Разное

Дохлая мать: Статья. Андре Грин. «Мертвая мать.»

Содержание

Мёртвая мать, русская народная сказка читать онлайн бесплатно

Русская народная сказка «Мёртвая мать»

Русские народные сказки, которые были созданы очень давно, несут в себе отпечаток того времени. Придуманные тёмными и неграмотными людьми, они передают не только их мысли и мечты, но страхи, основанные на суеверии.

В сказке «Мёртвая мать» всё начинается обыденно: жили-были муж и жена. И всё между ними было хорошо, потому что в семье царило согласие и любовь. Такая примерная супружеская пара не могла не вызывать зависть у злых людей. Зато добрые соседи радовались за них.

Отяжелела молодая женщина и, по прошествии положенного срока, родила мужу сына. Только одно плохо – сама умерла во время родов. Остался мужик один-одинёшенек. Как ни убивался он, ни плакал, а жить нужно дальше.

Нанял он старушку одну, чтобы она нянчила его сына. А ребёнок не давал никому покоя: весь день не ест, не пьёт, а только кричит и плачет. А как наступает ночь, то затихает и спит тихо и мирно.

Бабка-нянька заподозрила неладное и решила проследить, в чём же там дело. Не стала она ночью спать, решила покараулить. И вот ровно в полночь услышала старая женщина, что в дом как будто бы кто-то вошёл и подошёл к люльке. А ребенок затих так, как будто бы материнскую грудь сосёт.

И так продолжалось изо дня в день, из ночи в ночь. Решила бабка поделиться этим с отцом ребёнка. А мужи не придумал ничего лучше, как позвать к себя в дом всю родню. Собрались они в хате, зажгли свечу и прикрыли её горшком. А сами легли на пол и затаились.

А ровно в полночь всё повторилось. Открылась дверь и в избу кто-то вошёл и прошёл прямо к люльке. Ребёнок сразу затих. Не утерпели люди, открыли свечу, и в доме стало светло.

Картина, которая открылась перед ними, заставила их окаменеть и в переносном, и в прямом смысле слова. Так и остались они истуканами. К новорожденному каждую ночь приходила покойная мать. Видно, и на том свете ей не давало покоя материнское сердце.

Навряд ли в реальной жизни могла случиться похожая история. Но она, как нельзя лучше показывает, что в прежние времена люди, не умевшие дать объяснение каким-то явлениям, обрастали страхами и суевериями. Отсюда и такой печальный конец у сказки: очевидцы событий окаменели, а ребёнка новорожденного нашли мёртвым.

Читайте онлайн текст русской народной сказки про Мёртвую мать полностью, бесплатно и без регистрации, крупным шрифтом.

 

«Дохлая кошка» – кино для своих и про своих

Яна Нетребовская

30 ноября 2009, 10:39

Ученик: Что самое ценное на свете? Лао Цзы: Дохлая кошка. Ученик: Почему? Лао Цзы: Никто не сможет назвать ее цену.«Дохлая кошка» (2008 г.) — режиссерский кинодебют молодого дизайнера, автора многих арт-проектов Якова Каждана. И само название, и философский эпиграф, и многообещающий анонс настраивают публику на знакомство с оригинальной, по меньшей мере нескучной историей. Но оценить это кинотворение, или как настаивает автор видео-перформанс, далекий от богемной среды зритель, мало смыслящий в современном искусстве, сможет вряд ли. История, запечатленная любительской камерой, стара как жизнь. Молодой парень Вася, свободный от обязательств и привязанностей, проводит время в свое удовольствие — валяется на траве, рассматривает прохожих и время от времени раздает перед ВДНХ шоколадные батончики. Течение размеренной жизни прерывает девушка. Сначала ей вполне хватает просмотров фильмов, совместного ничегонеделания и батончиков на ужин, однако вскоре уровень потребностей возрастает и Вася, как настоящий мужчина, жертвует собой ради счастья любимой. Он устраивается в рекламное агентство, работает ночи напролет, выслушивает упреки начальства… На этом внятная история, близкая и понятная многим, заканчивается. В повествование с раздражающей нелогичностью вплетаются сцены перформансов некоего дизайнера, шьющего одежду из бумаги, отрывки из интервью, закулисье показов. Причем до конца не ясно, является ли художником избранница главного героя, сам Василий или некий сторонний персонаж. До конца не проясняет ситуацию даже шьющий и кроящий вечерами Василий (вдруг он старается для девушки?), перетаскивающий по Москве бумажный скарб в огромных мусорных пакетах. И лишь в конце становится совершенно очевидным, что дизайнер и герой одно лицо. Увлекшись дизайном «одежды» Василий сворачивает с офисной тропы и полностью отдается любимому делу. Но даже это не спасает героя от разочарования. Постепенно девушка теряет интерес к герою, знакомится с другим парнем и изменяет Васе прямо на лестничной площадке. Будто в плохой мелодраме, пришедший не вовремя герой застает парочку в самый интимный момент. Заканчивается фильм тем, что дизайнер прилюдно сжигает свою коллекцию. Остается только догадываться, является ли это очередным актом творческой самореализации или просто-напросто выплеском отчаяния, разрушением мостов в прошлую жизнь. Эксперименты с ракурсами и многоминутные крупные планы, хронологические скачки и кавардак с логикой частично можно оправдать тем, что создатель кино — художник-авангардист, свободный от киноштампов и своеобразно воспринимающий реальность. Однако никак нельзя простить режиссеру то, что кино в итоге получилось скучным и вытерпеть 73 минуты в зрительном зале можно лишь собрав волю в кулак. Трудно не согласиться с критиками, которые пришли к выводу, что это кино, снятое художником, про художника и интересное только околохудожественной тусовке. Чтобы быть понятным и всем остальным, фильму не хватает цельности, глубины, эмоций. А еще интересно порассуждать, причем здесь дохлая кошка? С ней сравнима полубогемная жизнь героя, горький опыт любви, его творчество? По словам самого режиссера, название фильма он заимствовал из повести Сэлинджера «Выше стропила, плотники!». Главный герой Симор знакомится с семьей своей невесты. На вопрос матери невесты, кем он хочет стать, Симур отвечает — «Дохлой кошкой».Несмотря на вызывающее название, у тюменских зрителей фильм интереса не вызвал — в зале набралось всего несколько человек — возможно, причиной стало позднее время показа — 23 часа. Досидели до конца меньше половины. Остается надеяться, что второй режиссерский «блин» Якова Каждана окажется более удобоваримым.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!

В Башкирии шестилетний мальчик несколько дней провел в квартире с мертвой матерью

Фото: ИА «Башинформ»

В Башкирии шестилетний мальчик несколько дней провел в квартире с мертвой матерью Фото: ИА «Башинформ»

В Башкортостане, в городе Янауле в одной из семей произошла страшная трагедия. Как сообщил агентству «Башинформ» источник, в квартире жилого дома накануне днем был обнаружен труп женщины, а рядом с ней находился истощенный шестилетний мальчик. По предварительным данным, его мать умерла несколько дней назад. Возможно, женщина свела счеты с жизнью. В квартире кроме матери и ребенка никто не проживал.

Мальчик находился с мертвой мамой в одном помещении чуть меньше недели. Тело женщины стало разлагаться.

Почему ребенок не позвал на помощь, что стало истинной причиной гибели его матери, состояла ли семья на учете, ходил ли мальчик в детсад, кто нашел труп женщины и вызвал правоохранителей – пока на эти вопросы ответов нет.

Известно, что ребенка в истощенном состоянии госпитализировали, сейчас его жизни ничего не угрожает.

В пресс-службе регионального Следственного комитета сообщили, что по данному факту проводится доследственная проверка.

«Следователи осмотрели место происшествия. Назначена судмедэкспертиза для установления точной причины гибели женщины. Предварительно, признаков криминального характера не установлено», — прокомментировали агентству «Башинформ» в ведомстве.

Позже глава администрации Янаульского района Ильшат Вазигатов рассказал подробности ЧП с мальчиком, найденным рядом с умершей матерью, а также о том, какие меры должны принять школы и детсады в связи с этим происшествием — читайте по ссылке.

«Мама, а ты умрешь?» › Новости Санкт-Петербурга › MR-7.ru


О смерти дети начали спрашивать меня уже года в три-четыре. Как и советуют психологи, я отвечала спокойно: «Приходит осень – деревья сбрасывают листья, наступают холода — птицы улетают на юг, а приближается конец жизни – и люди умирают». Профессиональные объяснения действовали некоторое время. А потом трогательные и испуганные вопросы возобновились: «Ты умрешь? И папа умрет? И я умру?» Это очень странное чувство, когда маленькие ручки порывисто обнимают тебя за шею, из испуганных глаз катятся слезы-горошины, которые так хочется бережно осушить, но совершенно не знаешь – как…


Знакомые своему сыну Саше, глубоко задумывающемуся над вопросами жизни и смерти, подсунули научно-фантастическую книгу о биотехнологиях и научном прогрессе. Ребенок успокоился – пока он вырастет, а папа с мамой состарятся, пройдет немало времени. Должны же, в конце концов, что-то придумать, чтобы люди перестали умирать – ведь научились клонировать, выращивать новые органы и пересаживать костный мозг.


Может быть, это непедагогично и неправильно, но я своим детям крепко обещала продержаться еще как минимум лет 50, что на их времяисчислении, видимо, равняется бесконечности. Так что – приходится правильно питаться, переходить улицу на зеленый свет и ездить на велосипеде исключительно по тротуарам. Ведь я знаю, что никакие разговоры о биотехнологиях, Царствии небесном и естественном круговороте жизни и смерти не смогут до конца успокоить эту щемящую тревогу в маленьких любящих сердцах.


Комментируют родители:


Лилия Захаренко


Идем сегодня в садик утречком. А надо сказать, уже два дня подряд у нас на пути встречается дохлая кошка. Полина говорит: «Мама, смотри — это дохлая кошка! И люди тоже умирают. ..А ты умрешь?» Ну, говорю, ясное дело, умру…А она: «Мама, ты сильно не переживай, мне Надя (няня) рассказала, что когда у тебя жизнь уходит, она вселяется в другого человека». Вот это номер! — думаю. И сказала Поле, что пока никто точно не знает, что будет после смерти, и поэтому жизнь нужно очень-очень ценить.


Александр Бочков


Разговор о смерти у нас с трехлетним сыном заходил, но абстрактный. Дескать, а что будет, когда наша кошка умрет, мы щеночка заведем? Ну, или когда совсем малышом был, в парке гуляли, я ему объяснял, почему нельзя на жуков наступать. Мол, раздавишь и он никогда больше не поползет, у него же детки…


Ирина Родина


Как-то раз со старенькой прабабушкой мы пошли на чьи-то похороны. Не помню всего хорошенько, но тогда стало ясно, что вот эта старушечка уже не оживет. Тут-то я потребовала объяснений у старших — почему, мол, люди умирают и что с ними потом происходит? На что мои родители, довольно молодые тогда — лет по 25, оба медики, честно объяснили, что после смерти происходит разложение организма и все, ничегошеньки больше. Я поверила, но было страшно.               


Инна Веслова


Когда дочь была классе в третьем, то вдруг осознала, что когда-нибудь неизбежно станет сиротой. Ей было так горько, что она проплакала весь вечер у себя в спальне.


Дмитрий Золотухин


Прабабушка верила в Бога, держала у себя в комнатке иконку и иногда плакала и молилась. И объяснила нам с братом, что после смерти человек попадает либо в рай, либо в ад. Нас эта теория вполне устроила, потому что куда ж могут попасть такие хорошие люди — ясное дело, не к чертям. Плюс еще оставалась надежда, что вырастем вот и станем большими учеными и придумаем пилюлю от старости.


Максим Романов


Первое осознание у моего ребенка того, что все смертны, произошло рано — года в три-четыре. Дети в деревне быстро это понимают: на их глазах режут курей, колят поросят или топят котят. Конечно, были предательские вопросы, типа: «А может мы не будем резать гуся, вон как смотрит жалобно черненькими глазками! А я за это суп с потрохами есть не буду, мне не трудно. .. а?» На что мы, взрослые, обычно сурово апеллировали: «Если бы животные могли нас есть, они бы нас ели». Все. Суровая данность.


Анна Ланцетова


Макс (девять лет) первый раз столкнулся со смертью в три года, когда умерла моя бабушка. Мы тогда не стали ничего выдумывать, сказали правду. Но он не очень-то понял. А вот года в четыре заинтересовался этой темой. Постоянно у всех спрашивал: «А ты когда умрешь?» Сейчас уже большой, конечно, понимает всё. Но темы этой касаться не любит, особенно с тех пор, как три года назад умерла моя мама — его любимая бабушка, с которой они были очень близки. Ярик (три года) пока еще мал, чтоб проявлять интерес к этой теме, он даже не особенно интересовался, куда пропали две наши кошки.


Комментирует специалист


Юлия Калашникова, детских психолог:


Вопросы о смерти дети начинают задавать с пятилетнего возраста, это связано с развитием мышления. Дети начинают знакомиться с такими сложными понятиями как «возраст», «жизнь», «время».


Тема смерти очень важна: по сути, корни всех страхов человека тянутся оттуда. Поэтому взрослым ни в коем случае нельзя «заминать» эту тему, нужно спокойно и открыто отвечать на вопросы детей, и при этом так строить разговор, чтобы не порождать дальнейших страхов. Если взрослый начинает юлить и замалчивать тему смерти, малыш будет беспокоиться еще сильнее, даже переживать чувство вины.


Рано или поздно любой ребенок сталкивается с осознанием того, что его родители уйдут из жизни. Это важный этап для него. В этом случае ребенку следует дать понять, что он любим и защищен. Дети представляют время очень сжато, поэтому они могут думать, что потеряют родителей уже завтра, когда сами они еще маленькие и беспомощные. Поэтому ребенку надо объяснить, что впереди – большая и интересная жизнь, он будет расти и взрослеть, родители будут потихоньку стариться, пока совсем не станут старичками, о которых ребенок будет заботиться. И даже когда родителей уже не станет, с ним навсегда останется их любовь.

Пять вещей, которые вы могли не знать о змеях и их спасателях

Автор фото, Science Photo Library

Подпись к фото,

Королевская кобра — крупнейшая ядовитая змея в мире. Она обитает в тропических лесах Южной и Юго-Восточной Азии

Эта профессия – не для слабонервных, но в некоторых частях света забота о змеях чрезвычайно важна, в том числе – и для защиты и спасения людей. По сведениям организации «Врачи без границ», каждый год в мире 5 миллионов человек страдают от укуса змей. 100 тысяч из них умирают, 400 тысяч становятся инвалидами.

Доктор Мадурита Гупта из Мумбая (Индия) и Джулия Бейкер из австралийского Брисбена рассказали Би-би-си о своей работе с рептилиями.

Змей нужно любить

Для доктора Мадуриты Гупты герпетология – профессия семейная, поскольку ее отец – ученый, работавший с рептилиями.

В первый раз она держала змею в руках, когда ей было 15 лет. Мадурита до сих пор вспоминает это «волшебное прохладное чувство».

Она пошла учиться в ветеринарный колледж и позже основала вместе со своим супругом организацию Snake Conservation Trust, занимающуюся охраной змей.

Автор фото, Dr Madhurita Gupta

Подпись к фото,

Мадурита Гупта со своим спасательным мотоциклом готова ко всем неожиданностям

На другом континенте Джулия Бейкер влюбилась в змей после своего похода в зоопарк, когда ей было уже далеко за 30.

«Когда они обернули мне шею змеей, я буквально заплакала. Было такое чувство, что я влюбилась, настолько удивительной была химическая реакция в моем теле», — говорит она.

Сейчас она работает ведущей телевизионной программы «Повелитель змей» в своей родной Австралии.

Противоядие

Мадурита Гупта разработала специальный спасательный мотоцикл для своих поездок по вызову, позволяющий иметь с собой все необходимое.

«У меня есть все инструменты, необходимые для работы: палки для поимки змеи, ножницы, резаки, разрезающие сети, набор противоядий… Так что, если змея укусит, что редко встречается, у меня есть лекарство», — говорит она.

Подпись к фото,

Австралийский внутриматериковый тайпан — самая ядовитая сухопутная змея на планете

Джулия Бейкер в Австралии не носит с собой противоядие. Это значит, что укушенных необходимо доставить в больницу.

Но, по ее словам, половина змей, кусающих людей, не впрыскивают им под кожу свой яд. По крайней мере — тех змей, с которыми ей приходится иметь дело.

Пусть живут

Если у вас на чердаке живет змея, лучше всего оставить ее в покое, считает Джулия Бейкер.

«Я пытаюсь отговорить людей, которые хотят избавиться от таких змей, поскольку в Австралии нам в любом случае приходится жить со змеями», — говорит она.

«По нашим подсчетам, примерно у половины жителей Брисбена на чердаке обитает питон, что здесь не является проблемой, поскольку никто на чердак не залезает, крысы живут внизу, а опоссумы – на улице», — объясняет она.

Не трогайте змей

Как утверждает Джулия Бейкер, в Австралии 95% всех змеиных укусов люди получают потому, что они пытаются потрогать змею. Но лишь примерно пять человек умирают от змеиных укусов ежегодно.

Автор фото, Deb Nash

Подпись к фото,

Джулия Бейкер признается, что однажды ее укусил питон

Из-за огромной территории Австралии и низкой численности населения лишь очень редко удается увидеть некоторые виды змей. Среди них – внутриматериковый тайпан, самая ядовитая сухопутная змея в мире.

Доктор Гупта говорит, что в Индии смертных случаев в результат укусов змей намного больше. Там ежегодно умирает около 60 тысяч человек.

«У нас любят делать селфи со спасенными рептилиями, – говорит она. — Молодежь пытается спасти змею ради фотографии в «Фейсбуке». Такие люди гибнут, потому что они не обучены обращению со змеями».

Кусают даже профессионалов

Джулия Бейкер признается, что однажды ее укусила змея. Это случилось, когда Джулия пыталась перенести питона.

«Иногда становишься слишком самоуверенной, вот я и отпустила его голову», — говорит она.

«Он изогнулся и вцепился в мою руку. Мы 20 минут не могли его отцепить», — вспоминает Джулия Бейкер

В итоге она позвонила тогда другу, который посоветовал ей вылить воду на питона, чтобы он отпустил. И он действительно разжал челюсти.

«Я могла тогда потерять сознание от шока. Было действительно очень больно», — признается она.

Но этот случай не изменил ее отношения к змеям и к своей работе.

«Змея — это прекрасное создание, которое приносит много пользы нашему миру, люди просто этого не осознают», — говорит Джулия Бейкер.

Работа Андре Грина (Книжное обозрение)

Автор: Кохон, Грегорио

Издательство: Нью-Йорк: Рутледж, 1999 г.

Проверено: Барбара Стиммел, весна 2004 г. , стр. 48-49

Андре Грин оказал впечатляющее продолжающееся влияние на французский, британский, а в последнее время и американский психоанализ. Он всемирно известен. До недавнего времени, просматривая американскую аналитическую литературу, было слишком легко оставаться в неведении относительно мышления Грина и того факта, что он более сорока лет работал в авангарде психоанализа.Его работы ярко характеризуются выделением и прояснением сложности и центральности негатива.

Приобщение Грина к психиатрии в 1953 году произошло, когда он выиграл конкурс , который привел его в Сент-Анн, «Мекку [французской] психиатрии». Приходится понимать, как, как и во многих других вещах, конец был очевиден в начале, например, когда он объявил своему всемирно известному наставнику Анри Эйю, что он, Грин, «… не психиатр». Именно в контексте негатива, которым он не был, Грин начал определять, кем он вскоре станет — психоаналитиком.

Грин был представлен Лакану в 1958 году, и он очень быстро был «соблазнен» его блеском, добротой и, в конечном итоге, своей извращенностью. Он оказался в ловушке треугольных отношений, установленных Лаканом, причем Грин часто был предпочтительным объектом. Тем не менее, он смог освободиться, окончательно отвергнув Лакана к 1967 году. Одна из его самых больших критических замечаний в адрес Лакана заключается в том, что он был интеллектуально нечестным в своем заявлении о возвращении к Фрейду: «[Он] обманул всех … возвращение к Фрейду было оправдание, это просто означало пойти к Лакану »(стр.24).

Именно в котле французского психоаналитического мышления и политики и на фоне Лакана Грин заложил основу для своего собственного прочного отпечатка на меняющейся карте психоаналитических идей. Его независимость мысли была продемонстрирована рано, когда, опираясь на Diatkine , он смело критиковал Лакана за ущерб, нанесенный психоаналитической теории, настаивая на том, что бессознательное структурировано как язык. Заинтересованность Грина в сохранении сущностной природы влечений в психологии человека привела к тому, что он развил эти идеи в книге « Le Discours vivant », приведя в ярость Лакана. Эта книга об аффектах стала началом растущей и богатой работы Грина, в которой он расширяет границы психоаналитической критической мысли.

Он считал, что «что-то должно быть сделано», учитывая, что психоанализ находился под сильным влиянием американской эго-психологии с ее акцентом на адаптации. Грин предложил целенаправленное опровержение, пополнив нашу оценку фрейдистских императивов влечений, отрицания, сексуальности и объектных отношений. «Биологические корни разума» лежат в основе работы Грина, поскольку он неоднократно сталкивается с ограничениями сужающихся школ мысли, особенно с деструктивным воздействием психоаналитического нигилизма Лакана, который угрожает игнорировать эти sina qua non фрейдистского психоанализа.Тем не менее, все это время Грин реагирует на возникающие идеи и использует их как диалектические механизмы для своих собственных фрейдистских разработок. Два английских (а не французских!) Аналитика — существенные опоры этих разработок — Бион и Винникотт.

Грин утверждает, что психоанализ основан на отрицательном, на том, что отсутствует, что потеряно и всегда скрыто, как и само бессознательное. Подавление и репрезентация являются критическими переменными, и таким образом Грин охватывает основные элементы и действия психики Фрейда для объяснения своей собственной модели.Для Грина негатив — это нормальный, необходимый аспект развития, он сравнивает его мышление с интересом Винникотта к обычному отсутствию матери и с использованием Бионом репрезентации материнского сосуда для преодоления разлуки.

Эта нормативная модель представляет собой контекст для основополагающей статьи Грина «Мертвая мать». В отличие от пропавшей матери, которая умерла, мать Грина психически мертва, хотя физически доступна, что сбивает ребенка с толку и пугает.Грин выстраивает эту динамичную, слишком знакомую встречу на эшафоте работы Винникотта о переходных объектах, пространстве и, ценное дополнение Грина, времени или, как он выражается, путешествии. Он утверждает (вопреки Масуду Хану, признанному авторитету по Винникотту), что отрицательное, в обоих смыслах этого слова, плохое и отсутствующее, можно найти в Винникотте, даже если оно не ясно объяснено. По иронии судьбы, Грин воплощает в жизнь смертельный декатексис этой матери своим ребенком. Отсутствие матери становится, если хотите, объектом, который упорно занимает центральное положение в детской психике.Таким образом, как это ни парадоксально, несуществование является наиболее интенсивным психологическим переживанием ребенка, а затем пациента, за которым следует множество противоречивых клинических загадок.

Статья Грина, как и большая часть его сочинений и размышлений о пограничных состояниях и ипохондрии, усилена метафорами и абстракциями, даже характеризуется их метафорами и абстракциями, которые часто отдаляют читателя от его бесспорной интеллектуальной живости. Книга Кохона «Мертвая мать » — выдающийся помощник для этой статьи и для Андре Грина в целом.Независимо от того, предлагает ли эта книга читателю первую встречу с Грином или знакомство со знакомыми идеями, Кохон и его авторы являются интересными собеседниками как сами по себе, так и в своей роли посредников и женщин (!) Между читателем и Зеленым. . Книга начинается и заканчивается самим Грином, в свободной дискуссии между Кохоном и Грином в качестве первого шага и его статьей «Интуиция негативного» в книге « Игра и реальность» в качестве последнего слова.

Можно обнаружить полное соответствие между спонтанностью Грина в начале и его аргументированным психоаналитическим дискурсом в конце.Он освежающе честен и всегда интеллектуально провокационен, тем самым требуя пристального внимания со стороны читателя, который хочет лучше узнать его и его мышление. Это описывает опыт чтения зеленого в целом, который требует постоянного размышления и анализа своих идей и убеждений, чтобы увидеть, какие из них укрепляются, а какие требуют расширения мышления. И дело не в том, что с Грином никогда не спорят (например, я обнаруживаю, что спорю с его отрицанием инстинкта смерти в пользу концепции, которую он называет «функцией дезобъектуализации», именно потому, что для Грина это последнее не характеризуется агрессией, тогда как инстинкт смерти, в своем отрицании либидо, есть) или находит собственное теоретическое понимание, заявленное Грин как его «открытие» (например, парадокс, присущий переходному объекту, который имеет отношение к тому, чем он не является, в большей степени как таковой — на мой взгляд, основной, очевидный способ работы с переходными явлениями и их концептуализации, будь то фекалии, пальцы или одеяла. )

Все это просто демонстрирует, что Грин поддерживает с читателем постоянную живую беседу. Человек изо всех сил старается не отставать, рад ускользнуть вперед и всегда хочет вернуться и проверить, движется ли он в правильном направлении. Такой обмен происходит в присутствии просвещенного мыслителя, нетерпеливого учителя. Возможно, одним из признаков этого аспекта Грина является то, что он провел три анализа, что несомненно является отличительной чертой того, кому нужно знать. Люди, которым нужно знать, обычно хотят, чтобы другие присоединились к ним в поисках знаний; авторов этого тома явно побуждает эта потребность и ее результат.

Книга, состоящая из статей нескольких авторов о работе другого, часто оказывается провалом; один организован вокруг особых интересов участников, часто с косвенным, даже скудным вниманием к прославленному автору. В данном случае верно обратное, так что документы дополняют друг друга, а также саму «Мертвую мать». Статьи представляют собой обширные презентации, основанные на большом количестве клинических данных, психоаналитической истории, культурном многообразии и философских размышлениях. Бергманн, Боллас, Кохон, Люсье, Моделл, Огден, Парсонс, Перельберг, Филлипс и Секофф — каждый из них пишет статьи, стоящие цены книги: личные, но широко применимые и постоянно взаимодействующие с идеями Андре Грина.

Как следует из названия книги, их реализованное намерение состояло в том, чтобы найти отклик более чем в одной его статье, даже если она занимает такое важное место в нашей литературе. И этот атрибут книги изоморфен самому произведению Грина, поскольку он складывается или, лучше сказать, разворачивается внутри себя, как кусок оригами, в котором каждая грань является необходимой и увлекательной частью целого.Они представляют его, они увеличивают его, они исправляют его, они играют с ним. Их статьи, которым предшествует обезоруживающее интервью Кохона, прокладывают путь для клинического и теоретического тура Грина.

Мертвая мать: работа Андре Грина , ее редактор и ее авторы, отдают должное его работе, ссылаясь и объясняя: синдромы и комплексы, женственность, смерть как инверсию жизни, модификаторы и расширители, а также мертвые отцы. , градации живости и страсти — к жизни и смерти.Вместо того, чтобы резюмировать книгу по ее составным частям, я предлагаю читателю найти для себя уникальный способ, которым участники добавляют блеск своему служителю; а затем оценить гештальт психоаналитической ясности и проблемы, возникающие в результате этого обмена.

И, наконец, самое лучшее в такой книге, когда она сделана хорошо, так это то, что она подчеркивает, а не затмевает ее лауреата. Таким образом, обзор книги такого рода, возможно, лучше всего закончится возвращением к самому Грину.Его статья, которая составляет последнюю главу книги, включает клинические отношения, которые имеет Грин с пациентом, которого видел и (как Грин в конечном итоге понимает), описанный Винникоттом в его статье о переходных явлениях в книге «Игра и реальность». То, что эти идеи Винникотта — те, с которыми он «играет» в этой главе (во многом так же, как авторы выше делают с его идеями на протяжении всей книги), помогает сделать ощутимым для читателя удовольствие, интеллектуальное возбуждение, чувство привилегии и привилегии Грина. великолепное проявление психоаналитического творчества.Именно его эмоциональная выразительность и яркий интеллект являются лучшими в работе Андре Грина, побуждая тех, кто читает, пишет, практикует и мечтает о психоанализе, оставаться вовлеченными в постоянно унизительную, но постоянно вдохновляющую задачу аналитических отношений.

Комплекс мертвой матери | Encyclopedia.com

Комплекс мертвой матери был описан Андре Грином в 1980 году. Свидетельства этого появляются во время переноса, поэтому его часто невозможно идентифицировать, когда анализируют впервые.Особенно это проявляется в «депрессии переноса», повторении детской депрессии, которую часто невозможно вспомнить. Существенной характеристикой этой депрессии является то, что она возникает в присутствии объекта, который сам поглощен трауром. Причин такого траура может быть много, и материнский объект не допускает их. Следовательно, они по большей части гипотетически выводятся в ходе анализа с большей или меньшей уверенностью.

Основным наблюдаемым следствием на уровне контрпереноса является понимание холодного, твердого, бесчувственного ядра, лежащего в основе переноса.Это результат жестокого материнского декатексиса, который ребенок не может понять и который переворачивает его психический мир с ног на голову. После тщетных попыток возмещения ущерба чувство бессилия стало преобладать. Затем устанавливаются комплексные защиты, которые связывают зеркальное представление потери материнского объекта с бессознательной идентификацией с мертвой матерью. Результатом этого является психическое убийство объекта, которое происходит без всякой ненависти. Материнский недуг запрещает любое агрессивное выражение, которое могло бы усилить материнскую непривязанность.С одной стороны, нарушается паттерн объектных отношений, а с другой — периферические катексы цепляются за край этой дыры. Молчаливая деструктивность не позволяет субъекту восстановить объектные отношения, способные преодолеть конфликт и открыть путь связям, которые могли бы его усилить, или же окончательные корректировки служат только щитом, предотвращающим доступ к ядру конфликта. Единственное, что терпит, — это тупая психическая боль, характеризующаяся в особенности неспособностью к тесному контакту с каким-либо объектом, имеющим хоть какое-то отношение к аффектам.Ненависть так же невозможна, как любовь, и ее невозможно получить, не чувствуя себя обязанным отдавать, чтобы не быть обязанным ничему, даже мазохистскому удовольствию. Мертвая мать вездесуща, но не представлена, и, кажется, ухватилась за предмет, сделав его пленником своего траура по ней.

Эта клиническая картина развивается на фоне неспособности ребенка понять ее причины. Важными показателями инфантильной депрессии являются потеря смысла и чувство неспособности исправить объект, о котором идет речь, пробудить утраченное желание.Иногда значительные рационализации перемещают источник конфликта во внешний мир, желание матери становится недоступным по сравнению с тем, что ребенок считает, что он наблюдал. Затем ребенок винит несостоятельность субъективного всемогущества в отношениях,
приводя, посредством компенсации, к усилению всемогущества в областях, менее непосредственно связанных с первичным объектом.

Эдиповый анализ прегенитальных фиксаций и бессознательной вины бесполезен для поиска способа преодолеть эту ситуацию, поскольку анализ не сосредоточен на конфигурации комплекса мертвой матери.Ведь мать не может быть напрямую идентифицирована в разговоре с пациентом. Она появляется только в той степени, в которой аналитическая ситуация преуспевает в извлечении свидетельств ее безмолвного присутствия, не будучи способной найти ее в этом отсутствии, где отсутствуют даже косвенные признаки ее существования.

Подавление стерло в памяти след ее прикосновения, контакта с ней и катексиса ребенка с ней перед тем, как он оплакивал ее, что положило внезапный конец этим забытым отношениям.Это репрессии, которые возвращаются, чтобы похоронить ее заживо, даже снося все, включая гробницу, которые отметили бы ее прошлое существование. Винникотский холдинг в этой ситуации рухнул, потому что объект был инцистирован, от него не осталось и следа. Идентификация была связана с вакуумом, оставленным лишением инвестиций. Невозможно переоценить отсутствие всех значимых ориентиров. Поскольку изменение материнского отношения казалось необъяснимым, это, в свою очередь, привело к разного рода вопросам, которые вызывают чувство вины, которые, в свою очередь, усугубляются вторичными защитами и перемещаются на элементы, которые были присоединены для этой цели.

Фактически, попытки заблокировать проблемы, не регулируемые подавлением этой неприемлемой ситуации, вызывают некоторые существенные реакции. Их цели заключаются в следующем: (1) поддерживать эго в живых посредством вторичной ненависти к объекту, неистового, но неутолимого поиска удовольствий или посредством головокружительного поиска возможного значения сделанных перемещений; (2) Реанимировать мертвую мать, заинтересовать ее, отвлечь ее, соблазнить ее, вернуть ей вкус к жизни, вдохнув в нее любыми возможными средствами, включая самые искусственные, радость жизни; и (3) соревноваться с объектом траура в преждевременной триангуляции.

Комплекс мертвой матери, как мощный и интенсивный элемент, естественным образом притягивает к себе другие компоненты психической жизни и тесно связан с ее наиболее важными системами. Следовательно, фантазия о первичной сцене пытается сделать понятными конкурентные отношения с гипотетическим объектом внезапной скорби и пробудить боль от декатекции, выделяя все, что напоминает первичную сцену, и часто апокалиптическим способом, посредством проективной идентификации. Таким образом, катастрофа охватывает материнский объект и наносит ему ответный удар, который колеблется между безразличием и ужасом.Часто бывает, что отец является объектом преждевременного вложения в Эдипов комплекс, в который спешат по этому поводу, но которому не хватает его обычных атрибутов. Этот вариантный комплекс несет с собой не столько страх кастрации, сколько чувство бессильной ярости и паралича, беспомощность перед насилием, которое следует за действиями против предполагаемого соперника. В результате часто усиливается чувство пустоты, повторяющееся и усиливающееся наиболее пагубные последствия, лежащие в основе конфликта.

На основе этих клинических наблюдений Андре Грин выдвинул гипотезу о предназначении первичного объекта как рамочной структуры для эго, скрывающей негативные галлюцинации матери. Комплекс мертвой матери демонстрирует несостоятельность этого процесса, заставляя его репрезентации оставаться в болезненной пустоте и препятствуя их способности связываться друг с другом в любом предсознательном образце мышления. Комплекс мертвой матери противопоставляет «горячую» кастрационную тревогу, связанную с превратностями объектных отношений, которым может угрожать телесное увечье, «холодной» тревоге, связанной с потерями, понесенными на нарциссическом уровне (негативные галлюцинации, плоские психоз, тупая скорбь), что привело к клинической трактовке негатива.

Андре Грин

См. Также: Франция; Из поколения в поколение; Эдипов комплекс, ранний; Депрессия переноса; Работа (как психоаналитическое понятие).

Библиография

Грин, Андре. (2001). Мертвая мать. В его нарциссизме Жизни / нарциссизм смерти (Эндрю Веллер, Пер.). Лондон, Нью-Йорк: Книги свободных ассоциаций.

Кохон, Грегорио. (Ред.). (1999). Мертвая мать. Работа Андре Грина . Лондон, Нью-Йорк: Рутледж.

Серия «Мертвая мать» Эгона Шиле: психоаналитическое использование образа художника

Пруденс Л. Гургешон

Статья, представленная в Медицинском институте Hektoen 6 ноября 2007 г.
Пересмотрено для публикации в Hektoen International, Vol. 2 января 2009 г.

Введение

Два чрезвычайно творческих человека жили и работали в Вене начала 20 века, оба были полны решимости пролить свет на аспекты темной стороны человеческой психики.Нет никаких доказательств того, что они знали друг друга. Зигмунд Фрейд, конечно, разрабатывал теорию и технику психоанализа. Художник Эгон Шиле прожил всего 28 лет, прежде чем умер от гриппа во время пандемии 1918 года. За свою короткую жизнь и артистическую карьеру он создал замечательное собрание работ, в которых ярко передаются незавершенные, невербальные, глубокие психические переживания.

Когда Фрейд изобрел и развил психоанализ, он был известен как «лекарство с помощью разговора». Клиническая теория Фрейда возникла из идеи просвещения о том, что разум может заменить суеверия и предрассудки.Собственная теория лечения Фрейда эволюционировала от словесного и аффективного катарсиса травмы к тому, чтобы сделать бессознательное сознательным и, наконец, позволить разуму и мысли модулировать необузданную страсть. Но все это время слова оставались основным способом передачи мысленного содержания от одного человека к другому.

Большая часть работы клинических психоаналитиков сегодня сосредоточена на словах. «Говори все, что приходит в голову» остается «основным правилом» психоанализа. Мы обнаруживаем, что, применяя язык и слова к неартикулированному опыту, создавая повествование, пациент обретает большую свободу, творческий подход и легкость.Однако даже у пациентов с навыками вербальной речи есть много переживаний, которые закодированы до того, как у ребенка появились слова, и которые даже после того, как мы овладеем языком, регистрируются в нашем мозгу невербальными способами. Большая часть психоаналитической теории со времен Фрейда была посвящена раннему развитию, пониманию и лечению довербальных или невербальных переживаний и патологий.

Один из самых поэтических современных психоаналитических писателей, Кристофер Боллас, особенно интересуется тем, что он называет «бессловесным элементом опыта».Боллас пишет о «немыслимом известном» — о том, что мы знаем, но еще не «думали». Встречи с «неизвестным известным» происходят в повседневных событиях, а не только в кабинете психоаналитика.

Я надеюсь продемонстрировать, как мое собственное знакомство с картинами Эгона Шиле стало мостом к тому «немыслимому известному». Изображения Шиле позволили мне сформулировать определенные аспекты опыта, который мои пациенты «знали», но не могли придумать или выразить. Образы художника помогли мне начать словесный разговор об этих ранних и недоступных иным образом аспектах жизни моих пациентов.Изображения служили порталом и, в конечном итоге, языком.

Серия «Мертвая мать»

В 1908 году Шиле написал Мадонна с младенцем (рис. 1), что предвещает первую картину мертвой матери, которая появится двумя годами позже. Живя своей структурой и выражением, темноволосая Мадонна обвила черными руками голову своего ребенка, почти хватая его за шею. Она излучает зловещую, пугающую, анти-материнскую ауру. Напротив, ее пухлый светлокожий ребенок выглядит крепким, если не особенно счастливым, будучи заперт на коленях своей жуткой, смертоносной матери.

В эпизоде ​​« Мертвая мать I, , 1910» (рис. 2) ребенок заключен в черный покров и на костлявую, лишенную плоти руку матери. Ребенок ярко окрашен — можно почти представить, как под его кожей течет красная кровь. Его глаза светятся. Вокруг и сверху его бледная, изможденная, подавленная, исхудавшая мать, крепко обнимающая его без радости. Ее рот приоткрывается, глаза безжизненные и пустые. Ее тонкие волосы добавляют третий слой кольцевой связки. Положение ребенка и форма черной одежды внутриутробны.Младенец заперт в тесноте, окруженный мертвечиной. Видимого выхода нет.

Рисунок 1
Мадонна с младенцем , 1908

Рисунок 2
Мертвая мать I , 1910

Мертвая мать II (рис. 3), написанная годом позже в 1911 году, также называется Рождение гения .Мы можем только предположить, что Шиле относится к себе с присущей ему грандиозностью. Мать выглядит более мертвой, чем на предыдущей картине, а ребенок полон беспокойства, изо всех сил пытаясь вырваться из ее мертвой хватки. Чрево, как пространство, превратилось в зловещий родовой канал. Выражение лица ребенка выражает ужас и отчаяние.

В картине Мать и дитя (рис. 4), написанной в 1912 году, страх младенца не утихает. Из-за использования цвета мать не выглядит полностью «мертвой». Кажется, она слишком крепко сжимает ребенка, чуть не задушив его.

Рисунок 3
Мертвая мать II ( Рождение гения ), 1911

Рисунок 4
Мать и дитя , 1912

Последний раз тема «Мертвая мать» появлялась на картине 1915 года «Мать с двумя детьми » (рис. 5). Ее похожее на труп лицо, изможденное и серое, указывает на то, что мы снова встречаемся с мертвой матерью.Двое ее детей, ярко одетые, имеют яркие лица и здоровые тела. Одеяла вокруг них теперь ярко-оранжевые, а не черные и угольно-угольные, как на предыдущих фотографиях. Кроме того, детей размещают на расстоянии вытянутой руки от мертвой матери, и один из них тянется к ней.

Физическое расстояние между детьми и их матерью, вероятно, отражает психологический прогресс Шиле в направлении отделения от удушающего внутреннего психического присутствия, которое он изображал как мертвую мать. В одежде двух детей использованы красочные геометрические узоры венской сепаратистской школы, что, возможно, олицетворяет искусство и его жизненно важную роль как силы, которая позволила Шиле достичь автономии и обособленности.

Между 1908 и 1915 годами мы видим значительные свидетельства психологического роста Шиле, «проработки», как говорят психоаналитики, его страха перед мертвой матерью и возрастающей личной индивидуализации.

Шиле написал поразительный групповой портрет Семья в 1918 году (рис.6), последний год его короткой жизни. Каждая из трех фигур выглядит живой, о чем свидетельствует их осанка, здоровый внешний вид, крепкая мускулатура и телесный тон. Тем не менее, между ними существует небольшая связь, если таковая имеется. Каждый смотрит в отдельном направлении, и нет никакого охвата или удержания. Более ранние картины предполагают, что Шиле воспринимал близость как убийственную. Поэтому для него психологическое здоровье, представленное этими определенно живыми фигурами, требует значительной отчетливости и удаленности от других.

В серии Dead Mother Шиле, кажется, борется с двумя проблемами: 1) разделение с поглощающей матерью, изображаемое нарастающей физической дистанцией и автономией; 2) опыт матери, которая скорее дает смерть, чем заботу.

Рисунок 5
Мать с двумя детьми , 1915

Рисунок 6
Семья , 1918

Художник заражает аналитика

Через некоторое время после того, как я впервые увидел картины Шиле, образы умершей матери начали всплывать в моей голове, когда я занимался клинической психоаналитической работой.Психоаналитики обучены обращать очень пристальное внимание на такие психические явления — наши ассоциации и особенно на любые странности или новизны в наших мыслях. Мы используем содержание наших собственных ассоциаций как ключ к пониманию зачастую невысказанной и невыразимой душевной жизни наших пациентов.

Итак, я спросил себя, что происходит с моими пациентами, что могут быть проиллюстрированы изображениями Шиле. Впервые я заметил, что изображения Dead Mother I (рис. 2) появлялись, когда я работал с пациентами, матери которых, по моей оценке, имели тяжелые пограничные расстройства личности.Суровая пограничная мать испытывает трудности с поддержанием постоянных эмоциональных переживаний других, регулированием своего эмоционального состояния и ясным мышлением. Она имеет тенденцию иметь чрезмерное количество гнева и деструктивных импульсов, направленных на себя и других, и переходит от взгляда на кого-то как на хорошее, на все плохое. Она широко использует проекцию, избавляя себя от невыносимых состояний чувств, вытесняя их в другое.

Пограничная мать непредсказуемо отдаляется от своего ребенка, теряется в своей собственной идиосинкразической логике, падающих аффектах, подавленном мышлении и параноидальных идеях.Ее ребенок испытывает горе, одиночество, гнев и депрессию и часто испытывает чувство вины из-за предполагаемой вины за уход матери. В то же время, когда она склонна к внезапному эмоциональному исчезновению и ненавидит разлуку, пограничная мать обычно очень привязана к своему ребенку, испытывая сильную любовь, но фактически сливаясь с ним как «собственность». Я считаю, что фотографии Шиле прекрасно отражают внутреннее переживание пограничной матери. У малыша наблюдаются признаки депрессии, беспокойства, а также удушья.Поза матери ласковая, но она лишена привязанности.

Меня поразил тот факт, что эти образы специально пришли ко мне, когда мои пациенты рассказывали о событиях, которые натолкнули меня на мысль, что их матери действительно хотели их смерти. Иногда это проявлялось в абсолютной неспособности матери видеть ребенка, мою пациентку, как человека со своей индивидуальностью, потребностями и жизнью. Но я одновременно ощущал запах чего-то более зловещего, более ужасного и приходил к эмоциональному выводу, редко связанному с чем-то большим, чем образы и чувства во мне, что эта конкретная мать в данном случае действительно хотела, чтобы ребенок, моя пациентка, умер. .

Я проиллюстрирую этот момент некоторыми клиническими эпизодами. Одна пациентка всегда воспринимала свою мать как любящую клаустрофобию, обычно поддерживающую, если эмоционально неспособную. Ее мать идеализировала ее и настаивала на том, что она красивая, блестящая. Эти комплименты парадоксальным образом наполнили мою пациентку депрессией и ужасом. В ключевом сне пациентка создала образ матери как разрушительного торнадо, от которого она должна сжаться до безликой капли, похожей на замазку, чтобы выжить.В другом сне похожее на ведьму существо преследовало ее через сад скульптур с сильным намерением убить.

Другая пациентка, девочка с нарушением обучаемости, упорно работала над улучшением успеваемости в школе, а также над самообладанием и независимостью. Чем лучше она делала это, тем больше ее мать насмехалась и нападала на нее за глупость и издевалась над ее предсказанием будущего у Венди.

Третья пациентка боролась с последствиями очень тяжелого детства, травмы, от которой ее мать не смогла защитить ее. Она была склонна к эпизодам депрессии, с которыми доблестно боролась. Однажды, во время особенно тяжелого периода депрессии, она пошла домой к своей матери, которая украсила дом для «вечеринки по поводу депрессии», настаивая на том, что пытается подбодрить мою пациентку, и она должна лучше относиться к этому.

Возможно, это не похоже на поистине убийственные моменты, но я считаю, что они отражают микробиологические убийства души. В каждых отношениях ребенок психологически активно уничтожается; ее существо отмечается, а затем измельчается.

Я думаю, Шиле изображал именно такие отношения матери и ребенка. Но Шиле изобразил мертвых, матери и живых детей, а не живую мать и убитого ребенка. На пути к моему подсознанию образ снова превратился в мертвого ребенка или ребенка, которому угрожали, и матери-убийцы. Этот тип переворота на самом деле не является досадным противоречием для психоаналитика, поскольку мы привыкли думать о ментальных репрезентациях отношений, мыслей и образов в бессознательном как о очень подвижных. В бессознательном роли убийцы и убитого взаимозаменяемы.

Вот еще одна интересная версия проблемы взаимоотношений. Иногда пограничная мать может ощущать себя только живой со своим ребенком — только жизненная сила ребенка заставляет ее существовать. Если ребенок удаляется от нее, пытается участвовать в нормальных процессах разделения и индивидуации, у нее не будет возможности поддерживать свою жизнь. Неудивительно, что мать приходит в ярость и становится разрушительной, когда ребенок отчаянно пытается отделиться в Dead Mother II (рис.3).

Я заметил одно интересное явление с этими пациентами. Когда я упоминал, часто с некоторой страстью, что их мать, казалось, была полна решимости их уничтожить или предана убийственному отрицанию их существования, их реакция была плоской, бесстрастной и, как ни странно, безреактивной. Лица детей в Мертвая Мать I, (рис. 2) и в Мать с двумя детьми (Рис. 5) отражают эту странную психическую инерцию.

Понятно, что у этих пациентов двойственное отношение к близости. Они не хотят подходить слишком близко к другим людям, на заднем фоне прячется образ их деструктивной или душащей мертвой матери. Фигуры Шиле на его более поздних картинах крепкие, здоровые и родственны другим, но они находятся на расстоянии вытянутой руки. Мои пациенты тоже, хотя и искренне способны любить и часто отчаянно нуждаются в близости, иногда испытывают потребность в заверениях в том, что они всегда могут уйти от других и перегруппироваться.

Мои пациенты, воспитанные матерями, находившимися в строго пограничном состоянии, сталкивались и усваивали странные формы родства и несвязанности.Они воспринимали само свое существование и реальность как сомнительные, а разлука и рост были предательской угрозой для любви и поддержки. Нередко им трудно чувствовать себя живыми. О них заботились матери, которые временами были действительно противниками матери, с чертами, прямо противоположными тем, которые были отнесены к материнскому идеалу. В мифологии и фольклоре анти-мать — это ведьма, сирена или ребенок, ворующий демона. Поразительные и тревожные мертвые матери Шиле добавляют еще одно лицо к фольклору анти-матери и углубляют наше понимание страданий этих людей.

Я хотел бы завершить психоаналитическую интерпретацию серии «Мертвая мать» признательностью за способность Шиле описывать внутрипсихические изменения и развитие от состояния разрушительной тревоги и вовлеченности к здоровой индивидуации. Это тот вид изменений, к которому стремятся аналитики со своими пациентами. Взгляните на трансформацию личности Шиле из пойманного в ловушку младенца, опутанного смертью ( Мертвая мать I и II, , рис.2, 3), в крепкого и дифференцированного молодого человека, относящегося к другим ( Семья , рис.5), действительно вдохновляет. Если бы он прожил дольше, возможно, фигуры в его следующем изображении семьи осмелились бы соединиться друг с другом на более глубоком уровне.

Примечание

Поскольку в этом журнале рассматривается взаимосвязь искусства и медицины, я сделаю небольшое отступление об искусстве Шиле, чтобы поделиться некоторыми из моих неожиданных медицинских размышлений.

Эгон Шиле родился в 1890 году в Австрии в семье среднего достатка, он был третьим из четырех детей. Его отец работал провинциальным железнодорожным служащим, который заразился сифилисом примерно во время женитьбы в 1879 году и в конце концов скончался от болезни в 1905 году, когда Эгону было 15 лет.

Мари, матери Шиле, на момент замужества с Адольфом было всего 17 лет. У нее был один выкидыш или мертворождение за каждый из трех первых лет их брака. Наконец, живая дочь Эльвира родилась в 1883 году, но умерла в возрасте 10 лет от врожденного сифилиса. Мелани родилась в 1886 году и прожила нормальную жизнь. Эгон родился в 1890 году и прожил до своей смерти в 1918 году во время эпидемии гриппа. Герти, младшая сестра, родилась в 1894 году и дожила до преклонного возраста.

Очевидно, мать должна была заразиться сифилисом от Адольфа — хотя об этом не упоминается в биографических материалах Шиле — и ее инфекция, кажется, была особенно опасной в течение первых 5-10 лет ее брака, в результате чего три мертворождения были и зараза Эльвиры. В учебнике медицины Сесила говорится, что беременные женщины могут передать болезнь плоду после многих лет в латентной фазе, но особенно в течение первых пяти лет инфицирования матери. В нем говорится, что «невылеченная материнская инфекция может привести к мертворождению, неонатальной смерти, недоношенности или синдромам раннего или позднего врожденного сифилиса».

Проявления поражения мозга при позднем врожденном сифилисе включают психиатрические симптомы, такие как грандиозность и психоз, бредовое возбуждение и недостаток понимания.Биографические материалы о юности Шиле отражают причудливую грандиозность. Например, Джейн Каллир вспоминает, что когда подросток Эгон входил в комнату, он говорил: «Дай дорогу Божеству». А вот и божественность ».

Физические маркеры врожденного сифилиса были точно описаны в медицинской литературе XIX века и, вероятно, хорошо известны образованной публике. Некоторые из этих маркеров включают аномальное развитие костей, в том числе выступающие лобные кости во лбу, углубление переносицы (седловидный нос), слабое развитие верхней челюсти (верхняя челюсть), выгнутые наружу голени (саблевидные голени), широко распространенные. расставленные и зазубренные верхние центральные резцы, заостренные как отвертка.

Работы Шиле содержат бесчисленные автопортреты.

Рисунок 7
Обнаженный автопортрет, Гримасничая, 1910

Рисунок 8
Стоящий обнаженный мальчик , 1910

Рисунок 9
Эгон Шиле стоит перед зеркалом, 1916

На рисунке 7 лоб, челюсть и нос указывают на врожденные сифилитические симптомы: выступающая лобная кость, недоразвитая верхняя челюсть и «седловидный нос».”

На рисунке 8 Шиле снова изображает поразительную деформацию «седловидного носа», а также резкое очертание большеберцовой кости и грудины, что указывает на другие костные стигматы болезни.

На этой фотографии Шиле (рис. 9), сделанной в 1916 году, виден выступающий лоб и вдавленная переносица. На фотографии также изображена озабоченность Шиле изображением своего тела — тема, которая явно пронизывает его картины.

Я полагаю, что у Шиле мог быть врожденный сифилис, возможно, из-за экстравагантности эротизма и грандиозности его работ.Возможно, он думал о своей матери как о дарителе смерти, а не жизни. Это повышает вероятность того, что серия «Мертвая мать» имела исторические или биографические, а не психологические корни. Очевидно, что эти два понятия не исключают друг друга. Я действительно верю, что Шиле нарисовал себя так, как будто у него были стигматы врожденного сифилиса, независимо от того, было ли у него настоящее заболевание.


PRUDENCE L. GOURGUECHON , доктор медицины, занимается психоанализом, психиатрией и психоаналитическим консультированием предприятий, некоммерческих организаций и юристов в Чикаго. Она нынешний президент Американской психоаналитической ассоциации.

выделено на фронтисписе осень 2012 г. — том 4, выпуск 4 и зима 2009 г. — том 1, выпуск 2
зима 2009 г. | Разделы | Арт-эссе

Мужчина из Пенсильвании получил условный срок за то, что отдал голос умершей матери за Дональда Трампа

Мужчина из городка Марпл, незаконно зарегистрировавший свою умершую мать как республиканца и проголосовавший от ее имени на президентских выборах 2020 года, был приговорен к пяти годам испытательного срока, Делавэр Об этом заявили прокуроры округа.

70-летний Брюс Бартман признал себя виновным в совершении уголовного преступления в лжесвидетельстве и незаконном голосовании в декабре прошлого года после того, как следователи обнаружили, что он успешно проголосовал за свою мать, которая умерла 12 лет назад. Он также попытался получить по почте бюллетень для своей умершей свекрови, но этот запрос был отмечен государственными чиновниками.

Бартман использовал старый номер водительского удостоверения, чтобы запросить пересылку бюллетеня для своей матери по почте и прокрасться через систему единого реестра избирателей штата Пенсильвания.Он использовал бюллетень для голосования за бывшего президента Дональда Трампа 28 октября.

Бартман попытался использовать номер социального страхования своей тещи, чтобы получить еще один бюллетень, но ему помешали, когда он сфальсифицировал дополнительную информацию, запрошенную государством. .

Признавая себя виновным, Бартман признал, что он зарегистрировал обеих умерших женщин как республиканцев в августе прошлого года, а позже сумел незаконно проголосовать за Трампа.

Окружной прокурор Джек Столлстаймер сказал, что Бартман — единственный известный житель Delco, проголосовавший за умершего на ноябрьских выборах.

Источник / Офис округа Делавэр

Брюс Бартман

«Это уголовное расследование и судебное преследование со стороны моего офиса должно послужить дорожной картой для значимой реформы для законодательного органа Пенсильвании и официальных лиц, проверяющих наши системы голосования», — сказал Столлстаймер. «Наш офис сделал все возможное, чтобы наши выборы были безопасными и доступными, но следующая битва состоится в Гаррисбурге. Тем, кто анализирует системы голосования, я говорю:« Удалите неисправные системы, а не урны для голосования ».

«Вместо того, чтобы привлекать внимание страны к усилиям по ограничению доступа к голосованию, рассмотрите сбой в онлайн-системах регистрации избирателей, которые этот обвиняемый использовал для голосования за умершего родственника.

Трамп в конечном итоге проиграл Пенсильванию и президентские выборы демократу Джо Байдену. Он отказался признать поражение, вместо этого выдвинув заявления о широко распространенном мошенничестве на выборах, которые последовательно опровергались и отклонялись судами по всей стране. Его роль в подстрекательстве к восстанию в США. Капитолий 6 января привел к его второму импичменту, но он был оправдан Сенатом США.

Трамп и его союзники подали не менее 50 судебных исков по всей стране, в которых утверждалось, что фальсификация избирателей была вызвана неправильной отправкой бюллетеней по почте или открепительных удостоверений. неправильный подсчет, ненадлежащий доступ для наблюдателей за опросами и иностранное вмешательство — все это было запрещено.

Два отдельных судебных процесса в Пенсильвании, включая тот, который дошел до Верховного суда, были отклонены после того, как не было обнаружено доказательств широко распространенного мошенничества.

Помимо испытательного срока, Бартман лишится права голоса на четыре года.

Мертвая мать I | Гуманитарные науки | JAMA Psychiatry

Я буду плодом, который после распада уйдет в жизнь вечную; Итак, насколько велика должна быть ваша радость — родить меня? 1 (p87)

— Письмо Эгона Шиле его матери, 31 марта 1913 г.

В канун Нового 1904 года Адольф Шиле, провинциальный железнодорожный вокзал и отец Эгона Шиле (1890-1918), умер в Клостернойбурге, Австрия, от третичного сифилиса в возрасте 54 лет. 1 (p9) Четырнадцатилетний Эгон был опустошен своей смертью. 2 Он, его мать и 2 сестры стали свидетелями стремительного ухудшения состояния отца в предыдущие 2 года. Они потакали ему, когда его галлюцинаторные гости приходили на ужин, и выражали тревогу, когда он пытался покончить жизнь самоубийством. Он заразился сифилисом примерно во время женитьбы, но отказался признать, что болен, не будет лечиться, и вскоре заразил свою 17-летнюю жену. 1 (p10) Ее первые 3 беременности, все мальчики, родились мертвыми; Эльвира, первый выживший ребенок, предположительно умерла в возрасте 10 лет от менингита, осложнения позднего врожденного сифилиса.Затем пришли Мелани и Эгон, первый мальчик, который выжил. Его мать выразила благодарность за его рождение в своем дневнике. Эгон восхищался своим отцом, но считал его мать чрезмерно заботливой и требовательной, и считал, что она недостаточно уважает память об отце. Желая, чтобы он стал инженером, она категорически возражала против его интереса к искусству, несмотря на его очевидный талант. Она смягчилась и разрешила ему посещать художественную школу, когда он был принят в престижную Венскую Академию изящных искусств.

Наставником Шиле был Густав Климт (1862-1918), крупная фигура австрийского экспрессионизма.В 1909 году Шиле и другие студенты-единомышленники покинули Академию изящных искусств, чтобы сформировать Neukunstgruppe (New Art Group). Манифест Шиле для группы призывал к абсолютному творческому самоопределению индивидуального художника. Его ранние работы были радикально субъективными и психологически и сексуально напряженными. Он исследовал физическое и сексуальное тело в обнаженных мужских и женских телах. В 1910 году он сделал серию автопортретов, на которых он гримасничал, кричал или мастурбировал, используя неестественные цвета для обозначения разума.Он изображал себя танцором, борцом, человеком в агонии и человеком, связанным сексуальными потребностями своего тела. Молодые девушки появляются в похотливых позах без невинности. 3

Его серия Dead Mother , начатая в 1910 году, была начата после разговора с искусствоведом Артуром Ресслером. Выслушав жалобы Шиле на непонимание его матери, он предложил художнику нарисовать разные виды материнства. При этом Шиле перешел от выразительной телесности и откровенного реализма своих ранних работ к символическому изображению.

Первая из этих картин, «Мертвая мать I», (обложка), была быстро написана в канун Рождества 1910 года. пугающее присутствие. Бледная, изможденная, исхудавшая и подавленная мать костлявыми руками держит младенца. Ее рот приоткрыт, опущен; ее глаза безжизненны и пусты без радости. Младенец розовый, оранжевый и красный, в отличие от бледной матери, и его глаза светятся.Руки окрашены в пестрый красный цвет. Предполагаются белые выделения из носа, похожие на насморк, характерный для врожденного сифилиса. Младенец, явно живой, закутан в черный саван, раскрашенный так, чтобы было видно его матку. Кажется, что он заперт в ограниченном пространстве, и у него нет очевидных способов выбраться.

Эгон Шиле (1890-1918), австриец. Обложка: DeadMother — Tote Mutter (I) , 1910. Дерево, масло; 32 × 27,5 см. Коллекция Леопольда, Вена, Австрия.Фотография любезно предоставлена ​​Эрихом Лессингом / ArtResource, Нью-Йорк.

Год спустя Шиле нарисовал Мертвая мать II с подзаголовком Рождение гения (рис. 1). Теперь глаза матери закрыты, и она явно мертва. Младенец, предположительно Шиле, с широко открытыми глазами пытается вырваться из загона, похожего на утробу. Выживший младенец появляется как замечательный ребенок (гений). Шиле писал своей матери: «Это великая разлука. Несомненно, я стану величайшим, самым красивым, самым ценным, самым чистым, самым драгоценным плодом.» 1 (p87) Его грандиозность и физические особенности, которые могут быть совместимы с врожденным сифилисом, которые появляются на некоторых из его ранних автопортретов, привели Гургешон 4 к размышлениям о том, был ли он инфицирован. доказательством этого и другие видят только его экспрессионистский стиль и черты личности, связанные с чрезмерной опекой родителей.

Шиле, Рождение гения (Мертвая мать II) , 1911.Масло по дереву; 12 5/8 × 10 дюймов (32,1 × 25,4 см). Предположительно уничтожено. Фотография любезно предоставлена ​​Galerie St Etienne, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Нет никаких свидетельств контакта между Зигмундом Фрейдом и Шиле, 5 , хотя они жили в Вене в те же годы. Фрейд интересовался древним искусством и сублимацией эмоций в социально значимые творения. Искусство Шиле, напротив, направлено на прямое выражение эмоций без психологической цензуры. 5 Более того, Фрейд подчеркивал конфликт между отцом и сыном, тогда как Шиле имел дело с установлением свободы от чрезмерно опекающей, требовательной и контролирующей матери.

1.

Comini
A Эгон Шиле: Портреты. Издательство Калифорнийского университета в Беркли, 1974;

2.

Каллир
J Эгон Шиле: жизнь и работа. Нью-Йорк, Нью-Йорк Гарри Н. Абрамс Inc2003;

3. Банки
J Nudes: видение Эгона Шиле. Знаток. 1984; 240100-109.

Гургешон
P Мертвая мать Серия Эгона Шиле: психоаналитическое использование образа художника.Лекция представлена ​​в Университете Лойолы, Чикаго, 27 марта 2004 г., Чикаго, штат Иллинойс,

5.

Уолрод
ST Эгон Шиле: Психобиография [докторская диссертация]. Школа профессиональной психологии Беркли, Калифорния, 1978;

Олененок, найденный лежащим рядом с мертвой матерью, спасенной в округе Бревард

MIMS, Флорида — С помощью некоторых спасателей олененок, найденный рядом с его мертвой матерью, теперь имеет хорошие шансы на выживание.

Кристен Прокоп, капитан спасательной команды Wild Florida Rescue, сказала, что человек, ехавший по State Road 46 в Мимсе, увидел олененка 29 марта и остановился, чтобы помочь.Мать ребенка сбила машина, и олененок отказался покинуть ее.

Затем этот человек обратился за помощью в службу спасения Wild Florida Rescue.

[ТРЕНДЫ: Флорида работы по предотвращению «катастрофического» обрушения пруда | Морская мина вымывается на берег во Флориде | Surf’s up: собаки катаются на волнах ]

Ad

Прокоп сказал, что ребенку всего около недели, и он выглядел обезвоженным и худым.Молодых оленят учат оставаться их матерями, поэтому без их вмешательства его могла бы постигла печальная участь.

«Вероятно, его сбила бы машина или он умер бы от голода», — сказал Прокоп.

Олень, у которого нет имени, поэтому спасатели не слишком привязываются к нему, выздоравливает с суррогатной матерью в Creature Safe Place, центре реабилитации дикой природы в Форт-Пирс.

Пока что у него все хорошо, и когда придет время, его выпустят обратно в дикую природу, скорее всего, в область за пределами центра, так что его не нужно будет перевозить.

Прокоп сказал, что человек, который заметил олененка, поступил правильно, вмешавшись в этот случай, поскольку он мог видеть, что мать умерла, но она также предупредила, что иногда олененок может казаться сиротой, когда на самом деле его мать находится рядом.

Объявление

Crystene Prokop из компании Wild Florida Rescue на фото с олененком, которого она помогла спасти. (Спасение дикой Флориды)

«Если вы видите одинокого олененка, не думайте, что он осиротел. Матери часто оставляют своих детенышей на открытом воздухе в течение дня, чтобы отпугнуть хищников.Если вы видите олененка с закрученными ушами, велика вероятность, что он осиротел. Сгибание ушей — признак обезвоживания », — сказала она.

Она сказала, что Wild Florida Rescue спасает около четырех или пяти оленят каждый год в округе Бревард, и сказала, что любой, кто сталкивается с опасной дикой природой в этом районе, может позвонить в службу спасения по телефону 321-821-7881. Она также предложила обратиться за помощью в Комиссию по охране рыб и дикой природы Флориды.

Она напомнила водителям быть осторожными и бдительными, чтобы не создавать ситуаций, подобных этой.

«Просто наблюдайте, когда едете, будьте внимательны, старайтесь замедлить ход и не сбивать животных», — сказал Прокоп.

Хотя начало жизни ребенка было печальным, Прокоп рад, что теперь он в надежных руках и находится на пути к выздоровлению.

«Мы очень рады (за него). Вот почему мы делаем то, что делаем », — сказала она.

Объявление


Используйте форму ниже, чтобы подписаться на ClickOrlando.com Информационный бюллетень Strange Florida, рассылаемый каждую пятницу.

Авторские права 2021, WKMG ClickOrlando — Все права защищены.

Мать арестована после того, как 3 маленьких ребенка были найдены мертвыми в Лос-Анджелесе Квартира: NPR

Полиция Лос-Анджелеса сообщила, что трое детей в возрасте до 5 лет были обнаружены мертвыми в районе Резеда в субботу утром.

Дамиан Доварганес / AP


скрыть подпись

переключить подпись

Дамиан Доварганес / AP

Полиция Лос-Анджелеса сообщила, что трое детей в возрасте до 5 лет были обнаружены мертвыми в районе Резеда в субботу утром.

Дамиан Доварганес / AP

Мать находится под стражей после того, как власти обнаружили трех умерших детей в многоквартирном доме в районе Резеда в Лос-Анджелесе в субботу утром.

По данным полиции, все трое детей были младше 5 лет.

Полиция не подтвердила мотив или причину смерти, но несколько местных СМИ сообщают, что дети были зарезаны.

Полиция обнаружила тела детей, отвечая на звонок о возможной смерти в квартире на 8000 квартале бульвара Резеда.

Мать, 30-летняя Лилиана Каррильо, была взята под стражу в субботу в районе Пондероза округа Туларе, более чем в 200 милях от города, в Центральной Калифорнии. Полиция сообщила, что Каррильо якобы угнала серебристый пикап Toyota в районе Бейкерсфилда, прежде чем ее арестовали.

«Она считается единственным подозреваемым в этом деле», — заявили в полицейском управлении Лос-Анджелеса.

Сегодня примерно в 9:30 офицеры патрульной службы Западной долины ответили на 8000 квартал бульвара Резеда на радиозвонок, в котором говорилось о возможной смерти в одной из квартир. Офицеры зашли в квартиру и обнаружили на месте троих детей.

— LAPD HQ (@LAPDHQ) 10 апреля 2021 г.

Официальная причина смерти еще не определена, но полиция Лос-Анджелеса сообщила, что расследование будет проведено совместно с отделом грабежей и убийств и отделом по делам несовершеннолетних.

«Это моменты, которые мы переживаем на протяжении всей нашей карьеры», — сказал на месте происшествия лейтенант Рауль Джоэл газете Los Angeles Times. «Сложно это понять, как полицейскому».

Бабушка детей была человеком, который вызвал полицию после обнаружения их тел, сообщает Times .Джоэл сказал газете, что до этого не было никаких звонков в полицию по месту жительства.

.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.