к отказу — это не то, что вы должны игнорировать.Фактически, симптомы часто со временем ухудшаются, если их не лечить.

Следовательно, если вы склонны к подавляющим эмоциональным реакциям, включая сильный гнев, беспокойство и грусть, когда чувствуете, что вас критикуют или отвергают, поговорите со своим врачом или специалистом в области психического здоровья. Умение справляться со своей чувствительностью и более адекватно реагировать на отказ — ключ к улучшению качества вашей жизни в целом.

Почему отторжение так больно — и что с этим делать |

Психолог Гай Винч делится некоторыми практическими советами, как успокоить боль отвержения.

Отвержение — самая распространенная эмоциональная рана, которую мы получаем в повседневной жизни. Раньше наш риск отказа ограничивался размером нашего непосредственного круга общения или пулов знакомств. Сегодня, благодаря электронным коммуникациям, платформам социальных сетей и приложениям для знакомств, каждый из нас связан с тысячами людей, любой из которых может игнорировать наши сообщения, чаты, текстовые сообщения или профили знакомств, в результате чего мы чувствуем себя отвергнутыми.

Помимо такого рода незначительных отказов, мы все еще уязвимы для серьезных и более разрушительных отказов.Когда супруг (а) нас бросает, когда нас увольняют с работы, пренебрегают нашими друзьями или подвергают остракизму со стороны наших семей и сообществ за наш образ жизни, боль, которую мы чувствуем, может быть абсолютно парализующей.

Независимо от того, велико ли отвержение, которое мы испытываем, или мало, одно остается неизменным — он всегда причиняет боль, и обычно это причиняет боль больше, чем мы ожидаем.

Спрашивается, почему? Почему нас так беспокоит, что хороший друг не «лайкает» фотографию семейного праздника, которую мы разместили в Facebook? Почему это портит нам настроение? Почему что-то столь кажущееся незначительным может заставить нас злиться на друга, угрюмо и плохо относиться к себе?

Наибольшие повреждения, вызванные отклонением, обычно возникают сами по себе.Когда наша самооценка страдает больше всего, мы идем и наносим ей еще больший ущерб.

Ответ — наш мозг настроен так реагировать. Когда ученые поместили людей в функциональные аппараты МРТ и попросили их вспомнить недавний отказ, они обнаружили нечто удивительное. Когда мы испытываем отторжение, активируются те же области нашего мозга, что и при физической боли. Вот почему даже небольшие отказы причиняют боль больше, чем мы думаем, потому что они вызывают буквальную (хотя и эмоциональную) боль.

Но почему наш мозг устроен таким образом?

Эволюционные психологи считают, что все началось, когда мы были охотниками-собирателями, жившими племенами. Поскольку мы не могли выжить в одиночку, изгнание из нашего племени было по сути смертным приговором. В результате мы разработали механизм раннего предупреждения, чтобы предупредить нас, когда нам угрожает опасность быть «выгнанными с острова» нашими соплеменниками — и это было отказом. Люди, которые воспринимали отторжение как более болезненное, с большей вероятностью изменили свое поведение, остались в племени и передали свои гены.

Конечно, эмоциональная боль — только один из способов, которым отказ влияет на наше благополучие. Отвержения также вредят нашему настроению и нашей самооценке, они вызывают волны гнева и агрессии и дестабилизируют нашу потребность «принадлежать».

К сожалению, наибольшие повреждения, вызванные неприятием, обычно происходят сами по себе. В самом деле, наша естественная реакция на то, что нас бросает партнер по свиданию или когда нас выбирают последним для команды, — это не просто зализывать раны, но и становиться очень самокритичными. Мы называем себя именами, сетуем на свои недостатки и испытываем отвращение к себе.Другими словами, как раз тогда, когда наша самооценка страдает больше всего, мы идем и еще больше вредим ей. Это эмоционально нездорово и психологически саморазрушительно, но каждый из нас делал это в то или иное время.

Хорошая новость в том, что есть более эффективные и здоровые способы реагировать на отказ, то, что мы можем сделать, чтобы обуздать нездоровые реакции, успокоить нашу эмоциональную боль и восстановить самооценку. Вот лишь некоторые из них:

Абсолютно нетерпимы к самокритике

Как ни соблазнительно перечислить все свои недостатки после отказа, и, как бы естественно это ни казалось, наказать себя за то, что вы сделали «неправильно», — не надо! Обязательно проанализируйте то, что произошло, и подумайте, что вам следует делать по-другому в будущем, но нет абсолютно никаких причин для наказания и самокритики при этом.Думать: «Мне, вероятно, следует избегать разговоров о моем бывшем на следующем первом свидании» — это нормально. Думая: «Я такой неудачник!» не является.

Еще одна распространенная ошибка, которую мы делаем, — это полагать, что отказ является личным, хотя это не так. Большинство отказов, будь то романтические, профессиональные или даже социальные, вызваны «соответствием» и обстоятельствами. Исчерпывающий поиск собственных недостатков в попытке понять, почему они не «сработали», не только напрасно, но и вводит в заблуждение.

Восстановите самооценку

Когда ваша самооценка падает, важно напоминать себе о том, что вы предлагаете (а не перечислять свои недостатки).Лучший способ повысить самооценку после отказа — это подтвердить те аспекты себя, которые, как вы знаете, имеют ценность.

Составьте список из пяти качеств, которые у вас есть, которые важны или значимы — вещи, которые делают вас перспективным для хороших отношений (например, вы поддерживаете или эмоционально доступны), хороший друг (например, вы лояльны или хороший слушатель) или хороший сотрудник (например, вы несете ответственность или имеете твердую трудовую этику).

Затем выберите один из них и напишите пару абзацев (пишите, а не просто делайте это в уме) о том, почему качество важно для других и как вы бы выразили его в соответствующей ситуации.Оказание первой эмоциональной помощи таким образом повысит вашу самооценку, уменьшит эмоциональную боль и укрепит вашу уверенность в будущем.

Повышение чувства связи

Как социальные животные, мы должны чувствовать себя желанными и ценными со стороны различных социальных групп, с которыми мы связаны. Отказ дестабилизирует нашу потребность принадлежать , заставляя нас чувствовать себя неурегулированными и социально непривязанными.

Следовательно, нам нужно напоминать себе, что нас ценят и любят, чтобы мы могли чувствовать себя более связанными и заземленными.Если коллеги по работе не пригласили вас на обед, вместо этого выпейте с членами вашей команды по софтболу. Если друг отвергает вашего ребенка, составьте для него план как можно скорее встретиться с другим другом. А когда первое свидание не отвечает на ваши сообщения, позвоните бабушке и дедушке и напомните себе, что только ваш голос приносит радость другим.

Отказ никогда не бывает легким, но знание того, как ограничить психологический ущерб, который он наносит, и как восстановить самооценку, когда это происходит, поможет вам быстрее выздороветь и двигаться дальше с уверенностью, когда придет время для вашего следующего свидания или светского мероприятия.

Иллюстрация Дон Ким для TED.

Эмоциональные реакции на неприятие межличностных отношений

Диалоги Clin Neurosci. 2015 Dec; 17 (4): 435–441.

Язык: английский | Испанский | Французский

Марк Р. Лири

Департамент психологии и неврологии, Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина, США

Марк Р. Лири, Департамент психологии и нейробиологии, Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина, США;

Авторские права: © 2015 Institut la Conférence Hippocrate — Servier Research Group Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 3.0 /), который разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

Abstract

Большая часть человеческих эмоций возникает в ответ на реальное, ожидаемое, запоминающееся или воображаемое отвержение со стороны других людей. Поскольку принятие другими людьми улучшало эволюционную приспособленность, люди разработали биопсихологические механизмы, чтобы предупреждать их об угрозах принятия и принадлежности, а также эмоциональные системы для борьбы с угрозами принятия.В этой статье исследуются семь эмоций, которые часто возникают, когда люди осознают, что их относительная ценность для других людей низка или находится под угрозой, включая обиду, ревность, одиночество, стыд, вину, социальную тревогу и смущение. Во время эпизодов отторжения могут возникать и другие эмоции, такие как грусть и гнев, но они являются реакцией на особенности ситуации, отличные от низкой ценности в отношениях. В статье обсуждаются эволюционные функции эмоций, связанных с отторжением, данные нейробиологии, касающиеся областей мозга, которые опосредуют реакции на отторжение, а также поведенческие исследования социальной психологии, психологии развития и клинической психологии в отношении психологических и поведенческих факторов, сопутствующих межличностному отторжению.

Ключевые слова: гнев , эмоции , вина , обида , межличностное неприятие , ревность , одиночество , стыд , социальная тревога

9002a parte importante de la emoción humana wave en respuesta al rechazo de otras personas, el cual puede ser real, expectado, recordado или imaginado. Dado que la aceptación por otras personas mejoró la aptitud Evolutiva, los seres humanos desarrollaron mecanismos psicobiológicos para darle valor a las amenazas contra la aceptación y la pertenenencia, junto con los sistemas emocionales para aceptacés manejas.Este artículo excina siete emociones que aparecen a menudo cuando las personas perciben que su valor relacional con otros es bajo o está en Potencial peligro; Incluyendo sentimientos de lástima, celos, soledad, vergüenza, culpa, ansiedad social y bochorno. Otras emociones, como la tristeza y el enojo, pueden Presentarse durante los epsodios de rechazo, pero son reacciones a las características de la situación más que al bajo valor relacional. El artículo discute las funciones a través de la evolución de las emociones relacionadas con el rechazo, la evidencia neurocientífica sobre regiones cerebrales que median las reacciones al rechazo, y lavestigaciónconductive de la psicología de la psicología desarónica de la psicología de la psicología clínica поведение в межличностных отношениях.

Résumé

Une grande partie des émotions humaines provient de la réponse au rejet réel, predé, mémorisé or imaginé par les autres. Parce que l’acceptation par les autres a amélioré l’aptitude au cours de l’évolution, les êtres humains ont développé des mécanismes biopsychologiques pour les informer des угрозs contre l’acceptation or l’apparistance, ainsi que des systèmes les émotion угроз против принятия. В этой статье анализируются различные эмоции, оставшиеся в живых, оставаясь без внимания, когда люди чувствуют себя в отношениях друг с другом, чтобы защитить себя от опасности: моральные предубеждения, жалобы, уединение, честность, виновность, социальная тревога и т. Д.D’autres émotions в честь tristesse et la colère peuvent apparaître pendant les épisodes de rejet mais ce sont des reactions à des caractéristiques d’autres ситуаций qu’une valeur Relationsnelle faible. В этой статье исследуются функции для эволюции движений в новой среде, аргументы в области нейробиологии en ce qui Concerne les régions cérébrales qui véhiculent les reactions au rejet, et la recherche comportementale en Psyologie sociale, Clinique et du développement Psyologie Surologie. comportementaux du rejet interpersonnel.

Эмоциональные реакции на отказ в межличностном общении

Отказ в межличностном общении представляют собой одни из самых печальных и значимых событий в жизни людей. Независимо от того, рассматриваете ли вы романтический отказ, разрушение дружбы, остракизм со стороны группы, отчуждение от членов семьи или просто игнорирование или исключение из случайных встреч, отказ имеет множество эмоциональных, психологических и межличностных последствий. Люди не только сильно реагируют, когда чувствуют, что другие отвергли их, но в значительной степени на человеческое поведение влияет желание избежать отказа.

Эта статья начинается с краткого ознакомления с адаптивным значением эмоций и, в частности, обсуждает межличностные функции эмоций, связанных с отторжением. Затем он исследует определенные эмоции, которые участвуют в управлении социальным принятием и отторжением, в том числе обиженные чувства, ревность, одиночество, стыд, вину, социальную тревогу и смущение, а также другие эмоции, которые часто возникают во время эпизодов отторжения, но это не так. специфичен для отказа.

Адаптивное значение эмоций

С момента публикации основополагающей книги Дарвина Выражение эмоций у человека и животных , 1 теоретики рассматривали эмоции как эволюцию адаптации, которая дает преимущество для выживания и воспроизводства. 2,3 В частности, эмоции сигнализируют о наличии событий, которые потенциально могут иметь серьезные последствия для благополучия животного — в частности, важных угроз и возможностей в его среде, — тем самым заставляя человека сосредоточиться на проблемах, требующих немедленного внимания. После возбуждения эмоции включают не только субъективные чувства, но и мотивационную готовность реагировать определенным образом на угрозу или возможность («склонность эмоции к действию»). Некоторые эмоции также включают в себя выразительные движения, которые передают состояние животного другим и побуждают сородичей реагировать желаемым образом, например, когда угрожающий взгляд животного пугает злоумышленников с его территории.

Многие эмоции могут быть вызваны как безличными, так и межличностными событиями. Например, люди могут испугаться, злиться или грустить либо из-за безличных природных явлений, либо из-за действий других людей. Однако другие эмоции переживаются только в связи с реальными, ожидаемыми, запоминающимися или воображаемыми встречами с другими людьми. Например, смущение, обида и одиночество по своей сути являются социальными эмоциями, которые связаны с угрозами и проблемами, возникающими в межличностных взаимодействиях и отношениях.

Здесь мы уделяем особое внимание эмоциям, которые вызваны перспективой или присутствием отказа со стороны других людей. Тот факт, что отторжение постоянно вызывает сильные эмоциональные реакции, предполагает, что принятие и отвержение имело важные адаптивные последствия на протяжении всей эволюции человека, что привело к обнародованию генов наших предков-гоминидов, которые испытывали эмоции в ответ на признаки отторжения. В саваннах Восточной Африки, где происходила большая часть эволюции человека, выживание и воспроизводство во многом зависели от жизни в группе, которая обеспечивала ресурсы, защиту от хищников и заботу о потомстве.Поскольку индивиды, которые жили в защитных пределах группы, жили намного лучше, чем те, кто этого не делал, естественный отбор благоприятствовал дочеловеческим и человеческим существам, которые формировали и поддерживали поддерживающие отношения с другими. В результате стремление к формированию и поддержанию некоторого минимального количества длительных, позитивных и значимых межличностных отношений — потребность в принятии и принадлежности — превратилось в фундаментальный аспект человеческой натуры. 4

Однако для успешного проживания в группе необходимо, чтобы индивиды были приняты (или, по крайней мере, терпимы) другими членами группы.Чтобы оставаться в благосклонности других членов группы, люди должны вести себя так, чтобы способствовать их принятию другими, будь то члены коалиции, друзья, члены семьи, товарищи, знакомые или кто-то еще. Кроме того, они должны проявлять бдительность в отношении признаков неодобрения и обесценивания, как избегать поведения, которое может привести к отказу, так и решать любые возникающие проблемы. Поскольку отвержение имело серьезные, потенциально фатальные последствия в среде предков, человеку нужно было избегать социальной изоляции и остракизма почти любой ценой и нужно было настраиваться на сигналы, указывающие на то, что его или ее положительное положение в глазах других людей могло быть нарушено. опасность.Таким образом, люди разработали биопсихологические механизмы, позволяющие извещать их об угрозах принятия и принадлежности, эмоциональном отвращении к сигналам, которые подразумевают отвержение и исключение, а также мотивационные системы для борьбы с угрозами принятия.

Эта психологическая система была охарактеризована как «социометр» 5 , который отслеживает социальную среду в поисках сигналов, относящихся к личным ценностям — степени, в которой другие люди считают свои отношения с этим человеком ценными или важными.Признаки низкой ценности отношений могут варьироваться от явных указаний на отторжение, таких как романтический разрыв или исключение из группы, до тонких проявлений незаинтересованности, неодобрения или неприязни, таких как низкая отзывчивость, отстраненный язык тела и избегание. Осознание того, что другие не ценят ваши отношения должным образом, запускает социометр и соответствующие ему эмоциональные и мотивационные реакции. Даже возможность обесценивания отношений может вызвать негативные эмоции, равно как и осознание того, что человек мог вести себя таким образом, чтобы снизить его ценность в отношениях и, таким образом, поставить под угрозу принятие себя другими.

Нейробиологические исследования показывают, что большая часть активности социометра опосредуется дорсальной передней поясной корой (dACC) и передней островковой частью. Помимо других функций, эти нервные области также связаны с физической болью, что может помочь объяснить, почему люди сообщают, что им «больно», когда другие обесценивают или отвергают их. Отторжение не только приводит к повышенной активности в dACC и передней островке островка, 6,7 , но и люди с высокими показателями чувствительности к отторжению проявляют большую активность в этих областях в ответ на отклонение стимулов, чем люди с низкой чувствительностью к отторжению, 8 , 9 , и активность в этих регионах коррелирует с самооценкой социального дистресса в ответ на отказ. 10-12 Интересно, что активность в этих регионах во время отторжения также связана с изменениями в представлениях людей о себе в данный момент (т. Е. С самооценкой состояния), на которые постоянно влияет отвержение и может быть внутренним психологическим показателем свою относительную ценность. 13 Недавний метаанализ показывает, что вентральная часть и dACC наиболее последовательно участвуют в реакциях на отторжение. 14

Некоторые специфические эмоции возникают из-за перспективы или присутствия отвержения, включая обиду, одиночество, ревность, вину, стыд, социальную тревогу, смущение, грусть и гнев.Однако, как мы увидим, некоторые из этих эмоций вызываются воспринимаемой низкой относительной ценностью как таковой, тогда как другие вызываются другими особенностями эпизода отторжения.

Обиженные чувства

Эмоция, которая наиболее последовательно и неопровержимо ассоциируется с низкой воспринимаемой ценностью в отношениях, — это эмоция, которую люди в просторечии называют «обидой». 15,16 Во многих отношениях обида может рассматриваться как «эмоция отвержения» 17 в том смысле, что чувства людей обижены событиями, которые означают, что другие люди не считают свои отношения с ними столь же ценными или важными, как индивидуальные желания, тем самым заставляя их чувствовать себя отвергнутыми.

В исследовании 168 обидных эпизодов 18 все эпизоды, кроме двух, оказались вызваны восприятием участниками того, что один или несколько других людей недостаточно ценили свои отношения. Более того, оценки участниками того, насколько обидно они себя чувствовали в описанной ситуации, сильно коррелировали со степенью, в которой они чувствовали себя отвергнутыми. Критика была наиболее частой причиной обид. Критика не только свидетельствует о том, что другой человек думает, что он обладает негативно оцениваемыми атрибутами, часто с последствиями для его относительной ценности и принятия, но и простое действие высказывания критики, даже если она оправдана, иногда подразумевает, что критикующий не ценит его или ее отношения с целью.(Люди часто воздерживаются от резкой критики тех, кто им небезразличен.) Кроме того, люди, участвовавшие в этом исследовании, также сообщали о том, что их ранили предательство (что указывает на то, что предатель неадекватно оценивает свои отношения с преданным человеком), пассивное разобщение (игнорирование или избегание личности), и, конечно же, явное неприятие, исключение, остракизм и оставление.

Короче говоря, факты показывают, что чувства людей обижены, когда они считают, что другие недостаточно ценят их отношения. 17 Люди обычно воспринимают обидные события как отвержение, хотя чувства людей могут быть задеты, даже если они знают, что другие люди принимают их или заботятся о них на каком-то уровне, если они считают, что другие не ценят их отношения так, как им хотелось бы.

Ревность

Люди испытывают ревность, когда считают, что другой человек ценит свои отношения с ними меньше, чем они того желают, из-за присутствия или вторжения третьей стороны. Хотя люди обычно думают о ревности в контексте романтических и сексуальных отношений, 19 человек могут испытывать ревность всякий раз, когда они считают, что третья сторона заставила их иметь меньшую, чем хотелось бы, ценность в отношениях с другим человеком.Например, дети могут завидовать тому вниманию, которое родители уделяют брату или сестре, или сотрудник может ревновать, потому что начальник, кажется, благоволит другому сотруднику. Ревность часто сопровождается страхом возможности полностью потерять отношения и гневом по отношению к партнеру и сопернику. 20

Тенденция к действию, связанная с ревностью, включает в себя мотивацию устранить влияние третьей стороны. Ревнивые люди могут попытаться повысить свою привлекательность (и, следовательно, свою относительную ценность и принятие) по отношению к цели и / или уменьшить влияние третьей стороны, унижая соперника по отношению к цели или угрожая одному или обоим.По иронии судьбы, ревнивые люди иногда ведут себя совсем не так, как ласково по отношению к цели, включая вспышки гнева, угрозы и физическое насилие. 19-21 Такое поведение, похоже, направлено на запугивание партнера и заставляет его отмежеваться от соперника, но оно может еще больше снизить ценность отношений ревнивца, подорвать отношения и привести к явному отторжению.

Одиночество и тоска по дому

Люди испытывают одиночество и тоску по дому, когда считают, что люди, которые очень дорожат своими отношениями, недоступны для социального взаимодействия и поддержки.В некоторых случаях люди могут не иметь значимых отношений ни с кем, но в других случаях люди, которые их ценят и поддерживают, просто недоступны для взаимодействия и предложения своей поддержки. Тоска по дому характеризуется прежде всего острым чувством одиночества и печали, когда человек не только разлучен с близкими, но и находится вдали от знакомых обстоятельств. 22 (На самом деле, тоску по дому, пожалуй, лучше рассматривать как смесь одиночества и печали, а не как отдельную эмоцию.)

Исследования показывают, что одиночество связано с факторами, которые вызывают чувство низкой ценности в отношениях с другими людьми. Дети, которых не принимают их сверстники, как правило, более одинокие, чем те, кого принимают, а отказ от сверстников перспективно предсказывает последующее одиночество. 23,24 Географическое перемещение также вызывает одиночество, вызывая потерю отношений, в которых люди чувствуют себя ценными в отношениях. 25 Одиночество особенно распространено среди людей, которые недавно пережили тяжелую утрату, развод или разрыв близких отношений и которые считают, что другие люди не считают их желанными друзьями и партнерами. 26 Не всякое одиночество возникает из явного отвержения, но отвержение является обычным предшественником одиночества.

Вина и стыд

Вина и стыд обычно концептуализируются как реакции на моральные или этические нарушения (которыми они и являются), но они тесно связаны с опасениями людей по поводу ценности отношений и отвержения. В самом деле, эти эмоции могли развиться для управления ситуациями, в которых кто-то нарушил групповые стандарты, и которые, если их не исправить, могли бы снизить его ценность в отношениях, повредить отношениям и даже привести к социальному отторжению или изгнанию из группы.Хотя термины «вина» и «стыд» часто используются как синонимы, это психологически разные эмоции: люди чувствуют себя виноватыми из-за «плохого» поведения, тогда как им стыдно за то, что они «плохие». 27 Поскольку быть плохим человеком обычно хуже, чем простое нежелательное поведение, стыд обычно является более сильным переживанием, чем чувство вины.

Большинство теоретиков связывает стыд и вину с нарушением личных стандартов. Однако вина и стыд кажутся по своей сути социальными эмоциями, а не просто реакцией на нарушение личных стандартов. 28 (Тот факт, что люди могут заставить нас чувствовать себя виноватыми или стыдиться, даже если мы считаем, что мы не сделали ничего плохого, демонстрирует центральную роль межличностных проблем в чувстве вины и стыда.) Как вина, так и стыд возникают в ситуациях, которые могут иметь потенциальные последствия для ценности людей в отношениях. другим людям, но они возникают в ответ на несколько иные проблемы. Когда люди считают, что они сделали что-то, что может привести к их относительной девальвации — что обычно имеет место в случаях, когда они ведут себя неэтично или аморально, — они чувствуют себя виноватыми.Когда они думают, что суждения других о них как о личности , особенно суждения об их характере, могут привести к обесцениванию отношений и возможному отторжению, они испытывают стыд. Конечно, люди иногда испытывают чувство вины или стыда, даже когда никто не знает об их нежелательном поведении или мыслях. Чтобы помочь людям избежать отказа, социометр может проактивно вызывать чувство вины и стыда, чтобы отговорить их от совершения поступков, которые, если их позже обнаружат другие, могут привести к обесцениванию и отторжению.

Вина и стыд связаны с разными мотивами или склонностями к действиям. Виновные люди заинтересованы в возмещении ущерба, нанесенного их нежелательным поведением. Они извиняются, просят прощения, занимаются корректирующим поведением и возмещением ущерба и предпринимают другие шаги для улучшения своего социального имиджа и восстановления межличностных отношений. 29 Напротив, стыд связан с желанием уйти от социальных взаимодействий, часто потому, что ничего нельзя сделать немедленно, чтобы исправить ущерб своему имиджу и относительной ценности. 27

Социальная тревога и смущение

Социальная тревога — чувство нервозности при социальных контактах — является упреждающей реакцией на возможность передачи нежелательных впечатлений о себе, которые снижают ценность отношений в глазах других людей. 30 Люди осознают, что степень, в которой другие ценят и принимают их как партнеров по взаимоотношениям, членов группы и социальных взаимодействующих, во многом зависит от того, как они воспринимаются. Например, если вас считают привлекательным, компетентным, симпатичным и этичным, это обычно приводит к более высокой ценности в отношениях, чем если вас считают непривлекательным, некомпетентным, непохожим или аморальным.Таким образом, когда люди полагают, что они могут не произвести впечатления, которое они хотят произвести в конкретной ситуации (или, что еще хуже, верят, что они произведут нежелательное впечатление), они испытывают социальную тревогу. Социальная тревога могла развиться как «система раннего предупреждения», которая удерживала людей от поведения, которое могло поставить под угрозу их социальный имидж и ценность в отношениях. 30

Смущение также связано с беспокойством о том, как человек воспринимается другими людьми; однако, в то время как социальная тревога носит предвосхищающий характер, смущение возникает, когда люди думают, что они уже произвели на других нежелательное впечатление о себе. 31 Хотя людям не нравится казаться смущенными, исследования показывают, что выражение смущения после создания нежелательного впечатления помогает улучшить общественный имидж людей и их значимость в отношениях, показывая другим, что они осознают свое нежелательное поведение и сожалеют о своем нежелательном в социальном отношении поведении. или ненормативная мода. 32 Покраснение лица часто играет важную роль в этом процессе, передавая осознание человеком того, что он или она ведет себя недопустимым непроизвольным, невербальным образом, который невозможно подделать. 33 Во многих отношениях человеческие проявления смущения, которые часто включают покраснение, отведенный взгляд и невеселую улыбку, аналогичны проявлениям умиротворения других приматов, когда они вызвали недовольство высокопоставленного члена группы. 33

Печаль и гнев

Каждая из эмоций, обсуждаемых до сих пор, прямо связана с событиями, которые имеют значение для взаимоотношений людей и социальных отношений, и каждая кажется предназначена для сдерживания действий, которые могут привести к отвержению или, если такие действия уже возникла, чтобы справиться с межличностной угрозой своим социальным связям.Однако люди, которые чувствуют себя отвергнутыми, часто испытывают другие эмоции, которые не связаны конкретно с проблемами, имеющими отношение к отношениям как таковыми, включая грусть и гнев. Ни печаль, ни гнев не вызваны воспринимаемой низкой ценностью в отношениях. Скорее, печаль возникает из-за воспринимаемой потери, а гнев возникает, когда люди воспринимают, что другой агент (обычно, но не всегда, человек) неоправданно ведет себя нежелательным образом, который угрожает их желаниям или благополучию. 34

Хотя печаль может быть результатом несоциальной утраты — например, ценной собственности или желаемой возможности — люди также испытывают печаль, когда теряют важные межличностные отношения.Например, людям становится грустно, когда близкие уезжают, когда отношения заканчиваются, когда они отдаляются от друзей, и когда другие доверяют им. В каждом случае печаль вызвана потерей ценной связи с конкретным человеком. Фактически, когда попросили написать о типичном случае, когда людям грустно, примерно две трети участников одного исследования написали о потере отношений или разлуке с любимым человеком, а четверть участников написали конкретно об отказе. . 35 Даже грусть утраты может частично отражать тот факт, что человек потерял важные отношения и источник ценности для отношений. Люди также могут испытывать печаль из-за потери потенциальных отношений, например, когда их привязанность к другому человеку не возвращается или человека не принимают в команду или группу, к которой он или она хотели присоединиться. Хотя грусть, очевидно, вызывает отвращение, эмоция может быть функциональной, побуждая людей защищать как свои отношения, так и людей, с которыми они состоят.Поскольку потерянные отношения вызывают болезненную печаль, люди мотивированы вести себя таким образом, чтобы защитить свою ценность в отношениях в глазах тех, с кем они хотят поддерживать близкие отношения.

В крайних случаях, особенно серьезное или продолжительное отторжение может способствовать депрессивным эпизодам. Конечно, у депрессии много причин, но остракизм, романтические разрывы и другие формы тяжелой или хронической девальвации отношений часто вызывают депрессию как у подростков, так и у взрослых.Отторжение не только способствует депрессии, 36 , но и люди, которые уже находятся в депрессии, более чувствительны к признакам того, что другие неадекватно ценят отношения с ними 37 , и им труднее оправиться от отказа. 38

Люди также иногда злятся, когда чувствуют себя отвергнутыми, но, как и в случае с грустью, гнев не вызван воспринимаемой низкой ценностью отношений как таковой. Скорее, гнев возникает во время эпизодов отвержения, когда люди интерпретируют отказ как неоправданный вред. 17,34 В некоторых случаях люди, которые чувствуют себя отвергнутыми, не только злятся, но и реагируют агрессивно. Действительно, гнев может быть направлен на предотвращение, прекращение или наказание определенного поведения, которое воспринимается как непосредственная угроза. 39 Заброшенные любовники иногда набрасываются, домашнее насилие обычно возникает, когда люди чувствуют себя обесцененными членами семьи, а школьные стрельбы обычно совершаются учениками, которые чувствуют остракизм со стороны сверстников. 40 Агрессивны ли люди, когда их отвергают, зависит от ряда факторов; например, агрессия более вероятна, когда люди ценят отношения, считают, что отказ был несправедливым, и считают, что отношения невозможно исправить. 41

Заключение

Некоторые межличностные эмоции отражают реакции на реальное, ожидаемое, запоминающееся или воображаемое отвержение. Обидные чувства, ревность, одиночество, стыд, вина, социальная тревога и смущение возникают, когда люди осознают, что их ценность в отношениях с другими людьми низка или находится под угрозой. Другие эмоции, такие как грусть и гнев, могут сопровождать эти связанные с отторжением эмоции, но являются реакцией на особенности эпизода отторжения, отличные от низкой ценности отношений.Каким бы отталкивающим, если не откровенно болезненным, как иногда бывают субъективные особенности этих эмоций, они тем не менее выполняют важную функцию, мотивируя людей вести себя таким образом, чтобы поддерживать их ценность в отношениях и защищать межличностные отношения, предупреждая их об угрозах этим отношениям и побуждение их к действию при возникновении проблем в отношениях. Человек, неспособный испытать эти эмоции, не сможет управлять своими межличностными взаимодействиями и отношениями и, скорее всего, испытает полное отторжение.

Конечно, самовосприятие своей относительной ценности иногда неточно, и в ходе значительного количества исследований были изучены случаи, когда люди недооценивают или переоценивают свою относительную ценность в глазах других людей. Важно отметить, что, как и другие системы, отслеживающие окружающую среду на предмет угроз, социометр, кажется, склонен в сторону ложных срабатываний. Это смещение отражает функциональную особенность системы, уменьшая вероятность того, что люди пропустят сигналы о том, что их относительная ценность низкая или снижается.Однако обратная сторона заключается в том, что это предубеждение порождает ненужные страдания и иногда заставляет людей остро реагировать на относительно мягкие признаки того, что другие не ценят их отношения так, как им хочется.

В этой статье основное внимание уделяется отрицательным эмоциям, возникающим из воспринимаемой низкой ценности в отношениях, но положительные эмоции также возникают в результате межличностных событий. Люди испытывают сильное счастье, если не радость, когда они чувствуют, что ими восхищаются, ценят или глубоко любят, и явные доказательства того, что кто-то имеет высокую ценность в отношениях, — например, принятие в желаемые группы, формирование дружбы и развитие других видов социальных связей — вызывают приятные чувства.

Тот факт, что большая часть человеческих эмоций посвящена поддержанию межличностных связей, указывает на важность принятия и принадлежности в человеческих делах. Люди по своей природе мотивированы на то, чтобы их ценили и принимали другие люди, и многие эмоции, которые они испытывают, отражают эти фундаментальные межличностные проблемы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Дарвин К. Выражение эмоций у человека и животных. Лондон, Великобритания: Джон Мюррей; 1872 г. [Google Scholar] 3.Космидес Л., Туби Дж. Эволюционная психология и эмоции. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., ред. Справочник эмоций. 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд; 2000: 91–115. [Google Scholar] 4. Баумейстер РФ., Лири MR. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Psychol Bull. 1995; 117 (3): 497–529. [PubMed] [Google Scholar] 5. Лири MR. Теория социометра и стремление к относительной ценности: добраться до корня самооценки. Eur Rev Soc Psychol. 2005; 16: 75–111. [Google Scholar] 6. ДеУолл С.Н., Макдональд Г., Вебстер Г.Д. и др. Тайленол снижает социальную боль: поведенческие и нейронные свидетельства. Psychol Sci. 2010; 21 (7): 931–937. [PubMed] [Google Scholar] 7. Эйзенбергер Н.И., Либерман М.Д., Уильямс К.Д. Больно ли отказ? ФМРТ-исследование социальной изоляции. Наука. 2003; 302 (5643): 290–292. [PubMed] [Google Scholar] 8. Burklun L., Eisenberger NI., Lieberman MD. Лицо отторжения: Чувствительность к отвержению снижает активность спинной передней поясной коры до неодобрительного выражения лица. Soc Neurosci. 2007; 2 (3-4): 238–253. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. Кросс Э., Эгнер Т., Охснер К., Хирш Дж., Дауни Г. Нейронная динамика чувствительности отторжения. J Cogn Neurosci. 2007; 19 (16): 945–956. [PubMed] [Google Scholar] 10. Мастен С.Л., Эйзенбергер Н.И., Борофски Л.А. и др. Нейронные корреляты социальной изоляции в подростковом возрасте: понимание дистресса отвержения сверстников. Soc Cogn Affect Neurosci. 2009; 4 (2): 143–157. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11.Онода К., Окамото Ю., Накашима К., Ниттоно Х., Ура М., Ямаваки С. Снижение активности вентральной передней поясной извилины связано с уменьшением социальной боли во время эмоциональной поддержки. Soc Neurosci. 2009; 4 (5): 443–454. [PubMed] [Google Scholar] 12. Эйзенбергер Н.И., Тейлор С.Е., Гейбл С.Л., Хилмерт С.Дж., Либерман М.Д. Нейронные пути связывают социальную поддержку с ослаблением нейроэндокринной реакции на стресс. Нейроизображение. 2007; 35 (4): 1601–1612. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13.Эйзенбергер Н.И., Инагаки Т.К., Мускателл К.А., Халтом КЕБ., Лири М.Р. Нейросоциометр: механизмы мозга, лежащие в основе самооценки государства. J Cogn Neurosci. 2011; 23 (11): 3448–3455. [PubMed] [Google Scholar] 14. Ротге Дж., Лемогн С., Хинфрей С. и др. Мета-анализ вклада передней поясной извилины в социальную боль. Soc Cogn Affect Neurosci. 2015; 10 (1): 19–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. L’Abate L. Обидные чувства: теория, исследования и применение в интимных отношениях. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2011 [Google Scholar] 16. Вангелисти А. Чувство боли в близких отношениях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2009 [Google Scholar] 17. Лири М.Р., Ледер С. Природа обиженных чувств: эмоциональный опыт и когнитивные оценки. В кн .: Вангелисти А, изд. Чувство боли в близких отношениях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2009: 15–33. [Google Scholar] 18. Лири М.Р., Спрингер К., Негель Л., Анселл Э., Эванс К.Причины, феноменология и последствия обид. J Pers Soc Psychol. 1998; 74 (5): 1225–1237. [Google Scholar] 19. Buss DM. Опасная страсть: почему ревность так же необходима, как любовь и секс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 2000 [Google Scholar] 20. Герреро Л.К., Шпицберг Б.Х., Йошимура С.М. Сексуальная и эмоциональная ревность. В: Harvey JH, Wenzel, A, Sprecher, S, eds. Справочник по сексуальности в близких отношениях. Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates; 2004: 311–345.[Google Scholar] 21. Parker JG., Low CM., Walker AR., Gamm BK. Ревность по дружбе у подростков: индивидуальные различия и связь с полом, самооценкой, агрессией и социальной адаптацией. Dev Psychol. 2005; 41 (1): 235–250. [PubMed] [Google Scholar] 22. Van Tilburg MAL., Vingerhoets AJJM., Van Heck GL. Тоска по дому: обзор литературы. Psychol Med. 1996; 26 (5): 899–912. [PubMed] [Google Scholar] 23. Бойвин М., Химел С., Буковски В.М. Роли социальной изоляции, неприятия сверстников и виктимизации со стороны сверстников в прогнозировании одиночества и депрессивного настроения в детстве. Dev Psychopathol. 1995; 7 (4): 765–785. [Google Scholar] 24. Кэссиди Дж., Ашер С.Р. Одиночество и отношения сверстников у маленьких детей. Child Dev. 1992; 63 (2): 350–365. [PubMed] [Google Scholar] 25. Brown AC., Orthner DK. Переселение и личное благополучие в раннем подростковом возрасте. J Early Adolesc. 1990; 10 (3): 366–381. [Google Scholar] 26. Дикстра П.А., Фоккема Т. Социальное и эмоциональное одиночество среди разведенных и женатых мужчин и женщин: сравнение дефицита и когнитивных перспектив. Basic Appl Soc Psychol. 2007; 29 (1): 1–12. [Google Scholar] 27. Тангни Дж. П., Миллер Р., Фликер Л., Барлоу Д. Являются ли стыд, вина и смущение разными эмоциями? J Pers Social Psychol. 1996; 70 (6): 1256–1264. [PubMed] [Google Scholar] 28. Barrett KC. Функционалистский подход к стыду и вине. В: Tangney JP, Fischer, KW, eds. Самосознательные эмоции: психология стыда, вины, смущения и гордости. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press; 1995: 25–63. [Google Scholar] 29.Baumeister RF., Stillwell AM., Heatherton TF. Вина: межличностный подход. Psychol Bull. 1994; 115 (2): 243–267. [PubMed] [Google Scholar] 30. Лири М.Р., Джонгман-Серено К. Социальная тревожность как система раннего предупреждения: уточнение и расширение самопрезентативной теории социальной тревожности. В: Hofman SG, DiBartolo, PM, eds. Социальная тревога: клинические, развивающие и социальные перспективы. 3-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Эльзевир; 2014: 580–624. [Google Scholar] 31. Миллер RS. Смущение: равновесие и опасность в повседневной жизни. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press; 1996 [Google Scholar] 32. Файнберг М., Уиллер Р., Келтнер Д. Встревоженный и верный: смущение как сигнал просоциальности. J Pers Soc Psychol. 2012; 102 (1): 81–97. [PubMed] [Google Scholar] 33. Лири MR., Бритт TW., Cutlip WD., Templeton JL. Социальное покраснение. Psychol Bull. 1992; 112 (3): 446–460. [PubMed] [Google Scholar] 34. Смит CA, Кирби LD. Последствия требуют антецедентов: модели процесса выявления эмоций.В: Forgas JP, ed. Чувство и мышление: роль аффекта в социальном познании. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2000: 83–106. [Google Scholar] 35. Шейвер П., Шварц Дж., Кирсон Д., О’Коннор К. Эмоциональное знание: дальнейшее исследование прототипного подхода. J Pers Soc Psychol. 1987; 52 (6): 1061–1086. [PubMed] [Google Scholar] 36. Платт Б., Кадош К.С., Лау JYF. Роль неприятия сверстников в подростковой депрессии. Подавить тревогу. 2013; 30 (9): 809–821.[PubMed] [Google Scholar] 37. Айдук О., Дауни Г., Ким М. Чувствительность отторжения и депрессивные симптомы у женщин. Pers Soc Psychol Bull. 2001; 27 (7): 868–877. [Google Scholar] 38. Hsu DT., Sanford BJ., Meyers KK. И др. Это все еще больно: измененная эндогенная опиоидная активность в мозге во время социального отторжения и принятия при большом депрессивном расстройстве. Mol Psychiatry. 2015; 20 (2): 193–200. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Hutcherson CA., Gross JJ. Моральные эмоции: социально-функционалистское объяснение гнева, отвращения и презрения. J Pers Soc Psychol. 2011; 100 (4): 719–737. [PubMed] [Google Scholar] 40. Лири М.Р., Твенге Дж. М., Куинливан Э. Межличностное неприятие как детерминант гнева и агрессии. Pers Soc Psychol Rev. 2006; 10 (2): 111–132. [PubMed] [Google Scholar] 41. Ричман LS., Лири MR. Реакции на дискриминацию, стигматизацию, остракизм и другие формы межличностного неприятия: динамическая, многомотивная модель. Psychol Rev. 2009; 116 (2): 365–383. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Почему улучшение после того, как вас отвергли, может помочь вам добиться успеха в жизни

Получение тонкого конверта вместо толстого из приемной комиссии колледжа.Выбран последним для команды по кикболу. Мне сказали: «Давай просто дружить».

Отказ — это больно, независимо от того, серьезный ли он (отсутствие работы, которая вам подходит) или менее значительный (отказ из-за совпадения с Tinder).

Наши чувства обижены, наша самооценка страдает, и это расстраивает наше чувство принадлежности, — говорит Гай Винч, доктор философии, психолог и автор книги «Первая эмоциональная помощь: исцеление отвержения, вины, неудач и других повседневных обид». . «Даже очень легкий отказ может действительно уколоть», — говорит он NBC News ЛУЧШЕ.

Но есть способы справиться с этим, чтобы страх быть отвергнутым не мешал нам выставить себя напоказ.

«Беспокойство по поводу отказа — это совершенно нормально», — объясняет Марк Р. Лири, доктор философии, профессор психологии и нейробиологии в Междисциплинарном центре поведенческих исследований Университета Дьюка, где он исследует человеческие эмоции и социальные мотивации. «Но чрезмерное беспокойство по этому поводу — вплоть до того, что мы не делаем того, что могло бы принести нам пользу, — может поставить под угрозу качество нашей жизни», — говорит Лири.

Отвержение на самом деле вызывает болевой ответ в мозгу.

Лири определяет отвержение, как когда мы воспринимаем нашу относительную ценность (насколько другие ценят свои отношения с нами) опускается ниже некоторого желаемого порога. Лири объясняет, что укус при отторжении становится таким резким, потому что он запускает в мозгу одни и те же болевые сигналы, которые возникают, когда мы ударяем ногой по ноге или выпячиваем спину.

Исследование, например, в котором функциональные МРТ-сканирование сравнивали активность мозга людей, переживших отторжение, с активностью мозга людей, которые испытали физическую боль, показало, что многие из одних и тех же областей мозга подсвечиваются (и эти области ранее были связаны с физической болью).

Последующее исследование показало, что боль, которую мы ощущаем от отторжения, настолько похожа на ту, которую мы испытываем от физической боли, что прием парацетамола (например, тайленола) после отторжения фактически уменьшал ту боль, которую люди испытывали, — и сканирование мозга показало, что нервная сигнализация боли была тоже уменьшилось.

Боль, которую мы испытываем из-за отказа, — это часть того, что помогло людям выжить.

Психологи подозревают, что вся эта боль, вероятно, является пережитком нашего эволюционного прошлого и тем, что помогало человечеству выживать на протяжении тысячелетий.

Физическая боль, которую вы чувствуете, когда беретесь за ручку кастрюли с кипящей водой, — это сигнал, который приказывает вам отпустить (чтобы вы больше не обжигали руку). Точно так же укус отторжения посылает сигнал о том, что что-то не так с вашим социальным благополучием, говорит Лири. В доисторические времена социальное неприятие могло иметь ужасные последствия.

«Когда наши доисторические предки жили небольшими кочевыми группами на равнинах Африки, отказ от клана был бы смертным приговором», — объясняет Лири.«Никто бы не выжил там один с острым камнем».

Следовательно, люди, которые с большей вероятностью будут восприимчивы к отторжению и с большей вероятностью воспримут это как сигнал к изменению своего поведения, прежде чем их будут избегать, будут теми, у кого больше шансов выжить и воспроизвести.

Итак, мы существуем сегодня, тысячи лет спустя, как потомки тех дочеловеческих «крутых детей» — тех, кто был более успешным в том, что их ценили и принимали (потому что дети, которым не с кем было обедать, не хотели бы » т сделали это).

Итак, даже сегодня, по словам Лири, «отказ привлекает наше внимание и заставляет задуматься о наших социальных обстоятельствах».

Это вероятное объяснение того, почему мы склонны чувствовать себя более уязвленными даже из-за отказа, чем из-за неудач, — добавляет Винч. По его словам, неудача очень специфична для конкретной задачи (мы не достигаем цели или чего-то не достигаем), в то время как отторжение связано с межличностной динамикой.

Связанные

Когда дело доходит до того, чтобы лучше справляться с отказом, вам придется отключить режим автопилота

Проблема в том, что мы, как правило, сталкиваемся с большим количеством возможностей быть отвергнутыми, чем когда-либо прежде в истории человечества (благодаря технологиям как социальные сети и Интернет).И даже несмотря на то, что межличностная динамика по-прежнему сохраняется, большинство тех, с кем сегодня сталкивается большинство из нас в Интернете и в реальной жизни, не угрожают нашему выживанию в такой степени, как тысячи лет назад, — говорит Лири.

Проблема в том, что мы, как правило, сталкиваемся с большим количеством возможностей быть отвергнутыми, чем когда-либо прежде в истории человечества (благодаря таким технологиям, как социальные сети и Интернет).

Но мы все еще настроены реагировать так, как будто они это делают. «Нашему мозгу нелегко определить разницу между отрицанием, которое имеет значение, и отказом, если мы не думаем об этом сознательно и не подавляем наши автоматические реакции», — говорит Лири.

Вы преодолеваете эту реакцию, распознавая, когда боль, которую мы чувствуем, является отвержением, и лучше реагируете на неизбежную боль, которую мы чувствуем. «Это зависит от нас — как мы реагируем и как мы справляемся с этим в наших головах и в наших действиях», — объясняет Винч.

Эти шаги могут помочь:

1. Сосредоточьтесь на том, что вы действительно приносите на стол

Поскольку большинство отказов не оставят вас обреченными на выживание в одиночестве в пустыне, естественная реакция отказа — уйти и не поставить себя снова там — это не адаптивный ответ, — говорит Винч.Вместо этого приложите усилия, чтобы возродить самооценку, сосредоточьтесь на наших положительных качествах и вспомните, почему наши качества могут быть оценены кем-то еще в другой ситуации. Все это повышает устойчивость, поэтому вы будете лучше подготовлены к тому, чтобы справляться с трудностями, — говорит он.

2. Спросите себя, действительно ли это важно или вас действительно волнует

«Реакция на отказ часто происходит автоматически, даже если это не имеет значения», — говорит Лири. Исследования показывают, что мы, как правило, испытываем такую ​​же боль после того, как нас отвергают люди, о которых мы не заботимся, или даже те, которые нам не нравятся, как после того, как нас отвергают люди, которые для нас важны.(Одно исследование показало, что даже когда группа, отвергающая, была оскорбляемой — в данном случае Клу-клукс-клан, — отвержение все еще причиняло боль.) (например, от семьи или близкого друга) по сравнению с несущественными, — говорит Лири.

3. Помните, что в большинстве случаев отказ не является личным.

Большинство отказов, с которыми мы сталкиваемся, не являются личными, говорит Винч. Вы не получили работу, потому что кто-то ранее знал команду и работал с ней, а не потому, что вы были недостаточно хороши.Вашему другу не понравился ваш пост в Instagram, потому что она его не видела — или у нее не было свободного пальца, чтобы нажать эту кнопку.

Иногда отказ может быть личным, говорит Винч. «Но в большинстве случаев это не так».

4. Принимайте лучшее, а не худшее

Нам нужно научиться делать допущения, а не предполагать худшее. Может быть, он не написал на второе свидание, потому что получил предложение о работе за пределами штата или его бывшая, снова и снова выходящая на связь, снова вышла на связь. Может быть, дело не в том, что ты тебе не нравишься.

Мы часто не понимаем, что происходит по другую сторону ситуации, — говорит Винч. И чтобы быть более устойчивыми, нам иногда нужно выбирать менее болезненные и менее болезненные предположения.

5. И

, чтобы вернуться туда

Лекция «не обращай внимания на то, что думают другие», которую родители читают, когда ребенка не приглашают на популярный детский праздник в средней школе, на самом деле не так.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.