Разное

Психопат это что: Как не стать жертвой обаятельного психопата. Советы психолога и криминолога

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психиатрия››

К психопатическим личностям относится очень большое количество случаев с чрезвычайно разнообразной симптоматикой и с не всегда одинаковым генезом болезненных изменений. Общим для них является более или менее значительная дисгармония всей психической личности с расстройствами не столько в интеллектуальной сфере, сколько в эмоциональной и волевой. Это люди, которые по выражению К. Шнейдера благодаря своим психическим особенностям страдают сами или заставляют страдать других. Именно последнее обстоятельство в связи с тем, что психопаты численно— одна из самых больших групп, рассматриваемых в психиатрии, повышает социальное значение ее. В то же время пестрота проявлений, трудность отграничения отдельных форм и сложность проблемы генеза, затрагивающей ряд основных вопросов психопатологии и потому могущей быть разрешенной удовлетворительно только вместе с ними, делают эту область наиболее запутанной и самой неясной в психиатрии.

Характер подхода к изучению сущности психопатий в различные периоды развития психиатрии менялся именно в зависимости от того, как разрешалась основная проблема о сущности психоза. Во времена расцвета учения французской школы о вырождении эти дисгармонические натуры, вариации психической личности с крайне выдающейся индивидуальностью, благодаря которой они резко выделяются из общей массы, выходя за условные границы так называемой нормы, считались дегенерантами. Крепелин в своих работах по переустройству учения о психозах много внимания уделял и психопатам. Он смотрел на них как на неудавшиеся личности, развитие которых нарушено неблагоприятными наследственными моментами, повреждением зачатка или другими рано обнаруживающими свое действие тормозами. Для него психопаты были страдающими отчасти психическими задержками развития, отчасти начальными стадиями и легкими формами психозов. В дальнейшем, когда при изучении сущности психоза стали учитывать не столько симптомы, прямо относящиеся к болезненному процессу, но и изменения, вызываемые им в личности, иначе стали подходить и к пониманию психопатий. Если появилась тенденция самые психозы трактовать как болезни личности, то еще яснее это направление определилось при изучении психопатов. Стали обращать большее внимание на изменение темперамента, характерологические особенности. На такой точке зрения стоит одна из новых работ по этому вопросу, именно К. Шнейдера. Он, равно как и Крепелин, шел по пути накопления клинического материала, подробного описания отдельных форм психопатий, выделяемых по одному какому-нибудь выдающемуся признаку. Таковы по крепелиновской классификации возбудимые и неустойчивые психопаты, психопаты с импульсивными влечениями, сварливые, лжецы и мошенники, враги общества и некоторые другие формы. К. Шнейдер увеличил количество отдельных форм, ввел отчасти новую терминологию. Но при этом уже ясно обозначилось, что, ограничиваясь все тем же методом описания новых форм и группирования их по отдельным наиболее бросающимся в глаза признакам, изучение психопатий остановилось на какой-то мертвой точке, перейти которую оказывается невозможным. Выяснилось также, что уже выделенные формы трудно сравнивать и сопоставлять ввиду того, что обособление их шло по чисто внешним признакам и не основывалось на каких-нибудь имеющих отношение к существу болезненных изменений признаках. Э. Кан, автор специальной работы о психопатических личностях, сделал попытку подойти к изучению психопатий с точки зрения структуры личности и дать такое разделение клинических форм, которое могло бы претендовать на название рационального. Психопаты в его определении—это такие личности, которые характеризуются количественными особенностями в психических слоях, соответствующих влечениям, темпераменту и характеру, и которые в утверждении себя, направленном к определенной цели, обнаруживают дефекты в оценке себя и других. Соответственно этому он различает всего четыре группы психопатов: в первой— имеются расстройства со стороны влечения, во второй—темперамента, в третьей—характера и в четвертой они имеются во всех этих отношениях. В результате получилось очень большое количество отдельных форм психопатий, которые все укладываются в общую схему и могут быть сравнимы между собой, но они мало жизненны и чересчур отвлеченны, если не совпадают с теми более или менее определенными типами, которые можно считать установленными со времени Крепелина. Близко к крепелиновской классификации стоит разделение, приводимое П. Б. Ганнушкиным в его книге о психопатиях; он внес в нее однако некоторые поправки и дополнения. Разделение на основные группы у В. А. Внукова по исходной точке зрения близко стоит к тому, что имеется у Кана. В. А. Внуков отличает в психопатиях три основные синдрома: 1) Sp—гиперестетической личности с характером сенситивного развития, сюда же относятся тревожно-мнительные характеры, 2) Mp —здесь объединяются брутальность, анестетичность, холодность вместе с взрывчатостью, вязкостью, педантизмом, в общем характеры с переходами от анестетического шизоида до выраженного эпилептоида, 3) Tp — характеризуется более изменениями темпа, тонуса, чем определенной структурой; этот синдром не представляет чего-либо самостоятельного сравнительно с первыми двумя и постоянно переплетается с ними. В общем работа по разделению психопатий на какие-либо обособленные формы мало продуктивна. Если распределение вполне сложившихся психозов по отдельным классификационным группам нередко является укладыванием на прокрустово ложе, то еще больше это относится к психопатиям. Разделение их на отдельные единицы, если это нужно считать необходимым из практических соображений, может проводиться только по случайным признакам и само по себе нисколько не приближает к пониманию их сущности. Все психопаты, вместе взятые, образуют одну группу случаев, если и очень различных по своим проявлениям, то все-таки объединяемых некоторыми общими основными признаками, до известной степени и одинаковым генезом. Всю группу психопатов в классификационном отношении можно считать одной единицей и приравнять их в этом отношении к группе маниакально-депрессивного психоза или шизофрении. По этим соображениям мы не будем следовать обычному приему более или менее подробного описания отдельных форм и, изложив симптоматику психопатий вообще, акцент поставим на более общих вопросах генеза, социального значения и лечебно-профилактических мероприятий. Описание разнообразных проявлений психопатий в качестве чего-то единого, где отдельные формы имеют значение только наиболее ярких симптомов, может дать более верное представление о рассматриваемой группе.

Клиника психопатий

На фоне общей дисгармонии психической личности, непропорционального развития отдельных ее сторон на первый план выступают отклонения в эмоциональной и волевой сфере. Интеллектуальное функционирование, хотя представляет известные особенности, не является чем-либо типическим для психопатий. В интеллекте может не быть каких-либо формальных дефектов, он может быть даже высок, хотя одаренность носит всегда несколько односторонний характер; но возможна более или менее значительная ограниченность и даже дебильность. Несомненно и в случаях резко выраженного врожденного слабоумия нередко наблюдаются такие особенности в эмоциональной и волевой сфере, которые по существу являются тождественными с некоторыми чертами психопатов, например с импульсивностью, эксплозивностью, черствостью, эгоизмом. Они не относятся однако к психопатиям в собственном смысле, так как главным определяющим моментом при них является слабоумие. Очень много изменений наблюдается в эмоциональной жизни психопатов. Здесь возможны различные вариации, причем на одном полюсе будет крайняя сенситивность, на другом—флегматическое равнодушие и тупость. Преобладающей особенностью здесь является неустойчивость настроения, зависимость его от впечатлений окружающего, но иногда на первый план выдвигается настолько значительная повышенная возбудимость, что получается впечатление как бы самостоятельного типа (возбудимые психопаты—Affektmensehen Крепелина). Характерно при этом помимо собственно повышенной возбудимости, что реакция на внешние раздражения оказывается несоразмерной по своей интенсивности, возникает под влиянием самых ничтожных поводов. Поведение такого психопата определяется главным образом повышенной аффективностью, часто оно бессмысленно, необоснованно и не соответствует мировоззрению самого психопата и его социальным установкам в спокойном состоянии. Обычны при этом такие явления, как приступы ярости и гневного неистовства, агрессивность по отношению к окружающим, нередки попытки на самоубийство. Опьянение сильно повышает возбудимость у таких субъектов и делает особенно легким совершение различных актов насилия. По окончании гневной вспышки и вообще в промежутках между приступами психопаты этого рода бывают корректны, благодушны и общительны, сознают неправильность своего поведения и не прочь загладить свою вину перед потерпевшими от их болезненной возбудимости. Если не выделять, как мы это склонны делать, о чем говорилось в главе об эпилепсии, эпилептоидных психопатов в особую группу, а говорить только об эпилептоидных реакциях, возникших вообще на фоне каких-либо основных болезненных состояний, можно сказать, что они нередко наблюдаются именно у возбудимых психопатов. Э. Кан считает, что эксплозивные психопаты его классификации, соответствующие эпилептоидным психопатам, могут быть рассматриваемы или как самостоятельная группа или как подвид возбудимых. Для некоторых случаев типичным нужно считать не столько наклонность к приступам очень большого возбуждения сравнительно с хорошим самочувствием между ними, сколько общий недовольный, раздраженный фон в настроении (раздражительные психопат ы). Если основным является повышенное самочувствие с большой активностью, стремлением к деятельности при значительной в то же время неуравновешенности, то можно говорить о психопатах гипертимиках (К. Шнейдер). Иногда преобладающим моментом в настроении является тоскливость, боязливость, полная апатия и равнодушие или же колебания настроения более длительного характера, причем полосы хорошего самочувствия с веселостью и оживлением сменяются периодами апатии и вялости. От колебаний настроения, свойственных циклотимикам, эти случаи отличаются отсутствием правильности в смене фаз, цикличности в собственном смысле. Чтобы оттенить это различие от циклотимии таких случаев, Э. Кан предлагает для них новое название «пойкилотимики». Несомненно, что психопатиям вообще, как и некоторым другим болезненным состояниям, свойственны более или менее значительные колебания настроения, и не каждое из них указывает непременно на циклотимию. Но, с другой стороны, прав Э. Кан, когда говорит, что при современном состоянии наших знаний никто не может сказать, на каком месте заканчивается круг заболеваний, принадлежащих маниакально-депрессивному психозу. Если справедливо, что этому кругу относятся те состояния, которые Клейстом обозначаются как реактивно-лабильная конституция, то вполне возможно, что так же нужно расценивать иногда и так называемую пойкилотимию, равно как и некоторые случаи веселых, светлых темпераментов, на принадлежность которых к маниакально-депрессивному психозу было указано еще Крепелином.

Еще больше расстройств наблюдается у психопатов в волевой сфере, причем в некоторых случаях они настолько выражены, что дают право на выделение особых типов. В этом смысле должна быть оценена импульсивность, свойственная очень многим случаям психопатии. В прежнее время, а иногда такой взгляд высказывается и теперь, считали возможным говорить об особом импульсивном помешательстве, но в согласии с Э. Каном мы более правильным считаем говорить об импульсивных психопатах. Самое существенное здесь заключается в возникновении внезапных побуждений, противостоять которым оказывается невозможным. От навязчивых влечений они отличаются своей неожиданностью, отсутствием предшествующей более или менее продолжительной стадии борьбы с влечением; кроме того при навязчивых состояниях как таковых дело ограничивается обычно собственно влечением, которое не всегда, а главное не сразу претворяется в действие. Другое существенное отличие заключается в неодинаковой структуре и разной биологической сущности навязчивых влечений и импульсивных действий. Навязчивые действия, как и навязчивые мысли, связаны с различными переживаниями прошлого и имеют в смысле своего содержания известное психологическое основание. Как мы видели, возникновение их вполне соответствует механизму условного рефлекса. Импульсивные же действия относятся к явлениям, протекающим в более ранних в онтогенетическом отношении психических слоях и ближе стоят к инстинктивным движениям и безусловным рефлексам. Таково импульсивное влечение к поджогам (пиромания), воровству (клептомания), к блужданию с одного места на другое (дромомания). Наиболее типические случаи расстройств этого рода даже при наличии психопатической почвы особенно часто развиваются во время таких состояний, как менструации, беременность. Мы уже обращали внимание на то, что при заболевании психозом, например шизофренией, в психике очень часто наблюдаются ясно выраженные архаические тенденции, причем возникновение некоторых явлений можно объяснить как возвращение к давно забытым переживаниям первобытной психики. Таковыми именно являются блуждание, воровство, поджоги (древнее поклонение огню) и даже убийство, которые были нормальными действиями в известном периоде филогенетического развития, но были вытеснены вместе с культурным развитием в область архаических механизмов, выявляемых к жизни только в исключительные моменты, во время сильного аффекта или вообще болезненных состояний. Имея в виду, что и в болезненных переживаниях проявляется только то, что уже заложено в психике, можно думать, что именно по отношению к импульсивным психопатам справедливо указание Крепелина, что психопатические личности в части случаев—это аномалии развития, причем иногда имеются все основания говорить об атавизме. Может быть иногда в этом отношении приходится считаться с тенденциями, которые особенно бывают подчеркнуты у психопатической личности, именно с стремлением утверждению собственной значительности и к признанию ее другими. Так можно расценивать иногда импульсивное стремление к поджогу, причем пожар как стихийное явление и переполох, который он производить вокруг, могут доставить удовлетворение указанным тенденциям в личности поджигателя; так же можно рассматривать импульсивное стремление к убийству, отравлению, писанию анонимных писем неприятного содержания. Имеет значение, что возникшее стремление обычно не находит себе достаточного противодействия ввиду того, что психика находится не вполне на высоте или вследствие общего недоразвития или вследствие временного болезненного состояния, как например бывает в переходные периоды. Так стремление к поджогам преимущественно наблюдается у подростков и молодых субъектов, так же дело обстоит с импульсивным стремлением убивать детей, доверенных их попечению, у молодых нянек. В этом случае приходится считаться и с экзогенными, в частности психическими, моментами, утомлением, связанным с бессонными ночами, часто с профессиональным переутомлением, на почве которого возникает ненависть к ребенку, иногда тоска по родине, естественная у девушки-подростка, оторванной от своей семьи и деревенской обстановки и перенесенной в чуждую атмосферу.

Соблазны большого города играют известную роль и в происхождении некоторых случаев краж товаров, разложенных на прилавках больших магазинов и иногда совершенно ненужных похитителю или похитительнице. Импульсивным является иногда стремление к пьянству или вообще употреблению наркотических средств. В основе импульсивных действий иногда лежат сексуальные моменты, но здесь мы переходим к другой группе явлений, характерной для психопатов, особенно для некоторых. Расстройства сексуального порядка играют чрезвычайно большую, можно сказать исключительную роль у психопатов. Это прежде всего объясняется особенным развитием у них вообще жизни инстинктов, в частности полового. Для психопатов характерна не только общая дисгармония всей психической жизни во вполне развитом ее состоянии, но и значительные нарушения в порядке развития отдельных сторон. Сексуальные влечения у психопатов нередко проявляются необычайно рано, но это раннее их появление далеко не всегда может считаться указанием на имеющую впоследствии обнаружиться большую сексуальную активность; как и в других случаях ранних развитии, оно нередко как раз является симптомом не силы, а слабости. Половое влечение как таковое у психопатов всегда достаточно сильно, чтобы направить внимание на эту область. Можно сказать даже, что внимание их в этом отношении особенно обострено, в связи с чем психопаты обычно очень переоценивают значение всех моментов, имеющих отношение к этой области, но обострение внимания не соответствует достаточно активной сексуальности в собственном смысле, причем нередко наблюдается несомненная слабость чисто физиологического порядка. Для психопатов типичным нужно считать вообще незрелость, неполное развитие сексуальной жизни, остановку ее развития на известных инфантильных периодах. Сексуальная слабость сама по себе представляет благоприятную почву для различного рода уклонений в этой области. Слабо выраженная и недостаточно оформления в смысле направления к своей прямой цели — деторождению — сексуальность может очень легко пойти по пути различных извращений. Прежде всего нужно иметь в виду, что недостаточно сильное влечение для того, чтобы достичь необходимой для совершения полового акта силы, нуждается в более сильных раздражениях, а последние имеются налицо в извращениях. Это видно на том факте, что извращения нередко возникают не только на почве врожденных, но и приобретенных болезненных состояний, сопровождающихся половой слабостью, например старческого слабоумия, прогрессивного паралича, хронического алкоголизма. Можно считать, что в этом отношении так называемая педофилия психопатов—половое влечение, направленное на детей,—явление одного порядка с частыми попытками половых насилий слабоумных стариков над детьми и малолетними. До известной степени так нужно смотреть и на явления садизма и мазохизма, объединяемые по предложению Эйленбурга под общим именем алголагнии, хотя здесь, в особенности по отношению к первому, особенно ясно выступает, что половое извращение, как и вообще может быть проявление психопатии, представляет непропорциональное и чрезмерное развитие одной какой-нибудь стороны, свойственной и нормальной психике. Акты жестокости, совершаемые сексуальным психопатом над своим партнером в половом акте (садизм), равно как и достижение полового удовлетворения только при получении от другой стороны физической боли (мазохизм) несомненно имеют свои прообразы и в нормальном половом акте. К садистам нужно отнести и так называемых подкалывателей, наносящих для получения сексуального удовлетворения каким-нибудь острым предметом болезненные уколы женщинам, встречаемым на улицах, обыкновенно в такой обстановке, когда не к кому обратиться за помощью или хотя бы для того, чтобы призвать в качестве свидетеля. В дореволюционный период садистические тенденции находили себе выход иногда в применении с особенной жестокостью телесных наказаний, как бывало при отбывании солдатчины или очень часто в школах. Особую форму садизма в смысле получения сексуального удовлетворения путем душевного мучительства можно было видеть у некоторых дореформенных педагогов, прославившихся своей жестокостью, связанной с издевательствами над своими жертвами на экзаменах. Интересный случай этого рода был описан Н. В. Краинским. Слабостью нормального полового влечения нужно до известной степени объяснять и такие извращения, как геронтофилию (влечение к субъектам пожилого возраста), некрофилию (половые акты над трупами) и скотоложство; в последнем случае нередко приходится считаться с более или менее резким слабоумием.

В значительной части случаев развитие сексуальных извращений можно рассматривать как задержку сексуальности на ранних стадиях с гипертрофией некоторых чисто инфантильных сторон. Сюда нужно отнести нарциссизм, гомосексуальные наклонности и в особенности половое стремление, направленное на ближайших родственников. В первом случае речь идет об аутоэротизме—половом влечении, направленном на самого себя и выражающемся главным образом в любовании собственным телом. Близко к этому стоит эксгибиционизм—стремление обнажать для получения полового удовлетворения свои половые органы в присутствии лиц другого пола. Аутоэротизмом является и мастурбация, выполняемая иногда путем раздражения половых органов, иногда только при помощи фантазии, выбывания в своем воображении сексуальных картин (психический онанизм). Слабость нормального полового влечения можно видеть и в основе гомосексуализма, при котором оно направлено на субъектов того же пола (педерастия у мужчин, лесбийская любовь и нимфомания у женщин). Патологией в собственном смысле нужно считать только те случаи, когда половое влечение может найти удовлетворение исключительно таким ненормальным путем при возможности нормальных половых отношений. Явлением того же порядка до известной степени является влечение к актам кровосмешения (и н-ц е с т), элементы которого имеются в инфантильном влечении сына к матери и дочери к отцу (Mutter-Vaterkomplex).

В некоторых случаях гомосексуальные наклонности выражаются не в стремлении к сексуальному сближению с лицами того же пола, а исключительно в наклонности одеваться несоответственно своему полу, например иногда попадаются молодые люди, которые с детства любят наряжаться в женские платья, равно как и девушки, предпочитающие носить мужской костюм; нередко в последнем случае в основе лежит просто предпочтение более простой мужской одежды и притом гораздо более удобной при некоторых условиях работы, но очень часто такая тенденция к переодеванию указывает на аномалию сексуальных влечений. При этом она иногда наблюдается вместе с гомосексуальными наклонностями как таковыми, иногда же представляет самостоятельную аномалию, при которой переодевание является самоцелью, и в таких случаях носит название трансвестизма (от vestis—одежда). До известной степени родственен рассматриваемому явлению так называемый фетишизм, когда сексуальное влечение (речь идет обыкновенно о мужчинах) направляется на фартуки, косынки или другие какие-либо предметы женского туалета. У Мопассана имеется интересное описание одного случая фетишизма, направленного на женские ботинки. Предметы, являющиеся фетишами, служат объектами любования, нежных ласк, в результате которого достигается не только половое возбуждение, но и соответствующее удовлетворение, сопровождаемое эякуляцией, иногда при участии мастурбации. Очень важный момент это то, что сделаться фетишем могут не новые предметы, купленные в магазине, а бывшие в употреблении, причем большую роль по-видимому играют при этом обонятельные ощущения. В одном случае, бывшем под нашим наблюдением, мужчина средних лет, имевший жену и несколько детей, последние годы мог удовлетворять себя в половом отношении только при помощи женских юбок, обязательно бывших в употреблении, в особенности сильно заношенных и пропитанных запахом пота. Так как его жена естественно не давала ему для этой цели предметов своей одежды, то он покупал необходимые ему юбки на базаре; он надевал их на себя, завертывался в них с головой, онанировал и получал полное удовлетворение. Иногда явления фетишизма ведут к своеобразному коллекционированию. К. Пельман в своей монографии «Psychische Grenzzustдnde» приводит историю болезни одного мужчины, для которого фетишем являлись фартучки девочек-школьниц. Увидя фартучек на девочке где-либо на улице, он старался приложить все усилия к тому, чтобы приобщить его к своей коллекции, нередко он покупал фартучки, иногда выманивал хитростью, иногда не останавливался перед насилием. Такое же коллекционирование, носящее характер известного полового извращения, можно видеть у приводимой в той же книге больной, которая составила себе своеобразную коллекцию из ночных горшков, принадлежавших в свое время известным в истории женщинам, как например Марии Стюарт, Монтеспан.

Во многих случаях проявления психопатии легче всего могут быть поняты с точки зрения аномалии характера или вообще как отклонения в сформировании личности. При этом в некоторых случаях симптомы, находящиеся в центре клинической картины, иногда с полным основанием можно рассматривать как зафиксирование и гипертрофирование отдельных сторон, особенно выпукло выступающих в личности маленького ребенка. Известно, какое большое значение имеет для развития личности утверждение своего «я». своего значения, своих интересов. В этом отношении вполне понятны эгоцентризм и эгоизм ребенка, который постоянно повторяет «я сам» и стремится делать все самостоятельно. Эта черта может быть основной в картине психопатии, давая право говорить как об особых типах об эгоцентриках—психопатах, переоценивающих себя. Для утверждения личности необходимо, чтобы ценность ее была признана и другими. Иногда эта особенность настолько доминирует в картине психопатии, что приобретает характер чего-то особенного, давая право говорить как об особом типе о психопатах, ищущих оценки (Geltungsbedьrfige). Иногда средством для достижения цели—утверждения личности и отстаивания ее интересов—является наклонность спорить с окружающими по всякому поводу, нередко самому незначительному. При этом сущность разногласия, из-за которого возник спор или даже ссора, обычно отступает далеко на задний план, так что постоянные споры в конце концов становятся самоцелью. Получается как бы особый тип—психопаты-спорщики и псевдокверулянты. От параноиков-кверулянтов они отличаются отсутствием бредовых интерпретаций. В некоторых случаях основным моментом является то, что психопатичная личность лучше всего себя чувствует в атмосфере борьбы, постоянной войны с окружающими, причем благодаря своей активности нередко оказывается в положении завоевателя. Э. Кан выделяет особый тип активных аутистов. Иногда при этом приходится считаться с тем, что возбуждает и повышает активность до той высоты, при которой личность больше всего может выявить себя, сознание опасности положения, переживания, связанные с риском. Эти черты естественно могут иногда привести к авантюризму, равно как и толкнуть на путь преступлений. Таким же средством если не утверждения, то хотя бы фиктивного сохранения ценности собственной личности является иногда отказ от активной борьбы с жизненными затруднениями и уход в мир грез и фантазий. С этой же точки зрения можно рассматривать наклонность не только к фантазированию, но и к усиленному продуцированию различного рода ложных утверждений, нередко целых несоответствующих действительности историй. Эта pseudologia phantastica, понятие о которой было выдвинуто еще Дельбрюком, возникая из потребности утверждения ценности собственной личности, хотя бы и путем фиктивных построений, нередко усиливается до такой степени, что становится как бы самоцелью, причем псевдологическая продукция ни в какой мере не соответствует интересам психопата, а иногда приносит ему несомненный вред. Характерно при этом, что псевдолог совершенно не имеет в виду обмануть кого-нибудь и искренно убежден в тот момент по крайней мере, когда рассказывает свои небылицы, в их истинности. Несомненно однако, что псевдолог при этом, обманывая прежде всего самого себя, выявляет тенденцию личности увеличить свою значительность, так как его болезненная наклонность нередко дает ему возможность быть в центре внимания. Отсутствием целевых установок в смысле достижения каких-либо материальных выгод псевдолог-фантаст отличается от другого типа психопатов—лжецов и мошенников. В том и другом случае однако имеются общие черты—очень большая живость фантазии и способность к творчеству, дающие возможность настолько реально, ярко и правдоподобно представить известные явления, что у слушателей не возникает сомнений в их истинности. Псевдолог, или мифоман (по терминологии Дюпре), отличается от мошенника по выражению Кронфельда тем, что первый обманывает себя, а второй—других. Если обратиться к литературным образам, то примером первого может служить знаменитый Тартарен из Тараскона Додэ, а второго — гоголевский Хлестаков. Самым ярким примером психопатов второго рода может служить также сделавшийся исторической личностью шарлатан Калиостро.

Характерологическая точка зрения оказывается продуктивной и при изучении тех психопатов, которые могут быть названы истерическими личностями. Когда для более ясного понимания сущности самого психоза определилась необходимость характерологического изучения, одними из первых были описаны особенности истерического характера или, по бывшему одно время в большом употреблении, но менее целесообразному названию, истерической конституции. Самым существенным здесь являются очень большой эгоцентризм и эгоизм, стремление к красивой позе, стремление казаться лучше, интереснее, значительнее, чем позволяет это думать действительность. Здесь в особенности сильно выражена жажда признания ценности своей личности другими, причем этому моменту придается настолько большое значение, что истерическая личность для удовлетворения своего болезненного самолюбия не останавливается ни перед какими средствами. Таковым прежде всего является инстинктивное стремление всегда играть какую-нибудь роль, выставить себя перед другими в качестве особенно интересной, талантливой личности, которую не понимают и не умеют ценить другие, стремление выставить себя как глубоко чувствующую и тонкую натуру, которая при попытках осуществить свои высокие стремления наталкивается на грубость окружающих, причем очень часто оказывается в положении жертвы. Средством для привлечения внимания являются также различные фантастические истории, на которые оказываются очень способными психопаты этого рода благодаря своей живой фантазии; при этом дело нередко доходит до обманов и симуляции различных болезненных явлений. Каждому психиатру, имеющему более или менее значительный опыт, известны случаи, когда больные этого рода устраивают себе искусственное повышение температуры, кровавую рвоту или рвоту фекальными массами, заявляют о полном отсутствии аппетита, о возможности для себя обходиться без пищи, питаясь в то же время тайком от окружающих. Типична также в данном случае вместе с крайним эгоцентризмом значительная узость сознания, благодаря которой из окружающего воспринимаются только те впечатления, которые соответствуют внутренним ожиданиям Сольного; для всего же того, что не соответствует их психическим установкам, они оказываются как бы слепыми и глухими; так же услужливыми оказываются их воспоминания. Благодаря всему этому их представления об окружающем и в особенности рассказы о различных событиях, в которых они более или менее заинтересованы, обычно полны вопиющих противоречий с действительностью. Нужно иметь в виду, что при этом всегда играет большую роль и значительная примесь сознательных вымыслов. С последними тем больше приходится считаться, что они обычно построены со свойственной таким больным живой фантазией и нередко сопровождаются талантливой инсценировкой. Для характеристики истерической личности могут служить также очень большая внушаемость и самовнушаемость, живая эмоциональность и резко выраженная наклонность реагировать на впечатления окружающего, затрагивающие в особенности их интересы, бурными вспышками эмоциональности, по своей интенсивности совершенно не соответствующими вызывающим их обстоятельствам. Основным в этой группе является по К. Ясперсу стремление казаться больше, чем это есть на самом деле. К. Шнейдер не считает целесообразным говорить об истерическом характере или истерических личностях и относит личности с описанными особенностями в группу психопатов, ищущих оценки.

Многим психопатическим личностям помимо их эгоцентризма свойственно в большой степени безразличие к интересам других, делающее их в известном смысле морально тупыми и антисоциальными. Эти особенности однако не носят характера активности и не связаны с тенденцией сознательно причинять зло другим; они носят как бы характер особых пассивных защитных механизмов неполноценной личности, не могущей справиться с жизненными затруднениями, не прибегая к каким-либо особым средствам. Но есть довольно большая группа психопатов, в которой этот анэтический симптомокомплекс не только выражен очень резко, но и носит характер большой активности и действенности, являясь источником очень большой социальной опасности. Что этот признак может быть очень выпуклым и основным в структуре личности, видно из того, что на него было обращено внимание еще в середине прошлого столетия. Этот период времени, как было указано в соответствующем месте общей части, характеризовался тем, что отдельные ярко бросающиеся в глаза признаки нередко возводились до степени болезни. Естественно, что к таким болезням, как мания самоубийства, клептомания, гнев, Притчард присоединил свое известное нравственное помешательство (moral insanity).

Это нравственное помешательство, или, как иногда говорят, моральная тупость, являясь по мнению Крепелина своего рода пороком развития, представляет главный определяющий признак для той группы психопатов, которые носят название антисоциальных, врагов общества, или, как называет их Э. Кан, холодных аутистов. Свойственная им холодная жестокость и тупое безразличие к чужим интересам, очень большая воля в связи с достаточным интеллектом являются причиной того, что корреляции этого вида психопатий с преступностью особенно велики. Чертами холодной жестокости и неукротимой волей, с которыми осуществляются задуманные планы, к антисоциальным психопатам приближаются до известной степени так называемые фанатики. Им чужды однако эгоистичные установки, и если они совершают много жестокостей, то не из личных выгод, которые обычно оставляются в полном пренебрежении, а для устранения препятствий, стоящих на пути к достижению намеченной цели. Последняя в конечном итоге имеет в виду счастье и благо всего человечества, хотя и понимаемые очень своеобразно. Болезненным делает психопата-фанатика именно эта односторонность и концентрация внимания на какой-либо одной идее, осуществление которой рассматривается как дело всей жизни. От антисоциальных психопатов они отличаются также и наличностью несомненной эмоциональности, хотя и мало сказывающейся в каких-нибудь обычных выразительных действиях, но несомненно влияющей на все поведение.

Полной противоположностью фанатикам с их неукротимой волей и железной энергией могут считаться неустойчивые психопаты (Haltlose по Крепелину, называемые также instable). Характерными являются слабость воли и легкая подчиняемость окружающей среде; поведением управляют минутные желания и капризы, благодаря чему оно оказывается нестойким и непоследовательным; трудоспособность более или менее резко падает, чему способствует и наклонность к различного рода излишествам, в особенности легко возникающая, если больные попадают в дурные условия. На этой почве чрезвычайно легко развивается стремление к наркотикам разного рода и прежде всего к алкоголю. Естественно, что психопаты этого рода с трудом удерживаются на одном месте, переходят от одного к другому, обычно к худшему, нередко дело заканчивается полным опусканием на дно, бродяжничеством, проституцией и преступлениями. Такая характеристики этого типа психопатов дана еще Крепелином; она рисует настолько определенный тип, действительно часто встречающийся, что самое понятие и обозначение сохранилось во всех последующих классификациях психопатий. Все же эта нестойкость, неустойчивость имеет различные оттенки, благодаря чему характеристика этого типа у различных авторов и отграничение от других не вполне одинаковы. К частой перемене мест психопата может привести не столько слабость воли, сколько слабая способность адаптации, недостаточная гибкость психики вместе с некоторой недостаточностью интеллекта. Иногда при этом определяющую роль играет несоответствие между сравнительно большими претензиями и слабой одаренностью. Задаваясь чересчур большими целями, психопат естественно оказывается не на высоте и, не будучи в состоянии удовольствоваться вследствие особенностей своей психики скромным положением, берет себе работу не по силам, и в результате не в состоянии нигде удержаться сколько-нибудь прочно. Блейлер дал этому типу название относительного слабоумия — Verhultnissbludsinn. Применяется иногда и термин «салонный идиот», так как психопаты этого рода нередко обладают достаточным внешним лоском и самоуверенностью, с которой держатся в обществе. П. Б. Ганнушкин приблизительно тот же тип называет конституционально-глупыми. Э. Кан, обращая внимание на то, что нестойкость и слабость воли являются иногда выражением постоянных колебаний между двумя полюсами, из которых один характеризуется переоценкой своего «я», а другой—переоценкой окружающего, считает возможным говорить об особых амбитендентных психопатах: по его мнению на почве таких особенностей личности часто возникают различные невротические реакции.

Неустойчивые психопаты, равно как истерические личности, характеризуются признаками, относящимися не к одной только стороне, например к влечениям, темпераменту и прочему, а рядом признаков, относящихся ко всем им. Поэтому Э. Каном они относятся в особую группу сложных психопатий. Такими же являются и так называемые шизоидные психопаты. По первоначальному пониманию это должно быть что-то промежуточное между нормальной психикой и шизофренией. В части случаев это — препсихопатическая личность шизофреника, именно тот симптомокомплекс из аутизма, недоверчивости, замкнутости, иногда импульсивности и нелепости поведения, на фоне которых нередко развивается шизофренический процесс. С соматической стороны это преимущественно астеники или гигантики, часто с неуклюжестью, угловатостью движений. Поведение их неровно, порывисто, импульсивно. В работе они то небрежны и крайне неаккуратны, то в течение известного периода времени необычайно прилежны. Среди окружающих они часто считаются чудаками, так как живут уединенно, обособленно, нередко затрачивают очень большую энергию на изучение практически мало пригодных знаний, собирают коллекции ни на что ненужных вещей. Мышление их характеризуется очень большой абстрактностью, отвлеченностью, склонностью к фантазии и резонерству: при наличии хорошей одаренности они могут проявить большую способность к продуктивному творчеству в области философского или поэтического творчества. Кречмер, давший подробное описание шизоидных личностей именно в этом смысле, указывает, что неуклюжий, аутичный и как будто тупой с виду юноша, бесцельно проводящий свои молодые годы, вдруг может выпустить томик стихотворений с нежнейшими настроениями. Для эмоциональной сферы шизоидов характерны постоянные колебания между двумя полюсами: крайней холодностью, тупостью, равнодушием к окружающему и крайней чувствительностью, ранимостью. Их болезненная щепетильность может более всего выявиться в различных неприятных ощущениях, головных болях, повышенной возбудимости и раздражительности; иногда при этом наблюдается много навязчивых мыслей и страхов, так что в общем может получиться впечатление больного с невротическими реакциями; при ближайшем рассмотрении этих случаев оказывается однако, что здесь симптомы, импонирующие как невротические, являются только внешней оболочкой для иной сущности, имеющей типично шизоидную структуру. Психиатрическая клиника II ММИ обозначает эти случаи как шизоидных невротиков, помня при этом, что шизоиды как таковые не страдают процессом и не должны обнаруживать типичной для шизофрении деградации и слабоумия. Иногда шизоидная неустойчивость может привести к безудержному пьянству, которое является прежде всего выражением беспорядочности поведения и отличается от других видов алкогольных заболеваний. Бинсвангер выделяет такие случаи в особую группу под названием шизоидных алкоголиков.

Более точное выяснение того, что представляют шизоидные личности, требует прежде всего разрешения вопроса об отношении психопатии этого рода к шизофрении. Первоначальный взгляд, что первая есть только более легкая и начальная форма шизофренического процесса, как бы преддверие к шизофрении, не может считаться правильным для некоторых, по К. Шнейдеру очень редких случаев, и не только потому, что очень часто всю жизнь дело ограничивается шизоидными чертами, не давая процесса. Прежде всего имеет значение, что, как показал Гофман при выяснении особенностей личности, давших в конце концов шизофренический процесс, только приблизительно в 60 % можно констатировать шизоидные черты. Как теперь можно считать установленным, шизоидность или шизоидия может наблюдаться без всякого отношения к шизофрении, так как она представляет абстракцию из таких черт, которые могут быть у каждого человека. Как циклоидные или синтонные черты, так и шизоидные широко распространены и в норме; они могут наблюдаться у одной и той же личности, причем пропорция тех и других может меняться в зависимости от возраста или каких-либо экзогенных моментов. С наступлением периода увядания шизоидные терты, в особенности замкнутость, недоверчивость, значительно увеличиваются. Такие же изменения в личности могут наступить под влиянием неблагоприятных психических влияний и соматических, в частности инфекционных, заболеваний. Кроме собственно шизоидности, как выражения прирожденного психического склада, приходится говорить о шизоидировании личности под влиянием экзогенных моментов, например туберкулезной интоксикации. 1 ак как самое название шизоид связано с презумпцией чего-то болезненного, а, как видно из сказанного, шизоидность может не иметь ничего общего ни с шизофренией, ни вообще с болезнью, то понятно предложение Бострема заменить термин шизоидность словом дистонность. Все же в главной своей массе шизоидные психопаты и по данным генеалогического изучения и по преобладающим соматическим типам должны быть отнесены к шизофреническому кругу заболеваний; можно думать, что и так называемое шизоидирование под влиянием внешних моментов в значительной мере представляет выявление скрытого конституционального предрасположения; это в особенности относится к шизоидированию под влиянием туберкулеза, ввиду очень больших корреляций его с астеническим сложением, а последнего в свою очередь—с шизофренией. В согласии с этим Э. Кан дает такое определение шизоидных психопатов: это дистонные личности с аутистическим, амбитендентным, реже эгоцентрическим характером, с конституциональным предрасположением к шизоидным реакциям и шизофренным заболеваниям и с отрицательным сродством к пикническому сложению.

Сущность психопатий

Как видно из только что изложенного, в генезе психопатий более всего приходится считаться с наследственным отягощением и различными моментами, обусловленными поражением зачатка. Но помимо особенностей прирожденного склада играют роль и экзогенные, в частности психические, факторы. Никем не оспаривается, что психопатии—это своего рода аномалии развития личности, причем схематическое положение дела можно представить таким образом, что врожденной является общая неустойчивость с особенно слабым развитием отдельных сторон, а различные моменты личной жизни, особенно в ее ранние периоды, выявляют эти прирожденные особенности, влияя до известной степени и на направление психопатии. На характер формирования психопатий несомненно оказывает влияние и наследственное отягощение. Генетикам свойственна тенденция считать этот фактор основным и единственно определяющим. Известный Гофман в особенности стоит на точке зрения передачи из поколения в поколение основных радикалов, определяющих судьбу психопатической личности. На такой же точке зрения стоит Ланге в своей работе о наследственности как судьбе. Но правильнее смотреть, что наследственность не определяет фатальным образом не только структуры психопатии, но даже ее возникновения. Иначе нечем было бы объяснить того факта, что количество психопатических личностей в различные эпохи представляет большие колебания при одних и тех же условиях в смысле распространения наследственного отягощения. Бывают условия, когда уродуются талантливые, одаренные натуры и дают психопатию, и наоборот, периоды, когда налицо имеются все условия для полного развития личности и когда большое количество потенциальных психопатов дает людей большой социальной ценности. Наследственность— только один из факторов, хотя и несомненно большого значения, определяющих сформирование, «становление» личности с характерной для психопата гипертрофией чувства «я». Вместе с наследственностью и различными экзогенными моментами играет роль и сама личность с основными ее установками и притом личность, живущая и определенных конкретных исторических условиях. Помимо наследственного отягощения может иметь значение, видимо больше для самого возникновения психопатии, чем для определения ее структуры, поражение зачатка, равно как и заболевания первых лет жизни. Большую роль играют также и все переживания детства.

Хотя мы не склонны спешить с диагнозом психопатии, равно как и невроза в детском возрасте, но все же учитывать роль условий, в которых вырастал ребенок, считаем необходимым. Известно, как рано вообще закладываются основы психической личности и какую большую роль играют для ее склада и установок на окружающее впечатления раннего детства. Современное положение учения о психопатиях нуждается в коренной переработке; оно характеризуется борьбой конституциональных и экзогенных факторов, каждый из которых у отдельных исследователей получает значение чего-то исключительного. Так например в объяснении генеза сексуальных психопатий выдвигаются именно эти две точки зрения: одна Крепелина, ставящего акцент на влиянии совращения, так как психопатов с сексуальными извращениями оказывается больше всего в крупных городах, и другая, отстаиваемая Гиршфельдом, по которой больше всего приходится думать о конституциональных моментах. Несомненно здесь имеется как то, так и другое, причем пропорции компонентов того и другого порядка могут быть различны, и ото относится не только к сексуальным извращениям, а и к психопатам вообще. Если сделать попытку ближе подойти к сущности того неправильного развития личности, которое лежит в основе психопатий, то нельзя не обратить внимания на следующее: сравнительно сохраненному интеллекту в этих случаях должны соответствовать и неповрежденные корковые механизмы, и так как для психопатов характерно расстройство управления ими в связи с особенной ролью у них импульсов и влечений, то более всего приходится думать о расстройствах контактов между деятельностью коры и подкорко-вых центров. Так в особенности заставляют думать случаи, по отно-шению к которым с известным правом можно говорить о приобретенных психопатиях. Наиболее ярким представителем этой группы можно считать изменение личности после эпидемического энцефалита, при котором нарушение вышеуказанных контактов с преобладанием роли возбуждений, исходящих из-под корковых узлов, можно считать соответствующим всему существу этой болезни. Если нужно относиться как к преувеличению к взгляду Розенфельда, по которому все психопатии являются последствием инфекций, перенесенных в ранние периоды жизни, то справедливо, что в основе их всегда лежат аналогичные с постэнцефалитическими психопатиями сдвиги, хотя и вызванные не всегда одинаковыми моментами: наследственным отягощением в собственном смысле или поражением зачатка, или экзогенными моментами, в особенности проявляющими свое действие в ранние периоды жизни.

Социальное и в частности криминальное значение психопатических личностей

Благодаря общей дисгармонии психического склада с особенным развитием одной какой-нибудь стороны психопатам не только не свойственно сливаться с окружающей средой, но, наоборот, они всегда более или менее резко выделяются из нее, часто идут наперекор всем окружающим. Так как в интеллекте их не наблюдается дефектов количественного характера и иногда они полны энергии, то неудивительно, что им свойственно играть среди окружающих большую роль, в общем более значительную, чем обыкновенным, средним людям. Ввиду того, что психопаты—это варианты психической личности, и притом не только минус-, но и плюс-варианты, эта роль не всегда одинакова. Врачу больше всего приходится встречаться с тем, что вносят психопаты в окружающую жизнь отрицательного; несомненно, что эта сторона и наиболее изучена. Прежде всего нужно сказать, что значение психопатов в этом отношении даже более значительно, чем собственно душевнобольных. Это вполне естественно, так как в психиатрические больницы они помещаются только в случае каких-либо осложнений и обыкновенно остаются в населении, не будучи ничем стеснены в своей деятельности. Так как они до поры до времени не обнаруживают ничего явно патологического, то для окружающих и не может быть особенных причин проявлять по отношению к ним сдержанность и осторожность в такой мере, как эта естественно относительно душевнобольных. Как уже говорилось выше, от своих болезненных проявлений психопаты очень часто страдают сами. С социальной точки зрения здесь прежде всего приходится обращать внимание на очень большую частоту среди психопатов самоубийств. Известно, что в очень многих случаях покушение на самоубийство является непосредственным выражением непреодолимых влечений, возникающих на болезненной почве, как в особенности бывает у меланхоликов. Но, как нужно думать, помимо болезненного состояния, которое если не всегда, то большей частью имеется налицо у покушающихся на самоубийство, большое значение имеют социальные моменты. Если стремление к самоубийству является результатом болезненных сдвигов в психике в результате тяжелых жизненных переживаний, то естественно такие сдвиги особенно легко могут возникнуть при наличии психопатической неустойчивости и возбудимости. Как бы то ни было, по всем статистикам, в частности Н. П. Бруханского, корреляции стремления к самоубийству особенно велики по отношению к психопатиям. Большое значение имеет также, что очень многие психопаты вследствие своей неустойчивости и повышенной внушаемости, попав в неблагоприятную среду, могут обнаружить те или другие особенности, не безразличные с точки зрения интересов общества. Не менее часто к тому же могут повести те или другие черты, проистекающие из самой сущности психопатий. Здесь прежде всего нужно указать на очень большие корреляции с преступностью. Они не одинаково велики по отношению к отдельным группам психопатов, причем для каждой из последних типичны особые правонарушения. Возбудимым и эксплозивным психопатам свойственны проявления агрессивности, оскорбление действием, нанесение повреждений и убийства. Самый механизм преступления сводится к выпадению тормозящих влияний благодаря очень большому аффективному возбуждению; он особенно ясен при эпилептоидных реакциях, характеризуясь иногда более или менее значительным помрачением сознания и приближаясь к тому, что наблюдается в аналогичных состояниях при эпилепсии. От последней они отличаются однако тем, что помрачение сознания, если вообще имеет место, бывает не так глубоко; имеет значение также, что по условиям развития они являются всегда реакцией на внешнее раздражение; не наблюдается здесь обыкновенно и описанных в главе об эпилепсии особенностей, характеризующих преступления эпилептиков. У возбудимых и эксплозивных во время прохождения военной службы их болезненные проявления могут привести к нарушениям дисциплины ив частности к оскорблению командного состава. С другой стороны, у неустойчивых и в особенности у импульсивных психопатов (дромомания) при тех же условиях болезненные проявления могут вылиться в картину дезертирства. Что касается собственно неустойчивых, наиболее типичным для них правонарушением является воровство. Большую опасность в социальном отношении представляют сексуальные психопаты, тем более, что их болезненные проявления направляются обыкновенно на детей, подростков или женщин, вообще субъектов, не могущих оказать им особенного сопротивления. Кроме насилия собственно здесь приходится считаться и с ролью совращения. На садистической почве в яркой форме могут развернуться иногда и проявления жестокости с нанесением тяжелых повреждении, и даже как определенный ингредиент полового акта может быть совершено убийство. Большую опасность в криминальном отношении представляют также психопаты-лгуны и мошенники, так как благодаря своей активности и фантазии очень могут импонировать окружающим, в особенности людям доверчивым и ограниченным, которые делаются их жертвами, иногда очень страдая в материальном отношении. Они же нередко являются растратчиками общественных денег. То же может случиться с психопатами неустойчивого типа. Наиболее опасными в социальном отношении нужно считать однако тех психопатов, для которых основным является анетический симптомокомплекс и которых Крепелин называет врагами общества. В этом нет ничего удивительного, так как тенденции к совершению преступлений здесь являются не чем-то временным, до известной степени случайным и вызванным притом наличностью определенной ситуации, как то бывает у психопатов, характеризующихся своей эксплозивностыо, а присущи им всегда как основное свойство. При этом их холодная жестокость и вообще малая аффективность дают им возможность быть методичными в разработке плана совершения преступления, в самом проведении его и скрытии следов. К этому типу относится ряд приобревших большую известность убийц последнего времени, за которыми числится по нескольку десятков жертв, и в частности москвич Комаров, заманивавший к себе на квартиру намеченные жертвы под видом переговоров о продаже лошади и убивавший их неожиданным ударом молотка. Опасность таких психопатов увеличивается еще тем обстоятельством, что они часто действуют не в одиночку, а становятся главарями целой шайки, действующей по выработанному ими плану и по их указаниям. Для того, чтобы составить представление о той огромной роли, которую играют психопаты как правонарушители, достаточно обратить внимание на следующие данные. По статистике немецких криминалистов психопаты составляют приблизительно 30 % всех преступников, по американским авторам—даже 35 %. Если сюда прибавить вообще неполноценных и в частности умственно-отсталых, то вместе с психопатами это охватит не менее 60 % преступников. Для учета роли психопатов с точки зрения преступности нужно помимо количественной стороны обратить внимание на то, что психопаты по своей активности и в общем хорошей одаренности как бы задают тон всему преступному миру.

При оценке криминальных действий психопатов с точки зрения Уголовного кодекса нужно иметь в виду, что психопатия сама по себе не говорит о ненаказуемости и о применении мер социальной защиты не уголовно-исправительного, а медицинского характера. В каждом отдельном случае приходится обращать внимание на все данные, характеризующие состояние, в котором совершено преступление, и на всю структуру личности. При большой возбудимости психопатов естественно, что нередко приходится констатировать аффективные состояния, в частности патологические аффекты, возможно— с более длительным затемнением сознания, возникающие иногда под влиянием алкоголя. В некоторых случаях приходится принять во внимание наличность навязчивых или импульсивных влечений, которым при известных условиях даже невозможно противостоять, так как они могут целиком детерминировать поведение психопата. Так как советское законодательство стоит на точке зрения не наказания за содеянное, а защиты общества от преступных действий, предупреждения возможности повторения преступных действий в будущем, то в каждом конкретном случае необходим анализ всей психической личности в целом, а не только оценка того состояния, в котором совершено преступление. При этом учитываются обстановка преступления, обстоятельства, толкнувшие на него, среда и уровень развития правонарушителя. Все это кладется в основу решения вопроса о степени социальной опасности правонарушителя и о наиболее целесообразных мерах социальной защиты. В случае признания психопата социально опасным выносится постановление, подобно тому как это делается по отношению к душевнобольным в собственном смысле, о принудительном лечении в психиатрической больнице. Для несовершеннолетних применяются меры социальной защиты медико-педагогического характера, именно отдача на попечение родителей, усыновителей, опекунов, родственников или иных лиц и учреждений, или же применяется помещение в специальные лечебно-воспитательные заведения.

При оценке социального значения психопатов необходимо принять во внимание, что в некоторых случаях о них приходится говорить не только как об источнике беспокойства для окружающих, опасности для имущества в жизни, но и как о носителях очень ценных свойств. Важно при этом, что ценность психопатической личности обусловливается не только тем, что ей свойственны вместе с теми или другими явно патологическими чертами и положительные стороны, например большая одаренность, общая или в одной какой-нибудь специальной области. Среди ученых, поэтов, художников немало можно насчитать лиц, при очень большой одаренности, даже гениальности представлявших явно психопатические черты. Принимая во внимание, что выдающийся интеллект сам по себе представляет уклонение от средней нормы, естественно, что эта своего рода аномалия связана с некоторой общей дисгармонией и аномалиями в других областях. В этих случаях повышенная ценность личности не обусловливается психопатией, а существует вместе с ней и, можно сказать, несмотря на нее. Но возможны случаи, когда личность оказывается ценной в известных отношениях именно благодаря психопатическим своим свойствам. Так при наличии известной одаренности, хотя бы и не представляющей ничего выдающегося, свойственная психопатам односторонность может дать в результате ценные достижения. К этому в особенности могут привести способность воодушевления одной какой-нибудь идеей, богатство фантазии, свойственное некоторым психопатам в очень большой степени. Многие психопаты хорошо себя чувствуют только в атмосфере борьбы и опасности, благодаря чему могут оказаться полезными на войне или при участии в каких-нибудь особенных экспедициях. Свойственное многим стремление к новому, особенному, может привести иногда к ценным изобретениям. Нужно добавить, что Колумб, Васко-де-Гама и другие открыватели новых стран были своего рода искателями приключении и психопатическими личностями.

Профилактика и печение психопатии

Поскольку психопатии представляют своего рода аномалию развития, а иногда могут быть рассматриваемы как рудиментарные формы психозов, профилактика в данном случае совпадает с невро-психической профилактикой вообще. Так как в генезе большую роль играют конституциональные моменты, имеют значение все меры, указанные в главе о психопрофилактике и психогигиене. Но если черты аномального развития обозначились уже с полной ясностью, то и здесь положение не так безнадежно. Теоретически возможны попытки изменить конституцию путем пересадки тех желез, деятельность которых предполагается пониженной. Практический опыт в этом отношении имеется больше всего по отношению к гомосексуализму; имплантация половых желез от здоровых субъектов как будто может повысить нормальное сексуальное влечение, но вполне убедительных данных по этому вопросу еще нет, тем более, что не выработана еще и методика. Железы от тех животных, у которых они обычно берутся для этой цели, большей частью скоро рассасываются или просто не приживаются. Больше надежд на успех при имплантации органов от обезьян, но этот вид терапии по своей дороговизне не мог еще найти широкого применения. Некоторую пользу можно надеяться получить от спермина и оварина, равно как от вытяжек других желез, но, поскольку основы личности закладываются очень рано, от применения вытяжек, когда картина психопатии уже сложилась, нельзя получить очень многого. Гораздо больше можно сделать, ставя акцент, во-первых, на предупреждение дурных влияний, а во-вторых—на психотерапию, имеющую целью развитие более сохранившихся и более здоровых сторон личности. В какой мере важна первая сторона, было ясно отдельным исследователям уже давно. Все успехи психиатрии последнего десятилетия связаны с выяснением роли среды и вообще социальных факторов. и если очень многое от них зависит в картине вполне развитого психоза, то еще больше это относится к психопатиям. Особенно ясно можно видеть это на примере беспризорных детей и подростков.

Нет никаких оснований предполагать, что наследственное отягощение у них больше, чем у каких-либо других групп того же возраста, и если среди них так много отсталых именно вследствие социальной запущенности, бродяжек, нищих, проституток, воров, грабителей и вообще преступников, то нельзя забывать, что эти черты, обычно считаемые чем-то характерным для психопатов, целиком являются наносными. Так как беспризорность, бывшая в годы интервенции массовым явлением, представляла только сгущение того, что в отдельных, но очень многочисленных случаях имеется во всякое время, то ясно, как много можно сделать в смысле профилактики и лечения психопатии путем правильного воспитания с устранением дурных влияний среды. Не менее важен также второй принцип—развитие более здоровых сторон. Пока на психопатии смотрели как на рудименты болезни, имеющие своей основой наследственное отягощение, лечение их было конечно безнадежным делом, но когда в них стали видеть аномалии развития, в генезе которых огромную роль играет экзогения и основы установки личности, положение в смысле терапии оказалось имеющим определенные перспективы. В особенности много можно сделать, если на аномальный склад личности обращено внимание очень рано, именно еще в детском возрасте. Особые вспомогательные школы для умственно отсталых давно уже нашли себе общее признание, но следует организовать в широком масштабе школы для трудно воспитуемых, т. е. таких детей, о которых можно сказать, что они in spe одновременно и опасные правонарушители и полезные граждане, может быть даже выдающиеся работники в той или другой области. Такие школы пока еще существуют главным образом в качестве опытно-показательных учреждений, но следует стремиться к расширению и увеличению их количества до возможности провести через них всех маленьких невропатов и психопатов. В более позднем возрасте основой лечения должен быть трудовой режим, проводимый в особых колониях и вообще учреждениях с специальным трудовым режимом. Поскольку труд является осью и основой жизни, от такого рода мероприятий можно ожидать больше всего результатов. Необходимо иметь в виду При этом, что имеет значение не труд вообще, независимо от его характера, а определенная система трудовой терапии. В более тяжелых случаях психопатий, в которых обычно оказываются особенно сильными наследственные компоненты, необходима та или иная форма изоляции как мера социальной защиты общества от опасностей, таящихся в преступных тенденциях психопата.

По отношению к уже совершившим то или другое преступление подход не везде является одинаковым. Практика Германии привела к устройству психиатрических отделений при тюрьмах и особых «крепких» отделений (тюремного типа) в психиатрических больницах. Наш современный подход характеризуется принципом рассеивания психопатов, признанных социально опасными для принудительного лечения по различным психиатрическим больницам. Большое количество психопатов из числа тех, которые признаны вменяемыми, остаются в тюрьмах. Опыт показал крайнюю целесообразность наблюдения за ними врача-психиатра, имеющего специальный опыт в вопросах судебной психопатологии.

Расстройства личности (В.В. Дунаевский) — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Психопатии. Общие сведения

В отличие
от психических
заболеваний
психопатии
являются врожденными
болезненными
состояниями,
конституциональными
аномалиями,
своеобразными
характерологическими
уродствами,
которые проявляются
прежде всего
поведенческими
расстройствами.
Поскольку
поведение
человека в
первую очередь
обусловлено
состоянием
эмоционально-волевой
сферы, отклонение
в функционировании
именно этой
личностной
составляющей
определяет
клиническое
содержание
психопатий.

При
всем многообразии
наблюдающихся
в популяции
характерологических
аномалий их
общей чертой
является нарушение
адаптации к
условиям социальной
жизни. В отличие
от подобных
(поведенческих)
расстройств
при психических
заболеваниях
эмоционально-волевая
дисгармония
особенно в
легких случаях
в целом существенно
не нарушает
ценностных
направленностей
личности и лишь
формально
трансформирует
стиль поведения.

В отличие
от состояния
эталонной
нормы, которое
хотя и является
абстрактным,
остается достаточно
однозначным,
многообразие
форм психопатий
определяется
как качественными
особенностями
эмоционально-волевой
дезорганизации,
так и степенью
ее выраженности.
У одних пациентов
бесконтрольность
эмоциональных
реакций может
характеризоваться
эксплозивностью,
бурными вспышками
гнева, агрессивным
поведением,
у других –
подавленностью,
переживанием
чувства неполноценности,
тревогой,
необоснованными
страхами. Одни,
погруженные
в мир собственных
переживаний,
иногда весьма
интересный
и причудливый,
избегают общения
с окружающими,
страдают от
неспособности
устанавливать
с ними гармоничные
отношения,
другие – напротив
ищут способ
любой ценой
обратить на
себя внимание,
оказаться в
центре событий,
проявляют
повышенную
социальную
активность.
Возникающие
в связи с этими
личностными
отклонениями
особенности
поведения и
их оттенки
весьма многообразны.
Общей чертой
является их
дисгармоничность,
а иногда
социально-деструктивный
характер. При
этом внешняя
конфликтность
отражает внутреннюю.

В отличие
от настоящих
психических
заболеваний
психопатические
личности как
правило способны
это осознавать,
иметь к себе
критическое
отношение. К.
Шнайдер определял
их как лиц, которые
по этой причине
«страдают сами
и заставляют
страдать других».

Другое
отличие от тех,
кто подвержен
разрушительному
действию какого-либо
прогредиентного
болезненного
процесса, состоит
в том, что психопатия,
как и любая
другая аномалия,
является статической
данностью и
в своей динамике
не ведет к развитию
выраженной
личностной
деструкции.
Эти пациенты,
несмотря на
кризисный
характер отношений
с окружающими,
способны сохранять
профессиональную,
творческую,
интеллектуальную
продуктивность,
обладают различными
талантами,
дарованиями.
По этой причине
среди людей
незаурядных
психопатические
личности встречаются
даже чаще, чем
среди обычных.

Значительно
меньшая выраженность
психопатологических
нарушений при
психопатиях
также касается
и продуктивной
симптоматики.
Здесь отсутствуют
грубые нарушения
сознания, памяти,
восприятия,
стойкие
галлюцинаторно-бредовые
расстройства.
Доминируют
связанные с
нарушением
аффективной
координации
мышления сверхценные
идеи, определяющие
главным образом
поведенческие
особенности.
В редких случаях
они могут достигать
степени «сверхценного
бреда» (А.Б.
Смулевич). Иначе
говоря, клиническая
симптоматика
психопатий
редко выходит
за рамки невротического
уровня.

Психопатии
относятся к
так называемым
пограничным
состояниям,
поскольку в
своих клинических
проявлениях
отличаются
не только от
психических
заболеваний,
но и от состояний
нормы. В плане
дифференциальной
диагностики
необходимо
учитывать, что
последнее
включает понятие
«акцентуированной
личности»
(Леонгард К.,
1964; Личко А.Е., 1977).
При акцентуации
может гиперболизироваться
и приобретать
диссонансное
звучание какая-либо
одна личностная
черта, особенность,
существенно
не меняющая
проявлений
характерологического
склада, стиля
поведения, что
обычно не имеет
своим следствием
стойкой социальной
дезадаптации.
В некоторых
случаях указанные
индивидуальные
особенности
(например, граничащая
с односторонностью,
фанатизмом
целеустремленность
в занятиях
спортом, музыкой
и т.д.) при достижении
эффективной
самореализации
могут даже
повышать адаптацию
человека. Акцентуация
личности таким
образом рассматривается
как крайний
вариант нормы.

Наличие
при психопатиях
симптоматики
невротического
уровня также
ставит перед
необходимостью
дифференциации
их с неврозами.
При этих пограничных
заболеваниях
психогенного
происхождения
могут наблюдаться,
хотя как правило
и менее выраженные,
но похожие
эмоциональные
и поведенческие
нарушения.
Отличие состоит
в том, что они
возникают у
в целом гармоничных
(иногда акцентуированных)
личностей под
влиянием
психотравмирующих
переживаний
и являются
реакцией на
внешний конфликт.
Упрощая, можно
сказать, что
больной неврозом
становится
объектом внешних
психотравмирующих
обстоятельств.
Психопатические
личности также
выявляют свою
аномальность
в ситуации
конфликта,
однако либо
по причине
своей дисгармоничности
инициируют
его сами, либо
оказываются
в окружении
людей, не способных
проявить
компромиссную
толерантность.
Подобное может
произойти,
если, например,
воспитанные
в тепличных
условиях
вседозволенности
сын или дочка
оказываются
в ситуации
обычной или
повышенной
требовательности:
поступают в
школу, институт,
устраиваются
на работу,
призывается
в армию, выходит
замуж и т.п. Эти
обстоятельства
играют роль
декомпенсирующих
факторов и
обнажают
существовавшую
до того за фасадом
внешней терпимости
близких неспособность
к социальной
адаптации.

Таким
образом, психопатия
как врожденная
аномалия личности
существует
как врожденная
данность, но
ее клинические
проявления
становятся
очевидными
в результате
изменения
условий существования.
Последние,
определяя
динамику психопатии,
могут оказывать
как компенсирующее,
так и декомпенсирующее
воздействие.
В принципе то
же самое может
происходить
и с нормальными
личностями,
находящимися
постоянно в
ситуации хронического
конфликта
(невротического
развития). В
этих случаях
также могут
развиваться
достаточно
стойкие личностные
девиации, что
делает дифференциальную
диагностику
этих состояний
достаточно
проблематичной.
Однако патологическое
развитие
психопатической
личности под
влиянием
неблагоприятных
жизненных
обстоятельств,
как правило,
приводит к
более тяжелым
личностным
трансформациям,
достигающим
подчас по
выраженности
клинических
проявлений
психотического
уровня. При
подобной
неблагоприятной
динамике течение
психопатии
может приобретать
характер бредового
психоза (паранойя),
осложняться
алкоголизмом,
токсикоманиями,
различными
психогенными,
в том числе и
психотическими,
реакциями.

Первые
описания пациентов
с патологическим
характером
относятся к
первой половине
Х1Х столетия
(Причард Ж., 1835,
Герцог Ф.И., 1846). В
практике
судебно-психиатрической
работы попытки
отграничения
психопатии
от других психических
расстройств
были предприняты
отечественными
психиатрами
И.М. Балинским
и О.М. Гегеттом
(дело Семеновой,
1884 г.). При этом
речь шла о лицах,
не имевших
признаков
какого-либо
психического
заболевания,
но отличавшихся
неуравновешенностью,
тяжелым характером
и неправильным
поведением.
Красочные
описания подобной
личностной
типологии
встречаются
у Н.В. Гоголя,
Н.С. Лескова.
Один из рассказов
А.П. Чехова (1885г.)
так и называется
– «Психопаты».

В качестве
одной из болезненных
форм описания
психопатий
были представлены
в руководстве
Э. Крепелина
и с тех пор эта
рубрика заняла
свое место в
систематике
психических
заболеваний.

Э. Крепелин
(1915г.) выделял
следующие
варианты психопатий:
возбудимые,
безудержные,
импульсивные,
лжецы и обманщики
(псевдологи,
враги общества,
антисоциальные).
В классификации
К. Шнайдера эти
типы были дополнены
описаниями
гипертимных,
депрессивных,
неуверенных
в себе, фанатичных,
эмоционально
лабильных,
безвольных,
бездушных,
астенических
психопатов.
Попытку связать
особенности
характера с
общесоматическими,
конституциональными
особенностями
предпринял
Э. Кречмер (1930г.).
Пикническую
конституцию
(циклоидный
характер) он
описывал как
эмоционально
гармоничную,
с чертами
общительности,
приветливости,
синтонной
уравновешенности.
Шизоиды, напротив,
при астеническом
телосложении
отличаются
малообщительностью,
замкнутостью.
Эмоциональные
реакции у них
варьируют от
повышенной
чувствительности
(гиперсенситивность)
до эмоциональной
холодности.

Многочисленные
представители
школы классического
психоанализа
пытались установить
связь формирования
патологических
черт характера
с особенностями
(задержками)
сексуального
развития. Причины
девиантного
поведения они
видели в избыточном
использовании
механизмов
психологической
защиты, направленных
на преодоление
патологической
«фиксации».
Эта избыточность,
по их мнению,
является причиной
и клиническим
содержанием
личностной
дезадаптации.
Один из учеников
З.Фрейда К.Г.
Юнг в этом смысле
выделил понятия
«экстравертированности»
(направленную
вовне активность,
с поиском контактов,
повышенной
общительностью)
и «интравертированности»
(погруженность
в мир собственных
переживаний,
обособленность,
склонность
к самоанализу,
внутренней
рефлексии).

В
отечественной
литературе
классические
описания статики
и динамики
психопатий
даны П.Б. Ганнушкиным
(1933). Им были сформулированы
основные
диагностические
критерии этого
понятия (триада
П.Б. Ганнушкина
):

  1. Тотальность
    психопатических
    особенностей
    личности,
    проявляющаяся
    в дисгармонии
    всего психического
    склада (в отличие
    от акцентуантов,
    имеющих отдельные
    патологическое
    черты).

  2. Относительная
    стабильность.
    Наличие патологической
    дисгармонии
    характера на
    протяжении
    всего длинника
    жизни, отсутствие
    прогредиентности.

  3. Нарушение
    по этим причинам
    социальной,
    семейной,
    профессиональной
    адаптации.

Принципиальным
отличием динамики
психопатий
от процессуальных
форм (психических
заболеваний)
является ее
«эволютивный»
характер, связанный
не с каким-то
болезненным
процессом, а
с общим развитием
(эволюцией)
человеческой
психики в реальных
условиях жизни.
Факторами этой
эволюции по
П.Б. Ганнушкину
могут быть как
«патологические
реакции»
(спровоцированные
ситуацией
эпизоды декомпенсаций),
так и «фазы»
— спонтанно-аутохтонно
возникающие
периоды ухудшения
состояния.

Исходя
из представлений
И.П. Павлова о
типах высшей
нервной деятельности
другой отечественный
ученый О.В. Кербиков
описал типы
«возбудимой»
и «тормозимой»
психопатии.
Первый тип
характеризуется
повышенной
возбудимостью,
склонностью
к экзистенциальной
экспансии,
эмоциональной
и поведенческой
гиперактивности,
патологической
стеничности.
Он включает
эксплозивный,
истерический,
паранойяльный,
экспансивно-шизоидный
варианты. Для
тормозимых
психопатий
характерно
снижение жизненной
активности,
вялость, осторожность,
поведенческая
депремированность.
Этот тип представлен
психастеническим,
сенситивно-шизоидным,
астеническим
и дистимическим
вариантами.

О.В.
Кербиков в
зависимости
от тяжести
клинических
проявлений
также выделял
«ядерные» и
«краевые»
психопатии.
Первые, по-видимому,
в большей степени
обусловлены
биологическими
факторами:
наследственность,
внутриутробные,
натальные и
постнатальные
вредности,
влияющие на
ранний онтогенез.
Они проявляются
в более раннем
возрасте в виде
спонтанных
декомпенсаций
с развитием
более тяжелых
поведенческих
нарушений,
грубой и стойкой
социальной
дезадаптацией.

Краевые
психопатии
(патологические
развития личности)
чаще возникают
как следствие
неблагоприятных
жизненных
обстоятельств
– неполная
семья, конфликты
в отношениях
между родителями,
порочная
воспитательная
стратегия,
физические
дефекты, уродства,
соматические
заболевания
и т.п. Краевые
психопатии
более пластичны
и при изменении
жизненной
ситуации имеют
лучший прогноз.

Далеко
не все психопаты
попадают в поле
зрения психиатров.
Чаще это происходит
при декомпенсациях
их состояния
или в случаях
нарушения
закона. По этим
причинам оценка
распространенности
психопатий
весьма затруднительна.
Средние обобщенные
показатели
колеблются
от 5 до 10 человек
на 1000 населения.
У мужчин личностные
расстройства
выявляются
чаще, хотя,
по-видимому,
у женщин встречаются
нисколько не
реже.

Клинические
типы психопатий

Количество
вариантов
личностных
аномалий так
же велико, как
велико многообразие
человеческих
индивидуальностей.
Чаще всего
патологические
характеры
представляют
собой набор
различных
аномальных
черт (мозаичная,
амальгамная
психопатия).
Тем не менее
представляется
возможным дать
схематическое
описание типологии
психопатий,
к вариантам
которой конкретные
пациенты могут
иметь большее
или меньшее
тяготение.

Паранойяльная
психопатия
(параноидное
расстройство
личности –
F60.0 в МКБ-10)

Эти
лица характеризуются
с одной стороны
ригидностью,
односторонностью,
снижением
критических
способностей
мышления, ведущих
к неправильному
толкованию
реально существующих
фактов, а с другой
– нарушением
эмоциональной
координации
мышления и
поведения.
Вследствие
этого чаще в
ситуации конфликта
у них легко
возникают
сверхценные
идеи различного
содержания
(преследования,
ревности, отношения,
изобретательства,
ипохондрические,
дисморфоманические
и др.).

Эмоциональная
фиксированность
на своих переживаниях,
бескомпромиссный
эгоцентризм
определяют
тенденцию к
игнорированию
всего того, что
противоречит
представлениям
больных. И наоборот
– побуждают
их к систематизации,
патологической
оценке особой
значимости
часто реально
существующих
фактов, приобретающей
в конце концов
вид некой жизненной
концепции. Она
определяет
патологическую
деятельность
больных, характеризующуюся
реформаторской,
сутяжнической,
кверулянтской
стигматизированностью.
Этим пациентам
свойственна
переоценка
собственной
личности, отсутствие
критического
отношения к
своим мнениям
и поступкам.
Попытки окружающих
корригировать
их ошибки в еще
большей степени
провоцируют
стеничную
напряженность,
часто вызывают
агрессивное
негодование,
обвинения в
предвзятом
отношении, злом
умысле или
предательстве.
По этим признакам
мотивы поведения
больных в состоянии
декомпенсации
могут квалифицироваться
как паранойяльный
бред. Паранойяльные
развития личности
имеют тенденцию
к хроническому
течению с дальнейшим
расширением,
систематизацией
бредовых идей.
Наряду с этим
как правило
наблюдается
нарастание
личностных
изменений с
окончательной
потерей пластичности,
компромиссности,
эмоциональным
оскудением,
грубой неадекватностью
поведения, а
иногда жестокостью.
В этих случаях
дифференциальная
диагностика
с шизотипическим
расстройством
или даже с
шизофренией
бывает крайне
затруднительна.

Дело
осложняется
еще и тем, что
даже при наличии
эмоционально-волевой
дисгармонии
признаки нарушения
адаптации можно
обнаружить
не иначе, как
в ситуации
актуального
конфликта, при
котором ни одна
из сторон не
идет на уступки.
Весьма часто
лица ближайшего
окружения по
разным причинам
готовы проявить
щадящую терпимость
к неадекватному
поведению
маргинала, и
таким образом
конфликт, хотя
и инспирируемый
им, находит
благополучное
разрешение
за счет окружающих,
создавая иллюзию
статуса нормы.
В не таких уже
редких случаях
их болезненные
притязания
могут приобретать
более масштабную
поддержку, в
определенных
социально-исторических
условиях оформляясь
в различные
общественные
или политические
движения. Находя
при этих обстоятельствах
исключительные
возможности
для эгоцентрической
самореализации,
их инициаторы
часто предстают
перед нами в
роли кумиров,
вождей, лидеров
субкультуральных
движений. Нет
ничего удивительного
в том, что, пребывая
и в этом качестве,
они почти что
никогда не
изменяют свою
экзистенциальную
модальность,
в случае жизненного
краха трагически
становясь
жертвами своей
роковой бескомпромиссности,
а в случае триумфа
– кровавыми
тиранами.
Преобладающим
механизмом
психологической
защиты у паранойяльных
психопатов
является проекция.

Шизоидная
психопатия
(шизоидное
расстройство
личности [F60.1]).

Шизоидная
психопатия
в первую очередь
характеризуется
интравертированностью,
аутистичностью
жизненных
установок. Все
то, что происходит
за пределами
их внутреннего
мира, больных
интересует
мало или не
интересует
вообще. Они
стремятся к
уединенности,
ограничению
контактов с
окружающими,
что касается
и отношений
с близкими
людьми. Эта
отгороженность,
безучастность
часто производит
впечатление
эмоциональной
холодности,
волевой пассивности,
которые наблюдаются
при шизофрении.
Вместе с тем
их внутренний
мир может быть
достаточно
сложным и
содержательно
интересным.
Они склонны
к интроспективным
переживаниям,
фантазированию,
повышенной
саморефлексии,
необычным
увлечениям.
При высоком
интеллекте
способны к
достаточно
продуктивной
творческой
деятельности
и при соответствующем
выборе профессии
могут достигать
значительных
результатов.
Чаще же как и
при шизофрении
их внимание
занято оторванными
от жизни умозрительными
вопросами,
отвлеченными
теориями,
абстрактными
построениями
(«философская
интоксикация»).
Рассуждения
на эти темы
часто обнаруживают
логическую
несостоятельность,
парадоксальность,
внутреннюю
противоречивость,
также напоминающие
формальные
расстройства
мышления при
шизофрении.
Будучи малопонятны
окружающим,
они могут производить
впечатление
глубокомысленных,
фанатически
увлеченных
своими идеями
энтузиастов,
занимать лидирующее
положение в
различных
субкультуральных
движениях,
сообществах.

В личной
жизни они, как
правило, обречены
на одиночество,
проявляя полную
беспомощность
в бытовых вопросах.
Рудименты
утраты внутренней
цельности
(расщепления
личности) проявляются
в свойственной
им амбивалентности.
В структуре
их характера
эмоциональная
холодность
может сосуществовать
с повышенной
ранимостью,
чувствительностью,
сентиментальностью
(психэстетическая
пропорция по
типу «стекла
и дерева»).

В других
же случаях эти
полярные тенденции
эмоциональной
жизни могут
быть представлены
по отдельности.
У одних пациентов
(сенситивных
шизоидов) преобладают
ранимость,
ущемленное
самолюбие,
неспособность
противостоять
конфликтным
ситуациям.
Другие в аналогичных
обстоятельствах
обнаруживают
решительность,
непоколебимую
беспристрастность,
холодную
сдержанность,
неспособность
к сопереживанию
(экспансивные
шизоиды).

Неустойчивая
психопатия
(диссоциальное
расстройство
личности (F60.2))

Пациенты
с психопатией
неустойчивого
типа в специальной
литературе
описывались
под названием
«безудержные»
(Э. Крепелин,
1915) и «безвольные»
(К. Шнайдер, 1959).
Для них характерно
непостоянство
в побуждениях
и устремлениях
в сочетании
с неспособностью
к целенаправленной
деятельности.
С детского
возраста они
игнорируют
общепринятые
правила поведения,
требования
дисциплины,
педагогические
запреты. Все,
что требует
напряжения
воли, целеустремленности
усилий, оставляет
их равнодушными
или вызывает
негативную
реакцию. По
этой причине
они малоспособны
к приобретению
прочных знаний,
навыков общежития,
предпочитая
полезной деятельности
праздность
и развлечения.
Им редко удается
завершить даже
среднее образование.
Находясь в
постоянном
конфликте с
окружающими,
они с трудом
удерживаются
в коллективе,
не испытывают
привязанности
не только к
тем, с кем вместе
учатся или
работают, но
и к близким
родственникам.
Часто такие
подростки
совершают
побеги из дома,
живут или
бродяжничают
в компании себе
подобных. Не
имея морально-этических
установок,
определенных
жизненных
планов, они
живут одним
днем, «плывут
по течению».
Весьма часто
по причине
безволия и
повышенной
внушаемости
эти личности
становятся
членами антисоциальных
групп, совершают
правонарушения,
злоупотребляют
спиртными
напитками,
принимают
наркотики.
Подобное поведение
не является
результатом
каких-либо
мировоззренческих
установок и
чаще оправдывается
наивно-лживыми
упреками окружающим
или вообще
остается без
объяснений.

В редких
случаях при
постоянном
принуждении
и строгом внешнем
контроле им
удается частично
компенсироваться,
с трудом приспосабливаясь
к требованиям
соответствующей
социальной
роли.

Возбудимая
психопатия
(эмоционально
неустойчивое
расстройство
личности (F60.3))

Основным
признаком
психопатии
возбудимого
(эксплозивного)
типа является
постоянно
присутствующая
склонность
к неадекватным,
неконтролируемым
вспышкам безудержного
гнева, ярости.
Они возникают
по самым незначительным
поводам и
характеризуются
агрессивным
(часто делинквентным)
поведением.
Как и при других
психопатиях,
состояния
декомпенсации
чаще возникают
в конфликтных,
фрустрирующих
ситуациях.
Агрессивное
поведение в
рамках физиологического
и даже патологического
аффекта может
быть отчасти
спровоцировано
окружающими,
однако в некоторых
случаях дисфорические
состояния с
импульсивной
разрядкой могут
возникать
спонтанно.

С раннего
возраста подобные
лица характеризуются
эмоциональной
несдержанностью,
бескомпромиссностью,
низким порогом
раздражения,
имеют репутацию
«трудных детей».
Они склонны
к агрессивному
поведению,
необузданности,
стремятся к
лидерству. Их
эмоциональная
жизнь не контролируется
ни мышлением,
ни волей. Конфликтность,
иногда брутальная,
является единственным
способом разрешения
проблемных
ситуаций. При
этом, однако,
часто достигается
прямо противоположный
результат –
эскалация
конфликта.
Эксплозивные
психопаты
неуживчивы,
склонны к жестоким
поступкам,
угрозам, легко
наживают себе
врагов. Напряженность
отношений с
окружающими
даже при наличии
критики к своему
поведению
делает их семейную
и профессиональную
жизнь проблематичной,
а стойкие
декомпенсации
нередко приводят
на скамью подсудимых.

В тех
случаях, когда
дисфорические
реакции возникают
в контексте
других личностных
особенностей
– педантичности,
обстоятельности,
ригидности,
злопамятности,
обидчивости,
– говорят о
т.н. эпилептоидной
психопатии.

Истерическая
психопатия
(истерическое
расстройство
личности (F60.4))

Главным
признаком
истерической
психопатии
П.Б. Ганнушкин
(1933) считал стремление
обратить на
себя внимание
окружающих
любой ценой.
Эта черта проявляется
в неестественности
поведения,
театральности,
позерстве,
демонстративности,
ретушированности
экспрессивных,
речевых реакций,
телесной пластики.
Имея завышенный
уровень притязаний
и будучи высокого
мнения о себе,
эти личности
требуют соответствующего
отношения со
стороны окружающих.
Интеллектуальная
ограниченность,
несоответствие,
как правило,
заурядных
способностей
и внешних данных
избранной роли
компенсируется
хвастовством,
лживостью,
патологическим
фантазированием.
В отличие от
обычных лгунов
эти пациенты
убеждены в
реальности
своих фантазий,
живут в выдуманном
ими, воображаемом
мире, где им
отводится
особая, исключительная
роль. Довольно
часто эти построенные
на экзальтированных
чувствах «воздушные
замки» лишены
элементарных
реальных рациональных
оснований. В
связи с доминацией
у этих субъектов
первой сигнальной
системы («художественный
тип» по И.П. Павлову)
ментальная
составляющая
личности развита
у них недостаточно
и все жизненные
интересы и
ценности
концентрируются
в сфере инстинктов,
витальных
ощущений,
эмоционально
насыщенных
телесных переживаний.
Но и в этом отношении
пациенты также
характеризуются
ущербностью.
Общий психический
инфантилизм
обычно сочетается
с физиологическим.
При ядерных
формах личностная
патология
нередко сочетается
с задержками
полового развития,
дисменореей,
бесплодием,
вагинизмом,
аноргазмией
у женщин, импотенцией,
гомосексуализмом
у мужчин.

Конфликты,
связанные с
невозможностью
удовлетворить
завышенные
эгоистические
потребности
за счет окружающих,
разрешаются,
как правило,
на основе шантажного
принципа или
посредством
бурных протестных
реакций. В
зависимости
от степени
выраженности
конфликта они
располагаются
в диапазоне
от легких
поведенческих
нарушений до
клинически
оформленных
стигм. Истерические
реакции могут
включать аффективные
расстройства,
аггравационное,
симулятивное
поведение,
демонстративную
ипохондричность.
В тяжелых случаях
(при декомпенсациях
ядерных форм)
в клинической
картине наблюдаются
суицидные
поступки, судорожные
припадки, сумеречные
расстройства
сознания, практически
весь ассортимент
фантомных
симптомов и
псевдосоматических
заболеваний,
в связи с чем
истерия получила
название «grand
simulatris». Среди
прочих наблюдаются
истерические
слепота, глухота,
парезы, параличи,
заикание, неукротимая
рвота, аналгезия,
астазия, абазия
и т.д.

Истерические
проявления
могут временно
компенсироваться,
если окружающие
по каким-либо
причинам принимают
правила навязываемых
им отношений.
Однако при
отсутствии
внешних проявлений
в этих случаях
происходит
дальнейшее
углубление
психопатических
черт и завышенных
экзистенциальных
притязаний,
что становится
предпосылкой
еще более тяжелых
конфликтов
в будущем при
изменении
жизненной
ситуации. Так,
например, воспитание
по типу «кумира
семьи», компенсирующее
поначалу истерические
проявления,
в дальнейшем
становится
причиной
невозможности
адаптироваться
в условиях
самостоятельной
жизни (при
поступлении
в вуз, на работу,
военную службу
или замужестве),
что чаще всего
сопровождается
клиническими
проявлениями.

В зрелом
возрасте чаще
у женщин видимость
компенсации
возможна при
благоприятно
складывающейся
семейной ситуации
– отсутствии
материальных
проблем при
наличии мужа,
покровителя,
любовника,
готового (по
разным причинам)
исполнить любой
каприз своей
избранницы.
Период мнимого
благополучия
и бесконфликтного
существования
в этих случаях
обычно завершается
с началом климакса,
меняющего
экзистенциальную
роль и лишающего
соответствующих
привилегий.

Попытки
психотерапевтической
или педагогической
коррекции
установок
психопатической
личности могут
быть эффективны
только в отношении
отдельных
жизненных
ситуаций и не
в состоянии
изменить
характерологических
девиаций пациента
в целом (критерий
«стабильности»
П.Б. Ганнушкина).
Тем более к
этому неспособны
сами больные
с их эгоизмом,
интеллектуальной
ограниченностью,
эгоцентрической
направленностью
эмоционально-волевой
активности.
По этим причинам
они лишены
возможности
длительно и
серьезно стремиться
к позитивной
внутренней
трансформации
(перфекционизму),
и без того считая
себя безупречными.
Все усилия
направляются
исключительно
на то, чтобы
убедить в этом
других.

Декомпенсации
в зависимости
от тяжести
психопатических
отклонений
проявляются
в виде ярких
аффективных
или протестно-поведенческих
реакций, стойкими
симптомами
истерического
невроза и даже
истерическими
психозами.

Механизмами
психологической
защиты являются
вытеснение,
регрессия,
идентификация
и диссоциация.

Психастеническая
психопатия

Психастения
относится к
тормозимым
психопатиям.
Главными
характерологическими
чертами этих
пациентов
являются тревожность,
мнительность,
неуверенность
в себе, заниженная
самооценка.
В этом отношении
их установки
и стиль поведения
диаметрально
противоположны
истерическому.
Если истерическое
поведение по
большей части
представляет
собой бессознательное
воплощение
эмоциональных
порывов, чувственных
желаний, витальных
побуждений,
то психастеники
руководствуются
главным образом
рационализированными
установками.
Они склонны
к тщательному
планированию
своего поведения.
Боясь потерпеть
поражение,
испытывая страх
перед возможной
неудачей, они
подолгу продумывают
свои решения,
проявляя педантизм,
скрупулезность,
излишнюю
добросовестность
и осторожность.
Однако и при
этом они редко
остаются
удовлетворены
достигнутым
результатом,
оставаясь в
нерешительности
и избегая
необходимости
действовать.
По этой причине
они нуждаются
в постоянной
поддержке, ищут
советов, одобрения
и испытывают
чувство привязанности
к тем, кто готов
удовлетворить
эту их потребность.

В целом
же, испытывая
чувство несостоятельности,
неуверенности
в себе, они стараются
избегать контактов
с окружающими,
стремятся
остаться в
тени, на вторых
ролях, занимая
соответствующие
социально-профессиональные
ниши. Если эти
намерения
осуществляются,
возможна длительная
компенсация.
Они способны
упорно и плодотворно
трудиться в
рамках поставленных
перед ними
конкретных
задач. В коллективе
сотрудников
их ценят за
добросовестность,
трудолюбие,
пунктуальность.
Если эти качества
перестают быть
средствами
достижения
общезначимой
цели, превращаясь
в способ самоутверждения,
то педантизм,
мелочная
принципиальность,
упрямство,
холодный формализм
превращаются
в источник
конфликтов
и ведут к декомпенсациям.
Их клиническое
содержание
может включать
различные
навязчивости,
ритуалы, ипохондрические
и депрессивные
расстройства.
У некоторых
больных
тревожно-депрессивные
переживания
становятся
причиной
токсикоманий,
алкоголизма.
Механизмами
психологической
защиты при
психастении
являются
рационализация,
гиперкомпенсация,
подавление.

В МКБ-10
выделяется
три варианта
тревожных
личностей:

Ананкастное
(обсессивно-компульсивное)
расстройство
личности (F60.5)

характеризуется
склонностью
к формированию
навязчивых
мыслей и влечений,
повышенной
педантичностью,
приверженностью
к социальным
условностям,
стремлением
к совершенству
(перфекционизмом)
в ущерб удовольствию
и здравому
смыслу.

Тревожное
(уклоняющееся)
расстройство
личности (F60.6)
– постоянная
озабоченность
своей социальной
несостоятельностью,
физической
непривлекательностью
с ограничением
жизненных целей
ввиду потребности
в безопасности,
уклонением
от социально-ролевой
и профессиональной
деятельности,
требующей
значимых
межличностных
контактов из-за
страха неодобрения
или отвержения.

Зависимое
расстройство
личности (F60.7)

– с потребностью
патронажа со
стороны окружающих,
повышенной
подчиняемостью,
постоянной
зависимостью
от партнеров
в межличностных
отношениях,
отсутствием
самостоятельности,
беспомощностью.

Астеническая
психопатия
(F60.8)

Наиболее
характерными
признаками
астенической
психопатии
являются низкая
толерантность
к повседневным
физическим
и психическим
нагрузкам,
повышенная
истощаемость,
утомляемость.
Эти пациенты
страдают от
неуверенности
в своих силах,
неспособны
к преодолению
жизненных
трудностей.
Они тревожны,
застенчивы,
обидчивы, ранимы,
имеют заниженную
самооценку,
склонны к
ипохондрическим
реакциям,
формированию
сверхценных
идей отношения,
самоуничижения.
На этом фоне
у них часто
наблюдаются
явления вегетативной
дистонии, повышенное
внимание к
своим внутренним
ощущениям, что
иногда на долгие
годы делает
их пациентами
интернистов
или побуждает
к лечению у
народных целителей,
шарлатанов.
Декомпенсации
астенической
психопатии
наблюдаются
при изменении
привычного
уклада жизни,
повышении
уровня требований
со стороны
ближайшего
окружения,
партнеров по
профессиональной
деятельности.

Помимо
вышеописанных
вариантов
психопатий,
включенных
в номенклатуру
МКБ-10, в клинической
практике встречаются
и некоторые
другие.

Аффективные
типы психопатий

Ведущим
расстройством
при этом типе
психопатий
является нарушение
эмоционального
фона, что может
проявляться
в виде его
нестабильности
либо в стойком
преобладании
одного из его
вариантов:
повышенного
настроения
(гипертимия)
или пониженного
(дистимия).

У пациентов
с аффективными
психопатиями
изменение
эмоционального
фона может
происходить
как неадекватная
реакция на
внешние обстоятельства,
так и спонтанно
– по типу сезонных
обострений.
В этом отношении
динамика
психопатических
фаз при циклотимии
напоминает
течение МДП,
однако характеризуется
меньшей (субпсихотической)
выраженностью.

Лицам
с дистимическим
вариантом

свойственны
пессимистический
взгляд на жизнь,
оценку своего
настоящего
и будущего. С
детства они
отличаются
замкнутостью,
капризностью,
плаксивостью.
Они редко испытывают
положительные
эмоции, тяжело
переживают
свои неудачи,
легко впадают
в отчаяние,
склонны возлагать
ответственность
за подобное
мировосприятие
как на окружающих,
так и на себя.
Им свойственны
скептицизм,
мучительное
чувство вины.

Гипертимики
постоянно
пребывают в
повышенном
настроении.
Они деятельны,
активны вплоть
до назойливости,
легко увлекаются
авантюрными
планами, проектами,
переоценивают
свои силы,
способности.
Профессиональная
или общественная
деятельность,
к которой они
активно стремятся,
редко оказывается
продуктивной
и редко ведет
к конкретным
результатам.
Гораздо чаще
она становится
причиной конфликтов,
жизненных
кризисов и
клинических
декомпенсаций.

Эмоционально
тупые

Психопатия
этого типа
характеризуется
ущербностью
высших эмоций,
нравственных
чувств (чувства
долга, стыдливости,
совестливости,
сочувствия,
чести). Эта
нравственная
дефицитарность
проявляется
в эгоистичности,
жестокости,
черствости,
безразличии
или сознательном
пренебрежении
нормами морали.
Уже в детстве
у этих пациентов
наблюдаются
выраженные
поведенческие
расстройства.
Они издеваются
над слабыми
и беззащитными,
мучают животных,
проявляют
безосновательную
враждебность
к окружающим,
близким. Формы
удовлетворения
извращенных
влечений часто
поражают своей
бессмысленной
жестокостью,
садизмом. Они
склонны к
асоциальному
поведению,
агрессивности,
воровству,
часто убегают
из дома, бродяжничают,
совершают
правонарушения.
Состояния
алкогольного
или наркотического
опьянения часто
протекают у
них в измененных
формах и сопровождаются
делинквентным
поведением.
К критической
оценке своих
поступков они,
как правило,
не способны.
Компенсации
этой разновидности
психопатий
наблюдаются
редко. Клиническое
освидетельствование
или судебно-психиатрическая
экспертиза
в этих случаях
обычно вызывает
вопрос о необходимости
дифференциальной
диагностики
с ядерными
формами шизофрении.

Завершая
раздел описания
клиники психопатий,
следует отметить,
что в чистом
виде представленные
варианты встречаются
нечасто. Различные
типы личностных
расстройств
под влиянием
внешних обстоятельств
могут приобретать
сходные черты.
С другой стороны,
генетические
предпосылки
характерологических
аномалий в
конкретных
условиях реальной
жизненной
ситуации могут
приобретать
различное
воплощение.
Иногда отдельная
человеческая
индивидуальность
может сочетать
в себе целый
ряд разнородных
(в некоторых
случаях взаимоисключающих)
аномальных
проявлений.
Этот вариант
расстройства
личности называется
мозаичной
психопатией
.
Вопросы дифференциальной
диагностики
с другими
психическими
заболеваниями
в этих случаях
приобретают
особую актуальность.

Этиология
и патогенез
психопатий

Изучение
этиопатогенеза
психопатий
традиционно
развивалось
в двух направлениях:
конституционально-генетическом
и социально-психологическом.

В рамках
первого направления
формирование
психопатической
личности объясняли
с позиций теорий
дегенерации,
наследственной
отягощенности,
недостаточностью
нервно-психических
функций, приобретаемой
во внутриутробном
периоде или
в раннем детском
возрасте. С
точки зрения
этих подходов
причиной психопатий
является
неполноценность
центральной
нервной системы,
проявляющаяся
в органической
или функциональной
церебральной
недостаточности.

Клиническими
исследованиями
было доказано,
что среди лиц,
перенесших
родовые травмы,
а также имевших
различные
вредности,
сопровождавшиеся
поражением
ЦНС в раннем
детстве, число
пациентов с
личностными
аномалиями
было существенно
выше, чем в популяции
в среднем.

В пользу
конституционально-генетической
теории свидетельствуют
работы Э. Кречмера,
установившего
корреляции
между типом
телосложения
человека и его
характерологическими
особенностями.
Эта точка зрения
также подтверждается
изучением
монозиготных
(однояйцевых)
и дизиготных
(разнояйцевых)
близнецов.
Совпадение
(конкордантность)
характерологических
особенностей
у первых наблюдается
гораздо чаще.
Это правило
оставалось
в силе даже
тогда, когда
монозиготные
близнецы по
каким-либо
причинам
воспитывались
в разных семьях.

Большое
значение для
понимания
особенностей
психического
функционирования
в зависимости
от конституциональных
характеристик
церебральных
процессов имели
работы И.П. Павлова
о типах высшей
нервной деятельности
и функциональном
взаимодействии
первой и второй
сигнальных
систем. Предложенные
И.П. Павловым
физиологические
модели деятельности
центральной
нервной системы
позволяют
понять биологические
предпосылки
формирования
характера
человека как
в норме, так и
в патологии
и сохраняют
свою актуальность
на сегодняшний
день.

Большинство
отечественных
авторов традиционно
придерживаются
точки зрения
наиболее
авторитетного
исследователя
проблемы
психопатической
личности – П.Б.
Ганнушкина,
который рассматривал
происхождение
по крайней мере
истинных («ядерных»)
психопатий
в рамках конституциональной
теории.

Вместе
с тем практически
все исследователи
независимо
от занимаемой
позиции соглашаются
с тем, что эта
проблема нуждается
в многоплановом
подходе. Поэтому
социально-психологические
теории не столько
утверждают
альтернативную
теорию, сколько
дополняют общую
картину.

Так
было установлено,
что расстройства
личности с
высокой частотой
отмечаются
у лиц, воспитывавшихся
в условиях
«неполного
дома» (без одного
из родителей)
или при наличии
тяжелой конфликтной
ситуации в
семье. Родительская
авторитарность,
подавляющая
активность,
самостоятельность,
часто формирует
психастенический
характер, воспитание
по типу «кумира
семьи» ведет
к развитию
истерических
черт, по типу
«золушки» с
эмоциональной
и физической
дискриминацией
может сформировать
шизоидные,
аффективные,
астенические
аномалии характера
и т.п.

В контексте
социально-психологического
направления,
особенно в
англоязычных
странах, центральное
место занимает
психодинамическая
концепция. В
соответствии
с фундаментальными
положениями
психоаналитической
теории З. Фрейда
психопатические
расстройства
объясняются
нарушением
межличностных
отношений в
периоде формирования
у ребенка
поведенческих
стереотипов.
Это имеет своим
следствием
остановку
нормального
развития («фиксацию
на ранних стадиях»)
ребенка и формирует
в дальнейшем
различные
патологические
комплексы
(«эдипов, кастрации,
неполноценности»
и др.). Последние
представляют
собой (по мнению
сторонников
психоаналитической
доктрины) набор
извращенных
психологических
защитных механизмов,
которые, обусловливая
неадекватное,
иногда криминальное,
поведение, и
представляют
собой клиническое
содержание
психопатической
аномалии.

При
всей внешней
эффектности
психоаналитических
моделей они
носят в основном
декларативно-априорный
характер и не
могут быть
проверены
опытным путем.

Среди
многих других
можно было бы
упомянуть
этологическую
концепцию.
Опираясь на
исследования
австрийского
ученого Н. Лоренца,
доказавшего
роль механизма
«импринтинга»
(впечатывания)
в формировании
базисных
поведенческих
стереотипов
у животных, эта
теория особую
роль отводит
«ключевой
фигуре» воспитателя,
поведение
которого клиширует,
а в дальнейшем
лишь стереотипно
воспроизводит
ребенок. Отсутствие
позитивной
«ключевой
фигуры», таким
образом, может
вести к развитию
характерологических
аномалий.

Заключая,
следует еще
раз указать
на то, что ни
одна из приведенных
теорий не может
в полной мере
осветить все
возникающие
вопросы. Каждая
из них может
быть полезной
для понимания
конкретного
клинического
случая. Поэтому,
несмотря на
отсутствие
единой общепризнанной
концепции
этиопатогенеза
психопатий,
приведенный
обзор мнений
должен быть
принят к сведению.

Лечение
и профилактика
психопатий

Основным
направлением
специфической
профилактики
должны быть
мероприятия,
направленные
на создание
нормальных
условий развития
на ранних стадиях
онтогенеза
(в пренатальном
и раннем постнатальном
периодах). Они
включают
предупреждение,
выявление и
лечение различных
заболеваний
матери и ребенка,
создание
благоприятных
условий жизни,
обеспечивающих
его нормальное
развитие и
воспитание.

Помимо
медицинского
и педагогического
аспекта существуют
и другие. Когда
речь идет о
благополучии
семьи, следует
иметь в виду
все то, что
определяет
уровень и качество
жизни, относится
к вопросам
неспецифической
профилактики
и лежит в сфере
ответственности
государства
перед своими
гражданами.

Что
касается лечения,
то помощь больным
психопатиями
врачам приходится
оказывать в
редких случаях,
(относительно
количества
нуждающихся)
поскольку в
состояниях
компенсации
лишь очень
немногие пациенты
в нашей стране
обращаются
к психологу
или психотерапевту.
В состоянии
декомпенсации
психиатр имеет
дело по сути
с различными
осложнениями
– психогенными
состояниями,
заболеваниями,
алкоголизмом,
токсикоманиями,
которые лечатся
в соответствии
с имеющимися
стандартами.

Лечение
психопатии
само по себе
должно преследовать
цель позитивной
перестройки
всего годами
формировавшегося
«склада личности»,
формирование
новых установок,
системы ценностей,
нового отношения
к себе и окружающему
миру и т.д. и т.п.

Речь
в этих случаях
идет по существу
о психопротезировании.
Трудно представить
себе реально
мыслящего
врача, готового
поставить перед
собой подобную
задачу.

Поэтому
чаще всего на
практике речь
идет о попытках
воздействовать
на отдельные
проявления
психопатий
– тревогу, повышенную
возбудимость,
астенические
нарушения и
т.д. Являясь по
сути симптоматической,
подобная терапия,
компенсировав
то или иное
парциальное
нарушение,
может способствовать
улучшению
адаптации
пациента к
негативному
экзистенциальному
фону в целом.
Наличие тревоги
является показанием
для назначения
транквилизаторов.
При стойком
снижении настроения
назначают
антидепрессанты.
Повышенная
возбудимость,
ведущая к
поведенческим
нарушениям,
купируется
нейролептическими
препаратами.
Чаще всего
применяются
неулептил
(который так
и называется
– «корректор
поведения»),
сонапакс, трифтазин,
хлорпротиксен,
эглонил. Для
снятия аффективной
напряженности,
коррекции
сверхценных
идей при паранойяльной
психопатии
используются
галоперидол,
рисперидон,
флюанксол,
клопиксол.
Также нейролептики
эффективны
для уменьшения
выраженности
обсессивных
явлений, «умственной
жвачки» у
психастеников.
Для устранения
дисфорических
расстройств
при «органических
психопатиях»
назначают
карбамазепин
(финлепсин),
депакин и другие
вальпроаты.
При астенической
психопатии
показано назначение
нейрометаболиков
(циннаризин,
кавинтон, аминалон,
витамины).

По
мнению большинства
специалистов
биологическая
терапия психопатий
носит вспомогательный
характер. Основная
роль в коррекции
установок
личности,
формировании
оптимального
стиля взаимоотношений
пациента с
окружающими
принадлежит
психотерапии.
В зависимости
от типа психопатии
и конкретной
жизненной
ситуации используются
как методы
групповой, так
и индивидуальной
психотерапии.
Применяются
как ее патогенетический,
так и суггестивный
варианты (чаще
при истерической
психопатии).

В англоязычных
странах особой
популярностью
пользуется
психоанализ,
позволяющий
перевести на
уровень сознания
вытесненные
патологические
комплексы и
отреагировать
их. Индивидуальная
психоаналитическая
терапия продолжается
месяцы, иногда
годы. Из групповых
методов психотерапии
также часто
применяется
т.н. психодрама.
В процессе
тренингового
взаимодействия
с другими членами
группы по
соответствующему
сценарию пациенту
предоставляется
возможность
в искусственно
созданной
игровой ситуации
осознать и
отреагировать
имеющиеся у
него патологические
комплексы. К
сожалению,
объективно
оценить эффективность
этих техник
по сравнению
с другими методами
не представляется
возможным.

Психопат — это… Что такое Психопат?

Специфические расстройства личности
МКБ-10 F60
МКБ-9 301
000939

Расстро́йство ли́чности (Ли́чностное расстро́йство, устар. психопа́тия [от греч. ψυχή, psyche — душа и πάθος, pathos — болезнь]) — вид психического расстройства в клинической психологии и психиатрии. Тяжелое нарушение характерологической конституции и поведенческих тенденций индивидуума, вовлекающее обычно несколько сфер личности и почти всегда сопровождающееся личностной и социальной дезинтеграцией. Личностное расстройство возникает обычно в позднем детстве или подростковом возрасте и продолжает проявляться в периоде зрелости. Поэтому диагноз личностного расстройства вряд ли адекватен до 16-17-летнего возраста. [1]

Термин «расстройство личности» заменил собой устаревший термин «психопатия», использовавшийся российскими психиатрами до официального перехода на МКБ-10. В отличие от расстройств личности, психопатии обычно считались «обусловлеными врожденной неполноценностью нервной системы, вызванной факторами наследственности, вредностями, воздействующими на плод, родовой травмой и т. п.»[2] В определении расстройства личности подход несколько смягчён, и о его происхождении ничего не говорится, что скорее всего связано с разногласиями между сторонниками различных теорий.

Отличия от сходных явлений

от нарушений восприятия, реакций и поведения

Следует различать поведение, обусловленное расстройством личности и аналогичное поведение, обусловленное иными поражающими факторами или заболеваниями, коих может быть целый ряд, начиная от повреждений мозга и кончая шизофренией.[1] Любой повреждающий фактор, действующий на центральную нервную систему, может в том или ином проценте случаев приводить к подобному поведению.

от акцентуаций, пограничных состояний и психозов

Термин «расстройство личности» в значительной степени пересекается с термином «акцентуация характера», но, так как был разработан для классификаторов болезней (МКБ-10), не включает в себя акцентуации с низким уровнем «нарушенности» и десоциализации. В ещё большей степени он пересекается с термином «пограничное состояние» но в отличие от него описывает качественную, а не количественную специфику психического расстройства: «пограничное состояние» не может сочетаться с «психозом», а «расстройство личности» — может быть для психоза фоном. Кроме того, несмотря на то, что один и тот же человек может обладать и расстройством личности и психозом, это не пересекающиеся понятия, описывающие качественно разные вещи.[3]

от болезней

В то время как болезнь представляет собой динамический процесс (имеющий возникновение, течение и исход) расстройство личности — это особенная структура личности человека, в течение жизни динамики практически не имеющая. Другое принципиальное отличие расстройства личности от заболевания — это критерий постановки этого диагноза. В отличие от заболевания, при определении которого главным критерием выступает биологический, главным критерием (признаком) расстройства личности является социальная дезадаптация.

Диагностические критерии

Основные критерии, которыми пользуются современные российские психиатры и клинические психологи при постановке диагноза, описаны в Международном Классификаторе Болезней 10й редакции. Так же представляют интерес критерии, описанные в американском МКБ-10.

МКБ-10

Во всей классификации используется термин «расстройство», поскольку термины «болезнь» и «заболевание» вызывают при их использовании еще большие сложности. «Расстройство» не является точным термином, но здесь под ним подразумевается клинически определенная группа симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдание и препятствуют личностному функционированию. Изолированные социальные отклонения или конфликты без личностной дисфункции не должны включаться в группу психических расстройств.

— МКБ-10: Класс V, Проблемы терминологии, Расстройство

Состояния, не объясняющиеся прямым образом обширным повреждением или заболеванием мозга или другим психическим расстройством и удовлетворяющие следующим критериям:

  • А) заметная дисгармония в личностных позициях и поведении, вовлекающая обычно несколько сфер функционирования, например, аффективность, возбудимость, контроль побуждений, процессы восприятия и мышления, а также стиль отношения к другим людям; в разных культуральных условиях может оказаться необходимой разработка специальных критериев относительно социальных норм;
  • Б) хронический характер аномального стиля поведения, возникшего давно и не ограничивающегося эпизодами психической болезни;
  • В) аномальный стиль поведения является всеобъемлющим и отчетливо нарушающим адаптацию к широкому диапазону личностных и социальных ситуаций;
  • Г) вышеупомянутые проявления всегда возникают в детстве или подростковом возрасте и продолжают свое существование в периоде зрелости;
  • Д) расстройство приводит к значительному личностному дистрессу, но это может стать очевидным только на поздних этапах течения времени;
  • Е) обычно, но не всегда, расстройство сопровождается существенным ухудшением профессиональной и социальной продуктивности.

Для отнесения личностного расстройства к одному из определённых в МКБ-10 подвидов (постановки диагноза), необходимо чтобы оно удовлетворяло по крайней мере трём определённым для этого вида критериям.[1]

DSM-IV

Только когда индивидуальные черты личности являются не приспосабливаемыми, не адаптируемыми и приводят к значительному ухудшению жизни, они могут быть названы расстройством личности.

  • A. Внутренний опыт и поведение, значительно отклоняющиеся от требований, накладываемых культурой, к которой принадлежит личность. Это проявляется в двух или более из следующих сфер:
  1. Познавательной (то есть путь постижения, интерпретации себя, других людей или событий)
  2. Аффективной (степень, интенсивность, лабильность и адекватность эмоциональных реакций)
  3. Особенности внутреннего функционирования личности
  4. Контроль импульсивности
  • B. Паттерны демонстрируют негибкость и распространяются на широкий круг личных и социальных ситуаций.
  • C. Паттерны ведут к серьёзному клиническому дистрессу или проблемам в общественной, профессиональной или другой важной сфере жизни.
  • D. Паттерны имеют стабильность во времени, и их можно проследить до ранней юности или начала зрелости.
  • E. Паттерны не могут быть сочтены проявлением или следствием другого психического расстройства.
  • F. Паттерны не являются результатом непосредственного воздействия веществ или общего состояния здоровья, например травмы головы.

Лица моложе 18 лет, подходящие под критерии, не могут быть диагностированы соответсвующим расстройством. Для постановки диагноза в таком возрасте, симптомы должны регистрироваться в течении не менее одного года. Антисоциальное личностное расстройство, вообще не может быть диагностировано до 18 лет.[4]

Терапия личностных расстройств

Поскольку считается, что расстройство личности это «нарушение характерологической конституции», то есть, фактически, особенная структура личности, то терапия направлена не на её изменение, а на смягчение и компенсацию негативных проявлений, адаптацию человека к обществу, снижение уровня тревожности и т. п. Предпочтительные методики работы зависят от вида расстройства личности.

Классификация личностных расстройств

Независимо от того, какая классификация используется, обычно считается, что различные расстройства личности могут, с определёнными ограничениями, одновременно присутствовать в одном человеке. Диагностируют, чаще всего, самое сильно выраженное.

МКБ-10

Выделяются следующие специфические расстройства личности:

  • Параноидное расстройство личности (F60.0)
  • Шизоидное расстройство личности (F60.1)
  • Диссоциальное (антисоциальное) расстройство личности (F60.2)
  • Эмоционально неустойчивое расстройство личности (F60.3)
  • Истерическое расстройство личности (F60.4)
  • Ананкастное расстройство личности (оно же «Обсессивно-компульсивное расстройство личности») (F60.5)
  • Тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (F60.6)
  • Расстройство типа зависимой личности (F60.7)
  • Другие специфические расстройства личности (F60.8)
    • эксцентричное расстройство личности — характеризуется переоценкой своих привычек и мыслей, сверхценным отношениям к ним, фанатичным упорством в отстаивании своей правоты.
    • расторможенное расстройство личности («безудержное») — характеризуется плохим контролем (или его отсутствием) потребностей, побуждений и желаний, особенно в сфере нравственности.
    • инфантильное расстройство личности — характеризуется отсутствием эмоционального равновесия, воздействия даже небольших стрессов вызывают расстройство эмоциональной сферы; выраженностью черт, свойственных для раннего детского возраста; плохим контролем чувств враждебности, вины, тревоги и др., проявляющихся очень интенсивно.
    • нарциссическое расстройство личности
    • пассивно-агрессивное расстройство личности — характеризуется общей угрюмостью, склонностью вступать в споры, выражать злобу и зависть к более успешным людям, жаловаться, что окружающие их не понимают или недооценивают; склонностью преувеличивать свои неприятности, жаловаться на свои несчастья, негативно относятся к требованиям чем-либо заниматься и пассивно им сопротивляются; противодействием притязаниям окружающих с помощью встречных претензий и оттяжек;
    • психоневротическое расстройство личности (невропатия) — характеризуется наличием повышенной возбудимости в сочетании с сильной истощаемостью; сниженной работоспособностью, плохой концентрацией внимания и усидчивостью; соматическими расстройствами, такими как общая слабость, ожирение, похудание, снижение сосудистого тонуса.
  • Расстройство личности неуточненное (F60.9)[1]

DSM-IV

Группирует расстройства личности в три группы:

  • Кластер A (необычные или эксцентричные расстройства)
    • параноидное
    • шизоидное
    • шизотипическое
  • Кластер B (театральные, эмоциональные, или колеблющиеся расстройства)
  • Кластер C (тревожные и панические расстройства)

Классификация психопатий по П. Б. Ганнушкину

До принятия в России решения об ориентации на МКБ, отечественная психиатрия использовала свою собственную классификацию личностных расстройств, или психопатий как они тогда назывались. В основном использовалась классификация, разработанная известнейшим российским психиатором Петром Борисовичем Ганнушкиным ещё в начале XX века.

Включает в себя:

Примечания

  1. 1 2 3 4 МКБ-10, «F60. Специфические расстройства личности».
  2. «Мир психологии», Психологический словарь, Психопатии
  3. Ненси Мак-Вильямс, «Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе», глава «Уровни развития организации личности», изд. «Класс», 1998.
  4. 1 2 American Psychiatric Association (1994). Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. Washington, DC: American Psychiatric Association. pp. 645–650. ISBN 0-89042-061-0

Wikimedia Foundation.
2010.

Психопаты — кто они?

Таково поведение социальных психопатов. Как и у асоциальных психопатов, у них отсутствуют социальные мотивы. Если они испытывают к кому-то ревность и зависть, а бывает это очень часто, — никакие моральные нормы не могут их остановить.

Но у них сохранен контроль над своим поведением. Они не импульсивны, их поступки упорядочены и расчетливы. Они хорошо знают, как полагается себя вести, чтобы не вызвать осуждения. При этом социальные психопаты могут совершать чудовищные преступления по отношению к людям, которые не вызывают у них личной неприязни. Главное, чтобы им самим ничего при этом не угрожало.

Из их рядов вышли монстры, пытавшие и убивавшие совершенно беззащитных людей в концентрационных лагерях. В тяжких условиях войн оказывается, что людей без социальных мотивов гораздо больше, чем мы могли предполагать. Они искренне считают свою готовность выполнять безнравственные приказы добросовестным исполнением долга, а сам приказ — оправданием любого поведения.

Более того, то, что они совершают, не вызывает в их душе никакого внутреннего конфликта! В частности, во время суда над руководителем отдела гестапо Адольфом Эйхманом выяснилось, что этот скучный и упорядоченный чиновник совершенно спокойно осуществлял массовый геноцид, хотя его жертвы не вызывали у него личной враждебности. Эйхман — типичный представитель социальных психопатов.

Что мы можем противопоставить психопатии? Родителям необходимо помнить, что социальные мотивы начинают формироваться с раннего детства, если дети чувствуют теплое отношение к ним и если от них ждут встречного тепла.

Тесная эмоциональная связь с теми, к кому дети привязаны, — с родителями, бабушками и дедушками, — и желание, чтобы эти близкие люди их любили, а не просто заботились о них, способствуют развитию социальных мотивов. Если потребность ребенка сделать кому-то приятное и сочувствие к другим постоянно поддерживается и одобряется близкими, шансы на развитие психопатии сводятся к минимуму.

Психопатии (расстройства личности)

Весьма актуальная, крайне сложная и остающаяся малоизученной категория расстройств, встречающаяся, по-видимому, повсеместно, во все времена и едва ли не во всех возрастных группах населения. Термин «расстройства личности» является слишком общим, поскольку может быть распространен на аномалии личности разного типа, включая и связанные с заболеваниями. Термин «психопатия» более однозначен, так как определяет только такие нарушения личности, которые не связаны каузально с психиатрическими и иными заболеваниями.

На его основе созданы и прочно вошли в лексикон другие термины, такие как «психопатическая реакция», «психопатическое развитие», «психопатоподобное состояние» и др. Замена последних некими производными от термина «расстройство личности» едва ли возможна. Добавим, что объявленная дискредитация термина «психопатия» оценочной коннотацией характеризует скорее щепетильность, нежели стремление к терминологической чистоте. Термины «шизофрения», «слабоумие» или «сифилис головного мозга» отнюдь не ласкают слух, но никто и не думает от них отказываться. Подмена слов создает лишь видимость прогресса знания о психопатии, которого на самом деле нет вот уже многие годы.

Психопатия (уродство характера, дисгармония характера) представляет собой стойкое отклонение в развитии характера. Формирующиеся при этом модели поведения чрезвычайно ригидны и имеют следствием значительные нарушения адаптации в различных сферах жизнедеятельности индивида. Психопатическим, по К.Шнайдеру, является характер, от которого страдает сам пациент либо окружающие его люди. Автор не уточняет, какое страдание он имеет в виду, как бы забывая, что без страданий не развиваются ни индивид, ни общество. Подобные определения не проясняют существа дела, напротив, они только дезориентируют. Исключительно важную роль имеют

Критерии психопатии с наибольшей определенностью были сформулированы в тот период, когда развитие психопатии жестко связывали с дегенерацией, влиянием наследственных и конституциональных факторов. По П.Б.Ганнушкину, это постоянство, врожденность аномальных черт характера и тотальность расстройства.

Постоянства — устойчивость психопатического склада характера с рождения индивида и на протяжении всей его жизни. Психопат всегда психопат. Первый критерий звучит как пожизненный приговор. Он означает, что психопат по определению не способен формировать адаптивные модели поведения. Между тем общепризнанно, что диагностика психопатии в детско-подростковом возрасте является преждевременной: не все «трудные дети» впоследствии становятся психопатами. В работах Т.П.Симсон (1958) и Г.Е.Сухаревой (1959) показано, что ситуационно обусловленные патологические развития личности при благоприятных условиях могут сглаживаться или исчезать и что такие несоциализированные дети собственно психопатами не становятся. В то же время перманентные психотравмирующие условия могут способствовать развитию и фиксации у детей психопатических черт.

Патохарактерологическое развитие личности (Гурьева, Гиндикин, 1980), а также психогенное патологическое развитие личности (Ковалев, 1980) при неблагоприятных условиях (повседневное, хроническое психотравмирование) могут завершиться формированием психопатии, но этого может и не произойти при изменении условий жизни детей  и подростков на нормальные. Не исчерпан потенциал личностного роста и у психопатов зрелого возраста. У значительной их части в возрасте 25–50 лет психопатические паттерны реагирования могут нивелироваться либо полностью исчезать. Остались ли они при этом психопатами и были ли ими вообще — вопрос, не лишенный интриги.

Врожденность — обусловленность развития психопатии преимущественно либо исключительно наследственными и конституциональными факторами. Психопат — изначально психопат. Груле (1940) ясно говорит, что психопатия не может быть приобретенной; то, что возникло в течение жизни, под влиянием внешних обстоятельств, не должно диагностироваться как психопатия. Между тем О.В.Кербиков (1971) счел необходимым наряду    с врожденными выделить «краевые» или нажитые психопатии. Многие современные психологи высказывают убеждение, что, если ранние модели отношения родителей и детей нездоровы (особо подчеркивается при этом отсутствие привязанностей), это может повлечь в дальнейшем расстройство личности. Факт врожденности психопатии не отрицается и в МКБ-10. Говоря о том, что психопатические проявления «всегда возникают в детстве или подростковом возрасте», он, по существу, обходится стороной. Тезис о врожденности психопатии все еще остается непоколебимым, хотя не имеет твердых и надежных доказательств. Он как бы повторяет теорию врожденной преступности Ломброзо, снимая ответственность с уродующего личность нездорового общества.

Тотальность — дефицитарность всех сфер личности при психопатии. Психопат — во всем психопат. О.В.Кербиков подчеркивает, однако, преобладание эмоционально-волевых отклонений и относительную сохранность интеллекта при психопатии. В DSM-IV указывается, что психопатический паттерн должен проявляться, как минимум, в двух сферах личности из следующих: когниции, аффективность, межличностные взаимодействия и контроль импульсов. Сходная позиция отражена и в МКБ-10. Даже в лучших описаниях психопатических характеров особо не выделяются и детально не анализируются собственно личностные особенности пациентов, такие как потребности, цели, мотивы поведения, интересы, ценности и идеалы, состояние нравственности и правосознание и др. Иными словами, нет того главного, что давало бы право использовать термин «расстройства личности», а сам критерий тотальности остается декларативным.

В качестве уточнения добавим к упомянутым критериям нарушения адаптации к условиям нормальной жизни. Этот «устойчивый» психопатический паттерн «должен быть ригидным и первазивным (стойким, необратимым? — авт.) для широкого диапазона личных и социальных ситуаций». Иначе говоря, психопат — везде психопат. Между тем это не всегда так, особенно если учесть неправомерность использования термина «адаптация» к человеку. Нормальный человек не приспосабливается к действительности, он стремится к ее изменению, созданию новых форм существования, все более совершенных и гармоничных. Склонность приспосабливаться — качество невротической или психопатической личности. Приспосабливаясь, люди ничего не создают либо что-то разрушают в своей среде обитания. В дегуманизированном обществе психопаты приспосабливаются намного успешнее, нежели нормальные люди.

Приведенные критерии психопатии в силу их неопределенности весьма затрудняют диагностику психопатии. Значительная, если не преобладающая часть случаев психопатии выявляется по материалам судебно-психиатрической экспертизы. По своей  инициативе психопаты редко обращаются за помощью, большинство из них не идентифицирует себя с психиатрическими пациентами и не считает аномальным свой характер. Поэтому сведения о распространенности и заболеваемости относительно психопатии в целом и отдельных ее клинических форм достаточно противоречивы.

По данным О.В.Кербикова, в советский период психопатия составляла 5% от общей массы психиатрических пациентов. Г.И.Каплан и др. (1994) указывают, что шизоидные расстройства личности могут поражать до 7,5% всего населения, антисоциальное расстройство личности встречается у 75% обитателей тюрем, пограничное расстройство личности наблюдается примерно у 1–2% населения. Распространенность других форм расстройств личности, указывают авторы, неизвестна. Масштабное эпидемиологическое исследование (1984) позволило установить, что антисоциальное расстройство личности встречается у 2–3% жителей США и Канады (неизвестно, учитывались ли при этом заключенные в тюрьмах).

Как полагают Р.Карсон и др. (2004), приблизительно 10–13% людей в популяции «в какой-то момент» жизни удовлетворяют критериям расстройства личности. Р.Шейдер (1998) приводит данные, согласно которым распространенность психопатии у населения составляет 5–10%. Общая частота психопатии у населения, по данным «Клинической психиатрии» (1998), составляет 6–9%. В то же время подсчет частоты отдельных форм психопатии дает иной показатель: 17–22%, причем в это число не входят некоторые «частые» виды психопатий в силу отсутствия соответствующих показателей.

В своей книге «Миф о психопатической личности» Б.Карпмен (1948) с явным раздражением пишет, что большинство работ по проблеме психопатии «дают удивительно мало». В большинстве случаев, полагает автор, это «избитые перетолки и повторения одного и того же материала», «загружающего и без того переполненную мусорную корзину». Автор, между прочим, указывает, что при наличии указаний на психогенезис отклонений личности речь может идти о неврозе, но никак не о психопатии. По аналогии с «чувством шизофрении» автор выдвигает представление о том, что психопат у врача всегда вызывает только негативную реакцию полным отсутствием высших эмоций.

Что касается этиологии психопатии, то в настоящее время все более отчетливо звучит теория полиэтиологичности психопатии, признание роли в ее развитии не только наследственно-конституциональных и органических детерминант, но и социокультуральных факторов. Среди последних выдающееся значение имеет жестокое обращение с детьми, явно принимающее характер эпидемии. В этом смысле можно утверждать, что психопатия есть в первую очередь социальная болезнь, нежели патология в узко медицинском плане.

Типология психопатии. Начало типологии аномальной личности положил, по-видимому, китайский философ Хань-Фэй (288–233 гг. до н. э.). Он описал пять «опасных» типов людей. Это «ученые, которые хвалят прежних правителей»; «болтуны, которым важны их личные дела»; «прославляющие свое имя и выставляющие себя напоказ»; «взяточники» и, наконец, «спекулянты и изготовители грубых подделок». В основу типологии автор принял ту основную жизненную роль, которые играли «опасные» люди.

Первая научная классификация Е.Крепелина (1904), построенная по модели ХаньФэя, включила следующие типы психопатии: врожденные преступники, неустойчивые, патологические лгуны и плуты, а также псевдокверулянты. С.А.Суханов (1905) различал четыре типа психопатов: психастеники (тревожно-мнительные), резонирующий (паранойяльный), истерический и эпилептический виды расстройства личности, полагая при этом, что они занимают место, промежуточное между нормальными характерами и соответствующими психическими заболеваниями.

Е.Блейлер (1920), используя разноплановые критерии, описывает такие виды психопатии: легко возбудимые, неустойчивые (легко поддающиеся всякого рода соблазнам), импульсивные люди (расточители, странствующие и запойные, а также азартные игроки и коллекционеры), оригиналы или чудаки, лгуны и плуты, враги общества, спорщики. В клинико-психологической классификации К.Шнейдера (1940) значится 10 типов психопатии: гипертимики, депрессивные, неуверенные в себе, фанатичные, ищущие повышенной оценки, эмоционально лабильные, эксплозивные, бесчувственные, безвольные и астенические. Систематика К.Шнейдера во многом повторяет классификацию психопатии П.Б.Ганнушкина (1933). В последнюю включены циклоиды, эмотивно-лабильные, астеники, шизоиды, параноики, эпилептоиды, истеричные, неустойчивые, антисоциальные и конституционально-глупые психопаты.

Система П.Б.Ганнушкина, однако, представлена преимущественно клиническими категориями. В МКБ-10 (1994) различают параноидное, шизоидное, диссоциальное, эмоционально-неустойчивое, истерическое, ананкастное, тревожное и зависимое расстройства личности. Упоминаются, кроме того, «другие специфические расстройства личности» (эксцентрическое, безудержное, инфантильное, пассивно-агрессивное и психоневротическое расстройства личности), «неуточненное расстройство личности» (патологическая личность БДУ и невроз характера БДУ), смешанное расстройство личности и причиняющее беспокойство нарушение личности. Исключены аффективные психопатии, они оказались помещенными в рубрики «циклотимия» и «дистимия». «Шизотипическое расстройство личности» (соответствует малопрогредиентной шизофрении) отражено в рубрике «Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства». Критерии психопатии в МКБ-10 достаточно размыты: наряду с клиническими они включают психодинамические и сугубо описательные.

В DSM-III-R рассматриваются расстройства личности параноидного и шизоидного типов, шизотипальное расстройство личности (шизотипическое, по МКБ-10), истерическое (гистрионическое) расстройство личности, нарциссическое расстройство личности, расстройство личности антисоциального характера, пограничное расстройство личности («амбулаторная шизофрения»), расстройство личности в виде избегания и в виде зависимости, расстройство личности обсессивно-компульсивного типа, пассивно-агрессивная личность, а также расстройства личности, нигде более не классифицируемые (ДНО), такие как садомазохистическая личность, личностные расстройства с самоповреждением и садистическое расстройство личности.

В.М.Блейхер (1995) приводит следующую сводку типов психопатии, принятых в ряде школ отечественной психиатрии: агрессивно-параноидная (паранойяльная), ананкастическая, астеническая, аффективная (циклоидная, гипертимическая, гипотимическая, т. е. дистимическая, пойкилотимическая или реактивно-лабильная), бесчувственная, мозаичная, неустойчивая, органическая, параноическая (с тенденцией к образованию сверхценных идей экспансивного и сенситивного характера), психастеническая, сексуальная, шизоидная и эпилептоидная.

Вопросы типологии психопатии, таким образом, окончательно не решены в силу неясности относительно границ, принципов систематики, критериев психопатии, а также признаков, характеризующих конкретные формы расстройства личности. Исследователи рано столкнулись и с такой проблемой, как невозможность подобрать для изучения «чистые», т. е. однородные группы психопатии, поскольку психопатическую личность очень часто, если не всегда определяют несколько патохарактерологических паттернов, причем в разных их сочетаниях.

Считается установленным также, что с течением времени может происходить смена одних психопатических паттернов другими. Тот или иной вид психопатии не есть, следовательно, некая монолитная патохарактерологическая структура, как это пытается представить, например, МКБ-10. Личность психопата раздроблена, расщеплена и фактически представляет собой ряд малосвязанных одна с другой патологических субличностей, каждая из которых функционирует в значительной степени автономно в силу незрелости высших интегративных инстанций.

О недоразвитии последних или о незрелости психопатической личности писал, как известно, уже Э.Крепелин. Самоидентификация пациентов, между тем, не страдает до такой степени, чтобы можно было констатировать стойкие и отчетливые нарушения самовосприятия. Таким образом, типология психопатий, понимаемых в качестве цельных и не меняющихся со временем патохарактерологических образований, — это проблема, которая в принципе не имеет решения. Диагноз психопатии может представлять, пожалуй, только актуальные на данный момент патохарактерологические паттерны и, возможно, некоторые психопатологические синдромы.

По поводу последнего обстоятельства Е.Блейлер со всей определенностью отмечает,  что «многих психопатов с трудом можно отличить от настоящих душевных болезней в скрытом состоянии (скрытая шизофрения, эпилепсия, циклотимии)», как бы подчеркивая, что граница между психопатией и психическими заболеваниями остается открытой. Упомянутые классификации психопатии последних лет не внесли ясности в этот вопрос.

К содержанию

как распознать психопата дома или на работе и вовремя уйти — T&P

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга «На крючке: как разорвать круг нездоровых отношений» норвежских авторов — журналистки Ауд Далсегг и юриста Ингер Вессе, специализирующихся на темах домашнего насилия и моббинга. T&P публикуют отрывки из главы о людях, общение с которыми на работе или дома вредно для здоровья, и о том, как уберечь себя от их психологического давления и эксплуатации.

Людей, общение с которыми подрывает здоровье, можно встретить где угодно

Они есть среди женщин и мужчин, среди родителей, братьев и сестер, возлюбленных, супругов. Они могут быть коллегами, начальниками, бизнесменами и общественными деятелями. Властолюбивые люди, манипулирующие окружающими и контролирующие их, есть везде. Почти всегда вокруг них возникают конфликтные ситуации, общение с ними ставит все с ног на голову, приводит к смятению и отчаянию. Многим из нас доводилось иметь дело с «тяжелыми» людьми: сначала они очень нравятся и располагают к себе, но со временем начинают демонстрировать свои менее приятные качества. Именно с таким человеком довелось работать Элизабет.

Элизабет руководила проектом в течение полугода и была довольна результатами своей работы. Она получила массу позитивных откликов от заказчиков — партнеров фирмы, в которой работала. Поэтому она была удивлена, когда директор фирмы Анна-Лиза вызвала ее к себе и выразила свое недовольство — по мнению начальницы, Элизабет работает недостаточно хорошо и результаты ее труда «посредственные». Анна-Лиза раскритиковала сотрудницу за «вялые» темпы работы, напомнив, что Элизабет теперь работает на коммерческое предприятие, а не на бюджетное, как прежде. Элизабет была так огорошена словами босса, что не нашлась, что ответить: действительно, она подготовила отчет на пару дней позже срока, но эта задержка была согласована и не представляла собой никакой проблемы. К изумлению Элизабет, Анна-Лиза также осудила ее рабочий гардероб, приказав сменить короткие юбки на одежду, соответствующую имиджу фирмы.

Можно верить, что злонамеренных людей не существует, но, к сожалению, это не так

Сдерживая слезы, Элизабет вышла из кабинета начальницы и прошла через приемную, в которой сидела Сильви. Сильви была пятым или шестым помощником в череде быстро сменявших друг друга секретарей Анны-Лизы. Сильви испуганно посмотрела на Элизабет, но ничего не сказала. Весь вечер Элизабет размышляла над словами начальницы, анализировала свою работу. Она плохо спала ночью, а в последующие дни ловила себя на том, что ей страшно идти в офис. Ее коллеги заметили произошедшую в ней перемену и начали задавать вопросы. Элизабет отвечала, что не совсем хорошо себя чувствует. Ей было стыдно рассказывать о разносе, полученном от начальства.

Через неделю после этого состоялось совещание отдела, на котором Элизабет представляла предварительные результаты работы по значимому для фирмы проекту, которым она руководила. Анна-Лиза вела совещание. Перед докладом Элизабет сильно нервничала. Она чувствовала на себе пристальный взгляд начальницы. Проблемы, возникшие при запуске презентации, отнюдь не облегчили положение. Анна-Лиза демонстративно вздохнула: «Я надеялась, что Элизабет говорила правду, когда называла себя продвинутым пользователем ПК». После окончания презентации началось обсуждение, и Анна-Лиза заявила, что поставленную задачу можно было решить гораздо эффективнее. Одну из идей, озвученных Элизабет, она даже назвала «бездарной». Фактически это была идея, предложенная самой Анной-Лизой, поэтому Элизабет была совершенно сбита с толку. Она глотала слезы, чувствуя себя жалкой, униженной и беспомощной.

После совещания к Элизабет подошла сотрудница, которая также присутствовала на презентации. Стараясь утешить Элизабет, коллега рассказывала о том, что их деятельная и ориентированная на результат шефиня безжалостна к тому, кто чем-то ее не устраивает. Именно поэтому Анна-Лиза меняет секретарш как перчатки, эксплуатирует их почти круглые сутки и отчитывает всех, если что-то не сделано в соответствии с ее указаниями. У других сотрудников также напряженные отношения с Анной-Лизой, некоторые увольняются из-за конфликта с ней. Поразмыслив, Элизабет решила поговорить с начальницей начистоту. Она считала, что с ней обошлись несправедливо, и чувствовала, что должна об этом сказать. Когда она, наконец, добилась аудиенции, то не встретила понимания. Анна-Лиза пришла в ярость, когда Элизабет прямо сказала, что критику со стороны начальницы вызвала собственная идея Анны-Лизы. Директор стала отрицать, что предложила «такой идиотизм», и заговорила о некомпетентности, процветающей нынче в отрасли.

«К тому же, я не потерплю интервью, данных без моего разрешения. Я — руководитель и моя обязанность контролировать все, что говорится о моей компании», — добавила Анна-Лиза. За две недели до этого скандала Элизабет дала интервью одной из центральных газет страны. Корреспондент интересовался ее мнением как эксперта в отрасли, а вопросы, затронутые в интервью, были связаны с ее специальностью, но не касались ее места работы. Но начальнице было трудно с этим примириться. Элизабет обратилась за помощью к консультанту — опытному специалисту по разрешению конфликтов на рабочем месте. Он посчитал, что Анна-Лиза завидует Элизабет и воспринимает ее как угрозу. Консультант сказал, что руководители такого типа имеют склонность очернять тех, у кого есть собственное мнение. Он объяснил, что поведение Анны-Лизы указывает на то, что в ее характере, по всей видимости, есть психопатический компонент и это расстройство личности не поддается изменениям. Он выразил опасения, что ситуация может ухудшиться, если Элизабет будет продолжать работать под началом Анны-Лизы, и порекомендовал ей искать другие варианты. Элизабет последовала его совету и поменяла место работы.

«Психопатов не существует, это не более чем фигура речи», — утверждают многие. Однако наш многолетний опыт работы с жертвами говорит о другом. Можно верить, что злонамеренных людей не существует, но, к сожалению, это не так. Можно верить, что все способны измениться, но и это не так. Разумеется, психопатия имеет различную степень выраженности, и как диагноз подразумевает наличие у конкретного человека совокупности характеристик, удовлетворяющих целому ряду критериев. Однако среди нас есть множество людей, имеющих психопатические черты, например, такие, как у Анны-Лизы из описанной выше истории. Каждый человек неповторим, поэтому эти черты проявляются по-разному и воздействие этого проявления на окружающих различно. Но в большинстве случаев с людьми, имеющими психопатические черты, тяжело жить или работать бок о бок. Они не обладают основополагающей способностью человека — сопереживать чувствам другого, эмпатией, которая воплощается в нашей заботе друг о друге.

Контрольный перечень признаков психопатии

«Психопаты — это социальные хищники, которые очаровывают, используют в собственных целях людей и безжалостно пробивают себе дорогу, оставляя за собой широкий след из разбитых сердец, несбывшихся надежд и пустых кошельков. Начисто лишенные совести и сочувствия, они берут, что хотят, и делают, что им нравится, нарушая при этом общественные нормы и правила без малейшего чувства вины или сожаления». Так описывает психопатов именитый канадский психиатр Роберт Д. Хаэр в своей книге «Лишенные совести. Пугающий мир психопатов». Много лет он в качестве судебного психиатра занимался исследованиями психопатов. Хаэр, автор двух бестселлеров и множества научных публикаций, разработал известный «Контрольный перечень признаков психопатии» (или коротко — PCL), который специалисты считают эталонным инструментом для диагностики психопатии. Это перечень особенностей и характерных черт, типичных для психопатических личностей, и сегодня он широко используется для оценки наличия и выраженности психопатии во всем мире.

Контрольный перечень признаков психопатии

• Поверхностный шарм, неглубокое обаяние.

• Эгоцентризм, убежденность в собственном величии и необыкновенной значимости.

• Потребность в постоянном психическом возбуждении.

• Патологическая лживость и склонность к мошенничеству.

• Коварство. Склонность к манипуляциям.

• Отсутствие чувства вины и сожаления.

• Эмоциональная поверхностность.

• Черствость, отсутствие эмпатии.

• Паразитический образ жизни.

• Вспыльчивость (слабо контролируемые вспышки гнева).

• Сексуальная распущенность.

• Проблемы поведения в возрасте до 12 лет.

• Неспособность к реалистичному долгосрочному планированию.

• Импульсивность.

• Безответственная родительская позиция.

• Неоднократное вступление в брак, частая смена партнеров.

• Подростковые правонарушения в возрасте до 15 лет.

• Нарушения во время испытательного срока или освобождения.

• Безответственность в отношении к собственным действиям и поступкам.

• Наличие в анамнезе нескольких позиций из десяти нижеперечисленных: взлом, ограбление, употребление наркотиков, лишение свободы, покушение (убийство), незаконное хранение оружия, сексуальное насилие, преступная халатность, мошенничество, побег из мест лишения свободы.

Подсчет производится следующим образом:

наличие признака = 2 балла;
вероятное наличие признака = 1 балл;
отсутствие признака = 0 баллов.

Баллы по каждому признаку суммируются. Установленные Хаэром границы таковы: заключение «психопатия» возможно, если общее количество баллов равно 30 и выше. Максимально можно набрать 40 баллов. Это значит, что необходимо иметь очень большое число совпадений по признакам, чтобы говорить о психопатии. Некоторые специалисты считают, что если общее количество баллов не достигает 30, а, скажем, превышает 20, то речь идет о наличии легкой формы психопатии или психопатических черт. Однако этот подход не имеет официального применения.

Внимание! Мы подчеркиваем, что подобные PCL-опросники и методы обработки данных не предназначены для повсеместного использования. Они разработаны для применения психиатрами в тюрьмах. Неспециалисты могут неверно определять наличие или отсутствие соответствия по какому- либо признаку. Скажем, если человек вспыльчив или скандалит с вами, то это не означает, что он психопат. Необходимо наличие нескольких подтверждающих факторов. Кроме того, психопаты способны мастерски маскироваться сияющим фасадом. Конечно, о человеке, живущем с вами бок о бок, вы знаете многое. Например, что он постоянно лжет или безответственно ведет себя по отношению к детям. Важно, что для утверждения признака психопатии недостаточно его разовых проявлений — необходимо, чтобы поведение человека не менялось на протяжении года и более. Однако перечень, подобный PCL, помогает разобраться в сущности самого понятия «психопатия». Тем, кто подвергается негативному воздействию, жертвам, важно понимать основы и признаки расстройства личности, хотя бы для того, чтобы уяснить, что изменений в поведении «обидчика» не будет.

Обыденные психопаты

Часто психопатов ассоциируют с людьми, которые воруют, грабят и убивают. И действительно, среди преступников, особенно практикующих физическое насилие, много психопатов. Однако в большинстве случаев психопатические личности не оказываются на скамье подсудимых. Именно с этими «обыденными психопатами» мы и сталкиваемся в повседневной жизни. Это люди, имеющие психопатические черты. Мы влюбляемся в них, потому что они обаятельны и обходительны, нас связывают с ними кровные узы, если они являются нашими родителями, братьями, сестрами, мы взаимодействуем с ними на работе.

Среди руководителей высшего звена, по всей видимости, достаточно большое количество людей имеет психопатические черты, поскольку руководящая позиция дает возможность реализовать тягу к власти и удовлетворить потребность во внимании со стороны окружающих. Этот вопрос был изучен исследователями Полом Бабяком и Робертом Д. Хаэром. Они провели исследование сотни руководителей американских компаний и выяснили, что среди них было восемь психопатов. (Результаты были представлены на Открытом форуме европейской науки в Стокгольме в 2004 году.) Опираясь на эти данные, можно сказать, что психопатия в два раза чаще обнаруживается у руководителей высшего звена, чем среди остального населения. Кроме того, нам известны примеры того, как государство управляется железной рукой психопатической личности. Появлению таких людей у власти больше способствует диктатура, а не демократия. Встречаются психопатические лидеры, чья решительность и жесткость находят поддержку у широких масс населения. И только люди, работающие в непосредственном контакте с ними, знают о злоупотреблении властью и о том, как они травят, изводят и наказывают тех, кто с ними не соглашается.

Мы влюбляемся в психопатов, потому что они обаятельны и обходительны

Наибольший вред обыденные психопаты могут причинить своим домашним, поскольку за закрытыми дверями дома членов семьи можно изводить годами, и никто не вмешается, никто не сообщит об этом в СМИ. Внешне все может выглядеть вполне пристойно, и только жертвы — супруги, дети, родители — на собственном опыте познают другую реальность. Жить с человеком, имеющим психопатические черты, — это всегда нелегко. Это подтверждает история Сесиль и Робина.

Их ситуация развивалась по классическому сценарию: психопатическая личность (муж) использует психологическое насилие, но если обстановка накаляется, то часто прибегает и к физическому. Для него важно сохранение власти и контроля над женой, и он добивается этого путем угроз и манипуляции. Сесиль постоянно подвергается допросам и перманентной критике. А когда ей плохо, муж не проявляет сочувствия, оставаясь совершенно равнодушным. Он не испытывает угрызений совести из-за того, что по его вине в семье возникают финансовые проблемы. Когда он расстраивается или злится, что происходит довольно часто, он вымещает свои эмоции на Сесиль. Робин обвиняет ее во всех возникающих неприятностях, себя же считает безупречным. С его точки зрения, ему стоило бы даже посочувствовать: ведь приходится иметь дело с такой женщиной, как Сесиль.

Читатели T&P могут приобретать книги издательства Альпина Паблишер с 15% скидкой. Для этого при заказе в интернет-магазине вам нужно ввести в соответствующее поле кодовое слово — theoryandpractice.

Возможно, некоторые сочтут, что у Робина нет психопатии. Он не использует меры физического воздействия постоянно и с точки зрения закона не является преступником. Вероятно, личность Робина не соответствует всем критериям «Контрольного перечня признаков психопатии», наиболее полного и «жесткого» на сегодняшний день. Однако Робин, без сомнения, демонстрирует признаки диссоциативного и антисоциального расстройств личности. Эти диагнозы обычно используются применительно к психопатическим личностям в Скандинавских странах, прежде всего при проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении лица, совершившего насильственное преступление, или рецидивистов. В любом случае, какую бы диагностическую систему мы ни использовали, очевидно, что Робин — человек, имеющий ярко выраженные психопатические черты, поэтому Сесиль поступила разумно, разорвав с ним отношения. Он плохо обращался и с ней, и с ребенком, не испытывал ни угрызений совести, ни раскаяния, ни желания изменить свое поведение.

Как защититься от психопата. Налоги & бухучет, № 91, Ноябрь, 2017

Рассмотрим основные признаки психопатов, выделенные Р. Хауэром…

Болтливость и поверхностность. Психопаты умеют очень красиво говорить, обещать, сулить золотые горы. Насторожить должна излишняя красота речи, максимальная, продуманная стыкованность фактов содержания. Естественно, истории психопатов о самих себе неискренни и ложны.

Эгоцентричность и претенциозность. На свете есть всего одна вещь, которая искренне заботит психопатов, — это их собственное «Я». При этом они завышают свои способности. Психопат может сообщить, что после выхода из тюрьмы станет президентом.

Отсутствие чувства вины и сожаления. Кому бы и какую боль они ни причинили, они считают это вполне нормальным, допустимым и естественным. Когда одного психопата спросили, почему он убил трехмесячного ребенка своей сожительницы, он ответил: «А что я должен был сделать? Ведь он мне мешал».

Отсутствие эмпатии. Психопат не способен сочувствовать, сопереживать. Встать на место другого, что, по-видимому, является основой этики социальных отношений, — этой общечеловеческой способности психопат лишен.

Коварство, манипулирование окружающими. Лучше всего психопатам удается лгать и строить коварные планы. Если вы поймаете психопата на противоречиях в фактах, он и глазом не моргнет, просто сменит тему или напридумывает чего-то еще менее вероятного.

Поверхностность эмоций. Они не способны к глубоким и длительным чувствам, при этом их эмоциональный спектр в принципе крайне скуден, т. е. не только качество, но и количество их переживаний весьма ограниченно.

Импульсивность. Психопат редко обдумывает, что и как он будет делать. Он просто делает так, как ему хочется.

Слабый поведенческий контроль. Любой обыкновенный человек умеет сдерживать собственное раздражение. Психопату это неведомо. На любое самое незначительно замечание или критику он реагирует гневной вспышкой.

Потребность в психическом возбуждении. Психопатам нравится рисковать, пробовать что-то новое и опасное. В погоне за острыми ощущениями они могут нарушать закон. Более-менее социально адаптированные психопаты в состоянии алкогольного опьянения бьют, оскорбляют или насилуют женщин.

Безответственность. Чувство долга психопату неведомо. Их безответственность проявляется и в профессиональном поведении — они всегда опаздывают, злоупотребляют финансами организации, в которой работают. Если психопат кому-то что-то должен, то этот человек никогда не получит своего.

Проблемное поведение в детстве. Учитывая генетическую заданность психопатии, она проявляется еще в детстве. Они воруют, обманывают, мошенничают, поджигают школы или дома соседей, совершают акты вандализма, прогуливают уроки, хамят учителям или изощренно над ними издеваются («одна девочка плюнула учительнице в сумку»), употребляют наркотики и алкоголь, запугивают и бьют других детей, убивают животных, рано начинают половую жизнь.

Антисоциальное поведение во взрослой жизни. Рано начавшаяся антисоциальность во взрослом возрасте, естественно, не прекращается. Психопаты способны на любые преступления. Подозрительные профессиональные начинания, растраты, измены, жестокое обращение с детьми или супругом/ой легче скрывать, чем убийство или другое серьезное преступление, и тем не менее они становятся важными составляющими в синдроме психопатии.

Как же защититься от психопата? Если человеку присуще большинство из признаков психопатии, самое лучшее, что вы можете сделать, — держаться от него подальше. Просто постарайтесь не общаться с ним! Радикальный совет в то же время часто бывает сложновыполнимым на практике.

Если человек слишком чудесен, хорош, обворожителен, будьте начеку. Не забывайте задавать себе вопрос: «Зачем он так себя ведет? Почему так хорошо относится ко мне?». Если вы замечаете, что в общении с кем-то забываете о смысле разговора, но при этом человек вам уже очень нравится, то это может быть как признаком вашей влюбленности, так и того, что вы заворожены приемами и «постановкой» психопата.

Вообще, завязывая знакомство с новым человеком, постарайтесь сразу замечать не только его достоинства, но и недостатки. Это не только убережет вас от возможного разочарования, но и защитит от психопата.

Еще один признак, о котором сообщали многие жертвы психопатов, — гипнотизирующий, проникновенный, но пустой взгляд. Многие люди склонны смотреть в глаза другим, это признак их заинтересованности и открытости. Только психопаты смотрят слишком пристально, демонстрируя свою силу, те, кто сталкивался с таким взглядом, описывают его как «хищнический».

Да, будьте внимательны к невербальным проявлениям других людей — слишком размашистые движения руками, яркий наряд вполне могут выдать психопата.

Будьте бдительны в тех местах, где оказываетесь одни и в то же время на виду у всех — общественные мероприятия, бары, поезда и т. п.

Кроме того, очень важно знать свои слабые места. Сразу ли вы сдаетесь, когда вас хвалят, боитесь ли критики до дрожи в коленях, следуете ли за слишком уверенными из-за своей собственной неуверенности, вас все достало и вы хотите новых впечатлений, недовольны своей жизнью? Психопат сразу же вычислит все ваши болевые точки и будет давить именно на них.

Итак, что имеем в сухом остатке? Всем, кому приходится общаться и работать с другими людьми, следует знать признаки психопатов. Заподозрив такого человека, лучше прекратить общение с ним. Поверьте, даже если вам кажется, что из-за этого вы чего-то лишились, вы сбережете самое главное — психологическое и физическое здоровье.

Пусть вас окружают только чуткие, порядочные и понимающие люди. И никаких «социальных хищников»! Вот такое вам пожелание — утопичное, как и все пожелания…

В чем разница между социопатом и психопатом?

Возможно, вы слышали, как люди называют кого-то «психопатом» или «социопатом». Но что на самом деле означают эти слова?

Вы не найдете определений в официальном справочнике по психическому здоровью «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам ». Врачи официально не диагностируют людей как психопатов или социопатов. Вместо этого они используют другой термин: антисоциальное расстройство личности.

Большинство экспертов считают, что психопаты и социопаты имеют схожий набор черт.Такие люди плохо понимают, что хорошо, а что плохо. Они также не могут понять или разделить чувства другого человека. Но есть и отличия.

Есть ли у них совесть?

Ключевое различие между психопатом и социопатом заключается в том, есть ли у него совесть, внутренний голос, который сообщает нам, когда мы делаем что-то не так, — говорит Л. Майкл Томпкинс, Эдд. Он психолог в Центре психического здоровья округа Сакраменто.

У психопата нет совести.Если он лжет вам, чтобы украсть ваши деньги, он не почувствует никаких моральных сомнений, хотя может притвориться. Он может наблюдать за другими, а затем вести себя так, как они, чтобы его не «узнали», — говорит Томпкинс.

У социопата обычно есть совесть, но она слаба. Они могут знать, что брать ваши деньги неправильно, и могут чувствовать некоторую вину или раскаяние, но это не остановит их поведение.

Обоим недостает сочувствия, способности стоять на чужом месте и понимать, что они чувствуют. Но психопат меньше уважает других, говорит Аарон Кипнис, доктор философии, автор книги The Midas Complex .Кто-то с этим типом личности видит в других объекты, которые он может использовать для своей выгоды.

Они не всегда жестокие

В фильмах и телешоу психопаты и социопаты обычно являются злодеями, которые убивают или мучают невинных людей. В реальной жизни некоторые люди с антисоциальным расстройством личности могут быть агрессивными, но большинство — нет. Вместо этого они используют манипуляции и безрассудное поведение, чтобы получить желаемое.

«В худшем случае они холодные расчетливые убийцы», — говорит Кипнис.Другие, по его словам, умеют подниматься по служебной лестнице, даже если им приходится кого-то ранить, чтобы попасть туда.

Если вы узнаете некоторые из этих черт в члене семьи или коллеге, у вас может возникнуть соблазн подумать, что вы живете или работаете с психопатом или социопатом. Но то, что человек подлый или эгоистичный, не обязательно означает, что у него расстройство.

«Хладнокровный психопат, горячий социопат»

Нелегко распознать психопата. Они могут быть умными, обаятельными и умеют имитировать эмоции.Они могут притворяться, что заинтересованы в вас, но на самом деле им все равно.

«Это опытные актеры, единственная задача которых — манипулировать людьми в личных целях», — говорит Томпкинс.

Социопаты менее способны подыгрывать. Они ясно дают понять, что никому не интересны, кроме самих себя. Они часто обвиняют других и находят оправдания своему поведению.

Некоторые эксперты считают социопатов «вспыльчивыми». Они действуют, не думая о том, как это повлияет на других.

Психопаты более «бессердечны» и расчетливы.Они тщательно планируют свои действия и используют агрессию спланированным способом, чтобы получить желаемое. Например, если они хотят больше денег или статуса в офисе, они составят план по устранению любых препятствий, стоящих на пути, даже если это работа или репутация другого человека.

Различия в мозге

Недавние исследования показывают, что мозг психопата не похож на мозг других людей. У него могут быть физические различия, из-за которых человеку сложно идентифицировать себя с чужим бедствием.

Различия могут изменить даже основные функции кузова . Например, когда большинство людей видят в фильме кровь или насилие, их сердца бьются быстрее, их дыхание учащается, а ладони становятся потными.

У психопата противоположная реакция. Он успокаивается. Кипнис говорит, что качество помогает психопатам быть бесстрашными и вести себя рискованно.

«Они не боятся последствий своих действий», — говорит он.

В чем разница между психопатом и социопатом?

ИСТОЧНИКИ:

Кент Кил, доктор философии, профессор психологии, нейробиологии и права, Университет Нью-Мексико.

UpToDate: «Антисоциальное расстройство личности: эпидемиология, клинические проявления, течение и диагноз», «Лечение антисоциального расстройства личности».

Агрессивное и агрессивное поведение : «Почему психопатия имеет значение: последствия для общественного здравоохранения и предотвращения насилия».

Комплексная психиатрия : «Антисоциальное расстройство личности находится в континууме с психопатией».

Американская психиатрическая ассоциация: «Что такое расстройства личности?»

Johns Hopkins Medicine: «Расстройство поведения.»

Клиника Мэйо:« Антисоциальное расстройство личности ».

Юриметрия : «Криминальный психопат: история, нейробиология, лечение и экономика».

Бразильский журнал психиатрии : «У каждого психопата есть антисоциальное расстройство личности?»

Границы психологии : «Эмпатический мозг психопатов: от социальных наук до нейробиологии в эмпатии».

PLoS One : «Импульсивная и преднамеренная агрессия у правонарушителей мужского пола с антисоциальным расстройством личности.»

Текущие темы поведенческой нейронауки :« Психопатия и агрессия: когда паралимбическая дисфункция приводит к насилию ».

Кливлендская клиника: «Антисоциальное расстройство личности».

Международный журнал женского здоровья : «Психопатия у женщин: теоретические и клинические перспективы».

Фишер, К.А., Хани, М. Антисоциальное расстройство личности , StatPearls, 2020.

Научные отчеты : «Снижение целостности белого вещества при антисоциальном расстройстве личности: исследование с помощью тензорной диффузии.»

JAMA Psychiatry :« Антисоциальный мозг: вопросы психопатии: структурное МРТ-исследование мужчин-правонарушителей, совершивших антисоциальное насилие ».

Кокрейн: «Использование лекарств для лечения людей с антисоциальным расстройством личности».

Психопатия против социопатии — Психическое здоровье Америка Восточного Миссури

Общество вступило в сговор с Голливудом, чтобы ввести в наше коллективное сознание два, казалось бы, сексуальных психологических термина — психопат и социопат.Психопат и социопат — это популярные в психологии термины, обозначающие то, что психиатрия называет антисоциальным расстройством личности. Эти два термина не имеют четкого определения в научной литературе по психологии — отсюда и путаница в отношении них.

Тем не менее, есть некоторые общие черты, а также различия между этими двумя типами личности. И социопаты, и психопаты часто пренебрегают безопасностью и правами других. Обман и манипуляции — главные особенности обоих типов личности.Вопреки распространенному мнению, психопат или социопат не обязательно склонен к насилию.

Общие черты психопата и социопата заключаются в их общем диагнозе: антисоциальное расстройство личности. DSM-5 определяет антисоциальную личность как человека, обладающего тремя или более из следующих черт:

  • Регулярно нарушает закон
  • Постоянно лжет и обманывает других
  • Импульсивен и не планирует наперед
  • Может быть склонен к дракам и агрессивности
  • Не заботится о безопасности других
  • Безответственный, не может выполнить финансовые обязательства
  • Не чувствует угрызений совести или вины

В обоих случаях некоторые признаки или симптомы почти всегда проявляются до 15 лет.К тому времени, когда человек становится взрослым, он уже на пути к тому, чтобы стать психопатом или социопатом.

Психопатия

Исследователи в области психологии обычно считают, что психопаты имеют тенденцию рождаться — вероятно, это связано с генетической предрасположенностью, — в то время как социопаты, как правило, создаются окружающей средой. (Это не означает, что психопаты могут также не страдать от какой-либо детской травмы.) Психопатия может быть связана с физиологическими особенностями мозга. Исследования показали, что у психопатов недостаточно развитые компоненты мозга, которые обычно считаются ответственными за регуляцию эмоций и контроль над импульсами.

Психопаты, как правило, с трудом формируют настоящую эмоциональную привязанность к другим. Вместо этого они формируют искусственные, поверхностные отношения, разработанные таким образом, чтобы ими можно было манипулировать так, чтобы это приносило наибольшую пользу психопату. Люди рассматриваются как пешки, которых можно использовать для достижения целей психопата. Психопаты редко чувствуют вину за свое поведение, как бы сильно они ни обижали других.

Но психопаты часто кажутся окружающими обаятельными и заслуживающими доверия, занимающими стабильную нормальную работу.У некоторых даже есть семьи и, казалось бы, добрые отношения с партнером. Хотя они, как правило, хорошо образованы, они могли многому научиться самостоятельно.

Когда психопат совершает преступное поведение, он, как правило, делает это таким образом, чтобы минимизировать риск для себя. Они будут тщательно планировать преступную деятельность, чтобы их не поймали, и будут иметь планы действий на случай непредвиденных обстоятельств.

Признаки социопатии

Исследователи склонны полагать, что социопатия является результатом факторов окружающей среды, таких как воспитание ребенка или подростка в очень неблагополучной семье, которое привело к физическому насилию, эмоциональному насилию или детской травме.

Социопаты, как правило, более импульсивны и неустойчивы в своем поведении, чем их коллеги-психопаты. Несмотря на то, что некоторые социопаты испытывают трудности в формировании привязанности к другим, они могут иметь возможность сформировать привязанность к группе или человеку с единомышленниками. В отличие от психопатов, большинство социопатов не работают на постоянной работе и не представляют большую часть нормальной семейной жизни внешнему миру.

Когда социопат совершает преступное поведение, он может делать это импульсивным и в значительной степени незапланированным образом, не обращая внимания на риски или последствия своих действий.Они могут легко нервничать и злиться, что иногда приводит к вспышкам ярости. Такое поведение увеличивает шансы социопата быть задержанным.

Что опаснее?

И психопаты, и социопаты представляют опасность для общества, потому что они часто пытаются жить нормальной жизнью, справляясь со своим расстройством. Но психопатия, вероятно, является более опасным расстройством, потому что они испытывают гораздо меньше вины, связанной с их действиями.

Психопат также обладает большей способностью дистанцироваться от своих действий.Без эмоциональной вовлеченности любая боль, которую испытывают другие, бессмысленна для психопата. Многие известные серийные убийцы были психопатами.

Не все люди, которых мы называем психопатами или социопатами, склонны к насилию. Насилие не является необходимым ингредиентом (и не для диагностики антисоциального расстройства личности), но оно часто присутствует.

Ключ к разгадке психопатии или социопатии в детстве

Ключи к разгадке психопатии и социопатии обычно доступны в детстве.Большинство людей, которым впоследствии может быть поставлен диагноз социопатия или психопатия, имели модель поведения, при которой они нарушали основные права или безопасность других. Они также часто нарушают правила (или даже законы) и социальные нормы в детстве.

Психологи называют такое поведение в детстве расстройством поведения. Расстройства поведения включают четыре категории проблемного поведения:

  • Агрессия в отношении людей и животных
  • Уничтожение имущества
  • Обман или воровство
  • Серьезные нарушения правил или законов

Если вы распознаете эти симптомы (и специфические симптомы расстройства поведения) у ребенка или подростка, они подвержены большему риску антисоциального расстройства личности.

Сводка

Психопатия и социопатия — это разные культурные ярлыки, применяемые для диагностики антисоциального расстройства личности. До 3 процентов населения могут иметь право на диагноз антисоциального расстройства личности. Это расстройство чаще встречается у мужчин и чаще встречается у людей, страдающих алкогольной или наркотической зависимостью, или в судебно-медицинских учреждениях, таких как тюрьмы. Психопаты, как правило, более склонны к манипуляциям, другие считают их более обаятельными, ведут подобие нормальной жизни и сводят к минимуму риск преступной деятельности.Социопаты, как правило, более неустойчивы, склонны к гневу и неспособны вести нормальную жизнь. Когда социопаты участвуют в преступной деятельности, они, как правило, поступают безрассудно, не обращая внимания на последствия.

Информация для этой статьи предоставлена ​​сайтом PsychCentral.com

Психопат: определение и симптомы

Термин «психопат» не является официальным диагнозом. Вместо этого врач может диагностировать кого-то со специфическими чертами, которые они связывают с антисоциальным расстройством личности.

Широкая публика и некоторые исследователи все еще могут использовать термин «психопат» для описания людей, проявляющих некоторые черты личности.

Примеры таких черт включают отсутствие сочувствия и раскаяния, а также стойкое антиобщественное поведение.

В этой статье мы обсуждаем психопатию и антисоциальное расстройство личности (ASPD), включая соответствующие определения, признаки и симптомы, а также варианты лечения.

Поделиться на PinterestПсихотерапия может помочь справиться с симптомами антисоциального расстройства личности.

Американская психологическая ассоциация (APA) определяет психопатию как «синоним антисоциального расстройства личности».

APA также описывает ASPD как проявление игнорирования или нарушения прав других людей.

Несмотря на то, что это не официальный диагноз, некоторые более ранние исследования рассматривают психопатию как отдельное состояние от ASPD. Эти исследователи считают, что ASPD рассматривает только повышенный риск антиобщественного поведения, а не его конкретную причину.

Согласно другим исследованиям, распространенность психопатической личности в популяции составляет 1%, причем среди мужчин она в три раза чаще, чем среди женщин.

Врачи могут рассматривать ASPD как расстройство личности группы B. Люди с расстройством личности кластера B могут вести себя так, как другие считают чрезмерно эмоциональным, драматичным или неустойчивым.

И психопат, и социопат — это термины, которые люди используют для описания ASPD. Ни психопатия, ни социопатия не являются официальными диагнозами.

Однако широкая общественность и некоторые исследователи все еще используют оба термина. Они также склонны проводить различие между психопатией и социопатией, при этом некоторые рассматривают социопатию как более мягкую форму психопатии.

Официально люди в обеих группах подпадают под общий диагноз ASPD.

Врачи используют диагностическое руководство под названием Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание или DSM-5 , чтобы помочь диагностировать психические расстройства.

Типичные черты ASPD в соответствии с DSM-5 могут включать:

  1. Наличие трех или более из следующих моделей поведения:
  • импульсивное действие
  • избегание соответствия общественным нормам и ожиданиям
  • регулярное участие в ложь и обман
  • пренебрежение безопасностью
  • безответственное поведение
  • отсутствие угрызений совести
  • раздражительность и агрессивность

2. Быть не моложе 18 лет.

3. Признаки расстройства поведения до 15 лет.

4. Антисоциальное поведение, не связанное с другими психическими расстройствами.

Люди с ASPD могут также периодически сталкиваться с правовыми проблемами, включая преступное поведение.

Исследования показывают, что люди с психопатическими чертами в 20–25 раз чаще, чем другие, окажутся в тюрьме, и в 4–8 раз более склонны к повторному насильственному преступлению. Они также могут быть более устойчивыми к большинству видов лечения.

Несмотря на эти цифры, насилие и преступность не являются диагностическими признаками психопатии или ASPD. Люди, соответствующие критериям, могут вести полноценную жизнь во многих сферах жизни, включая бизнес, политику, правоохранительные органы и развлечения.

Исследования нейровизуализации показывают, что люди, проявляющие характеристики психопатии, имеют различия в структуре мозга по сравнению с населением в целом.

Во многих случаях признаки и симптомы начинаются в раннем детстве, влияя на отношения человека, образование и работу.

Поскольку психопатия не является официальным расстройством психического здоровья, врачи не могут поставить диагноз человеку с этим заболеванием. Вместо этого они могут диагностировать кого-то с ASPD.

Диагностика ASPD может быть сложной задачей, потому что люди с этим расстройством часто не верят, что им нужна помощь. Иногда они могут обращаться за помощью при сопутствующих заболеваниях, таких как депрессия, беспокойство, сексуальные расстройства.

Диагностика ASPD может включать:

  • отчет о признаках и симптомах от человека и его близких, если возможно
  • физическое обследование для исключения других проблем
  • психологическое обследование
  • сравнение с симптомами ASPD в DSM-5
  • генетическое тестирование и нейровизуализация для выявления потенциальных причин и закономерностей

Обычно врач не ставит диагноз ASPD, пока человеку не исполнится 18 лет или старше.Людям моложе этого возраста первоначально может быть поставлен диагноз:

ASPD может быть сложно лечить. Люди с этим заболеванием могут быть устойчивы к большинству видов лечения. Однако при лечении некоторые люди с ASPD и их близкие могут получить долгосрочные выгоды.

Основное лечение — психотерапия, в частности декомпрессионная терапия Колдуэлла. Терапия может помочь людям с ASPD:

  • понять свое состояние
  • понять, как оно влияет на их жизнь и отношения
  • научиться справляться с проблемами и способам управлять своими симптомами
  • справиться с чувством гнева
  • уменьшить агрессивное поведение
  • справиться с злоупотребление психоактивными веществами

Если у людей с ASPD есть сопутствующие состояния, такие как депрессия или тревога, врач может назначить лекарства для их лечения.

Люди с ASPD вряд ли обратятся за помощью, если только у них нет сопутствующей проблемы, которая вызывает у них проблемы, например депрессии или злоупотребления психоактивными веществами.

Те, кто подозревает, что у близкого человека может быть ASPD, могут мягко предложить им обратиться за помощью к специалисту по психическому здоровью. Для близких людей с ASPD также может быть полезно обратиться за помощью к консультанту.

Расстройства личности — это пожизненное состояние. Лечения нет, но лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Однако психотерапия при ASPD не для всех успешна. Его эффективность зависит от нескольких факторов, таких как тяжесть симптомов человека, продолжительность терапии и его готовность участвовать в терапии.

Термин «психопат» не является официальным диагнозом. Однако люди часто используют его как синоним ASPD. Людям с ASPD, как правило, не хватает сочувствия и угрызений совести, они могут вести себя антиобщественно или преступно.

Людям с ASPD может быть полезно лечение с помощью психотерапии или лекарств.Однако многие с этим заболеванием, как правило, не поддаются лечению и могут не обращаться за ним, если в их жизни не присутствуют другие проблемы.

Психопат против социопата: чем они отличаются?

Многие люди используют термины социопатия и психопатия как синонимы, но имеют разные значения. «Социопат» — неофициальный термин для описания человека, страдающего антисоциальным расстройством личности (ASPD), тогда как психопатия описывает набор личностных качеств. Однако ASPD и психопатия могут пересекаться.

ASPD и психопатия имеют некоторые общие черты, включая агрессию и отсутствие раскаяния. Кроме того, оба могут возникать из-за генетических факторов и факторов окружающей среды.

Однако, в отличие от ASPD, психопатия не является официальным диагнозом. Другое отличие состоит в том, что психопатические черты обычно более серьезны, чем у ASPD.

В этой статье дается определение ASPD и психопатии, прежде чем обсуждаться их симптомы, причины и варианты лечения.

ASPD — это форма расстройства личности.Расстройство личности — это состояние, которое влияет на то, как человек думает, чувствует и ведет себя.

Американская психиатрическая ассоциация заявляет, что ASPD может вызывать поведение, игнорирующее или нарушающее права других людей.

ASPD — это расстройство личности группы B. Расстройства этой категории обычно связаны с драматическими, эмоциональными или непредсказуемыми взаимодействиями с другими людьми.

Медицинский работник может поставить диагноз человеку с ASPD, только если он старше 18 лет.Причина этого в том, что личность человека все еще развивается до этого возраста.

Обычно диагноз ставят только в том случае, если есть доказательства того, что он страдает расстройством поведения в возрасте до 15 лет. Расстройство поведения — это состояние психического здоровья, которое встречается у детей и подростков и вызывает поведенческие и эмоциональные проблемы.

Согласно статье 2015 года, медицинские работники характеризуют психопатию как включающую:

  • поверхностные эмоциональные реакции
  • импульсивность
  • отсутствие эмпатии
  • повышенный шанс антисоциального поведения

Однако психопатия не является официальным диагнозом.

Некоторые исследователи заявляют, что психопатия является формой ASPD, и медицинские работники могут диагностировать ASPD у человека, демонстрирующего психопатические черты. Например, Американская психологическая ассоциация описывает психопатию как еще один термин для ASPD.

Другие исследователи говорят, что психопатия — это отдельное состояние, но признают, что у нее есть черты, которые совпадают с чертами ASPD. Исследования подтверждают это совпадение: по оценкам одного исследования, примерно одна треть людей с ASPD соответствует критериям наличия психопатии.

Некоторые исследователи также описали психопатию как более жестокую версию ASPD. В статье из журнала Current Biology также отмечается, что люди с высокими психопатическими чертами демонстрируют заметное отсутствие вины и сочувствия.

Симптомы ASPD и психопатии частично совпадают, но между ними есть различия.

ASPD

Для того, чтобы медицинский работник диагностировал ASPD, человек должен соответствовать как минимум трем из следующих критериев:

  • игнорирование закона
  • лживость
  • импульсивное поведение или неспособность планировать
  • раздражительность и агрессивность
  • без учета безопасности
  • безответственность
  • без угрызений совести

ASPD, по оценкам, встречается примерно у 1–4% людей.ASPD также чаще встречается у мужчин, чем у женщин.

Психопатия

Канадский психолог Роберт Хэр разработал Пересмотренный список психопатий (PCL-R) в 1990-х годах, чтобы определить, есть ли у человека психопатия.

Согласно статье 2014 года, в то время как медицинские работники классифицируют только 1% населения с психопатией, используя контрольный список Hare, примерно 20% заключенных в Северной Америке будут соответствовать критериям психопатии.

ASPD и психопатия имеют много общих симптомов.Однако дополнительные признаки, которые могут указывать на наличие психопатии, включают:

  • отсутствие сочувствия
  • высокомерие
  • харизма
  • чрезмерное тщеславие
  • отсутствие вины
  • трудности с обработкой мимики других людей
  • целенаправленное поведение
  • нечувствительность к наказанию

Оба состояния могут возникать из-за сочетания генетики и окружающей человека среды.

ASPD

Медицинские работники не знают наверняка, почему у некоторых людей развивается ASPD.Однако этому могут способствовать как экологические, так и генетические факторы.

Национальная служба здравоохранения Соединенного Королевства (NHS) предполагает, что травмирующие детские переживания, такие как пренебрежение или жестокое обращение с детьми, могут сыграть роль в развитии ASPD.

NHS также заявляет, что человек с ASPD, возможно, вырос в сложных семейных обстоятельствах. Например, они могли испытать:

  • конфликт между родителями или опекунами
  • непоследовательное воспитание
  • родителей или опекунов, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками

Кроме того, исследования показывают, что 38⁠–69% людей с ASPD наследуют его от их родители.Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам (DSM-5) , дети как приемных, так и биологических родителей с ASPD имеют повышенный шанс развития этого состояния.

Психопатия

Подобно ASPD, психопатия может быть вызвана как генетическими факторами, так и факторами окружающей среды.

Авторы статьи Current Biology отмечают, что исследования с участием близнецов показали, что психопатические черты могут быть умеренно или сильно наследуемыми.Они также заявляют, что антисоциальное поведение с психопатическими чертами более наследуется, чем само антисоциальное поведение.

В исследовании 2016 года, посвященном мозгу мужчин с психопатией, исследователи обнаружили слабую связь между миндалевидным телом и префронтальной корой. Миндалевидное тело — это часть мозга, которая обрабатывает эмоции, а префронтальная кора играет роль в принятии решений.

Исследователи также обнаружили у этих людей высокий уровень тестостерона, что может помочь объяснить, почему психопатия чаще встречается у мужчин, чем у женщин.

Однако в этом исследовании участвовало лишь небольшое количество участников мужского пола, поэтому для подтверждения результатов необходимы дальнейшие исследования.

Черепно-мозговая травма и повреждение префронтальной коры в детстве также могут вызывать развитие психопатических черт.

Ни ASPD, ни психопатия в настоящее время не излечиваются. Однако определенные методы лечения могут помочь человеку справиться с симптомами этих состояний.

ASPD

ASPD может быть сложно лечить. Поэтому врачи могут сосредоточить лечение на управлении определенными симптомами или состояниями, которые возникают вместе с ASPD, а не на самом ASPD.

Лечение расстройства поведения, возникающего у ребенка, может помочь уменьшить некоторые формы поведения ASPD по мере взросления.

Варианты лечения ASPD включают:

  • Когнитивно-поведенческую терапию (КПТ): КПТ — это форма терапии, которая помогает человеку выявлять и изменять деструктивные модели мышления и поведения. КПТ может помочь человеку с ASPD вести себя так, как люди считают его «социально приемлемым».
  • Терапия, основанная на ментализации (MBT): MBT исследует, как психическое состояние человека может повлиять на его отношения.
  • Лекарства: Определенные лекарства, включая стабилизаторы настроения, антидепрессанты и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, могут лечить различные симптомы ASPD.

В Великобритании человек с ASPD может участвовать в демократическом терапевтическом сообществе (DTC). В этом типе социальной терапии люди присоединяются к терапевтическим группам, которые сосредотачиваются на проблемах сообщества и позволяют каждому участвовать в принятии решений. Также могут быть возможности для профессиональной и образовательной работы.

Однако принятие в DTC зависит от желания человека быть частью сообщества.

Психопатия

Как и ASPD, психопатию очень трудно лечить. Люди с психопатией могут не соглашаться с тем, что им нужно лечение, или они могут не соглашаться на лечение.

Начало лечения психопатических черт в детстве может помочь их уменьшить. КПТ также может быть полезен при лечении детей, у которых развивается психопатическое поведение после черепно-мозговой травмы (ЧМТ).

Серия случаев 2014 г. показала, что клозапин снижает тяжесть симптомов ASPD и психопатии у мужчин. Клозапин был особенно полезен для уменьшения гнева, агрессии, импульсивного поведения и насилия. Однако исследование было небольшим и включало только мужчин, поэтому необходимы дальнейшие исследования для подтверждения этих эффектов.

DSM-5 характеризует нарциссическое расстройство личности как «широко распространенный образец грандиозности (в фантазиях или поведении), потребности в восхищении и недостатке сочувствия, начинающийся в раннем взрослом возрасте и присутствующий в различных контекстах.

Человек с НПЛ будет иметь:

  • потребность в восхищении
  • чувство собственного достоинства, такое как необоснованные ожидания благоприятного обращения
  • завышенное чувство собственной важности
  • отсутствие сочувствия

Они также могут быть высокомерными, эксплуатирующими и завидовать другим.

Люди с NPD или ASPD могут быть жесткими, поверхностными, эксплуататорскими и безразличными. Однако люди с NPD не обязательно импульсивны, агрессивны или лживы.Кроме того, пациенты с НПЛ обычно не страдали расстройством поведения и преступным поведением.

И наоборот, люди с ASPD обычно не требуют восхищения и зависти со стороны других людей.

Исследование, проведенное в 2014 году, показало, что люди с НПЛ и люди с психопатией проявляли низкую честность, смирение и уступчивость. Однако люди с психопатией также вряд ли проявят заботу или ответственность.

АСРЛ и психопатия окружены множеством мифов. Два распространенных мифа:

Миф 1: Люди с психопатией всегда агрессивны

Хотя люди с такими состояниями более склонны к насилию, чем другие люди, это не всегда так.Исследования, проведенные в 2020 году, показали, что некоторые люди с психопатией способны подавлять склонность к насилию, что приводит к большему успеху в жизни.

Миф 2: Тюрьмы полны психопатов

Психопаты более склонны к совершению преступных действий, чем другие люди. Однако, по оценкам, только около 20% заключенных в Северной Америке имеют психопатические черты.

Социопат — неофициальный термин для обозначения человека с ASPD. Психопат — это неформальный способ описания человека, проявляющего психопатические черты.

ASPD — это расстройство личности. Некоторые исследователи считают, что психопатия — это форма ASPD, тогда как другие говорят, что это отдельное состояние.

Психопатия имеет общие черты с ASPD. Однако психопаты, как правило, имеют более агрессивные и серьезные поведенческие черты, чем люди с ASPD. Оба состояния могут возникать из-за генетических факторов или факторов окружающей среды, а психопатия также может возникать из-за ЧМТ.

Нет лекарств ни от одного из состояний, поэтому лечение обоих состояний направлено на то, чтобы управлять симптомами человека и контролировать их.

Если человек думает, что он или ребенок, находящийся под его опекой, могут иметь ASPD или психопатию, ему следует поговорить с врачом или специалистом в области психического здоровья.

Почему некоторые люди становятся психопатами?

Людей давно увлекала идея психопатов, когда жестокие «психопатические» персонажи снова и снова появляются в книгах, на телевидении и в фильмах. Однако, хотя люди с психопатическими характеристиками могут иметь повышенный риск насилия, это далеко не определяющая характеристика.Напротив, психопатия характеризуется крайним отсутствием сочувствия. Психопаты также могут манипулировать, очаровывать и эксплуатировать, а также вести себя импульсивно и рискованно. У них может отсутствовать совесть или чувство вины, и они могут отказываться брать на себя ответственность за свои действия. Психопатия — одно из самых известных и хорошо изученных расстройств личности. Но есть ли биологическая причина психопатии? И если да, то можно ли вылечить расстройство?

Исследования показали, что области мозга, участвующие в обработке эмоций, сочувствии и принятии решений — например, миндалина, островок и вентромедиальная префронтальная кора — проявляют пониженную активность у людей с психопатическими характеристиками, когда они видят других людей в бедственном положении или пытаются узнать последствия их действий.Нарушение функционирования этих областей мозга влияет на способность людей с психопатией формировать ассоциации между стимулами и последствиями, такими как причинение вреда другим людям и страх и страдания, которые в результате проявляют другие, или неправильный выбор и получение наказания. В целом снижение активности в этих областях мозга ухудшает реакцию на эмоциональные стимулы и принятие решений. Ключевой вопрос: делают ли эти различия в мозге кого-то психопатом или их поведение меняет мозг?

Дети, у которых отсутствует сочувствие, отсутствие чувства вины и поверхностные эмоции, определяемые как черствые и бесчувственные черты характера, подвергаются повышенному риску развития психопатии во взрослом возрасте.Эти дети чаще проявляют антисоциальное поведение, такое как издевательства и агрессия. Они с меньшей вероятностью будут реагировать на социально полезные стимулы, такие как счастливые лица, а также с меньшей вероятностью узнают испуганное выражение лица. Подростки с черствым и бесчувственным характером могут быть более склонны к жестокости, чем к доброте. У них также меньше шансов завязать долгосрочные дружеские отношения, поскольку они могут не получать удовольствия от этих отношений. Исследования близнецов и усыновлений можно использовать для выяснения того, влияют ли на это поведение больше чьи-то гены или их окружение.Однояйцевые близнецы имеют общую ДНК, тогда как разнояйцевые близнецы имеют общую ДНК только половину (как и другие братья и сестры). Если характеристика с большей вероятностью будет общими для однояйцевых близнецов, чем для разнояйцевых близнецов, это говорит о том, что генетические влияния важны для объяснения индивидуальных различий по этой характеристике. Исследования по усыновлению также полезны, поскольку у ребенка нет общей ДНК со своими приемными родителями, но их приемные родители обеспечивают все свое окружение. Это позволяет исследователям изучать причинное влияние родительского вклада на поведение.Исследования близнецов и усыновлений показали, что черты черствости и бесчувственности в детстве имеют генетическую основу и что антисоциальное поведение в сочетании с чертами черствости и бесчувственности больше подвержено влиянию генов, чем только антисоциальное поведение. Однако результаты усыновления убедительно указывают на то, что генетическая уязвимость — это не удел, и ей можно противодействовать с помощью защитных воздействий окружающей среды.

Исследование черт бесчувственного и бесчувственного характера и психопатии имеет множество значений.Поскольку мы стремимся лучше понять, как развиваются эти функции и как люди с этими функциями видят окружающий их мир, мы можем лучше адаптировать меры вмешательства в соответствии с индивидуальными потребностями. Ясно, что раннее вмешательство в детей с черствыми и бесчувственными чертами может предотвратить психопатию во взрослом возрасте со всеми психологическими и социальными последствиями.

Профессор Эсси Видинг является лидером в этой области исследований и лауреатом премии и лекции Королевского общества Розалинды Франклин в 2017 году.19 октября 2017 года профессор Видинг обсудила, как возникает психопатия и как ее можно предотвратить в своей лекции «Почему некоторые люди становятся психопатами?».

Непонятное расстройство личности — Ассоциация психологических наук — APS

Психопатические личности — одни из самых запоминающихся персонажей, которых сегодня изображают в популярных СМИ. Эти персонажи, такие как Патрик Бейтман из American Psycho, Фрэнк Абигнейл младший из Catch Me If You Can и Алекс из Заводной апельсин , обычно изображаются очаровательными, интригующими, нечестными, невиновными, а в некоторых случаях, совершенно ужасающий.Но научные исследования показывают, что психопатия — это расстройство личности, которое многие неправильно понимают.

«Психопатия обычно используется как ярлык для людей, которых мы не любим, не можем понять или истолковать как зло», — отмечает Дженнифер Ским, профессор психологии и социального поведения Калифорнийского университета в Ирвине. Ским, Девон Полашек из Университета Виктории в Веллингтоне, Кристофер Патрик из Университета штата Флорида и Скотт Лилиенфельд из Университета Эмори являются авторами новой монографии, посвященной пониманию психопатической личности, которая появится в декабрьском номере журнала Psychological Science in the Public. Интерес, журнал Ассоциации Психологических Наук.

В ходе своих исследований авторы рассмотрели множество научных открытий, которые, казалось, противоречат друг другу. «Психопатия долгое время считалась единичным расстройством личности. Однако появляется все больше свидетельств того, что это слияние нескольких разных личностных качеств », — говорит Ским. Авторы монографии утверждают, что психопатия не является «чем-то одним», как это часто предполагается, она представляет собой сложное, многогранное состояние, отмеченное сочетанием личностных черт, отражающих различные уровни расторможенности, смелости и подлости.И научные данные также показывают, что значительная подгруппа несовершеннолетних и взрослых правонарушителей, признанных психопатическими, на самом деле более эмоционально нарушена, чем эмоционально отстранена, проявляя признаки тревоги и дисфории.

По словам Скима, эти важные различия давно ускользнули от внимания психологов и политиков. В результате она и ее соавторы попытались развеять некоторые мифы и предположения, которые люди часто делают о психопатии. Хотя многие люди могут предположить, что психопаты «рождаются», а не «созданы», авторы подчеркивают, что психопатия — это не просто вопрос генов — она, по-видимому, имеет множество конституциональных причин, которые могут быть сформированы факторами окружающей среды.Многие психологи также предполагают, что психопатия неизменна — однажды психопат, всегда психопат. Однако в настоящее время существует скудное количество научных доказательств, подтверждающих это утверждение. Недавние эмпирические исследования показывают, что молодежь и взрослые, получившие высокие баллы по показателям психопатии, могут меньше проявлять насильственное и другое преступное поведение после интенсивного лечения.

Наряду с оспариванием предположения о том, что психопатия является монолитной сущностью, возможно, еще один наиболее важный миф, который авторы надеются развеять, заключается в том, что психопатия является синонимом насилия.Ским отмечает, что психопатические люди часто не имели истории насильственного поведения или уголовных судимостей. «Психопатию нельзя приравнивать к крайнему насилию или серийным убийствам. На самом деле «психопаты» не кажутся отличными от других людей или неизменно опасными », — отмечает она. Также не ясно, что психопатия предсказывает насилие намного лучше, чем насильственные и другие виды преступного поведения в прошлом или общие антисоциальные черты.

По мнению авторов, эффективное развенчание этих мифов важно, потому что точные политические рекомендации зависят от того, какие черты личности — и какие группы людей — связаны с психопатией, которую исследуют.«Решения о несовершеннолетних и взрослых правонарушителях, основанные на ошибочных предположениях о риске насилия, этиологии и возможности лечения, имеют неблагоприятные последствия как для отдельных правонарушителей, так и для общества», — говорит Ским.

Уточняя черты личности, характеризующие психопатию, ученые могут внести свой вклад в стратегии профилактики и лечения, которые улучшают здоровье и безопасность населения. «Короче говоря, исследования психопатии достигли уровня, который может значительно улучшить нынешний политический подход« под одну гребенку », — заключает Ским.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *