Разное

С какими запросами обращаются к психологу: Наиболее частые запросы клиентов. С какими вопросами приходят к психологу?

Наиболее частые запросы клиентов. С какими вопросами приходят к психологу?

Проблемы с детьми, с родителями, ссоры в семье, низкая самооценка, трудности в принятии решений, частые увольнения, невозможность создать семью — с какими проблемами чаще всего обращаются к психологу? Что больше всего тревожит и беспокоит людей? Существует ли какая-нибудь закономерность? Об этом мы спросили наших профессиональных психологов

Мария Верал

Психолог, арт-терапевт, бизнес-тренер, вебинар-тренер.
Работаю индивидуально со взрослыми людьми и семейными, супружескими парами, консультирую по вопросу детско-родительских отношений. Психологические консультации провожу очно в городе Кинешма или по скайпу.

Хочу поделиться своими наблюдениями по поводу частых запросов клиентов. Не буду удивлена, что и у моих коллег частые запросы будут похожими.

Так как я семейный психолог, то наиболее часто ко мне обращаются с вопросами супружеских отношений или с проблемами в контакте с ребенком.

Если говорить более детально, то обращается часто один из супругов, который хочет повлиять на другого, чтобы тот изменился, и тем самым сохранилась бы семья.

Либо бывает, что клиент не может сделать выбор – оставаться в семье или уйти к другому партнеру.

А в детско-родительских запросах преобладает проблема непослушания детей, особенно подростков. И все начинается со слов: он себя так плохо стал вести, раньше был тихим и спокойным, а теперь грубит, на вопросы не отвечает, обманывает. Что мне с ним делать? Как наладить с ним связь и общение?

Ну и множество других, конечно, тем, которые волнуют родителей и супругов в личных взаимоотношениях.

 

Овсяник Людмила Михайловна

Практический психолог

Интересная замечена мною закономерность запросов.

Какими- то волнами  приходят  клиенты с подобными запросами, например,  целая череда  семейных пар для разрешения конфликтных вопросов.

В другое время – поток родителей с детьми младших классов.    

В какое — то время собираются клиенты с  индивидуальными запросами, например,  женщины исключительно по имени: Ольга.

Часто при  подобных запросах  — важно вести протоколы,  что бы не запутаться в клиентах. 

Был однажды такой период ,  когда приходила мамочки с тяжелыми детками – которых приходилось переправлять в  психиатрический детский диспансер.

На данном этапе  ко мне приходят   мужчины до 40 лет.   

Когда -то даже пыталась вести статистику по месяцам —  наглядная  и удивительная получается эта статистика:).

 

Смелова Наталья Владимировна

практикующий гештальт-терапевт и когнитивно-поведенческий групп терапевт (третьей волны)

Наиболее частые запросы клиентов или чему не учат ни в школе, ни в Универе?

Меня порадовала одна из последних клиенток, что получила от меня экспресс-консультацию. Ее запрос звучал уже практически на профеесиональном психологическом жаргоне: «Мне важна сепарация от родителей!». И она, в принципе, права!
В нашей сфере (как и в любой другой профессиональной, связанной с помощью людям), есть два языка: профессиональный и «человеческий». Так вот, если формулировать на профессиональном жаргоне запросы, которые реально лежат под жалобами, темами клиентов их просьбой посоветовать что-то, то они чаще всего сводятся к нескольким, на мой взгляд, вещам (одна из возможных классификаций):
— человеку в первую очередь важен именно «человеческий контакт», констуруктивный, развивающий его личностную зрелость через его осознанность  
— каждому важна развивающая обратная связь. Много лет в сфере бизнес, социальной и гештальт-психологии наблюдаю это необходимым компнентом любого процесса (от навыкового тренинга, до полноценной психотерапии) 
— каждый интуитивно идет посопротивляться внутренней трансформации, принятию себя, а потом в итоге, все равно морально-психологически «вырает» над самим собою же (запрос — личностно зрелое восприятие жизни и мудрые взвешанные решения осознанные).

Транзактные аналитики наверняка скажут, что человек идет к ним за принятием своего «внутреннего ребенка», пониманием лучшим своего «внутреннего родителя» и взращиванием бережным своего «внутреннего взрослого». Специалиста по инициациям мужской и женской зрелости, упомянут, что челвоек идет за инициациями внутренней зрелости для преодоления кризисов становления личности. Моя приверженность гештальт-подходу в психологии добавит, что человек в первую очередь идет за повышением качества своей жизни (в любой из сфер), через освоение новых механизмов. В случае гештальт-терапии, это механизмы осознанности (4 шага осознанности, индивидульный цикл опыта и личные способы прерывания контакта). От месяца и более потребует на осознанную отработку (еженедельно) одной из тем. 

Темы, даже не так важны, они могут звучат от клиента, как отношения с мамой, мужем, детьми (или другими близкими), жалобы на отношения с собою (что-то где-то болит, хромает — почините самооценку), жалобы на окружающий Мир, коллег, работу, социальную реализацию или действительность или тема сепарация от родителей (как же профессионально!).  

Все запросы, они же жалобы на жизнь у клиента в итоге это — смесь и беспомощности (отсутствие весьма определенных  навыков для построение отношений, семейного лада, социальной реализации или еще чего-то, так как в школе этому никого не учат) плюс реальные способы и уникальные механизмы клиента становиться жертвой той или иной ситуации, вместо того, чтобы быть ее хозяином. Только осознанность делает нас хозяевами себя и своей жизни, бессознательные паттерны поведения делают нас автоматическими личностями.  

И эти жалобы льются из клиента, как из рога изобилия, пока специалист мягко не скажет стоп, истории уже не так важны, важно понимание, как вы это делает, ассоциативный ряд (приведет нас в прошлое на которое всегда завязано будущее). Одна встреча — одна тема, даже один месяц — одна тема ( я так работаю) — минимум, 4 шага проходим последовательно каждую неделю в течение месяца. Что предстоит осознать в своем запросе клиенту?
Варианты: как он себя делает жертвой обстоятельств и как он это привык делать (устаревшая схема детства), как перекладывается отвественность за качество своей жизни на окружающий Мир. Еще момент: в чем сила наших слабостей и какие схемы и механизмы поведения (паттерны) нас разрушают?

На поверхности у клиента всегда всего 3 жалобы: на себя, на других или на обстоятельства. Засада и иллюзия наша в том.ч то мы по своей природе настолько подвержены автоматизмам (экономят энергию нашего мозга), когда нам кажется, что мы мыслим сознательно, подчас реально же теряем свободу выбора или контакт с окружающей реальностью ( в зависимости от нашего способа защищаться от Мира),клиент переходит в бессилие и идет за помощью.
Осознанность и обучение этому процессу возвращает внутренню силу. Жизнь при этом координально не меняется практически нет, просто после обретения этого навыка меняется наше восприятие действительно на качество более спокойное и «мудрое» что-ли. Не побоюсь этого слова. Все мы ищем мудрости, просим мудрости и идем за нею. Мудрость психологии начинается с понимания себя 

Абакумова Светлана Юрьевна

сертифицированный аналитически-ориентированный психолог, работаю со взрослыми людьми индивидуально

Когда же клиент решается обратиться за помощью к психологу, и  с каким запросом обращаются клиенты чаще всего?

На мой взгляд, для того, чтобы обратиться за помощью, нужно в первую очередь признать внутри себя то, что тебе нужна помощь специалиста. Ведь часто мы до последнего стараемся решить проблему самостоятельно.  Признавая свою потребность в помощи, мы признаем свою уязвимость, признаем, что мы не всесильны. А это признать не всегда легко.

Итак, с какими же запросами приходят клиенты ко мне?

Чаще всего это женщины, которые очень хотят быть счастливыми во всех сферах – внутри себя, в семье, в отношениях. Им хочется чувствовать счастье, но есть что-то, что не позволяет им это самое счастье почувствовать. И это первая группа клиентов – в процессе работы мы учимся понимать себя, отвечать на вопрос что же такое счастье конкретно для меня и как я могу к нему прийти.

К следующей группе я бы отнесла людей, которые запутались. Вокруг них что-то происходит, но они не могут в точности объяснить от чего именно им некомфортно. Они бы с удовольствием что-то изменили в своей жизни, но не могут понять, что именно нужно поменять, чтобы стало хорошо. Как правило, таким клиентом бывает сложно сформулировать запрос на терапию.  

Бывают клиенты, которые яростно ненавидят себя и хотят переделать, выбросить из себя «все ненужное». Они считают, что как только они победят в себе все, что им мешает – их жизнь непременно наладится и все станет чудесно. Тут мы работаем с принятием себя, отвечаем на вопрос «кто же я такой». Наша цель – внутренняя гармония.

Иногда приходят «маленькие» клиенты». Не в том смысле, что это дети, такие клиенты могут вполне быть взрослыми мужчинами и женщинами, однако по каким-то причинам внутренне они не смогли повзрослеть. Обычно они очень наивны и имеют детское представление о мире, а потому взрослый мир кажется им очень трудным и малопонятным. Запрос связан как раз с этим – научиться адаптироваться в мире людей.

В целом так выходит, что я работаю с разрешением внутренних конфликтов и принятием человеком самого себя. Примерно с такими темами и приходят ко мне клиенты.

Шабшин Илья Иосифович

Индивидуальное и семейное консультирование, работаю со взрослыми людьми

Вот как примерно звучат наиболее частые запросы моих клиентов:

«У нас с мужем всё чаще, всё острее конфликты, ссоры. Мы бы развелись, если бы не дети. Можно ли улучшить ситуацию?»

«Я обнаружила, что у мужа есть любовница. Не знаю, что делать. Развестись? Выгнать его? Простить?»

«Я любовница женатого мужчины. Он не любит свою жену, а любит меня. Но он с ней не разводится, а я хочу семью, детей. Что мне делать?»

«У меня разные недомогания: то боль в области сердца, то мигрень, то живот болит. Я прошла все обследования, врачи говорят, что я здорова и посоветовали пойти к психологу».

«Я одинока; хочу любить, хочу семью, но ничего не получается, любовные отношения не складываются.. Не судьба?»

«Девушки хотят со мной дружить, но не более того. Это очень обидно, я чувствую себя неполноценным. Почему так происходит? Что мне делать?»

«У меня проблемы с эрекцией. Либо её нет вообще, либо она уходит во время секса. Я уже заранее с тревогой жду, а вдруг снова «не смогу». Что делать?»

«У нас с женой угасло влечение друг к другу. Мы хорошо общаемся, но сексуального желания нет. Это поправимо?»

«Я не справляюсь со своими эмоциями. Могу мгновенно «взорваться», наговорить гадостей. Обиду переживаю тяжело и долго, прокручиваю по тысяче раз в голове сцены из прошлого. Сама себя виню и стыжусь. Наверное, я себя не люблю. С этим можно что-то сделать?»

