Разное

Подростковая шкала депрессии бека: Диагностика депрессивных состояний у подростков — Пройти онлайн тест

Содержание

Особенности депрессивных расстройств настроения у подростков | Мазаева

1. Owens M., Herbert J., Jones P.B., Sahakian B.J., Wilkinson P.Q., Dunn V.J., Croudace T.J., Goodyer J.M. Elevated morning cortisol is a stratified population-level biomarker for major depression in boys only with high depressive symptoms. PNAS. 2014.March 4;111(9):3638-3643. doi: 10.1073/ pnas.1318786111

2. Roberts C. Depression. Chapter in: Handbook of Adolescent Behavioral Problems: Evidence-based Approaches to Prevention and Treatment. T.P. Gullotta et al. (eds). Springer Science+Business Media New York. 2015:173-191. doi: 10.1007/978-1-4899-7497-6_10

3. Bhatia S.C., Bhatia S.K. Depression in Women: Diagnostic and Treatment Considerations. Am. Fam. Physician. 1999.Jul. 1;60(1):225-234

4. Branney P., White A. Big boys don’t cry: depression and men. Advances in Psychiatric Treatment. 2008;14:256-262. doi: 10.1192/apt.bp.106.003467

5. ВПА, 2010. Том 2. Популяционные группы и профилактика суицидов, часть 2. Депрессивные расстройства у женщин. С.102-172, часть 3. Депрессивные расстройства у детей и подростков. С.173-230

6. Angold A., Costello E.J. Puberty and depression Child Adolesc. Psychiatric Clinic Am. 2006;15:919-937. doi: 10.1016/j. chc.2006.05.013

7. Noval-Aldaco E., Ruiz-Torres M., Lopes-Gil J., Paya-Gonza- les B. Psychopathology in women. M. Saenz-Herrero (ed) Springer International Publishing Switzerland. 2015;409-421. doi: 10.1007/978-3-319-05870-2_17

8. Treutiger B.M., Lindberg L. Prevention of depressive symptoms among adolescent girls. Girls at risk. Andershed Anna Karin (ed). Springer, 2013:57-58. ISSN 2195-089X

9. Gledhill J., Garralda M.E. Sub-syndromal depression in adolescents attending primary care: frequency, clinical features and 6 month outcome. Soc. Psychiatry Psychiatric Epidemiology. 2013;48(5):735-744. doi: 10.1007/s00127-012- 0572-z

10. Dennison M.L. The importance of developmental mechanisms in understanding adolescent depression. Soc. Psychiatry Psychiatr. Epidemiol. 2016;51:791-793. doi: 10.1007/ s00127-015-1150-y

11. Joinson C., Heron J., Lewis G., Croudace T., Araya R. Timing of menarche and depressive symptoms in adolescent girls from a UK cohort. The British Journal of Psychiatry. 2011;198 (1):17-23. doi: 10.1192/bjp.bp.110.080861

Medlib | MedLib.ru — Электронная библиотека

Журнал «Психиатрия» основан в 2002 году по инициативе академика РАН А.С. Тиганова. С 2008 года журнал входит в «Перечень рецензируемых  научных журналов». С 2012 года журнал «Психиатрия» включен в систему РИНЦ. С 2020 года журнал включен в Scopus.

В журнале «Психиатрия» публикуются научные и информационные материалы в соответствии с основными направлениями журнала. В задачи журнала входит  распространение актуальной информации о последних научных разработках и достижениях клинической психиатрии, фундаментальных исследований в области нейронаук. Большое внимание уделяется современным методам диагностики, лекарственной терапии психических нарушений, другим видам терапевтического вмешательства и реабилитации пациентов разного возраста (детского, подросткового, юношеского, зрелого и позднего возраста). Трансляция результатов научных исследований в медицинскую практику представляет образовательную ценность для врачей, научных работников и организаторов здравоохранения.

Редакционная коллегия принимает на рассмотрение оригинальные статьи и систематические обзоры, имеющие значение для психиатрической науки и клинической практики. Приоритет отдается рандомизированным контролируемым исследованиям, систематическим анализам, метаанализам и крупным когортным исследованиям с научно-доказательной базой. Ценность представляют сообщения практических врачей о полезном опыте выявления и лечения психических нарушений.

Журнал предназначен для широкого круга читателей – врачей, научных работников, студентов вузов и ФУВ, организаторов здравоохранения РФ, стран СНГ и зарубежья. Доступность для международной аудитории обеспечивается англоязычной версией названия статьи и аннотации и размещением метаданных статьи (публикуемого материала) и пристатейного списка литературы на сайте журнала (указать адрес).

Члены редакционного совета и редакционной коллегии представляют ведущие научно-образовательные центры России и других стран. В состав редколлегии входят академики РАН, профессора, доктора и кандидаты наук. Среди авторов журнала специалисты из столичных и региональных научных и практических учреждений Российской Федерации, стран СНГ и ближнего зарубежья,  а также иностранные авторы.

(PDF) Шкала надежды и безнадежности для подростков: некоторые аспекты валидности [Hope-hopelessness scale for adolescents: convergent and discriminant validity]

Психологическая наука и образование 2002, № 3 (89—103)

согласуется с результатами большинства исследований эмоционального благополучия че-

ловека [20; 29 и др.]7.

Заключение

На основе данных, полученных в наших предыдущих исследованиях [27; 29], был сделан

вывод о том, что одномерная — в авторской версии — «Шкала безнадежности» А. Бека — в

случае подростков имеет выраженную двухмерную структуру. Проверка этого вывода на

выборке подростков дала удовлетворительный результат. Применение как эксплораторно-

го, так и конфирматорного вида факторного анализа показало преимущество двухфактор-

ной модели, состоящей из относительно независимых факторов, которые включают в себя

парциальные показатели надежды и безнадежности, над моделью однофакторной, соответ-

ствующей одномерной авторской версии методики.

Основной задачей настоящей работы явилась проверка конвергентного и дискрими-

нантного аспектов валидности созданной на основе шкалы Бека ее двухмерной версии —

шкалы надежды и безнадежности для подростков. Для сравнительного исследования были

использованы три другие методики, предназначенные для измерения положительных и от-

рицательных эмоций, — двухмерные версии шкал М. Розенберга, Ч. Спилбергера

и Н.М. Брадбурна. Эксплораторный и конфирматорный виды факторного анализа показали,

что двухфакторная модель, состоящая из униполярного фактора положительных эмоций и

униполярного фактора отрицательных эмоций, представленных показателями четырех ука-

занных методик, имеет существенно лучшие статистические параметры, чем биполярная

однофакторная модель, в которой «противоположные» эмоции выступают как полюса одно-

го континуума. Сходные данные получены с помощью анализа корреляций. Такой резуль-

тат свидетельствует в пользу высокого уровня исследуемых аспектов валидности рассмат-

риваемой методики и подтверждает гипотезу о том, что надежда и безнадежность, диагно-

стируемые у подростков с ее помощью, относятся к разным эмоциональным измерениям, а

именно к независимым в какой-то мере измерениям положительных и отрицательных эмо-

ций.

7 Приведенные в настоящей работе данные дают также некоторые основания для комментария по поводу присвоенного

А. Беком его методике названия «Шкала безнадежности». Даже если данную методику рассматривать как одномерную, то

результаты, полученные нами ранее на выборках студентов и учащихся общеобразовательных лицеев [29], ставят под сомне-

ние адекватность этого названия, по крайней мере, в случае популяций такого типа. Однофакторные модели, построенные для

этих выборок, отражают не столько униполярное измерение безнадежности, сколько биполярное измерение безнадежности-

надежды (в случае лицеистов) или даже униполярное измерение надежды (в случае студентов). У первых перевес средней ве-

личины нагрузок показателей безнадежности над средней величиной нагрузок показателей надежды почти отсутствует (р. <

0,07), у вторых значимо доминируют нагрузки показателей надежды (р < 0,01). Однако учащиеся VI — VIII классов начальных

школ в описываемом исследовании обнаружили различие между средними нагрузками показателей двух подшкал в пользу

безнадежности, значимое на уровне р < 0,01, давая тем самым определенные основания для трактовки этой методики как

одномерной униполярной шкалы безнадежности, соответствующей авторскому названию Бека. Сходный результат получен на

выборке учащихся профтехучилищ (р < 0,004). Приведенные в настоящей статье данные факторного анализа (табл. 1 и 2)

относятся к той же категории (различия па уровне р < 0,01). Однако данные корреляционного анализа (табл. 7) с ними скорее

не согласуются — абсолютные величины корреляций показателя безнадежности Бека (разность между индексами безнадеж-

ности и надежды: Б-Н) с индексами положительных эмоций в двух случаях из трех существенно не отличаются от корреляций

с индексами отрицательных эмоций сравниваемых шкал, а в третьем случае этот показатель даже сильнее (р < 0,04) коррели-

рует с позитивной эмоцией (радостью), чем с негативной (тревожностью) (табл. 7). Как можно заметить, картина неодно-

значна. Из этого следует, что название, в котором были бы представлены обе полярные эмоции (например, «Шкала надежды-

безнадежности», меньше вводило бы в заблуждение. Так, при ознакомлении обследованного студента с результатами психо-

диагностики заключение о типичном для него высоком уровне чувства безнадежности может восприниматься как менее бла-

гоприятное, чем вывод о типичном для него низком уровне чувства надежды. Касается это, конечно, и других используемых в

практической и исследовательской работе одномерных методик измерения эмоциональных параметров личности (тревожно-

сти, депрессии, агрессивности и т. д.), которые в ряде случаев могут измерять не столько «титульные» переменные, сколько их

«противоположности». Только показатель радости, объединяющий утверждения типа «Я счастлив», «Я испытываю радость»,

«Мне хорошо», «Я доволен», «Мне приятно», в эксплораторном факторном анализе, а также анализе корреляций немного «вы-

бился» из общего ряда, что требует его дальнейшего психометрического изучения.

10

Подростковая депрессия — лечение, симптомы, причины

Подростковая депрессия — это состояние детской психики, при котором наблюдается депрессивная триада (систематически пониженное настроение с присутствием негативных взглядов на все происходящее, потеря способности испытывать радость и двигательная заторможенность).

Подростковая депрессия в последнее время стала зачастую диагностироваться как отечественными, так и зарубежными психиатрами, однако эта тема остается незавершенной для научных изысканий.

Подростковая депрессия наблюдается в возрастном интервале от десяти до пятнадцати лет. На первые десять лет преподает 1,5 % от всех подростковых депрессий. Частота данного состояния зависит от контингента обследуемых деток, а также нестандартности диагностического подхода. Переход на новые классификации болезней не дает возможность сравнить показатели из разных стран. Германия, Австрия продолжают использовать понятия депрессивная фаза маниакально-депрессивной болезни, депрессия истощения, невротическая депрессия. США перешли на классификацию DSM-III, которая делится на три класса: дистимическое расстройство, большая депрессия, нарушения поведения с депрессивным настроением. Наши отечественные исследователи депрессивное состояние дробят на подвиды.

Подростковая депрессия симптомы

Для данного состояния характерны самые различные проявления, возникающие с первых лет жизни детей: экземы, кишечные колики, ночные крики, анорексия, лень и непослушание (у школьников), головные боли, невосприятие радости, систематически пониженное настроение, плаксивость.

Подростковая депрессия характеризуется таким распространенным симптомом, как энурез. Данный симптом подчеркивает органическую природу происхождения заболевания или причастность к невротической депрессии. Таким больным присущ плач, незрелость реакций на окружающее, злобность с раннего детства, а также склонность к асоциальным поступкам. Для приступов характерен затяжной период, включающий в себя скрытые, маскированные эпизоды. На их родство с депрессиями указывают биохимические исследования. Данные маскированные скрытые эпизоды успешно лечатся антидепрессантами. Однако до сих пор остаются не выясненными вопросы о принадлежности подростковой депрессии к заболеванию, поскольку зачастую детские проявления не сохраняются во взрослой жизни или, наоборот, во взрослой жизни у людей наблюдаются типичные депрессивные приступы.

Что, прежде всего, должно насторожить взрослых в поведении подростков? Это отсутствие улыбок, повышенная плаксивость, грусть, боязливость, скверное настроение. После исчезновения плаксивости возникает уход в себя и большую часть времени больные проводят в постели, при этом их лица приобретают меланхолическое выражение. Больные могут лежать или сидеть неподвижно с раскрытыми глазами, не замечая ничего вокруг. Их постоянно клонит в сон. Все эти симптомы свидетельствуют об эндогенной предрасположенности.

Депрессивное состояние у детей в раннем возрасте проявляется с трех лет. Симптомы такие: вялость, неподвижность при лежании в кровати, потеря интереса ко всему происходящему, плач без причины, страдальческое, печально-покорное выражение лица, нарушение ритма сна, а также бодрствования, снижение аппетита, уменьшение массы тела, развитие дистрофии. Дети не обращаются за помощью к близким, зачастую погружены в себя. Присущи ритмичные, а также однообразные движения раскачивания всем телом или головой. Такие дети часто болеют простудными, инфекционными заболеваниями, что может привести к истощению и летальному исходу. Зарубежные исследования в происхождении депрессий отводят большую роль психической депривации, заключающейся в изоляции от матери, или неправильном отношении к ребенку, а также помещении в государственное учреждение. Эти развивающиеся болезненные состояния стали называть анаклитической депрессией, депривационным синдромом или синдромом ребенка из госучреждения.

Признаки депрессии у подростков

Диагностирование депрессии в раннем школьном возрасте наиболее трудно. Обычно такое состояние выражается в двигательных, а также соматовегетативных нарушениях.

Признаки депрессии у подростков: пассивность, вялость, апатия, беспокойство, тревога. Характерным отличительным проявлением данного заболевания является расстройство сна, энурез, сенестопатии, энкопрез, боли в разных органах.

Подростковая депрессия отмечается страдальческим выражением лица, а также тихим голосом. Настроение у детей зачастую плохое, а четких, конкретных депрессивных высказываний нет. Подростки часто бывают грубы, непослушны, агрессивны.

Признаки подростковой депрессии бывают еще и такие: снижение способности к обучению, повышенная утомляемость. Детям становится очень трудно усваивать школьный материал, они все больше и больше времени тратят времени на подготовку к занятиям. Соматические жалобы не позволяют на ранних сроках диагностировать заболевание и обратиться к психиатру. Депрессивные переживания у ребят тянутся недели и проходят сами по себе, а потом возобновляются. Если депрессию у подростков не лечить, то депрессивный аффект станет ведущим, а картина приступов приблизится к наблюдаемой, как у взрослых.

У подростков в десять — пятнадцать лет способны наблюдаться проявления тоски. Зачастую дети недовольны окружающими и у них возникает социальная отгороженность от школьного коллектива, характерны выпады агрессии, которых не было ранее. Отмечается замедленная деятельность, затруднительное общение, застывшая мимика. Депрессивные подростки считают, что счастья можно достичь только деньгами, славой и красотой. Зачастую родные, а также преподаватели, воспринимают подростковые состояния как возрастные изменения и не относят их к депрессивным, поскольку не каждый ребенок открывается взрослому. Подросток открывается и идет на контакт после возникновения доверия, а во время отчаяния способен расплакаться. Ребенок в депрессивном состоянии считает себя плохим и неисправимым человеком.

Подростковая депрессия лечение

Тяжелые случаи, при которых детей одолевают суицидальные мысли, лечатся только в стационаре. Легкие формы подростковой депрессии лечатся в домашних условиях, при этом ритм жизни детей сохраняют тот же.

Из препаратов для снятия симптома напряжения рекомендуется Адаптол. Это лекарство без побочных эффектов, хорошо переносится и не вызывает сонливость. Адаптол также благоприятно влияет на нервную систему, улучшает настроение, вырабатывает психо-эмоциональную резистентность (устойчивость организма) ко всем негативным проявлениям из внешней жизни. Принимать препарат необходимо строго по инструкции.

Подростковая депрессия и ее лечение эффективно осуществляется Тенотеном, который  выступает в качестве гомеопатического препарата, блокирующего отдельные белки головного мозга. Тенотен успешно понижает чувство тревоги, нормализует аппетит, улучшает сон и концентрацию внимания, нормализует память.

Если у больного тяжелое течение заболевания, то рекомендуются такие антидепрессанты, как Пиразидол, Амитриптилин, Азафен. Эти препараты используются только под контролем врачей.

Для успешности лечения обязательны позитивные изменения в семье подростка. Ребенка необходимо принимать таким, какой он есть, а свои ожидания оставить в прошлом. Важно поднимать подростку самооценку, развивать у него желание делиться своими чувствами и конструктивно воздействовать самостоятельно на ту или иную жизненную ситуацию.

Подростковая депрессия выражается не просто в плохом настроении. Эта проблема затрагивает многие аспекты жизни подростка.

Подростковая депрессия способна создать проблемы в школе и дома, спровоцировать наркоманию, вызвать отвращение к себе, а также привести к насилию и самоубийству. Поэтому родителям, учителям и ближайшему окружению необходимо быть внимательными, чтобы вовремя отреагировать на депрессивное состояние.

Что делать, когда у подростков депрессия? Важно расположить к себе подростка так, чтобы он был уверен, что вы окажите поддержку ему в любой ситуации. При этом не стоит задавать слишком много вопросов, следует оставаться деликатными и всегда готовыми выслушать без нравоучений. Поддержите ребенка в его печали, не критикуйте о бесполезности пребывания в таком состоянии.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии подростковой депрессии обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Проект «За здоровье»: врачи-психиатры и клинические психологи больницы провели школы здоровья в районах края

В рамках социального проекта «За здоровье» в 2018 -2019 годах специалистами Ставропольской краевой психиатрической больницы №1 реализуется «Региональная программа профилактики депрессии и расстройств памяти».

Специалисты больницы ежемесячно выезжают в районы края для проведения школ здоровья. Каждая мобильная бригада состоит из врача-психиатра и медицинского психолога. Участники школ в наглядной и доступной форме получают информацию, необходимую для оценки своего эмоционального состояния и психологического здоровья, проходят скрининговое психологическое тестирование, получают консультацию психиатра и психолога.

Cправка: проект начал работать на Ставрополье в прошлом году. Такая масштабная акция инициирована, с одной стороны, краевым Минздравом, с другой – Правительством региона. Суть проекта в том, что бригады медиков из краевой столицы выезжают в районы края, чтобы оказывать медицинскую помощь, рассказывать о профилактике заболеваний и правилах здорового образа жизни. А главное – проводить оперативную диагностику с целью выявить заболевание (или состояние, угрожающее здоровью) на как можно более раннем этапе. Для удобства местных жителей выезд медицинских бригад осуществляется в выходные дни, так те, кто желает получить высококвалифицированную медицинскую помощь, может посвятить целый день своему здоровью, не отвлекаясь на работу и дела. Причем один человек может сразу получить, например, консультацию кардиолога, онколога, гастроэнтеролога и психиатра. Опыт прошлого года показал, что жители края с большой радостью отреагировали на такую инициативу и у них есть ощутимая потребность в высококвалифицированной медицинской помощи. Особенно это актуально с точки зрения сохранения ментального здоровья: ведь у жителя села или поселка на периферии не всегда есть возможность доехать до участкового психиатра в районную поликлинику.

Продолжительность жизни людей с хроническими психическими заболеваниями сокращается на несколько лет

– Депрессия является серьезным заболеванием, которое резко снижает трудоспособность и приносит страдание как самому больному, так и его близким, – комментирует заместитель главного врача по психологической и социальной работе Светлана Швыдкая. – К сожалению, люди очень мало осведомлены о типичных проявлениях и последствиях депрессии, поэтому многим больным оказывается помощь, когда состояние принимает затяжной и тяжелый характер, а иногда – и вовсе не оказывается.

Во всех развитых странах службы здравоохранения озабочены сложившейся ситуацией и прикладывают усилия по пропаганде сведений о депрессии и способах ее лечения.

Депрессивные расстройства могут появиться в любом возрасте и у представителей любых социальных групп. К депрессии могут также привести и тяжелые психологические травмы, такие как смерть близкого человека, распад семьи, разрыв отношений. В некоторых случаях депрессия возникает без какой-либо очевидной причины. Депрессия может сопутствовать соматическим заболеваниям (сердечно-сосудистым, желудочно-кишечным, эндокринным и т.д.). В таких случаях она существенно утяжеляет течение и прогноз основного соматического заболевания. Однако при своевременном выявлении и лечении депрессии отмечается быстрое улучшение психического и физического самочувствия.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сравнивает депрессию с эпидемией, охватившей все человечество: согласно информационному бюллетеню N°369 за февраль 2017 г., от нее страдает более 300 миллионов человек.

С момента начала реализации программы состоялось 117 выездов мобильных медицинских бригад в районы Ставропольского края. Всего в школах здоровья приняли участие 5316 человек – все они прошли скрининговое психологическое тестирование, направленное на выявление уровня тревоги и депрессии (разработана методическая брошюра, включены психологические тесты: шкала депрессии Бека, госпитальная шкала тревоги и депрессии и др.). Психиатрами и психологами проконсультировано 1608 человек. При необходимости пациенты были записаны на прием к участковому врачу-психиатру по месту жительства и врачу-психиатру диспансерного отделения краевого медучреждения. По итогам выездов бригад заболевания выявили у 538 человек.

Депрессии и тревожные расстройства удваивают риск неблагоприятного исхода сопутствующего соматического заболеваний

Нам удалось поговорить с пациентом, для которого посещение школы здоровья стало поворотным моментом в жизни:

«До того как попасть на консультацию к психиатру, я всегда считал себя неудачником, не способным строить нормальные отношения с людьми, – рассказывает Александр. – У меня никогда не было стабильной работы и семьи. Мое настроение стихийно менялось: от периодов черной депрессии летом, до бурной активности – зимой и весной. Вместе с эмоциями стихийно менялась вся моя жизнь. Особенно невыносимо становилось летом – наваливалась безысходность, плохое настроение, родители раздражали, мы без конца ругались. Каждый год я расставался с очередной подругой, менял работы, пытался начать жизнь «с чистого листа». Но со временем всё повторялось. В неудачах я винил только свой плохой характер. Пытался меняться, контролировать деструктивное поведение – но безрезультатно. Ничего не получалось, становилось только хуже. А однажды знакомый сказал, что к нам приезжают специалисты из психиатрической больницы и будут бесплатно консультировать всех желающих. Уговорил пойти. И это стало поворотным событием в моей жизни! Тест показал, что у меня депрессия в запущенном состоянии, психиатр выписал направление в краевой диспансер. А доктор диспансера уже поставил точный диагноз – биполярное аффективное расстройство, которое развивалось у меня с подросткового возраста. Терапия была длительной, прошло больше 3 месяцев прежде чем я почувствовал улучшение. И сейчас я должен периодически принимать препараты и показываться психиатру. Зато я наконец понял, что многом виновата болезнь, а не мой характер. Теперь я точно знаю, что болезнь можно победить (хоть и в моем случае – не окончательно), по крайней мере, с болезнью можно справиться, если есть профессиональная помощь».

Психические расстройства удваивают риск острых сердечно-сосудистых заболеваний, а также в 2-4 раза повышают риск неблагоприятных исходов сердечно-сосудистых заболеваний

Проект «За здоровье» позволяет максимально широко охватить психопрофилактическими мероприятиями население Ставропольского края и повысить выявляемость психических заболеваний, в том числе – на самых ранних стадиях развития.

Симптомы, которые могут свидетельствовать о депрессии:

– необоснованное снижение настроения, подавленность в течение двух и более недель

– утрата прежних интересов, увлечений

– нарушения сна: бессонница ночью и повышенная сонливость днем

– гипертрофированное беспричинное чувство вины

Если вы выявили более двух симптомов у себя или у близкого человека, рекомендуем вам обратиться за консультацией во взрослый диспансер (8652) 99-17-81, или позвонить по номеру телефона доверия (8652) 99-17-86 (телефон работает круглосуточно, помощь оказывается анонимно)

 

Методический инструментарий по выявлению суицидального риска у несовершеннолетних

1.Тест-анкета для самооценки школьниками факторов риска ухудшения здоровья (методика Н.К. Смирнова)


Методика оценивает психологическое здоровье учащихся (распространенность астеноневротических, дискомфортных (дезадаптационных) состояний, уровни напряженности, тревожности, дистресса и другие показатели, отражающие сниженный уровень психологической адаптации учащихся). Тест состоит из 15 вопросов. Возраст тестирования 10-15 лет.


2. Опросник «Предварительная оценка состояния психического здоровья». Опросник позволяет дать первичную оценку состояния психического здоровья школьников. С его помощью можно охватить большое число учеников одновременно (групповое тестирование). Уже на первом этапе необходимо обратить особое внимание на подростков, имевших в прошлом попытки суицида. Опросник состоит из 26 утверждений. Возраст – подростковый.


3. Методика самооценки школьных ситуаций, разработана по принципу «Шкалы социально-ситуативной тревоги» О.Кондаша (1973). Методика предназначена для диагностики тревожности. Особенность шкал такого типа состоит в том, что в них человек оценивает не наличие или отсутствие у себя каких-либо переживаний, симптомов тревожности, а ситуацию с точки зрения того, насколько она может вызвать тревогу. Преимущество шкал такого типа заключается, во-первых, в том, что они позволяют выявить области действительности, объекты, являющиеся для школьника основными источниками тревоги, и, во-вторых, в меньшей степени, чем другие типы опросников, оказываются зависимыми от особенностей развития у учащихся интроспекции. Данная шкала выявляет такие виды тревожности, как школьная, самооценочная, межличностная. Методика состоит из 14 ситуаций, каждую из которых надо оценить по бальной шкале. Возраст – от 7 класса и старше.


4.Шкала тревоги Ч.Д.Спилбергера (State-TraitAnxietyInventory — STAI).


Шкала является информативным способом самооценки уровня тревожности в данный момент (реактивная тревожность, как состояние) и личностной тревожности (как устойчивая характеристика человека). Разработан Ч.Д.Спилбергером и адаптирован Ю.Л.Ханиным. Методика состоит из двух частей по 20 вопросов. Возраст – начиная со школьного возраста.


5. Шкала тревожности Р.Сирса. Методика предназначена для определения уровня тревожности у дошкольников и младших школьников. Оценку школьника по данной шкале в качестве эксперта проводит их учитель или знающий ученика психолог. Состоит из 14 вопросов.


6. Методика определения уровня депрессии (В.А. Жмуров). Методика выявляет депрессивное состояние (главным образом тоскливой или меланхолической депрессии). Она дает возможность установить тяжесть депрессивного состояния на данный момент. Методика состоит из 44 вопросов. Возраст – подростковый.


7. Шкала безнадежности (депрессии) А.Бека(англ. BeckHopelessnessInventory, сокр. BHI). Шкала является одним из чаще всего используемых опросников для прогнозирования суицида, который заполняется самостоятельно. Методика измеряет выраженность негативного отношения к субъективному будущему. Состоит из 20 утверждений. Возраст – подростковый и взрослый.


8.Тест «Ваши суицидальные наклонности» (З. Королёва). Рисуночная методика оценки суицидального риска. Тест помогает выявить уровень сформированности суицидальных намерений субъекта. Респонденту предлагается рисунок, который надо закончить карандашом. Возраст – от 11 до 15 лет.


9. Методика определения степени риска совершения суицида (И.А. Погодин). Предлагаемая методика может помочь педагогам-психологам в установлении степени риска совершения суицида людьми, оказавшимися в тяжелых жизненных ситуациях. Вместе с тем, ее могут использовать социальные педагоги для подтверждения своих выводов о людях, которые по своим поведенческим и другим признакам находятся в условиях жизненного кризиса или в предсуицидальномсостоянии. Основу методики составляет специальная карта, в которую включен 31 фактор риска суицида. Наличие и степень выраженности каждого из этих факторов необходимо установить у обследуемого индивида. Сбор информации осуществляется традиционными методами: наблюдение, индивидуальные беседы, изучение и анализ документов.


10. «Опросник суицидального риска» (модификация Т.Н. Разуваевой). Методика предназначена для экспресс-диагностики суицидального риска; выявления уровня сформированности суицидальных намерений с целью предупреждения серьезных попыток самоубийства. Возможно индивидуальное и групповое тестирование. По сравнению с другими одношкальными методиками так или иначе измеряющими уровень эмоциональной дезадаптации (опросники тревожности, нейротизма и др.), в этом опроснике имеет место попытка качественной квалификации симптоматики – выявления индивидуального стиля и содержания суицидальных намерений данного человека. Состоит из 29 утверждений. Возраст – 8-11 класс.


11. Тест выявления суицидального риска у детей (А.А. Кучер, В.П. Костюкевич). Тест предназначен для выявления аутоагрессивных тенденций и факторов, формирующих суицидальные намерения у учащихся. Внимание ребенка сосредотачивается на тесте, цель которого вуалируется как определение интеллектуальных способностей ребенка. Результаты диагностики позволяют выявить не только непосредственное наличие суицидального риска у испытуемого, но и дают информацию о других факторах как о стрессогенных проблемах, влияющих на состояние психологического комфорта подростка. Состоит из 85 некоторых высказываний, положительное отношение к которым говорит об отсутствии в мировоззрении подростка активных антисуицидальных позиций. Возраст – 5-11 класс.


12. Методика диагностики стресс-совладающего поведения (Д. Амирхан). Методика направлена на исследование базисных копинг-стратегий преодоления стресса. Состоит из 33 утверждений. Возраст – подростковый и выше.


13. Патохарактерологический опросник (А.Е.Личко). Опросник предназначен для определения в подростковом возрасте (14-18 лет) типов характера при психопатиях, психопатических развитиях, а также при акцентуациях характера, являющихся крайними вариантами нормы. Также опросник используется при дифференциальной диагностике демонстративных и истинных попыток самоубийства у подростков. В наборы включены фразы, отражающие отношение разных характерологических типов к ряду жизненных проблем, а также фразы индифферентные, не имеющие диагностического значения. Возраст – 14-18 лет.


14. Тест фрустрационной толерантности (С.Розенцвейга). Методика предназначена для исследования реакций на неудачу и способов выхода из ситуаций, препятствующих деятельности или удовлетворению потребностей личности. Материал теста состоит из серии рисунков, представляющих каждого из персонажей во фрустрационной ситуации. На каждом рисунке слева персонаж представлен во время произнесения слов, описывающих фрустрации другого индивида или его собственную. Персонаж справа имеет над собой пустой квадрат, в который должен вписать свой ответ, свои слова. Черты и мимика персонажей устранены из рисунка, чтобы способствовать идентификации этих черт (проективно). Состоит из 24 рисунков. Возраст – детский вариант (4-13 лет), взрослый (с 15 лет), в интервале возможно использование как детской, так и взрослой версии теста. При выборе детской или взрослой версии теста в работе с подростками необходимо ориентироваться на интеллектуальную и эмоциональную зрелость испытуемого.


15. Опросник агрессивности (Buss-DurkeyInventory) разработан А. Бассом и А. Дарки в 1957 г. и предназначен для диагностики агрессивных и враждебных реакций. Под агрессивностью понимается свойство личности, характеризующееся наличием деструктивных тенденций, в основном в области субъектно-объектных отношений. Враждебность понимается как реакция, развивающая негативные чувства и негативные оценки людей и событий. Опросник состоит из 75 утверждений. Методика предназначена для обследования испытуемых в возрасте от 14 лет и старше.


16. Метод цветовых выборов, адаптированный Л.Н.Собчик. Представляет собой адаптированный вариант цветового теста М.Люшера. Данный метод представляет собой глубинный метод исследования неосознаваемых переживаний, связанных как с ситуативно обусловленным состоянием, так и с базовыми индивидуально типологическими особенностями конкретного человека. Данная методика раскрывает ситуативную реакцию и состояние индивида, а также позволяет определить личностные особенности конкретного индивида в конкретной ситуации. Методика лаконична, как в предъявлении, так и в интерпретации; обладает способностью диагностировать наиболее непосредственные, неподвластные сознанию проявления индивидуально-личностных свойств. Состоит из 8 цветовых таблиц. Возраст – младший школьник и выше.


17. Метод незаконченных предложений С.И.  Подмазина. Методика относится к группе проективных тестов. Каждое из незаконченных предложений направлено на выявление отношений испытуемого к той или иной группе социальных или личностных интересов и пристрастий. Цель — исследование направленности личности учащегося, системы его отношений. Некоторые группы предложений касаются испытываемых человеком страхов и опасений, чувства вины, затрагивают взаимоотношения со сверстниками, родителями, собственные жизненные цели. Полученные психодиагностические данные помогут специалисту объективно оценить ситуацию и состояние подростка, определить степень риска и мотивы, выявить суицидальные и антисуицидальные факторы, а также подобрать эффективные стратегии коррекционной помощи и психологической поддержки. Состоит из 56 незаконченных предложений, условно поделенными на 7 тематических блоков (по 8 предложений в каждом блоке): отношение к учебе, отношение к школе, отношение к семье, отношение к сверстникам, отношение к самому себе, отношение к окружающим людям и отношение к своему будущему. Возраст – подростковый.


18. Шкала определения уровня депрессии, разработана В. Зунга и адаптирована Т.Н. Балашовой. Опросник, состоящий из 20 утверждений, разработан для дифференциальной диагностики депрессивных состояний и состояний, близких к депрессии, для скрининг-диагностики при массовых исследованиях. Методика поможет определить степень депрессии у ребенка и предупредить риск появления у него суицидального поведения. Полное тестирование с обработкой занимает 20–30минут.


(Инструктивно-методическое письмо «Особенности организации воспитательной и идеологической работы в учреждениях общего среднего образования в 2017/2018 учебном году». Приложение 5 ).


Суицидология_2_2012

%PDF-1.6 %
1 0 obj >/Metadata 2 0 R/Pages 3 0 R/StructTreeRoot 5 0 R/Type/Catalog>> endobj 2 0 obj >stream
2014-10-24T18:12:53+04:002014-10-24T18:12:53+04:002014-10-24T18:12:53+04:00Microsoft® Word 2010application/pdf

  • Суицидология_2_2012
  • М-центр
  • uuid:fdbee5dd-7bc8-4f26-a5d7-d86032bc9673uuid:a0afb02b-b8f6-48ac-90d5-337ff20b7dccMicrosoft® Word 2010


    endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 305 0 obj >209 0 R 210 0 R 211 0 R 212 0 R 213 0 R 214 0 R 215 0 R]/P 53 0 R/Pg 6 0 R/S/Link>> endobj 306 0 obj >222 0 R 223 0 R 224 0 R 225 0 R 226 0 R]/P 56 0 R/Pg 6 0 R/S/Link>> endobj 307 0 obj >233 0 R]/P 58 0 R/Pg 6 0 R/S/Link>> endobj 58 0 obj > endobj 6 0 obj >/MediaBox[0 0 595.+ª˓ίb`+snrQt

    Beck Youth Inventories ™ — второе издание для детей и подростков (BYI-II)

    Оцените своих клиентов от до 18 лет лет , обеспечивая уверенность в принятии клинических решений и помогая вам спланировать эффективное вмешательство.

    Beck Youth Inventories ™ — второе издание (BYI-II) для детей и подростков предназначены для детей и подростков в возрасте от 7 до 18 лет .

    Пять обзоров самоотчетов можно использовать по отдельности или в комбинации для оценки симптомов депрессии, тревоги, гнева, деструктивного поведения и самооценки.

    Руководство по использованию BYI-II в вашем Telepractice

    Опция цифровой оценки и отчетности доступна на Q-global®

    Пять инвентаризаций

    Beck Youth Inventories ™ — второе издание используют те же принципы, что и широко используемые шкалы Бека для оценки депрессии, тревожности, безнадежности и суицидальных представлений.

    Каждый список содержит 20 утверждений о мыслях, чувствах и поведении, связанных с эмоциональными и социальными нарушениями в молодости.Дети и подростки описывают, как часто утверждение было верным для них.

    Инструменты измеряют эмоциональные и социальные нарушения в пяти конкретных областях:

    • Опись депрессии Бека для молодежи:
      В соответствии с критериями депрессии, изложенными в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств — четвертое издание» (DSM-IV), этот перечень позволяет на раннем этапе идентифицировать симптомы депрессии. Он включает в себя вопросы, связанные с негативными мыслями ребенка или подростка о себе, жизни и будущем, чувством печали и вины и нарушением сна.
    • Опись тревоги Бека для молодежи:
      Отражает особые опасения детей и подростков по поводу школьной успеваемости, будущего, негативных реакций окружающих, страхов, включая потерю контроля, и физиологических симптомов, связанных с тревогой.
    • Beck Anger Inventory for Youth:
      Оценивает мысли ребенка или подростка о несправедливом обращении со стороны других, чувства гнева и ненависти.
    • Опись подрывного поведения молодежи Бека:
      Определяет мысли и поведение, связанные с расстройством поведения и оппозиционно-вызывающим поведением.
    • Инвентарь самооценки Бека для молодежи:
      Используется для познания компетентности, потенции и позитивной самооценки.

    BYI-II Устраняет разрыв между инвентаризацией депрессии Бека для взрослых и BYI.

    BYI –II Вам поможет:

    Экономьте время с помощью кратких инструментов проверки для привратников.

    • Следите за учащимися с течением времени на одной и той же группе интегрированных инструментов.
    • Оцените подростков с особыми потребностями и низким уровнем чтения.
    • Выявить детей с ограниченными возможностями для направления в более обширные службы оценки.
    • Определите потенциальную уязвимость для хулиганов / преследований.
    • Администрирование индивидуально или в группе.
    • Сравнить BYI-II Профили подростков с BYI-II Профили клинико-диагностических групп.
    • Изучите силу BYI-II Self Concept меры по отношению к силе симптомов при планировании вмешательств.
    • Отслеживайте реакцию на вмешательства.
    • Согласуйте свою оценку с критериями DSM-IV.

    —————————————

    Q-global® — Наша веб-система для оценки и отчетности по управлению бумажными документами

    Q-global® — это наша безопасная и доступная веб-платформа для администрирования тестов, оценки и отчетности. Он является золотым стандартом в области инструментов оценки и доступен с любого компьютера, подключенного к Интернету. Q-global помогает быстро и эффективно систематизировать информацию об экзаменующихся, выставлять оценки и составлять точные исчерпывающие отчеты.

    Подробнее о -Q-global

    Обратите внимание, что подписка BYI-II на QGlobal не включает экранное администрирование.

    Шкала подростковой депрессии Катчера — 11 пунктов (KADS-11)

    Представленная здесь версия из 11 пунктов шкалы KADS оптимизирована для мониторинга результатов у подростков (12-17 лет), получающих лечение от большого депрессивного расстройства. Его вопросы сформулированы с использованием стандартной и разговорной терминологии, а ответы оцениваются по простой 4-балльной шкале.

    За последнюю неделю , как вы были «в среднем» или «обычно» по следующим вопросам:

    1. Плохое настроение, грусть, чувство подавленности или подавленности, депрессия, просто не беспокойтесь.
    2. Раздражительна, легко выходит из себя, злится, теряет самообладание.
    3. Проблемы со сном — отличные от ваших обычных (за годы до того, как вы заболели): проблемы с засыпанием, лежание без сна в постели.
    4. Ощущение снижения интереса к: тусовкам с друзьями; быть со своим лучшим другом; быть со своим парнем / девушкой; выходить из дома; выполнение школьных заданий или работы; заниматься хобби, спортом или отдыхать.
    5. Чувство никчемности, безнадежности, разочарование в людях, плохое самочувствие.
    6. Чувство усталости, утомляемости, упадка сил, отсутствие мотивации, необходимость подталкивать, чтобы сделать что-то, хочется отдыхать или много лежать.
    7. Проблемы с концентрацией, не можете сосредоточиться на учебе или работе, мечтаете, когда вам нужно работать, трудно сосредоточиться при чтении, вам «скучно» на работе или учебе.
    8. Ощущение, что жизнь не очень веселая, плохое самочувствие, когда обычно (до болезни) было бы хорошо, не получение такого удовольствия от забавных вещей, как обычно (до болезни).
    9. Чувство беспокойства, нервозности, паники, напряжения, возбуждения, беспокойства.
    10. Физические ощущения беспокойства, такие как: головные боли, бабочки, тошнота, покалывание, беспокойство, диарея, дрожь или тремор.
    11. Мысли, планы или действия по поводу самоубийства или членовредительства.
    Источники
    1. Сара J Brooks, Стэнли P Krulewicz, Stan Kutcher. Шкала подростковой депрессии Катчера: оценка ее оценочных свойств в течение 8-недельного исследования педиатрической фармакотерапии.13 (3): J Детский подростковый психофармакол 337-49 ().
    2. Сара J Брукс, Стэн Катчер. Диагностика и измерение тревожного расстройства у подростков: обзор широко используемых инструментов. 13 (3): J Детский подростковый психофармакол 351-400 ().
    3. Джон C LeBlanc, Энтони Альмудевар, Сара J Brooks, Стэн Катчер. Скрининг подростковой депрессии: сравнение шкалы подростковой депрессии Катчера с перечнем депрессии Бека.12 (2): J Детский подростковый психофармакол 113-26 ().

    Сравнение шкалы подростковой депрессии Катчера с описанием депрессии Бека

    Американская психиатрическая ассоциация: Диагностика и статистика —

    Tical Manual of Mental Disorders, 3 ed., Rev. (DSM-

    III-R) Вашингтон (округ Колумбия), Американская психиатрическая ассоциация

    , 1987.

    Американская психиатрическая ассоциация: диагностическая и статистическая

    Руководство по психическим расстройствам, 4-е изд.(DSM-IV). Стирка —

    тонны (округ Колумбия), Американская психиатрическая ассоциация, 1994.

    Аморим П., Лекрубье Й., Вейлер Э., Хергета Т., Шихан

    D: DSM-III-R психотические расстройства: процессуальная валидность

    Mini International Нейропсихиатрическое интервью

    (MINI): Соответствие и причины несоответствия с

    MIDI. Eur Psychiatry 13: 26–34, 1998.

    Angold A, Costello EJ, Messer SC, Pickles A, Winder F,

    Silver D: Разработка короткого вопросника для использования

    в эпидемиологических исследованиях депрессии у детей-

    детей и подростков.Int J Methods Psychiatr Res

    5: 237–249, 1995a.

    Ангольд А., Прендергаст М., Кокс А., Харрингтон Р., Симонов

    Е, Раттер М.: Психиатрическое обследование детей и подростков

    (CAPA). Psychol Med 25: 739–753, 1995b.

    Beck AT, Ward C, Mendelson M, Mock J, Erbaugh J: Опросник

    для депрессии. Arch Gen Psychiatry

    4: 561–571, ​​1961.

    Birleson P: Действительность депрессивного расстройства у детей —

    и разработка шкалы самооценки: отчет о поиске re-

    .J Child Psychol Psychiatry 22: 73–88, 1981.

    Brooks SJ, Kutcher S: Диагностика и измерение

    подростковой депрессии

    : обзор обычно используемых инструментов. J Child Adolesc Psychopharmacol

    11: 341–376, 2001.

    Костелло Э. Дж., Ангольд А: Весы для оценки депрессии у детей и подростков

    центов: Контрольные списки, экраны и сети. J Am

    Acad Child Adolesc Psychiatry 27: 726–737, 1988.

    Костелло Э. Дж., Бенджамин Р., Ангольд А., Сильвер D: Различное настроение

    Способности подростков: исследование депрессивных, неде-

    нажатых и коморбидные пациенты.J Affect Disord

    23: 199–212, 1991.

    Cronbach LJ: Коэффициент альфа и внутренняя структура

    тестов. Psychometrika 16: 297–334, 1951.

    Doerfler LA, Felner RD, Rowlinson RT, Evans E, Raley

    PA: Депрессия у детей и подростков: ком-

    паративный анализ полезности и конструктивная валидность

    из две меры оценки. J Консультируйтесь с Clin Psychol

    56: 769–772, 1988.

    Endicott J, Spitzer R: Диагностическое интервью: график

    для аффективных расстройств и шизофрении.Arch Gen

    Psychiatry 35: 837–844, 1978.

    Faulstich ME, Carey MP, Ruggiero L, Enyart P, Gresham

    F: Оценка депрессии у детей и подростков —

    cence: Оценка Центра Эпидемиологические исследования —

    Шкала депрессии для детей (CES-DC).

    Am J Psychiatry 143: 1024–1027, 1986.

    Fundudis T, Berney T, Kolvin I, Famuyiwa OO, Barrett L,

    Bhate S, Tyrer SP: надежность и валидность двух шкал самооценки —

    в оценка детской депрессии

    с.Br J Psychiatry 11 (Suppl): 36–40, 1991.

    Garrison CZ, Addy CL, Jackson KL, MeKeown RE,

    Waller JL: CES-D как средство диагностики депрессии и

    других психических расстройств у подростков . J Am Acad

    Child Psychiatry 30: 636–641, 1991.

    Gotlib H: Депрессия и общая психопатология у

    студентов университетов. J Abnorm Psychol 93: 19–30, 1984.

    Hamilton LC: методы начальной загрузки. В: Регрессия с графикой

    .Пасифик Гроув (Калифорния), Brooks / Cole

    Publishing, 1992, стр 313–326.

    Гамильтон М: шкала оценки депрессии. J Neurol Neu-

    rosurg Psychiatry 23: 56–62, 1960.

    Hanley JA, McNeil BL: Значение и использование области

    под кривой рабочей характеристики приемника (ROC).

    Радиология 143: 29–36, 1982.

    Хендерсон А.Р.: Оценка точности теста и его клиническое соответствие

    последовательности: Праймер для анализа рабочих характеристик приемника

    анализ тиковой кривой.Ann Clin Biochem 30: 521–539, 1993.

    Ковач М.: Опросник детской депрессии. Норт

    Тонаванда (Нью-Йорк), Системы психического здоровья, 1992.

    Катчер С., Мартон П.: Полезность больницы депрессии Бека

    с психиатрическими расстройствами подростка

    амбулаторно. Can J Psychiatry 34: 107–109, 1989.

    LeBlanc JC, Morehouse R, Rajda M, Kutcher S, Hayden

    D, Thompson S, Rusak B. Распространенность задержки сна

    Фазовый синдром у подростков: Школа- По материалам Sur-

    vey [аннотация].Сан-Франциско, Общество педиатрических исследований —

    search, май 1999.

    Lecrubier Y, Sheehan DV, Weiller E, Amorim P, Bonora I,

    Harnett Sheehan K, Janavs J, Dunbar GC: The Mini In-

    международное нейропсихиатрическое интервью (MINI): короткое диагностическое структурированное интервью

    : надежность и достоверность

    согласно CIDI. Eur Psychiatry 12: 224–231, 1997.

    Макколи Э., Митчелл Дж. Р., Берк П., Мосс С.: Когнитивный ат-

    дань депрессии у детей и подростков.J

    Проконсультируйтесь с Clin Psychol 56: 903–908, 1988.

    Metz CE: Основные принципы анализа ROC. Semin Nucl

    Med 8: 283–298, 1978,

    Radloff LS: шкала CES-D: шкала самооценки депрессии

    для исследований среди населения в целом. Applied Psy-

    chological Measurement 1: 385-401, 1977.

    Рейнольдс В.М., Коутс К.И.: Сравнение когнитивно-поведенческой терапии и релаксационного тренинга для лечения депрессии у подростков

    .J Consult Clin

    Psychol 54: 653–660, 1986.

    Reynolds WM: Reynolds Adolescent Depression Scale

    Professional Manual. Одесса (Флорида), Psychological

    Assessment Resources, 1987.

    Reynolds WM: Оценка депрессии у детей и

    подростков с помощью опросников самооценки. В: Hand-

    книга депрессии у детей и подростков.

    Под редакцией Рейнольдса В., Джонстона Х. Нью-Йорк,

    Plenum Press, 1994, стр. 209–234.

    Робертс Р.Э., Вернон С.В., Роудс Х.М.: Влияние языка и этнического статуса на надежность и достоверность

    Центр эпидемиологических исследований — Депрессия

    Шкала с психиатрическими пациентами. J Nerv Ment Dis 177:

    581–592, 1989.

    Roberts RE, Lewinsohn PM, Seeley JR: Скрининг на

    подростковой депрессии: Сравнение шкал депрессии

    . J Am Acad Детская подростковая психиатрия

    30: 58–66, 1991.

    Шаффер Д., Фишер П., Лукас С.П., Дулкан М.К., Шваб-Стоун

    M: Расписание диагностического интервью NIHM для детей

    Версия IV (NIMH DISC-IV): Описание, различия

    ШКАЛА ПОДРОСТКОВ КУЧЕРА 123

    Опросник депрессии Бека для скрининга депрессии у подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами — Университет Джона Хопкинса

    TY — JOUR

    T1 — Опросник депрессии Бека для скрининга депрессии у подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами

    AU — Subramaniam, Geetha

    Harrell, AU —

    AU — Huntley, Edward

    AU — Tracy, Melinda

    PY — 2009/7

    Y1 — 2009/7

    N2 — Сопутствующее большое депрессивное расстройство (MDD) у подростков с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ (SUD) был связан с плохими результатами лечения.Использование проверенных экранов депрессии у подростков с SUD может улучшить выявление депрессии. В этом исследовании мы оценили диагностическую эффективность Опросника депрессии Бека (BDI) в выявлении БДР по оценке психиатров, проводивших диагностическое интервью для детей и подростков, а также его факторную структуру, внутреннюю согласованность и дискриминантную валидность в клинической выборке подростки с SUD (n = 145). Результаты показывают, что баллы BDI от 12 и выше имели наиболее оптимальную чувствительность (73%), тогда как баллы BDI от 17 и выше — наиболее оптимальную специфичность (75%).Пять факторов составили примерно 56% дисперсии. В целом, внутренняя согласованность была высокой, и BDI адекватно отличил MDD от случаев, не связанных с MDD. Результаты подтверждают использование BDI в качестве скрининга MDD с психометрическими характеристиками от умеренных до высоких в выборке подростков с SUD.

    AB — Сопутствующее большое депрессивное расстройство (MDD) у подростков с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ (SUD), было связано с плохими результатами лечения. Использование проверенных экранов депрессии у подростков с SUD может улучшить выявление депрессии.В этом исследовании мы оценили диагностическую эффективность Опросника депрессии Бека (BDI) в выявлении БДР по оценке психиатров, проводивших диагностическое интервью для детей и подростков, а также его факторную структуру, внутреннюю согласованность и дискриминантную валидность в клинической выборке подростки с SUD (n = 145). Результаты показывают, что баллы BDI от 12 и выше имели наиболее оптимальную чувствительность (73%), тогда как баллы BDI от 17 и выше — наиболее оптимальную специфичность (75%).Пять факторов составили примерно 56% дисперсии. В целом, внутренняя согласованность была высокой, и BDI адекватно отличил MDD от случаев, не связанных с MDD. Результаты подтверждают использование BDI в качестве скрининга MDD с психометрическими характеристиками от умеренных до высоких в выборке подростков с SUD.

    KW — Подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами

    KW — Скрининг депрессии

    KW — Депрессивные симптомы

    UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=67349281936&partnerID=8YFLogxK

    — http:

    UR // www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=67349281936&partnerID=8YFLogxK

    U2 — 10.1016 / j.jsat.2008.09.008

    DO — 10.1016 / j.jsat.2008.09.008

    M3 — Артикул

    C2 19339144

    AN — SCOPUS: 67349281936

    VL — 37

    SP — 25

    EP — 31

    JO — Журнал лечения злоупотребления психоактивными веществами

    JF — Журнал лечения злоупотребления психоактивными веществами

    72 SN 9-0740-5000 IS — 1

    ER —

    Компульсивные упражнения: связи, риски и проблемы, с которыми приходится сталкиваться

    Миа Бек Лихтенштейн, 1 Сесили Юул Хинце, 2 Болетт Эмборг, 3 Фрея Томсен, 2 Хемминг Досенга 4

    1 Кафедра психологии, факультет медицинских наук, Университет Южной Дании, 2 Исследовательское подразделение телепсихиатрии и электронного психического здоровья, Службы психического здоровья в регионе Южной Дании, Оде nse, 3 Департамент общественного здравоохранения, Орхусский университет, Орхус, 4 Исследовательское подразделение, Детская и подростковая психиатрия, Служба психического здоровья в регионе Южной Дании, Оденсе, Дания

    Резюме: Компульсивные упражнения — это состояние описывается с 1970-х гг.Для него характерно тяга к физическим тренировкам, что приводит к неконтролируемому чрезмерному физическому поведению с пагубными последствиями, такими как травмы и нарушение социальных отношений. Он не был признан психическим расстройством ни в Международной классификации болезней, ни в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам . Цель этого обзора литературы состояла в том, чтобы критически изучить исследования связей (коморбидность), рисков (негативные последствия) и проблем (проблемы в контексте лечения).Этот обзор показал, что компульсивные упражнения связаны с патологией пищевого расстройства, перфекционизмом, невротизмом, нарциссизмом и обсессивно-компульсивными чертами. Наиболее заметными негативными последствиями были травмы, социальные нарушения и депрессия, но необходимы дополнительные исследования, чтобы выявить потенциальную дисфункцию, возникающую в результате компульсивных упражнений. Поскольку это состояние не признается психическим расстройством, исследования лечебных вмешательств немногочисленны. Сообщалось о проблемах с соблюдением требований; поэтому мотивационное интервью было предложено в качестве лечебного подхода в сочетании с когнитивно-поведенческой терапией.В этом обзоре суммируются и обсуждаются выводы о связях / сопутствующих заболеваниях, рисках / негативных последствиях и проблемах лечения. Мы предлагаем, чтобы в будущих исследованиях уделялось внимание как профилактике, так и консультированию в спортивных условиях, где появляются компульсивные упражнения, поскольку это состояние может быть связано с пагубными последствиями.

    Ключевые слова: физическая зависимость, измерение, коморбидность, негативные последствия, лечение

    Введение

    У меня мозг наркомана, и когда дело дошло до бега, думаю, я немного увлекся.Я стал [….] Хомяком. Семнадцать миль в день на беговой дорожке … Я начал получать ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство) по поводу калорий, стараясь сжигать 2000 каждый день. Эминем, Мужское здоровье. 1

    В конце концов я опустился примерно до 149 фунтов. Я подбежал к точке, где начал травмироваться. Постоянные толчки от бега начали разрывать мои сгибатели бедра … Думаю, я довольно компульсивная тренировка. Эминем, Мужское здоровье. 1

    «Компульсивные упражнения» или «зависимость от упражнений» описываются с 1970-х годов, причем Уильям Глассер был первым, кто сообщил о пристрастии к бегу. 2 Он предположил, что у бегунов развивается положительная зависимость из-за положительных психологических эффектов (например, радости и удовольствия). На основе отчета Глассера Кармак и Мартенс разработали шкалу для измерения приверженности к бегу и пришли к выводу, что бег может привести к положительным психологическим состояниям. 3

    В том же году Морган задался вопросом, всегда ли пристрастие к бегу было положительным. 4 В 1982 году Хейли и Бейли первыми измерили отрицательную зависимость у бегунов. 5 С тех пор все больше исследований подтверждают, что упражнения и спорт могут быть доведены до крайности, с вредными последствиями, синтезируемыми в виде травм, ухудшения здоровья и нарушения межличностных отношений. 6 Впоследствии это было описано как компульсивное или вызывающее привыкание поведение, имеющее «связь» с пищевыми и аффективными расстройствами, с «рисками» с точки зрения продолжения, несмотря на негативные последствия (например, травмы), и «проблемы», связанные с соматическое и психологическое лечение.

    Обсуждается, появляется ли компульсивное упражнение только как вторичное состояние по сравнению с расстройствами пищевого поведения, но были продемонстрированы доказательства этого синдрома как основного состояния, и его следует рассматривать как серьезное психологическое заболевание, поскольку нарушается психосоциальное функционирование. 7 Это обсуждение будет рассмотрено в текущем обзоре.

    Определение и теоретические основы

    Терминология этого явления варьировалась, включая «компульсивные упражнения», «зависимость от упражнений», «зависимость от упражнений» и «зависимость от бега». 8–13 Было высказано предположение, что термин «физическая зависимость» лучше всего описывает это состояние, поскольку оно содержит как элементы принуждения, так и зависимости. 14 В этом обзоре термины «компульсивные упражнения» и «зависимость от упражнений» используются как синонимы, поскольку мы обращаемся как к компульсивной, так и к аддиктивной природе синдрома.

    Компульсивные упражнения не позиционируются как психическое расстройство в диагностических руководствах ни в Европе, ни в Международной классификации болезней (МКБ-10), ни в США, ни в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5). 15,16 Однако в 1987 году Вил предложил диагностические критерии, основанные на симптомах алкогольной зависимости. 17 Хаузенблас и Даунс также построили свое исследование на Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам IV (DSM-IV), которое диагностировало зависимость от психоактивных веществ, и определили зависимость от физических упражнений как: «многомерный, неадаптивный режим упражнений, ведущий к клинически значимое нарушение или дистресс ». 11

    Это понимание, основанное на диагностике, позже было заменено теориями поведенческих зависимостей.Браун разработал модель, содержащую шесть общих характеристик, эквивалентных всем видам аддиктивного поведения. 18,19 Применяемые к компульсивным схемам упражнений, шесть критериев заключаются в следующем: значимость — упражнение становится самым важным в жизни. Конфликт — это конфликты между зависимым человеком и его окружением. Эйфория — субъективное переживание «кайфа» или «кайфа». Толерантность — для достижения психологического эффекта необходимо увеличивать количество упражнений.Абстинентный синдром — неприятные ощущения, например раздражительность при уменьшении нагрузки. Рецидив — возврат к более ранним, экстремальным схемам упражнений при попытке сократить их.

    Измерительные компульсивные упражнения

    До сих пор нет единого мнения о том, как идентифицировать и классифицировать это явление. Количество еженедельных упражнений не является показателем компульсивных паттернов, поскольку в определении говорится, что важен физический, психологический и социальный вред, причиняемый упражнениями.Были разработаны различные анкеты для измерения отрицательного отношения к упражнениям и убеждений.

    Шкала отрицательной зависимости (NAS) была первой, кто измерил отрицательное поведение при беге. 5 Анкета фокусируется на «негативных» психологических аспектах зависимости с использованием шкалы из 14 пунктов. Высокие значения связаны с более высоким уровнем негативных симптомов зависимости.

    Обязательная анкета для упражнений (OEQ) была разработана Томпсоном и Пашманом для охвата диапазона упражнений и состоит из 21 пункта. 20 OEQ был изменен на основе Обязательного бегового вопросника Блюменталя и др. И направлен на изучение вторичной зависимости, чтобы отобразить основную взаимосвязь между поведением при выполнении упражнений и зависимостью, а также определить последствия зависимости от физических упражнений. 21

    Шкала зависимости от бега (RAS) была разработана для измерения отрицательной зависимости от бега. 22 Он состоит из 11 вопросов, ответы на которые даются с использованием 5-балльной шкалы Лайкерта в диапазоне от полностью согласен до категорически не согласен.Исследования, подтверждающие РАН, обнаружили хорошие психометрические свойства. 22,23

    Огден и др. Разработали Опросник зависимости от упражнений (EDQ). 24 В нем 29 пунктов, которые оцениваются по 7-балльной шкале Лайкерта от 1 (категорически не согласен) до 7 (полностью согласен) с пороговым значением ≥116. Он был разработан для измерения зависимости от упражнений, относящейся ко всем формам упражнений, путем оценки мотивации к тренировкам, стремления к хорошему здоровью, потребности в контроле и проблемного поведения при упражнениях.Анкета использовалась в нескольких исследованиях, например, в исследовании Bamber et al. 25

    Опросник для представлений о физических упражнениях (EBQ) — это шкала из 21 пункта, разработанная Лумидисом и Уэллсом для измерения дезадаптивных убеждений о последствиях бездействия. 26 Он был разработан с участием тех, кто занимается различными видами деятельности. Хаузенблас и Даунс разработали шкалу зависимости от упражнений (EDS) из 21 пункта, основанную на семи диагностических критериях алкогольной зависимости (например, толерантность и постоянство). 11 EDS широко используется в различных тренировочных центрах: в испанских спортивных центрах для людей в возрасте от 16 до 60 лет, в шведских студентах колледжей, в местных спортивных залах Португалии и в частных фитнес-центрах в Греции. 27–29

    Перечень зависимостей от физических упражнений (EAI) был разработан Терри и др. И состоит из шести пунктов, связанных с теоретическими концепциями поведенческой зависимости Брауна. 13,19 Пункты оцениваются по 5-балльной шкале Лайкерта с пороговым значением ≤24 для «риска зависимости».Он показал хорошие психометрические свойства в межкультурном плане. 30

    Вышеупомянутые инструменты оценки имеют различные преимущества и ограничения. Некоторые измеряют только один вид спорта, например, бег (NAS и RAS), тогда как другие измеряют «физические упражнения в целом» (EDS и EAI). Один основан на диагностических руководствах (EDS), а другой — на теории зависимости (EAI). У некоторых есть пороговые значения для «риска зависимости» (EAI и EDQ), а у других — нет (EDS и EBQ).

    Клиническое собеседование предлагается в качестве дополнения для проверки ложноположительных результатов (спортсмены, набравшие в анкетах выше порогового значения, но без каких-либо проблем), истинных положительных результатов (спортсменов, набравших больше пороговых значений, а также сообщающих о нарушениях), а также ложноотрицательных результатов ( спортсмены, набравшие баллы ниже порогового значения, но испытывающие ухудшение в результате компульсивных упражнений) и истинно отрицательные (спортсмены, имеющие баллы ниже порогового значения и не сообщающие о компульсивных упражнениях или каких-либо проблемах, связанных с режимами упражнений).

    Распространенность первичных компульсивных упражнений

    Показатели распространенности компульсивных / вызывающих привыкание упражнений различаются в зависимости от инструментов скрининга и спортивных выборок. Исследования показали, что зависимость распространенности от физических упражнений колеблется от 3% до 5–7%, 9%, 17%, 20%, 30%, 34% и до 42%. 13,19,28,29,31–38 По оценке Mónok et al, доля распространенности среди взрослого населения в целом составляет 0,5%. 39

    Несогласованность в измерениях, определениях и спортивных выборках (например, от бегунов, студентов, пользователей фитнес-зала) затрудняет выявление степени и серьезности синдрома.Кроме того, гендерные и культурные различия могут повлиять на оценки доли распространенности во всем мире. 30

    Контекстуальные компульсивные упражнения

    Общество влияет на то, что мы делаем как личности. Это также происходит, когда люди тренируются и когда они слишком много тренируются. 40 Согласно исследованию, проведенному в Великобритании, 14% населения посещают тренажерный зал. 41 Культура фитнеса началась с мужского бодибилдинга. Фитнес и бодибилдинг были не для всех.Постепенно увеличиваясь с 1980-х, эта культура коммерциализировалась, так что фитнес-участник стал нормой. Коммерциализация заставляет людей привыкать к тому, что их друзья или соседи занимаются спортом. Физические упражнения теперь являются как личным, так и социальным делом, так как человек может быть частью фитнес-сообщества, посещая тренажерный зал, но имеет право заниматься спортом так, как он / она хочет. 42 Фитнес-мероприятия по всему миру, например, разработанные фитнес-организацией Les Mills, способствуют созданию ощущения принадлежности к большой фитнес-группе в обществе, занимающемся физическими упражнениями.Такие занятия также могут способствовать формированию глобального образа тела и режима тренировок, поскольку они побуждают людей выполнять определенные упражнения для достижения определенной (идеальной) формы тела. 43

    Расширенная культура фитнеса может контекстуализировать растущий интерес и появление компульсивных упражнений и может способствовать пониманию того, почему компульсивные упражнения вообще существуют. Когда у нас, как у индивидуумов, есть эволюционное стремление принадлежать к группе, и группа тренируется, тогда индивиды тренируются.Общество, занимающееся физическими упражнениями, привносит в жизнь тех, кто занимается физическими упражнениями, образ тела, хорошее самочувствие, достижения и соревнования. 44 Для некоторых людей это может быть способом принадлежать и способом показать, что они имеют значение. Физиогномическое допущение об образе тела состоит в том, что то, как человек выглядит, отражает то, как он есть. 45,46 В этом контексте становится важным вопрос, как вы выглядите и как вы представляете себя другим. Таким образом, может быть трудно остановить компульсивную схему упражнений, потому что сокращение упражнений означает сокращение себя, своих целей для своего тела и, следовательно, впечатления, которое вы оставляете на других.Фезерстоун утверждает, что это чрезмерно упрощенный способ понимания образа тела, и утверждает, что аффект — это большая часть образа и внешнего вида тела. Аффективный образ тела — это небольшие тонкие сигналы, которые мы воспринимаем от других: то, как они стоят, как они улыбаются и как они разговаривают. Так что даже если у нас есть «идеальное тело», этого недостаточно, потому что внешний вид — это больше, чем внешний вид. Это добавляет еще одно измерение к пониманию компульсивных упражнений, потому что это не просто вопрос идеального тела; это вопрос того, чтобы делать правильные вещи в дополнение к идеальному телу.Если у человека идеальное тело, но это совершенство не соответствует тому, как он себя чувствует, это может объяснить, почему люди, занимающиеся компульсивными упражнениями, пытаются избавиться от негативных эмоций — опыт «кайфа», упомянутый ранее.

    Таким образом, кажется, что общество играет важную роль в понимании возникновения и сохранения компульсивных упражнений, поскольку общество может заставить человека стремиться к идеальному телу или идеальному «я». Сокращение количества упражнений может привести к исключению из общества, меньшему совершенству внешнего вида и, как следствие, меньшему количеству положительных эмоций и самооценки.

    Цели исследования

    Целью данной статьи был критический обзор литературы, посвященной принуждению / зависимости от первичных физических упражнений. Целью этого обзора литературы было интерпретировать и обобщить опубликованные работы в области компульсивных и чрезмерных физических упражнений в соответствии со связями (коморбидные расстройства), рисками (негативные последствия) и проблемами (в контексте лечения). Цель заключалась в том, чтобы составить обзор существующих знаний, а также их отсутствия, которые можно было бы использовать в будущих исследованиях и клинических вмешательствах.

    Предыдущие обзоры на эту тему составлены почти 20 лет назад и касаются других важных аспектов зависимости от физических упражнений: определения и меры, этиологические аспекты, биологические причины и / или триггеры, а также методологические ограничения. 7,10,12,14,47–53 Один обзор был сделан на испанском языке и не был переведен на английский. 54 Обзоры, которые также содержали информацию о текущих целях, были включены в этот обзор литературы.

    Методы

    Наш поиск литературы проводился в базах данных PubMed, PsycINFO и Scopus с августа по октябрь 2016 г.При поиске состояния мы использовали следующие термины: «компульсивные упражнения, физическая зависимость, физическая зависимость, чрезмерные упражнения» в сочетании с использованием И / ИЛИ «определение, меры, распространенность, коморбидность, расстройство пищевого поведения, депрессия, тревога, личность, мышечная дисморфия, нервная орторексия, боль, травма, болезнь, социальная изоляция, стресс, беспокойство, вмешательство, лечение ».

    Кроме того, был выполнен ручной поиск ссылок, цитируемых в избранных статьях.Мы стремились включить академические рецензируемые статьи из индексируемых журналов, касающиеся как количественных, так и качественных исследований упражнений. Поиск данных не был ограничен по времени, так как самые старые работы по этой теме относятся к 1970-м годам.

    Ссылки: коморбидность и личностные качества

    В этом разделе обсуждаются наиболее известные и исследованные сопутствующие заболевания / синдромы, связанные с компульсивными упражнениями: расстройства пищевого поведения, мышечная дисморфия, обсессивно-компульсивное расстройство, специфические черты личности и другие зависимости.

    Расстройства пищевого поведения

    Большая часть литературы о чрезмерных физических нагрузках сосредоточена на связи между расстройствами пищевого поведения и зависимостью от физических упражнений. Например, в обзоре литературы, проведенном Demetrovics и Kurimay, сделан вывод о том, что зависимость от физических упражнений и расстройства пищевого поведения имеют много общих симптомов, и что зависимость от физических упражнений имеет высокую коморбидность с расстройствами пищевого поведения. 55 Ссылка кажется наиболее подробно описанной ссылкой в ​​литературе по зависимости от физических упражнений, вероятно, потому, что она встречается чаще всего.На самом деле компульсивные упражнения так часто существуют вместе с расстройствами пищевого поведения, что исследователи предположили, что они вообще не могут существовать независимо друг от друга. Некоторые утверждали, что зависимость от физических упражнений всегда вторична по отношению к расстройству пищевого поведения и что первичной зависимости от физических упражнений не существует. 56 Также кажется, что ~ 39–48% людей с расстройствами пищевого поведения занимаются компульсивными упражнениями, что указывает на их общее совпадение. 57 Гранди и др. Пришли к выводу, что у лиц, занимающихся первичным компульсивным упражнением, особенно у женщин, чаще, чем у контрольной группы, наблюдались дисфункциональные модели питания, измеренные с помощью опросника расстройств пищевого поведения II (EDI-II). 58 Связь между стремлением к худобе / мускулистости, компульсивными упражнениями и неудовлетворенностью телом также была обнаружена в исследовании, посвященном блоггерам женского пола. 59 Это указывает на то, что симптомы расстройства пищевого поведения и компульсивные упражнения по крайней мере имеют некоторые общие характеристики и, таким образом, могут быть частью одного и того же основного синдрома. Дэвис и Кларидж также обнаружили, что пациенты с расстройствами пищевого поведения имеют высокие баллы по шкале зависимости, что указывает либо на то, что расстройства пищевого поведения могут рассматриваться как зависимости, такие как компульсивные упражнения, либо на то, что зависимости имеют высокую сопутствующую патологию с расстройствами пищевого поведения. 60 Кроме того, они обнаружили, что аддиктивные и обсессивно-компульсивные черты были связаны с озабоченностью своим весом и чрезмерными упражнениями у пациентов с расстройствами пищевого поведения.

    Однако мы утверждаем, что существует также ряд различий между расстройствами пищевого поведения и компульсивными упражнениями. Поскольку компульсивные упражнения в первую очередь делают упор на производительность, а не на потерю веса, они обычно потребляют достаточное количество калорий, теряют вес только в том случае, если это повысит производительность, и не возражают против набора веса, когда это происходит в форме мышц, потому что это помогает работоспособности. 57 Велл различал первичную и вторичную физическую зависимость отсутствием расстройства пищевого поведения. Он описал вторичную физическую зависимость как чрезмерные физические нагрузки, которые человек с нервной анорексией иногда использует как средство для похудения. Эти чрезмерные упражнения могут привести к состоянию зависимости и, следовательно, стать вторичной зависимостью от упражнений. Он отделил первичную зависимость от физических упражнений от расстройств пищевого поведения, описав, что упражнения являются самоцелью, а диета и потеря веса используются для улучшения работоспособности.В последующей литературе использовались термины первичная и вторичная физическая зависимость. 11,61,62

    В группах, где присутствовало расстройство пищевого поведения, Бамбер и др. Обнаружили худшие показатели общей заболеваемости (измеренные, например, по общему состоянию здоровья, депрессии, тревоге, самооценке и социальной дисфункции), чем в группах, в которых расстройства пищевого поведения не наблюдались. настоящее время. 63 Люди, занимающиеся компульсивными упражнениями без расстройства пищевого поведения, в основном напоминали здоровых людей из контрольной группы, что указывает на более тяжелую заболеваемость расстройствами пищевого поведения по сравнению с компульсивными упражнениями.Хотя это может означать, что зависимость от физических упражнений не может существовать без расстройства пищевого поведения, это также может означать, что даже если компульсивные упражнения могут не представлять достаточно тяжелую заболеваемость, чтобы классифицировать их как расстройство, это, по крайней мере, тревожное явление, которое может возникать независимо от приема пищи. расстройства. Компульсивные упражнения, по-видимому, означают столь же беспокоящий, нездоровый и недостижимый идеал тела, к которому профессионалы должны относиться серьезно. 64

    Непоследовательность в определении затрудняет исследователям изучение этого явления и, следовательно, затрудняет создание четкой классификации компульсивных упражнений.Кажется, что компульсивные упражнения и расстройства пищевого поведения могут существовать независимо друг от друга, и что компульсивные упражнения могут быть как первичными, так и вторичными по отношению к расстройству пищевого поведения. 17,61,62

    Нервная орторексия определяется как одержимость здоровым питанием и может быть измерена с помощью опросника ORTO-15. 65,66 Состояние было выявлено у бывших пациентов с расстройствами пищевого поведения. 67 В одном исследовании изучались симптомы орторексии в группе людей, которые регулярно занимались физическими упражнениями, и были обнаружены более высокие баллы ORTO-15 по сравнению с группой лиц, не занимающихся физическими упражнениями, что указывает на крайне ориентированный на здоровье тип расстройства пищевого поведения среди физически активных людей. 68 Сегура-Гарсия и др. Протестировали группу из 577 спортсменов по сравнению с группой из 217 человек, ведущих малоподвижный образ жизни, и обнаружили распространенность орторексии в 28% для женщин и 30% для мужчин в спортивной группе, что указывает на более высокий риск заболевания среди физически активные люди, вероятно, из-за важности питания для физической работоспособности. 69 Ни одно исследование еще не оценило связь между нервной орторексией и компульсивными упражнениями. В будущих исследованиях следует изучить потенциальную взаимосвязь между двумя состояниями, которые, по-видимому, доводят поведение в отношении здоровья до крайности.

    Мышечная дисморфия

    Мышечная дисморфия (иногда называемая «мегарексией») — это вариант дисморфического расстройства тела, описанного в DSM-5 как часть обсессивно-компульсивного спектра. 16 Состояние характеризуется убеждением в недостаточной мускулатуре и чрезмерной активностью по наращиванию мышечной массы, такой как поднятие тяжестей и употребление анаболических стероидов. Спортсмены с мышечной дисморфией часто имеют низкое содержание жира, но повышенный индекс массы тела и нарушенные пищевые привычки. 70 В литературе в основном сообщается о случаях заболевания мужчин, но, поскольку западный идеал женского тела, похоже, изменился на то, что можно концептуализировать как «сильная новая худощавая», вероятно, что у большего числа женщин это заболевание разовьется. Можно подумать, что мышечная дисморфия имеет общие черты с компульсивными упражнениями из-за особого внимания к достижению фитнес-целей, но взаимосвязь еще не исследована. Исследования пришли к выводу, что мало что известно о состоянии, выходящем за рамки симптоматического уровня, и что в данной области необходимы согласованные методологические рекомендации для унификации исследования. 70

    Обсессивно-компульсивное расстройство

    Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — это психическое заболевание, характеризующееся навязчивыми идеями / компульсиями, вызванными определенными стимулами, и переживанием значительного стресса, если компульсии не могут поддерживаться. 16 Компульсивные упражнения имеют общие черты с этими навязчивыми идеями и компульсиями с точки зрения тяги к упражнениям и серьезного стресса, если их лишить. 57 Навязчивые идеи, сопровождающие компульсивное поведение, можно сравнить с размышлениями человека, зависимого от физических упражнений (например, «Если я не буду заниматься спортом, я потеряю мышечную форму, а затем я потеряю статус, и мои друзья отвергнут меня»). »).Однако утверждалось, что зависимости отличаются от ОКР, поскольку зависимости обладают способностью уменьшать негативные аффективные состояния, создавая при этом положительные эффекты. Например, даже несмотря на то, что практикующий с зависимостью может чувствовать сильное побуждение к тренировкам, упражнение действительно дает некоторые положительные эффекты, такие как высвобождение эндорфинов, которые повышают настроение и уровень энергии.

    Каннингем и др. Утверждают, что чрезмерные упражнения имеют как аддиктивные, так и компульсивные черты, и могут существовать как в первичной, так и в вторичной форме. 61 Их исследование показало, что в своей вторичной форме это было в основном компульсивным, а в первичной форме — в основном аддиктивным. Кроме того, они обнаружили, что мужчины и женщины имеют одинаковый риск. Однако у мужчин профиль часто был первичным и вызывающим привыкание, тогда как у женщин вторичным и компульсивным. Это соответствует тому факту, что у женщин чаще, чем у мужчин, развивается расстройство пищевого поведения. Это также поддерживает идею о том, что компульсивные упражнения в некоторых случаях следует понимать как независимые от расстройств пищевого поведения и ОКР.

    Несмотря на сходство между обсессивно-компульсивными симптомами и компульсивными упражнениями, только несколько исследований изучали эту взаимосвязь. Тем не менее, никакие исследования не изучали связь между ОКР и зависимостью от физических упражнений. Однако Спано обнаружил, что люди, получившие высокие баллы в тесте на чрезмерную физическую нагрузку, также имеют высокие баллы в тесте на обсессивно-компульсивное расстройство. 71 Гулкер и др. Обнаружили, что чрезмерные физические нагрузки оценивают обсессивно-компульсивную симптоматику выше, чем те, кто не занимается физическими упражнениями. 72 Необходимы дальнейшие исследования по этому вопросу, чтобы выяснить, являются ли компульсивные упражнения в некоторых случаях сопутствующим заболеванием ОКР.

    Черты характера

    Исследования выявили некоторые схожие черты личности у людей, которые компульсивно тренируются или пристрастились к ним. Черты и их комбинации обнаруживаются у лиц, страдающих от зависимости, и предполагается, что они играют роль в развитии и / или поддержании состояния. «Перфекционизм» снижает терпимость к недостаткам, из-за которых компульсивный тренирующийся никогда не будет удовлетворен результатами. 73,74 «Обсессивные / компульсивные черты» приводят к эмоциональному дистрессу, если не удается сохранить определенные шаблоны, и, таким образом, могут вызвать симптомы тревоги, если график тренировок не может быть выполнен в соответствии с планом. 71 «Невротизм» усиливает эмоциональную нестабильность / отрицательные эмоции, что может усилить концентрацию компульсивного спортсмена на тренировках как на (единственном) предпочтительном механизме преодоления трудностей. 75,76 «Нарциссизм» вызывает повышенное внимание к личности человека, так что человек, выполняющий компульсивные упражнения, может уделять приоритетное внимание личной потребности в тренировках, несмотря на другие не менее важные обязанности, такие как семья и работа. 71,73 «Высокая экстраверсия» и «низкая уступчивость», соответственно, описывают высокую энергию и нежелание сотрудничать, что может быть представлено потребностью сжигать энергию и непониманием, когда вас просят снизить уровень упражнения в обмен на другие задачи. 76,77

    Исследования выявили некоторые из тех же черт у людей с расстройствами пищевого поведения, например, перфекционизм и обсессивно-компульсивные черты. 78,79 Это неудивительно, учитывая вышеупомянутую общность двух условий. В исследовании Samuels et al., Участники с ОКР имели более высокие баллы по невротизму и более низкие по доброжелательности, чем здоровые люди из контрольной группы. 80 Лихтенштейн и др., Хаузенблас и Джакобби также обнаружили, что для людей с физической зависимостью характерны низкая покладистость и высокий невротизм. 76,77

    Общие черты компульсивных упражнений, расстройств пищевого поведения и ОКР могут представлять собой общий основной профиль риска, который может проявляться как любое из состояний, в зависимости от внутренних и внешних стимулов. Знания о расстройствах пищевого поведения и ОКР могут помочь исследователям и терапевтам понять компульсивные упражнения. Это также дополняет важное обсуждение возможного будущего включения компульсивных упражнений в диагностические руководства в качестве первичного болезненного синдрома или вторичного симптома по отношению к другим расстройствам (или, возможно, только расстройствам пищевого поведения, как утверждает Бамбер и др.). 25

    Сопутствующие зависимости

    Freimuth и др. Суммировали некоторые зависимости, которые могут сочетаться с зависимостью от физических упражнений, среди которых никотин, алкоголь, запрещенные наркотики, покупки, секс и работа. 57 Villella et al. Изучали поведенческие зависимости у подростков. 33 Они обнаружили, что оценки по шкалам, измеряющим патологические азартные игры, компульсивные покупки, интернет-зависимость, рабочую зависимость и зависимость от физических упражнений, значимо коррелировали.В обзоре от 2011 года Сассман и др. Предположили, что 15% наркоманов также имеют зависимость от никотина, алкоголя и запрещенных наркотиков. 81 Кроме того, они оценили сосуществование 25% зависимости от физических упражнений и оставшихся зависимостей. Они пришли к выводу, что по этой теме необходимо гораздо больше исследований. Тем не менее, похоже, что примерно у трети людей, страдающих физической зависимостью, наблюдается и другая зависимость. 81

    Риски: негативные последствия

    В этом разделе рассматриваются риски, связанные с компульсивными упражнениями.Риски определяются как потенциальные негативные последствия с точки зрения травм, боли, беспокойства, депрессии и нарушений в социальной жизни.

    Обзор Ландольфи подчеркивает некоторые различия между здоровыми уровнями физических упражнений и зависимостью от физических упражнений. 51 Полученные данные свидетельствуют о том, что люди, занимающиеся физическими упражнениями, будут продолжать заниматься спортом, несмотря на физическую травму, семейное напряжение, вмешательство в работу или нехватку времени для других занятий. По словам Сакса, люди, которые пристрастились к упражнениям, с большей вероятностью будут заниматься физическими упражнениями ради внутреннего вознаграждения (они рассматривают упражнения как центральную часть своей жизни и испытывают симптомы отмены, когда они не могут тренироваться). 82 Напротив, приверженцы упражнений выполняют здоровый уровень упражнений ради внешнего вознаграждения (они считают свои упражнения важными, но не центральными в своей жизни, и они не страдают от абстинентного синдрома, когда не могут выполнять упражнения).

    Вайнштейн и Вайнштейн обращаются к проблемам здоровья и опасностям, связанным с физическими упражнениями. 52 Они указывают на одну проблему, связанную с чрезмерными упражнениями: травмы, связанные с чрезмерным использованием. Кроме того, они заявляют, что люди в возрасте от 45 до 55 лет, которые занимаются ходьбой и бегом несколько часов в неделю, имеют более высокий риск развития остеоартрита, чем люди, которые менее физически активны.Они резюмируют, что есть положительные эффекты от регулярных упражнений, но что чрезмерные упражнения могут иметь серьезные физиологические и психологические последствия, такие как чрезмерные травмы, стресс и негативные эмоции.

    Боль и травмы

    Виль утверждал, что зависимость от физических упражнений чаще всего встречается у спортсменов со стойкими физиологическими травмами. 17 Виль сослался на несколько исследований, в которых документально подтверждены физические осложнения зависимости от физических упражнений у бегунов на длинные дистанции. 83–85 В этих исследованиях изучаются физические травмы, такие как пролежни и стрессовые переломы. Можно предположить, что атлет-зависимый, который не может тренироваться из-за травмы, будет испытывать симптомы отмены в виде беспокойства и раздражительности. Кажется вероятным, что атлет продолжит тренироваться, несмотря на травму, чтобы избежать симптомов отмены.

    В пяти исследованиях Хаузенблас и Даунс подтвердили EDS (n = 2420). 11 Они обнаружили, что люди с риском зависимости от физических упражнений чаще сообщали о том, что они будут заниматься спортом, несмотря на плохую погоду, боль или дискомфорт, чем те, кто не страдает зависимостью.Это показывает, что упражнения, несмотря на травмы и боль, кажутся характерными для людей, страдающих физической зависимостью. В других исследованиях изучались факторы психологического риска, связанные с игнорированием физической боли и травм. 86–88 Эти исследования показывают, что «поведение типа А» влияет на риск стрессовых переломов и повторных травм из-за бега, поскольку боль и травмы игнорируются. Поведение типа А характеризуется чрезмерной энергией, агрессивностью, нетерпеливостью, соперничеством и враждебностью. 86,88,89 На основании этих выводов предполагается, что бегуны с поведением типа А страдают от большего количества травм и с большей вероятностью получат стрессовые переломы, связанные с бегом, чем другие. 90

    Выполнение упражнений, несмотря на травму и болевую симптоматику компульсивных упражнений, также проиллюстрировано на примере 25-летней женщины. 91 Описано, как за последние 5 лет она все активнее тренировалась и что ее беспокоит боль в руке, потому что между соревнованиями не хватает времени на заживление.Врач посоветовал ей отказаться от занятий спортом из-за риска необратимо повредить руку. Она чувствует, что ей невозможно уменьшить нагрузку.

    Учитывая эти результаты, кажется вероятным, что лиц, занимающихся компульсивными упражнениями, можно охарактеризовать как людей с конкурентоспособной личностью, склонных к упражнениям, несмотря на боль и травмы, даже если это постоянно угрожает их физическому благополучию.

    Социальное нарушение

    Когда упражнения являются первым приоритетом, на межличностные отношения могут отрицательно влиять и приводить к социальной изоляции, поскольку друзья и семья не выбираются.Литературы о социальных последствиях компульсивных упражнений немного. Тем не менее, существуют теории (например, Браун) и измерительные устройства для компульсивных упражнений / зависимости от упражнений / зависимости от упражнений, которые подчеркивают социальные конфликты / социальные нарушения как центральные проблемы этого явления (EAI, EDS). 11,13,18 В вышеупомянутом тематическом исследовании также описывается, как молодая женщина переживает конфликты в своей социальной жизни из-за физических упражнений. Ее отношения с партнером испортились, она потеряла друзей, и для нее стало практически невозможно продолжить образование и работать.

    Исследование китайских студентов колледжей изучало влияние компульсивных упражнений на психологическое здоровье с точки зрения беспокойства, депрессии и субъективного благополучия. 92 Субъективное благополучие определяется с помощью восьми параметров: 1) самоудовлетворение, 2) отрицательное настроение, 3) удовлетворенность жизнью, 4) социальное поведение, 5) энергия, 6) позитивное настроение, 7) межличностные отношения и 8 ) удовлетворение семьи. Ли и др. Обнаружили, что студенты с зависимостью от физических упражнений в большей степени демонстрируют более низкое самоудовлетворение, отрицательное настроение / энергию и социальное поведение, чем студенты без зависимости от упражнений.Эти данные свидетельствуют о том, что пристрастие к физическим упражнениям может вызвать повышение негативного настроения и социальную изоляцию у студентов колледжей. Однако это перекрестное исследование не измеряет причинно-следственную связь, а измеряет только ассоциации. Следовательно, невозможно определить, привело ли плохое настроение к зависимости от физических упражнений или было результатом зависимости. Кроме того, неясно, вызвана ли социальная изоляция негативным настроением, низким самоудовлетворением или каким-либо другим фактором в жизни студентов. Кроме того, неясно, как социальное поведение, удовлетворенность жизнью, межличностные отношения и удовлетворенность семьей реализуются в данном конкретном исследовании.Результаты, тем не менее, важны, потому что они проливают свет на некоторые психологические факторы, связанные с компульсивными и вызывающими привыкание упражнениями.

    Беспокойство и депрессия

    В исследовании, проведенном в Китае, участники с показателями EAI, равными или превышающими 24, имели значительно более высокие показатели состояния тревожности, чем группа без зависимости. В группе, зависимой от физических упражнений, также были значительно более высокие показатели депрессии, чем в группе, не страдающей зависимостью. Вайнштейн и др. Исследовали взаимосвязь между компульсивными упражнениями, тревогой и депрессией у физически активных людей, как профессионалов, так и любителей. 9 Целью исследования было также выяснить, существует ли разница между профессионалами и любителями в оценке компульсивных упражнений, тревожности и депрессии. Они обнаружили, что уровни компульсивных упражнений и уровни депрессии положительно коррелировали как у профессионалов, так и у любителей, и что профессиональные спортсмены показали более высокие показатели депрессии, чем любители. Вайнштейн и др. Подчеркивают, что не существует исходных показателей до того, как люди стали заниматься компульсивными упражнениями, поэтому причинно-следственная связь еще предстоит исследовать. 9 Они также предполагают, что давление со стороны профессионалов может привести к чувству депрессии и беспомощности, и что это может быть причиной того, что профессионалы испытывают больше депрессивных симптомов, чем любители.

    Таким образом, когда речь идет о компульсивных упражнениях и зависимости от физических упражнений, в литературе мало информации о потенциальных негативных последствиях. Полученные данные указывают на некоторые негативные соматические последствия, такие как стрессовые переломы, и данные свидетельствуют о некоторых психологических симптомах (например, низкой самоудовлетворенности и тревоге) у спортсменов с зависимостью от физических упражнений.Тем не менее, исследований для проверки причинно-следственных связей между компульсивными упражнениями и соматическими или психосоциальными нарушениями не проводилось. Требуются будущие лонгитюдные исследования для оценки самоудовлетворенности, депрессии и тревожности до и после развития компульсивных моделей упражнений.

    Вызовы: лечение

    Наш поиск литературы, посвященной компульсивным упражнениям / наркомании к упражнениям и вмешательству / лечению, не обнаружил литературных результатов с этой конкретной направленностью. Однако подходы к лечению востребованы клиницистами, специалистами по спортивным травмам и академическими исследователями. 50

    В контексте лечения проблема состоит в том, что комплаентность и мотивация к изменению режима упражнений амбивалентны. Лихтенштейн и др. Описали потенциальные проблемы с лечением, поскольку лица, занимающиеся физическими упражнениями, характеризуются низкой степенью комплаентности в своих личностных профилях.

    Компульсивные упражнения могут привести к травмам, и физиотерапевты могут быть первыми профессионалами, которые встретятся с перетренированными спортсменами. Адамс и Киркби опросили 24 спортивных физиотерапевтов о проблемах и стратегиях лечения наркозависимых пациентов. 93 Большинство респондентов (71%) сообщили о проблемах с соблюдением режима в отношении уменьшения нагрузки в рамках лечения травм. Стратегии, используемые для лечения людей с принуждением к упражнениям, включали 1) объяснение / обучение, например, предупреждение о физических последствиях, если упражнения продолжались на том же уровне, 2) назначение альтернативных тренировок и / или 3) направление на психологическое лечение. Исследование показывает, что психологические подходы наиболее рекомендуются при лечении зависимости от физических упражнений.

    Адамс и др. Предположили, что психотерапевтические вмешательства должны быть сосредоточены на когнитивной обработке и поведенческом управлении в отношении сильного страха потери контроля, связанного с навязчивыми действиями. 50 Вмешательство должно состоять из определения компульсивных упражнений и триггеров, понимания пользы для здоровья от умеренных упражнений, предоставления пациенту возможности разработать стратегию самоконтроля и восстановления стратегий выживания. По-прежнему необходимы исследования, проверяющие этот подход к лечению в рандомизированных контролируемых исследованиях.

    Обучение механизмам принуждения к упражнениям и необходимости отдыха во избежание перетренированности рекомендовано Адамсом как часть психотерапевтических вмешательств. 10 Этот первый шаг описан как необходимый для признания необходимости изменения и повышения мотивации. Затем рекомендуется мотивационное интервью и когнитивно-поведенческая терапия, поскольку она получила эмпирическую поддержку для лечения поведенческих зависимостей. Также все еще необходимы исследования, проверяющие эти психотерапевтические вмешательства.Таким образом, можно сделать вывод, что специалисты по поведенческой зависимости и психологи здоровья рекомендуются в качестве терапевтов, потому что они обладают опытом в изменении нездорового поведения.

    Вайнштейн и Вайнштейн также рекомендовали обратить внимание на мотивацию и использовать когнитивно-поведенческий подход. 52 Предлагаются поведенческие стратегии, например, поощрение более низких уровней упражнений. Они также указывают на важность оценки коморбидных расстройств, например, расстройств пищевого поведения. Цель лечения — вернуться к умеренным упражнениям и / или заменить их новыми видами упражнений.Ни одна из частей этих советов не получила научной оценки.

    Фармакологическое лечение компульсивных упражнений было зарегистрировано в одном исследовании. 94 Представленный пациент был 47-летним мужчиной с диагнозом биполярное расстройство и компульсивные упражнения, несмотря на травмы, болезнь и социальную изоляцию. Его лечили антипсихотическим кветиапином в дозе до 600 мг / день. Через 12 недель его симптомы значительно улучшились, а через 24 недели они исчезли со снижением оценки EAI с 28 до 12.Исследование пришло к выводу, что кветиапин в качестве дополнительного лечения является вариантом для пациентов с биполярным расстройством и компульсивным поведением. Тем не менее, исследования лекарств от компульсивных упражнений требуют дальнейшего внимания, поскольку этот отчет по-прежнему является единственным.

    Подводя итог трудностям в предоставлении лечения, основными проблемами являются низкая приверженность пациентов и отсутствие эмпирических тестов терапевтических и медицинских вмешательств. В литературе высказывается гипотеза о том, что мотивационное интервью и когнитивно-поведенческая терапия могут быть полезны, но прежде чем мы сможем рекомендовать лечение, нам нужно больше узнать о различных формах компульсивных упражнений и трудностях (таких как пониженное настроение, неудовлетворительные отношения и дисфункциональные черты личности), которые сопровождают эту форму поведенческого страдания.Следует также оценить другие методы лечения, поскольку компульсивные упражнения — сложное состояние с различной этиологией и сопутствующей патологией. Основными критериями результата должны быть снижение уровня упражнений, а также более здоровые стратегии выживания. Ожидается, что эффективные и успешные лечебные мероприятия предотвратят травмы, вызванные перегрузкой, и обеспечат сохранение рабочих и социальных отношений.

    Резюме и направления на будущее

    Мы провели обзор литературы по компульсивным упражнениям и зависимости от физических упражнений, уделив особое внимание связям, рискам и проблемам при предоставлении лечения.Мы обнаружили, что определение и измерение компульсивных упражнений и зависимости от физических упражнений все еще не согласованы, поэтому трудно изучить возможные сопутствующие заболевания и негативные последствия, а также лечение. Однако, как был сделан в предыдущей работе, это состояние, по-видимому, связано с патологией пищевого расстройства, эмоциональными проблемами и определенными чертами личности, причем наиболее достоверными выводами являются перфекционизм, нарциссизм и невротизм. Этот обзор литературы частично совпадает с предыдущей работой, поскольку в этой области отсутствуют новые исследования.Особенно необходимо изучить связь с ОКР в будущих исследованиях. Также необходимы дальнейшие исследования и клинические интервью, чтобы выяснить, связаны ли компульсивные упражнения с пагубными последствиями и нарушением повседневного функционирования. Существующая литература скудна и неубедительна. Если окажется, что тяжелый дистресс является результатом компульсивных упражнений и зависимости от физических упражнений, можно утверждать, что это состояние следует понимать как отдельное психическое расстройство. Вариантов лечения и исследований эффектов на сегодняшний день не существует, но они необходимы.

    Наши результаты представляют собой интерпретацию и синтез опубликованных работ в этой области. Сабо и др. Обнаружили, что в период с января 2011 года по январь 2014 года в 89 различных журналах было 40 публикаций о зависимости от физических упражнений в год. 7 Мы стремились продемонстрировать, что мы исследуем наши источники и наши собственные интерпретации с критическим подходом.

    Термин «синтез» относится к объединению материалов из разных источников и созданию единого целого. 95 Синтез — это интерпретация интерпретаций, которые мы прошли при изучении литературы. Поскольку этот обзор представляет собой исследование литературы, а не систематический обзор, мы не проводили систематический поиск литературы в соответствии с рекомендациями PRISMA. Однако мы описали метод и условия поиска, поэтому считаем, что наши результаты могут быть директивой для будущих систематических обзоров, метаанализов или эмпирических исследований. Примечательно, что только один из существующих обзоров является систематическим, и только в двух указываются условия поиска и используемые базы данных. 12,51

    Ограничения

    Сфера компульсивных или вызывающих привыкание упражнений ограничена из-за отсутствия концептуальной и методологической последовательности. Это существенное ограничение для всех исследований этого явления. Таким образом, выводы этой статьи следует интерпретировать с учетом этих ограничений. Предполагается, что основной целью будущих исследований должно быть изучение того, вредны ли компульсивные упражнения и когда, и установление единства в определении и идентификации первичного синдрома.Это создаст базу для проведения контролируемых рандомизированных исследований, проверяющих влияние различных подходов к лечению. Важно учитывать мотивацию к лечению и соблюдение режима, поскольку компульсивные упражнения связаны с определенными глубокими чертами личности и служат способом справиться с эмоциональными (или психиатрическими) проблемами.

    Раскрытие информации

    Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов в этой работе.

    Список литературы

    1.

    Хили М. Как Эминем победил зависимость с помощью упражнений; 2015. Доступно по адресу: http://www.mensjournal.com/magazine/eminem-the-home-body-20150731. По состоянию на 30 января 2017 г.

    2.

    Glasser W. Positive Addiction. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу; 1976.

    3.

    Кармак М.А., Мартенс Р. Измерение приверженности к бегу: исследование отношения и психического состояния бегунов. J Sports Psychol. 1979; 1 (1): 25–42.

    4.

    Morgan WP. Отрицательная зависимость у бегунов. Врач Спортмед. 1979; 7 (2): 57–70.

    5.

    Hailey BJ, Bailey LA. Отрицательная зависимость у бегунов: количественный подход. J Sport Behav. 1982; 5 (3): 150–154.

    6.

    Furst DM, Germone K.Отрицательная зависимость у мужчин и женщин, занимающихся бегом и спортом. Навыки Мотор Восприятия. 1993; 77 (1): 192–194.

    7.

    Сабо А., Гриффитс, доктор медицины, де ла Вега Маркос Р., Мерво Б., Деметровикс З. Методологические и концептуальные ограничения в исследованиях зависимости от физических упражнений. Yale J Biol Med. 2015; 88 (3): 303–308.

    8.

    Murray SB, Maguire S, Russell J, Touyz SW.Эмоциональные регуляторные особенности эпизодов булимии и компульсивных упражнений при мышечной дисморфии: отчет о болезни. Eur Eat Disord Rev. 2012; 20 (1): 68–73.

    9.

    Weinstein A, Maayan G, Weinstein Y. Исследование взаимосвязи между компульсивными упражнениями, депрессией и тревогой. J Behav Addict. 2015; 4 (4): 315–318.

    10.

    Адамс Дж. Понимание зависимости от физических упражнений. J Contemp Psychother. 2009; 39 (4): 231–240.

    11.

    Hausenblas HA, Downs DS. Насколько это много? разработка и проверка шкалы зависимости от упражнений. Psychol Health. 2002; 17 (4): 387.

    12.

    Hausenblas HA, Downs DS. Зависимость от физических упражнений: систематический обзор. Psychol Sport Exercise. 2002; 3 (2): 89–123.

    13.

    Терри А., Сабо А., Гриффитс М. Инвентаризация зависимости от физических упражнений: новый инструмент для краткой проверки. Теория борьбы с наркоманами. 2004; 12 (5): 489–499.

    14.

    Berczik K, Szabo A, Griffiths M, et al. Зависимость от физических упражнений: симптомы, диагностика, эпидемиология и этиология. Злоупотребление психоактивными веществами. 2012; 47 (4): 403–417.

    15.

    ВОЗ. МКБ-10 — Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. Десятая редакция. Женева: ВОЗ; 2004. Том 2.

    16.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. 5-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

    17.

    Veale DMW. Зависимость от упражнений. Брит Дж. Наркоман. 1987; 82 (7): 735–740.

    18.

    Коричневый РИФ. Некоторые вклады изучения азартных игр в изучение других зависимостей. В: Eadington WR, Cornelius JA, редакторы. Игровое поведение и пристрастие к азартным играм . 1-е изд. Рино, Невада: Издательство Университета Невады; 1993: 241–272.

    19.

    Браун I. Теоретическая модель поведенческой зависимости — применительно к правонарушению.В: Hodge JE, McMurran M, Hollin RC, редакторы. Пристрастие к преступлению . 1-е изд. Чичестер, Западный Сассекс, Англия: Уайли; 1997: 13–65.

    20.

    Томпсон Дж. К., Пасман Л. Опросник для обязательных упражнений. Behav Assess Rev. 1991; 14: 137.

    21.

    Blumenthal JA, O’Toole LC, Chang JL. Бег — аналог нервной анорексии? эмпирическое исследование обязательного бега и нервной анорексии. Obstet Gynecol Surv. 1985; 40 (2): 94–95.

    22.

    Чепмен К.Л., Де Кастро Дж. М.. Беговая зависимость: измерение и связанные психологические характеристики. J Sports Med Phys Fitness. 1990; 30 (3): 283–290.

    23.

    Санчо А.З., Руис-Хуан Ф. Психометрические свойства испанской версии Шкалы беговой зависимости (РАС). Span J Psychol. 2011; 14 (02): 967–976.

    24.

    Огден Дж., Вил Д., Саммерс З. Разработка и проверка анкеты зависимости от упражнений. Addict Res. 1997; 5 (4): 343–355.

    25.

    Бамбер Д.Ф., Cockerill Im FAU, Кэрролл Д. Патологический статус физической зависимости. Br J Sports Med. 2000; 34 (2): 125–132.

    26.

    Лумидис К.С., Уэллс А. Оценка убеждений в зависимости от упражнений: разработка и предварительная проверка анкеты убеждений в отношении упражнений. чел. Индивидуальный разн. 1998; 25 (3): 553–567.

    27.

    Sicilia A, Gonzalez-Cutre D. Зависимость и физические упражнения: Испанская проверка пересмотренной шкалы зависимости от упражнений (EDS-R). SpanJPsychol. 2011; 14 (1): 421–431.

    28.

    Линдвалл М., Палмейра А. Проверка факториальной валидности и инвариантности шкалы зависимости от упражнений, пересмотренная в шведских и португальских лицах, выполняющих упражнения. Meas Phys Educ Exerc Sci. 2009; 13 (3): 166–179.

    29.

    Parastatidou IS, Georgios D, Theodorakis Y, Vlachopoulos SP. Пристрастие к упражнениям: психометрические свойства шкалы зависимости от упражнений пересмотрены на выборке греческих участников упражнений. евро J Psychol Assess. 2012; 28 (1): 3–10.

    30.

    Гриффитс, доктор медицины, Урбан Р., Деметровикс З. и др. Межкультурная переоценка перечня физических упражнений (EAI) в пяти странах. Sports Med Open. 2015; 1 (1): 1–7.

    31.

    Гриффитс, доктор медицины, Сабо А., Терри А. Инвентаризация зависимости от физических упражнений: быстрый и простой инструмент для скрининга для практикующих врачей. Br J Sports Med. 2005; 39 (6): e30.

    32.

    Lichtenstein MB, Jensen TT. Зависимость от упражнений в кроссфите: распространенность и психометрические свойства инвентаря зависимости от упражнений. Репутация наркомана 2016; 3: 33–37.

    33.

    Villella C, Martinotti G, Di Nicola M и др. Поведенческие зависимости у подростков и молодых людей: результаты исследования распространенности. J Gambl Stud. 2011; 27 (2): 203–214.

    34.

    Сабо А., Вега Рде Л., Руис-Баркин Р., Ривера О. Зависимость от физических упражнений у испанских спортсменов: исследование роли пола, социального контекста и уровня вовлеченности. J Behav Addict. 2013; 2 (4): 249–252.

    35.

    Янгман Дж. Риск зависимости от физических упражнений: сравнение тренировок триатлонистов для триатлонов спринт, олимпиад, полу-айронман и айронман.Дисс открытого доступа; 2007-12-20. Доступно по адресу: http://scholaryrepository.miami.edu/oa_dissertations/12, Университет Майами; 2014. По состоянию на 1 марта 2017 г.

    36.

    Lejoyeux M, Guillot C, Chalvin F, Petit A, Lequen V. Зависимость от физических упражнений среди покупателей парижского спортивного магазина. J Behav Addict. 2012; 1 (1): 28–34.

    37.

    McNamara J, McCabe MP. Стремление к успеху или зависимость? Зависимость от физических упражнений среди элитных австралийских спортсменов. J Sports Sci. 2012; 30 (8): 755–766.

    38.

    Lejoyeux M, Avril M, Richoux C, Embouazza H, Nivoli F. Распространенность зависимости от физических упражнений и других поведенческих зависимостей среди клиентов парижского фитнес-зала. Compr Psychiatry. 2008; 49 (4): 353–358.

    39.

    Монок К., Кристина Б., Роберт У и др. Психомометрические свойства и одновременная валидность двух показателей зависимости от упражнений: исследование в масштабах всего населения. Psychol Sport Exercise. 2012; 13 (6): 739–746.

    40.

    Booth SL, Sallis JF, Ritenbaugh C, et al. Экологические и социальные факторы влияют на выбор продуктов питания и физическую активность: обоснование, влияние и точки воздействия. Nutr Ред. 2001; 59 (3): S21 – S36.

    41.

    Кроссли Н. В спортзале: мотивы, смысл и нравственная карьера. Body Soc. 2006; 12 (3): 23–50.

    42.

    Андреассон Дж., Йоханссон Т. Революция в фитнесе. Исторические трансформации в мировой культуре тренажерного зала и фитнеса. Sport Sci Rev. 2014; 23 (3–4): 91–111.

    43.

    Дворкин С. Паника в теле: пол, здоровье и продажа фитнеса. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета; 2009.

    44.

    Фезерстоун М. Тело, имидж и влияние в потребительской культуре. Body Soc. 2010; 16 (1): 193–221.

    45.

    Риверс К. Номинальное значение Физиогномическая мысль и разборчивое тело у Мариво, Лаватера, Бальзака, Готье и Золя. Мэдисон, Висконсин: Университет штата Висконсин; 1994.

    46.

    Twine R. Физиогномика, френология и темпоральность тела. Body Soc. 2002; 8 (1): 67–88.

    47.

    Адамс Дж., Киркби Р.Дж. Зависимость от упражнений: обзор ее проявления, теории и измерения. Sports Med Training Rehab. 1998; 8 (3): 265–276.

    48.

    Аллегре Б., Сувиль М., Терме П., Гриффитс М. Определения и меры зависимости от физических упражнений. Теория борьбы с наркоманами. 2006; 14 (6): 631–646.

    49.

    Адамс Дж., Киркби Р.Дж. Чрезмерные упражнения как зависимость: обзор. Теория борьбы с наркоманами. 2002; 10 (5): 415–437.

    50.

    Адамс Дж.М., Миллер Т.В., Краус РФ. Зависимость от физических упражнений: диагностические и терапевтические аспекты для пациентов в психотерапии. J Contemp Psychother. 2003; 33 (2): 93–107.

    51.

    Ландольфи Э.Зависимость от физических упражнений. Sports Med. 2013; 43 (2): 111–119.

    52.

    Вайнштейн А., Вайнштейн Ю. Физическая зависимость — диагностика, биопсихологические механизмы и вопросы лечения. Curr Pharm Des. 2014; 20 (25): 4062–4069.

    53.

    Егоров А.Ю., Сабо А. Парадокс упражнений: модель взаимодействия для более четкого осмысления зависимости от физических упражнений. J Behav Addict. 2013; 2 (4): 199–208.

    54.

    Маркес С., де ла Вега Р. La adicción al ejercicio: un trastorno Emergente de la behaviora [Зависимость от физических упражнений: возникающее поведенческое расстройство]. Нутрицион госпитальрия. 2015; 31 (6): 2384–2391. Испанский язык.

    55.

    Demetrovics Z, Kurimay T. Testedzéfüggöség: a sportolás mint addikció [Зависимость от физических упражнений: обзор литературы]. Psychiatr Hung. 2008; 23 (2): 129–141. Венгерский.

    56.

    Бамбер Д., Кокерилл И.М., Роджерс С., Кэрролл Д. «Это упражнение или ничего»: качественный анализ зависимости от упражнений. Br J Sports Med. 2000; 34 (6): 423–430.

    57.

    Freimuth M, Moniz S, Kim SR. Уточнение зависимости от физических упражнений: дифференциальный диагноз, сопутствующие расстройства и фазы зависимости. Int J Environ Res Public Health. 2011; 8 (10): 4069–4081.

    58.

    Гранди С., Клементи С., Гуиди Дж., Бенасси М., Тоссани Э. Характеристики личности и психологический стресс, связанный с основной зависимостью от физических упражнений: исследовательское исследование. Psychiatry Res. 2011; 189 (2): 270–275.

    59.

    Holland G, Tiggemann M. «Сильный бьет худощавый каждый раз»: расстройство пищевого поведения и компульсивные упражнения у женщин, которые публикуют фитспирацию в инстаграмм. Int J Eat Disord. 2016; 50 (1): 76–79.

    60.

    Дэвис К., Кларидж Г. Расстройства пищевого поведения как зависимость: психобиологическая перспектива. Поведение наркомана. 1998; 23 (4): 463–475.

    61.

    Cunningham HE, Pearman S 3rd, Brewerton TD. Осмысление первичных и вторичных патологических упражнений с использованием доступных мер чрезмерных упражнений. Int J Eat Disord. 2016; 49 (8): 778–792.

    62.

    Zmijewski CF, Howard MO. Зависимость от физических упражнений и отношение к еде среди молодых людей. Ешьте поведение. 2003; 4 (2): 181–195.

    63.

    Бамбер Д., Кокерилл И.М., Кэрролл Д. Патологический статус физической зависимости. Br J Sports Med. 2000; 34 (2): 125–132.

    64.

    Белл Х.С., Донован С.Л., Рамм Р. Действительно ли атлетика идеальна? Изучение опосредующей роли неудовлетворенности телом в прогнозировании расстройства пищевого поведения и компульсивных упражнений. Ешьте поведение. 2016; 21: 24–29.

    65.

    Данн TM, Братман С. О нервной орторексии: обзор литературы и предлагаемые диагностические критерии. Ешьте поведение. 2016; 21: 11–17.

    66.

    Донини Л.М., Марсили Д., Грациани М.П., ​​Имбриале М., Каннелла К. Нервная орторексия: валидация диагностического опросника. Ешьте расстройство веса. 2005; 10 (2): e28 – e32.

    67.

    Сегура-Гарсия С., Рамаччиотти С., Рания М. и др. Распространенность нервной орторексии среди пациентов с расстройствами пищевого поведения после лечения. Ешьте расстройство веса. 2015; 20 (2): 161–166.

    68.

    Далмаз М, Язар Сояды Ю.А., Юртда Ş ТГ. Распространенность симптомов нервной орторексии среди людей, занимающихся спортом в тренажерных залах. Int Ref J Ortho Traumatology Sports Med. 2015; 4: 23–23.

    69.

    Segura-García C, Papaianni MC, Caglioti F, et al. Нервная орторексия: частое нарушение пищевого поведения у спортсменов. Ешьте расстройство веса. 2012; 17 (4): e226 – e233.

    70.

    Тод Д., Эдвардс К., Крансуик И. Мышечная дисморфия: текущие исследования. Psychol Res Behav Manag. 2016; 9: 179–188.

    71.

    Спано Л. Взаимосвязь между упражнениями и тревогой, навязчивой идеей и нарциссизмом. чел. Индивидуальный разн. 2001; 30 (1): 87–93.

    72.

    Gulker MG, Laskis TA, Kuba SA. У чрезмерных физических нагрузок более высокий уровень обсессивно-компульсивной симптоматики? Psychol Health Med. 2001; 6 (4): 387–398.

    73.

    Миллер К.Дж., Месагно К. Личностные черты и зависимость от упражнений: изучение роли нарциссизма и перфекционизма. Int J Sport Exerc Psychol. 2014; 12 (4): 368–381.

    74.

    Коэн С.П., Оглес Б.М. Психологические характеристики обязательного бегуна: критический анализ гипотезы аналога анорексии. J Sport Exerc Psychol. 1993; 15 (3): 338–354.

    75.

    Андреассен С.С., Гриффитс М.Д., Гьертсен С.Р., Кроссбаккен Э., Квам С., Паллесен С. Взаимосвязь между поведенческими зависимостями и пятифакторной моделью личности. J Behav Addict. 2013; 2 (2): 90–99.

    76.

    Hausenblas H, Giacobbi PR Jr. Взаимосвязь между симптомами физической зависимости и личностью. чел. Индивидуальный разн. 2004; 36 (6): 1265–1273.

    77.

    Lichtenstein MB, Christiansen E, Elklit A, Bilenberg N, Stoving RK. Зависимость от физических упражнений: исследование симптомов расстройства пищевого поведения, качества жизни, личностных качеств и стилей привязанности. Psychiatry Res. 2014; 215 (2): 410–416.

    78.

    Эшби Дж. С., Коттман Т., Шон Э. Перфекционизм и расстройства пищевого поведения пересмотрены. J Ment Health Couns. 1998; 20 (3): 261–271.

    79.

    Ньютон Дж. Р., Фриман К. П., Манро Дж. Импульсивность и нарушение контроля при нервной булимии: является ли импульсивность независимым явлением или маркером тяжести? Acta Psychiatr Scand. 1993; 87 (6): 389–394.

    80.

    Сэмюэлс Дж., Нештадт Дж., Бьенвену О.Дж., Коста П.Т., Риддл М.А., Лян К. Расстройства личности и нормальные параметры личности при обсессивно-компульсивном расстройстве. Br J Психиатрия. 2000; 177: 457–462.

    81.

    Суссман С., Лиша Н., Гриффитс М. Распространенность пагубных привычек: проблема большинства или меньшинства? Eval Health Prof. 2011; 34 (1): 3–56.

    82.

    Сакс М.Л., Паргман Д. Беговая зависимость: углубленное собеседование. J Sport Behav. 1979; 2: 143–155.

    83.

    Кольт Э. У., Спиропулос Э. Ходовые и стрессовые переломы. Br Med J. 1979; 2 (6192): 706.

    84.

    Stanish WD. Травмы перенапряжения у спортсменов: перспектива. Med Sci Sport Exerc. 1984; 16 (1): 1–7.

    85.

    Liberman RB, Palek J. Гематологические аномалии, имитирующие нервную анорексию у обязательного спортсмена. Am J Med. 1984; 76 (5): 950–952.

    86.

    Carver CS, Coleman AE, Glass DC. Поведение, подверженное коронарным заболеваниям, и подавление утомляемости в тесте на беговой дорожке. J Pers Soc Psychol. 1976; 33 (4): 460–466.

    87.

    Хассмен П., Шталь Р., Борг Г. Психофизиологические реакции на упражнения у мужчин типа A / B. Psychosom Med. 1993; 55 (2): 178–184.

    88.

    Бирн Д.Г. Поведение типа А, тревога и невротизм: переосмысление патофизиологических путей и границ поведения, подверженного коронарным заболеваниям. Stress Med. 1996; 12: 227–238.

    89.

    Rosenman RH. Тип поведения Образец поведения: личный обзор. J Soc Behav Pers. 1990; 5: 1–24.

    90.

    Ekenman I, Hassmen P, Koivula N, Rolf C, Fellander-Tsai L.Стресс-переломы большеберцовой кости: могут ли черты характера помочь нам выявить склонного к травмам спортсмена? Scand J Med Sci Sports. 2001; 11 (2): 87–95.

    91.

    Гриффитс М. Зависимость от физических упражнений: тематическое исследование. Addict Res. 1997; 5 (2): 161–168.

    92.

    Ли М., Не Дж., Рен Й. [Влияние зависимости от физических упражнений на психологическое здоровье китайских студентов колледжей]. Психиатрия Данубина. 2015; 27 (4): 413–419. Польский.

    93.

    Адамс Дж., Киркби Р. Зависимость от физических упражнений: проблема для спортивных физиотерапевтов. Aust J Physiother. 1997; 43 (1): 53–58.

    94.

    Di NM, Martinotti G, Mazza M, Tedeschi D, Pozzi G, Janiri L. Кветиапин в качестве дополнительного лечения биполярного расстройства I с коморбидной компульсивной покупкой и зависимостью от физических упражнений. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2010; 34 (4): 713–714.

    95.

    Мерриам С. Пример исследования в образовании: качественный подход. Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс; 1988.

    Пересмотренная детская шкала тревожности и депрессии (RCADS)

    Обзор

    Пересмотренная шкала детской тревожности и депрессии (RCADS) — это опросник, состоящий из 47 пунктов, с подшкалами, включающими: тревожное расстройство разлуки, социальную фобию, генерализованное тревожное расстройство, паническое расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство и низкое настроение (большое депрессивное расстройство). беспорядок).Он также дает шкалу общей тревожности (сумма 5 подшкал тревоги) и шкалу общей интернализации (сумма всех 6 подшкал). Кроме того, пересмотренная шкала детской тревожности и депрессии — версия для родителей (RCADS-P) аналогичным образом оценивает отчеты родителей о симптомах тревоги и депрессии у подростков по тем же шести подшкалам.

    RCADS и RCADS-P можно использовать для отслеживания симптомов, а также для предоставления дополнительной информации для оценки.

    Условия использования

    RCADS и производные от нее работы (включая переводы) защищены авторским правом Chorpita и Spence.Они доступны для использования на странице ресурсов доктора Чорпиты в UCLA ( https://www.childfirst.ucla.edu/resources/ ) в соответствии с Условиями использования (в руководстве пользователя).

    Шкала

    Подшкала

    Пригодность

    RCADS может быть заполнен молодыми людьми в возрасте от 8 до 18 лет, а RCADS-P также может быть заполнен родителем или опекуном молодых людей в возрасте тех же возрастных групп. Клинический опыт показывает, что RCADS слишком развита для использования с молодыми людьми с ограниченными возможностями обучения, но оказалась полезной для некоторых CYP с умеренными трудностями в обучении (Law & Wolpert, 2014).

    Администрация

    На заполнение анкеты уходит от пяти до десяти минут. Опросники для родителей и детей могут быть переданы соответствующему респонденту для самостоятельного заполнения. В качестве альтернативы, чтобы убедиться, что каждый пункт понят респондентом, или для получения дополнительной информации о каждом ответе, анкеты могут быть заполнены непосредственно клиницистом, который может задать дополнительные вопросы.

    Удаленная работа с RCADS

    Адаптации и производные версии не разрешены без письменного разрешения Chorpita and Spence.Что касается каких-либо изменений, инструмент не может быть изменен, чтобы удалить авторские права или другой текст на полях относительно источника и условий. Версии Microsoft Word или интерактивные версии PDF RCADS не существуют. Если вы работаете с пользователем услуги удаленно и имеете доступ к PDF-версиям анкеты:

    • В бесплатном Adobe Acrobat Reader есть инструменты комментирования, которые позволяют добавлять, обводить или выделять текст, а затем сохранять PDF-файл с этими «комментариями».
    • Если вы практикующий, который устно заполняет анкету онлайн и можете поделиться экраном, мы считаем, что для ребенка или молодого человека хорошо иметь возможность видеть, как вы редактируете анкету, когда вы ее просматриваете
    • Анкета также может быть отредактирована таким же образом со стороны пользователя услуги, хотя поэкспериментируйте с ней самостоятельно, чтобы проверить ее пригодность для тех, с кем вы работаете — не все сочтут это одинаково удобным для пользователя, и практика или совет могут помочь

    Подробнее здесь

    Подсчет очков

    RCADS и RCADS-P могут быть оценены с использованием электронных таблиц или синтаксиса, доступного у разработчика (ссылка: https: // www.childfirst.ucla.edu/resources/ ). Необходимо указать соответствующий школьный класс в США, который соответствует уровню первого года обучения в Великобритании. В этих таблицах / синтаксисе «t-оценка» рассчитывается на основе необработанной оценки (общей оценки шкалы или подшкалы). Меры также можно оценивать вручную, следуя инструкциям в пособиях по подсчету баллов для RCADS и RCADS-P

    .

    Интерпретация

    «Клинические пороги» для общей оценки были установлены с использованием расписания собеседований по тревожным расстройствам для DSM-IV, детской и родительской версий (ADIS-IV-C / P; Silverman & Albano, 1996) в качестве сравнения (Chorpita et al., 2005). Пороговые значения для подшкал устанавливаются с использованием нормативных данных.

    t-балл 65 означает, что этот балл находится примерно в 7% лучших баллов не рекомендованных молодых людей того же возраста (разработчик описал их как пограничные клинические), а балл 70 означает, что балл примерно равен в верхних 2% баллов не рекомендованных молодых людей того же возраста (описанный разработчиком как клинический порог).

    Другие версии

    Ebesutani et al. (2012) разработали версию RCADS с 25 пунктами, чтобы уменьшить нагрузку на клиентов и время администрирования.Все пункты тревожности в первую очередь отражали один «общий параметр тревожности», который послужил основой для последующей разработки сокращенной шкалы общей тревожности из 15 пунктов. Для подсчета баллов RCADS-25 и RCADS-25-P используются преобразованные баллы по общей шкале и обе подшкалы, разделенные на баллы. Дополнительная информация в этом документе: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26834091

    Существует также адаптированная версия RCDAS для учета характеристик молодых людей с расстройствами аутистического спектра.Шкала тревожности для детей (ASC-ASD) имеет версии для родителей и детей, которые доступны здесь https://research.ncl.ac.uk/neurodisability/leafletsandmeasures/anxietyscaleforchildren-asd/asc-asdchild/

    Психометрические свойства

    Имущество Определение RCADS
    Внутренняя согласованность Приводят ли несколько пунктов, которые предполагают измерение одной и той же общей конструкции, схожую оценку

    Хорошая надежность по субшкалам и общей шкале (Chorpita, Moffitt, & Gray, 2005) на клинической выборке.Внутренняя согласованность субшкал RCADS варьировалась от адекватной до отличной в неклинической выборке (Donnelly, Fitzgeralds, Shevlin, & Dooley, 2019). RCADS демонстрирует высокую надежность внутренней согласованности в различных условиях оценивания, странах и языках (Piqueras, Martín-Vivar, Sandin, San Luis, & Pineda, 2017).

    Проверка надежности Степень, в которой одни и те же респонденты имеют одинаковый балл после периода, когда черта не должна измениться.

    Коэффициенты повторного тестирования за одну неделю были хорошими (Chorpita et al., 2000).

    Сходимость Степень, с которой на самом деле связаны две меры конструктов, которые теоретически должны быть связаны.

    Хорошая конвергентная валидность (Esbjørn et al., 2012; Bouvard, Denis, & Roulin, 2015; Donnelly, Fitzgeralds, Shevlin, & Dooley, 2017).

    Одновременное действие Если показатель хорошо коррелирует с показателем, который ранее был подтвержден.

    RCADS имеет хорошую одновременную валидность с Детским описанием депрессии и Пересмотренной шкалой детского манифеста тревожности (Chorpita et al., 2005).

    Перевод

    RCADS доступен на английском (США), китайском, датском, голландском, французском, немецком, греческом, исландском, корейском, норвежском, персидском (фарси), польском, словенском, испанском, шведском и урду. С неанглоязычными версиями следует осторожно использовать нормы и интерпретировать Т-баллы.Переведенные версии доступны здесь: https://www.childfirst.ucla.edu/resources/

    Дальнейшие переводы разрешены с согласия авторов (условия доступны в руководстве пользователя RCADS).

    Полезные ресурсы

    Сайт разработчика: https://www.childfirst.ucla.edu/resources/

    Список литературы

    Бувар, м., Денис, А., и Рулен, Дж. (2015). Французская версия пересмотренной шкалы детской тревожности и депрессии (RCADS) в доклинической выборке. Швейцарский журнал психологии, 74 , 119–27

    Чорпита, Б. Ф., Моффит, К., и Грей, Дж. (2005). Психометрические свойства Пересмотренной шкалы детской тревожности и депрессии на клинической выборке. Поведенческие исследования и терапия, 43, 309-322.

    Чорпита, Б. Ф., Йим, Л. М., Моффит, К. Э., Умемото Л. А., и Фрэнсис, С. Е. (2000).Оценка симптомов тревоги и депрессии DSM-IV у детей: пересмотренная шкала детской тревоги и депрессии. Поведенческие исследования и терапия, 38, 835-855.

    Доннелли А., Фицджеральд А., Шевин М. и Дули Б. (2019). Изучение психометрических свойств пересмотренной шкалы детской тревожности и депрессии (RCADS) на неклинической выборке ирландских подростков. Журнал психического здоровья, 28 (4), 345-356

    Эбеситани, К., Корату-Ларсон, П., Накамура, Б., Хига-Макмиллан, К., и Чорпита, Б. (2017). Пересмотренная шкала детского беспокойства и депрессии 25 — Версия для родителей: разработка и проверка шкалы на школьной и клинической выборке. Оценка , 24 (6), 712-728.

    Эбесутани, К., Корату-Ларсон, П., Накамура, Б., Хига-Макмиллан, К., и Чорпита, Б. (2017). Пересмотренная шкала детского беспокойства и депрессии 25 — Версия для родителей: разработка и проверка шкалы на школьной и клинической выборке. Оценка , 24 (6), 712-728

    Эбесутани, К., Райз, С. П., Чорпита, Б. Ф., Эль, К., Реган, Дж., Янг, Дж., Хига-Макмиллан, К., и Вайс, Дж. Р. (2012). Краткая версия пересмотренной шкалы детской тревожности и депрессии: уменьшение шкалы посредством исследовательского бифакторного моделирования широкого фактора тревожности. Психологическое обследование, 24 , 833–45

    Эсбьорн, Б. Х., Сомховд, М. К., Турнштедт, К., Райнхольдт-Данн, М. Л. (2012). Оценка пересмотренной шкалы детской тревожности и депрессии (RCADS) в национальной выборке датской молодежи в возрасте 8–16 лет .PLoS One, 7 , e37339

    Ло, Д., и Вольперт, М. (2014). Руководство по использованию результатов и инструментов обратной связи с детьми, молодежью и семьями. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: Нажмите CAMHS.

    Маш, Э. Дж., Хансли Дж. (2007). Оценка детских и семейных беспорядков: системный подход к развитию. В: Маш EJ, Баркли Р.А., ред. Оценка детских расстройств четвертое издание. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: The Guilford Press, 3–52

    Пикерас, Дж. А., Мартин-Вивар, М., Сандин, Б., Сан-Луис, К., Пинеда, Д.(2017). Пересмотренная шкала детской тревожности и депрессии: систематический обзор и метаанализ обобщения надежности. Журнал аффективных расстройств, 218 , 153-169

    Роджерс, Дж., Вигхэм, С., МакКоначи, Х., Фристон М., Хани, Э., Парр, младший. Разработка шкалы тревожности для детей с расстройствами аутистического спектра (ASC-ASD), Autism Research, 2016, 9 (11), 1205-1215.

    Роджерс, Дж., Вигхэм, С., МакКоначи, Х., Фристон, М., Хани, Э., Парр, Дж. Р. (2016). Разработка шкалы тревожности для детей с расстройствами аутистического спектра (ASC-ASD). Исследования аутизма , 9 (11), 1205-1215.

    Сильверман, В., и Альбано, А. (1996). Расписание собеседований по тревожным расстройствам для детей – IV (версии для детей и родителей). Сан-Антонио, Техас: Психологическая корпорация.

    предвестников революции редких вариантов в психиатрической генетике

    % PDF-1.7
    %
    1 0 объект
    >
    эндобдж
    10 0 obj
    >
    эндобдж
    2 0 obj
    >
    эндобдж
    3 0 obj
    >
    эндобдж
    4 0 obj
    >
    ручей
    application / pdfdoi: 10.1016 / j.cell.2012.02.039

  • CNVs: предвестники редких вариантов революции в психиатрической генетике
  • Дирадж Малхотра
  • Джонатан Себат
  • Cell, 148 (2012) 1223-1241. DOI: 10.1016 / j.cell.2012.02.039
  • Elsevier Inc.
  • journalCellCopyright © 2012 Elsevier Inc. Все права защищены 0092-8674148616 Март 20122012-03-161223-12411223124110.1016 / j.cell.2012.02.039 http://dx.doi.org/10.1016/j.cell.2012.02.03

    -04-23true10.1016 / j.cell.2012.02.039

  • elsevier.com
  • sciencedirect.com
  • 6.210.1016 / j.cell.2012.02.039noindex2010-04-23true10 марта 2012 г.

  • sciencedirect.com
  • elsevier.com
  • Elsevier2012-03-10T08: 04: 23 + 05: 302012-03-10T08: 04: 23 + 05: 30True10 марта 2012 Acrobat Distiller 8.0.0 (Windows) uuid: 886082e6-8b3d-4777-bdd0-0111f403cd9auuid: 83278b4f-549a- 4a4d-b2c2-9dacd655b99e

    конечный поток
    эндобдж
    5 0 obj
    >
    эндобдж
    6 0 obj
    >
    / Шрифт>
    / ProcSet [/ PDF / Text]
    / Свойства>
    / ExtGState>
    / XObject>
    >>
    / Тип / Страница
    >>
    эндобдж
    7 0 объект
    >
    эндобдж
    8 0 объект
    >
    эндобдж
    9 0 объект
    >
    эндобдж
    11 0 объект
    >
    эндобдж
    12 0 объект

    / Количество 33
    / Последний 94 0 руб.
    /Заголовок
    >>
    эндобдж
    13 0 объект
    >
    эндобдж
    14 0 объект
    >
    эндобдж
    15 0 объект
    >
    эндобдж
    16 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    17 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    18 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    19 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    20 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    21 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    22 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    23 0 объект
    >
    эндобдж
    24 0 объект
    >
    эндобдж
    25 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    26 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    27 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    28 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    29 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    30 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    31 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    32 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    33 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    34 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    35 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    36 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    37 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    38 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    39 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    40 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    41 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    42 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    43 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    44 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    45 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    46 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    47 0 объект

    / Тип / Аннотация
    >>
    эндобдж
    48 0 объект
    >
    эндобдж
    49 0 объект
    >
    эндобдж
    50 0 объект
    >
    эндобдж
    51 0 объект
    >
    эндобдж
    52 0 объект
    >
    эндобдж
    53 0 объект
    >
    эндобдж
    54 0 объект
    >
    ручей
    HU] O0} ȣ3񷝽AИ & ZxdR5
    ɔLBPԇsν = ON3] F + \ u9I`qPYd> C (9L2 & c 㸠 x & $ AɻaBvKDx hOv϶oe ڲ ዢ k ۺۺ S «% 1Dl ~ @ 6o ۖ ko ֗ e, EB) ^ | Prv) Օ M ڈ» إ t $.

    You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.