Разное

Ядовитый стыд: Брэдшоу: ядовитый стыд — Целое больше, чем сумма частей. Восхитительно больше! — LiveJournal

Содержание

Брэдшоу: ядовитый стыд — Целое больше, чем сумма частей. Восхитительно больше! — LiveJournal

Различные виды насилия рождают «ядовитый стыд» – чувство собственной ущербности, недостаточности, неадекватности. Переносить этот стыд гораздо тяжелее, чем вину. Вину чувствуют, когда что-то плохое тобой сделано – но это можно исправить, загладить. «Ядовитый стыд» убеждает, что это ты – плохой, и с этим уже ничего не поделаешь. Ты неадекватный и ущербный. «Ядовитый стыд» поражает самую сердцевину раненого ребенка.

Я уже был, когда совершалось твое зачатие
В адреналине стыда твоей матери.
Ты ощущал меня в водах, омывающих тебя в ее чреве.
Я впитался в тебя до того, как ты заговорил,
До того, как ты научился понимать,
До того, как ты обрел пути к знанию.
Я навалился на тебя, когда ты учился ходить,
Когда ты был открыт и беззащитен,
Уязвим и нуждался.
Еще до того, как ты обрел свои границы.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Я проник в тебя, когда ты был милым младенцем.
До того, как ты узнал, что я уже здесь
Я поработил твою душу, пронзив ее до самой сердцевины.
Я вселил в тебя чувство
собственной порочности, испорченности и уродства,
Породил в тебе недоверие и сомнения.
Благодаря мне ты познал свою глупость,
никчемность, ничтожность и неполноценность,
Ощутил, что ты – не такой, как все.
Я сказал тебе, что с тобой что-то не так,
Осквернил веру в твою Божественную природу.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Я существовал, когда еще не было ни совести,
Ни вины,
Ни морали.
Я – повелитель эмоций,
Я – внутренний голос, нашептывающий слова осуждения,
Я – внутренняя дрожь, пронизывающая тебя, в то время как разум к этому не готов.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Я живу, скрытый
В бездонных, сырых и мрачных пучинах твоей депрессии и отчаянья.
Всякий раз я подкрадываюсь к тебе,
застаю тебя врасплох и проникаю через черный ход
Нежданный, непрошеный
Первым прихожу я.
Я был здесь с начала времен
С Отцом Адамом и Матерью Евой, Братом Каином.
Я помню Вавилонскую башню и Избиение младенцев.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Я порожден чувством беспомощности и брошенности, бесстыдством нянек,
насмешками и пренебрежением, оскорблениями и насилием —
бездушными системами, толкающими к идеальности.
Мое могущество создано ужасающей силой родительского гнева,
Жестокими колкостями братьев и сестер,
Унизительными издевками сверстников,
Твоим неуклюжим отражением в зеркале,
Обидными и пугающими прикосновениями
Толчками, шлепками и щипками, рвущими на части
твою веру в людей и доверие к миру.
Я многократно умножен культурой расизма и секса,
Праведным осуждением религиозных фанатиков,
Школьными страхами и перемалывающим личность процессом обучения,
Лицемерием политиков
Стыдом всех поколений, создавших твою уродливую семейную систему.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Я могу превратить женщину, еврея, чернокожего, гея,
выходца из Азии, милого ребенка в
Суку, жида, черномазого ниггера, гомика, узкоглазого китаезу,
самовлюбленного маленького ублюдка.
Я несу неизбывную боль
Боль, которая никогда тебя не оставит.
Я – охотник, крадущийся за тобой ночью и днем,
Всегда и везде.
Для меня нет границ.
Ты пытаешься спрятаться от меня,
Но не можешь,
Потому, что я живу в тебе.
Из-за меня ты ощущаешь отчаянье и безнадежность.
Это я убеждаю тебя, что выхода нет.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Боль от меня столь невыносима, что ты должен изливать ее на других:
Через жесткий контроль,
перфекционизм, презрение, злую критику, упреки,
зависть, осуждение, власть и ярость.
Боль от меня так сильна,
Что ты заслоняешься от меня навязчивыми зависимостями,
негибкими ролями, бесконечным повторением одних и тех же сцен и бессознательными эго-защитами.
Боль от меня так насыщенна
Что ты вынужден онеметь, чтобы больше не чувствовать меня.
Я убедил тебя, что я ушел – и больше не существую, —
и ты ощущаешь растерянность и пустоту.

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Я – стержень твоей созависимости,
Я – духовное банкротство,
Логика абсурда,
Навязчивое принуждение.
Я есть преступление, жестокость, инцест, насилие.
Я – прожорливая дыра, которую ты пытаешься заполнить объектами
своей зависимости.
Я – ненасытность и похоть
Я Агасфер — Вечный Жид, Летучий голландец Вагнера, человек из душевного
подполья Достоевского, соблазнитель Кьеркегора, Фауст Гёте.
Я искажаю то, что есть ты, превращая тебя в то, что ты делаешь и имеешь.
Я убиваю твою душу, а ты передаешь меня другим поколениям.

ИМЯ МНЕ – ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

Джон БРЭДШОУ «ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД» — Дом стоит

«Различные виды насилия рождают «ядовитый стыд» — чувство собственной ущербности, недостаточности, неадекватности. Переносить этот стыд гораздо тяжелее, чем вину. Вину чувствуют, когда что-то плохое тобой сделано — но это можно исправить, загладить. «Ядовитый стыд» убеждает, что это ты — плохой, и с этим уже ничего не поделаешь. Ты неадекватный и ущербный. «Ядовитый стыд» поражает самую сердцевину раненого ребенка», — пишет Джон Брэдшоу в книге «Возвращение домой».
 

Я уже был, когда совершалось твое зачатие
В адреналине стыда твоей матери.
Ты ощущал меня в водах, омывающих тебя в ее чреве.
Я впитался в тебя до того, как ты заговорил
До того, как ты научился понимать
До того, как ты обрел пути к знанию.
Я навалился на тебя, когда ты учился ходить
Когда ты был открыт и беззащитен
Уязвим и нуждался
Еще до того, как ты обрел свои границы.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Я проник в тебя, когда ты был милым младенцем.
До того, как ты узнал, что я уже здесь
Я поработил твою душу, Пронзив ее до самой сердцевины.
Я вселил в тебя чувство
собственной порочности, испорченности и уродства
Породил в тебе недоверие и сомнения.
Благодаря мне ты познал свою глупость
никчемность, ничтожность и неполноценность
Ощутил, что ты не такой, как все.
Я сказал тебе, что с тобой что-то не так
Осквернил веру в твою Божественную природу.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Я существовал, когда еще не было ни совести
Ни вины
Ни морали.
Я повелитель эмоций
Я внутренний голос, нашептывающий слова осуждения
Я внутренняя дрожь, пронизывающая тебя, в то время как разум к этому не готов.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Я живу, скрытый
В бездонных, сырых и мрачных пучинах твоей депрессии и отчаянья.
Всякий раз я подкрадываюсь к тебе,
застаю тебя врасплох и проникаю через черный ход
Нежданный, непрошеный
Первым прихожу я.
Я был здесь с начала времен
С Отцом Адамом и Матерью Евой, Братом Каином.
Я помню Вавилонскую башню и Избиение младенцев.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Я порожден чувством беспомощности и брошенности, бесстыдством нянек,
насмешками и пренебрежением, оскорблениями и насилием —
бездушными системами, толкающими к идеальности.
Мое могущество создано ужасающей силой родительского гнева
Жестокими колкостями братьев и сестер
Унизительными издевками сверстников
Твоим неуклюжим отражением в зеркале
Обидными и пугающими прикосновениями
Толчками, шлепками и щипками, рвущими на части
твою веру в людей и доверие к миру.
Я многократно умножен культурой расизма и секса
Праведным осуждением религиозных фанатиков
Школьными страхами и перемалывающим личность процессом обучения,
Лицемерием политиков
Стыдом всех поколений, создавших твою уродливую семейную систему.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Я могу превратить женщину, еврея, чернокожего, гея,
выходца из Азии, милого ребенка в
Суку, жида, черномазого ниггера, гомика, узкоглазого китаезу,
самовлюбленного маленького ублюдка.
Я несу неизбывную боль
Боль, которая никогда тебя не оставит.
Я охотник, крадущийся за тобой ночью и днем,
Всегда и везде.
Для меня нет границ.
Ты пытаешься спрятаться от меня
Но не можешь
Потому, что я живу в тебе.
Из-за меня ты ощущаешь отчаянье и безнадежность.
Это я убеждаю тебя, что выхода нет.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Боль от меня столь невыносима, что ты должен изливать ее на других
Через жесткий контроль,
перфекционизм, презрение, злую критику, упреки,
зависть, осуждение, власть и ярость.
Боль от меня так сильна,
Что ты заслоняешься от меня навязчивыми зависимостями,
негибкими ролями, бесконечным повторением одних и тех же сцен и бессознательными эго-защитами.
Боль от меня так насыщенна
Что ты вынужден онеметь, чтобы больше не чувствовать меня.
Я убедил тебя, что я ушел — и больше не существую, —
и ты ощущаешь растерянность и пустоту.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 

Я стержень твоей созависимости
Я духовное банкротство
Логика абсурда
Навязчивое принуждение
Я есть преступление, жестокость, инцест, насилие
Я прожорливая дыра, которую ты пытаешься заполнить объектами
своей завиимости
Я ненасытность и похоть
Я Агасфер — Вечный Жид, Летучий голландец Вагнера, человек из душевного
подполья Достоевского, соблазнитель Кьеркегора, Фауст Гёте
Я искажаю то, что есть ты, превращая тебя в то, что ты делаешь и имеешь
Я убиваю твою душу, а ты передаешь меня другим поколениям.

 
ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.
 
«Возвращение домой» — уже третий бестселлер Брэдшоу. Заслуженную славу ему принесли книги «Брэдшоу о семье» и «Исцеление пут стыда». Джон Брэдшоу пережил все, о чем он пишет. Он родился в Хьюстоне, штат Техас, в проблемной семье, вскоре брошенной отцом-алкоголиком. В школе учился прекрасно, но вел себя, как самый неуправляемый из подростков. Образование завершил в Канаде, где прошел курс католической семинарии и заодно закончил Университет Торонто по трем специальностям. В последние двадцать лет он работает как психотерапевт, теолог, консультант по менеджменту и лектор. Брэдшоу является одним из ведущих специалистов в области дисфункциональных семей и психотерапии травм детства.
 
Перевод с английского Рустама Муртазина

Джон БРЭДШОУ «ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД» — Мои статьи — Каталог статей

Перевод с английского Рустама Муртазина

«Возвращение домой» — уже третий бестселлер Брэдшоу. Заслуженную славу ему принесли книги «Брэдшоу о семье» и «Исцеление пут стыда». Джон Брэдшоу пережил все, о чем он пишет. Он родился в Хьюстоне, штат Техас, в проблемной семье, вскоре брошенной отцом-алкоголиком. В школе учился прекрасно, но вел себя, как самый неуправляемый из подростков. Образование завершил в Канаде, где прошел курс католической семинарии и заодно закончил Университет Торонто по трем специальностям. В последние двадцать лет он работает как психотерапевт, теолог, консультант по менеджменту и лектор. Брэдшоу является одним из ведущих специалистов в области дисфункциональных семей и психотерапии травм детства.

 

«Различные виды насилия рождают «ядовитый стыд» — чувство собственной ущербности, недостаточности, неадекватности. Переносить этот стыд гораздо тяжелее, чем вину. Вину чувствуют, когда что-то плохое тобой сделано — но это можно исправить, загладить. «Ядовитый стыд» убеждает, что это ты — плохой, и с этим уже ничего не поделаешь. Ты неадекватный и ущербный. «Ядовитый стыд» поражает самую сердцевину раненого ребенка», — пишет Джон Брэдшоу в книге «Возвращение домой».

 

Я уже был, когда совершалось твое зачатие
В адреналине стыда твоей матери.
Ты ощущал меня в водах, омывающих тебя в ее чреве.
Я впитался в тебя до того, как ты заговорил
До того, как ты научился понимать
До того, как ты обрел пути к знанию.
Я навалился на тебя, когда ты учился ходить
Когда ты был открыт и беззащитен
Уязвим и нуждался
Еще до того, как ты обрел свои границы.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Я проник в тебя, когда ты был милым младенцем.
До того, как ты узнал, что я уже здесь
Я поработил твою душу, Пронзив ее до самой сердцевины.
Я вселил в тебя чувство
собственной порочности, испорченности и уродства
Породил в тебе недоверие и сомнения.
Благодаря мне ты познал свою глупость
никчемность, ничтожность и неполноценность
Ощутил, что ты не такой, как все.
Я сказал тебе, что с тобой что-то не так
Осквернил веру в твою Божественную природу.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Я существовал, когда еще не было ни совести
Ни вины
Ни морали.
Я повелитель эмоций
Я внутренний голос, нашептывающий слова осуждения
Я внутренняя дрожь, пронизывающая тебя, в то время как разум к этому не готов.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Я живу, скрытый
В бездонных, сырых и мрачных пучинах твоей депрессии и отчаянья.
Всякий раз я подкрадываюсь к тебе,
застаю тебя врасплох и проникаю через черный ход
Нежданный, непрошеный
Первым прихожу я.
Я был здесь с начала времен
С Отцом Адамом и Матерью Евой, Братом Каином.
Я помню Вавилонскую башню и Избиение младенцев.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Я порожден чувством беспомощности и брошенности, бесстыдством нянек,
насмешками и пренебрежением, оскорблениями и насилием —
бездушными системами, толкающими к идеальности.
Мое могущество создано ужасающей силой родительского гнева
Жестокими колкостями братьев и сестер
Унизительными издевками сверстников
Твоим неуклюжим отражением в зеркале
Обидными и пугающими прикосновениями
Толчками, шлепками и щипками, рвущими на части
твою веру в людей и доверие к миру.
Я многократно умножен культурой расизма и секса
Праведным осуждением религиозных фанатиков
Школьными страхами и перемалывающим личность процессом обучения,
Лицемерием политиков
Стыдом всех поколений, создавших твою уродливую семейную систему.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Я могу превратить женщину, еврея, чернокожего, гея,
выходца из Азии, милого ребенка в
Суку, жида, черномазого ниггера, гомика, узкоглазого китаезу,
самовлюбленного маленького ублюдка.
Я несу неизбывную боль
Боль, которая никогда тебя не оставит.
Я охотник, крадущийся за тобой ночью и днем,
Всегда и везде.
Для меня нет границ.
Ты пытаешься спрятаться от меня
Но не можешь
Потому, что я живу в тебе.
Из-за меня ты ощущаешь отчаянье и безнадежность.
Это я убеждаю тебя, что выхода нет.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Боль от меня столь невыносима, что ты должен изливать ее на других
Через жесткий контроль,
перфекционизм, презрение, злую критику, упреки,
зависть, осуждение, власть и ярость.
Боль от меня так сильна,
Что ты заслоняешься от меня навязчивыми зависимостями,
негибкими ролями, бесконечным повторением одних и тех же сцен и бессознательными эго-защитами.
Боль от меня так насыщенна
Что ты вынужден онеметь, чтобы больше не чувствовать меня.
Я убедил тебя, что я ушел — и больше не существую, —
и ты ощущаешь растерянность и пустоту.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Я стержень твоей созависимости
Я духовное банкротство
Логика абсурда
Навязчивое принуждение
Я есть преступление, жестокость, инцест, насилие
Я прожорливая дыра, которую ты пытаешься заполнить объектами
своей завиимости
Я ненасытность и похоть
Я Агасфер — Вечный Жид, Летучий голландец Вагнера, человек из душевного
подполья Достоевского, соблазнитель Кьеркегора, Фауст Гёте
Я искажаю то, что есть ты, превращая тебя в то, что ты делаешь и имеешь
Я убиваю твою душу, а ты передаешь меня другим поколениям.

 

ИМЯ МНЕ — ЯДОВИТЫЙ СТЫД.

 

Журнал «Урания». — 1999 — №2 — с. 10 — 12.

Ядовитый стыд….. — Мир отношений

Люди, которые заботятся о своем душевном здоровье рано или поздно столкнутся с вопросом исцеления эмоций. Особенные трудности вызывает открытая встреча со своим стыдом.

Стыд – это такое чувство, которое особо остро напоминает, что что-то не так с тобой. Если чувство вины говорит, что человек сделал что-то не правильно, то стыд дает ощущение, что с тобой что-то не в порядке в самой сути.

Чувство стыда приходит изнутри, из сильной веры в то, что вся личность испорчена, неадекватна, плохая, ошибочна, неважная, не заслужила благо или, одним словом, недостаточно хороша.

Откуда приходит такое чувство о себе?

В ранние годы жизни, большинство из нас впитали в себя эти фальшивые утверждения о своей порочности от ближайших людей. Во взрослой жизни подобные чувства превращаются в стыд, который мешает жить и решать насущные задачи. Неосторожные замечания родителей и учителей, осмеивание или подшучивания над детскими чувствами и наивностью, очень часто сеют семена стыда в детскую душу. И как результат, появляются чувства неполноценности себя, которые со временем прочно заседают внутри человека.

Эмоция стыда, как и все другие эмоции, имеет свои плюсы для личности. На определенном этапе жизни стыд играет важную и полезную роль тормоза, который не позволяет совершать неблаговидные поступки.
=
Эмоция стыда помогает развивать способность оценивать последствия своих поступков. В своем роде, данная эмоция исполняет роль здорового внутреннего контроля, тем самим делает свободным человека от контроля других людей. Стыд напрямую связан с совестью. Здоровое чувство стыда даже необходимо в нашей жизни. Развитие эмоции стыда является необходимым условием процесса внутреннего роста и взросления.

Многие женщины пытаются справиться со стыдливыми эмоциями путем их подавления, привыкания, не замечать и игнорировать стыд в повседневной жизни. Такое насилие над собой приведет к подавлению эмоции, которая выступит рано или поздно в неподходящий момент наружу окольными путями.

Такой способ совладать со своим стыдом очень опасный. Со временем он может породить новое состояние души, навязанное стыдом. Погружение в стыд, без попыток разобраться с ним делает его ядовитым.

Ядовитый стыд — это нечто большее, чем просто чувство, это трагическое происшествие внутри, когда стыд незаметно становится образом жизни, каждодневным состоянием женской души. Такой стыд вызывает огромное желание спрятаться, не говорить, не действовать, а со временем и не чувствовать.

Ядовитый стыд заставляет укрыться под вымышленной личностью. Очень легко, следуя такому разрушительному чувству, начать выстраивать искусственную личность, с целью заглушить ноющий голос ядовитого стыда.

Можно так увлечься выстраиванием ложной личности, что начинают совершаться глупые и непоправимые ошибки, принимаются неверные решения относительно личных взаимоотношений. Под влиянием яда стыдливости приходится жить не так, как сердце велит, а так как стыд подсказывает: бездействовать, подавлять все светлые порывы души, не петь собственную песню, не открывать свои таланты, не совершенствовать способности. …И это все служит мощной подкормкой и росту ядовитого стыда. Нездоровый ядовитый стыд делает больными все эмоции, может навредить физическому здоровью и оказаться отравой нравственности.

Очень многие психологи в сфере эмоций склоняются к мысли, что исцеление стыда (ядовитого) ведет к гармонизации всего спектра человеческих переживаний.

Стыд – это очень убедительное чувство того, человек недостоин, неполноценен, имеет недостатки, дефекты. Именно стыд нашептывает, что ты ничего и никогда не достигнешь, ты неудачница, везенье тебе не видать.

Очень важно разобраться с ядовитостью стыда, который несет в себе чувство внутренней неполноценности, нехорошие сомнения в собственной значимости.

Стыд привносит в жизнь огромное чувство неловкости и принуждает его обладателя извинятся по многу раз. Иногда стыд заставляет просить прощение только за то, что человек живой. Стыд приносит желание не существовать. В основе суицида ядовитый стыд имеет огромное влияние.

Ключевым словом

стыда является «прятаться, прятать». Стыд способен нанести раны душе, оставить шрамы. Чувство стыда опустошает человека, принося в жизнь болезненную пустоту, непрекращающееся одиночество и одно огромно желания спрятаться, чтобы никто не видел.

Стыд иссушает дух человека. Стыд разрушает волю, парализует уверенность.

Когда стыд в избытке, он неминуемо коснется каждой сферы жизни, абсолютно всех взаимоотношений. Стыд препятствует близости. Испытывая к кому-то чувство искренней любви или сострадания, стыд, как стойкое качество личности, присоединяется к этим отношениям и делает любого робким, связанным и скованным, неспособным выразить свои истинные чувства, которые могут быть даже очень светлыми.

Очень важно разобраться с ядовитостью стыда, который несет в себе чувство внутренней неполноценности, нехорошие сомнения в собственной значимости.

(из простора инета)

Нужно ли избавляться от стыда?: bdsmn — LiveJournal

#эмоции, #личностный_рост, #стыд, #психология, #саморазвитие

Остановитесь на мгновение и подумайте, что в своей жизни вы боитесь предать огласке. Не дай бог, если кто-то вдруг узнает. Это может быть вера, черта характера, сильное желание или какая-то ужасная неудача в вашем прошлом. Вы предпочли бы притвориться, что этого никогда не было. Как бы то ни было, но мысль о разоблачении унижает вас. От этого хочется свернуться калачиком, натянуть на голову одеяло и спрятаться от мира.

Это чувство психологи называют «стыдом», и у всех в той или иной степени оно есть. Глубоко внутри каждого из нас есть какая-то отвратительная часть нас самих, которую мы маскируем от мира и делаем вид, будто ее нет.

Стыд может нас испортить. Это чувство связано со всевозможными ужасными вещами, такими как депрессия, неконтролируемый гнев и враждебность, плохое физическое здоровье и нарциссизм.

По этой причине в мире самопомощи стыд стал чем-то вроде Бугимэна. Раскройте свой стыд. Избавьтесь от стыда. Освободите свой стыд. Пригласите свой стыд на выпускной бал и танцуйте с ним под сладкие, мягкие мелодии Барри Манилоу.

Джон Брэдшоу рассказал о ядовитом стыде в своей классической книге о самопомощи 1988 года «Исцеление стыда, который связывает тебя». С тех пор многие другие исследователи и авторы приняли эстафету по его уничтожению, в первую очередь Брене Браун, которая указывает на стыд за «нашу неспособность измениться», и Дипак Чопра, у которого есть странные псевдонаучные теории о стыде, раздражении и «ложно окрашенной реальности» или о чем-то подобном.

Итак, нам говорят, что ключ к обетованной земле супер-удивительной любви и абсолютного счастья – это искоренить стыд и вину из нашей жизни, выбросить их из нашей психики с помощью пресловутой базуки, точнее с использованием какого-то рода кружка объятий или очень-очень дорогого семинара.

Некоторые мыслители заходят так далеко, что утверждают, что стыд не «настоящий», что он изобретен обществом, религией или вашими сверхзлыми родителями, чтобы, как выразился режиссер Блейк Эдвардс, «эксплуатировать человечество». Даже если речь об эксплуатации не идет, это, как сказала Анаис Нин, «ложь, которую кто-то сказал вам о вас самих».

Главное здесь то, что стыд – это действительно очень плохо. И мы должны от этого избавиться. Полностью. До последней унции!

Ладно… давайте притормозим.

Хотя совершенно очевидно, что чувство стыда и вина свойственны большинству из нас, все же не лишним будет остановиться, переоценить, почему нам стало стыдно, и, возможно, сделать более точные выводы, почему многие из нас часто чувствуют себя куском собачьего дерьма и что мы можем с этим сделать.

Чувство стыда и вины

Во-первых, начнем с очевидного: стыд и вина – человеческие универсалии. Они присутствуют в каждой культуре, от современных крупных обществ до небольших племен охотников-собирателей, которые никогда в жизни не видели рекламы нижнего белья.

Итак, хотя в этом мире много людей, которые готовы воспользоваться вашим стыдом и виной, они не были изобретены каким-то современным злым гением. Стыд и вина – неотъемлемая часть человеческого опыта.

Стыд – это чувство разочарования или даже бесполезности, которое вы испытываете, когда не оправдываете ожиданий, определяющих ваше «основное Я».

Когда нам стыдно, это как будто луч прожектора освещает все темные, уродливые части нас самих. Стыд подобен увеличительному стеклу для отвратительных тайных уголков нашей личности. Поэтому наш инстинкт состоит в том, чтобы скрыть то, чего мы стыдимся.

И это именно прятки с самим собой, а не сам стыд, психологически портят всех нас. Но об этом чуть позже.

Если нам стыдно за свои чувства, мы стремимся их скрыть. Если нам стыдно за свое тело, мы стремимся его спрятать. Если нам стыдно за нашу страсть к предметам коллекционированию Телепузиков, мы эээ… пытаемся скрыть наши экспонаты.

Вина, конечно – близкая родственница стыда, но с одной важной разницей: если стыд возникает из-за того, кто мы есть, то чувство вины – из-за того, что мы сделали.

Существует тонкое различие между виной и стыдом, и оно очень важно. И то и другое может возникнуть, когда вы делаете что-то не так. Но чувство вины появляется, если ваше отношение таково: «Я могу это исправить; это не из-за моей личности». Тогда как стыд – это мнение, что «я плохой; ничего изменить не могу».

В результате вина, если не исправить ситуацию, которая вызвала это чувство, со временем превратится в стыд.

То, что вы не помогли подруге переехать или не позвонили маме в день ее рождения, можно рассматривать как разовую ошибку. Мы чувствуем себя виноватыми. Но вот наши поступки, чтобы избавиться от этого чувства, влекут самые разные последствия для нашей идентичности и самооценки. Если мы просто извиняемся и обещаем исправиться в следующий раз, мы заглаживаем нашу вину и продолжаем жить дальше. Но если мы хороним свою ошибку и притворяемся, что ничего не было, или обвиняем подругу, что она слишком часто переезжает, или мать – за то, что она родилась в особенно неудобный день года, тогда наше чувство вины усугубляется и превращается в стыд. Это становится чем-то ужасающим, и его нужно скрывать и защищать от любого, кто мог бы его разоблачить.

И именно это замалчивание в конечном итоге вредит нам. Потому что в реальной жизни это выглядит как уклонение от ответственности. Похоже на пассивную агрессию, на манипуляции и нежелание доверять. Это разъедает и отравляет наши отношения и разрушает наши амбиции. Сильный стыд может медленно убить нас изнутри.

Вот почему в литературе по самопомощи объявлен такой крестовый поход против этих чувств. И это правильно – как мы уже говорили, стыд может нас испортить. Как только мы сочли какую-то часть себя плохой, мы порождаем всевозможные неадаптивные формы поведения и дурные наклонности, чтобы прикрыть себя, приглушить ту ужасную правду о себе, которую мы не готовы кому-то раскрывать.

Но это еще не все, что касается стыда. Как и все эмоции, он может быть обоюдоострым. Точно так же, как у счастья может быть темная сторона, а в потерях и печали можно найти большой смысл, в вине и стыде есть определенная польза, о которой мало говорят.

Итак, прежде чем оседлать наших психологических лошадей и присоединиться к крестовому походу против стыда, давайте глубже посмотрим, почему возникла эта эмоция.

Стыд и вина: клей цивилизации?

Печальный факт человеческого существования заключается в том, что между индивидуумом и обществом всегда будет внутреннее напряжение. Нам вдруг внезапно может захотеться угнать машину и отправиться на ней в путешествие. Или начать варить амфетамин. А, может, кататься на лыжах голышом и размещать видео на YouTube. Но если бы все действовали в соответствии с такими порывами, в мире царил бы хаос.

В результате человеческие общества требуют компромисса. Еще в молодости мы учимся отказываться от некоторых наших желаний, потому что, поступая так, мы создаем более функциональное общество, от которого тогда все выигрывают. По сути, это то, к чему нас подталкивают культурные и социальные нормы. Не говори этого. Не носи это. Скажи «Спасибо» после того, как друг спасет тебя из тюрьмы. Это простые практики, смазывающие колеса общества. И хотя они могут потребовать от людей некоторых жертв, в целом они делают остальную часть нашей жизни намного лучше.

Но как убедить людей отказаться от собственных побуждений и желаний ради общего блага? Как вы вдохновляете близких избегать определенных действий, которые вредны для группы, даже если они могут быть полезными для отдельного человека? Откуда берутся эти нормы и как объяснить людям, чего от них ждут?

Собственно, именно так. С помощью стыда.

Эволюция самосознательных эмоций

Психологи различают «базовые эмоции» и все остальные эмоции. Базовые эмоции – самые фундаментальные, которые напрямую помогают нашему выживанию. Страх – очевидный пример: боязнь определенных вещей, таких как змеи и высота, помогает нам выжить. И напротив, отсутствие страха с большой вероятностью может привести нас к гибели.

Базовые эмоции – врожденные. Они есть у всех с первого дня нашей жизни.

Но по мере того как мы становимся старше, что-то начинает меняться, и наша эмоциональная палитра расширяется. Мы начинаем понимать, что в этом мире есть другие люди, и их представления, идеи и суждения влияют на нас. Фактически, мы во многом становимся зависимыми от них, и проводим большую часть жизни, чтобы избавиться от этой зависимости.

Это когнитивное осознание порождает то, что психологи называют «эмоциями самосознания»: стыд, вину, смущение и гордость. Это эмоции, основанные на том, как мы воспринимаем сами себя, и на нашем мнении о том, как о нас думают другие. Эмоции самосознания возникли по тонкой, но важной причине: они помогают отдельным людям сотрудничать и жить вместе в обществе.

«Колесо чувств» – терапевтический инструмент, разработанный доктором Глорией Уилкокс. Центр включает шесть «базовых эмоций», которые затем конкретизируются и заменяются социально зависимыми эмоциями по мере вашего продвижения. Обратите внимание на эмоции самосознания: стыд, вина и смущение – все это продолжение грусти, а гордость – продолжение счастья.

Допустим, мы дети, и кто-то ударил вас вашим же игрушечным грузовиком по голове и украл его. Если у обидчика еще не развились эмоции самосознания – например, если ему два года – он не будет чувствовать себя плохо из-за этого. Почему? Не потому, что двухлетние дети плохие, а потому, что он просто еще не развил способность интуитивно понимать мысли и чувства других.

Но допустим, он чуть старше, и у меня есть эти эмоции. Тогда он будет чувствовать вину и, возможно, немного смущения или стыда. Он вернет игрушечный грузовик. Попросит прощения. Даже готов будет свою машинку отдать. Вы подружитесь и будете играть вместе. Отныне он будет чувствовать гордость. Он хороший мальчик. Ура.

Эти эмоции самосознания мягко подталкивают людей к более просоциальному поведению. Они нам нужны потому, что они помогают нам объединяться в функциональные группы и сообщества. Не зря фраза «Тебе не стыдно?» считается обвинительной. Если вы живете с мыслью, как бы переспать как можно с большим числом партнеров, или организуете гору мусора в походах супермаркетов, вам явно не хватает здорового чувства стыда, и это дестабилизирует всю вашу жизнь.

И здесь мы видим, что точно так же, как гиперразвитые чувства вины и стыда могут быть парализующими и разрушительными, их полное отсутствие во многих отношениях может быть настолько же разрушительным, если не хуже.

Надеемся, вы не спите со вторыми половинками своих друзей и не гадите в проходах супермаркетов, потому что боитесь социального наказания. И это здоровый страх – эта угроза стыда держит вас, ваши гениталии и кишечник под контролем.

В то время как стыд удерживает вас от совершения глупых или ужасных поступков, вина побуждает нас исправлять наши ошибки. Когда мы чувствуем себя виноватыми в чем-то, мы часто пытаемся исправить это. Мы приносим свои извинения и в некоторых случаях предлагаем способы исправить это.

Это плохо. Но это… здорово. Выражение вины за наши проступки и определение курса корректирующих действий показывает другим, что:

• Мы знаем правила и знаем, что нарушили их.
• Мы достаточно заботимся о других в нашем сообществе, чтобы попытаться исправить положение.

Короче говоря, стыд и вина решают большую проблему, присущую жизни в больших социальных группах: они помогают регулировать поведение всей группы на уровне индивида.

Они являются частью того, что сделало возможным существование городов, стран, экономики и дней рождений. И это невероятно.

Парадокс стыда и вины

Итак, вы можете сидеть и думать: «Ну, если стыд и чувство вины настолько хороши, что не дают нам быть ужасными людьми, то почему так много ситуаций, когда они нам вредят?»

Ну, опять же, эмоции – все эмоции – действуют в обоих направлениях. Не бывает «хорошей» или «плохой» эмоции; только хорошие и плохие причины для эмоций. Например, счастье обычно считается хорошей эмоцией. Многие говорят, что мы должны всеми силами стремиться быть счастливыми.

Но если вы чувствуете себя наиболее счастливым, когда пытаете соседского кота пулеметом… ну, тогда ваше счастье относится к нехорошим эмоциям.

Точно так же, если ваш стыд связан с внешностью – если у вас есть иррациональное убеждение, что ваше тело уродливо, стараетесь всеми способами скрыть его – это нездоровая форма стыда. Но если вам стыдно за то, что безудержно изменяли своей девушке в колледже, и этот стыд помогает не разрушить нынешние отношения, что ж, тогда он может быть хорошей эмоцией, потому что держит вас под контролем.

Да, стыд причиняет нам боль и заставляет нас не любить некоторые черты в самих себе. Но это также своего рода эмоциональный сдерживающий фактор от плохого поведения. Если много лет назад вы испортили важные отношения в своей жизни, то теперь стыд, связанный с этим провалом, помогает не испортить нынешние отношения. Это здоровая форма стыда.

Причина, по которой стыд снискал дурную славу, заключается в том, что многие из нас испытывают это чувство из-за не совсем адекватных причин. Большинство из них связано с культурой или семьей, в которой мы растем. В детстве нас судят за наш смешной нос, поэтому мы растем с набором комплексов из-за внешности и в конечном итоге проходим через одиннадцать пластических операций, чтобы попытаться скрыть это. Или нас высмеивают за чувствительность, поэтому мы вырастаем закаленными и эмоционально огрубевшими. Или растем в строгой религиозной семье, которая стыдит нас за любые сексуальные мысли, заставляя нас стесняться наших сексуальных фантазий и желаний.

Самое правильное – это найти истоки нашего стыда и уже отталкиваться от них, правильны они или нет. Если правильны, их нужно принять и жить в соответствии с ними. Если нет – их нужно искоренять и начинать жить заново.

Мы проходим этот процесс и на культурном уровне. На протяжении веков гомосексуализм считался постыдным. Затем, в течение последних двух поколений, смельчаки заявили, что нет, они не должны стыдиться своей ориентации, и общество не должно стыдить их за это. И это сработало. Культурные нормы изменились. Мы становимся более восприимчивыми, и для большинства людей в западных развитых обществах гомосексуализм больше не рассматривается как нечто запретное или постыдное.

Но как примириться с собой, искоренить источники стыда и сбросить оковы ненависти к себе?

Но прежде чем мы перейдем к этому, отойдем немного в сторону и поговорим о связанной проблеме, которая является одновременно важной и актуальной. Да, это всеобщая любимая тема за обеденным столом: нарциссизм.

Когда стыд переходит в нарциссизм

У стыда есть интересная сторона, которой, похоже, не существует ни для одной другой эмоции. Практически все остальные эмоции со временем рассеиваются. Может быть, вы сегодня стесняетесь оплошности на работе, но уже на следующей неделе вы смеетесь над этим со своими коллегами. Может быть, вы счастливы, что выиграли в лотерею вчера вечером, но к обеду вы уже остыли.

Хорошо это или плохо, но кажется, что эмоции никогда не длятся долго. Тем не менее, каким-то образом наш стыд остается. Годами. Десятилетиями. Всю жизнь.

И не только задерживается, но и гноится. Подобно смертельному грибку, со временем он каким-то образом становится более едким и токсичным.

Все потому, что стыд – это не просто эмоция. Он также частично определяется нашим самоопределением – он продиктован тем, как мы видим себя. Если мы считаем себя ужасными и недостойными, это увековечивает чувство стыда на неопределенное время в будущем.

Другой аспект этого затянувшегося самоопределения состоит в том, что со временем мы начинаем убеждать себя в том, что наш стыд уникален и является особенным. В конце концов, годами мы считали себя намного хуже других. Из этого следует, что мы каким-то образом космически избраны для несения этого проклятия, избраны из многих.

Наше восприятие себя как однозначно ошибочных или неполноценных, является тяжелым психологическим бременем. Это утомляет нас и обременяет постоянными чувствами беспокойства и вины. В результате наш разум отчаянно ищет способы справиться с этим. И обычно это происходит одним из двух способов. Он начинает верить, что либо: «Я кусок дерьма, и миру без меня станет лучше». Или: «Мир – кусок дерьма за то, что так поступил со мной, и я собираюсь отплатить ему за это».

Нарциссизм возникает, когда мы считаем, что каким-то образом имеем право на особое отношение в этом мире, потому что мы фундаментально отличаемся от всех, кто нас окружает. Нарциссизм может быть основан на иррациональной вере в превосходство, но также в его основе может лежать иррациональное чувство неполноценности.

На первый взгляд, убеждения могут казаться противоположными, но результат один и тот же: стойкая эгоистичность, которая сводит все восприятие и сочувствие к ненасытному эгоистическому «Я». Подобно черной дыре, нарциссизм поглощает весь окружающий свет, никогда сам по себе не освещая и не снимая тяжести отчаяния.

Как только стыд превратился в нарциссизм, его становится все труднее вытеснить, в первую очередь потому, что нарцисс может убедить себя, что его стыд – на самом деле вовсе не стыд, а именно то, что делает их такими особенными, уникальными и заслуживающими внимания и сочувствия в первую очередь.

Результат: церковные служители, которые призывают к притеснению гомосексуалистов и при этом сами тайно являются гомосексуалистами; пережившие сексуальное насилие стали насильниками; садисты, которые верят в оправдание насилия.

Как справиться со стыдом и виной

Итак, мы узнали, что сам по себе стыд не обязательно является нездоровым, это ситуация, связанная с ним, делает его таковым. Именно причины нашего стыда, а также то, как мы решаем справиться с ним, делают его токсичным.

Нездоровый способ избавиться от стыда – это похоронить его, спрятать, притвориться, что его нет и никогда не было. Захоронение эмоций в целом вредно. Но захоронение стыда дает ему власть над вами.

Вместо этого имеет смысл сделать противоположное: обнажить свой стыд, поделиться им, раскрыть свои недостатки, чтобы они больше не держали нас в заложниках. Это может затем привести к качественной проработке, которая повышает самооценку и улучшает самочувствие.

Если ваш стыд иррационален – то есть если вам стыдно за то, чего не следует стыдиться – поделившись этими эмоциями, вы почувствуете, насколько они неуместны. Вы увидите, что люди не смеются над вами, что мир не ненавидит вас, что время не останавливается, а небо не падает на вас.

Но если вы сделали что-то постыдное, то если вы поделитесь этим, это откроет путь к прощению – способности жить со своими ошибками и недостатками таким образом, чтобы исправить ваши будущие действия, а не мешать им.

Итак, как выглядит этот путь к самораскрытию? Как вы прощаете себе предполагаемые неудачи? Вот несколько полезных советов.

1. Отделите себя от того, что вы сделали

Послушайте, мы все совершаем глупости. Мы все иногда подводим других людей, да и себя тоже. Мы все сожалеем.

Но нельзя ставить на себе крест только потому, что мы облажались.

Вы можете учиться на ошибках, какими бы ужасными они ни были. Вы можете использовать свои неудачи как мотивацию, чтобы стать лучше в будущем. Вы даже можете использовать свои неудачи как своего рода поучительную историю и помочь другим, переживающим подобные трудности.

Неудачи и ошибки имеют значение. Они неизбежны. Никто из нас не становится ужасным человеком, если вдруг их совершит. Так что постарайтесь заменить мысли «Я плохой» на «Я сделал что-то плохое». Например, «Я сбил соседского кота» вместо «Я кошачий убийца, истребитель кошачьих».

2. Определите реальную мотивацию ваших действий

Как только вы отделите свои действия от своей личности, вы сможете начать раскрывать настоящие причины, по которым вы облажались.

Вы затянули рабочий проект и обманули коллег не потому, что вы ужасный человек. Возможно, вы сделали это потому, что чувствовали себя недооцененными на работе и испытывали неуважение. Возможно, вас охватил гнев, и вы стали импульсивными. Может быть, вы не спали три дня и просто потеряли всякую волю к жизни в самый неподходящий момент.

В любом случае, понимание причин ваших действий позволяет вам извлечь необходимые уроки, чтобы улучшить себя. И как только вы начнете развиваться, почти невозможно начать жалеть о том, что к этому привело.

А еще просто проявите немного сочувствия к себе. Например, если хороший друг облажается, чаще всего, вы не будете его линчевать и говорить, что он плохой человек. Тем не менее, мы часто поступаем так с собой. Мы все заслуживаем того, чтобы друг сказал нам, что все в порядке, но ведь этим другом можем быть и мы сами.

3. Сделайте лучше в следующий раз

Следующий шаг – использовать свои стыд и вину ради будущего. Они могут быть сильными мотивами к самосовершенствованию. Они подталкивают нас к лучшему. Они говорят нам, что мы делали неправильно в прошлом, чтобы мы не повторили свои ошибки.

Таким образом, стыд и вина могут быть мудрыми учителями, даже если они совершенно неприятные люди, которые хлопают вас по запястью линейкой за разговоры во время урока.

4. Поделитесь своим стыдом, даже если больно

Но есть еще один аспект в признании стыда и вины, о котором мы еще не говорили. Вопреки тому, что говорят нам наши инстинкты, выражение стыда и смущения обычно вызывает сочувствие у других, а также порождает чувство близости в наших отношениях.

Это парадокс: делясь тем, что, по нашему мнению, мы должны скрывать больше всего, мы на самом деле получаем больше желаемой любви, чем скрывая это.

Безумно, правда?

Это основное преимущество таких вещей, как терапия или консультирование, или просто посиделок с хорошим другом в пятницу вечером под тихие рыдания и рюмочку чего-нибудь. Именно в эти моменты краха неизбежно строятся самые крепкие отношения.

5. Ваш стыд определяется вашими ценностями

Возможно, самый важный урок стыда и вины состоит в том, что они являются отражением наших ценностей. Выбирая правильные ценности, мы освобождаемся от нездорового стыда и допускаем в свою жизнь перемены.

Если вам стыдно обижаться на друга, когда он действительно в вас нуждается, а вам это неудобно, это хороший показатель того, что вы цените дружбу и на вас можно рассчитывать. Стыд помогает вам действовать в соответствии с этой ценностью, мотивируя честно поговорить с другом, извиниться и быть рядом с ним в будущем.

С другой стороны, если вам стыдно за то, что вы не носите обувь из того же магазина, что все ваши коллеги, это означает, что ваши ценности не совпадают – что вас больше заботит внешний вид и одобрение окружающих, а не уважение себя и своих вкусов.

Это неправильная ценность, потому что вы не только не можете контролировать то, что думают другие, но и в конечном итоге начинаете манипулировать: вы меняете свое поведение, чтобы другие воспринимали вас по-другому. Таким образом, стыд заражает наши отношения, мешая близости, заставляя нас чувствовать себя еще более одинокими, чем раньше.

В конечном итоге наши ценности определяют наш стыд. Правильные ценности порождают хороший, здоровый стыд. Неправильные ценности порождают беспорядок и отвращение к себе. И, как всегда, наши эмоции не являются корнем наших проблем, а, скорее всего, лишь отправными точками для наших решений.

И нечего здесь стыдиться.
http://muz4in.net/news/nuzhno_li_izbavljatsja_ot_styda/2020-10-19-52506

Когда ядовитый стыд ловит нас / благосостояние

Когда стыд становится токсичным,

Это может разрушить нашу жизнь

Каждый человек когда-нибудь испытывает стыд. Это эмоция с физическими симптомами, как и все остальные, которая приходит и уходит, но когда это серьезно, это может быть чрезвычайно больно.

Сильные чувства стыда стимулируют симпатическую нервную систему, вызывая реакцию борьбы. Мы чувствуем себя разоблаченными и хотим скрыться или реагировать с гневом, в то время как мы чувствуем себя глубоко отчужденными другими.

это может сделать нас неспособными думать или говорить ясно, порождая чувство плохого отношения к себе.

У всех нас есть свои специфические триггеры или чувствительные моменты, которые «раскрывают» нашу психологию стыда.

Интенсивность нашего опыта также варьируется, в зависимости от нашего опыта, наших культурных убеждений, нашей личности и события активации.

В отличие от обычного позоравнутренний позор» устанавливает в нас и изменяет наш собственный имидж. Жаль, что он становится «токсичным», термин, придуманный Сильваном Томкинсом в начале 1960-х годов в его академическом исследовании человеческого участия.

Для некоторых людей, Токсичный стыд может монополизировать личность, в то время как для других, это может быть найдено ниже вашей совести, и может быть легко активировано.

Характеристики токсического стыда

Токсичный стыд отличается от обычного стыда, Что происходит через день или несколько часов, в следующих аспектах:

  • Это может быть скрыто в нашем бессознательном, поэтому мы не осознаем, что нам стыдно.
  • Когда мы испытываем стыд, это длится гораздо дольше.
  • Связанные чувства и боль имеют большую интенсивность.
  • Не всегда активируется внешним событием. Наши собственные мысли могут вызвать чувство стыда.
  • Это приводит к спирали негативных чувств которые вызывают депрессию и чувство безнадежности.
  • Причины «хронической тревоги стыда», страха страдания стыда.
  • Оно сопровождается голосами, образами или убеждениями, возникшими в детстве и связано с «история позора» отрицательный о себе.
  • создать глубокое чувство неадекватности.

Основные убеждения стыда

Основополагающее убеждение, лежащее в основе позора, заключается в том, что «Я достоин быть любимым, не достоин связи». Обычно интернализованный стыд проявляется как одно из следующих убеждений или его разновидность:

  • Я тупая.
  • Я непривлекательный (особенно романтическая пара).
  • Я неудачник.
  • Я Я плохой человек.
  • Я мошенник или мошенник.
  • Я эгоист.
  • Я не достаточно … (эта вера может быть применена во многих областях).
  • Я ненавижу себя.
  • Мне все равно.
  • Я неисправен или Я неадекватный.
  • Я не должен был родиться.
  • Я достоин быть любимым.

Причина токсического стыда

Из всех вещей, в которые вы можете верить, ничто не так важно, как вы

В большинстве случаев, стыд усвоен или они становятся токсичными, в результате хронического или интенсивного опыта смущения детства. Родители могут невольно передать это чувство своим детям посредством их вербального и невербального поведения.

Этот отпечаток стыда может начаться с колыбели, когда родители понимают, что есть профессии, которые являются более достойными, чем другие, подтверждая, что люди, которые занимают их, выполняют их, потому что они не действительны для других.

Таким образом, мышление ребенка или подростка будет конфликтовать, если ему нравится какая-либо профессия, которую его родители определили как «дураки». Конфликт, который может поставить под угрозу психическое равновесие человека, который его терпит.

Это страдание проявляется особенно в подростковом возрасте и должно быть хорошо разрешено. Ребенок начинает понимать, что есть вещи, которые он считает неправдой и что он должен восстановить самые основы своего мышления, пытаясь устранить некоторые из тех, на которые он опирался до сих пор, и что он унаследовал от самых близких ему людей.

Это непростая задача, поскольку взрослые, стараясь научить детей понимать образ мышления, часто выражают свои мысли. Не добавляя нюансы, дети усваивают их таким образом и ведут себя перед миром как таковым.

Таким образом, эти утверждения, которые могли быть так ложно проиллюстрированы и повторены, могут сохраняться в течение всей взрослой жизни, связанной со многими вызывающими стыд ситуациями..

Последствия токсического стыда

Если он не зажил, ядовитый стыд Это может привести к Агрессия, депрессия, расстройства пищевого поведения, посттравматическое стрессовое расстройство и зависимость.

Он генерирует низкую самооценку, беспокойство, иррациональную вину, перфекционизм и взаимозависимость, в дополнение к ограничивает нашу способность наслаждаться удовлетворительными отношениями и профессиональным успехом.

Феномен телесного перфекционизма как социокультурная патология — Культурно-историческая психология

Термин «перфекционизм» используется для описания множества проблем,
связанных с деятельностью высших достижений в различных областях жизни, и
большинство профессионалов в сфере психического здоровья воспринимают его как
психологически нездоровый феномен. Однако в современных теоретических подходах
к проблеме стремления к совершенству существует известный дуализм:
перфекционизм может пониматься как потенциальная сила, способная породить
интенсивную фрустрацию и полное бессилие или же невероятную удовлетворенность
собственной деятельностью и творческие достижения на новой ступени личностного
развития, — в зависимости от направленности этой силы и качества черт
личностного стиля, этой силе сопутствующих. Особый интерес к исследованию и
разграничению нормальных и патологических перфекционных тенденций и связанных с
ними кластеров психологических черт обусловлен запросом психологической
практики в связи с большой распространенностью и пагубностью влияния
«злокачественного» перфекционизма на здоровую личностную адаптацию.

Феноменологически перфекционные тенденции широко представлены в культуре
нарциссизма, характерной для современной европоцентрированной цивилизации. Под
культурой нарциссизма понимается социокультурный строй, в котором превалируют
ценности потребительских, манипулятивных отношений во всех областях
жизнедеятельности. Нарциссическое общество организует управление людьми,
подобно управлению вещами, бюрократизирует ценности культуры и секуляризирует
верования с помощью науки. Посвящая себя осязаемым достижениям, оно постепенно
стирает иллюзию смысла жизни, неуклонно продвигается к чувству разочарованности
в мире, в окружающих людях и в себе [11; 15].

Для культуры нарциссизма характерны высокая скорость социально-политических
и экономических изменений, нестабильность общественно продуцируемых эталонов
качества жизни, яркость, широта и при этом парадоксальная поверхностность
увлечений, эклектичность мировоззренческих позиций и нравственных образцов,
которые в целом создают большой соблазн для восприимчивой публики и размывают
внутриличностные генуинные нормы [10; 11; 26]. В нарциссической культуре
ложных, искаженных представлений и эталонов наиболее ценными становятся
видимые, поверхностные атрибуты силы, благополучия, красоты и успешности.
Выставляемые на обозрение общественности, эти атрибуты имеют своей функцией
уменьшить невыносимые страдания из-за осознания собственного несовершенства,
ограниченности в личностных, временных и пространственных (телесных) аспектах,
а также снизить бытийную тревогу и создать иллюзию всемогущего контроля над
своей жизнью во всей ее многогранности [10; 26; 38].

Для обоснования ценности, полноты, достоинства своей личности и утверждения
чувства самоуважения наиболее очевидным в культуре нарциссизма становится путь
достижения высот в сфере карьеры и внешности, т. е. в тех областях, которые
находятся «на виду» у непосредственного социального окружения. Подобные
ценности все чаще и более откровенно пропагандируются героями литературных
произведений, кинофильмов и телевизионных передач. Вспомним хотя бы героинь
фильмов «Пианистка», «Потому что я так сказала», «Дьявол носит Prada»,
персонажей романа «Обещание на рассвете» Ромена Гари и «Писем незнакомке» Андре
Моруа, бесчисленных героев рекламных роликов, для которых «невозможное
возможно», которые могут «всегда быть на высоте», слоганами которых являются:
«Дорогу королю!», «Весь мир у Ваших ног», «Избранное для избранных», «Мода —
это ты», «Первый среди равных», «Безупречная чистота надолго», «Совершенство
формы и содержания», «А что делаешь ты, чтобы быть безупречной?». Названия
магазинов и марок одежды «Ego», «Perfetta», «Egoist», «Topman», «Topshop»
говорят сами за себя. Людьми, подчиняющими жизнь нарциссическим ценностям,
властвуют маниакальные, не знающие границ реальности, желания иметь прекрасное
образование и образцово применять его в профессиональной деятельности. Они
вожделеют быть безукоризненными в общении и производить на окружающих
впечатление безупречных, «положительных во всех отношениях» людей. Они жаждут
иметь идеальное, обожествляемое тело. Но при этом колоссальные требования,
обращенные к себе, уравновешиваются неохватными и трудно реализуемыми
объект-ориентированными требованиями [35; 36; 38]. Реальная жизнь со всеми ее
неопределенностями, несовершенствами, комедийными и трагическими
двусмысленностями оказывается невозможной в подобных стерильных,
ригидно-затвердевших условиях.

Таким образом, средства массовой коммуникации, освещающие жизнь «сильных
мира сего», современная литература и киноискусство способствуют формированию
особых ценностей, установок и моделей поведения, которые становятся достоянием
индивидуального сознания и создают психологическую предрасположенность или
уязвимость к эмоциональным и личностным расстройствам. Непомерно разросшиеся и,
по сути, нездоровые культы успеха и достижений, силы и конкурентности,
рациональности и сдержанности, характерные для нашей современной культуры,
рождают феномен, который отечественные исследователи А. Б. Холмогорова и Н. Г.
Гаранян назвали «эффектом обратного действия сверхценной установки» [31, с.
70]. Согласно этим авторам, культ успеха и достижения (при его завышенной
значимости) ведет к депрессивной пассивности, культ силы — к тревожному
избеганию и ощущению беспомощности, культ рациональности — к накоплению эмоций
и разрастанию их физиологического компонента.

По мнению ряда авторов, перфекционизм в своей здоровой форме может
«обслуживать» поведенческий аспект «Я-концепции», т. е. самоутверждение. С
точки зрения Е. П. Никитина и Н. Е. Харламенковой, самоутверждение представляет
собой одну из стратегий усиления Я, придания ему силы, поддержания значимости.
Для любого человека в большей или меньшей мере свойственна некоторая уязвимость
в отношении того, кем он является и насколько ценным себя чувствует. Люди
прибегают к разным способам поддержания значимости своего Я, чтобы чувствовать
удовлетворение от собственной личности. Это могут быть идеализация и
идентификация, в одном случае, проекция и обесценивание — в другом,
самореализация — в третьем [16]. Однако другой отечественный автор, В. А.
Жмуров, относит перфекционизм к сфере психопатологии воли и определяет его, как
избыточный уровень мотивации, когда индивидуум ставит себе сверхзадачи.
Результаты деятельности перфекциониста чаще всего оказываются ничтожными,
потому что недостижимые цели парализуют активность, вызывают боязнь неудач,
страх перед действием и не приносят удовлетворения от реально достигнутого.

В условиях современной социальной жизни актуальным становится вопрос о более
глубоком научном понимании генеза, психологической структуры и построения
прогноза роста патологических, или дезадаптивных, перфекционных тенденций.
Выявление и изучение данных феноменов является необходимым для развития как
психологической диагностики, так и практики коррекции и терапии синдрома
«злокачественного» перфекционизма, который сопутствует депрессивным, тревожным,
соматоформным расстройствам, нарушениям пищевого поведения, нарциссической и
пограничной патологиям личности, и в конечном счете является зародышем
возможного личностного краха [17; 18; 21; 23].

Первые исследования проблемы перфекционизма по большей части включали
клинические выборки, результатом чего явилось смещение теоретических
представлений на негативистичное восприятие данного феномена и его рассмотрение
в рамках патологического личностного развития [36; 41; 42]. В последних
исследовательских работах делаются попытки различения аспектов перфекционизма
на базе возможных его последствий (как для самой личности-носителя, так и для
ближайшего окружения), а также разделения его позитивных и негативных
атрибутов, что, безусловно, является оппозицией «зауженной» концепции
патологического, или «невротического» [36] перфекционизма. Таким образом, новая
эпистемология позволяет взглянуть на феномен перфекционизма как на многомерное,
синдромное личностное образование.

Наряду с социокультурной и клинико-психологической актуальностью
исследований в данной области значимым является и экзистенциально-философский
контекст проблемы перфекционизма. Исследователю, рассматривающему феномен
перфекционных тенденций с диалектической точки зрения, открываются как его
положительные, личностно полезные, так и отрицательные, разрушающие личность
грани. Перфекционизм является сложным синдромным образованием, в котором тонкая
грань отделяет логику развития, достижения, творческой активности, азарта,
сохранения способности к сотрудничеству и к человеческим отношениям истинной
привязанности от глубочайшего личностного сужения, «возврата либидо к Я»,
поворота всей психической активности, всех ресурсов, сил, заинтересованности на
себя и достижения собственных ригидных устремлений при неизменном отсутствии
ощущения удовлетворения [17; 23; 26].

К настоящему моменту в научном понимании термин «перфекционизм» (от лат.
perfectio — совершенство) означает стремление предъявлять к себе, к
окружающим и к жизни вообще весьма высокие требования и следовать самым высоким
стандартам. Перфекционизм — это безудержное стремление к идеалу, а крайние
перфекционисты — люди, которые хотят быть безупречными во всех аспектах своей
жизни. Первые теоретические разработки в области перфекционных тенденций были
сделаны в середине прошлого столетия американским социальным психоаналитиком
Карен Хорни [32]. Однако истоки изучения феномена лежат в психоаналитических
концепциях Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера.

В рамках теории А. Адлера можно говорить о патологическом перфекционизме как
о стремлении к «фиктивной цели личностного превосходства…и идеалу какого-либо
совершенства и безгрешности» [12, с. 151]. Центральными понятиями в его
концепции были «комплекс неполноценности» и «гиперкомпенсация неполноценности»,
которые служили либо двигателем развития, социализации личности, либо их
результатом был уход от полноценного межличностного сотрудничества и избегание
истинных эмоциональных привязанностей.

Стремление к личной власти А. Адлер представлял как форму конкретизации
стремления к совершенству, а искушение безграничного стремления к совершенству
— особенно актуальным в нашей культуре. Для современного человека открываются
бесчисленные соблазны новых линий саморазвития: образовательные структуры,
клубы и центры по телесному совершенствованию (от косметологических и
фитнесцентров до клиник пластической хирургии), растущее число увлечений,
меняющийся мир моды. Адлер постулирует нарушение ценностно-смысловой сферы у
патологического перфекциониста и подмену базового для человеческого индивида
чувства общности личным индивидуализмом. Он делает явной всю ошибочность такой
подмены, в результате которой разрушаются или становятся поверхностными
социальные отношения и развивается паралич созидающих ценностных сил.

Карен Хорни, исследовавшая «невротическую личность нашего времени», выявила
несколько ключевых характеристик личности с патологическим перфекционизмом
[32]. Хронически плохое настроение, стагнацию личностного развития и
самоотчуждение она рассматривала как негативные последствия тщетных усилий
человека воплотить «идеализированный образ Я» в реальность. Она говорила о
принципиальной ненасыщаемости перфекционистских потребностей в любви и
одобрении, в поддержке, потребности властвования, лидерства, в публичном
восхищении и признании [17].

Для того чтобы справиться с личностным разладом, носитель патологического
перфекционизма делает попытку следовать неким искусственно порожденным
идеализированным образам-идолам. «В отличие от подлинных идеалов,
идеализированные образы имеют качество статичности. Это не цель, к достижению
которой он/она стремится, но фиксированная идея, которой служат и поклоняются»
[32, с. 98]. Таким образом, личные стандарты при «злокачественном»
перфекционизме отличаются ригидностью, жесткостью, а следовательно, крайней
неадаптивностью. У идеализированного Я (в частности телесного) нет дефектов и,
следовательно, оно недостижимо в реальности. Каждый раз, когда выполнение
задачи на воплощение идеала оканчивается неудачей, в человеке утверждается
неудовлетворенность собой, смешанная с ощущением чувства собственной
ничтожности и ущербности, и стремление разрушить себя или как минимум нанести
себе вред. Когда же поставленная завышенная цель достигается, закрепляется
неадекватный, потенциально губительный для личности
коммуникативно-поведенческий паттерн подтверждения своей ценности и углубляется
чувство отчуждения от истинного Я.

Разрабатывавший теорию объектных отношений в ее приложении к клинической
ситуации Отто Кернберг был убежден, что патология личности определяется теми
психическими структурами, которые возникают под влиянием аффективного опыта
взаимодействия с ранними значимыми объектами [9]. Кернберг показал, что Я
человека состоит из различных репрезентаций себя и своих объектов и связывающих
их аффективных состояний. «Расколотое» самосознание при патологическом
нарциссизме состоит из двух Я: внешнего — защитно идеализированного,
фальшивого, грандиозного, и глубинного — пустого, неразвитого, неэффективного.
Грандиозное Я постоянно подпитывается, ревностно охраняется и изощренно
усиливается: человек с синдромом телесного перфекционизма презентирует другим
свое «внешнее грандиозное Я», свое идеальное холеное, молодое и подтянутое
тело, над которым проводятся, как над неким овеществленным объектом,
ухаживающие косметические и изнуряющие спортивные процедуры. Но пропасть между
видимостью, поддерживающей имидж успешного и во всех отношениях сильного
человека, и его самоощущением огромна [8; 9; 12; 17; 26]. Идеальный образ Я
находится под постоянной угрозой разрушения и потери своей грандиозности, что
приводит к эмоциональному «выгоранию» и повторяющемуся переживанию
травматического чувства унижения и поражения [9; 17; 22; 23].

Феномен перфекционизма исследовался также в контексте архитипических образов
в юнгианской психоаналитической школе. Мэрион Вудман в своей книге «Страсть к
совершенству. Юнгианское понимание зависимости» рассматривает перфекционизм как
«навязчивую одержимость» [4, с. 15], сужающую жизнь до предела и являющуюся
одним из порождающих зависимое поведение фактором. Автор описывает Я зависимого
человека, с одной стороны как, «умершее для внешнего мира», с другой — как
«сверхчувствительное к воздействию внешнего мира», не имеющее возможности
обособиться от него, так как нуждается в эмоциональной «пище» и в указании
направления развития [4, с. 15]. Нарциссический перфекционист сосредоточен на
поддержании самоуважения, на контроле за тем образом, который возникает у его
ближайшего окружения, и при этом он болезненно зависим от того, каким его
увидят и какую оценку ему дадут другие. Гипертрофированная откликаемость на
мнения окружающих порождается отсутствием собственной стабильной «системы
координат», по которой можно ориентироваться в мире. У Я перфекциониста нет
собственной системы ценностей, все время его безупречно скрывают маски, или
Персона, которые он меняет в зависимости от смены социальных ролей,
приверженности тому или другому религиозному, политическому, профессиональному
течению. Мэрион Вудман видит влияние этих коллизий на соматический пласт:
безумные, чуждые ритмы продолжают владеть телом и бытием индивида, уподобляя их
телу и бытию измученного волка. Вудман считает, что Эго «жертвы волчьего
синдрома» [4, с. 16] находится во власти Демона, истязающего самого человека с
синдромом нарциссического перфекционизма, заставляющего мучить значимых Других,
требующего совершенства мира, совершенной деятельности, совершенного тела.

Известный американский психоаналитик Сидни Блатт описывает жизненную драму
перфекциониста, личностная структура которого формируется в детстве в
аномальных семейных условиях. Глубоко коренящееся чувство неполноценности и
уязвимости ввергает человека в бесконечный цикл саморазрушения, в котором любая
задача или начинание становится очередным угрожающим вызовом. Никакое усилие
никогда не бывает достаточным, поскольку индивид постоянно ищет одобрения,
принятия и отчаянно старается избежать ошибок и неудач. Любые затрагивающие
самооценку обстоятельства порождают интенсивный негативный аффект и дистресс
[5; 6]. Таким образом, люди с синдромом нарциссического перфекционизма «очень
чувствительны к тому, как к ним относятся; малейшая критика ранит их, особенно
если попадает по больному месту. Они…походят на больного, чья рана
зарубцевалась, но при малейшем прикосновении причиняет боль» [14, с. 395].

Современный психотерапевт, консультант и теолог, специалист в области
дисфункциональных семей и психотерапии травм детства Джон Бредшоу описывает
феноменологию «раненого» погранично-нарциссического самосознания, рожденного
различными видами насилия, с помощью термина «ядовитый стыд». «”Ядовитый стыд”
— чувство собственной ущербности, недостаточности, неадекватности. Переносить
этот стыд гораздо тяжелее, чем вину. Вину чувствуют, когда чтото плохое тобой
сделано, но это можно исправить, загладить. “Ядовитый стыд” убеждает, что это
ты — плохой, и с этим уже ничего не поделаешь. Ты неадекватный и ущербный.
“Ядовитый стыд” поражает самую сердцевину раненого ребенка», — пишет Джон
Брэдшоу в книге «Возвращение домой» [3, с. 10].

В своей монографии «Психоаналитическая теория неврозов» Отто Фенихель,
известный психоаналитик середины XX в., устанавливает связь между
перфекционными тенденциями и социальной тревогой. Автор утверждает, что
стремлению к совершенству неизменно сопутствует постоянный страх подвергнуться
критике, остракизму, или наказанию, и чувство стыда [30]. Фенихель также
подчеркивает, что для перфекционистов характерны повышенное внимание к реакциям
окружающих на собственный облик и поведение, гипербдительность, которые
обусловлены автоматизированными ригидными реакциями Суперэго и неполным
установлением принципа реальности. На нарушение чувства реальности, по
Фенихелю, указывает неспособность предвидеть другие возможные реакции
окружения, кроме осуждения, осмеяния, отказа в общении, наказания. Е. Т.
Соколова считает, что сюда можно также отнести неспособность находить
альтернативные объяснения поведения других, а также разделять значимые и
несущественные характеристики людей, явлений и ситуаций [17].

Другим современным автором, который связывает перфекционные тенденции с
процессом идеализации и феноменологией чувства стыда и эдиповым конфликтом,
является американский клинический психоаналитик Бенджамин Килборн [39]. В своей
книге «Исчезающие люди. Стыд и внешний облик» автор описывает людей, скованных
стыдом своего человеческого несовершенства (в частности явных или мнимых
телесных дефектов), не имеющих определенной концепции добра и зла и не умеющих
избавиться от тоски своего существования.

Килборн развивает идеи авторов, связывавших стыд с нарциссизмом, как защиту
от нарциссических ран, а также как выражение нехватки и недостатка. Личности с
патологическими перфекционными тенденциями, не выдерживая краха
идеализированных образов и травм столкновения с реальностью, обрекают себя на
круговорот стыда, обмана и гнева. И все более они становятся одержимыми
нарциссическими фантазиями о своем внешнем облике, видимом социальном статусе и
тревогой по поводу собственного разоблачения. К примеру, для одной из пациенток
Килборна «потерять лицо» означало утрату образа понятного мира и своего
собственного бытия и, следовательно, чувство уничтожающей дезорганизации и
изоляции [39].

Патологические перфекционные тенденции могут рассматриваться в связи с их
отношением к психологическим границам, в частности с восприятием «границ образа
тела». «Границы образа тела» при этом понимаются в разных функциональных
аспектах: в аспекте дистанцированности или «слипания» с внешним объектом, как
целостность, защищенность или проницаемость, уязвимость для интерферирующих
воздействий, как зависимость или самостоятельность, сепаратность,
«отдельность», как чувство телесного комфорта или дискомфорта [7; 17].

В ходе жизни субъекта происходит разнонаправленный процесс формирования
границ Я. Структурообразующими при этом являются три универсальных открытия
собственной ограниченности, которые совершает любой человек в ходе нормального
развития [7; 8]. Эти болезненные для субъекта открытия способствуют определению
и стабилизации чувства собственного Я: 1) осознание существования Другого и
принятие собственной отдельности от Другого; 2) принятие собственной
однополости; 3) принятие собственной конечности, смертности.

Однако патологическое развитие самосознания и самоидентичности прямо
выражается в трудности интеграции и целостного, непротиворечивого восприятия
личностных границ. Большое упрощение полагать, что при нарушениях личностной
целостности и интегрированности идентичность может оставаться интактно
сохранной. Е. Т. Соколова и Н. С. Бурлакова считают маловероятным, чтобы
поражение самого «фундамента» связного и устойчивого переживания Я, где
совершается интеграция биологических и социальных основ человеческого
существования, не влекло за собой глобальных последствий [20; 21].
Феноменологически подобная дезинтеграция может выражаться в различных
манипуляциях с собственным телом в виде похудения при нервной анорексии и
ритуального очищения при нервной булимии, в обращениях к пластическому хирургу
с целью коррекции внешности или изменения пола и т. д.

Частые и радикальные изменения внешности могут быть поняты в контексте
непостоянства личности и диффузности самоидентичности субъекта. Согласно Сидни
Блатт [1], радикальные изменения внешности могут быть возможными проявлениями
отсутствия последовательного ощущения себя как отдельной личности. Целостность,
последовательность и дифференцированность разных аспектов самосознания, а также
способность к самосознанию в целом у таких субъектов незначительны и расшатаны
[1]. Они склонны к непроизвольным потерям понимания себя как отдельной
целостной личности, не имеют возможности отстраниться и взглянуть на себя со
стороны. Вследствие этого закономерно предположить, что люди с размытым
видением своей личности при оформлении собственной внешности будут опираться на
интерферирующие внутренние и внешние воздействия (эмоциональное состояние,
социальный стереотип, требования значимых других и т. д.).

Феномен перфекционизма непосредственно сталкивает исследователей и
психологов-теоретиков с философскими, социальными и клинико-психологическими
проблемами безудержной трансгрессии, нарушения и размывания границ (личностных,
временных, телесных), с проблемой искажения нравственно-этической сферы,
результирующей во вседозволенности и ложном понимании личной свободы и
ответственности [17; 20; 26; 27]. Проблема расширения границ человеческих
возможностей до иллюзии полного всемогущества связана с достижениями науки,
юридическими изменениями прав человека, социально-политическими пертурбациями в
современном мире. За последний век «человек постиг больше секретов природы, чем
наши предки за двадцать тысяч лет; он открыл такие богатые источники энергии и
стал таким могущественным, что собственная сила может его погубить; он
исследует космос и плавает в межпланетном пространстве; он летает над землей из
города в город со скоростью в три раза больше, чем скорость звука; он строит
машины, которые считают и планируют лучше, чем человеческий мозг» [14, с. 398].
Однако эти открытия и изменения говорят о могуществе человека, а не о его
всемогуществе. Но именно стремление поддерживать ощущение всемогущества и
всестороннего совершенства характерно для современного феномена патологического
перфекционизма.

Таким образом, растущий интерес к феномену перфекционизма и попытка его
объяснения в различных социологических, этических, психологических и
клинико-психологических моделях отражают общественные культуральные и
ценностные изменения. Исследование социальных ценностей россиян в 1990е гг.
позволило получить ряд новых, интересных в теоретическом и прикладном отношении
данных об установках, идеалах и целях представителей ряда основных социальных
групп [10; 13]. Социальные преобразования в современной России вызвали
существенные изменения условий жизни, общественной структуры, пропагандируемых
целей, установленных норм, положения, поведения и убеждений большинства
активных социальных субъектов. Возникли новые социальные организации и
институты, стала утверждаться новая ценностно-нормативная система, достаточно
«непрозрачная» для однозначной трактовки. В современном обществе наблюдается
тенденция широкого распространения внесемейных ценностных ориентаций, способов
самореализации во всех сферах жизнедеятельности, исключая семейную. Это
выражается и в том, что в настоящее время все больше людей испытывают
потребность в замещающих семейные ценности ценностях и объектах.

В условиях трансформации российского общества происходят преобразования
ценностных установок социокультурной, политической, макро и микросоциальной
сфер, которые проявляются в возрастающей индивидуализации жизни человека и
процессе оттеснения и замещения в российской ментальности общественных
ценностей ценностями индивида. В такой ситуации перфекционизм, которому
сопутствуют нестабильность самоидентичности, повышенная откликаемость на сдвиги
в психологическом поле, недифференцированность когнитивных процессов и
превалирование эмоциональных способов реагирования, распад связности и
согласованности образа Я, высокая подверженность саморазрушению, является
распространенным ответом на продуцируемые в обществе социокультурные изменения.
Перфекционизм ориентируется при этом на ценностные эталоны современной
европоцентрированной цивилизации.

Нам представляется важным в завершение отметить, что патологические
перфекционные тенденции выходят за рамки навязываемых социальными институтами
(телевизионными рекламными агентствами, киноискусством, спортивными центрами,
клиниками пластической хирургии) образов безупречных людей и непосредственно
воспринимаются рисковыми в отношении развития пограничной личностной патологии.
В настоящее время перфекционизм является своеобразным игом, религией XXI в.,
культом современного человечества, который объединяет сообщества индивидов,
стремящихся к совершенству. Катастрофичность данной социальной ситуации
занимает специалистов в области клинической психологии, образования и медицины.
В связи с этим необходимо подчеркнуть научную и практическую значимость
развития психодиагностического инструментария и феноменологических критериев
выявления людей с патологическими перфекционными тенденциями для своевременного
проведения процедур системной медико-психологической реабилитации и
коррекции.

Токсичный стыд: причины, симптомы и многое другое

Токсичный стыд — это чувство собственной никчемности. Это случается, когда другие люди плохо относятся к вам, и вы превращаете это обращение в веру в себя. Вы наиболее уязвимы для такого рода плохого обращения в детстве или в подростковом возрасте. Когда вы чувствуете токсичный стыд, вы видите себя бесполезным или, в лучшем случае, не таким хорошим, как другие.

В чем разница между стыдом и виной?

Эти две эмоции часто путают друг с другом.Вы чувствуете вину, когда знаете, что сделали что-то не так. Это может быть полезной эмоцией при поддержании отношений. Вина может держать вас в курсе, когда вы отходите от своих моральных норм.

Но вам становится стыдно, когда вы считаете, что вас недостаточно, обычно потому, что родители или сверстники постоянно говорят вам об этом. Ваша уверенность страдает от этой глубоко укоренившейся эмоции, которая влияет на то, как вы себя видите.

Вина говорит вам: «То, что вы сделали, было неправильным». Стыд говорит вам: «Из-за того, что ты сделал это, ты плохой человек.”

Как стыд становится токсичным?

Вы, вероятно, испытывали и будете испытывать стыд в разное время своей жизни. Стыд может длиться несколько часов или даже несколько дней.

Но ядовитый стыд возникает из-за того, что вам постоянно говорят, что вам недостаточно. Это приводит к негативному внутреннему разговору, который остается с вами.

Токсичный стыд может начаться с того, как вам в детстве давали обратную связь об определенных инцидентах, обычно от родителей. Например, если вы намочили постель, родители могли отреагировать одним из двух способов: ‌

  • Они заверили вас, что все в порядке, и убрали без суеты.
  • Они набросились на тебя и сказали что-то вроде: «Почему ты всегда это делаешь? Что с тобой? »

Вторая реакция, вероятно, заставила бы вас поверить, что с вами что-то не так. Если вторая сцена повторяется, ваше чувство стыда может превратиться в токсичный стыд. Другие повторяющиеся фразы, которые могут вызвать токсичность стыда, в зависимости от происшествия, следующие:

  • «Почему вы так делаете? Вы ошибаетесь».
  • «О чем вы думали?»
  • «Вы никогда не будете так хороши, как они.

Если вам говорят это достаточно часто, вы можете начать говорить себе, например: «Я недостоин любви». А цепляние за чувство неполноценности может нанести серьезный вред вашему психическому и физическому здоровью.

Опасности токсического стыда

За этими двумя общими симптомами стоит стыд:

  • Отмена . Возможно, вам захочется свернуться клубочком и исчезнуть, когда вам станет стыдно. Стыд заставляет нас чувствовать, что мы недостаточно хороши, и все, что мы хотим сделать, — это спрятаться.
  • Гнев. Из-за того, что вы чувствуете эмоциональную боль, вы сердитесь, пытаясь направить свою боль подальше от себя.

Токсический стыд также связан со злоупотреблением психоактивными веществами, расстройствами пищевого поведения и членовредительством.

Эти нездоровые механизмы преодоления могут служить спасением от вашей эмоциональной боли или неспособности смотреть в лицо самому себе. ‌

Вы также можете стать перфекционистом или иметь нереалистичные ожидания, пытаясь избежать повторного стыда.

Как избавиться от токсического стыда

Можно преодолеть ядовитый стыд и изменить свой образ мышления.Самосострадание — ключ к процессу. Вам также нужны самосознание, внимательность и терпение. Попробуйте эти советы, чтобы преодолеть ядовитый стыд.

Взгляните на корень своего стыда. Важно понимать и исследовать свои чувства. Найдите причину своего стыда, чтобы двигаться вперед.

Продолжение

Осознайте, как вы разговариваете с самим собой. Постарайтесь наблюдать за своими мыслями, но не реагировать на них.

Сострадай к себе. У всех есть недостатки и они ошибаются. Даже если кажется, что ваши ошибки были огромными, примите то, что вы всего лишь человек. Учитесь на прошлом, но не зацикливайтесь на нем.

Практикуйте внимательность. Внимательность и медитация могут творить чудеса, если вы научитесь наблюдать за своими мыслями. Чувство стыда заставляет вас реагировать, поэтому просто замечать свои мысли и подвергать их сомнению может быть очень сильным действием.

Узнавайте, когда вам стыдно. Внимательность помогает предупредить вас о том, что вам стыдно.Если да, скажите об этом другу или партнеру. Стыд процветает в темных местах, поэтому посветите на него светом и наблюдайте, как его сила угасает.

‌ Обратитесь в службу поддержки. Сеть поддержки может дать вам возможность поговорить, когда это необходимо, и укрепить ваше чувство принадлежности.

Что такое токсический стыд?

Когда стыд становится ядовитым, он может разрушить нашу жизнь. Каждый испытывает стыд то одно, то другое. Это эмоция с физическими симптомами, как и любая другая, которая приходит и уходит, но когда она серьезная, она может быть чрезвычайно болезненной.

Сильное чувство стыда стимулирует симпатическую нервную систему, вызывая реакцию борьбы / бегства / замирания. Мы чувствуем себя незащищенными и хотим спрятаться или реагировать гневом, чувствуя при этом глубокое отчуждение от других и хороших частей себя. Мы можем быть неспособны ясно мыслить или говорить и быть поглощенными ненавистью к себе, что усугубляется тем, что мы не можем избавиться от себя.

У всех нас есть свои особые триггеры или точки нежности, которые вызывают чувство стыда. Интенсивность нашего опыта также варьируется в зависимости от нашего предыдущего жизненного опыта, культурных убеждений, личности и активирующего события.

В отличие от обычного стыда, «внутренний стыд» висит повсюду и изменяет нашу самооценку. Стыд стал «токсичным» — термин, впервые введенный Сильваном Томкинсом в начале 1960-х годов в его научном исследовании человеческого аффекта. Для некоторых людей ядовитый стыд может монополизировать их личность, в то время как для других он лежит вне их сознательного понимания, но может быть легко вызван.

Характеристики токсичного стыда

Токсический стыд отличается от обычного стыда, который проходит в течение дня или нескольких часов, следующим образом:

  • Он может скрываться в нашем бессознательном, так что мы не осознаем, что у нас есть стыд. .
  • Когда мы испытываем стыд, он длится намного дольше.
  • Чувства и боль, связанные со стыдом, более сильны.
  • Для его запуска не требуется внешнего события. Наши собственные мысли могут вызвать чувство стыда.
  • Это приводит к спирали стыда, вызывающей депрессию, чувство безнадежности и отчаяния.
  • Он вызывает хроническую «тревогу стыда» — страх испытать стыд.
  • Он сопровождается голосами, образами или убеждениями, возникшими в детстве, и связан с негативной «историей стыда» о нас самих.
  • Нам не нужно вспоминать первоисточник непосредственного стыда, который обычно возникает в детстве или предшествующей травме.
  • Это вызывает глубокое чувство неполноценности.

Убеждения, основанные на стыде

Фундаментальное убеждение, лежащее в основе стыда, состоит в том, что «меня нелюбви, я не достоин связи». Обычно внутренний стыд проявляется как одно из следующих убеждений или их разновидность:

  • Я глуп.
  • Я непривлекательна (особенно для романтического партнера).
  • Я неудачник.
  • Я плохой человек.
  • Я мошенник или подделка.
  • Я эгоистка.
  • Я не достаточно (это убеждение применимо ко многим областям).
  • Ненавижу себя.
  • Неважно.
  • Я неисправен или не отвечаю требованиям.
  • Я не должен был родиться.
  • Меня не любят.

Причина токсического стыда

В большинстве случаев стыд становится интернализованным или токсичным из-за хронических или интенсивных переживаний стыда в детстве.Родители могут непреднамеренно передать свой стыд своим детям посредством вербальных сообщений или невербального поведения. Например, ребенок может чувствовать себя нелюбимым в ответ на депрессию, безразличие, отсутствие или раздражительность родителей или чувствовать себя неадекватным из-за соперничества или чрезмерной коррекции поведения родителей. Дети должны чувствовать, что их любят оба родителя. Когда эта связь нарушается, например, когда ребенка жестко ругают, дети чувствуют себя одинокими и стыдятся, если только узы любви между родителями и детьми не восстанавливаются в ближайшее время.Однако, даже если стыд был усвоен, его можно преодолеть с помощью более позднего положительного опыта.

Если не излечить, токсический стыд может привести к агрессии, депрессии, расстройствам пищевого поведения, посттравматическому стрессу и зависимости. Это порождает низкую самооценку, беспокойство, иррациональное чувство вины, перфекционизм и созависимость, а также ограничивает нашу способность получать удовольствие от отношений и профессионального успеха.

Мы можем излечиться от ядовитого стыда и повысить самооценку. Чтобы узнать больше о том, как это сделать, и о восьми шагах к исцелению, прочтите Преодоление стыда и созависимости: 8 шагов к освобождению истинного себя .

© Дарлин Лансер, 2015

Токсичный стыд | Психология сегодня

Термин «токсичный стыд» впервые был использован в 1960-х годах Сильваном Томкинсом, американским психологом и теоретиком. Хотя он известен многими своими теориями, возможно, наиболее известной из них является теория аффекта, которая включает в себя стыд.

По сути, стыд — это эмоция, но у него более важные физиологические связи, чем у многих других эмоций. Фактически, стыд вызывает ту же симпатическую нервную реакцию, что и страх, заставляя человека бежать, бороться или замерзать.

Когда стыд становится внутренним и проникающим в нашу жизнь, мы живем в постоянном состоянии борьбы, бегства или замирания. Часто это начинается с раннего детства, когда родители всегда негативно и эмоционально вредят ребенку, делая заявления о том, что ребенок нелюбим или нежелателен, что он неудачник, не может делать что-то правильно, ужасен, непривлекателен или неразум. Некоторые люди считают это «основным позором», и это не то же самое, что стыд из-за определенного события в нашей реакции.

Со временем и с этими типами негативных сообщений человек начинает испытывать очень глубокое и обширное чувство неполноценности, но он видит себя причиной того, что он нелюбим и нелюбим. Если это не исправить и ребенку внушить положительное послание, этот стыд будет продолжать расти и гноиться, вызывая заниженную самооценку, тревогу, депрессию, перфекционизм и повышая риск созависимости.

Проблемы взаимоотношений

Для тех, кто имеет дело с токсичным стыдом, харизма нарцисса — притягивающая сила.Нарцисс сбивает человека с ног, утаскивая его в мир фантазий, где она наполнена любовью, о которой мечтала с детства. Ирония заключается в том, что некоторые нарциссы также имеют дело с токсичным стыдом, но в ответ они отключили все чувства и создали альтер-личность, которая все равно прикрывалась маской грандиозности и эгоизма.

Люди с токсичным стыдом также могут быть вынуждены попытаться найти партнера в человеке, которого они считают сломленным и нуждающимся.Человек, усвоивший стыд с детства, может видеть в алкоголике способ искупить себя, помогая другому и становясь целителем и опекуном. Результатом являются созависимые отношения, которые вряд ли разойдутся.

Работа от токсического стыда

Есть способы решить проблему токсичного стыда. Работа с терапевтом жизненно важна для многих, так как это дает безопасный способ взглянуть на эти глубоко укоренившиеся негативные сообщения и на то, как они повлияли на то, как вы видели себя на протяжении всей жизни.

Кроме того, для преодоления ядовитого стыда требуется:

  • Избавиться от собственных мыслей — поговорить с другими о том, что вы думаете о себе, и не прятаться от этих мыслей, рассматривается как важный шаг в решении проблемы и движении к исцелению.
  • Видеть внутреннего ребенка — исцеление не только нашего взрослого «я», но и маленького ребенка, ищущего любви и признания, имеет решающее значение. Это также шаг в лечении созависимости и эффективный способ справиться с тревогой, депрессией и перфекционизмом, которые испытывают многие люди с токсическим стыдом.
  • Научиться любить себя — находить в себе то, что вы любите, и подтверждать это — трудная задача, но она также меняет внутренний диалог с необоснованного стыда на научиться ценить себя.

Еще один фактор, необходимый для исцеления от ядовитого стыда, — это удаление из вашей жизни людей, вовлеченных в критику и стыд. Это может быть сложно, но построение новых отношений с доверчивыми, позитивными и искренними людьми может помочь в этом необходимом шаге.

Токсичный стыд, травма и отказ в любви

Проблемы с психическим здоровьем имеют сложный характер. Причина их возникновения и почему одни люди страдают, а другие нет, давно изучаются.

Эксперты говорят о природе и воспитании, независимо от того, играют ли наши гены роль или это происходит из-за того, что с нами происходит. Многие думают, что это элемент и того, и другого.

Вот почему два брата и сестры, растущие в одном доме, могут выглядеть совершенно по-разному, например, от родителей-алкоголиков.Может показаться, что один из братьев и сестер не имеет никакого негативного воздействия, в то время как другой становится наркоманом, который также страдает от тревоги и депрессии.

Есть три исключительных теории от известных экспертов. Их, безусловно, полезно учитывать, поскольку каждый эксперт считает, что за каждой формой психического заболевания, с которой он когда-либо сталкивался, стоит один аспект.

Сюда входят травмы, такие как посттравматическое стрессовое расстройство; тревожные расстройства; депрессия; и зависимости, в том числе от алкоголя, каннабиса, ксанакса и секса.

Токсичный стыд

Стыд — это нормальная эмоция, которая на самом деле служит определенной цели. Но советник и писатель Джон Брэдшоу (1933-2016) считал, что существует два типа стыда: здоровый и токсичный.

«Здоровый стыд дает нам понять, что мы ограничены», — написал Брэдшоу в своей классической книге-бестселлере «Исцеление стыда, который сковывает вас». «Ограниченность — наша сущностная природа. Серьезные проблемы возникают из-за отказа принять наши пределы.

«Как и все эмоции, стыд побуждает нас удовлетворить наши основные потребности.Одна из наших основных потребностей — структура. Мы обеспечиваем нашу структуру, разрабатывая систему границ, в рамках которой мы безопасно работаем.

«Есть старый анекдот о человеке, который« сел на лошадь и поехал во все стороны ». Без границ у нас нет границ, и нас легко запутать. Мы идем туда-сюда, тратя много энергии. Мы сбиваемся с пути или становимся зависимыми, потому что не знаем, когда остановиться; мы не знаем, как сказать «нет».

Он продолжал говорить, что это здоровый стыд, который держит нас на ногах, что мы будем делать ошибки, что нам нужна помощь.Это позволяет нам узнать наши пределы и, таким образом, более эффективно использовать нашу энергию.

Но есть еще ядовитый стыд. Токсичный используется для описания чего-то ядовитого или очень вредного в коварной манере.

Вот что такое ядовитый стыд: в основном, когда кто-то несет стыд, который ему не принадлежит. Это самое страшное бремя. Часто он бывает настолько тяжелым, что, в конце концов, после долгих лет страданий люди попадают прямо под него.

Обычно его передают родители, опекуны или учителя.Это происходит в результате злоупотреблений во всех их формах и обычно сопровождается огромным количеством безжалостной критики.

Человек, стыдящийся ребенка или кого-то еще, скорее всего, не делает этого сознательно плохим образом — но они обнаружили это, чтобы облегчить собственное чувство стыда. Это приводит к тому, что он часто передается из поколения в поколение.

«Если наши основные опекуны стыдятся, они будут действовать бесстыдно и переложат на нас свой токсический стыд», — сказал Брэдшоу.«Невозможно научить себя ценить, если человек не ценит себя. Токсичный стыд передается из поколения в поколение ».

Токсичный стыд отличается от вины. Вина — это когда кто-то думает: «Я сделал что-то постыдное». Токсичный стыд — это когда кто-то думает: « Я позор».

Вот почему некоторые люди могут казаться успешными для всех… но они никогда не будут чувствовать себя хорошо. У них часто возникают проблемы с психическим здоровьем.

Брэдшоу говорил о том, что практически все психические заболевания возникают из-за токсического стыда.

«Связанный стыдом означает, что всякий раз, когда вы чувствуете какое-либо чувство, потребность или желание, вам сразу становится стыдно», — сказал Брэдшоу. «Динамическое ядро ​​вашей человеческой жизни основано на ваших чувствах, потребностях и побуждениях. Когда они связаны стыдом, вы стыдитесь до глубины души ».

Токсический стыд — это фраза, впервые использованная психологом Сильваном Томкинсом (1911–1991) в начале 1960-х годов. Он имел в виду изнурительную патологию, которая возникла после того, как к нему неоднократно обращались как к бесполезному, отвергнутому, униженному и даже ненавистному.

Когда это происходит, особенно в детстве, многие люди усваивают это. Из-за этого большинство людей с токсичным стыдом не осознают этого.

Тем не менее, это проявляется во всех аспектах их жизни. Любой новый стыд будет длиться дольше и интенсивнее, чем у людей, не затронутых токсическим стыдом.

Для его запуска не требуется даже внешнего события. Собственные мысли человека могут вызвать ужасное чувство стыда, которое может привести к депрессии, тревоге, зависимости, расстройствам пищевого поведения, созависимости и другим проблемам с психическим здоровьем.

Голоса часто сопровождают ужасное чувство, часто это голос человека, который навлек на страдальца ядовитый стыд. Это вызывает ужасное чувство никчемности и неполноценности.

Люди будут регулярно думать о себе негативно и верить им, например: «Я нелюбимый» или «Я никогда не достаточно хорош». Если они обнаруживают, что напиться или забить камнями, эти плохие мысли и чувства временно исчезают, они могут стать зависимыми от алкоголя или наркотиков.

«Чем больше я пил, чтобы облегчить мое одиночество и боль, основанные на стыде, тем больше мне было стыдно», — сказал Брэдшоу. «Токсично стыдливые люди имеют тенденцию становиться все более и более застойными с течением жизни. Они живут осторожно, скрытно и оборонительно. Они пытаются быть более чем людьми (совершенными и контролирующими) или менее человечными (теряют интерес к жизни или застревают в некотором аддиктивном поведении) ».

Травма

Д-р Габор Мате — врач, работавший с наркоманами в самых неблагополучных городских районах.Он считается одним из лучших мировых экспертов по наркозависимости.

Продолжая теорию Брэдшоу в его книге «Когда тело говорит нет: цена скрытого стресса», доктор Мате пишет: «Стыд — это самая глубокая из« отрицательных эмоций », чувства, которого мы сделаем почти все, чтобы избежать. К сожалению, наш постоянный страх стыда снижает нашу способность видеть реальность ».

Но на своем обширном опыте Мате приходит к выводу, что именно травма вызывает зависимость и многие другие проблемы с психическим здоровьем.Конечно, стыд часто возникает в результате травмы, например, жестокого обращения.

Когда нужно помочь наркоманам, Мате никогда не должен спрашивать: «Почему такая зависимость?» но «Почему боль?».

«Все диагнозы, с которыми вы сталкиваетесь — депрессия, тревога, СДВГ, биполярное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство и даже психоз, в значительной степени связаны с травмой», — говорит д-р Мате. «Это проявления травмы. Поэтому диагнозы ничего не объясняют. Проблема в мире медицины в том, что мы кому-то ставим диагноз и думаем, что это объяснение.

«Он ведет себя так, потому что он психотик. Она ведет себя так, потому что у нее СДВГ. Ни у кого нет СДВГ, ни у кого нет психоза — это процессы внутри человека. Это не то, что у вас есть. Это процесс, который выражает ваш жизненный опыт. Это имеет значение в каждом отдельном случае ».

Он отметил, что почти каждый заядлый наркоман, которого он видел, происходил из дома, где жестоко обращались с наркотиками. Их наркомания и другие проблемы с психическим здоровьем, которые у них могут быть, — это то, что он описывает как «сжатые муки поколений».

«Многое из того, что мы называем личностью, — это не фиксированный набор черт, а только механизмы преодоления трудностей, приобретенные человеком в детстве», — говорит д-р Мате. «Обида лежит в основе любого аддиктивного поведения. Он присутствует у игрока, интернет-наркомана, навязчивого покупателя и трудоголика ».

Неудача в любви

Несмотря на то, что д-р Питер Бреггин не новичок в спорах, поскольку у него есть искренние взгляды на лекарства, он — психиатр и бывший консультант Национального института психического здоровья (NIMH), который считает, что есть один главный фактор, стоящий за всеми страданиями.С тех пор, как он начал помогать людям в конце 1950-х, он видел одно обстоятельство — то, что он называет «неудачей в любви».

Это очень умное наблюдение. Это потому, что неудача в любви в той или иной степени стоит за токсическим стыдом и травмой.

«В отличие от большинства существ, мы, люди, рождаемся с в основном внутриутробным мозгом, что делает нас полностью зависимыми от других и который удваивается в размерах в течение первого года жизни», — говорит доктор Бреггин. «Этот чрезвычайно быстрый рост в размерах и сложности гарантирует, что наш мозг развивается вне тела матери как социальный орган, сама структура и функция которого формируются окружающими его заботливыми влияниями.

«Забота в первые несколько лет жизни направляет развитие и выражение нашей социальной природы и нашей способности как вида выживать и процветать; а отсутствие такой заботы ведет к психологическим и социальным нарушениям.

«Любовь и сочувствие — ключ к нашей социальной природе. В психологическом, духовном и политическом спектрах многие думающие люди пришли к выводу, что любовь и ее выражение в виде сочувствия являются центральными принципами хорошей и продуктивной жизни.

«Почти весь человеческий личный или эмоциональный успех зависит от способности дарить и принимать любовь, и почти все личные неудачи человека отражают неспособность сделать это».

Он думает, что лучший способ лечить кого-то — это помочь ему обнаружить, где их любящее участие в жизни было обескуражено или потеряно — и как его оживить или познать это впервые. По его словам, это поможет человеку понять важность любви и то, как они могут преодолеть укоренившиеся страхи и сомнения по поводу того, чтобы отдавать и получать ее.

«Почти все эмоциональные расстройства — это расстройства любви, — говорит доктор Бреггин, — и мы исцеляемся от этих расстройств в той степени, в которой мы учимся давать и принимать любовь».

Итак, если неудача в любви вызывает проблемы, то ее решение является успехом.

Здесь, в Tikvah Lake Recovery, мы всегда будем проявлять к нашим гостям высочайшее уважение и доброту. Мы очень хорошие слушатели, потому что полностью понимаем ценность этого.

Мы относимся ко всем как к личности.Вот почему, как семейный центр, мы можем предложить каждому гостю индивидуальную программу лечения, которая лучше всего подойдет ему.

Команда экспертов Tikvah Lake имеет многолетний опыт оказания помощи людям с любой проблемой психического здоровья. Свяжитесь с нами сегодня, чтобы узнать, как мы можем помочь вам или тем, кого вы любите.

Сообщение навигации

Как распознать это и как его преодолеть

Стыд — это сильная эмоция, которая может вызвать широкий спектр сильных эмоций.Гнев, вина и смущение часто переплетаются, когда дело доходит до стыда, и некоторые люди могут проецировать эти чувства вовне на других, в то время как другие могут усвоить их. Стыд — это нормальная человеческая эмоция, которая заставляет нас чувствовать, что мы потерпели неудачу, и вызывает негативные мысли, но при правильном обращении с ней может помочь нам учиться и расти.

Есть разница между здоровым и нездоровым стыдом. Здоровый стыд — это то, что мы чувствуем, когда предпринимаем действия, противоречащие нашим ценностям.То, что вызывает чувство стыда, различается от человека к человеку, и интенсивность его ощущения часто зависит от прошлого опыта, культурных влияний и других факторов. Это может побудить нас исправить ситуацию или помириться с кем-то. В какой-то момент мы можем позволить этому чувству стыда разрешиться в той или иной форме. Однако когда человек чувствует нездоровый стыд, он может стать мощной силой, которой мы позволяем определять нас.

Нездоровый стыд часто называют токсическим стыдом, и, в отличие от обычного стыда, ядовитый стыд может усвоиться и изменить восприятие человеком собственного образа или чувства собственного достоинства.Он может активно влиять на то, как человек взаимодействует с окружающим миром, или может находиться чуть ниже поверхности внешнего вида человека, легко активируясь триггерами, о которых они могут не осознавать.

Выявление токсического стыда

Токсический стыд может длиться намного дольше нескольких часов или дней и может принимать форму основанных на стыде представлений о себе. Вот несколько способов определения токсичного стыда:

  • Чувства и боль, связанные со стыдом, невероятно сильны и сильны
  • Переживание стыда длится долго
  • Внутренние мысли и чувства могут вызвать чувство стыда
  • Чувство стыда вызывает симптомы депрессии и беспокойства на поверхности
  • Вы испытываете страх перед чувством стыда
  • Стыд заставляет вас чувствовать себя глубоко неадекватным
  • Стыд может не быть связан с конкретным переживанием, но он показывает, как вы относитесь к себе

Токсический стыд — это часто усваивается и может заставить человека бороться с негативными мыслями.Однако эти мысли никуда не денутся, и человек может использовать эти мысли как форму идентичности и для оправдания того, как работают их отношения. Вот некоторые общие темы токсичного стыда:

  • Я плохой человек
  • Я ненавижу себя
  • Неважно
  • Я глуп
  • Я непривлекателен
  • Я неадекватен
  • Я мошенник
  • Я не должен был родиться

Во многих случаях токсический стыд развивается в результате хронических, интенсивных переживаний в детстве.Эти сообщения могли быть намеренно или непреднамеренно переданы ребенку его родителями в раннем возрасте. И общение, и поведение могут способствовать токсическому стыду. Например, ребенок может испытывать трудности из-за симптомов психического расстройства родителей. Родители, которые передают детям сообщения о раздражении, безразличии или несоответствии, могут непреднамеренно научить ребенка усваивать эти эмоции. Эти чувства может быть трудно преодолеть в более позднем возрасте, даже если они получают положительные сообщения, которые передают противоположное чувство.

Лечение токсического стыда

Преодоление токсического стыда может быть трудным, но это возможно с помощью профессионалов. Чтобы избавиться от токсичного стыда, вы должны изменить свое мышление, стать более осознанным и активно работать над изменением своего внутреннего диалога. Поскольку ядовитый стыд переплетается с личностью, его бывает трудно преодолеть в одиночку. Вот некоторые способы преодоления токсичного стыда:

  1. Обратитесь за помощью к специалисту в области психического здоровья: Специалист в области психического здоровья, специализирующийся на травмах и стыде, может помочь вам справиться с трудными мыслительными процессами и переживаниями, которые определяют токсический стыд.
  2. Избегайте отношений, которые усиливают чувство отсутствия самооценки: Разрыв отношений с теми, кто усиливает негативные мысли и чувства, которые вы испытываете к себе, очень важен для изменения вашего взгляда на себя.
  3. Поддерживайте отношения, которые заставляют вас чувствовать себя ценными: Построение отношений с теми, кто поддерживает и ценит вас, может помочь вам изменить ваше отношение к себе.
  4. Развивайте чувство сострадания к себе: Мы часто прощаем больше и понимаем окружающих, чем самих себя.Люди совершают ошибки, имеют недостатки и слабости, а понимание, которое мы все испытываем, может помочь вам почувствовать себя менее изолированным и одиноким.
  5. Простите себя: Взгляд в прошлое 20/20, и легко ругать себя за то, что произошло в прошлом. Примириться с самим собой и простить себя за прошлые поступки может помочь вам исцелиться и избавиться от стыда, связанного с этим.

Токсичный стыд: самая разрушительная сила травмы

Травма может вызвать два типа повреждений: физический и духовный.Физическое повреждение возникает, когда травма достаточно серьезна, чтобы повредить тело, а иногда и мозг. Духовный ущерб происходит в самой сути души. Это вызвано токсическим стыдом от травмы. Самый разрушительный аспект травмы — это токсический стыд. Суть терапии травм — исцеление от токсического стыда.

Джон Брэдшоу различает два типа стыда: здоровый стыд и токсичный стыд. Здоровый стыд возникает, когда мы делаем что-то неправильно, и тогда мы сначала чувствуем не только вину, но и раскаяние, болезненные ощущения и даже ненависть к себе.В этом внутреннем разговоре, который постоянно происходит в наших мыслях, примером здорового выражения стыда является: «Я сделал что-то плохое!» Здоровый стыд побуждает нас не повторять неправильное действие, заставляя нас чувствовать себя очень плохо из-за неправильного действия.

Переживание боли, отказа, жестокого обращения, упущения, пренебрежения, предательства и т. Д., Любое количество Больших, Маленьких или Хронических Т, несет в себе внутреннее послание ядовитого стыда. Там, где здоровый стыд говорит: «Я поступил плохо», ядовитый стыд говорит: «Я плохой».Два очень разных внутренних сообщения. Например, я работал со многими молодыми людьми и подростками, как мужчинами, так и женщинами, которые пережили травму изнасилования или сексуального насилия. Некоторые ядовитые заявления стыда обычно звучат так: Почему он выбрал меня? Что во мне заставило его подумать, что я могу изнасиловать? Я должен быть изнасилован! А теперь у меня испорченный товар, сломанный, бракованный, нелюбимый и т. Д.

Очевидно, что эта внутренняя основная идентичность не основана на фактах; однако, если судить по внутреннему миру выжившего, это бесспорно факт.В потрясающей книге Джона Элдриджа «Дикие сердцем», которую необходимо прочитать всем родителям и молодым людям, он говорит о процессе духовной войны, когда человек переживает боль. Мы бы назвали это большим, маленьким или хроническим T. Он называет это раной и говорит, что когда человек ранен, лукавый прикрепляет сообщение, в котором говорится что-то плохое о раненом. Затем он говорит, что если раненый «соглашается» с сообщением, он или она придут к такому выводу о себе.Примерно так, как в сообщении говорится: «Вы недостойны», а человек говорит: «Я не согласен», и поэтому на него это не влияет. Здесь мы по-другому видим процесс. Не соглашаться с сообщением — это решение префронтальной коры головного мозга, которое принимает левое полушарие. Когда посылается много, если не большинство, этих ядовитых сообщений стыда, мозг находится в плохой реакции, другими словами, в реакции борьбы-бегства-замораживания. Одна из причин, по которой это так важно, заключается в том, что, когда мозг находится в состоянии низкой реакции, префронтальная кора не работает, поэтому нет никаких шансов на разногласия.Но сообщение не является неправильным пониманием информации. Это внутреннее состояние правого полушария / лимбической системы, которое является эмоциональным, висцеральным, сенсорным и духовным. Вы не можете использовать левое полушарие для решения проблемы правого полушария и добиться успеха. Это все равно, что брать весы на соревнование по измерению роста. Не тот инструмент.

Представьте себе ребенка, подростка или молодого взрослого, подвергающегося соблазнительному сексуальному насилию или насильственному насилию. Он или она находится после травмы, и его или ее внутренности кричат ​​ядовитые послания стыда: ты плохой, грязный, использованный, поврежденный и т. Д.Мозг находится в состоянии бездорожья, потому что борьба и бегство не привели к безопасности или были невозможны, поэтому мозг человека замерз, чтобы он или она могли пережить насилие. Теперь, в этом состоянии, попытайтесь не согласиться с сообщениями о ядовитом стыде. Это все равно, что держать в руке кубик льда и пытаться согреть его. Невозможно! И это становится возможным только через настоящую травматическую работу — на правое полушарие и лимбическую систему, эмоциональную, висцеральную, сенсорную и клеточную, как сказала бы мой друг и наставник Джуди Крейн.

Вот несколько примеров сообщений о ядовитом стыде, с которыми борются наши жители:

  • Ты плохой, грязный, злой!
  • Вы ошибаетесь — неудачник!
  • Вы нелюбимы!
  • Вы недостойны!
  • Ты не принадлежишь!
  • Вы недостойны!
  • Вы недостаточно хороши!
  • Вы неудачник, так что не пытайтесь!

Реальная сила или потенциальный ущерб от травмы заключается в сообщении токсичного стыда.Как сказал один из наших отцов-выпускников: «Сила в послании». И мы добавляем к этому: «И сообщение находится в индивидуальном контексте». Позвольте мне рассказать вам историю для объяснения.

Два 12-классных мальчика пробуются в бейсбольную команду старшей школы. Они не очень хорошо выступают, так что и команда не делает. Это два последних студента, которые ждут в холле спортивной программы, чтобы тренер сообщил им, попали ли они в команду. Тренер грубый человек, которого следовало уволить за то, как он вел себя с этими двумя мальчиками, но, к сожалению, он похож на многих тренеров.У нас было много жителей Кэпстоуна, у которых были такие травмы от тренеров.

Тренер входит в вестибюль с хмурым лицом. Он в основном смотрит в пол и редко смотрит в глаза. Резким и пренебрежительным тоном он говорит: «Итак, ребята, откровенно говоря, я понятия не имею, почему вы пробовали играть в этой бейсбольной команде, потому что вы, ребята, определенно не играете в бейсбол — по крайней мере, в этой команде, потому что мы команда чемпионата, так что вы, очевидно, не попали. Так что тебе еще нравится делать? Группа? Хор? Команда робототехники? »

Один мальчик быстро встает, смотрит тренеру в глаза, пожимает ему руку и говорит: «Спасибо, тренер!» а затем он спешит из вестибюля и быстро идет по коридору к офису главного тренера по легкой атлетике, где спрашивает: «Эй, тренер, могу ли я бегать на беговой дорожке и специализироваться на беге на 400 метров?» на что тренер сказал: «Конечно.”

Другой мальчик медленно встает, опустив голову, и медленно идет к двери своей машины. Он покупает спиртное, напивается, совершает попытку самоубийства и до полуночи попадает в психбольницу.

Шутка в учительской и других подобных местах, о которых часто говорят сплетни, происходит примерно так. «Вы слышали о том молодом человеке, который не попал в бейсбольную команду, который пошел прямо к тренеру Смиту и попросил присоединиться к команде по легкой атлетике? Боже мой! Этот молодой человек — прекрасный пример, настоящий образец для подражания; мы должны заставить его прийти и поговорить с нашими учениками средней школы о хороших отношениях и о том, как превратить лимон в лимонад… »бла, бла, бла.

Затем тема переходит к другому мальчику. «Вы слышали о Билли Бобе? То, что он сделал, было ужасно. Он пытался покончить с собой из-за игры !! Ты можешь в это поверить? У него должно быть много проблем, проблем дома, заниженная самооценка, отрицательное отношение, он плохо принимает решения, страдает психическим заболеванием… »бла, бла, бла.

Давайте зададим вопрос об ответах обоих мальчиков: что в этом имеет смысл? Не то, что делает их ответы хорошими, плохими, уродливыми, умными, глупыми, правильными или неправильными.Не то, что могло бы быть поводом для снятия личной ответственности или последствий, а просто, какова предыстория?

Первый молодой человек, любитель лимона на лимонад. Он пошел в последний год обучения, и роман думал, что он играл в каждой спортивной команде, которую предлагала школа, с седьмого класса, когда начались занятия спортом в школе. Он был выдающимся спортсменом во всех видах спорта. Кроме бейсбола. Он думал, что если бы он играл в бейсбол и был в первой команде, он был бы первым учеником в истории этой школьной системы, который это сделал бы.Он был вроде как знаменит. Он был исключительным атлетом, но он плохо себя чувствовал, когда фастбол на 80-90 или попадание на линейный драйв пролетало мимо его головы, поэтому он очень плохо выступал на отборочных заездах. Его «удивительно позитивное» отношение к тренеру по легкой атлетике тоже имеет большее значение. Его лучший вид спорта и его любимый вид спорта — это легкая атлетика. Он был настолько хорош в беге на 400 метров, что уже подписал письмо о намерениях на получение стипендии для бега на 400 метров в университете NCAA Division I. Бейсбол был новаторской идеей.На самом деле он хотел пробежать 400 метров.

Другой мальчик. Его отец был бейсболистом в старшей школе, любил эту игру и пытался играть в бейсбол в колледже, но просто не был достаточно спортивным, чтобы сделать это. Когда родился ребенок, отец стал одержим идеей сына, когда-нибудь воплотившего в жизнь свою мечту стать великим бейсболистом. Он принес в больницу новую бейсбольную перчатку, вымытую и смазанную, а также бейсбольный мяч и небольшую деревянную биту. Он хотел, чтобы первые сенсорные ощущения его сына были связаны с игрой в бейсбол, полагая, что это заставит его сына стать одним из великих игроков.Когда он был достаточно взрослым, чтобы сидеть, отец катал бейсбольный мяч взад и вперед со своим сыном и проявлял большой энтузиазм ко всему, что происходило с мячом. Затем, когда малыш смог встать, папа с пластиковой битой приставил пластиковый мяч к букве «Т», пытаясь научить сына правильной технике удара.

Следующим этапом «тренировки» мальчика было включение его в одну из тех команд, где каждый получает трофей. Нет ничего более мощного, чтобы убить драйв и потерять все уроки, которым может научить вас спорт.Затем сыну пришлось опробовать каждую команду, и он не попал в число участников. Всегда. Так продолжалось до тех пор, пока он не перешел в среднюю школу, когда в школе появились бейсбольные команды. Он не попал в точку. Он начал самостоятельно косить дворы и зарабатывать собственные деньги, чтобы нанять тренеров по бейсболу, чтобы они давали ему частные уроки ватина, надеясь составить команду в качестве назначенного нападающего. Но дело в том, что у этого молодого человека просто не было спортивных способностей, а значит, его одаренность была в других областях. Он дошел до старших классов средней школы и так и не попал в команду.Он вытащил ежегодник с младших классов и пролистал каждую страницу. Он заметил: «Если бы кто-нибудь просмотрел этот ежегодник, он бы даже не узнал, что я здесь учился в школе. Как будто меня не существует. Но если бы я мог попасть в бейсбольную команду хотя бы один раз, даже если я никогда не буду играть, но я попаду в командную картину… по крайней мере, я бы не был невидимым, и, возможно, мой отец гордился бы мной »

Предыстория помогает нам увидеть правду в истории каждого. Звезда, превратившая лимон в лимонад? Он действительно не делал ничего исключительного; ему просто нужно было делать то, что он любил больше всего.Парень, который попал в психбольницу? Его «стрела» была огромной не потому, что это была травма Большой Т, а потому, что это была Маленькая Т с ядовитым посланием стыда, в котором говорилось: «Ты недостаточно хорош, и я никогда не буду доволен тобой!» Почему этот Маленький Т был таким разрушительным? Помните, сила в сообщении, а сообщение — в индивидуальном контексте.

Представьте себе этого молодого человека с этим сообщением и контекстом, который слышит новости, плохо поставленные этим тренером, и уходит, зная, что он столкнется с разочарованием своего отца, как только вернется домой.Ядовитое послание стыда, которое уже передавалось ему бесчисленное количество раз после кроватки, кричало: «Ты недостаточно хорош! Вы недостойны! Вы неудачник! » Было бы невозможно не согласиться с этим сообщением. Его душа была ранена так много раз, и исходное послание ядовитого стыда повторялось так много раз, что теперь он трансформировался в своего рода непреодолимое принятие своей основной личности — принятие, не по выбору, а из-за очевидного отсутствия выбора. из-за частоты и мощности сообщений, а также нездорового контекста от его благонамеренного отца.

У нас в Capstone было много мальчиков, у которых не было травм Big T. Сто процентов наших жителей с 2001 года болеют маленькими тройками. Я видел феномен, в который большинство людей не поверит, потому что мы как культура преуменьшаем значение Маленьких Т. Часто, очень часто на самом деле, у жителя будет большая Т, такая как сексуальное насилие или смерть одного из родителей, а у другого жителя будет хронический уровень Маленькой Т, как у мальчика, описанного выше. Более сложная и трудная терапия, наиболее вредная во многих случаях бывает с терапией с маленькими Т и без Больших Т.Частота, хронический характер повторяющихся сообщений о токсическом стыде, сила сообщения из-за контекста мальчика и модель самосаботажа, которая исходит из всего вышеперечисленного, могут быть более сложными.

Суть этого раздела такова: все травмы, большие, маленькие и хронические, причиняют боль и причиняют ущерб. Большие Т всегда разрушительны. Маленькие Т сами по себе никогда не разрушительны. Хронические Т, поскольку они кажутся нормальными, поскольку вы находитесь в них 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, наносят наибольший ущерб.Но самое важное, что нужно помнить, — это то, что во всех трех типах травм сила заключается в сообщении, а сообщение — в индивидуальном контексте.

Ядовитый стыд — это ядро ​​Ядра, если хотите, которое вызывает Извержения. Это ядро ​​модели основных систем и основная цель программы Capstone.

Что такое токсичный стыд? (Малоизвестное психическое заболевание) ⋆ LonerWolf

«Позор тебе!»

Сколько раз вы слышали эти слова в детстве?

В детстве наши учителя стыдили нас за то, что мы делаем что-то непослушное в классе, точно так же, как наши родители и группа сверстников иногда стыдили нас — иногда намеренно, иногда непреднамеренно.Опыт, конечно, не был приятным, но позор был временным, и он быстро прошел.

Все мы рано или поздно испытываем стыд. Некоторые люди даже утверждают, что стыд полезен, потому что он поддерживает закон и порядок в нашем обществе, не позволяя преступникам причинять вред другим.

Так в чем же дело?

Хотя стыд — это нормальная (и чрезвычайно болезненная) эмоция, которую нужно пережить, она становится ненормальной и очень разрушительной, когда мы усваиваем и несем ее с собой.

Что такое токсический стыд?

«Токсичный стыд» — это термин, впервые введенный психологом Сильваном Томкинсом в 1960-х годах. В отличие от обычного стыда, ядовитый стыд остается похороненным в уме и становится частью нашей самоидентификации. Другими словами, человек, страдающий от токсичного стыда, будет испытывать хроническое чувство никчемности, низкой самооценки и ненависти к себе — все это связано с убеждением, что он от природы «постыдный» или «плохой». Токсичный стыд — это усвоенных и похороненных стыда, который гниет внутри нас.

Что вызывает токсический стыд?

Токсический стыд чаще всего усиливается детским опытом. Например, наши мать или отец могли постоянно наказывать нас физически или словесно выражать, как они стыдятся или разочаровываются в нас. Возможно, мы даже переняли идею о том, что нам было стыдно, косвенно через невербальные проявления наших родителей, например наша мать или отец отказываются от привязанности, смотрят на нас определенным образом, предпочитая братьев и сестер больше, чем нас.Стыд также может быть усвоен через опыт общения в школе с нашими учителями, друзьями или другими членами семьи. И, конечно же, токсичный стыд также вызывается крайними формами жестокого обращения, такими как инцест, изнасилование и другие формы сексуального насилия, из-за которых мы теряем нашу реальность.

Иногда токсический стыд возникает из-за травматических переживаний в дальнейшей жизни, таких как жизнь в неблагополучных или оскорбительных отношениях, инциденты на работе, в которых нас унижают, неоднократное неприятие других людей и организаций, предательство и т. Д.

В чем разница между стыдом и виной?

Не путайте вину со стыдом: они могут показаться взаимосвязанными, но это совершенно разные переживания.

Вина — это сожаление о содеянном.

Стыд — это сожаление о том, кем вы являетесь как личность.

И ядовитый стыд — это плохое самочувствие по поводу того, кем вы являетесь как личность постоянно — он вездесущ.

Симптомы токсического стыда

Как человек, страдавший от ядовитого стыда, я знаю, насколько болезненными могут быть эти эмоции.Когда токсичный стыд висит вокруг вас достаточно долго, он укореняется не только в вашем разуме, но и в вашем теле: в вашей побежденной позе, в том, как вы двигаетесь, как вы говорите, и как вы относитесь к другим.

Токсичный стыд может свести на нет все ваши усилия и подорвать все хорошие впечатления, которые у вас есть. Вот почему я считаю, что людям так важно знать об этом «малоизвестном» психическом заболевании. Нет, это не классическое психическое заболевание, такое как тревога или биполярное расстройство, но я считаю, что оно составляет саму основу многих серьезных психических заболеваний, и поэтому очень важно, чтобы мы исследовали и понимали его.

Если вы страдаете от ядовитого стыда, будет несколько признаков:

  • Часто переживают травмирующие воспоминания из прошлого, вызывающие стыд
  • Общая подозрительность и недоверие к другим людям (даже когда они пытаются быть хорошими)
  • Отвращение к себе и низкая самооценка
  • Чувство хронической недостойности
  • Дисфункциональные отношения с другими людьми (часто с созависимостью)
  • Самосаботаж
  • «Страх стыда» — страх испытать стыд
  • Чувство себя «мошенником» или фальшивкой (также известное как синдром самозванца)
  • Самомученичество и самопожертвование
  • «Урегулирование» из-за невыполненной работы, отношений или ситуаций
  • Злая или защищающаяся личность (как защитный механизм)
  • Доставляющее удовольствие людям (компульсивное стремление улучшить самочувствие)
  • Перфекционизм
  • Часто чувство иррациональной вины
  • Привыкание (побег и притупление стыда)
  • Разветвляющиеся психические заболевания от токсического стыда, такого как депрессия, тревога, посттравматический стресс

Общие основные убеждения, которые несет человек, страдающий от токсического стыда, могут включать:

  • Меня нелюбят
  • Я никчемный
  • Я глупый
  • Я плохой человек
  • Я фальшивый
  • Неважно
  • Я неполноценный
  • Я эгоистичный
  • Я неудачник
  • Я уродлив
  • Я не должен был родиться

Как излечить свой токсический стыд

Верить в то, что вы по своей природе и фундаментально недостойны, неадекватны и презренны как человеческое существо, невероятно трудно жить.Если вы боретесь с этой проблемой, я уверен, что вам не нужно говорить, насколько это болезненно.

Я боролся с токсичным стыдом и хочу поделиться с вами тем, что помогло мне выбраться из этого саморазрушительного мышления и перевернуть мою жизнь. Надеюсь, этот совет вам тоже поможет:

1. Посмотрите в зеркало

Упражнение с зеркалом — это то, для чего вам нужно подготовить пространство, сначала расслабившись и выделив от пяти до десяти минут. Отведя тихое место, сядьте перед зеркалом (или встаньте, если хотите).Смотрите прямо в глаза и позвольте себе почувствовать любые возникающие эмоции. Когда я впервые сделал это упражнение, я плакал … все сдерживаемые эмоции, которые я хранил, просто хлынули наружу, особенно вся ненависть к себе, которую я нес. Так что позвольте себе поплакать, если почувствуете в этом необходимость. Вы также можете испытывать такие чувства, как отвращение, смущение, застенчивость, неловкость или гнев… и испытывать их — это ОК, .

Как только вы выпустите наружу любые эмоции, пора впустить внешнее — под этим я подразумеваю пристальный взгляд на себя в зеркало.Посмотрите себе в глаза и подумайте о чем-то искренне любящем и заботливом, чтобы сказать, например, «Я люблю тебя», «Я принимаю тебя», «Ты достоин», «Ты прекрасен». На это можно потратить от трех до десяти минут.

Когда закончите, искренне улыбнитесь себе в зеркало. Обратите внимание, выглядит ли ваше лицо по-другому или нет. Интересно, что зеркальная работа имеет тенденцию смягчать лицо или немного изменять его внешний вид. Мне также нравится заканчивать, обнимая себя, и я призываю вас к этому.Дополнительные инструкции о том, как выполнять эту практику, см. В нашей статье о зеркальной работе.

2. Освободите свое тело от напряжения

Наши мысли, эмоции и травмы хранятся в нашем теле в виде болезни и мышечной боли. Чаще всего стыд накапливается в пояснице и в области живота (посмотрите здесь множество различных телесных соответствий мышечного напряжения). Чтобы облегчить процесс заживления, я настоятельно рекомендую вам научиться успокаивать и успокаивать свое тело с помощью таких практик, как йога, цигун, тай-чи, массаж или простая растяжка каждый день.Один из моих любимых инструментов — мяч AcuBall, который дает удивительно приятный массаж глубоких тканей. Вы также можете использовать ролики из пеноматериала, которые используют спортсмены, или другие средства для миофасциального высвобождения, которые вы можете купить на Amazon или в местном спортивном магазине.

3. Осознайте свои разрушительные мысли

Изучите свои основные убеждения и когнитивные искажения. По сути, это затемненные линзы, через которые вы видите себя. Ведите личный дневник и записывайте эти мысли и свои чувства по поводу них.Важно вести дневник, потому что в противном случае у вас не будет возможности записывать свои мысли, прогресс и внутреннюю работу. Прочтите мою статью о ведении журнала, чтобы получить дополнительную помощь.

4. Практикуйте подлинное сострадание к себе

Сострадание к себе — это проявление искренней заботы, заботы и любви. Переход от ненависти к себе к состраданию может занять некоторое время, поэтому я рекомендую начать с малого. Ухаживайте за собой каждый день. Например, вы можете повторить утешительное заявление вроде «Я достоин любви» или позаботиться о своих физических потребностях.Начните с того места, где вас больше всего беспокоит. Например, если вы «устроились» на неудовлетворительных дружеских отношениях, постарайтесь удалить этих людей из своей жизни и найдите более близких друзей. Если у вас есть проблемы с физическим здоровьем, например ожирение, измените свой рацион. Совершайте каждое действие как выражение любви к себе.

Сострадание к себе — это то, что нужно практиковать каждый день. Без исключений. Независимо от того, планируете ли вы это или позволяете этому произойти спонтанно, убедитесь, что вы всегда стремитесь как-то позаботиться о себе.Таким образом, вы будете медленно перепрограммировать свое подсознание, утверждая, что да, вы достойны, милы, умны, сильны и способны.

5. Переродите своего внутреннего ребенка

Токсический стыд уходит своими корнями в заброшенность, жестокое обращение и травмы в детстве. Таким образом, улучшение ощущения почти всегда будет возвращаться к доступу к вашему «я» в детстве — той самой части вас, которая изначально столкнулась с травмой. Изучение того, как взаимодействовать со своим младшим «я» и заботиться о нем, называется внутренней работой ребенка, и есть ряд причин, по которым эта практика сильна.Во-первых, работа с внутренним ребенком помогает вам получить доступ к чувствам, которые вы, возможно, подавляли и от которых диссоциировали, пытаясь защитить себя в детстве. Повторно испытав эти эмоции, вы сможете высвободить их из своего тела и разума и произвести глубокое исцеление. Во-вторых, работа с внутренним ребенком чрезвычайно проницательна и открыта: часто ответы на некоторые из наиболее важных вопросов, которые вы задаете сознательно или подсознательно, можно получить, выполняя работу с внутренним ребенком. В-третьих, внутренняя работа ребенка — это сострадание к себе в действии.Когда вы научитесь заново воспитывать своего внутреннего ребенка, вы разовьете глубокую и прочную связь с самим собой, которая будет иметь волновой эффект на всю оставшуюся жизнь.


Электронная книга «Пробужденный эмпат»:

Написанный для очень чувствительных и эмпатических людей, Awakened Empath — это комплексная карта, которая поможет вам развить физическое, умственное, эмоциональное и духовное равновесие на всех уровнях.


Некоторые из лучших способов установить связь со своим внутренним ребенком — это рисование и рисование (арт-терапия), творческое письмо, медитация с изображениями самого себя в детстве, визуализации и занятия тем, чем вы любили заниматься в детстве.Научившись прислушиваться к этому уязвимому месту внутри себя и заботиться о нем, ядовитому стыду некуда будет расти. Чтобы получить дополнительную помощь, прочтите мою статью о повторном воспитании вашего внутреннего ребенка.

***

Токсичный стыд — мучительно болезненная вещь, которую можно носить внутри. Но теперь, когда вы прочитали эту статью, вы по крайней мере осознаете ее потенциального существования внутри вас. Просто быть в сознании — это огромный шаг к исцелению и выздоровлению!

Следующий шаг — воспользоваться любым советом из этой статьи и активно применить их в своей жизни.Не пропускайте этот шаг! Если вы не предпримете никаких действий, будет продолжать страдать. Так что идите прямо сейчас и перечитайте раздел выше о том, как исцелить токсичный стыд. Выберите одно занятие, которое вам нравится, и займитесь им, начиная с сегодня . Также не забывайте вести дневник своего прогресса. Ведение журнала — чрезвычайно полезный инструмент, который может использовать каждый (независимо от того, насколько хорошо вы пишете или нет!).

Каков ваш опыт с токсичным стыдом… и чем вы можете поделиться с другими людьми, находящимися в аналогичном положении? Комментарий ниже!

.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.