«Я не умею отстаивать свою точку зрения, свои интересы… Я не уверена в себе. Это поправимо?»

Халикова Мария Николаевна

Практический психолог, ведущая тренингов личностного роста, экзистенциальный психотерапевт, танцевально- двигательный терапевт, мультимодальная терапия творчеством.. Работаю со взрослыми, так и в группе. Возможна работа с родителями и детьми

В моей практике превалируют запросы от клиентов, связанные с темой отношений. Прежде всего- это отношения в паре, отношения с детьми, отношения с роителями, есть и запросы об отношениях на работе с коллегами. Думаю, тема отношений красной нитью проходит через всю нашу жизнь. Через контакт с другими мы лучше узнаем и понимаем себя. И вот когда это становится сложно сделать самому, есть потребность отнести эту тему на психологическую консультацию или психотерапию. 

Радует то, что на сегодня картина понимания сути психологической помощи у большинства людей изменилась. Все меньше клиентов приходят, которые хотят получить совет или «рецепт счастья», и все больше  стало людей, которые хотят сами прийти к осознанности, понять себя и других, обнаружить свои смыслы и важные потребности. Это все помогает им лучше понять, как развернуть ковер своей жизни наиболее желаемым для себя образом. И это меня, как психотерапевта, не может не радовать, потому что не возможно прожить жизнь другого и понять что лучше для него. Возможно лишь помочь ему самому осознать, что для него главое и каких отношений он ищет.

Среди самых сложных тем в работе с отношениями, наверное, это тема близости и тема чувств. Как встречаться с близостью, быть в ней, как обнаружить и выразить свои чувства, как обойтись с чувствами другого в контакте- это все непростые и глубокие задачи, с которыми клиенты встречаются в терапии отношений, и пройти через них бывает невсегда просто. И здесь я вижу свою основную работу- давать клиенту этот опыт, быть с ним в присутствии и принятии, чтобы затем человек смог это взять в свою реальную жизнь.

Среди обращений по поводу психологической помощи детям, у клиентов тоже стало много осознанности. Теперь родители, приводя ребенка на консультацию, все чаще спрашивают «что со мной? как нам стоит изменить наши взаимоотношения с ребенком, чтобы ему стало лечге?». И все меньше становится тех, что приходит с посылом «мой ребенок плохой, а со мной все в порядке, поэтому я смог это обнаружить» или » у меня сломался ребенок, почините его, пожалуйста, вы же специалист». Родители осознают, что возможно, они как-то не так выстроили отношения со своим ребенком, или неверно простроили стратегию его воспитания. Но пока им все еще сложно делить с ребенком отвественность за их совместные отношения, нет понимания как родитель может действительно «помочь ребенку стать взрослым», постепенно помогая ему расти психологически и все больше и больше обращаться к своим собственным опорам. И пока еще родителям сложно понять, что зачастую психологические проблемы ребенка- это отражение проблем  всей семейной системы. И ребенок может много чего из семьи брать на себя и помогать таким образом семье переживать это.

Среди запросов от родителей- это сложности подросткового возраста, потеря у ребенка интереса к школе, к учебе, к жизни, сложности во взаимоотношениях с братьями и сестрами, помощь ребенку проживания развода родителей. И что особенно вдохновлят, что стали появляться запросы, связанные с симптомами. Это говорит о том, что у большинства родителей меняется отношение к болезням, приходит понимание, что психика и тело — это не две отдельно существующие субстанции, а тесно связанные между собой природные данности, и лечение души помогает ицелению тела и наоборот.

Борисенкова Полина Александровна

Психолог-консультант, коуч, работаю со взрослыми людьми, возможны как очные, так и он-лайн консультации, провожу коучинговые игры

Чаще всего клиенты начинают разговор со слов: «Мне сложно сформулировать, чего я хочу» или «Мне сложно понять, в чем мои трудности». Так как я работаю в сфере профессионального самоопределения, то моя цель помочь от этих формулировок перейти к обсуждению конкретных задач: смена работы, поиск новых видов деятельности, варианты самореализации, возможности карьерного роста и т.д. Но изначально люди могут приходить с такими запросами как:

1.    Не знаю, в каком направлении двигаться дальше

2.    Не получаю удовольствия от того, чем занимаюсь

3.    Понимаю, что на этом месте не развиваюсь, хотя объективные условия устраивают

4.    Хочу сменить деятельность

5.    Чувствую, что я делаю что-то не то

6.    Всю жизнь плыву по течению

Логинова Ольга Иосифовна

Семейный психолог, специалист по эриксоновскому гипнозу и эриксоновской терапии, арт-терапевт. Автор книги: Логинова О.И. Арт-терапия. Терапевтический рисунок (2019). Автор метафорических карт: «Метафорические фотокарты в семейном консультировании. Руководство» (2015) и «Волшебный мир ассоциаций. Метафорические карты. Руководство» (2017)

«Как часто возникают страхи перед первым обращением к психологу.
«Не буду ли я выглядеть смешно, глупо перед психологом или психотерапевтом? Неужели со мной что-то не так, если я не могу справиться со своей проблемой?» Вот такие мысли часто бывают у людей, впервые обратившиеся к психологу.

И, конечно же, просто так люди не обращаются к психологу. 
На первой консультации бывают, казалось бы, очень простые запросы. Это как бы проверка себя, психолога. Определение для себя нравится  или не нравится психолог. Можно ли ему довериться или нет, может ли психолог понять, сочувствует ли он и т.д.  И по мере возникновения доверия, вопросы становятся более откровенными, а запросы более глубокими. И уж только тогда начинается истинная глубинная работа.

С какими вопросами приходят к психологу. Могу только опираться на собственный опыт практикующего семейного психолога.

На первом плане стоят вопросы, связанные с семейными отношениями (измена партнера/партнерши). И вопрос звучит так: «Почему он так сделал? Как я смогу после этого ему доверять? Я же любила его так сильно, мы уже 10-20 лет вместе».

«У нас завтра развод, помогите сохранить брак». К сожалению, сложно что-то сделать уже в этой ситуации. Единственное, если у супругов есть общие дети, помочь им остаться хотя бы друзьями, а не врагами.

Следующая группа запросов — это постоянные конфликты в семье, проблема с родственниками (свекровь, теща, братья и сестры).

Ревность — вот, пожалуй, частые запросы  в моей практике.

Страдает и тот, кто ревнует и кого ревнуют.

Один из частых запросов связан с алкоголизмом кого-то из близких людей.

«Как быть дальше с пьющим человеком, что можно изменить в данной ситуации, как избавиться от кошмара, который присутствует, когда человек напивается?» 

Здесь можно говорить о созависимых отношениях между человеком, который пришел на консультацию и пьющим человеком.

Частые запросы связаны с одиночеством, потерей смысла жизни, трудности взаимодействия с окружающими людьми, невозможность найти свою половинку.

И очень часто обращаются со своими страхами, тревогой, невозможностью расслабиться.
Конечно же, есть много и других вопросов, которые приходится обсуждать с клиентами, они могут быть очень необычными, разобраться в своем прошлом, что было в раннем детстве, откуда берут начало психосоматические проявления. 
Кто-то хочет побывать в состоянии гипнотического сна и т.д.
Не на все вопросы есть ответы, не все можно разрешить по ряду причин, а иногда приходится отказывать человеку, т.к. я этим, как психолог, не занимаюсь, иногда мне приходится в мягкой форме предложить человеку посетить психиатра.
Но в любом случае, для человека, посетившего психолога, психотерапевта — это уже важный шаг на пути поиска наилучших решений, к поискам своих внутренних ресурсов, -это шаг к личностному росту, это новый виток в собственном развитии.

Современный ритм жизни — это своего рода массовый забег с препятствиями, человеку все время говорят: «надо», и «должен», стандартный набор: успех (карьера), красота (сексуальность), известность — вот поведенческие установки молодежи последних лет, иначе зачем они с таким упорством стремиться стать таковыми?! Все подаются так, словно без этого человек перестает быть полноценным человеком, быть собой, просто самим собой — значить быть не модным, не успешным, не привлекательном! Главная цель — попасть в телевизор, не важно в каком качестве: петь, играть, танцевать — главное попасть, а остальное дело техники. Реальная жизнь, устроена по-другому, тут и начинается трагедия большинства, когда юноша или девушка, вырастает, меняется, тогда как его внутренний мир, остаётся на том же уровне (славу, нарабатывают годами, а не одним днем). В результате, наступает конфликт внутреннего и внешнего, себя можно обманывать, зеркало — никогда! Интерес к тебе постепенно падает, вчерашние поклонники, выросли!

Преображенская Мария Сергеевна

Индивидуальная и групповая работа с зависимыми и созависимыми в ориентированных на решение подходах; нарративный практик, арттерапевт.

И что мне теперь делать?

Кудряшова Алла Альбертовна

Открыться,посмотреть реалистичнее на многие вещи.Что вообще получиться почувствовать,узнать о себе? О том какое отношение имеет к вам ваша жизнь. И почему не получается,соединиться с позитивными силами быть счастливее. Работаю в долговременном формате.
Опыт и практика 20 лет



Вопросы, проблемы, с которыми, обращались и обращаются, ко мне, очень и очень разные. Часто это дискомфорт, непонимание что происходит, несмотря на усилия быть счастливым. Желание найти свое место в жизни, наладить отношения с близкими. Приходят- кому надоели вспышки гнева, бессонница, депрессивные состояния. Приходят —  у кого испытания и травмы остались неразделенным грузом. Кто хочет эмоционально повзрослеть. Прожить сепарацию с родителями. Просто, кто чувствует себя несчастным, не смотря на материальный достаток. А еще, пожалуй, ко мне приходят, люди, которые хотят чувствовать себя живыми.

Современный клиент/пациент — какой он? Кто сегодня обращается за психологической помощью? //Психологическая газета


Профессор кафедры медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, ведущий научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева, кандидат психологических наук Галина Львовна Исурина выступила на 15-м Санкт-Петербургском саммите психологов в рамках панельной дискуссии «От рефлексии — к действию! От обретения смыслов — к созиданию будущего! Как год пандемии с его утратами, испытаниями и запретами повлиял на человечество?» с докладом «Современный клиент / пациент — какой он? Кто сегодня обращается за психологической помощью?».


Уважаемые коллеги, я хочу поговорить с вами о том, что на самом деле волнует меня, что, как мне кажется, близко для практикующих психологов.


В настоящее время значительно увеличилось количество обращений за психологической помощью. Об этом говорят все: и практикующие психологи, и СМИ. Даже в телевизионных сериалах в качестве главных героев всё чаще выступают не только врачи и полицейские как представители помогающих профессий, но и психологи. Врачи и полицейские знают, как помочь, и отлично помогают практически в любой ситуации, а человек просто должен слушаться их и выполнять все предписания — и тогда всё будет хорошо.


Психолог постепенно вписывается в этот же ряд, к нему формируются те же ожидания: он за 5 минут во всем разберётся, за следующие 5 минут во всём поможет, а ты только слушайся. Я, конечно, немного утрирую, но сути дела это не меняет.


Т.е. обращение к психологу рекламируется как часть жизни современного человека. С одной стороны, это, безусловно, хорошо, так как свидетельствует о востребованности нашей профессии и понимании ее значимости (психологи без работы не останутся), а с другой, ставит перед нами вопрос — кто помогает и кто и с какими ожиданиями и запросами обращается за помощью к психологу


Сначала о тех, кто помогает, — психологах. В массе своей уровень их подготовки, мягко говоря, недостаточный. И это вполне понятно.


До 1966 года психологов готовили два университета: МГУ и ЛГУ. Они выпускали по 10–12 человек, менее 25 психологов в год на весь СССР. В 1966 году в Москве и Ленинграде открылись факультеты психологии, которые стали выпускать около 50 человек в год каждый. В течение последующих 10 лет факультеты психологии были открыты в Киеве, Тарту, Тбилиси и Ярославле. Мало того, что это были, пожалуй, лучшие университеты страны, но в этих городах уже сложились собственные научные психологические школы. Вот несколько имен, и каких!


Алексей Николаевич Леонтьев, Борис Герасимович Ананьев, Григорий Силович Костюк, Дмитрий Николаевич Узнадзе, Константин Андреевич Рамуль, Владимир Дмитриевич Шадриков.


Сегодня психологов не готовит только ленивый. В Москве психологов готовит около 50 вузов, в Петербурге — около 20. Я вчера заглянула в Интернет, обнаружила, что в России 445 учебных заведений обучают специальности «психология». У нас есть такое количество квалифицированных преподавателей? Вряд ли. А ещё есть люди, которые называют себя психологами, практикуют, но вообще не имеют никакого психологического образования.


При этом мы прекрасно понимаем, что психологическое сообщество не имеет никаких механизмов и рычагов для регуляции этой лавины, и только немногие адекватные руководители при приёме на работу научились разбираться, какое образование можно считать «настоящим».


Одна моя дипломница оказалась в городе в средней полосе России, решила устроиться на работу в психиатрическую больницу. Она пришла к главному врачу и говорит: «Возьмите меня на работу». В ответ: «Что Вы заканчивали?» Она: «Петербургский университет». Врач уточнил: «Настоящий?» То есть кто-то у нас понимает, что «настоящее», а что «не очень», но, тем не менее, ситуация непростая.


Но подготовка психологов — это отдельная проблема. Я бы хотела поговорить о втором аспекте: о тех, кто обращается за помощью. Хотя, конечно, это вещи взаимосвязанные. Уровень психолога тоже определяет ожидания и запросы того, кто обращается за помощью.


С моей точки зрения, к психологу приходят две категории людей. Первая категория — это люди, имеющие отдельные невротические симптомы, которые не достигают уровня оформленных клинических расстройств, их условно можно назвать «пациентами». Вторая категория — здоровые люди с психологическими проблемами.


Направленность работы с пациентом, который обращается с клиническим симптомом, в общем-то понятна и определяется его запросом: есть симптом, человек хочет от него избавиться. С помощью психолога он продвигается в понимании того, что его состояние связано не только и не столько с биологическими причинами, сколько — с причинами психологическими.


И психологическое консультирование, и психотерапия в этом случае направлены на понимание человеком самого себя, своих проблем, связи его симптомов с особенностями ситуации, на то, что следовало бы изменить, чтобы избавиться от симптома и быть здоровым.


Со здоровым, обращающимся к психологу, далеко не всё так однозначно. Если убрать все тонкости и немного упростить, то какова цель обращения здорового человека к психологу? Он, в конечном счёте, приходит для того, чтобы стать счастливым, благополучным, успешным и решить все свои проблемы.


Согласитесь, что такой запрос, по меньшей мере, инфантилен, потому что проблемы, с которыми обращаются здоровые люди, — это жизненные проблемы, которые человек может и должен решать самостоятельно. Правда, придётся, как сказала Татьяна Владимировна Черниговская, «напрягать все клетки своего организма», такова жизнь.


У человека есть опыт семейной жизни, общения, опыт, который он получает, пытаясь понять и объяснить поведение других, читая книги, смотря кинофильмы. Получается, что человек не жил, не общался, не видел, не слышал, не чувствовал и вообще не приобрёл никакого психологического опыта? Выходит, что он не способен понять себя, наладить отношения с близкими, с коллегами, ставить перед собой цели и достигать их? Безусловно, может, но он хочет получить всё сразу и в готовом виде.


Тогда он идёт к психологу и предоставляет ему проделать ту внутреннюю работу, которую он должен сделать сам. Кстати, есть немало психологов, которые охотно откликаются на этот запрос. Они готовы учить жизни в самых различных её проявлениях: как стать счастливым, как стать богатым, как завести друзей, выйти замуж. Начал всё это Дейл Карнеги, а они с удовольствием продолжают.


Пандемия и самоизоляция в чём-то усугубили ситуацию. СМИ постоянно говорят о депрессии, тревоге и других негативных явлениях, связывая это не столько со страхом заболеть (что вполне понятно, как и страх за здоровье близких), сколько собственно с самоизоляцией. Что же такое происходило в ситуации самоизоляции, что привело к развитию таких состояний?


С моей точки зрения, на самом деле ничего катастрофического не происходило, были даже свои плюсы: появилась возможность много общаться со своей семьёй, с друзьями (пускай и дистанционно), со своими детьми. Была возможность читать книги, смотреть фильмы, слушать музыку, заниматься хобби, хозяйственными делами — всё то, что давно собирались сделать, но не хватало времени. Ничего трагичного на самом деле в этом нет: не война, не голод, не разруха. Просто человек не хочет брать ответственность за самого себя и за свою жизнь, искать новые варианты в ситуациях, которые нам предлагаются. Он не готов встретиться с реалиями собственной жизни, собственной судьбы.


В прошлом дворяне, например, уезжали на зиму в свою деревню, где не было не только радио и телевидения, но и к соседям было не доехать, потому что замело дороги. Но никто не называл это самоизоляцией и локдауном. Люди общались с семьёй, читали книги, музицировали, занимались хозяйством, размышляли о смысле жизни. Сейчас многие в панике и сразу бегут за помощью к психологу.


Безусловно, есть такие ситуации, с которыми человеку трудно справиться самостоятельно, но это вообще-то бывает не очень часто. Обычно речь идёт о рутинных человеческих коллизиях, простых ситуациях, с которыми можно справиться самостоятельно, приложив некоторые усилия.


Наши учителя, в частности Владимир Николаевич Мясищев, говорил о том, что психотравмирующая ситуация травматична не сама по себе, но личность человека такова, что он не может разрешить её. Какая личность? С невротическим складом.


Подводя итог вышесказанному, я хочу сказать, что, с одной стороны, замечательно, что психологическая помощь сейчас доступна. С другой стороны, оказывая её, мы поддерживаем и углубляем эмоционально незрелые, инфантильные или даже иждивенческие позиции. У меня возникает вопрос: не способствуем ли мы (психологи) деградации человека как вида? Уж если и не деградации, то, во всяком случае, инфантилизации. Человек не способен сам решать то, что ему предназначено, а мы сразу же сами предлагаем ему помощь в решении жизненных проблем.


То, что люди веками делали сами, что составляло важную часть их внутренней жизни, самопознания, самосовершенствования и саморазвития. Всё это стало сферой нашей профессиональной деятельности. Нас это не настораживает? Это новый человек или действительно результат деградации?


Второй момент связан с тем, кто именно сейчас обращается за психологической помощью. С чем связан рост обращений? Повлияла ли на это пандемия или что-то ещё? Некоторые мои коллеги отмечают, что сейчас к психологу обращаются люди с выраженными акцентуациями характера, по сути, с признаками личностного расстройства. Если называть вещи своими именами, то это люди с психопатическими особенностями.


Моя дипломница собирала выборку в Интернете. Оказалось, что в случайной выборке пользователей сети из 100 человек 54 имели выраженные акцентуации характера, а 43 — выраженные невротические черты личности. То есть не исключено, что 54 человека близки к манифестации личностного расстройства, а 43 — невротического. И только 13 не имели никаких выраженных признаков.


Если сейчас к психологу действительно обращаются люди с выраженными акцентуациями характера, то это совершенно новая ситуация, которая требует осмысления и новых подходов к психологическому консультированию вообще.


Мы прекрасно знаем, что психологическое консультирование и психотерапия ориентированы скорее на невротический регистр, даже если речь идёт не о клинических расстройствах. Понятно, почему есть эта ориентация: все психотерапевтические направления формировались на модели невротического расстройства. Именно с этим привыкли и умеют работать психологи. Но если мы действительно имеем дело с приближением к уровню личностного расстройства в повседневной психологической практике, то это уже совершенно другая ситуация.


Психотерапия с невротическими пациентами и с лицами с психопатическими особенностями значительно различается. Во втором случае она более директивна, во многом носит компенсаторный и тренинговый характер. Глубина сознания и ожидаемые изменения здесь весьма проблематичны. Здесь всё должно строиться по-другому: отношения между консультантом и клиентом в этой ситуации будут, вероятно, формироваться иным образом. То, что мы считаем эталоном таких отношений, с этими пациентами не будет работать. Это ставит много новых проблем, об этом надо думать. Я, конечно, вновь утрировала масштабы проблемы, но совсем немного.


Спасибо за внимание!


Доклад был сделан на 15-м Санкт-Петербургском саммите психологов в рамках панельной дискуссии «От рефлексии — к действию! От обретения смыслов — к созиданию будущего! Как год пандемии с его утратами, испытаниями и запретами повлиял на человечество?». Смотрите полную видеозапись выступления:


Итак, в этом посте вы узнали самые задаваемые вопросы психологу о разного рода психологических проблемах, с которыми часто сталкиваются люди.

Помните, что отношения с психологом строго этичны и профессиональны и направлены на лечение. Если есть нарушение границ, терапевт волен прекратить терапевтический альянс.

Вопросы психологу? Какие вопросы чаще всего задают психологу?

Психология — наука о человеческом поведении. Человека, который хорошо понимает человеческое поведение и взаимодействия, называют психологом. Мир прогрессирует, и половина населения сталкивается с депрессией и другими психическими проблемами. Такие люди, как архитекторы, инженеры, врачи, лидеры, учителя и т. д., находятся под постоянным давлением, ведя нацию вперед и сталкиваясь с такими проблемами со здоровьем, как стресс, тревога, депрессия и т. д. Весь стресс и тревога часто создают для людей тяжелую ситуацию. и у них не остается другого выбора, кроме как обратиться за консультацией по депрессии и тревоге. Не все могут так быстро справиться с повторяющимися сценариями и могут в конечном итоге попасть в ловушку депрессии или одиночества. Здесь изучение психологии выступает в качестве путеводной звезды в нашей жизни. Теперь в этой статье мы обсудим, кто такой психолог и какие вопросы задать терапевту?

Кто такой психолог?

Знаете ли вы, кто такой психолог и какие вопросы задавать психологу? Люди могут спутать психологов с психиатрами, даже если они диаметрально противоположны. Первый имеет дело и играет с разумом и поведением с помощью терапии, а позже делает ту же работу с помощью лекарств. Только чрезвычайно чуткий человек может заниматься этой работой. Эта работа может показаться очень беззаботной профессией, но никто никогда не задумывается о том, что стоит за тем, чтобы быть хорошим психологом. Психологи обучены таким образом, что, как только пациент входит в комнату, они могут почувствовать, что именно происходит у него в голове. У них очень хорошие наблюдательные качества. Они наблюдают главным образом за вашей походкой, за тем, как вы говорите, за тем, как вы отражаете свои мысли в деликатных случаях.

Остерегайтесь, вас легко поймают, если вы лжете, потому что его человеческая природа становится сверхсознательной во время лжи. Это может вызвать гормоны борьбы и бегства в наших системах, и опытный глаз может сразу это почувствовать. Даже врачи считаются великими психологами. Ты знаешь почему? Они сразу могут сказать, лжет ли пациент о своем состоянии или он страдает каким-то недугом. Психологи являются большими экспертами в чтении лица, они могут судить о ваших действиях на одном дыхании и даже определить ваш скрытый потенциал. Они могут использовать несколько методов в ходе действия. Иногда они могут быть слишком жесткими или слишком дружелюбными в зависимости от деликатности дела, с которым они имеют дело. Они могут определить, симулируете ли вы или столкнулись с какой-либо проблемой. Есть бесчисленное множество случаев, когда медицинские работники не в состоянии выявить настоящие проблемы или поставить правильный диагноз, так как на самом деле никакой болезни нет. Психологи могут идентифицировать с помощью умных средств без особых хлопот.

Когда обращаться за помощью к психологу?

1. Невежественное отношение людей

Многие люди не знают о своих проблемах со здоровьем, будь то болезнь тела или ума. Еще в 20 веке забота о психическом здоровье считалась бесполезной. Но давайте объединимся, чтобы сделать проблему психического здоровья самой важной проблемой, поскольку она действительно нуждается в освещении. Невежественное отношение людей также является основным признаком и причиной расстройства личности, а также вызывает проблемы, связанные с психическим здоровьем.

2. Травматический опыт

Когда люди страдают от какой-либо основной травмы, вызванной смертью родственника или близких, или, возможно, травмой, вызванной потерей собственности или активов, они теряют чувство привязанности к этот мир.

3. Чувство одиночества

Если у вас когда-нибудь возникнет чувство отчужденности, обратитесь к другому авторитетному лицу, которое доверяет вам и никогда не примет вас как должное. Но многие люди считают, что лучше обратиться к профессионалу. Вот где роль психолога лечения берет верх.

4. Признаки опасности

Простые симптомы, такие как головная боль, раздражение, проблемы с пищеварением или даже сильный зуд, могут указывать на то, что вы страдаете от беспокойства. Прежде чем это примет большую форму, проконсультируйтесь с психологом. Они видят такие случаи чуть ли не каждый день и знают выход из темницы отчаяния и депрессии.

5. Потребность в социальных существах

Люди — социальные существа, и в поисках хороших отношений мы в конечном итоге наносим вред своему психическому здоровью, если наш партнер недостаточно благоразумен. Много раз вам может казаться, что ваша карьера зашла в тупик и выхода нет. Вы постоянно балансируете между работой и психическим здоровьем. Хотя бы раз позвольте своему психическому здоровью победить.

Популярные вопросы психологу — Вопросы психолога

Вот некоторые из наиболее часто задаваемых вопросов психологу, а также некоторые вопросы, которые вам следует задать, когда вы посещаете своего консультанта или психолога.

1. Могут ли психологи читать мысли людей?

Один из самых частых вопросов, которые возникают у людей, это могут ли психологи встретиться с мыслями людей. Поскольку они могли помогать людям и предсказывать их поведение, многие думают, что психологи могут смотреть сквозь сознание. Но это не так. Психологи не могут заглянуть в мысли и прочитать их. Никто не может прочитать, что другой человек собирается делать дальше. Они просто слышат о ваших проблемах и понимают их, чтобы помочь вам найти решение. Опытные психологи могут предсказать ваши мысли, выслушав вашу ситуацию и понаблюдав за вашим поведением.

2. Конфиденциально о сеансах терапии?

Люди задают вопросы о конфиденциальности терапии и размышляют в уме, например, собирается ли консультант обсудить их ситуацию с кем-то еще или нет? Будут ли они говорить об этом семье или друзьям или нет? Согласно законам, ни один консультант или психолог не может передавать информацию о сеансе кому-либо еще. Да, если у пациента есть суицидальные мысли о причинении вреда себе или другим, тогда консультант говорит члену семьи, чтобы он позаботился об этом. Более того, если это семейная терапия или парная терапия, то, получив согласие, консультант сейчас разговаривает с другим партнером или членом.

3. Может ли консультация помочь вам всего за несколько дней? Это быстрая сессия?

Консультация никогда не бывает быстрой. Многие думают, что, приняв психологическую помощь, они смогут выздороветь всего за один-два сеанса. Но это не так, консультирование — это процесс, в котором вы анализируете свою ситуацию, разбираетесь в ней и затем пытаетесь найти решение. Консультирование требует времени и требует от пациента и терапевта терпения. Бывают случаи, когда вы просто ищете решение, и психотерапевт помогает вам, но бывают случаи, когда сеансы консультирования могут длиться месяцами. Это зависит от вашей проблемы и ситуации.

4. Может ли консультация помочь мне выздороветь?

Да, консультации, несомненно, помогут вам выздороветь. Консультирование – это процесс, в ходе которого вы встречаетесь с самим собой и сталкиваетесь со своей ситуацией. Консультируясь с помощью руководства, вы движетесь к самопознанию и находите решения своих проблем. Консультирование может занять некоторое время, но оно, несомненно, поможет вам восстановиться и решить вашу проблему с корнем. Проблемы с психическими заболеваниями, такие как депрессия, приступы тревоги, определенные расстройства, несчастный образ жизни, разорванные отношения и т. д., можно лечить с помощью консультирования. Ваш терапевт может попросить вас принять некоторые лекарства или понаблюдать за собой, чтобы помочь вам справиться со своими проблемами. Так что да, это помогает вам.

5. Как ты собираешься со мной обращаться? Каким будет ваш подход?

Это еще один очень распространенный вопрос психолога, который задают психологу их пациенты. Очевидно, что при обращении к психологу или утверждении психолога клиент имеет право спросить о процедуре лечения и знать ее досконально. Вы должны спросить их, как бороться с негативом, в зависимости от того, как разные психологи собираются относиться к проблеме. В то время как некоторые психологи могут попросить вас понаблюдать за собой, другие могут попросить вас выполнить некоторые домашние задания или даже напрямую начать сеансы и поговорить с вами или назначить вам терапию. Это также зависит от проблемы, с которой вы столкнулись.

6. Какова природа терапевтического сеанса и как долго он будет продолжаться?

Это еще один распространенный и важный вопрос, который задает психолог. Знание природы терапевтических сеансов и представление о том, как долго они могут длиться, позволит вам взглянуть на процесс и сколько времени вам нужно уделить себе. Это также зависит от лечения психолога и проблемы, с которой вы сталкиваетесь, какова будет природа терапии и как долго она может продолжаться. В то время как некоторые психологи поддерживают, другие могут быть прямыми в своем лечении. Кроме того, вы должны знать, что сеанс терапии длится так долго, что требуется время, чтобы преодолеть что-либо.

7. Когда я увижу улучшения в себе?

Увидеть улучшения на любой консультации не рано. Это требует терпения и надежды стать свидетелями улучшений. Это еще один известный вопрос психолога, который очень часто задают консультанту. Невозможно предсказать, когда вы сможете двигаться по пути улучшения, но как только вы начнете сеанс консультирования и будете следовать указаниям своего психолога, вы увидите, что можете справиться со своими проблемами и обдумать их. Обычно это происходит после того, как ваш психолог полностью понял вашу проблему, и вы оба начинаете работать над ее решением. Когда это произойдет, определить невозможно, но это обязательно произойдет.

8. Как с вами связаться в случае чрезвычайной ситуации?

Это один из вопросов, который вы должны задать своему психологу при первой встрече. Знание того, будет ли ваш психолог доступен или нет, становится очень важным фактором, особенно когда вы находитесь в чрезвычайной ситуации. Вы должны спросить у психолога, можете ли вы связаться с ними лично или нет, когда они вам понадобятся. Некоторые психологи согласны с этим, но некоторые психологи не будут. Вместо этого они могут дать вам свой номер больницы, по которому вы можете связаться, и вы сможете связаться с ними или с каким-либо другим человеком, который может помочь вам в случае чрезвычайной ситуации.

9. Кто будет вести занятия? Будете ли вы планировать сессии или будете обсуждать их со мной?

Это еще один распространенный вопрос, с которым психолог сталкивается при работе с пациентами. Вы даже можете задать этот вопрос психологу, чтобы иметь четкое представление о том, как будут проходить ваши сеансы. Это означает, что вы спрашиваете, будут ли психологи сами планировать всю сессию или будут также запрашивать ваше мнение при составлении плана сессии. В то время как некоторые психологи составляют план сеанса, другие обсуждают со своими клиентами и принимают решение о сеансах и их содержании. Оба процесса имеют свою положительную сторону и лучше, чтобы вы спросили об этом.

Заключение

Есть много вопросов, которые нужно задать психологу, здесь мы обсудили некоторые из них, чтобы вы знали о каждом шаге, прежде чем идти к психологу. Мир будет продолжать развиваться, и в ближайшие годы потребность в заботе о благополучии разума также возрастет. Пока есть профессионалы, которые могут с максимальной осторожностью решать эти вопросы и поддерживать нас, опасности для человечества нет. Психологи обладают властью открыть разум людей, страдающих от любой травмы, для веселья и энтузиазма. Они обладают способностью возвращать человека в чувство и помогают ему настроиться на текущую деятельность в живом мире. Они помогают вам увидеть свою самооценку. Самое главное, они позволяют этому осознанию проникнуть в ваш разум, тело и душу самостоятельно и никогда не навязывают его, как таблетку или лекарство. Их цель не в том, чтобы вылечить симптомы, а в том, чтобы устранить первопричину ваших страданий.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *