Разное

Стресс аккультурации: теоретические подходы к исследованию – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

Маркова С.Д. Аккультурация: к теории вопроса

Маркова Светлана Дмитриевна
Вильнюсский университет
преподаватель, докторантка, кафедра русской филологии

Markova Svetlana Dmitriyevna
Vilnius University
lecturer, doctoral student, Department of Russian Philology

Библиографическая ссылка на статью:
Маркова С.Д. Аккультурация: к теории вопроса // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2015/12/60006 (дата обращения: 21.05.2021).

Понятие аккультурации начало использоваться в американской культурной антропологии в конце XIX в. В 30-е гг. ХХ в. данный термин прочно закрепился в американской антропологии, а процессы аккультурации стали одной из основных тем эмпирических исследований и теоретического анализа.  Аккультурация была предметом полевых исследований Херсковица, М. Мид, Редфилда, М. Хантер, Л. Спайера, Линтона, Малиновского. Во второй половине  30-х гг. ХХ в. наметился интерес  к более систематическому изучению аккультурационных процессов. В 1935 Редфилд, Линтон и Херсковиц разработали типовую модель  исследования аккультурации.

Аккультурация – процесс  изменения материальной культуры, обычаев и верований, происходящий при непосредственном контакте и взаимовлиянии разных социокультурных систем (Стефаненко, 2009, с. 327). В основе аккультурации лежит коммуникативный процесс. Точно также как представители этнического большинства приобретают свои культурные особенности, то есть проходят инкультурацию через взаимодействие друг с другом, так и представители этнического меньшинства знакомятся с новыми культурными условиями и овладевают новыми навыками через общение. «Поэтому процесс аккультурации можно рассматривать как приобретение  коммуникативных  способностей к новой культуре. Через продолжительный  опыт общения люди осваивают то, что необходимо в новых условиях» (Бороноев, 1994, с. 257).

Этапы адаптации и модели межкультурных контактов

В рамках данной вопроса большое значение имеет изучение межкультурной адаптации (Стефаненко). Так же следует рассмотреть этнокультурную адаптацию «как сложный, многогранный и многосторонний процесс знакомства, привыкания и приспособления» к новым условиям (Лобас, 2002, с. 7).

По мнению Лобаса, одним из общих положений, касающихся этнокультурной адаптации, является «положение о стрессогенном воздействии новой культуры», с которой сталкиваются дети в иноязычном окружении. И первым очевидным столкновением, вызывающим стресс, оказывается новый язык. Контакт с иной культурой и новым (пусть даже немного знакомым, но не родным – прим. автора) языком приводит к более или менее выраженному психическому потрясению, для обозначения которого в кросскультурной психологии введен термин «культурного шока». «Культурный шок – это шок от нового. Гипотеза культурного шока основана на том, что опыт новой культуры является неприятным или шоковым частью потому, что он неожидан, а частью потому, что он может привести к негативной оценке собственной культуры» (Лебедева по Furnham & Bochner, 2009, с. 14). «Культурный шок» образуется при наличии культурной дистанции между представителями разных национальностей в общеобразовательной школе. Порой он, по мнению Шапошниковой, имеет длительный характер, и его можно представить в виде кривой – то поднимающейся вверх (восторг, обожание новой этнической культуры, желание говорить на новом языке), то опускающейся вниз (отторжение новой этнической культуры).

Проблему «культурного шока» исследовали К.Оберг, С.Бочнер и Г.Триандис.

Антрополог К.Оберг (1986), первым использовавший этот термин, выделил 6 аспектов культурного шока:

  1. Напряжение, к которому приводят усилия, требуемые для достижения необходимой психологической адаптации
  2. Чувство потери или лишения (друзей, статуса)
  3. Чувство отверженности представителями новой культуры или отвержения их
  4. Сбой в ролях, ценностях, чувствах и самоидентификации
  5. Неожиданная тревога в результате осознания культурных различий
  6. Чувство неполноценности от неспособности «совладать» с новой средой (Лебедева, 2009, с. 15)

Американский психолог С.Бочнер еще в 1980-ые годы называл культурную дистанцию и различительные признаки – национальность, культуру, язык и религию, облегчающих или затрудняющих адаптацию. Он выделил четыре максимально общие категории последствий межкультурного контакта для группы:

  • геноцид, т.е. уничтожение противостоящей группы;
  • ассимиляция, т.е. постепенное добровольное или принудительное принятие обычаев, верований, норм доминантной группы вплоть до полного растворения в ней;
  • сегрегация, т.е. курс на раздельное развитие групп;
  • интеграция, т.е. сохранение группами своей культурной идентичности при объединении в единое сообщество на новом значимом основании.

В модели Бочнера перечисляются и четыре возможных результата межкультурных контактов для индивида. В процессе адаптации «перебежчик» отбрасывает собственную культуру в пользу чужой, «шовинист» – чужую в пользу собственной, «маргинал» колеблется между двумя культурами, «посредник» синтезирует две культуры, являясь их связующим звеном (см. Bochner, 1982).

А Г.Триандис в контексте так называемой кривой процесса адаптации выделяет пять этапов:

Первый этап, называемый «медовым месяцем», характеризуется энтузиазмом, приподнятым настроением и большими надеждами.

Но этот этап быстро проходит, а на втором этапе адаптации непривычная окружающая среда начинает оказывать свое негативное воздействие. Кроме внешних обстоятельств оказывают влияние и психологические факторы: недостаточное знание языка и культурных обычаев, которые обостряются чувствами взаимного непонимания с литовцами и непринятия ими. Все это приводит к разочарованию, замешательству, фрустрации и депрессии.

На третьем этапе симптомы культурного шока могут достигать критической точки, что проявляется в серьезных болезнях и чувстве полной беспомощности.

Однако многие индивиды получают поддержку окружения и преодолевают культурные различия – изучают язык, знакомятся с культурой. На четвертом этапе депрессия медленно сменяется оптимизмом, ощущением уверенности и удовлетворения. Человек чувствует себя более приспособленным и интегрированным в жизнь общества.

Пятый этап характеризуется полной адаптацией, которая подразумевает относительно стабильные изменения индивида в ответ на требования среды. В идеале процесс адаптации приводит к взаимному соответствию среды и индивида, и мы можем говорить о его завершении. В случае успешной адаптации ее уровень сопоставим с уровнем адаптации индивида на родине, среди «своих».

Итак, пять этапов адаптации формируют U-образную кривую: хорошо, хуже, плохо, лучше, хорошо. Но испытания даже успешно адаптировавшихся индивидов на этом не заканчиваются, ведь процессы адаптации «визитеров» и переселенцев различаются. Так как последним необходимо полностью погрузиться в культуру – достичь высокого уровня культурной компетентности, включиться в жизнь общества и даже трансформировать социальную идентичность (Стефаненко). 

Факторы аккультурации

Даже при самых благоприятных условиях контакта, например, при постоянном взаимодействии, совместной деятельности, частных и глубоких контактах, относительно равном статусе, отсутствии явных различительных признаков, у человека могут возникнуть сложности и напряженность при общении с людьми другой национальности. Поэтому большое значение приобретает изучение межкультурной адаптации, в широком смысле слова понимаемой как сложный процесс, благодаря которому достигается соответствия (совместимости) с новой культурной средой, а также результат этого процесса.

Например, продолжительность адаптации ребенка в поликультурное образовательное пространство зависят от многих факторов: внутренних (индивидуальных) и внешних (групповых) (Шапошникова). В связи с этим обычно выделяют внутреннюю (выражающуюся в чувстве удовлетворенности и полноты жизни) и внешнюю (которая проявляется в участии индивида в социальной и культурной жизни новой группы) стороны адаптации.

«Факторами аккультурации являются: демографические и личностные характеристики; обстоятельства жизненного опыта индивида; степень сходства или различия между культурами – культурная дистанция; особенности культуры, к которой принадлежит ребенок; внешние условия и отношение принимающей стороны» (Берри).

К внешним факторам относятся возраст (младшие школьники адаптируются быстрее и успешнее) и пол (девочки труднее приспосабливаются к новому окружению, чем мальчики). А к внутренним – личностные характеристики детей. Если ребенок обладает такими качествами, как высокая самооценка, экстравертность, интерес к окружающим людям, склонность к сотрудничеству, самоконтроль, смелость и настойчивость, то ему легче адаптироваться в новой языковой среде. Важное значение имеет и мотивация, от которой зависит насколько хорошо ребенок знает язык, историю и культуру страны. Наличие знаний облегчает адаптацию (Шапошникова). Среди внешних факторов необходимо отметить особенности культуры, к которой принадлежит ребенок. Специалисты отмечают, что хуже адаптируются дети – представители великих держав, которые обычно считают, что приспосабливаться должны не они, а другие. Большое значение имеют и условия: насколько доброжелательны представители принимающего большинства, готовы ли помочь им, общаться с ними (Шапошникова).

Аккультурационные стратегии

С начала 90-ых годов более предпочитаемой и адекватной моделью изучения психологической адаптации является теория «стресса аккультурации» канадского психолога Дж.Берри, который предложил вместо термина «культурный шок» использовать понятие «стресс аккультурации». По мнению Стефаненко, в процессе аккультурации каждый человек одновременно решает две важнейшие проблемы: стремится сохранить свою культурную идентичность и включается в чужую культуру. Комбинация возможных вариантов решения этих проблем, по Дж.Берри, дает четыре основные стратегии аккультурации: ассимиляция, интеграция, сепарация, маргинализация.

Ассимиляция. Стратегия ассимиляции характеризуется принятием индивидом норм и ценностей новой среды и одновременно полным отказом от культуры этнического меньшинства, к которому индивид принадлежит. В этом случае индивид полностью теряет прежнюю этническую идентичность и идентифицирует себя с новой культурой. Стратегия ассимиляции осуществляется через стремление к взаимодействию с представителями принимающей среды за счет снижения включенности в контакты со своей этнической группой, что приводит к полной языковой ассимиляции.

Интеграция. Стратегия интеграции отражает стремление индивида сохранить основные культурные характеристики, но при этом индивид принимает основные ценности и образцы поведения новой культуры и устанавливает прочные связи с ее представителями.

Сепарация. Индивиды, придерживающиеся этой стратегии, сохраняют все свои культурные характеристики и этническую идентичность, отвергая любые контакты и отношения с представителями принимающей среды. Индивиды поддерживают отношения только с представителями своей национальности. Это, по всей видимости, обусловлено низкой мотивацией к социокультурной адаптации в связи с временным пребыванием в чужой среде, а также скорее враждебным отношением со стороны принимающей стороны.

Маргинализация. Наконец, стратегия маргинализации выражается в том, что иммигранты отвергают свою собственную культуру (зачастую вынужденно под воздействием принимающей среды), но в то же время так и не принимают новой, в основном в связи с неприятием и дискриминацией представителями большинства. Таким образом, они не идентифицируют себя ни с культурой этнического большинства, ни с культурой этнического меньшинства (Берри).

Социокультурный и психологический аспекты аккультурации

По мнению Дж.Берри, важнейшим результатом и целью процесса аккультурации является долговременная адаптация к жизни в чужой культуре. Она характеризуется относительно стабильными изменениями  в индивидуальном или групповом сознании в ответ на требования окружающей среды.

Успешной и полной адаптацией следует считать практически полное слияние с титульной нацией, активное участие в жизни общества, совершенное владение языком. При этом можно  выделить два аспекта адаптации: социокультурный и психологический. При этом «психологическая адаптация связана с чувством благополучия и удовлетворенности, а социокультурная – с интеграцией в новую культурную среду на основе приобретения адекватных социальных навыков и образцов поведения, необходимых для успешного взаимодействия с новой культурной средой» (http://gendocs.ru/v22010/).

Социокультурная адаптация:

  • контакты с представителями своей социокультурной группы;
  • контакты с представителями новой социокультурной группы;
  • степень владения и частота употребления родного языка;
  • степень владения и частота употребления языка принимающего сообщества;
  • оценка признания, принятия, со стороны принимающего сообщества;
  • установки на уход.

Психологическая адаптация:

  • оценка перспектив;
  • степень удовлетворенности смыслом жизни;
  • степень удовлетворенности нахождением в группе этнического большинства» (Берри).

Все перечисленные показатели могут также выступать и в роли факторов, влияющих на успешность адаптации.

Социокультурная адаптация в свою очередь непосредственно связана с выбором адаптационной стратегии. «В процессе аккультурации каждый человек одновременно решает две важнейшие проблемы: стремится сохранить свою культурную идентичность и включается в чужую культуру. Комбинация возможных вариантов решения этих проблем дает четыре основные  стратегии аккультурации: ассимиляция, интеграция, сепарация, маргинализация» (Арутюнян, 2006, с. 254).

Три из приведенных выше стратегий можно считать типами адаптации: стратегия ассимиляции приводит к наибольшим социокультурным изменениям, интеграция требует меньших изменений в поведении мигрантов, стратегия сепарации связана с наименьшим уровнем культурных изменений. А вот маргинализацию можно охарактеризовать как неудачную адаптацию, или дезадаптацию.

В качестве наиболее оптимальной стратегии рассматривается стратегия интеграции, так как она связана с наименьшим стрессом аккультурации. Однако это предположение верно лишь в том случае, когда принимающее общество открыто для культурного многообразия и стоит на позициях мультикультурализма (http://gendocs.ru/v22010/). Мультикультурная идеология в свою очередь подразумевает низкий уровень предубеждений и дискриминации, позитивные установки по отношению к другим этническим группам и толерантность.

Стратегия ассимиляции приводит к наибольшим социокультурным изменениям; стратегия сепарации связана с наименьшим уровнем культурных изменений, в то время как маргинализацию можно  охарактеризовать как неудачную адаптацию, или дезадаптацию.

Выбор стратегии аккультурации представителей недоминирующей культурной группы во многом осуществляется под воздействием ориентаций принимающего общества, которых возможно  выделяет также четыре:

  1. Мультикультурализм отражает ожидания доминирующей этнической группы выбора иммигрантами стратегии интеграции в новое культурное сообщество.
  2. «Плавильный котел». В этом случае принимающая этническая группа требует от мигрантов полной ассимиляции.
  3. Сегрегация определяет принуждение этнического меньшинства к выбору стратегии сепарации.
  4. Исключение, в свою очередь приводит к маргинализации мигрантов (Стефаненко).

Таблица. Стратегии межкультурного взаимодействия этнических групп в социуме

Поиск взаимоотношений с другими группами

+

+

+

интеграция

ассимиляция

мультикультурализм

плавильный котел

сепарация

маргинализация

сегрегация

исключение

Недоминирующая группа

Доминирующая группа

Чтобы наглядно показать эти четыре аккультурационные стратегии, Дж.Берри предлагает рассмотреть гипотетическую семью, которая мигрировала из Италии в Канаду. Отец может склоняться к интеграции в плане профессиональных перспектив, желая быть вовлеченным в экономическую и политическую жизнь нового общества. Он учит английский и французский языки с целью, в первую очередь, обрести те блага, которые послужили мотивом миграции. В то же время он может быть лидером в итальянско-канадской общественной ассоциации, посвящая свободное время общению с другими канадцами – выходцами из Италии. Совсем напротив, мать, может придерживаться исключительно итальянских традиций, говорить на итальянском языке и общаться с итало-говорящим населением, понимая, что она не в состоянии участвовать в трудовой или культурной деятельности общества страны пребывания. Она использует стратегию сепарации, виртуально проживая свою личную, социальную и культурную жизнь в итальянском мире. Для дальнейшего контраста – дочь-подростка раздражает слышать итальянскую речь дома, есть только итальянскую пищу, которую готовит ее мать, и проводить свободное время со своей большой итальянской семьей. Вместо этого она предпочитает ассимиляцию: разговаривать по-английски, участвовать в школьных мероприятиях и в основном проводить время со своими канадскими друзьями. И, наконец, сын вообще не хочет признавать или принимать свое итальянское происхождение, но в то же время он отвергается своими одноклассниками, потому что говорит с итальянским акцентом и часто не проявляет интереса к местным увлечениям таким, как хоккей. Он зажат между двумя своими возможными группами, не принимая одну из них и будучи не принятым в другую. В результате он попадает в социальную и поведенческую яму маргинализации, испытывая социальные и академические трудности, и в конце концов вступая в конфликт с родителями (Берри).

Выводы

Аккультурация – процесс  изменения материальной культуры, обычаев и верований, происходящий при контакте и взаимовлиянии разных социокультурных систем. В процессе аккультурации каждый человек одновременно решает две важнейшие проблемы: стремится сохранить свою культурную идентичность и включается в чужую культуру. Сначала появляется аккультурационный шок, который сменяется одним из вариантов решения этой проблемы и дает четыре основные  стратегии аккультурации: ассимиляция, интеграция, сепарация, маргинализация.

Факторами аккультурации являются: демографические и личностные характеристики; обстоятельства жизненного опыта индивида; степень сходства или различия между культурами – культурная дистанция; особенности культуры, к которой принадлежит индивид; внешние условия и отношение принимающей стороны.

Библиографический список

  1. Арутюнян Ю.В. Этносоциология. Москва, 2006.
  2. Берри Д.  Аккультурация и психологическая адаптация: обзор проблемы. URL: http://rl-online.ru/articles/3_4-01/198.html
  3. Бороноев А.О. Этническая психология. Санкт-Петербург, 1994.
  4. Лебедева Н.М. Стратегии межкультурного взаимодействия мигрантов и населения России. Москва, 2009.
  5. Лобас М.А. Особенности психологической адаптации детей-мигрантов к русскоязычной школе. Автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Ярославль, 2002.
  6. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. Москва, 2009.
  7. Шапошникова Т.Д. К проблеме адаптации детей из семей мигрантов в современном социокультурном пространстве. URL: http://www.school2100.ru/upload/iblock/a9f/a9f147baf3352eebf91b9853db91a1ee.pdf
  8. URL: http://gendocs.ru/v22010/


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Маркова Светлана Дмитриевна»

Стресс аккультурации среди русско-говорящих мигрантов Австралии

Адаптация к новой культуре может быть довольно сложной, особенно при переезде за границу. Люди, переезжающие в другую страну могут испытывать стресс аккультурации — психологическое состояние вследствие адаптации к новой культуре, ассоциирующееся с потерей социальных структур, ценностей и культурной принадлежности. Зачастую люди испытывают чувство вины, сомнения, изолированности из-за тоски, что покинули свою семью, друзей и привычные устои своей страны.

Поиск работы, построение нового круга общения и поиск смысла в новой стране могут стать причиной стресса, который приводит к значительному психологическому дисбалансу среди мигрантов, особенно старшего возраста. Отмечено, что среди различных этнических групп, пожилые мигранты больше всех испытывают трудности психологической адаптации. Пожилые люди, покинувшие свою страну дабы воссоединиться с детьми и внуками, мало заинтересованы в формировании новой социальной идентичности, участии в культурном преобразовании или поиске работы, поэтому успешная адаптация к новой культуре зависит от получения ими необходимых культурных ресурсов, удовлетворяющих их повседневные потребности.

Несмотря на то, что стресс аккультурации, депрессия и тревожные расстройства являются частыми проблемами мигрантов всех возрастов, люди, включая пожилое поколение, обращаются за помощью к психологу в последнюю очередь. В случае с русско-говорящими мигрантами, некоторыми из препятствий, мешающих обращению за психологической помощью являются стереотипы, связанные с психическими заболеваниями, а также языковой барьер и недоверие в представителям власти и организациям принимающего общества. Также, иммиграция из такого коллективистского общества, как Россия, которое поддерживает сплоченность, тесное сотрудничество, эмоциональную взаимозависимость и коллективное сознание в индивидуалистическое общество, как Австралия, делающее акцент на независимости, самодостаточности и самостоятельности, увеличивает чувство отчуждения.

Исследования показывают, что мигранты, которые лучше интегрированы в культуру принимающей стороны, обладают более высокой самооценкой, лучшими качествами приобщения к общественным ценностям и менее депрессивными симптомами. Занятие полезной деятельностью, построение нового круга общения и наличие позитивных эмоций являются одними из основных стратегий адаптации к новой культуре. Таким образом, если вы чувствуете, что испытываете стресс аккультурации, тоску, связанную с миграцией или переживания утраты своей культурной среды из-за переезда в Австралию, то сразу же обращайтесь за помощью. Участие в групповой деятельности, волонтерство в рамках своей общины или разговор с психологом могут повысить качество жизни, расширить круг общения и снизить стресс, связанный с проживанием в другой стране.

Русское Этническое Представительство оказывает поддержку русско-говорящему сообществу в Мельбурне с помощью ряда услуг, включающих: групповые виды деятельности, уход за пожилыми людьми, паллиативный уход и психологические услуги.

118 Greeves Street, Fitzroy VIC 3065
Тел: +61 3 9415 6444 | Факс: +61 3 9415 9866
E: [email protected] | W: www.rerc.org.au
Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Динамика эмоциональных состояний личности в условиях кросс-культурной адаптации — диссертация

Аннотация:

В нашей работе проблема стресса аккультурации исследуется через призму субъективных оценок эмоционального состояния и их динамики в процессе адаптации к неродной культуре. Эмоциональное состояние мы рассматриваем как компонент стрессовой реакции, связанный со специфическим субъективным переживанием. Эмоциональный компонент, по мнению многих авторов, является одним из центральных в формировании стрессовых реакций (Izard, 1977; Spielberger, 1972; Fridhandler, 1986; Бодров, 2006 и др.). В частности, Ч. Спилбергер считает, что ведущую роль в опосредовании поведенческих реакций играют актуально переживаемые эмоции (Spielberger, 1972), а Р. Лазарус рассматривает стресс и эмоции как единое целое и считает, что эмоции помогают оценить ситуацию, и тем самым обеспечивают стратегии совладания с ситуацией (Lazarus, 1999).
Современные исследования стрессовых состояний демонстрируют, насколько существенным является динамический аспект их возникновения и развития (Lazarus, 1999; Бодров, 2006). Стресс аккультурации носит прологнированный характер, но лонгитюдные исследования психологической динамики стресса в течение длительного периода адаптации к новой культуре практически отсутствуют. В нашей работе мы проанализировали динамические сдвиги в эмоциональных состояниях мигрантов в течение шести месяцев пребывания в инокультурной среде. Динамику эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации мы исследуем на примере внешне благополучной категории населения — временно проживающих в России представителей экономически развитых стран с добровольной мотивацией к переезду, четкими целями и конкретными планами, обладающих достаточно высоким материальным и социальным статусом. По сравнению с вынужденными мигрантами их адаптация, как правило, реже осложнена предшествующим травматическим опытом, пост-травматическим стрессовым расстройством, неопределенностью статуса, материальными проблемами, негативным отношением со стороны местного населения. Наш интерес к данной категории адаптантов вызван стремлением исследовать сущностные характеристики сложного адаптационного процесса без учета дополнительного воздействия других негативных факторов.
При анализе стресса аккультурации мы используем подход к стрессу, разрабатываемый Р. Лазарусом, Ч. Спилбергером, А. Б. Леоновой, согласно которому возникновение, характер и интенсивность стрессовых реакций зависят от взаимодействия внешних и внутренних факторов, при этом внешние воздействия опосредуются их субъективными оценками (Spielberger, 1972; Lazarus, Folkman, 1987; Lazarus, 1999; Леонова, 2001). Такое понимание стресса требует целостного рассмотрения индивида (его личностных характеристик, мотивов, знаний, установок и т.д.) в контексте конкретной ситуации.
Исходя из данной модели психологического стресса, мы анализируем сложную динамическую систему эмоциональных состояний в соотношении с рядом факторов, таких как срок пребывания в неродной культуре, социально-демографические и индивидуально-психологические характеристики адаптантов, а также их оценки сходства между исходной и принимающей культурами и предваряющие миграцию состояния — мотивационные установки, ожидания и готовность к переезду.
Объект исследования — эмоциональные состояния, развивающиеся в условиях кросс-культурной адаптации.
Предмет исследования — структура и динамика эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации у представителей англоязычных стран, временно проживающих в России.
Цели исследования: выявление характера и динамики эмоциональных состояний, а также их обусловленности внутренними и внешними факторами, в условиях кросс-культурной адаптации временно проживающих в России представителей англоязычных стран.
В соответствии с объектом, предметом и целью исследования была сформулирована основная гипотеза исследования:
Кросс-культурная адаптация временных мигрантов сопровождается развитием стресса аккультурации, проявляющегося в виде сложного динамического комплекса эмоциональных состояний, структура и характер б изменений которого обусловлены а) субъективной оценкой степени сходства между исходной и принимающей культурами и б) индивидуально-психологическими особенностями адаптантов.
Эмпирические гипотезьь исследования:
1. В процессе психологической адаптации к инокультурной среде можно выделить ряд этапов, каждый из которых отличается особым характером, структурой и динамикой эмоциональных состояний.
2. Интенсивность и динамика стресса аккультурации определяются оценкой сходства между культурой постоянного проживания и принимающей культурой.
3. Характер, структура и динамика эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации зависят от мотивов временной миграции и ожиданий, связанных с этим событием.
4. Социально-демографические характеристики и индивидуально-психологические особенности временных мигрантов оказывают существенное влияние на формирование эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации.
Научная новизна состоит в следующем:
Впервые предложен и реализован подход к исследованию стресса аккультурации через анализ пролонгированных динамических изменений эмоциональных состояний личности на разных этапах адаптации к инокультурной среде.
Исследование стресса аккультурации впервые проводилось на выборке представителей англоязычных стран, временно проживающих в
России; выявлены основные причины и содержание негативных и позитивных переживаний этой категории временных мигрантов;
Получены оригинальные данные, раскрывающие характер изменений интенсивности и структуры эмоциональных состояний мигрантов в зависимости от срока пребывания в инокультурной среде, отношения к принимающей культуре и субъективной оценки отношения местных жителей к иностранцам.
— Уточнены представления о взаимовлиянии характера и интенсивности переживания эмоциональных состояний с рядом социально-демографических факторов, личностных свойств и мотивационных диспозиций адаптантов.
Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в развитии системных представлений об эмоциональных состояниях человека в условиях длительного процесса кросс-культурной адаптации: выявлении причин и содержания негативных и позитивных переживаний, определяющих стресс аккультурации у англоязычных временных мигрантов, проживающих в России; установлении специфической структуры эмоциональных состояний на разных этапах кросс-культурной адаптации; уточнении представлений о факторах, способствующих и препятствующих кросс-культурной адаптации.
Практическая ценность исследования состоит в возможности применения его результатов при разработке и проведении индивидуальных и групповых программ поддержки лиц, проживающих в инокультурной среде. Учет эмоциональной специфики каждой стадии кросс-культурной адаптации позволяет более точно определить цели и задачитренингов кросс-культурной коммуникации, а в случае обращения за психологической помощью в целях облегчения процесса адаптации — скорректировать направленность психологических консультаций и характер психотерапевтических интервенций для поддержания психического здоровья и эмоционального благополучия адаптантов. Материалы исследования используются при подготовке и проведении лекционных и семинарских занятиях для слушателей курсов «Педагогическая антропология», «Психология» и «Этнопсихология», спецкурса «Психологические технологии работы по межкультурной коммуникации и адаптации» в Московском государственном лингвистическом университете, курса «Деловой английский язык» в Корпоративном университете АФК «Система».
Достоверность и научная обоснованность результатов исследования определяются опорой на теоретические и методологические положения отечественной и зарубежной психологии, объемом изученной научной литературы, объемом и однородностью выборки эмпирического исследования, применением хорошо зарекомендовавших себя в исследовательской практике стандартизированных психодиагностических методик, адекватных поставленной цели и выдвинутой гипотезе, применением методов математической обработки данных.
Положения, выносимые на защиту:
1) Кросс-культурная адаптация сопровождается развитием стресса аккультурации, проявляющегося в виде сложного динамического комплекса эмоциональных состояний, структура и характер изменений которого меняется в зависимости от срока пребывания в инокультурной среде. На ранних стадиях адаптации доминируют эмоции позитивного комплекса, впоследствии сменяющиеся астеничными тревожно-депрессивными состояниями; на более поздних стадиях адаптации интенсивнее проявляются умеренно выраженные стеничные эмоции агрессивного комплекса, свидетельствующие о повышении адаптивной активности и переходе к фазе стабилизации.
2) Субъективная оценка временными мигрантами степени сходства между исходной и принимающей культурами непосредственно не влияет на характер, интенсивность и динамику эмоциональных состояний, но опосредуется отношением адаптантов к ряду аспектов культуры страны пребывания и субъективной оценкой отношения местных жителей к иностранцам.
3) В структуре аспектов проживания в России, отмечаемых и оцениваемых представителями англоязычных стран, наибольшее негативное отношение вызывают такие особенности характера и поведения местного населения, «пристальный взгляд», «отсутствие улыбки», «мрачный вид», «курение в общественных местах», а также ряд компонентов системы регулирования общественной жизни в нашей стране {«отсутствие ясности и прозрачности принципов управления», «солидарность власти и бизнес-элиты», «поляризация общества на богатых и бедных», «засилье бюрократии и взяточничества», «неэтичные действия милиции», «неуважение граждан к законам»).
4) Интенсивность негативных эмоциональных состояний при кросскультурной адаптации временных мигрантов ниже у лиц зрелого возраста и с более высоким социально-экономическим статусом.
5) Наибольшее влияние на устойчивые эмоциональные состояния временных мигрантов оказывают такие личностные черты, как личностная тревожность, личностная депрессия и нейротизм, затрудняющие кросс-культурную адаптацию, и личностное любопытство, открытость новому опыту, экстраверсия и дружелюбие, способствующие адаптации.

АККУЛЬТУРАЦИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 343

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: С. В. Соколовский

АККУЛЬТУРА́ЦИЯ (от лат. ad – к и cul­tura – куль­ту­ра), про­цесс взаи­мо­влия­ния куль­тур при не­по­сред­ст­вен­ном и дли­тель­ном кон­так­те их но­си­те­лей как на груп­по­вом, так и на ин­ди­ви­ду­аль­ном уров­не. По­ня­тие «А.» ши­ро­ко при­ме­ня­лось с кон. 19 в. в англ. и амер. ан­тро­по­ло­гии для обо­зна­че­ния од­но­на­прав­лен­но­го про­цес­са упо­доб­ле­ния од­ной куль­ту­ры дру­гой (У. Х. Хо­умз, Ф. Бо­ас) или пе­ре­да­чи отд. эле­мен­тов од­ной куль­ту­ры дру­гой (У. Дж. Ма­ги). В амер. антро­по­ло­гии в 1920–30-х гг. (М. Мид, Р. Ло­уи, М. Хер­ско­виц, Р. Лин­тон и др.) про­бле­ма­ти­ка А. раз­ра­ба­ты­ва­лась в осн. в свя­зи с изу­че­ни­ем влия­ния до­ми­ни­рую­щей куль­ту­ры на ко­рен­ное на­се­ле­ние Аме­ри­ки. Про­цесс А. опи­сы­вал­ся как «при­ём» или «от­тор­же­ние» эле­мен­тов до­нор­ской куль­ту­ры; от­ме­ча­лось, что при­ни­маю­щая куль­ту­ра про­из­во­дит от­бор эле­мен­тов до­нор­ской куль­ту­ры, адап­ти­руя и из­ме­няя или от­тор­гая их. В 1940–50-х гг. изу­че­ние А. до­пол­не­но про­бле­ма­ти­кой взаи­мо­влия­ния не­за­пад­ных куль­тур (япо­ни­за­ция, ки­таи­за­ция и т. п.) и ур­ба­ни­за­ции в слож­ных об­ще­ст­вах. Ес­ли пре­ж­де ис­сле­до­ва­те­ли, под влия­ни­ем диф­фу­зио­низ­ма и ис­то­ри­че­ской шко­лы Боа­са, со­сре­до­то­чи­ва­лись на отд. чер­тах взаи­мо­дей­ст­вую­щих куль­тур, то в 1950-х гг. в тра­ди­ци­ях функ­цио­на­лиз­ма куль­ту­ра рас­смат­ри­ва­лась как це­ло­ст­ная сис­те­ма, по­доб­ная ор­га­низ­му, а А.– как взаи­мо­дей­ст­вие «ор­га­низ­мов». В кон. 1960-х – нач. 1970-х гг. эти мо­де­ли, на­де­ляю­щие А. чер­та­ми уни­вер­саль­но­сти, ав­то­ма­тиз­ма и не­об­ра­ти­мо­сти, под­верг­лись кри­ти­ке. От­ме­ча­лось, что изо­бра­же­ние ко­рен­ных на­ро­дов как пас­сив­ных ре­ци­пи­ен­тов до­ми­ни­рую­щей куль­ту­ры при­во­дит к оп­рав­да­нию на­силь­ст­вен­ной А. и мар­ги­на­ли­за­ции ко­рен­но­го на­се­ле­ния в ус­ло­ви­ях мо­дер­ни­за­ции об­ще­ст­ва. Тем са­мым санк­цио­ни­ру­ют­ся гос. про­грам­мы на­прав­лен­ных куль­тур­ных из­ме­не­ний в це­лях нац. ин­те­гра­ции и по­мо­щи «от­ста­лым груп­пам на­се­ле­ния».

В 1960–70-е гг. амер. кон­цеп­ции А. при­влек­ли вни­ма­ние сов. эт­но­гра­фов. А. в рам­ках тео­рии эт­нич. про­цес­сов рас­смат­ри­ва­лась обыч­но как один из на­чаль­ных эта­пов ас­си­ми­ля­ции, сле­дую­щий за куль­тур­ным кон­так­том; в ка­че­ст­ве её осо­бен­но­стей на­зы­ва­лось со­хра­не­ние черт ис­ход­ной куль­ту­ры при при­об­ре­те­нии но­вых. Этим она от­ли­ча­лась от т. н. куль­тур­ной ас­си­ми­ля­ции, где ис­ход­ная куль­ту­ра пол­но­стью вы­тес­ня­лась за­им­ст­во­ван­ной (С. А. Ару­тю­нов, В. И. Коз­лов).

Ны­не по­ня­тие «А.» при­ме­ня­ет­ся в осн. в кросс­куль­тур­ной пси­хо­ло­гии при изу­че­нии пси­хо­ло­гич. по­след­ст­вий стрес­са А. Под­чёр­ки­ва­ет­ся, что А. но­сит си­туа­ци­он­ный ха­рак­тер и что ин­ди­вид име­ет в сво­ём рас­по­ря­же­нии раз­ные стра­те­гии взаи­мо­дей­ст­вия с но­вой куль­ту­рой. Сфор­ми­ро­ва­лось убе­ж­де­ние в том, что не су­ще­ст­ву­ет еди­но­го по­ка­за­те­ля, ко­то­рый бы аде­к­ват­но от­ра­жал осн. цен­но­ст­ные и по­ве­ден­че­ские из­ме­не­ния, свя­зан­ные с А. Тер­мин «А.» по­сте­пен­но вы­хо­дит из упот­реб­ле­ния, за­ме­ня­ясь тер­ми­на­ми «куль­тур­ная гиб­ри­ди­за­ция», «по­ли­куль­ту­ра­лизм», «мар­ги­на­ли­за­ция» и т. д.

Клинические исследование Алкоголь: Мотивационное интервью, Культурно адаптированный МИ — Реестр клинических исследований

Подробное описание

Предлагаемое исследование R01 в ответ на PA 10-100 «Расстройства, связанные с употреблением алкоголя: лечение, Услуги, исследования и восстановление ", касается приоритета ПА: лечение для здоровья. Неравенство / особые группы населения Латиносы, самая крупная и быстрорастущая этническая группа в США (США), представляющие 14% населения (1), как ожидается, вырастут почти до 29% населения к 2050 г. (2–3). Как и многие группы иммигрантов, адаптирующиеся к культуре США, Латиноамериканцы перенимают образ жизни, свойственный основному населению, например, опасное употребление алкоголя. (4-6). Опасное употребление алкоголя — это модель употребления алкоголя, связанная с увеличением количества алкогольных напитков. проблемы: травмы, насилие, заболевания, передающиеся половым путем (7-15), и повышенный риск развитие алкогольного расстройства (злоупотребления или зависимости) (7, 10, 16). непропорционально большее бремя болезней, травм, рабочих и юридических проблем (17-21) в результате употребления алкоголя, чем другие расовые этнические группы, в том числе повышенный риск дорожно-транспортных происшествий и смертельных случаев, связанных с употреблением алкоголя (20, 22).

Раннее вмешательство предотвращает необходимость более дорогостоящего и сложного лечения алкоголем (23). По данным Национальной академии наук, распространение эмпирически обоснованных вмешательства, учитывающие культурные особенности, особенно необходимы среди латиноамериканцев (23-24) потому что они страдают от нарушений здоровья, связанных с алкоголем (18-20, 25-26) и потому что алкоголь уровень обращения за лечением среди латиноамериканцев ниже, чем среди других расовых / этнических меньшинств группы или белые (27-29) .Хотя данные свидетельствуют о том, что зависимость лечение улучшает удержание и результаты лечения (30-31), прогресс в этой области ограничено отсутствием проспективных клинических исследований, сравнивающих адаптированные и не адаптированные (23). Премия K (AA014905), финансируемая PI (New Investigator) пилотные данные, демонстрирующие, что мотивационное интервью с учетом культурных особенностей (CTMI) превзошли неспециализированное мотивационное интервью (MI) .Это исследование станет основой для настоящее предлагаемое исследование, которое является более крупномасштабной версией пилотного проекта. MI поддерживал компоненты MI. Ключевое изменение в нашей социальной контекстной модели культурного Подгонка заключалась в том, чтобы адаптировать ИМ к включению важных стрессоров аккультурации (32-33): ограниченные финансовые ресурсы и возможности, потеря социальных сетей, дискриминация (34-38) и изменение культурных ценностей. Предлагаемое исследование будет исследовать аккультурацию стресс (39) как влияние на взаимосвязь между аккультурацией и употреблением алкоголя поведение и результаты лечения. Усилия помогут построить комплексную модель того, как Факторы аккультурации влияют на алкогольное поведение латиноамериканцев (40). необходимы усилия, чтобы адаптировать лечение к потребителям, которые испытывают бремя множества социальных контекстуальные источники неблагоприятного положения, включая бедность, дискриминацию и аккультурацию стресс (40).

Поскольку первоначальная цель пилотного исследования заключалась в том, чтобы изолировать и протестировать влияние адаптации лечение, оно было доставлено на английском языке. Текущее предложение расширяет индивидуальное лечение латиноамериканцам, говорящим по-испански. Предоставление индивидуального обслуживания на испанском языке позволяет клинической необходимости и увеличивает внешнюю обобщаемость. Воздействие исследования на общественное здоровье будет обеспечивать ранний скрининг и кратковременное вмешательство для снижения опасного употребления алкоголя среди Латиноамериканцы в сообществах, в которых такие услуги отсутствуют. вмешательства, мы надеемся минимизировать бремя болезней и социальных последствий, которые непропорционально влияют на латиноамериканские сообщества. Воздействие на поле: будет способствовать понимание того, улучшает ли лечение культурно адаптированное мотивационное вмешательство эффективность для латиноамериканцев по сравнению с обычным лечением. изучить влияние перевода и адаптации МИ. Краткосрочные цели состоят в том, чтобы сравнить эффективность подтвержденного лечения ИМ по сравнению с культурно адаптированной версией ИМ среди латиноамериканцев. Долгосрочные цели заключаются в распространении легко обучаемой концептуальной модели адаптированное к культуре, эмпирически обоснованное лечение наркозависимости, понять, как аккультурация процессы создают риск увеличения опасного употребления алкоголя среди латиноамериканцев, и для дальнейшего информирования разработка методов лечения нескольких факторов стресса, включая стресс аккультурации.

Гипотезы исследования:

Основная цель 1: Основной эффект лечения. Определить эффективность стандартных мотивационных Интервьюирование (МИ) по сравнению с ИМ, адаптированным к культуре (CTMI) через два, шесть и двенадцать месяцев следовать за. Мы предполагаем, что участники CTMI будут сообщать о меньшем количестве отрицательных, связанных с алкоголем. последствия и меньшее количество пьяных дней при последующем наблюдении по сравнению с участниками MI.

Основная цель 2: изучить стресс аккультурации как модератора результатов лечения алкоголем для Латиноамериканцы.Мы предполагаем, что среди участников с высоким аккультурационным стрессом те, кто в CTMI со временем улучшатся больше, чем у пациентов с ИМ (через 6 месяцев). Мы также предполагаем, что среди те, кто получает CTMI, те, у кого высокий аккультурационный стресс, могут показать большее улучшение со временем (через шесть месяцев), чем у пациентов с низким аккультурационным стрессом. .

Профилактика трудностей межличностного общения у вынужденных переселенцев в условиях обучения в ВУЗе

Электронный архив открытого доступа НИУ «БелГУ»: Профилактика трудностей межличностного общения у вынужденных переселенцев в условиях обучения в ВУЗе




Skip navigation









Please use this identifier to cite or link to this item:
http://dspace.bsu.edu.ru/handle/123456789/21498

Title:  Профилактика трудностей межличностного общения у вынужденных переселенцев в условиях обучения в ВУЗе
Authors:  Локтева, А. В.
Томаева, А. А.
Keywords:  психология
психология обучения
межличностное общение
психическая адаптация
стресс
личность
личностные особенности
мигранты
беженцы
вынужденные переселенцы
посттравматические стрессовые расстройства
стресс аккультурации
Issue Date:  2017
Citation:  Локтева, А.В. Профилактика трудностей межличностного общения у вынужденных переселенцев в условиях обучения в ВУЗе / А.В. Локтева, А.А. Томаева // Вестник Саратовского областного института развития образования. — 2016. — №1(5).-С. 82-88.
Abstract:  Рассматриваются особенности межличностного общения у вынужденных переселенцев. Анализируются психологические особенности вынужденных переселенцев. Дается краткий обзор подходов к исследованию межличностного общения, механизмов адаптации. Представлены описания психотравмирующих ситуаций мигрантов и их последствий. Обоснована необходимость профилактики трудностей межличностного общения у вынужденных переселенцев
URI:  http://dspace.bsu.edu.ru/handle/123456789/21498
Appears in Collections: Статьи из периодических изданий (на русском языке)

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.




Воспринимаемая дискриминация и стратегии аккультурации через призму человеческих отношений

Allison, K. W. (1998) Stress and oppressed social category membership. In: J. K. Swim, Ch. Stangor (eds.). Prejudice. The target’s perspective. San Diego, CA: Academic Press, pp. 145–170. DOI: 10.1016/B978-012679130-3/50042-9 (In English)

Bakker, W., van der Zee, K., van Oudenhoven, J. P. (2006) Personality and Dutch emigrants’ reaction to acculturation strategies. Journal of Applied Social Psychology, vol. 36, no. 12, pp. 2864–2891. DOI: 10.1111/j.0021-9029.2006.00132.x (In English)

Berry, J. W. (1980) Acculturation as varieties of adaptation. In: A. M. Padilla (ed.). Acculturation: Theory, models and some new findings. Boulder: Westview Press, pp. 9–25. (In English)

Berry, J. W. (2005) Acculturation: Living successfully in two cultures. International Journal of Intercultural Relations, vol. 29, no. 6, pp. 697–712. DOI: 10.1016/j.ijintrel.2005.07.013 (In English)

Berry, J. W., Phinney, J. S., Sam, D. L., Vedder, P. (2006) Immigrant youth: Acculturation, identity, and adaptation. Applied Psychology: An International Review, vol. 55, no. 3, pp. 303–332. DOI: 10.1111/j.1464-0597.2006.00256.x (In English)

Borders, A., Liang, C. T. H. (2011) Rumination partially mediates the associations between perceived ethnic discrimination, emotional distress, and aggression. Cultural Diversity and Ethnic Minority Psychology, vol. 17, no. 2, pp. 125–133. DOI: 10.1037/a0023357 (In English)

Brown, T. N. (2001) Measuring self-perceived racial and ethnic discrimination in social surveys. Sociological Spectrum, vol. 21, no. 3, pp. 377–392. DOI: 10.1080/027321701300202046 (In English)

Burgelt, P. T., Morgan, M., Pernice, R. (2008) Staying of returning: Premigration influences on the migration process of German migrants to New Zealand. Journal of Community & Applied Social Psychology, vol. 18, no. 4, pp. 282–298. DOI: 10.1002/casp.924 (In English)

Gomez, J., Miranda, R., Polanco, L. (2011) Acculturative stress, perceived discrimination, and vulnerability to suicide attempts among emerging adults. Journal of Youth and Adolescence, vol. 40, pp. 1465–1476. DOI: 10.1007/s10964-011-9688-9 (In English)

Harrell, J. P., Hall, S., Taliaferro, J. (2003) Physiological responses to racism and discrimination: An assessment of the evidence. American Journal of Public Health, vol. 93, no. 2, pp. 243–248. DOI: 10.2105/AJPH.93.2.243 (In English)

Heim, D., Hunter, S. C., Jones, R. (2011) Perceived discrimination, identification, social capital and well-being: Relationships with physical health and psychological distress in a U.K. minority ethnic community sample. Journal of Cross-Cultural Psychology, vol. 42, no. 7, pp. 1145–1164. DOI: 10.1177/0022022110383310 (In English)

Hogan, B., Berry, B. (2011) Racial and ethnic biases in rental housing: An audit study of online apartment listings. City & Community, vol. 10, no. 4, pp. 351–372. DOI: 10.1111/j.1540-6040.2011.01376.x (In English)

Jasinskaja-Lahti, I., Liebkind, K., Horenczyk, G., Schmitz, P. (2003) The interactive nature of acculturation: Perceived discrimination, acculturation attitudes and stress among young ethnic repatriates in Finland, Israel and Germany. International Journal of Intercultural Relations, vol. 27, no. 1, pp. 79–97. DOI: 10.1016/S0147-1767(02)00061-5 (In English)

Jasinskaja-Lahti, I., Liebkind, K., Perhoniemi, R. (2007) Perceived ethnic discrimination at work and well-being of immigrants in Finland: The moderating role of employment status and work-specific group-level control beliefs. International Journal of Intercultural Relations, vol. 31, no. 2, pp. 223–242. DOI: 10.1016/j.ijintrel.2006.02.003 (In English)

Jasinskaja-Lahti, I., Liebkind, K., Solheim, E. (2009) To identify or not to identify? National disidentification as an alternative reaction to perceived ethnic discrimination. Applied Psychology: An International Review, vol. 58, no. 1, pp. 105–128. DOI: 10.1111/j.1464-0597.2008.00384.x (In English)

Kaas, L., Manger, Ch. (2012) Ethnic discrimination in Germany’s labour market: A field experiment. German Economic Review, vol. 13, no. 1, pp. 1–20. DOI: 10.1111/j.1468-0475.2011.00538.x (In English)

Lepshokova, Z., Lebedeva, N. (2016) Vosprinimaemaya discriminatsiya i akkulturatsiya russkikh na Severnom Kavkaze (nesovmestimost’ etnicheskoj i regional’noj identichnostej) [Perceived discrimination and acculturation of Russians in the North Caucasus: The role of ethnic and regional identity incompatibility]. Obshchestvennye nauki i sovremennost, vol. 6, pp. 125–138. (In Russian)

Levin, M., Shilova, N. (2012) Discriminatsiya po etnicheskomu priznaku kak sledstvie ksenofobii [Ethnic discrimination as a result of xenophobia]. Ekonimicheskaya politika — Economical Policy, vol. 6, pp. 171–179. (In Russian)

Lopez-Class, M., Castro, F. G., Ramirez, A. G. (2011) Conceptions of acculturation: A review and statement of critical issues. Social Science & Medicine, vol. 72, no. 9, pp. 1555–1562. DOI: 10.1016/j.socscimed.2011.03.011 (In English)

McGinnity, F., Lunn, P. D. (2011) Measuring discrimination facing ethnic minority job applicants: An Irish experiment. Work, Employment and Society, vol. 25, no. 4, pp. 693–708. DOI: 10.1177/0950017011419722 (In English)

Myrick, S. E., Martorell, G. A. (2011) Sticks and stones may break my bones: Protective factors for the effects of perceived discrimination on social competence in adolescence. Personal Relationships, vol. 18, no. 3, pp. 487–501. DOI: 10.1111/j.1475-6811.2010.01320.x (In English)

Nesdale, D. (2002) Acculturation attitudes and the ethnic and host-country identification of immigrants. Journal of Applied Social Psychology, vol. 32, no. 7, pp. 1488–1507. DOI: 10.1111/j.1559-1816.2002.tb01448.x (In English)

Panferov, V. N. (2009) Tekhnologicheskie aspekty sotsialnogo vzaimodeistvia [Technological aspects of social interaction]. In: Psikhologia chelovecheskich otnoshenij. Izbrannoe [Psychology of human relations. Selected works]. Saint Petersburg: ANO “IPP”, pp. 446–474 p. (In Russian)

Piontkowski, U., Florack, A., Hoelker, P., Obdrzalek, P. (2000) Predicting acculturation attitudes of dominant and non-dominant groups. International Journal of Intercultural Relations, vol. 24, no. 1, pp. 1–26. DOI: 10.1016/S0147-1767(99)00020-6 (In English)

Redfield, R., Linton, R., Herskovits, M. J. (1936) Memorandum on the study of acculturation. American Anthropologist, vol. 38, no. 1, pp. 149–152. (In English)

Roccas, S., Horenczyk, G., Schwartz, S. H. (2000) Acculturation discrepancies and well-being: The moderating role of conformity. European Journal of Social Psychology, vol. 30, no. 3, pp. 323–334. DOI: 10.1002/(SICI)1099-0992(200005/06)30:3<323::AID-EJSP992>3.0.CO;2-5 (In English)

Roytburd, L., Friedlander, M. L. (2008) Predictors of Soviet Jewish refugees’ acculturation: Differentiation of self and acculturative stress. Cultural Diversity and Ethnic Minority Psychology, vol. 14, no. 1, pp. 67–74. DOI: 10.1037/1099-9809.14.1.67 (In English)

Safdar, S., Calvez, S., Lewis, J. R. (2012) Multi-group analysis of the MIDA model: Acculturation of Indian and Russian immigrants to Canada. International Journal of Intercultural Relations, vol. 36, no. 2, pp. 200–212. DOI: 10.1016/j.ijintrel.2011.11.006 (In English)

Sam, D. L., Berry, J. W. (1995) Acculturative stress among young immigrants in Norway. Scandinavian Journal of Psychology, vol. 36, no. 1, pp. 10–24. DOI: 10.1111/j.1467-9450.1995.tb00964.x (In English)

Schaafsma, J. (2011) Discrimination and subjective well-being: The moderating roles of identification with the heritage group and the host majority group. European Journal of Social Psychology, vol. 41, no. 6, pp. 786–795. DOI: 10.1002/ejsp.825 (In English)

Shin, J. Y., D’Antonio, E., Son, H. et al. (2011) Bulling and discrimination experience among Korean-American adolescents. Journal of Adolescence, vol. 34, no. 5, pp. 873–883. DOI: 10.1016/j.adolescence.2011.01.004 (In English)

Tartakovsky, E. (2012) Factors affecting immigrants’ acculturation intentions: A theoretical model and its assessment among adolescent immigrants from Russia and Ukraine in Israel. International Journal of Intercultural Relations, vol. 36, no. 1, pp. 83–99. DOI: 10.1016/j.ijintrel.2011.02.003 (In English)

Tiboulet, M., Dambrun, M., Tourret, I., Uhlen, D. (2012) La discrimination ethnique a l’emploi: Le role des prejuges, du contact intergroupe et des orientations d’acculturation [Employment discrimination toward ethnic minorities: The role of prejudice, intergroup contact and acculturation orientations]. Revue Europeene de Psychologie Appliquee — European Review of Applied Psychology, vol. 62, no. 1, pp. 37–45. DOI: 10.1016/j.erap.2011.11.001 (In French)

Williams, D. R., Neighbors, H. W., Jackson, J. S. (2003) Racial/ethnic discrimination and health: Findings from community studies. American Journal of Public Health, vol. 93, no. 2, pp. 200–208. DOI: 10.2105/AJPH.93.2.200 (In English)

Wrench, J. (2011) Data on discrimination in EU countries: Statistics, research and drive for comparability. Ethnic and Racial Studies, vol. 34, no. 10, pp. 1715–1730. DOI: 10.1080/01419870.2010.539701 (In English)

Yijala, A., Jasinskaja-Lahti, I. (2010) Pre-migration acculturation attitudes among potential ethnic migrants from Russia to Finland. International Journal of Intercultural Relations, vol. 34, no. 4, pp. 326–339. DOI: 10.1016/j.ijintrel.2009.09.002 (In English)

Zagefka, H., Brown, R. (2002) The relationship between acculturation strategies, relative fit and intergroup relations: Immigrant-majority relations in Germany. European Journal of Social Psychology, vol. 32, no. 2, pp. 171–188. DOI: 10.1002/ejsp.73 (In English)

5 примеров стресса аккультурации

Примеры стресса аккультурации

  • Проблемы с успеваемостью
  • Проблемы с психическим здоровьем
  • Проблемы с физическим здоровьем
  • Бездомность
  • Обратный культурный шок

Под стрессом аккультурации понимаются умственные и эмоциональные проблемы адаптации к новой культуре. Иногда этот стресс является значительным, например, когда человек вынужден переехать в страну, родной язык которой является иностранным, из-за социально-экономических соображений или соображений безопасности.Это также может произойти в таких простых ситуациях, как переход в новую школу или работу. В зависимости от ситуации и уровня серьезности он представлен в виде пяти примеров, подробно описанных в этой статье.

1. Трудности в исполнении

Людям, плохо знакомым с какой-либо культурой, есть о чем подумать, чем коренным представителям этой культуры. Взрослые, которые переезжают в новую страну, часто испытывают трудности с началом и сохранением успешной карьеры. Это может быть связано с отсутствием передаваемых документов, языковым барьером, отсутствием ресурсов по уходу за детьми, отсутствием социальной поддержки или сочетанием этих факторов.Дети и подростки испытывают схожие проблемы с успеваемостью по одним и тем же причинам.

Переезд в новый город или начало новой работы или учебы могут иметь аналогичные последствия, хотя обычно более мягкие. Каждое рабочее место и школа имеют уникальную субкультурную динамику и методы работы. Изучение новых навыков и систем (академических, профессиональных и социальных) по своей сути является трудным, особенно когда люди не чувствуют себя достаточно связанными с другими представителями культуры, чтобы просить о помощи.

Избранные онлайн-программы

Не знаете, куда обратиться? Эти лучшие аккредитованные школы предлагают различные онлайн-степени.Рассмотрите одну из этих аккредитованных программ и откройте для себя их ценность сегодня.

2. Проблемы психического здоровья

Быть новичком в культуре часто приводит к одиночеству, депрессии и тревоге. Переживание этих эмоций часто создает нисходящий цикл, поскольку депрессия и тревога еще больше затрудняют общение с другими. Психическая и эмоциональная сторона этого феномена обычно обозначается как культурный шок , как описано в «Психологии сегодня».

3. Проблемы с физическим здоровьем

Стресс аккультурации часто проявляется в физических заболеваниях. Одна из причин этого заключается в том, что проблемы психического здоровья, описанные выше, сильно коррелируют с физическими заболеваниями. Беспокойство и депрессия приводят к гиперактивности или недостаточной активности сердечно-сосудистой системы, снижению иммунитета и отсутствию ухода за собой.

Другая причина соматических заболеваний — отсутствие доступа к медицинским услугам. Даже переезд в новый город требует создания новых поставщиков медицинских услуг, что часто является долгой борьбой из-за страховых полисов.Смена места работы часто нарушает систему медицинского страхования, равно как и переезд в новые округа, города и штаты. Переезд в новую страну еще больше усугубляет эти трудности из-за языковых барьеров и незнания месторасположения и политики в отношении зарубежных систем здравоохранения.

4. Бездомность

В самых тяжелых случаях одним из источников стресса является бездомность. Многие переезжают без предупреждения или времени на подготовку. Для большинства вариантов жилья требуется подтверждение занятости, но не у всех людей есть возможности трудоустройства, которые ждут их в их новой культуре.Трудности с поиском и сохранением работы приводят к трудностям с поиском и обслуживанием жилья. Люди, которые борются с языковым барьером, могут даже не найти убежища.

5. Обратный культурный шок

Переход в новую культуру требует либо выхода из старой культуры, либо попытки сбалансировать несколько культур. Любой сценарий приводит к путанице. Знакомство с новой культурой требует времени и энергии от связей с предыдущими культурами.Это затрудняет возврат к родной культуре, например, когда военнослужащие возвращаются из боя. Обратный культурный шок несет в себе те же психологические симптомы, что и культурный шок.

Приобщение к новой культуре часто бывает трудным и вынужденным. Даже когда это положительная и выбранная ситуация, она предполагает множество изменений. Знание этих пяти примеров стресса аккультурации может помочь вам понять, как связаться с людьми, которые могут его испытывать.

Накопительный стресс — обзор

Национальный контекст и дискриминация

Как для добровольных мигрантов, так и для беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, аккумулятивный стресс от того, что они «отстранены» и становятся мишенью через повсеместную межличностную и институциональную дискриминацию в Соединенных Штатах и ​​проживание во враждебной доминанте Американская культура может вызвать чувство незащищенности, безнадежности и отчуждения (Awad et al., 2019). Хроническую дискриминацию, предрассудки и притеснения в отношении лиц происхождения MENA можно назвать своего рода повсеместной «коварной травмой» (Holmes, Facemire, & DaFonseca, 2016). Эти травмы должны рассматриваться как составляющая общего психосоциального благополучия иммигрантов из БВСА, уровней аккультурационного стресса и результатов переселения в США. Что касается результатов аккультурации для иммигрантов и беженцев происхождения MENA, исследования предоставляют доказательства того, что постмиграционные стрессоры могут быть более влиятельными, чем стрессоры до миграции или травмы во время полета (например.г., Эллис, Макдональд, Линкольн и Кабрал, 2008 г.). Исследование беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки в Дании через 8–9 лет после переселения показало, что «коварная травма» и факторы аккультурационного стресса, испытанные после переселения, лучше предсказывают психологическое здоровье людей, чем травма, полученная до миграции (Montgomery, 2008). Для беженцев и иммигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки, переселяющихся в Соединенные Штаты, пережитая дискриминация может быть таким же решающим фактором в прогнозировании психологического благополучия и социальных последствий, как и первоначальная травма, особенно спустя годы после переселения (Ellis et al., 2008; Киа-Китинг и др., 2016).

Помимо обстоятельств добровольной или недобровольной миграции, с которыми сталкиваются иммигранты из арабских стран / стран Ближнего Востока и Северной Африки, опыт иммигрантов часто зависит от национального контекста, в который они встроены. Хотя Соединенные Штаты были переселены группами иммигрантов, страна имеет долгую историю ограничительного отношения к тому, кто может въезжать в эту страну (Espenshade & Hempstead, 1996). Негативная риторика была и остается мощным инструментом, используемым для увековечения предвзятых антииммигрантских программ.Существует тенденция цикличности восприятия американцами иммигрантов как угрозы нынешнему социальному порядку (часто в результате антииммигрантской риторики), что часто приводит к ограничению иммиграции в Соединенные Штаты. Арабские / MENA и другие группы цветных иммигрантов были не единственными объектами негативной риторики и дискриминации. Например, англосаксы воспринимали ирландских и немецких иммигрантов как угрозу, а ирландцы и немцы позже чувствовали то же самое по отношению к итальянцам, русским и еврейским иммигрантам (Espenshade & Hempstead, 1996; Wei, Jacobson López, & Wu, 2019 ).Ирландские профсоюзы считали, что китайские рабочие-мигранты уходят с работы, поэтому был принят Закон 1882 года об исключении китайцев. Кроме того, после бомбардировки Перл-Харбора многие лица японского происхождения были восприняты как угроза национальной безопасности, были выселены из своих домов и отправлены в концентрационные лагеря (Allport, 1954; Espenshade & Hempstead, 1996; Wei et al., 2019). Восприятие новых иммигрантов как угроз имеет тенденцию быть цикличным и обычно ведет к ограничительной иммиграционной политике (Espenshade & Hempstead, 1996).

Антииммигрантские и антиарабские и мусульманские настроения усугубились событиями 11 сентября 2001 г., которые усилили озабоченность национальной безопасностью и усилили антииммиграционную риторику в отношении людей из региона MENA (Awad & Amayreh, 2016; Erickson & Al-Timimi , 2001; Haboush, 2007). Иммигранты и граждане, происходящие из региона MENA, часто ассоциировались с терроризмом и преступностью (Wright & Esses, 2019). Увеличилось количество инициатив, нацеленных на неграждан по признаку расы, религии и этнической принадлежности, что привело к обеспокоенности гражданскими правами, поскольку сотрудники службы внутренней безопасности арестовывали и депортировали арабских и мусульманских иммигрантов (Wishnie, 2011).Подобно американцам японского происхождения после Перл-Харбора, после событий 11 сентября 2001 г. (9/11) к арабам и общинам MENA относились как к враждебно настроенным иностранцам (Awad et al., 2019). С кампаниями 2016 года, избранием Дональда Трампа и наплывом беженцев из стран MENA возродилась ненавистническая риторика, и преступления на почве ненависти против MENA и американцев-мусульман снова увеличились (Abu-Ras, Suárez, & Abu-Bader, 2018; Федеральное бюро расследований, 2016, 2018).

В дополнение к антииммиграционной риторике, изображения арабов / жителей MENA в СМИ по-прежнему носят негативный характер, изображая арабов / жителей MENA террористами, религиозными фанатиками и преступниками (напр.г., Шахин, 2003). Несмотря на некоторое движение к представлению сложного, многомерного изображения арабов и жителей Ближнего Востока в телевизионных драмах и фильмах, такие попытки немногочисленны и нечасты (Alsultany, 2012). Арабские иммигранты / иммигранты из стран Ближнего Востока и Северной Африки, которые приезжают в Соединенные Штаты, должны бороться с этими негативными и предвзятыми образами в СМИ, которые могут усилить психологический стресс, уже имеющийся из-за стресса аккультурации и обстоятельств, связанных с их миграцией (Awad et al., 2019).

Институциональная дискриминация — это увековечение дискриминационной практики на структурном, политическом и организационном уровне.Это влияет на людей в зависимости от их членства в группе (Awad & Amayreh, 2016; Sampson, 2008). Эта форма дискриминации также служит для защиты и поддержания существующей иерархии системы от предполагаемых угроз. В Соединенных Штатах Патриотический закон, запрет на мусульман и дискриминационная иммиграционная практика являются одними из наиболее ярких примеров институциональной дискриминации иммигрантов из стран MENA (Awad et al., 2019).

После терактов 11 сентября Соединенные Штаты испытали радикальный политический шок.Лица арабского и мусульманского происхождения стали жертвами дискриминационной практики со стороны правительства, проводимой во имя национальной безопасности (Cainkar, 2004; Zarrugh, 2016). В течение нескольких месяцев после 11 сентября правительство приостановило выдачу неиммиграционных виз для лиц из 26 стран (большинство из которых — MENA). Правительство также ввело в действие Специальную программу регистрации, которая отказывает в выдаче гостевых виз лицам, прибывающим из стран MENA, и создало Инициативу по предотвращению задержания, которая в первую очередь нацелена на людей из MENA, которые составляют лишь 2% лиц, скрывающихся от виз (Awad et al., 2019; Каинкар, 2004). Кроме того, Соединенные Штаты приняли Закон США PATRIOT, который означал «Объединение и укрепление Америки путем предоставления соответствующих инструментов, необходимых для пресечения и противодействия терроризму» (Audi, 2008). Закон США PATRIOT позволяет правительству Соединенных Штатов шпионить, задерживать и депортировать лиц, которые считаются возможными угрозами. Американцы арабского / ближневосточного и мусульманского происхождения подвергались непропорциональной атаке по сравнению с другими демографическими группами (Audi, 2008). «Война с террором» стала нападением на свободу и гражданские свободы арабов и людей из Ближнего Востока и Северной Африки (Akram, 2002).

Учитывая войны в Ираке и насилие в Сирии, Ливане, Ливии, Судане и Йемене, значительное количество беженцев из региона MENA прибыло в Соединенные Штаты в поисках убежища в этих опасных условиях. В ответ на приток беженцев и антимусульманскую и арабскую риторику администрация Трампа выпустила исполнительный указ № 13769, обычно называемый «запрет на мусульман», который приостановил въезд сирийских беженцев в Соединенные Штаты, приостановил прием беженцев из США. программе на 4 месяца и отказано во въезде и поездках лицам из Сирии, Судана, Йемана, Сомали, Ливии, Ирана и Ирака (Exec.Приказ №13769, 2017 г.). Более 60000 человек лишились визы и более 700 человек были задержаны (Hersher, 2017). Кроме того, администрация Трампа снизила лимит приема беженцев с 85 000 до 30 000 в период с 2016 по 2019 год и предложила нулевой прием на 2020 финансовый год, что еще больше усилило институциональную дискриминацию, с которой сталкивается эта группа.

Враждебная среда и социальные предубеждения, сохраняющиеся на национальном уровне, влияют на повседневные взаимодействия, которые могут происходить на индивидуальном уровне (Awad et al., 2019; Довидио, Хьюстон, Глик и Эссес, 2010 г.). Межличностная дискриминация происходит на индивидуальном уровне, когда с человеком обращаются несправедливо из-за его идентичности или принадлежности к группе. Он состоит из негативных переживаний, которые могут быть явными, такими как словесные атаки, и / или более тонкими, в форме микроагрессий (например, отстранение от деятельности, игнорирование и пристальное внимание) (Singletary & Hebl, 2009). Хотя европейские иммигранты могут иметь статус чужой группы с точки зрения воспринимаемого гражданства, цветным иммигрантам, возможно, придется бороться с несколькими чужими статусами из-за их расы, этнической принадлежности, гражданства и религии.Небелые иммигранты с большей вероятностью, чем европейские иммигранты, будут «изгнаны» и, следовательно, подвергаются межличностной дискриминации.

Идеологические конструкции, такие как ориентация на социальное доминирование (SDO), могут помочь объяснить восприятие иммигрантов из арабских стран / стран Ближнего Востока и Северной Африки. SDO относится к тенденции людей организовывать свое мировоззрение в терминах внутренних и внешних групп, где их группа считается высшей. Лица с высоким уровнем (SDO) с большей вероятностью будут поддерживать высокий уровень национализма, более низкий уровень альтруизма, терпимости и заботы о других (Pratto, Sidanius, Stallworth, & Malle, 1994; Yakushko, 2009).SDO, как правило, является сильным предсказателем предубеждений в целом, и было обнаружено, что они являются предиктором предубеждений по отношению к арабам и людям из стран Ближнего Востока и Северной Африки (Awad & Amayreh, 2016).

Арабы и мусульмане часто изображаются как угроза национальной безопасности и становятся козлами отпущения в напряженные политические времена. Самый свежий пример — постоянное использование администрацией Трампа ксенофобской риторики для усиления предвзятой идеологии. Людей из MENA часто просят извиниться за террористические атаки, приходится иметь дело с людьми, вызывающими на них полицию во имя национальной безопасности, и постоянно получать сообщение о том, что они не принадлежат к их принадлежности (Awad et al., 2019; Brown et al., 2013). Накопление такого дискриминационного опыта способствует накоплению расовой / этнической травмы, с которой сталкиваются люди арабского происхождения / страны Ближнего Востока и Северной Африки (Awad et al., 2019).

Дискриминация, аккультурация, накопительный стресс и латиноамериканский психологический дистресс: умеренная модель посредничества

Abstract

Предыдущие исследования показали, что предполагаемая дискриминация связана с неблагоприятными последствиями для психического здоровья среди латиноамериканцев. Однако процесс, посредством которого возникают эти отношения, остается малоизученной областью.В настоящем исследовании изучалась роль аккультурационного стресса в основе взаимосвязи между воспринимаемой дискриминацией и психологическим стрессом латиноамериканцев. Также была проверена способность аккультурации служить посредником между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом. Среди выборки взрослых латиноамериканцев ( N = 669) модерируемый медиационный анализ показал, что аккультурационный стресс опосредует воспринимаемые отношения дискриминации и психологического дистресса, и что связь между воспринимаемой дискриминацией и аккультуративным стрессом смягчается англо-поведенческой ориентацией, но не латиноамериканской поведенческой ориентацией. ориентация.Полученные данные обсуждаются в контексте стресса и преодоления стресса, который определяет психологические последствия, связанные с воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.

Ключевые слова: Психическое здоровье латиноамериканцев, предполагаемая дискриминация, аккультурация, аккультурационный стресс, психологический стресс

Латиноамериканское население, живущее в Соединенных Штатах, продолжает расти экспоненциальными темпами, и по оценкам, эта группа будет составлять примерно 30% население страны к 2050 г. (U.С. Перепись, 2010). Несмотря на эти демографические тенденции и рост присутствия в США, в обществе сохраняются предрассудки и дискриминация в отношении латиноамериканцев. Распространенность предполагаемой дискриминации среди латиноамериканцев составляет 30%, в то время как 38% латиноамериканцев в возрасте от 16 до 25 лет и 31% в возрасте 26 лет и старше указали, что они или кто-то, кого они знают, были объектами расовой или этнической дискриминации (Perez, Fortuna , & Алегрия, 2008; Испанский центр Пью, 2009). Таким образом, латиноамериканцы имеют дополнительный риск возникновения проблем с психическим здоровьем из-за бремени необходимости иметь дело с дискриминацией наряду с перемещением между разными культурами (Falcon & Tucker, 2000).Кроме того, аспекты аккультурационного опыта, включая стратегии, используемые для управления культурными взаимодействиями или обменами, и оценки аккультурационного стресса, способствуют психическому здоровью латиноамериканцев (Berry, 2006). К сожалению, было проведено ограниченное исследование психологических последствий, связанных с дискриминацией и культурным стрессом среди латиноамериканцев (Araujo & Borrell, 2006; Finch, Hummer, Kolody, & Vega, 2001; Finch, Kolody, & Vega, 2000). Текущее исследование, основанное на модели стресса и выживания, утверждает, что воспринимаемая дискриминация связана с аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, связан с психологическим стрессом.Кроме того, предлагается аккультурация, чтобы смягчить ассоциативную воспринимаемую дискриминацию и оценку аккультурационного стресса. Такое направление исследований продвигает эмпирическую литературу, очерчивая связи, посредством которых негативные жизненные события и культурная адаптация связаны с психологическим здоровьем латиноамериканцев.

Дискриминация , определяемая как негативное отношение, осуждение или несправедливое обращение с членами определенной группы (Williams, Spencer, & Jackson, 1999), связана с негативными психологическими последствиями.В недавнем метаанализе 110 исследований сообщалось о небольшой или средней величине эффекта в отношении взаимосвязи между предполагаемой дискриминацией и плохим психическим здоровьем (Pascoe & Smart Richman, 2009). Подобно более широкой литературе с образцами афроамериканцев, в группах латиноамериканцев сообщалось о связи между предполагаемой дискриминацией и пагубными последствиями, такими как психологический дистресс и депрессия. Например, недавнее исследование отслеживало дискриминационный опыт взрослых латиноамериканцев в течение двухнедельного периода и обнаружило, что участники сообщали о более высоком уровне депрессивных симптомов по сравнению с их собственным исходным уровнем на следующий день после переживания дискриминационного события (Torres & Ong, 2010). ).Этот вывод свидетельствует о том, что воспринимаемая дискриминация не только оказала непосредственное влияние на психическое здоровье латиноамериканцев, но и могла иметь негативный эффект переноса или задержки. В других сообщениях предполагаемая дискриминация связана с психологическим стрессом среди латиноамериканских студентов колледжей (Hwang & Goto, 2008; Torres, 2009) и взрослых (Finch et al., 2000; Flores et al., 2008; Moradi & Risco, 2006).

Паско и Смарт Ричман (2009) предположили, что повышенная реакция на стресс опосредует связь между воспринимаемой дискриминацией и психическим здоровьем.В качестве подтверждающего доказательства такого пути недавнее исследование афроамериканцев выявило процесс распространения стресса, в результате которого опыт дискриминации способствует повышению уровня других стрессорных факторов, таких как негативные жизненные события (Ong, Fuller-Rowell, & Burrow, 2009). У латиноамериканцев эти стрессоры могут включать аккультурационный стресс, определяемый как реакции на межкультурный контакт или процесс культурной адаптации (Berry, 2006). Факторы, вызывающие аккультурационный стресс, могут включать в себя необходимость изучения нового языка, уравновешивания различных культурных ценностей и необходимости выбирать между американскими и латиноамериканскими образами повседневной жизни (Араухо Доусон и Панчанадесваран, 2010; Родригес, Майерс, Бингхэм Мира, Флорес и Гарсия-Эрнандес , 2002).Среди выборки доминиканских женщин как ежедневная дискриминация, так и крупные расистские события в значительной степени предсказывали аккультурационный стресс (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010). В свою очередь, аккультурационный стресс может привести к проблемам с психологическим здоровьем (Moyerman & Forman, 1992; Williams & Berry, 1991). Недавняя работа показала, что взрослые латиноамериканцы, испытавшие на себе факторы аккультуративного стресса, а именно давление с целью овладения английским языком, более чем в два раза чаще демонстрировали высокий уровень депрессивных симптомов (Torres, 2010).Накопительный стресс был связан с проблемами психического здоровья в многочисленных исследованиях, включая выборки латиноамериканских студентов колледжей (Crockett et al., 2007) и мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов (Hovey & Magana, 2002). Дальнейшее исследование показало, что среди большой группы взрослых мексиканского происхождения связь между дискриминацией и физическим здоровьем уменьшилась после того, как аккультурационный стресс был включен в модель, предполагающую посреднический процесс (Finch et al., 2001).

Пути, по которым воспринимаемая дискриминация способствует психическому здоровью через реакции на стресс (т.е., аккультурационный стресс) может включать в себя переменные, которые смягчают эти отношения (Pascoe & Smart Richman, 2009). Берри (2006) предположил, что негативные переживания окружающей среды, в данном случае воспринимаемая дискриминация, способствует аккультурационному стрессу и что эти отношения могут регулироваться аккультурационными установками и поведением. Acculturation рассматривает изменения в изначальных культурных моделях различных групп, которые находятся в постоянном контакте (Redfield, Linton, & Herskovits, 1936).Эмпирические исследования аккультурации обычно оценивали свободное владение языком, социальную принадлежность, культурные знания и / или повседневные предпочтения в жизни (Lara, Gamboa, Kahramanian, Morales, & Bautista, 2005). В нескольких отчетах указывалось, что аккультурация была отрицательно связана с аккультурационным стрессом у латиноамериканцев (Каэтано, Рамизетти-Миклер, Каэтано Ваэт и Харрис, 2007; Вега, Гил и Вагнер, 1998). Результаты Национального исследования латиноамериканцев и американцев азиатского происхождения (NLAAS) показали, что для латиноамериканцев знание английского языка было связано со снижением аккультурационного стресса, в то время как владение испанским языком было связано с повышенным аккультурационным стрессом (Lueck & Wilson, 2011).В эмпирической литературе появились многочисленные расхождения в отношении взаимосвязи между аккультурацией и психическим здоровьем, отчасти из-за методологии исследования и использованных выборок (см. Lara et al., 2005; Rogler, Cortes, & Malgady, 1991). Изучение аккультурации как ближайшей переменной, способствующей аккультурационному стрессу и психологическому здоровью латиноамериканцев, может дать представление о процессе адаптации.

Двумерные модели аккультурации предполагают существование двух различных континуумов и включают ориентацию на господствующую культуру, а также на традиционную культуру наследия (Берри, 2003).Таким образом, англо-ориентация подчеркивает культурные контакты и интерес или предпочтение участвовать в жизни основного общества. С другой стороны, латиноамериканская ориентация, также именуемая инкультурацией , предполагает культурную преемственность и поддержание традиционной культуры. Поскольку это отдельные, но связанные измерения, люди могут демонстрировать высокие уровни в обеих ориентациях аккультурации. Предполагалось, что получение высокой степени англо-латиноамериканской ориентации было связано с более здоровыми результатами (Berry, 2006; LaFromboise, Coleman, & Gerton, 1993).Например, Ким и Омизо (2006) предположили, что люди, которые имеют высокий уровень ориентации на основные американские и традиционные культуры, могут испытывать меньший аккультурационный стресс из-за их свободного владения обеими культурами. Дополнительные стратегии могут включать предпочтение одной ориентации аккультурации, будь то мейнстрим США или традиционная культура, по сравнению с другой. Низкие уровни обеих ориентаций на аккультурацию были связаны с худшими результатами (Berry, 2006).

Негативное влияние дискриминации может различаться для людей в зависимости от их аккультурационной ориентации и роли аккультурационного стресса в возникновении проблем с психическим здоровьем (Cook, Alegria, Lin, & Guo, 2009).То есть люди, которые ценят аккультурацию (то есть высокую англо-ориентацию), могут быть более склонны к психологическим проблемам при воспринимаемой дискриминации, чем те, кто не желает быть частью основной культуры США и, таким образом, может игнорировать эти негативные взаимодействия. Риск или защитная функция аккультурации в контексте воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса остается неясной и в значительной степени неисследованной у латиноамериканцев. Высокий уровень англо-ориентации может служить фактором риска в отношении дискриминации (Alamilla, Kim, & Lam, 2010).С одной стороны, с повышенным уровнем владения английским языком латиноамериканцы могут с большей вероятностью понимать и интерпретировать дискриминационные действия (Perez et al., 2008). С другой стороны, способность эффективно общаться может помочь уменьшить последствия этих негативных взаимодействий. Сохранение латиноамериканской ориентации может обеспечить защитную функцию, предоставляя людям доступ к традиционным культурным ресурсам. Недавнее исследование подтвердило это мнение и сообщило, что сохранение традиционной латиноамериканской культуры смягчило взаимосвязь между повседневной дискриминацией и общим стрессом среди выборки доминиканских женщин (Araujo Dawson, 2009).Однако противоположные данные показали, что латиноамериканская ориентация усилила взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и тревогой среди латиноамериканских студентов колледжей (Alamilla et al., 2010). Таким образом, необходимо продолжить исследования, чтобы определить влияние поведенческих ориентаций англо-латиноамериканцев и латиноамериканцев на взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.

Несмотря на доказательства того, что воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс являются заметными переживаниями в повседневной жизни латиноамериканцев, живущих в Соединенных Штатах, остается ограниченное исследование, изучающее взаимосвязь между этими переменными, особенно в том, что касается психологического стресса (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010 ).Ранее исследователи включали дискриминационный опыт как аспект аккультурационного стресса как с точки зрения теоретической концептуализации, так и с точки зрения оценки (Alderete, Vega, Kolody, & Aguilar-Gaxiola, 1999; Finch et al., 2000). Тем не менее, некоторые результаты показали, что дискриминация внесла уникальный вклад в депрессию мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов в отличие от нескольких областей аккультурационного стресса, а именно языковых конфликтов и легального статуса проживания (Alderete et al., 1999). Недавние исследования показали, что воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс — это отдельные, но связанные процессы (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010).Некоторые исследователи утверждают, что дискриминация связана с этническим или социальным положением человека в США, тогда как аккультурационный стресс является неотъемлемой частью процесса адаптации (Rodriguez et al., 2002). Более того, дискриминация по признаку расы или этнической принадлежности была концептуализирована как внезапное, негативное, неконтролируемое событие (Carter, 2007; Flores et al., 2010), тогда как аккультурационный стресс описывался как проблемный, но контролируемый и преодолимый (Berry, 2006). Рассмотрение воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса как отдельных, но связанных конструкций дает более четкое представление о различных требованиях, с которыми сталкиваются латиноамериканцы, и ограничивает смешение измерений между этими переменными.

Целью настоящего исследования было изучить влияние воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса на психологический стресс среди взрослых латиноамериканцев. Основываясь на концептуализации, предложенной Паско и Смарт Ричман (2009) и Берри (2006), предполагается, что будет поддерживаться умеренная медиативная модель, с помощью которой воспринимаемая дискриминация будет связана с аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, будет связан с психологическим дистрессом. . Также ожидается, что поведенческие ориентации аккультурации англо-латиноамериканцев будут смягчать взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.Предполагается, что англоязычная поведенческая ориентация будет служить фактором риска и усугубить аккультурационный стресс, в то время как латиноамериканская поведенческая ориентация будет функционировать как защитный фактор и будет ассоциироваться с меньшим аккультурационным стрессом.

Результаты

Описательная статистика и предварительный анализ

представляет средние значения, стандартные отклонения, внутреннюю согласованность и двумерные корреляции между основными переменными исследования. Баллы участников BARSMA AOS и LOS предполагали некоторую адаптацию к культуре большинства, а также относительно более высокое сохранение поведенческих характеристик, связанных с латиноамериканской культурой.Что касается психологического стресса, текущая выборка сообщила, в среднем, об умеренной симптоматике, при этом более одной трети участников (34,3%) набрали баллы выше клинического порога. Средние баллы BSI-18 были выше, чем у латиноамериканцев ранее (Asner-Self et al., 2006). Что касается предполагаемой дискриминации, средний балл участников по шкале PRSL свидетельствует о том, что они сталкивались с дискриминацией один или несколько раз в течение предыдущих двенадцати месяцев. Средний балл в настоящем исследовании был сопоставим с другими исследованиями, в которых использовался PRSL, но с большим стандартным отклонением (см., Moradi & Risco, 2006). Это различие может быть частично объяснено размером настоящей выборки, которая может отражать более широкий диапазон частот опыта дискриминации. Среди событий, перечисленных в PRSL, которые, по словам участников, пережили хотя бы один раз в прошлом году, наиболее часто одобряемыми были пункты «Я слышал негативные отзывы о латиноамериканцах» (69%), «Я встречал тех латиноамериканцев, которые черты лица испытывают больше расизма »(57,8%),« Я испытал, что латиноамериканцы, которые выглядят белыми, считаются исключением из расы »(57.2%), и «Я испытал, что латиноамериканцы, которые достигают или преуспевают, рассматриваются как« особый случай »или« исключение из правил »(54,8%).

Пол (Alegria & Woo, 2009) и статус рождения (Alegria et al., 2007) были вовлечены как демографические переменные, влияющие на психическое здоровье латиноамериканцев. Был проведен многомерный дисперсионный анализ 2 (пол) × 2 (статус рождения) (MANOVA) для изучения демографических различий среди переменных исследования, а именно латиноамериканской и англоязычной поведенческой ориентации, воспринимаемой дискриминации, аккультурационного стресса и психологического стресса, при одновременной защите от завышенных показателей. Частота ошибок 1-го типа.Предположения для MANOVA были выполнены, за исключением однородности матриц вариации-ковариации (критерий Бокса равенства ковариационных матриц = 182,73, p <0,001), возможно, из-за неравных размеров ячеек. Когда возникает такая ситуация, Табачник и Фиделл (2007) рекомендуют использовать более надежный критерий Пиллаи, а не лямбду Уилкса. Результаты MANOVA показали статистически значимые различия для пола, критерий Пиллаи = 0,02, F (5, 605) = 2,28, p = 0,042 и статус рождения, критерий Пиллаи =.42, F (5, 605) = 88,84, p <0,001. Эффект взаимодействия пола и статуса рождения не был статистически значимым. показывает результаты последующего одномерного дисперсионного анализа (ANOVA). Эти предварительные анализы показали, что женщины сообщили о большей поведенческой ориентации латиноамериканцев по сравнению с мужчинами. Кроме того, латиноамериканцы иностранного происхождения показали значительно большую латиноамериканскую поведенческую ориентацию, культурный стресс и психологический стресс, но меньшую англо-поведенческую ориентацию по сравнению с их U.Сородичи С. Проверки на мультиколлинеарность проводились путем изучения фактора инфляции дисперсии (VIF) и значений допуска для переменных исследования. Коэн, Коэн, Уэст и Эйкен (2003) предположили, что значение VIF, равное 10 или более, и значение допуска, равное 0,10 или менее, указывают на проблемы с мультиколлинеарностью. Значения VIF и толерантности переменных текущего исследования находились в этих пределах (диапазон VIF = 1,04–1,93, диапазон допуска = 0,52–0,97), что позволяет предположить, что предположение о мультиколлинеарности не было нарушено

Таблица 2

Пол X Рождество Многомерный дисперсионный анализ статуса (MANOVA)

Женщины

. / 1,68 (0,64)

1/609

M (SD) Одномерный F df p Частичное ε 2
Англо-поведенческая ориентация 3.41 (1,04) / 3,46 (1,14) 0,01 1/609 .93 .00
Латиноамериканская поведенческая ориентация 3,69 (0,99) / 3,89 (1,05) 9,99 / 609 .002 .02
Воспринимаемая дискриминация 1,63 (0,62) / 1,62 (0,67) 0,03 1/609 .86 . Напряжение 1,55 (0,58) / 1,59 (0,63) 0.14 1/609 ,71 ,00
Психологический стресс 15,74 (14,83) / 17,37 (16,60) 1,28 1/609 ,26 .

Статус Рождества Родившиеся за границей / США
Англо-поведенческая ориентация 2,87 (1,03) / 4,21 (0,65) 288,13 288,13 .32
Поведенческая ориентация латиноамериканцев 4,25 (0,75) / 3,28 (1,09) 150,35 1/609 <0,001 ,20
3,04 1/609 0,08 0,01
Накопительное напряжение 1,62 (0,63) / 1,50 (0,56) 4,74 .03 .01
Психологический стресс 19.50 (15,98) / 12,83 (14,70) 19,67 1/609 <0,001 0,01

Модерируемый медиационный анализ

Тесты модерируемой модели медитации основывались на рекомендациях и макросе SPSS созданный Проповедником, Ракером и Хейсом (2007). Этот подход оценивает условные косвенные эффекты, чтобы изучить способность модератора влиять на путь медитации. Проповедник и его коллеги определяют условный косвенный эффект как косвенный эффект, который зависит от одного или нескольких модераторов.Некоторые исследователи выступают за изучение условных косвенных эффектов с помощью методов самонастройки как надежного способа оценки значимости и более эффективного контроля частоты ошибок 1-го типа по сравнению с более традиционными тестами косвенных эффектов, а именно подходом каузальных шагов и тестом Собела (MacKinnon, Локвуд, Хоффман, Уэст и Шитс, 2002; Проповедник и др., 2007). Бутстрапирование — это непараметрическая процедура повторной выборки для оценки размера, которая не предполагает допущения о нормальности распределения выборки (Preacher & Hayes, 2008).Начальная загрузка происходит путем взятия большого количества выборок, 5000 в текущем исследовании, и вычисления косвенного эффекта для каждой выборки. Затем процедура начальной загрузки строит процентильные доверительные интервалы, доверительные интервалы с поправкой на смещение (BC) и интервалы с поправкой на смещение и ускоренные (BCa) интервалы косвенного эффекта. Доверительные интервалы, которые не включают ноль, указывают на то, что косвенный эффект значительно отличается от нуля при p <0,05.

Первая модерируемая медиационная модель проверяла способность аккультуративного стресса опосредовать связь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом с англоязычной поведенческой ориентацией, смягчающей воспринимаемую дискриминацию и аккультуративную связь стресса.Несколько ковариат были включены в анализ с учетом некоторых значительных групповых различий в зависимости от пола и статуса рождения, а также значительных корреляций, наблюдаемых с возрастом, годовым доходом домохозяйства и уровнем образования. Кроме того, в качестве ковариатов были включены уникальные переменные исследования, включая место сбора данных и язык опроса. Как показано в, анализ показал, что воспринимаемая дискриминация в значительной степени предсказывала аккумуляторный стресс, который, в свою очередь, предсказывал психологический дистресс.Также наблюдалась значительная англоязычная поведенческая ориентация X воспринимаемое дискриминационное взаимодействие, влияющее на аккультурационный стресс. 95% доверительные интервалы, BC и BCas, рассчитанные на основе среднего значения англо-поведенческой ориентации и одного стандартного отклонения выше и ниже среднего (± 1SD), не включали 0, что свидетельствует о значительных условных косвенных эффектах на этих уровнях переменной-модератора. Кроме того, условные косвенные эффекты кажутся более сильными при низких уровнях англо-поведенческой ориентации по сравнению со средним значением и группами + 1SD.

Таблица 3

Анализ умеренного посредничества для предполагаемой дискриминации, накопительного стресса, англо-поведенческой аккультурации и психологического расстройства

Медиатор накопления

.04

906

B SE B t
Предиктор: воспринимаемая дискриминация .77 .12 6,63 ***
Модератор: Anglo Orientation .06 0,71
Взаимодействие: Воспринимаемая дискриминация X Поведенческая ориентация англ. 1,23 5,04 ***
Медиатор: накопительный стресс 6,89 3,33 2,07 *
Предиктор: предполагаемая

Инд.Эффект Загрузочный элемент SE Загрузочный элемент z 95% CI BC 95% CI BCa 95% CI
-1 SD 3.38 . *** 1,78, 5,28 1,82, 5,41 1,78, 5,31
Среднее значение 2,78 ,59 4,67 *** 1,57, 4,17 1,56 1,58, 4.19
+1 SD 2,18 .53 4,13 *** 1,01, 3,59 1,11, 3,74 1,11, 3,73

аналогичный анализ 3 Вышеупомянутое было проведено для проверки умеренных опосредованных отношений воспринимаемой дискриминации, аккультурационного стресса, латиноамериканской поведенческой ориентации и психологического дистресса. Как и в предыдущем анализе, в качестве ковариат были введены пол, статус рождения, годовой доход домохозяйства, уровень образования, возраст, место сбора данных и язык опроса.Результаты не подтвердили модерируемую медиативную модель и показали незначительную поведенческую ориентацию латиноамериканцев X, воспринимаемый эффект дискриминации взаимодействия на аккультуративный стресс. Таким образом, не было обнаружено статистически значимых условных косвенных эффектов с латиноамериканской поведенческой ориентацией.

Обсуждение

Основная цель этого исследования заключалась в изучении воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса в связи с психологическим стрессом среди выборки латиноамериканцев, проживающих на Среднем Западе США.На основе модели, предложенной Паско и Смарт Ричман (2009), которая предполагает, что процессы стресса лежат в основе последствий воспринимаемой дискриминации, была выдвинута гипотеза, что аккультурационный стресс будет опосредовать связь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом. Принимая во внимание концептуальную концепцию, представленную Берри (2006), которая постулирует, что факторы аккультурации влияют на переживание аккультурационного стресса, ожидалось, что аккультурация будет смягчать воспринимаемые отношения дискриминационно-аккультурационного стресса.В поддержку гипотез исследования, текущие результаты свидетельствуют в пользу умеренной модели медиации, в которой воспринимаемая дискриминация была связана с повышенным аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, был связан с усилением психологического стресса. Кроме того, англоязычная поведенческая ориентация смягчала воспринимаемую дискриминацию и аккультуративную связь стресса. Учитывая, что треть участников набрала выше клинического порогового значения психологического дистресса, 1 результаты этого исследования основаны на исследовании, в котором изучалась взаимосвязь предполагаемой дискриминации с результатами психического здоровья латиноамериканцев под влиянием культурной адаптации. и связанные с ними стрессоры.В частности, эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, предполагающими, что воспринимаемая дискриминация связана с психологическим функционированием (Torres, 2009), и что процессы стресса, в частности, играют значительную роль в содействии психическому здоровью (Pascoe & Smart Richman, 2009; Utsey et al. ., 2008).

Воспринимаемая дискриминация, воспринимаемая как опыт, укорененный в социальной иерархии в США, связана с оценкой аккультурационного стресса. Воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс могут иметь частично совпадающие процессы, но каждый из них имеет различную этиологию.Таким образом, представление о том, что дискриминационные события могут влиять на уровень аккультурационного стресса, особенно примечательно и может помочь объяснить повсеместные различия в психическом здоровье, очевидные среди латиноамериканских групп в США. дистресс, а также воспринимаемая дискриминация могут влиять на эти посреднические пути. Несмотря на отличие от общего стресса в предыдущем исследовании (Hwang & Ting, 2008), нельзя сбрасывать со счетов идею о том, что культурный стресс влияет на некий основной стрессовый процесс.

Важным открытием настоящего исследования было то, что англоязычная поведенческая ориентация, но не латиноамериканская поведенческая ориентация, смягчала отношения между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом. Эти результаты согласуются с прошлыми исследованиями среди азиатского населения, которые показали, что отсутствие англо-ориентации было связано с дезадаптацией, тогда как о каких-либо существенных взаимосвязях с традиционной аккультуризацией не сообщалось (Hwang & Ting, 2008). Текущее исследование предполагает, что условные косвенные эффекты сильнее среди людей с низкой англо-поведенческой ориентацией, чем у людей с высокой англо-поведенческой ориентацией.Другими словами, похоже, что способность аккультуративного стресса опосредовать взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом более заметна для латиноамериканцев с низким уровнем англо-поведенческой ориентации. Учитывая, что языковое предпочтение является обычным барометром аккультурации (Zea, Reisen, & Tyler, 1996) и что давление на знание английского языка является центральным аспектом аккультурационного стресса, особенно для недавних иммигрантов (Rodriguez et al., 2002), возможно что снижение свободного владения английским может способствовать обострению аккультуративных стрессоров, связанных с предполагаемой дискриминацией.Таким образом, в контексте воспринимаемой дискриминации может оказаться, что низкая англоязычная поведенческая ориентация в форме снижения уровня усвоения английского языка увеличивает аккультурационный стресс участников, проживающих в регионе Среднего Запада США.

Считалось, что сохранение традиционной культуры чтобы обеспечить некоторые психологические преимущества (Берри, 2006). Незначительные модераторные результаты латиноамериканской поведенческой ориентации могут указывать на представление о том, что воспринимаемая дискриминация и, в некоторой степени, аккультурационный стресс, испытываются в первую очередь при взаимодействии с мейнстримом U.С. культура. Таким образом, буферный эффект от разговора по-испански может не соответствовать требованиям, связанным с предполагаемой дискриминацией. С другой стороны, может случиться так, что защитный эффект сохранения традиционных латиноамериканских характеристик выходит за рамки оценки испаноязычных предпочтений. Более полная оценка традиционных латиноамериканских социальных сетей и / или культурных ценностей может начать обрисовывать в общих чертах определенные культурные особенности, связанные с психическим здоровьем. Например, семейство , или предпочтение поддерживать связь с семьей, как предполагается, выполняет жизненно важную функцию в развитии источников поддержки против психологических проблем (Santiago-Rivera, Arredondo, & Gallardo-Cooper, 2002).

В качестве ограничения для обобщения текущих результатов участники включили удобную выборку латиноамериканцев, которые жили на Среднем Западе США, и поэтому результаты могут не распространяться на латиноамериканцев, живущих в других географических регионах. Предыдущие эпидемиологические исследования, проведенные среди латиноамериканцев, проживающих в Калифорнии, показали, что показатели распространенности психических расстройств, в частности депрессии, варьируются в зависимости от того, проживали участники в центре города, в сельской местности или в городе среднего размера (Vega, Kolody, et al., 1998). Хотя в текущем исследовании было проанализировано большое количество участников, латиноамериканцы, отобранные из разных географических регионов, могут испытывать различные или более серьезные типы дискриминации или аккультурационного стресса в зависимости от их местного политического или культурного контекста. Второе ограничение настоящего исследования состоит в том, что выборка состояла из латиноамериканцев разного культурного происхождения. Латиноамериканцы состоят из многочисленных культурных групп, и уникальный миграционный и культурный опыт каждой группы влияет на психологическое функционирование (Balls Organista, Organista, & Kursaski, 2003).Поэтому рекомендуется повторение настоящего исследования среди конкретных латиноамериканских культурных групп. В-третьих, мера аккультурации, используемая в настоящем исследовании, была сосредоточена на поведенческих особенностях, в первую очередь на языковых предпочтениях, и не учитывала когнитивные или аффективные аспекты культурной адаптации. Было высказано предположение, что поведенческая аккультурация может упускать из виду нюансы, очевидные из поколения в поколение (Castillo, Conoley, & Brossart, 2004; Zane & Mak, 2003). Настоящие результаты могут иметь дополнительные ограничения, учитывая, что ответы PRSL «не применимо» и «никогда» были закодированы как эквивалентные.Хотя этим подходом руководствовались авторы оригинальной шкалы, которые сообщили об эквивалентности методов оценки (см. Moradi & Risco, 2006), вполне вероятно, что эти ответы связаны с качественно разным опытом. Наконец, причинно-следственные выводы, основанные на модерированной модели медиации, протестированной в текущем исследовании, не могут быть определены с учетом поперечного дизайна, в котором не исследуются временные эффекты.

Следует отметить несколько сильных сторон текущего проекта, а также соответствующие теоретические и практические выводы.Во-первых, настоящее исследование расширяет предыдущую работу, следуя сложной теоретической концептуализации, чтобы изучить воспринимаемую дискриминацию и психологический стресс. Таким образом, данные, поддерживающие модерируемую модель посредничества, обеспечивают сложную основу для построения будущих исследований. Такое направление исследований обеспечивает строгое и всестороннее описание факторов, влияющих на психическое здоровье, тем самым облегчая разработку приемлемых с культурной точки зрения стратегий вмешательства и профилактических мер.Дальнейшие исследования могут начать определять другие культурные факторы, такие как этническая идентичность и переменные выживания, которые могут смягчить дискриминационно-аккультурационные стресс-психологические отношения. Во-вторых, основные результаты дают некоторое представление о процессе, лежащем в основе связи между воспринимаемой дискриминацией и психологическим стрессом среди латиноамериканцев, и могут помочь выявить роль, которую аккультурационный стресс играет в успешной культурной адаптации. В будущих исследованиях следует продолжить совместное изучение воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса, а также предоставить анализ на молекулярном уровне, который иллюстрирует специфические культурные факторы стресса, влияющие на психическое здоровье.Наконец, с точки зрения клинического значения, текущие результаты показывают, что снижение уровня аккультурационного стресса у латиноамериканцев может улучшить психологические последствия дискриминации. С этой целью поощрение бикультурной или межкультурной компетенции может способствовать согласованию различных культурных контекстов, а также выявлению ключевых ресурсов каждой культуры, которые обеспечивают позитивное психологическое функционирование.

Дискриминация, аккультурация, накопительный стресс и латиноамериканский психологический дистресс: умеренная модель посредничества

Abstract

Предыдущие исследования показали, что предполагаемая дискриминация связана с неблагоприятными последствиями для психического здоровья среди латиноамериканцев.Однако процесс, посредством которого возникают эти отношения, остается малоизученной областью. В настоящем исследовании изучалась роль аккультурационного стресса в основе взаимосвязи между воспринимаемой дискриминацией и психологическим стрессом латиноамериканцев. Также была проверена способность аккультурации служить посредником между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом. Среди выборки взрослых латиноамериканцев ( N = 669) модерируемый медиационный анализ показал, что аккультурационный стресс опосредует воспринимаемые отношения дискриминации и психологического дистресса, и что связь между воспринимаемой дискриминацией и аккультуративным стрессом смягчается англо-поведенческой ориентацией, но не латиноамериканской поведенческой ориентацией. ориентация.Полученные данные обсуждаются в контексте стресса и преодоления стресса, который определяет психологические последствия, связанные с воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.

Ключевые слова: Психическое здоровье латиноамериканцев, предполагаемая дискриминация, аккультурация, аккультурационный стресс, психологический стресс

Латиноамериканское население, живущее в Соединенных Штатах, продолжает расти экспоненциальными темпами, и по оценкам, эта группа будет составлять примерно 30% население страны к 2050 г. (U.С. Перепись, 2010). Несмотря на эти демографические тенденции и рост присутствия в США, в обществе сохраняются предрассудки и дискриминация в отношении латиноамериканцев. Распространенность предполагаемой дискриминации среди латиноамериканцев составляет 30%, в то время как 38% латиноамериканцев в возрасте от 16 до 25 лет и 31% в возрасте 26 лет и старше указали, что они или кто-то, кого они знают, были объектами расовой или этнической дискриминации (Perez, Fortuna , & Алегрия, 2008; Испанский центр Пью, 2009). Таким образом, латиноамериканцы имеют дополнительный риск возникновения проблем с психическим здоровьем из-за бремени необходимости иметь дело с дискриминацией наряду с перемещением между разными культурами (Falcon & Tucker, 2000).Кроме того, аспекты аккультурационного опыта, включая стратегии, используемые для управления культурными взаимодействиями или обменами, и оценки аккультурационного стресса, способствуют психическому здоровью латиноамериканцев (Berry, 2006). К сожалению, было проведено ограниченное исследование психологических последствий, связанных с дискриминацией и культурным стрессом среди латиноамериканцев (Araujo & Borrell, 2006; Finch, Hummer, Kolody, & Vega, 2001; Finch, Kolody, & Vega, 2000). Текущее исследование, основанное на модели стресса и выживания, утверждает, что воспринимаемая дискриминация связана с аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, связан с психологическим стрессом.Кроме того, предлагается аккультурация, чтобы смягчить ассоциативную воспринимаемую дискриминацию и оценку аккультурационного стресса. Такое направление исследований продвигает эмпирическую литературу, очерчивая связи, посредством которых негативные жизненные события и культурная адаптация связаны с психологическим здоровьем латиноамериканцев.

Дискриминация , определяемая как негативное отношение, осуждение или несправедливое обращение с членами определенной группы (Williams, Spencer, & Jackson, 1999), связана с негативными психологическими последствиями.В недавнем метаанализе 110 исследований сообщалось о небольшой или средней величине эффекта в отношении взаимосвязи между предполагаемой дискриминацией и плохим психическим здоровьем (Pascoe & Smart Richman, 2009). Подобно более широкой литературе с образцами афроамериканцев, в группах латиноамериканцев сообщалось о связи между предполагаемой дискриминацией и пагубными последствиями, такими как психологический дистресс и депрессия. Например, недавнее исследование отслеживало дискриминационный опыт взрослых латиноамериканцев в течение двухнедельного периода и обнаружило, что участники сообщали о более высоком уровне депрессивных симптомов по сравнению с их собственным исходным уровнем на следующий день после переживания дискриминационного события (Torres & Ong, 2010). ).Этот вывод свидетельствует о том, что воспринимаемая дискриминация не только оказала непосредственное влияние на психическое здоровье латиноамериканцев, но и могла иметь негативный эффект переноса или задержки. В других сообщениях предполагаемая дискриминация связана с психологическим стрессом среди латиноамериканских студентов колледжей (Hwang & Goto, 2008; Torres, 2009) и взрослых (Finch et al., 2000; Flores et al., 2008; Moradi & Risco, 2006).

Паско и Смарт Ричман (2009) предположили, что повышенная реакция на стресс опосредует связь между воспринимаемой дискриминацией и психическим здоровьем.В качестве подтверждающего доказательства такого пути недавнее исследование афроамериканцев выявило процесс распространения стресса, в результате которого опыт дискриминации способствует повышению уровня других стрессорных факторов, таких как негативные жизненные события (Ong, Fuller-Rowell, & Burrow, 2009). У латиноамериканцев эти стрессоры могут включать аккультурационный стресс, определяемый как реакции на межкультурный контакт или процесс культурной адаптации (Berry, 2006). Факторы, вызывающие аккультурационный стресс, могут включать в себя необходимость изучения нового языка, уравновешивания различных культурных ценностей и необходимости выбирать между американскими и латиноамериканскими образами повседневной жизни (Араухо Доусон и Панчанадесваран, 2010; Родригес, Майерс, Бингхэм Мира, Флорес и Гарсия-Эрнандес , 2002).Среди выборки доминиканских женщин как ежедневная дискриминация, так и крупные расистские события в значительной степени предсказывали аккультурационный стресс (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010). В свою очередь, аккультурационный стресс может привести к проблемам с психологическим здоровьем (Moyerman & Forman, 1992; Williams & Berry, 1991). Недавняя работа показала, что взрослые латиноамериканцы, испытавшие на себе факторы аккультуративного стресса, а именно давление с целью овладения английским языком, более чем в два раза чаще демонстрировали высокий уровень депрессивных симптомов (Torres, 2010).Накопительный стресс был связан с проблемами психического здоровья в многочисленных исследованиях, включая выборки латиноамериканских студентов колледжей (Crockett et al., 2007) и мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов (Hovey & Magana, 2002). Дальнейшее исследование показало, что среди большой группы взрослых мексиканского происхождения связь между дискриминацией и физическим здоровьем уменьшилась после того, как аккультурационный стресс был включен в модель, предполагающую посреднический процесс (Finch et al., 2001).

Пути, по которым воспринимаемая дискриминация способствует психическому здоровью через реакции на стресс (т.е., аккультурационный стресс) может включать в себя переменные, которые смягчают эти отношения (Pascoe & Smart Richman, 2009). Берри (2006) предположил, что негативные переживания окружающей среды, в данном случае воспринимаемая дискриминация, способствует аккультурационному стрессу и что эти отношения могут регулироваться аккультурационными установками и поведением. Acculturation рассматривает изменения в изначальных культурных моделях различных групп, которые находятся в постоянном контакте (Redfield, Linton, & Herskovits, 1936).Эмпирические исследования аккультурации обычно оценивали свободное владение языком, социальную принадлежность, культурные знания и / или повседневные предпочтения в жизни (Lara, Gamboa, Kahramanian, Morales, & Bautista, 2005). В нескольких отчетах указывалось, что аккультурация была отрицательно связана с аккультурационным стрессом у латиноамериканцев (Каэтано, Рамизетти-Миклер, Каэтано Ваэт и Харрис, 2007; Вега, Гил и Вагнер, 1998). Результаты Национального исследования латиноамериканцев и американцев азиатского происхождения (NLAAS) показали, что для латиноамериканцев знание английского языка было связано со снижением аккультурационного стресса, в то время как владение испанским языком было связано с повышенным аккультурационным стрессом (Lueck & Wilson, 2011).В эмпирической литературе появились многочисленные расхождения в отношении взаимосвязи между аккультурацией и психическим здоровьем, отчасти из-за методологии исследования и использованных выборок (см. Lara et al., 2005; Rogler, Cortes, & Malgady, 1991). Изучение аккультурации как ближайшей переменной, способствующей аккультурационному стрессу и психологическому здоровью латиноамериканцев, может дать представление о процессе адаптации.

Двумерные модели аккультурации предполагают существование двух различных континуумов и включают ориентацию на господствующую культуру, а также на традиционную культуру наследия (Берри, 2003).Таким образом, англо-ориентация подчеркивает культурные контакты и интерес или предпочтение участвовать в жизни основного общества. С другой стороны, латиноамериканская ориентация, также именуемая инкультурацией , предполагает культурную преемственность и поддержание традиционной культуры. Поскольку это отдельные, но связанные измерения, люди могут демонстрировать высокие уровни в обеих ориентациях аккультурации. Предполагалось, что получение высокой степени англо-латиноамериканской ориентации было связано с более здоровыми результатами (Berry, 2006; LaFromboise, Coleman, & Gerton, 1993).Например, Ким и Омизо (2006) предположили, что люди, которые имеют высокий уровень ориентации на основные американские и традиционные культуры, могут испытывать меньший аккультурационный стресс из-за их свободного владения обеими культурами. Дополнительные стратегии могут включать предпочтение одной ориентации аккультурации, будь то мейнстрим США или традиционная культура, по сравнению с другой. Низкие уровни обеих ориентаций на аккультурацию были связаны с худшими результатами (Berry, 2006).

Негативное влияние дискриминации может различаться для людей в зависимости от их аккультурационной ориентации и роли аккультурационного стресса в возникновении проблем с психическим здоровьем (Cook, Alegria, Lin, & Guo, 2009).То есть люди, которые ценят аккультурацию (то есть высокую англо-ориентацию), могут быть более склонны к психологическим проблемам при воспринимаемой дискриминации, чем те, кто не желает быть частью основной культуры США и, таким образом, может игнорировать эти негативные взаимодействия. Риск или защитная функция аккультурации в контексте воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса остается неясной и в значительной степени неисследованной у латиноамериканцев. Высокий уровень англо-ориентации может служить фактором риска в отношении дискриминации (Alamilla, Kim, & Lam, 2010).С одной стороны, с повышенным уровнем владения английским языком латиноамериканцы могут с большей вероятностью понимать и интерпретировать дискриминационные действия (Perez et al., 2008). С другой стороны, способность эффективно общаться может помочь уменьшить последствия этих негативных взаимодействий. Сохранение латиноамериканской ориентации может обеспечить защитную функцию, предоставляя людям доступ к традиционным культурным ресурсам. Недавнее исследование подтвердило это мнение и сообщило, что сохранение традиционной латиноамериканской культуры смягчило взаимосвязь между повседневной дискриминацией и общим стрессом среди выборки доминиканских женщин (Araujo Dawson, 2009).Однако противоположные данные показали, что латиноамериканская ориентация усилила взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и тревогой среди латиноамериканских студентов колледжей (Alamilla et al., 2010). Таким образом, необходимо продолжить исследования, чтобы определить влияние поведенческих ориентаций англо-латиноамериканцев и латиноамериканцев на взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.

Несмотря на доказательства того, что воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс являются заметными переживаниями в повседневной жизни латиноамериканцев, живущих в Соединенных Штатах, остается ограниченное исследование, изучающее взаимосвязь между этими переменными, особенно в том, что касается психологического стресса (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010 ).Ранее исследователи включали дискриминационный опыт как аспект аккультурационного стресса как с точки зрения теоретической концептуализации, так и с точки зрения оценки (Alderete, Vega, Kolody, & Aguilar-Gaxiola, 1999; Finch et al., 2000). Тем не менее, некоторые результаты показали, что дискриминация внесла уникальный вклад в депрессию мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов в отличие от нескольких областей аккультурационного стресса, а именно языковых конфликтов и легального статуса проживания (Alderete et al., 1999). Недавние исследования показали, что воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс — это отдельные, но связанные процессы (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010).Некоторые исследователи утверждают, что дискриминация связана с этническим или социальным положением человека в США, тогда как аккультурационный стресс является неотъемлемой частью процесса адаптации (Rodriguez et al., 2002). Более того, дискриминация по признаку расы или этнической принадлежности была концептуализирована как внезапное, негативное, неконтролируемое событие (Carter, 2007; Flores et al., 2010), тогда как аккультурационный стресс описывался как проблемный, но контролируемый и преодолимый (Berry, 2006). Рассмотрение воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса как отдельных, но связанных конструкций дает более четкое представление о различных требованиях, с которыми сталкиваются латиноамериканцы, и ограничивает смешение измерений между этими переменными.

Целью настоящего исследования было изучить влияние воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса на психологический стресс среди взрослых латиноамериканцев. Основываясь на концептуализации, предложенной Паско и Смарт Ричман (2009) и Берри (2006), предполагается, что будет поддерживаться умеренная медиативная модель, с помощью которой воспринимаемая дискриминация будет связана с аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, будет связан с психологическим дистрессом. . Также ожидается, что поведенческие ориентации аккультурации англо-латиноамериканцев будут смягчать взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.Предполагается, что англоязычная поведенческая ориентация будет служить фактором риска и усугубить аккультурационный стресс, в то время как латиноамериканская поведенческая ориентация будет функционировать как защитный фактор и будет ассоциироваться с меньшим аккультурационным стрессом.

Результаты

Описательная статистика и предварительный анализ

представляет средние значения, стандартные отклонения, внутреннюю согласованность и двумерные корреляции между основными переменными исследования. Баллы участников BARSMA AOS и LOS предполагали некоторую адаптацию к культуре большинства, а также относительно более высокое сохранение поведенческих характеристик, связанных с латиноамериканской культурой.Что касается психологического стресса, текущая выборка сообщила, в среднем, об умеренной симптоматике, при этом более одной трети участников (34,3%) набрали баллы выше клинического порога. Средние баллы BSI-18 были выше, чем у латиноамериканцев ранее (Asner-Self et al., 2006). Что касается предполагаемой дискриминации, средний балл участников по шкале PRSL свидетельствует о том, что они сталкивались с дискриминацией один или несколько раз в течение предыдущих двенадцати месяцев. Средний балл в настоящем исследовании был сопоставим с другими исследованиями, в которых использовался PRSL, но с большим стандартным отклонением (см., Moradi & Risco, 2006). Это различие может быть частично объяснено размером настоящей выборки, которая может отражать более широкий диапазон частот опыта дискриминации. Среди событий, перечисленных в PRSL, которые, по словам участников, пережили хотя бы один раз в прошлом году, наиболее часто одобряемыми были пункты «Я слышал негативные отзывы о латиноамериканцах» (69%), «Я встречал тех латиноамериканцев, которые черты лица испытывают больше расизма »(57,8%),« Я испытал, что латиноамериканцы, которые выглядят белыми, считаются исключением из расы »(57.2%), и «Я испытал, что латиноамериканцы, которые достигают или преуспевают, рассматриваются как« особый случай »или« исключение из правил »(54,8%).

Пол (Alegria & Woo, 2009) и статус рождения (Alegria et al., 2007) были вовлечены как демографические переменные, влияющие на психическое здоровье латиноамериканцев. Был проведен многомерный дисперсионный анализ 2 (пол) × 2 (статус рождения) (MANOVA) для изучения демографических различий среди переменных исследования, а именно латиноамериканской и англоязычной поведенческой ориентации, воспринимаемой дискриминации, аккультурационного стресса и психологического стресса, при одновременной защите от завышенных показателей. Частота ошибок 1-го типа.Предположения для MANOVA были выполнены, за исключением однородности матриц вариации-ковариации (критерий Бокса равенства ковариационных матриц = 182,73, p <0,001), возможно, из-за неравных размеров ячеек. Когда возникает такая ситуация, Табачник и Фиделл (2007) рекомендуют использовать более надежный критерий Пиллаи, а не лямбду Уилкса. Результаты MANOVA показали статистически значимые различия для пола, критерий Пиллаи = 0,02, F (5, 605) = 2,28, p = 0,042 и статус рождения, критерий Пиллаи =.42, F (5, 605) = 88,84, p <0,001. Эффект взаимодействия пола и статуса рождения не был статистически значимым. показывает результаты последующего одномерного дисперсионного анализа (ANOVA). Эти предварительные анализы показали, что женщины сообщили о большей поведенческой ориентации латиноамериканцев по сравнению с мужчинами. Кроме того, латиноамериканцы иностранного происхождения показали значительно большую латиноамериканскую поведенческую ориентацию, культурный стресс и психологический стресс, но меньшую англо-поведенческую ориентацию по сравнению с их U.Сородичи С. Проверки на мультиколлинеарность проводились путем изучения фактора инфляции дисперсии (VIF) и значений допуска для переменных исследования. Коэн, Коэн, Уэст и Эйкен (2003) предположили, что значение VIF, равное 10 или более, и значение допуска, равное 0,10 или менее, указывают на проблемы с мультиколлинеарностью. Значения VIF и толерантности переменных текущего исследования находились в этих пределах (диапазон VIF = 1,04–1,93, диапазон допуска = 0,52–0,97), что позволяет предположить, что предположение о мультиколлинеарности не было нарушено

Таблица 2

Пол X Рождество Многомерный дисперсионный анализ статуса (MANOVA)

Женщины

. / 1,68 (0,64)

1/609

M (SD) Одномерный F df p Частичное ε 2
Англо-поведенческая ориентация 3.41 (1,04) / 3,46 (1,14) 0,01 1/609 .93 .00
Латиноамериканская поведенческая ориентация 3,69 (0,99) / 3,89 (1,05) 9,99 / 609 .002 .02
Воспринимаемая дискриминация 1,63 (0,62) / 1,62 (0,67) 0,03 1/609 .86 . Напряжение 1,55 (0,58) / 1,59 (0,63) 0.14 1/609 ,71 ,00
Психологический стресс 15,74 (14,83) / 17,37 (16,60) 1,28 1/609 ,26 .

Статус Рождества Родившиеся за границей / США
Англо-поведенческая ориентация 2,87 (1,03) / 4,21 (0,65) 288,13 288,13 .32
Поведенческая ориентация латиноамериканцев 4,25 (0,75) / 3,28 (1,09) 150,35 1/609 <0,001 ,20
3,04 1/609 0,08 0,01
Накопительное напряжение 1,62 (0,63) / 1,50 (0,56) 4,74 .03 .01
Психологический стресс 19.50 (15,98) / 12,83 (14,70) 19,67 1/609 <0,001 0,01

Модерируемый медиационный анализ

Тесты модерируемой модели медитации основывались на рекомендациях и макросе SPSS созданный Проповедником, Ракером и Хейсом (2007). Этот подход оценивает условные косвенные эффекты, чтобы изучить способность модератора влиять на путь медитации. Проповедник и его коллеги определяют условный косвенный эффект как косвенный эффект, который зависит от одного или нескольких модераторов.Некоторые исследователи выступают за изучение условных косвенных эффектов с помощью методов самонастройки как надежного способа оценки значимости и более эффективного контроля частоты ошибок 1-го типа по сравнению с более традиционными тестами косвенных эффектов, а именно подходом каузальных шагов и тестом Собела (MacKinnon, Локвуд, Хоффман, Уэст и Шитс, 2002; Проповедник и др., 2007). Бутстрапирование — это непараметрическая процедура повторной выборки для оценки размера, которая не предполагает допущения о нормальности распределения выборки (Preacher & Hayes, 2008).Начальная загрузка происходит путем взятия большого количества выборок, 5000 в текущем исследовании, и вычисления косвенного эффекта для каждой выборки. Затем процедура начальной загрузки строит процентильные доверительные интервалы, доверительные интервалы с поправкой на смещение (BC) и интервалы с поправкой на смещение и ускоренные (BCa) интервалы косвенного эффекта. Доверительные интервалы, которые не включают ноль, указывают на то, что косвенный эффект значительно отличается от нуля при p <0,05.

Первая модерируемая медиационная модель проверяла способность аккультуративного стресса опосредовать связь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом с англоязычной поведенческой ориентацией, смягчающей воспринимаемую дискриминацию и аккультуративную связь стресса.Несколько ковариат были включены в анализ с учетом некоторых значительных групповых различий в зависимости от пола и статуса рождения, а также значительных корреляций, наблюдаемых с возрастом, годовым доходом домохозяйства и уровнем образования. Кроме того, в качестве ковариатов были включены уникальные переменные исследования, включая место сбора данных и язык опроса. Как показано в, анализ показал, что воспринимаемая дискриминация в значительной степени предсказывала аккумуляторный стресс, который, в свою очередь, предсказывал психологический дистресс.Также наблюдалась значительная англоязычная поведенческая ориентация X воспринимаемое дискриминационное взаимодействие, влияющее на аккультурационный стресс. 95% доверительные интервалы, BC и BCas, рассчитанные на основе среднего значения англо-поведенческой ориентации и одного стандартного отклонения выше и ниже среднего (± 1SD), не включали 0, что свидетельствует о значительных условных косвенных эффектах на этих уровнях переменной-модератора. Кроме того, условные косвенные эффекты кажутся более сильными при низких уровнях англо-поведенческой ориентации по сравнению со средним значением и группами + 1SD.

Таблица 3

Анализ умеренного посредничества для предполагаемой дискриминации, накопительного стресса, англо-поведенческой аккультурации и психологического расстройства

Медиатор накопления

.04

906

B SE B t
Предиктор: воспринимаемая дискриминация .77 .12 6,63 ***
Модератор: Anglo Orientation .06 0,71
Взаимодействие: Воспринимаемая дискриминация X Поведенческая ориентация англ. 1,23 5,04 ***
Медиатор: накопительный стресс 6,89 3,33 2,07 *
Предиктор: предполагаемая

Инд.Эффект Загрузочный элемент SE Загрузочный элемент z 95% CI BC 95% CI BCa 95% CI
-1 SD 3.38 . *** 1,78, 5,28 1,82, 5,41 1,78, 5,31
Среднее значение 2,78 ,59 4,67 *** 1,57, 4,17 1,56 1,58, 4.19
+1 SD 2,18 .53 4,13 *** 1,01, 3,59 1,11, 3,74 1,11, 3,73

аналогичный анализ 3 Вышеупомянутое было проведено для проверки умеренных опосредованных отношений воспринимаемой дискриминации, аккультурационного стресса, латиноамериканской поведенческой ориентации и психологического дистресса. Как и в предыдущем анализе, в качестве ковариат были введены пол, статус рождения, годовой доход домохозяйства, уровень образования, возраст, место сбора данных и язык опроса.Результаты не подтвердили модерируемую медиативную модель и показали незначительную поведенческую ориентацию латиноамериканцев X, воспринимаемый эффект дискриминации взаимодействия на аккультуративный стресс. Таким образом, не было обнаружено статистически значимых условных косвенных эффектов с латиноамериканской поведенческой ориентацией.

Обсуждение

Основная цель этого исследования заключалась в изучении воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса в связи с психологическим стрессом среди выборки латиноамериканцев, проживающих на Среднем Западе США.На основе модели, предложенной Паско и Смарт Ричман (2009), которая предполагает, что процессы стресса лежат в основе последствий воспринимаемой дискриминации, была выдвинута гипотеза, что аккультурационный стресс будет опосредовать связь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом. Принимая во внимание концептуальную концепцию, представленную Берри (2006), которая постулирует, что факторы аккультурации влияют на переживание аккультурационного стресса, ожидалось, что аккультурация будет смягчать воспринимаемые отношения дискриминационно-аккультурационного стресса.В поддержку гипотез исследования, текущие результаты свидетельствуют в пользу умеренной модели медиации, в которой воспринимаемая дискриминация была связана с повышенным аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, был связан с усилением психологического стресса. Кроме того, англоязычная поведенческая ориентация смягчала воспринимаемую дискриминацию и аккультуративную связь стресса. Учитывая, что треть участников набрала выше клинического порогового значения психологического дистресса, 1 результаты этого исследования основаны на исследовании, в котором изучалась взаимосвязь предполагаемой дискриминации с результатами психического здоровья латиноамериканцев под влиянием культурной адаптации. и связанные с ними стрессоры.В частности, эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, предполагающими, что воспринимаемая дискриминация связана с психологическим функционированием (Torres, 2009), и что процессы стресса, в частности, играют значительную роль в содействии психическому здоровью (Pascoe & Smart Richman, 2009; Utsey et al. ., 2008).

Воспринимаемая дискриминация, воспринимаемая как опыт, укорененный в социальной иерархии в США, связана с оценкой аккультурационного стресса. Воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс могут иметь частично совпадающие процессы, но каждый из них имеет различную этиологию.Таким образом, представление о том, что дискриминационные события могут влиять на уровень аккультурационного стресса, особенно примечательно и может помочь объяснить повсеместные различия в психическом здоровье, очевидные среди латиноамериканских групп в США. дистресс, а также воспринимаемая дискриминация могут влиять на эти посреднические пути. Несмотря на отличие от общего стресса в предыдущем исследовании (Hwang & Ting, 2008), нельзя сбрасывать со счетов идею о том, что культурный стресс влияет на некий основной стрессовый процесс.

Важным открытием настоящего исследования было то, что англоязычная поведенческая ориентация, но не латиноамериканская поведенческая ориентация, смягчала отношения между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом. Эти результаты согласуются с прошлыми исследованиями среди азиатского населения, которые показали, что отсутствие англо-ориентации было связано с дезадаптацией, тогда как о каких-либо существенных взаимосвязях с традиционной аккультуризацией не сообщалось (Hwang & Ting, 2008). Текущее исследование предполагает, что условные косвенные эффекты сильнее среди людей с низкой англо-поведенческой ориентацией, чем у людей с высокой англо-поведенческой ориентацией.Другими словами, похоже, что способность аккультуративного стресса опосредовать взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом более заметна для латиноамериканцев с низким уровнем англо-поведенческой ориентации. Учитывая, что языковое предпочтение является обычным барометром аккультурации (Zea, Reisen, & Tyler, 1996) и что давление на знание английского языка является центральным аспектом аккультурационного стресса, особенно для недавних иммигрантов (Rodriguez et al., 2002), возможно что снижение свободного владения английским может способствовать обострению аккультуративных стрессоров, связанных с предполагаемой дискриминацией.Таким образом, в контексте воспринимаемой дискриминации может оказаться, что низкая англоязычная поведенческая ориентация в форме снижения уровня усвоения английского языка увеличивает аккультурационный стресс участников, проживающих в регионе Среднего Запада США.

Считалось, что сохранение традиционной культуры чтобы обеспечить некоторые психологические преимущества (Берри, 2006). Незначительные модераторные результаты латиноамериканской поведенческой ориентации могут указывать на представление о том, что воспринимаемая дискриминация и, в некоторой степени, аккультурационный стресс, испытываются в первую очередь при взаимодействии с мейнстримом U.С. культура. Таким образом, буферный эффект от разговора по-испански может не соответствовать требованиям, связанным с предполагаемой дискриминацией. С другой стороны, может случиться так, что защитный эффект сохранения традиционных латиноамериканских характеристик выходит за рамки оценки испаноязычных предпочтений. Более полная оценка традиционных латиноамериканских социальных сетей и / или культурных ценностей может начать обрисовывать в общих чертах определенные культурные особенности, связанные с психическим здоровьем. Например, семейство , или предпочтение поддерживать связь с семьей, как предполагается, выполняет жизненно важную функцию в развитии источников поддержки против психологических проблем (Santiago-Rivera, Arredondo, & Gallardo-Cooper, 2002).

В качестве ограничения для обобщения текущих результатов участники включили удобную выборку латиноамериканцев, которые жили на Среднем Западе США, и поэтому результаты могут не распространяться на латиноамериканцев, живущих в других географических регионах. Предыдущие эпидемиологические исследования, проведенные среди латиноамериканцев, проживающих в Калифорнии, показали, что показатели распространенности психических расстройств, в частности депрессии, варьируются в зависимости от того, проживали участники в центре города, в сельской местности или в городе среднего размера (Vega, Kolody, et al., 1998). Хотя в текущем исследовании было проанализировано большое количество участников, латиноамериканцы, отобранные из разных географических регионов, могут испытывать различные или более серьезные типы дискриминации или аккультурационного стресса в зависимости от их местного политического или культурного контекста. Второе ограничение настоящего исследования состоит в том, что выборка состояла из латиноамериканцев разного культурного происхождения. Латиноамериканцы состоят из многочисленных культурных групп, и уникальный миграционный и культурный опыт каждой группы влияет на психологическое функционирование (Balls Organista, Organista, & Kursaski, 2003).Поэтому рекомендуется повторение настоящего исследования среди конкретных латиноамериканских культурных групп. В-третьих, мера аккультурации, используемая в настоящем исследовании, была сосредоточена на поведенческих особенностях, в первую очередь на языковых предпочтениях, и не учитывала когнитивные или аффективные аспекты культурной адаптации. Было высказано предположение, что поведенческая аккультурация может упускать из виду нюансы, очевидные из поколения в поколение (Castillo, Conoley, & Brossart, 2004; Zane & Mak, 2003). Настоящие результаты могут иметь дополнительные ограничения, учитывая, что ответы PRSL «не применимо» и «никогда» были закодированы как эквивалентные.Хотя этим подходом руководствовались авторы оригинальной шкалы, которые сообщили об эквивалентности методов оценки (см. Moradi & Risco, 2006), вполне вероятно, что эти ответы связаны с качественно разным опытом. Наконец, причинно-следственные выводы, основанные на модерированной модели медиации, протестированной в текущем исследовании, не могут быть определены с учетом поперечного дизайна, в котором не исследуются временные эффекты.

Следует отметить несколько сильных сторон текущего проекта, а также соответствующие теоретические и практические выводы.Во-первых, настоящее исследование расширяет предыдущую работу, следуя сложной теоретической концептуализации, чтобы изучить воспринимаемую дискриминацию и психологический стресс. Таким образом, данные, поддерживающие модерируемую модель посредничества, обеспечивают сложную основу для построения будущих исследований. Такое направление исследований обеспечивает строгое и всестороннее описание факторов, влияющих на психическое здоровье, тем самым облегчая разработку приемлемых с культурной точки зрения стратегий вмешательства и профилактических мер.Дальнейшие исследования могут начать определять другие культурные факторы, такие как этническая идентичность и переменные выживания, которые могут смягчить дискриминационно-аккультурационные стресс-психологические отношения. Во-вторых, основные результаты дают некоторое представление о процессе, лежащем в основе связи между воспринимаемой дискриминацией и психологическим стрессом среди латиноамериканцев, и могут помочь выявить роль, которую аккультурационный стресс играет в успешной культурной адаптации. В будущих исследованиях следует продолжить совместное изучение воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса, а также предоставить анализ на молекулярном уровне, который иллюстрирует специфические культурные факторы стресса, влияющие на психическое здоровье.Наконец, с точки зрения клинического значения, текущие результаты показывают, что снижение уровня аккультурационного стресса у латиноамериканцев может улучшить психологические последствия дискриминации. С этой целью поощрение бикультурной или межкультурной компетенции может способствовать согласованию различных культурных контекстов, а также выявлению ключевых ресурсов каждой культуры, которые обеспечивают позитивное психологическое функционирование.

Дискриминация, аккультурация, накопительный стресс и латиноамериканский психологический дистресс: умеренная модель посредничества

Abstract

Предыдущие исследования показали, что предполагаемая дискриминация связана с неблагоприятными последствиями для психического здоровья среди латиноамериканцев.Однако процесс, посредством которого возникают эти отношения, остается малоизученной областью. В настоящем исследовании изучалась роль аккультурационного стресса в основе взаимосвязи между воспринимаемой дискриминацией и психологическим стрессом латиноамериканцев. Также была проверена способность аккультурации служить посредником между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом. Среди выборки взрослых латиноамериканцев ( N = 669) модерируемый медиационный анализ показал, что аккультурационный стресс опосредует воспринимаемые отношения дискриминации и психологического дистресса, и что связь между воспринимаемой дискриминацией и аккультуративным стрессом смягчается англо-поведенческой ориентацией, но не латиноамериканской поведенческой ориентацией. ориентация.Полученные данные обсуждаются в контексте стресса и преодоления стресса, который определяет психологические последствия, связанные с воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.

Ключевые слова: Психическое здоровье латиноамериканцев, предполагаемая дискриминация, аккультурация, аккультурационный стресс, психологический стресс

Латиноамериканское население, живущее в Соединенных Штатах, продолжает расти экспоненциальными темпами, и по оценкам, эта группа будет составлять примерно 30% население страны к 2050 г. (U.С. Перепись, 2010). Несмотря на эти демографические тенденции и рост присутствия в США, в обществе сохраняются предрассудки и дискриминация в отношении латиноамериканцев. Распространенность предполагаемой дискриминации среди латиноамериканцев составляет 30%, в то время как 38% латиноамериканцев в возрасте от 16 до 25 лет и 31% в возрасте 26 лет и старше указали, что они или кто-то, кого они знают, были объектами расовой или этнической дискриминации (Perez, Fortuna , & Алегрия, 2008; Испанский центр Пью, 2009). Таким образом, латиноамериканцы имеют дополнительный риск возникновения проблем с психическим здоровьем из-за бремени необходимости иметь дело с дискриминацией наряду с перемещением между разными культурами (Falcon & Tucker, 2000).Кроме того, аспекты аккультурационного опыта, включая стратегии, используемые для управления культурными взаимодействиями или обменами, и оценки аккультурационного стресса, способствуют психическому здоровью латиноамериканцев (Berry, 2006). К сожалению, было проведено ограниченное исследование психологических последствий, связанных с дискриминацией и культурным стрессом среди латиноамериканцев (Araujo & Borrell, 2006; Finch, Hummer, Kolody, & Vega, 2001; Finch, Kolody, & Vega, 2000). Текущее исследование, основанное на модели стресса и выживания, утверждает, что воспринимаемая дискриминация связана с аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, связан с психологическим стрессом.Кроме того, предлагается аккультурация, чтобы смягчить ассоциативную воспринимаемую дискриминацию и оценку аккультурационного стресса. Такое направление исследований продвигает эмпирическую литературу, очерчивая связи, посредством которых негативные жизненные события и культурная адаптация связаны с психологическим здоровьем латиноамериканцев.

Дискриминация , определяемая как негативное отношение, осуждение или несправедливое обращение с членами определенной группы (Williams, Spencer, & Jackson, 1999), связана с негативными психологическими последствиями.В недавнем метаанализе 110 исследований сообщалось о небольшой или средней величине эффекта в отношении взаимосвязи между предполагаемой дискриминацией и плохим психическим здоровьем (Pascoe & Smart Richman, 2009). Подобно более широкой литературе с образцами афроамериканцев, в группах латиноамериканцев сообщалось о связи между предполагаемой дискриминацией и пагубными последствиями, такими как психологический дистресс и депрессия. Например, недавнее исследование отслеживало дискриминационный опыт взрослых латиноамериканцев в течение двухнедельного периода и обнаружило, что участники сообщали о более высоком уровне депрессивных симптомов по сравнению с их собственным исходным уровнем на следующий день после переживания дискриминационного события (Torres & Ong, 2010). ).Этот вывод свидетельствует о том, что воспринимаемая дискриминация не только оказала непосредственное влияние на психическое здоровье латиноамериканцев, но и могла иметь негативный эффект переноса или задержки. В других сообщениях предполагаемая дискриминация связана с психологическим стрессом среди латиноамериканских студентов колледжей (Hwang & Goto, 2008; Torres, 2009) и взрослых (Finch et al., 2000; Flores et al., 2008; Moradi & Risco, 2006).

Паско и Смарт Ричман (2009) предположили, что повышенная реакция на стресс опосредует связь между воспринимаемой дискриминацией и психическим здоровьем.В качестве подтверждающего доказательства такого пути недавнее исследование афроамериканцев выявило процесс распространения стресса, в результате которого опыт дискриминации способствует повышению уровня других стрессорных факторов, таких как негативные жизненные события (Ong, Fuller-Rowell, & Burrow, 2009). У латиноамериканцев эти стрессоры могут включать аккультурационный стресс, определяемый как реакции на межкультурный контакт или процесс культурной адаптации (Berry, 2006). Факторы, вызывающие аккультурационный стресс, могут включать в себя необходимость изучения нового языка, уравновешивания различных культурных ценностей и необходимости выбирать между американскими и латиноамериканскими образами повседневной жизни (Араухо Доусон и Панчанадесваран, 2010; Родригес, Майерс, Бингхэм Мира, Флорес и Гарсия-Эрнандес , 2002).Среди выборки доминиканских женщин как ежедневная дискриминация, так и крупные расистские события в значительной степени предсказывали аккультурационный стресс (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010). В свою очередь, аккультурационный стресс может привести к проблемам с психологическим здоровьем (Moyerman & Forman, 1992; Williams & Berry, 1991). Недавняя работа показала, что взрослые латиноамериканцы, испытавшие на себе факторы аккультуративного стресса, а именно давление с целью овладения английским языком, более чем в два раза чаще демонстрировали высокий уровень депрессивных симптомов (Torres, 2010).Накопительный стресс был связан с проблемами психического здоровья в многочисленных исследованиях, включая выборки латиноамериканских студентов колледжей (Crockett et al., 2007) и мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов (Hovey & Magana, 2002). Дальнейшее исследование показало, что среди большой группы взрослых мексиканского происхождения связь между дискриминацией и физическим здоровьем уменьшилась после того, как аккультурационный стресс был включен в модель, предполагающую посреднический процесс (Finch et al., 2001).

Пути, по которым воспринимаемая дискриминация способствует психическому здоровью через реакции на стресс (т.е., аккультурационный стресс) может включать в себя переменные, которые смягчают эти отношения (Pascoe & Smart Richman, 2009). Берри (2006) предположил, что негативные переживания окружающей среды, в данном случае воспринимаемая дискриминация, способствует аккультурационному стрессу и что эти отношения могут регулироваться аккультурационными установками и поведением. Acculturation рассматривает изменения в изначальных культурных моделях различных групп, которые находятся в постоянном контакте (Redfield, Linton, & Herskovits, 1936).Эмпирические исследования аккультурации обычно оценивали свободное владение языком, социальную принадлежность, культурные знания и / или повседневные предпочтения в жизни (Lara, Gamboa, Kahramanian, Morales, & Bautista, 2005). В нескольких отчетах указывалось, что аккультурация была отрицательно связана с аккультурационным стрессом у латиноамериканцев (Каэтано, Рамизетти-Миклер, Каэтано Ваэт и Харрис, 2007; Вега, Гил и Вагнер, 1998). Результаты Национального исследования латиноамериканцев и американцев азиатского происхождения (NLAAS) показали, что для латиноамериканцев знание английского языка было связано со снижением аккультурационного стресса, в то время как владение испанским языком было связано с повышенным аккультурационным стрессом (Lueck & Wilson, 2011).В эмпирической литературе появились многочисленные расхождения в отношении взаимосвязи между аккультурацией и психическим здоровьем, отчасти из-за методологии исследования и использованных выборок (см. Lara et al., 2005; Rogler, Cortes, & Malgady, 1991). Изучение аккультурации как ближайшей переменной, способствующей аккультурационному стрессу и психологическому здоровью латиноамериканцев, может дать представление о процессе адаптации.

Двумерные модели аккультурации предполагают существование двух различных континуумов и включают ориентацию на господствующую культуру, а также на традиционную культуру наследия (Берри, 2003).Таким образом, англо-ориентация подчеркивает культурные контакты и интерес или предпочтение участвовать в жизни основного общества. С другой стороны, латиноамериканская ориентация, также именуемая инкультурацией , предполагает культурную преемственность и поддержание традиционной культуры. Поскольку это отдельные, но связанные измерения, люди могут демонстрировать высокие уровни в обеих ориентациях аккультурации. Предполагалось, что получение высокой степени англо-латиноамериканской ориентации было связано с более здоровыми результатами (Berry, 2006; LaFromboise, Coleman, & Gerton, 1993).Например, Ким и Омизо (2006) предположили, что люди, которые имеют высокий уровень ориентации на основные американские и традиционные культуры, могут испытывать меньший аккультурационный стресс из-за их свободного владения обеими культурами. Дополнительные стратегии могут включать предпочтение одной ориентации аккультурации, будь то мейнстрим США или традиционная культура, по сравнению с другой. Низкие уровни обеих ориентаций на аккультурацию были связаны с худшими результатами (Berry, 2006).

Негативное влияние дискриминации может различаться для людей в зависимости от их аккультурационной ориентации и роли аккультурационного стресса в возникновении проблем с психическим здоровьем (Cook, Alegria, Lin, & Guo, 2009).То есть люди, которые ценят аккультурацию (то есть высокую англо-ориентацию), могут быть более склонны к психологическим проблемам при воспринимаемой дискриминации, чем те, кто не желает быть частью основной культуры США и, таким образом, может игнорировать эти негативные взаимодействия. Риск или защитная функция аккультурации в контексте воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса остается неясной и в значительной степени неисследованной у латиноамериканцев. Высокий уровень англо-ориентации может служить фактором риска в отношении дискриминации (Alamilla, Kim, & Lam, 2010).С одной стороны, с повышенным уровнем владения английским языком латиноамериканцы могут с большей вероятностью понимать и интерпретировать дискриминационные действия (Perez et al., 2008). С другой стороны, способность эффективно общаться может помочь уменьшить последствия этих негативных взаимодействий. Сохранение латиноамериканской ориентации может обеспечить защитную функцию, предоставляя людям доступ к традиционным культурным ресурсам. Недавнее исследование подтвердило это мнение и сообщило, что сохранение традиционной латиноамериканской культуры смягчило взаимосвязь между повседневной дискриминацией и общим стрессом среди выборки доминиканских женщин (Araujo Dawson, 2009).Однако противоположные данные показали, что латиноамериканская ориентация усилила взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и тревогой среди латиноамериканских студентов колледжей (Alamilla et al., 2010). Таким образом, необходимо продолжить исследования, чтобы определить влияние поведенческих ориентаций англо-латиноамериканцев и латиноамериканцев на взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.

Несмотря на доказательства того, что воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс являются заметными переживаниями в повседневной жизни латиноамериканцев, живущих в Соединенных Штатах, остается ограниченное исследование, изучающее взаимосвязь между этими переменными, особенно в том, что касается психологического стресса (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010 ).Ранее исследователи включали дискриминационный опыт как аспект аккультурационного стресса как с точки зрения теоретической концептуализации, так и с точки зрения оценки (Alderete, Vega, Kolody, & Aguilar-Gaxiola, 1999; Finch et al., 2000). Тем не менее, некоторые результаты показали, что дискриминация внесла уникальный вклад в депрессию мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов в отличие от нескольких областей аккультурационного стресса, а именно языковых конфликтов и легального статуса проживания (Alderete et al., 1999). Недавние исследования показали, что воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс — это отдельные, но связанные процессы (Araujo Dawson & Panchanadeswaran, 2010).Некоторые исследователи утверждают, что дискриминация связана с этническим или социальным положением человека в США, тогда как аккультурационный стресс является неотъемлемой частью процесса адаптации (Rodriguez et al., 2002). Более того, дискриминация по признаку расы или этнической принадлежности была концептуализирована как внезапное, негативное, неконтролируемое событие (Carter, 2007; Flores et al., 2010), тогда как аккультурационный стресс описывался как проблемный, но контролируемый и преодолимый (Berry, 2006). Рассмотрение воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса как отдельных, но связанных конструкций дает более четкое представление о различных требованиях, с которыми сталкиваются латиноамериканцы, и ограничивает смешение измерений между этими переменными.

Целью настоящего исследования было изучить влияние воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса на психологический стресс среди взрослых латиноамериканцев. Основываясь на концептуализации, предложенной Паско и Смарт Ричман (2009) и Берри (2006), предполагается, что будет поддерживаться умеренная медиативная модель, с помощью которой воспринимаемая дискриминация будет связана с аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, будет связан с психологическим дистрессом. . Также ожидается, что поведенческие ориентации аккультурации англо-латиноамериканцев будут смягчать взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом.Предполагается, что англоязычная поведенческая ориентация будет служить фактором риска и усугубить аккультурационный стресс, в то время как латиноамериканская поведенческая ориентация будет функционировать как защитный фактор и будет ассоциироваться с меньшим аккультурационным стрессом.

Результаты

Описательная статистика и предварительный анализ

представляет средние значения, стандартные отклонения, внутреннюю согласованность и двумерные корреляции между основными переменными исследования. Баллы участников BARSMA AOS и LOS предполагали некоторую адаптацию к культуре большинства, а также относительно более высокое сохранение поведенческих характеристик, связанных с латиноамериканской культурой.Что касается психологического стресса, текущая выборка сообщила, в среднем, об умеренной симптоматике, при этом более одной трети участников (34,3%) набрали баллы выше клинического порога. Средние баллы BSI-18 были выше, чем у латиноамериканцев ранее (Asner-Self et al., 2006). Что касается предполагаемой дискриминации, средний балл участников по шкале PRSL свидетельствует о том, что они сталкивались с дискриминацией один или несколько раз в течение предыдущих двенадцати месяцев. Средний балл в настоящем исследовании был сопоставим с другими исследованиями, в которых использовался PRSL, но с большим стандартным отклонением (см., Moradi & Risco, 2006). Это различие может быть частично объяснено размером настоящей выборки, которая может отражать более широкий диапазон частот опыта дискриминации. Среди событий, перечисленных в PRSL, которые, по словам участников, пережили хотя бы один раз в прошлом году, наиболее часто одобряемыми были пункты «Я слышал негативные отзывы о латиноамериканцах» (69%), «Я встречал тех латиноамериканцев, которые черты лица испытывают больше расизма »(57,8%),« Я испытал, что латиноамериканцы, которые выглядят белыми, считаются исключением из расы »(57.2%), и «Я испытал, что латиноамериканцы, которые достигают или преуспевают, рассматриваются как« особый случай »или« исключение из правил »(54,8%).

Пол (Alegria & Woo, 2009) и статус рождения (Alegria et al., 2007) были вовлечены как демографические переменные, влияющие на психическое здоровье латиноамериканцев. Был проведен многомерный дисперсионный анализ 2 (пол) × 2 (статус рождения) (MANOVA) для изучения демографических различий среди переменных исследования, а именно латиноамериканской и англоязычной поведенческой ориентации, воспринимаемой дискриминации, аккультурационного стресса и психологического стресса, при одновременной защите от завышенных показателей. Частота ошибок 1-го типа.Предположения для MANOVA были выполнены, за исключением однородности матриц вариации-ковариации (критерий Бокса равенства ковариационных матриц = 182,73, p <0,001), возможно, из-за неравных размеров ячеек. Когда возникает такая ситуация, Табачник и Фиделл (2007) рекомендуют использовать более надежный критерий Пиллаи, а не лямбду Уилкса. Результаты MANOVA показали статистически значимые различия для пола, критерий Пиллаи = 0,02, F (5, 605) = 2,28, p = 0,042 и статус рождения, критерий Пиллаи =.42, F (5, 605) = 88,84, p <0,001. Эффект взаимодействия пола и статуса рождения не был статистически значимым. показывает результаты последующего одномерного дисперсионного анализа (ANOVA). Эти предварительные анализы показали, что женщины сообщили о большей поведенческой ориентации латиноамериканцев по сравнению с мужчинами. Кроме того, латиноамериканцы иностранного происхождения показали значительно большую латиноамериканскую поведенческую ориентацию, культурный стресс и психологический стресс, но меньшую англо-поведенческую ориентацию по сравнению с их U.Сородичи С. Проверки на мультиколлинеарность проводились путем изучения фактора инфляции дисперсии (VIF) и значений допуска для переменных исследования. Коэн, Коэн, Уэст и Эйкен (2003) предположили, что значение VIF, равное 10 или более, и значение допуска, равное 0,10 или менее, указывают на проблемы с мультиколлинеарностью. Значения VIF и толерантности переменных текущего исследования находились в этих пределах (диапазон VIF = 1,04–1,93, диапазон допуска = 0,52–0,97), что позволяет предположить, что предположение о мультиколлинеарности не было нарушено

Таблица 2

Пол X Рождество Многомерный дисперсионный анализ статуса (MANOVA)

Женщины

. / 1,68 (0,64)

1/609

M (SD) Одномерный F df p Частичное ε 2
Англо-поведенческая ориентация 3.41 (1,04) / 3,46 (1,14) 0,01 1/609 .93 .00
Латиноамериканская поведенческая ориентация 3,69 (0,99) / 3,89 (1,05) 9,99 / 609 .002 .02
Воспринимаемая дискриминация 1,63 (0,62) / 1,62 (0,67) 0,03 1/609 .86 . Напряжение 1,55 (0,58) / 1,59 (0,63) 0.14 1/609 ,71 ,00
Психологический стресс 15,74 (14,83) / 17,37 (16,60) 1,28 1/609 ,26 .

Статус Рождества Родившиеся за границей / США
Англо-поведенческая ориентация 2,87 (1,03) / 4,21 (0,65) 288,13 288,13 .32
Поведенческая ориентация латиноамериканцев 4,25 (0,75) / 3,28 (1,09) 150,35 1/609 <0,001 ,20
3,04 1/609 0,08 0,01
Накопительное напряжение 1,62 (0,63) / 1,50 (0,56) 4,74 .03 .01
Психологический стресс 19.50 (15,98) / 12,83 (14,70) 19,67 1/609 <0,001 0,01

Модерируемый медиационный анализ

Тесты модерируемой модели медитации основывались на рекомендациях и макросе SPSS созданный Проповедником, Ракером и Хейсом (2007). Этот подход оценивает условные косвенные эффекты, чтобы изучить способность модератора влиять на путь медитации. Проповедник и его коллеги определяют условный косвенный эффект как косвенный эффект, который зависит от одного или нескольких модераторов.Некоторые исследователи выступают за изучение условных косвенных эффектов с помощью методов самонастройки как надежного способа оценки значимости и более эффективного контроля частоты ошибок 1-го типа по сравнению с более традиционными тестами косвенных эффектов, а именно подходом каузальных шагов и тестом Собела (MacKinnon, Локвуд, Хоффман, Уэст и Шитс, 2002; Проповедник и др., 2007). Бутстрапирование — это непараметрическая процедура повторной выборки для оценки размера, которая не предполагает допущения о нормальности распределения выборки (Preacher & Hayes, 2008).Начальная загрузка происходит путем взятия большого количества выборок, 5000 в текущем исследовании, и вычисления косвенного эффекта для каждой выборки. Затем процедура начальной загрузки строит процентильные доверительные интервалы, доверительные интервалы с поправкой на смещение (BC) и интервалы с поправкой на смещение и ускоренные (BCa) интервалы косвенного эффекта. Доверительные интервалы, которые не включают ноль, указывают на то, что косвенный эффект значительно отличается от нуля при p <0,05.

Первая модерируемая медиационная модель проверяла способность аккультуративного стресса опосредовать связь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом с англоязычной поведенческой ориентацией, смягчающей воспринимаемую дискриминацию и аккультуративную связь стресса.Несколько ковариат были включены в анализ с учетом некоторых значительных групповых различий в зависимости от пола и статуса рождения, а также значительных корреляций, наблюдаемых с возрастом, годовым доходом домохозяйства и уровнем образования. Кроме того, в качестве ковариатов были включены уникальные переменные исследования, включая место сбора данных и язык опроса. Как показано в, анализ показал, что воспринимаемая дискриминация в значительной степени предсказывала аккумуляторный стресс, который, в свою очередь, предсказывал психологический дистресс.Также наблюдалась значительная англоязычная поведенческая ориентация X воспринимаемое дискриминационное взаимодействие, влияющее на аккультурационный стресс. 95% доверительные интервалы, BC и BCas, рассчитанные на основе среднего значения англо-поведенческой ориентации и одного стандартного отклонения выше и ниже среднего (± 1SD), не включали 0, что свидетельствует о значительных условных косвенных эффектах на этих уровнях переменной-модератора. Кроме того, условные косвенные эффекты кажутся более сильными при низких уровнях англо-поведенческой ориентации по сравнению со средним значением и группами + 1SD.

Таблица 3

Анализ умеренного посредничества для предполагаемой дискриминации, накопительного стресса, англо-поведенческой аккультурации и психологического расстройства

Медиатор накопления

.04

906

B SE B t
Предиктор: воспринимаемая дискриминация .77 .12 6,63 ***
Модератор: Anglo Orientation .06 0,71
Взаимодействие: Воспринимаемая дискриминация X Поведенческая ориентация англ. 1,23 5,04 ***
Медиатор: накопительный стресс 6,89 3,33 2,07 *
Предиктор: предполагаемая

Инд.Эффект Загрузочный элемент SE Загрузочный элемент z 95% CI BC 95% CI BCa 95% CI
-1 SD 3.38 . *** 1,78, 5,28 1,82, 5,41 1,78, 5,31
Среднее значение 2,78 ,59 4,67 *** 1,57, 4,17 1,56 1,58, 4.19
+1 SD 2,18 .53 4,13 *** 1,01, 3,59 1,11, 3,74 1,11, 3,73

аналогичный анализ 3 Вышеупомянутое было проведено для проверки умеренных опосредованных отношений воспринимаемой дискриминации, аккультурационного стресса, латиноамериканской поведенческой ориентации и психологического дистресса. Как и в предыдущем анализе, в качестве ковариат были введены пол, статус рождения, годовой доход домохозяйства, уровень образования, возраст, место сбора данных и язык опроса.Результаты не подтвердили модерируемую медиативную модель и показали незначительную поведенческую ориентацию латиноамериканцев X, воспринимаемый эффект дискриминации взаимодействия на аккультуративный стресс. Таким образом, не было обнаружено статистически значимых условных косвенных эффектов с латиноамериканской поведенческой ориентацией.

Обсуждение

Основная цель этого исследования заключалась в изучении воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса в связи с психологическим стрессом среди выборки латиноамериканцев, проживающих на Среднем Западе США.На основе модели, предложенной Паско и Смарт Ричман (2009), которая предполагает, что процессы стресса лежат в основе последствий воспринимаемой дискриминации, была выдвинута гипотеза, что аккультурационный стресс будет опосредовать связь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом. Принимая во внимание концептуальную концепцию, представленную Берри (2006), которая постулирует, что факторы аккультурации влияют на переживание аккультурационного стресса, ожидалось, что аккультурация будет смягчать воспринимаемые отношения дискриминационно-аккультурационного стресса.В поддержку гипотез исследования, текущие результаты свидетельствуют в пользу умеренной модели медиации, в которой воспринимаемая дискриминация была связана с повышенным аккультурационным стрессом, который, в свою очередь, был связан с усилением психологического стресса. Кроме того, англоязычная поведенческая ориентация смягчала воспринимаемую дискриминацию и аккультуративную связь стресса. Учитывая, что треть участников набрала выше клинического порогового значения психологического дистресса, 1 результаты этого исследования основаны на исследовании, в котором изучалась взаимосвязь предполагаемой дискриминации с результатами психического здоровья латиноамериканцев под влиянием культурной адаптации. и связанные с ними стрессоры.В частности, эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, предполагающими, что воспринимаемая дискриминация связана с психологическим функционированием (Torres, 2009), и что процессы стресса, в частности, играют значительную роль в содействии психическому здоровью (Pascoe & Smart Richman, 2009; Utsey et al. ., 2008).

Воспринимаемая дискриминация, воспринимаемая как опыт, укорененный в социальной иерархии в США, связана с оценкой аккультурационного стресса. Воспринимаемая дискриминация и аккультурационный стресс могут иметь частично совпадающие процессы, но каждый из них имеет различную этиологию.Таким образом, представление о том, что дискриминационные события могут влиять на уровень аккультурационного стресса, особенно примечательно и может помочь объяснить повсеместные различия в психическом здоровье, очевидные среди латиноамериканских групп в США. дистресс, а также воспринимаемая дискриминация могут влиять на эти посреднические пути. Несмотря на отличие от общего стресса в предыдущем исследовании (Hwang & Ting, 2008), нельзя сбрасывать со счетов идею о том, что культурный стресс влияет на некий основной стрессовый процесс.

Важным открытием настоящего исследования было то, что англоязычная поведенческая ориентация, но не латиноамериканская поведенческая ориентация, смягчала отношения между воспринимаемой дискриминацией и аккультурационным стрессом. Эти результаты согласуются с прошлыми исследованиями среди азиатского населения, которые показали, что отсутствие англо-ориентации было связано с дезадаптацией, тогда как о каких-либо существенных взаимосвязях с традиционной аккультуризацией не сообщалось (Hwang & Ting, 2008). Текущее исследование предполагает, что условные косвенные эффекты сильнее среди людей с низкой англо-поведенческой ориентацией, чем у людей с высокой англо-поведенческой ориентацией.Другими словами, похоже, что способность аккультуративного стресса опосредовать взаимосвязь между воспринимаемой дискриминацией и психологическим дистрессом более заметна для латиноамериканцев с низким уровнем англо-поведенческой ориентации. Учитывая, что языковое предпочтение является обычным барометром аккультурации (Zea, Reisen, & Tyler, 1996) и что давление на знание английского языка является центральным аспектом аккультурационного стресса, особенно для недавних иммигрантов (Rodriguez et al., 2002), возможно что снижение свободного владения английским может способствовать обострению аккультуративных стрессоров, связанных с предполагаемой дискриминацией.Таким образом, в контексте воспринимаемой дискриминации может оказаться, что низкая англоязычная поведенческая ориентация в форме снижения уровня усвоения английского языка увеличивает аккультурационный стресс участников, проживающих в регионе Среднего Запада США.

Считалось, что сохранение традиционной культуры чтобы обеспечить некоторые психологические преимущества (Берри, 2006). Незначительные модераторные результаты латиноамериканской поведенческой ориентации могут указывать на представление о том, что воспринимаемая дискриминация и, в некоторой степени, аккультурационный стресс, испытываются в первую очередь при взаимодействии с мейнстримом U.С. культура. Таким образом, буферный эффект от разговора по-испански может не соответствовать требованиям, связанным с предполагаемой дискриминацией. С другой стороны, может случиться так, что защитный эффект сохранения традиционных латиноамериканских характеристик выходит за рамки оценки испаноязычных предпочтений. Более полная оценка традиционных латиноамериканских социальных сетей и / или культурных ценностей может начать обрисовывать в общих чертах определенные культурные особенности, связанные с психическим здоровьем. Например, семейство , или предпочтение поддерживать связь с семьей, как предполагается, выполняет жизненно важную функцию в развитии источников поддержки против психологических проблем (Santiago-Rivera, Arredondo, & Gallardo-Cooper, 2002).

В качестве ограничения для обобщения текущих результатов участники включили удобную выборку латиноамериканцев, которые жили на Среднем Западе США, и поэтому результаты могут не распространяться на латиноамериканцев, живущих в других географических регионах. Предыдущие эпидемиологические исследования, проведенные среди латиноамериканцев, проживающих в Калифорнии, показали, что показатели распространенности психических расстройств, в частности депрессии, варьируются в зависимости от того, проживали участники в центре города, в сельской местности или в городе среднего размера (Vega, Kolody, et al., 1998). Хотя в текущем исследовании было проанализировано большое количество участников, латиноамериканцы, отобранные из разных географических регионов, могут испытывать различные или более серьезные типы дискриминации или аккультурационного стресса в зависимости от их местного политического или культурного контекста. Второе ограничение настоящего исследования состоит в том, что выборка состояла из латиноамериканцев разного культурного происхождения. Латиноамериканцы состоят из многочисленных культурных групп, и уникальный миграционный и культурный опыт каждой группы влияет на психологическое функционирование (Balls Organista, Organista, & Kursaski, 2003).Поэтому рекомендуется повторение настоящего исследования среди конкретных латиноамериканских культурных групп. В-третьих, мера аккультурации, используемая в настоящем исследовании, была сосредоточена на поведенческих особенностях, в первую очередь на языковых предпочтениях, и не учитывала когнитивные или аффективные аспекты культурной адаптации. Было высказано предположение, что поведенческая аккультурация может упускать из виду нюансы, очевидные из поколения в поколение (Castillo, Conoley, & Brossart, 2004; Zane & Mak, 2003). Настоящие результаты могут иметь дополнительные ограничения, учитывая, что ответы PRSL «не применимо» и «никогда» были закодированы как эквивалентные.Хотя этим подходом руководствовались авторы оригинальной шкалы, которые сообщили об эквивалентности методов оценки (см. Moradi & Risco, 2006), вполне вероятно, что эти ответы связаны с качественно разным опытом. Наконец, причинно-следственные выводы, основанные на модерированной модели медиации, протестированной в текущем исследовании, не могут быть определены с учетом поперечного дизайна, в котором не исследуются временные эффекты.

Следует отметить несколько сильных сторон текущего проекта, а также соответствующие теоретические и практические выводы.Во-первых, настоящее исследование расширяет предыдущую работу, следуя сложной теоретической концептуализации, чтобы изучить воспринимаемую дискриминацию и психологический стресс. Таким образом, данные, поддерживающие модерируемую модель посредничества, обеспечивают сложную основу для построения будущих исследований. Такое направление исследований обеспечивает строгое и всестороннее описание факторов, влияющих на психическое здоровье, тем самым облегчая разработку приемлемых с культурной точки зрения стратегий вмешательства и профилактических мер.Дальнейшие исследования могут начать определять другие культурные факторы, такие как этническая идентичность и переменные выживания, которые могут смягчить дискриминационно-аккультурационные стресс-психологические отношения. Во-вторых, основные результаты дают некоторое представление о процессе, лежащем в основе связи между воспринимаемой дискриминацией и психологическим стрессом среди латиноамериканцев, и могут помочь выявить роль, которую аккультурационный стресс играет в успешной культурной адаптации. В будущих исследованиях следует продолжить совместное изучение воспринимаемой дискриминации и аккультурационного стресса, а также предоставить анализ на молекулярном уровне, который иллюстрирует специфические культурные факторы стресса, влияющие на психическое здоровье.Наконец, с точки зрения клинического значения, текущие результаты показывают, что снижение уровня аккультурационного стресса у латиноамериканцев может улучшить психологические последствия дискриминации. С этой целью поощрение бикультурной или межкультурной компетенции может способствовать согласованию различных культурных контекстов, а также выявлению ключевых ресурсов каждой культуры, которые обеспечивают позитивное психологическое функционирование.

Накопительный стресс, психологическое расстройство и религиозное преодоление среди молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки

Couns Psychol.Авторская рукопись; доступно в PMC 1 февраля 2018 г.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC5636182

NIHMSID: NIHMS

8

Nicole Da Silva

1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк, США

Фрэнк Р. Диллон

1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк, США

Тони Роуз Вердехо

1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, Нью-Йорк, США

Мариана Санчес

2 Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

Марио де ла Роса

2 Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк, США

2 Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

Автор для переписки: Франк Р.Диллон, Департамент психологии образования и консультирования, Университет Олбани, Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк 12222, США. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Couns Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Религия является источником силы в латинской / ой культуре во время сложных жизненных переходов, таких как иммиграционный процесс. Руководствуясь социологической моделью стресс-процесса, это исследование исследует взаимосвязь между аспектами религиозного совладания, аккультурационного стресса и психологического стресса среди 530 молодых латинских женщин (в возрасте 18–23 лет), которые недавно иммигрировали в Соединенные Штаты (т.е., примерно за 12 месяцев до оценки). Более высокий уровень аккультурационного стресса был связан с более высоким уровнем психологического стресса. Негативное религиозное совладание (т. Е. Склонность к борьбе с верой) смягчает связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом. Участники, испытывающие более высокий уровень аккультуративного стресса, сообщали о большем психологическом стрессе, когда они указывали на более негативное религиозное совладание. Позитивное религиозное совладание (т. Е. Тенденция относиться к вере с комфортом и уверенностью) не было связано с аккультурационным стрессом или психологическим дистрессом.Обсуждаются последствия консультационных вмешательств с учетом культурных особенностей для этого недостаточно обслуживаемого и малоизученного населения.

Ключевые слова: Латиносы, латиноамериканцы, религиозное совладание, аккультурационный стресс, психологический стресс

Латинское иммигрантское население в Соединенных Штатах (США) быстро растет, примерно треть из них составляют иммигранты первого поколения (США). Бюро переписи населения, 2011 г.). По сравнению с родившимися в США латиноамериканцами / ос и белыми, не являющимися латинскими или белыми, иммигранты латиноамериканского происхождения часто сталкиваются с проблемами, повышающими их риск развития проблем с психическим здоровьем (Alegría et al., 2008), включая дискриминацию (Arellano-Morales et al., 2015; Arredondo, Gallardo-Cooper, Delgado-Romero, & Zapata, 2014), утрату семейной и социальной поддержки (Ornelas & Perreira, 2011) и ограниченный доступ к и использование ресурсов здравоохранения (Hochhausen, Le, & Perry, 2011; Raymond-Flesch, Siemons, Pourat, Jacobs, & Brindis, 2014). Латинские иммигранты особенно подвержены риску неблагоприятных последствий для психического здоровья в результате стресса из-за (а) конфликтов между традиционными и принимающими представлениями культур о гендерных ролевых ожиданиях (Shattell, Quinlan-Colwell, Villaba, Iverns, & Mails, 2010), (b) стигматизация к обращению за психиатрической помощью (Национальный альянс по психическим заболеваниям [NAMI], 2017) и (c) насилию со стороны интимного партнера (Edelson, Hokoda, & Ramos-Lira, 2007).

Примерно 26% латиноамериканцев / ос в США (в возрасте 12 лет и старше) испытали депрессию в 2009–2012 гг. По сравнению с 21% среди белых нелатинцев (Pratt & Brody, 2014). Более трети латиноамериканского и иностранного происхождения, проживающих в США, испытывают симптомы депрессии, что свидетельствует о более высоком, чем ожидалось, уровне распространенности (Huang, Wong, Ronzio, & Yu, 2007). Депрессия, тревожность и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, усиливаются с увеличением продолжительности проживания для многих латиноамериканцев, родившихся за границей, особенно у молодых женщин (Alegría et al., 2008; Perreira et al., 2015). К сожалению, иммигранты из Латинской Америки с меньшей вероятностью, чем их коллеги, родившиеся в США, имеют доступ и получают соответствующее лечение психических заболеваний (Hochhausen et al., 2011). Иммигранты из Латинской Америки сталкиваются с препятствиями при получении медицинской помощи, включая отсутствие медицинской страховки, ограниченный доступ к адекватным поставщикам медицинских услуг (Pérez, Fortuna, & Alegría, 2008) и культурно-нечувствительные препятствия для предоставления лечения (Driscoll & Torres, 2013).

Накопительный стресс у взрослых латиноамериканцев

Накопительный стресс состоит из психологического и социального стресса, испытываемого из-за несовпадения убеждений, ценностей и других культурных норм между страной происхождения человека и страной приема (Cabassa, 2003; Cuevas, Sabina, & Bell, 2012; Sanchez, Dillon, Concha, & De La Rosa, 2014; Schwartz, Unger, Zamboanga, & Szapocznik, 2010).Эта форма стресса также может быть вызвана ощущением неполноценности, «непохожести», дискриминации, языковых барьеров, нелегального иммиграционного статуса или бедности (Berry, 1997; Finch & Vega, 2003; Viruell-Fuentes, 2007). Накопительный стресс способствует возникновению проблем с психическим здоровьем (например, депрессии, тревожности) у латиноамериканских иммигрантов (например, Driscoll & Torres, 2013; Ornelas & Perreira, 2011; Torres, 2010). Тем не менее, на сегодняшний день исследования в основном изучали здоровье иммигрантов из Латинской Америки, которые жили в США.S. в течение нескольких лет или даже поколений (например, Dunn & O’Brien, 2009; Hochhausen et al., 2011), оставив пробел в литературе по психическому здоровью о недавно прибывших молодых взрослых женщинах. Относительно мало известно о психическом здоровье недавно прибывших латиноамериканских молодых людей и о том, как культурный стресс может повлиять на их благополучие в первые годы их пребывания в США.

Считается, что психологический стресс потенциально может возникнуть у иммигрантов, когда они не могут успешно справиться с этим. аккультурационный стресс (Crockett et al., 2007) и подвержены влиянию социальных систем, которые «другие» маргинализируют, лишают власти и исключают (Viruell-Fuentes, 2007). Такой стресс может усиливаться в первые годы проживания иммигрантов в США, особенно когда они (а) хуже владеют английским языком, (б) имеют более низкий доход и (в) разлучены с семьей и другими видами социальной поддержки (Hovey & Magaña, 2002; Miranda & Matheny, 2000), а также когда они сталкиваются с системным социальным и экономическим неравенством и дискриминацией (Viruell-Fuentes, 2007).Таким образом, в настоящем исследовании мы изучили связи между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом, который испытывают молодые латиноамериканцы, иммигрировавшие в США за последние 3 года. В частности, мы исследовали потенциально защитную латинскую / культурную ценность религиозного совладания (рассмотрено далее) в жизни этих женщин. Вопросы нашего исследования основывались на социологической модели стресс-процесса (Pearlin, Lieberman, Menaghan, & Mullan, 1981), которая представляет собой теоретическую основу для концептуализации различий в состоянии здоровья, а также факторов риска и защиты здоровья среди меньшинств.Модель постулирует, что результаты для здоровья, связанные со стрессом (например, аккумуляторный стресс), зависят не только от степени подверженности стрессу, но также включают социальные, экологические и личные ресурсы (например, религиозное совладание), которые служат потенциальным смягчающим влиянием на связь. между стрессом и последствиями для здоровья, такими как психологический стресс (Pearlin, 1989).

Религиозное выживание среди взрослых латиноамериканцев

Религия — центральная часть латинской культуры, определяющая убеждения, отношения, поведение и социальные взаимодействия (Abraído-Lanza, Vasquez, & Echeverría, 2004; Steffen & Merrill, 2011).Например, многие латиноамериканцы, родившиеся за границей или в США, попадают в систему охраны психического здоровья США по направлениям духовенства, а не по направлениям через поставщиков первичной медико-санитарной помощи или самостоятельно (Ruiz, 2002). В исследовании соблюдения религиозных обрядов среди иммигрантов из Центральной Америки, в основном мужчин, которые проживали в США в среднем четыре года, 85% участников сообщили, что отождествляют себя с какой-либо христианской конфессией. Более 90% выборки сообщили о посещении религиозных служб, и более половины участников посещали религиозные службы не реже одного раза в неделю (Dunn & O’Brien, 2009).Тем не менее, религиозное совладание отличается от общих религиозных обрядов, потому что оно относится к конкретным когнитивным действиям, возникающим из религиозных убеждений человека, которые используются для борьбы со стрессорами (Tix & Frazier, 1998). Латиноамериканские женщины в США, как правило, чаще прибегают к помощи религиозного вероисповедания, чем их сверстницы не латинского происхождения (Abraído-Lanza et al., 2004). Использование религиозного совладания связано с меньшей аккультуризацией среди латиноамериканцев иностранного и американского происхождения в США (Mausbach, Coon, Cardenas, & Thompson, 2003).Тем не менее, относительно мало известно об использовании религиозного совладания с молодыми иммигрантами из Латинской Америки во время их перехода из родной страны в США. Вопросы относительно того, в какой степени современные молодые взрослые латиноамериканские женщины поддерживают традиционные религиозные верования (например, совладание) и их соблюдение (Pew Research Center, 2014), а также потенциально защитная роль религиозного совладания с аккультурационным стрессом остаются неизученными.

Социологическая модель стресс-процесса (Pearlin, 1989) касается того, в какой степени смягчение личных, социальных и институциональных факторов преуспевает в ограничении частоты, серьезности и распространения стрессоров в жизни людей.Латиноамериканские иммигранты могут учиться и усваивать религиозные убеждения, связанные с преодолением трудностей, благодаря социальной и институциональной принадлежности, такой как их семьи, церкви и другие общественные учреждения, из которых они иммигрировали (Abraído-Lanza et al., 2004; Dunn & O’Brien, 2009). Молодые взрослые иммигранты из Латинской Америки могут практиковать приобретенные религиозные навыки совладания с ситуацией, чтобы (а) управлять смыслом своего иммиграционного опыта и аккультурации, чтобы уменьшить стресс, и (б) удерживать свои симптомы стресса в разумных пределах.

Было высказано предположение, что два измерения религиозного совладания — а именно положительное и отрицательное религиозное совладание — по-разному влияют на психическое здоровье (Ano & Vasconcelles, 2005; Pargament, 1997).Позитивное религиозное совладание считается адаптивным и включает личные, внутренние когнитивные усилия, возникающие в результате конструктивных отношений людей с Богом или их верой (Kim, Kendall, & Web, 2015). Сюда входят познавательные действия, такие как поиск духовной поддержки у Бога и переопределение факторов стресса через призму религии как потенциально полезных (Kim et al., 2015; Pargament, Smith, Koenig, & Perez, 1998; Szymanski & Obiri, 2010). Позитивное религиозное выживание было связано с положительными результатами психического здоровья среди участников исследования, для которых религия исповедуется и культурно санкционируется во время стресса, включая взрослых афроамериканцев (Holt, Lewellyn, & Rathweg, 2005; Reid & Smalls, 2004) — выборка женщин с низким доходом (Olson, Trevino, Geske, & Vanderpool, 2012), выборка религиозно связанных U.S. студенты колледжей (Stoltzfus & Farkas, 2012) и преимущественно женская выборка взрослых иммигрантов из Центральной Америки (Hovey, 2000). В единственном исследовании, в котором проводилась выборка иммигрантов из Латинской Америки в течение первых 12 месяцев их пребывания в США, более широкое использование позитивного религиозного решения связано с меньшим употреблением алкоголя (Sanchez et al., 2014). Позитивное религиозное совладание также было связано с более низкими показателями депрессии и суицидных мыслей среди преимущественно женской выборки взрослых иммигрантов из Центральной Америки (Hovey, 2000).Однако другие исследователи предположили незначительную роль позитивного религиозного совладания. В частности, не было обнаружено косвенного влияния позитивного религиозного совладания с положительной связью между расизмом и психологическим дистрессом среди выборки американских студентов-христиан азиатского происхождения (Kim et al., 2015). Кроме того, не было обнаружено никакой связи между позитивным религиозным выживанием и благополучием среди преимущественно нелатинских белых женщин с раком груди (Hebert, Zdaniuk, Schulz, & Scheier, 2009).

Взятые вместе и согласующиеся с социологической моделью стресс-процесса, прошлые результаты показывают, что позитивное религиозное совладание может играть роль в смягчении воздействия аккультуративного стресса на психологический стресс, переживаемый недавними молодыми иммигрантами из Латинской Америки.События иммиграции, процесс аккультурации и потенциальные системные стрессоры, с которыми недавно столкнулись латиноамериканские иммигранты, могут побудить их использовать одобренные культурой позитивные религиозные стратегии выживания, чтобы попытаться изменить эмоциональное и когнитивное значение своих ситуаций и переосмыслить свой опыт в менее угрожающим образом (Pearlin, 1989). Вместо того, чтобы чувствовать безнадежность или тревогу в ответ на факторы стресса, использование позитивного религиозного решения может позволить людям почувствовать поддержку и способность преодолевать текущие трудности.То есть использование позитивного религиозного совладания может служить для косвенного управления симптомами депрессии, тревоги или общего дистресса (например, Aranda, 2008) и удержания симптомов стресса, вызванного этими переживаниями, в контролируемых пределах. Таким образом, предполагается, что позитивное религиозное совладание будет стратегией выживания, которая снижает вероятность возникновения психологических проблем.

Негативное религиозное совладание не само по себе совладание, а скорее относится к склонности человека к внутренней борьбе с верой.Он возникает из осознания того, что отношения человека с Богом нестабильны (Kim et al., 2015; Pargament et al., 1998). Негативное религиозное совладание может включать в себя выражение или чувство неудовлетворенности или безнадежности в отношениях с Богом и / или церковью, переопределение факторов стресса как действий дьявола или наказания от Бога и сомнения в силе Бога (Pargament et al., 1998). Эта форма религиозного совладания является неадаптивной и связана с плохой психологической адаптацией, депрессией и тревогой (Ano & Vasconcelles, 2005; Olson et al., 2012; Пирутинский, Розмарин, Паргамент, Мидларский, 2011; Шимански и Обири, 2010). Негативное религиозное совладание связано с ухудшением психического здоровья среди женщин с низким доходом среди населения США в целом (Olson et al., 2012) и с более сильным культурным стрессом среди нелегальных взрослых иммигрантов латиноамериканского происхождения в течение первого года их пребывания в США (Sanchez et al. ., 2014). Негативные религиозные практики выживания могут включать в себя индивидуальные попытки изменить значение фактора стресса или самой ситуации и переосмыслить переживания в менее угрожающей манере, чтобы удержать симптомы стресса в контролируемых пределах.Однако, когда попытки человека справиться со стрессом не помогают избавиться от стресса, они могут на самом деле усугубить связь между фактором стресса и психологическим стрессом (Szymanski & Obiri, 2010). Например, разочарование, борьба и неудовлетворенность, которые характерны для негативного религиозного совладания, могут усугубить негативное влияние аккультурационного стресса на психологический дистресс среди недавних молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки.

Настоящее исследование

Общая цель настоящего исследования — определить, существуют ли два различных религиозных стиля совладания (т.е., положительное и отрицательное) умеренная связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом среди молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки. На основе модели стресс-процесс и изученной литературы мы проверили три гипотезы:

  • Гипотеза 1 : Латинские женщины, сообщающие о большем аккультурационном стрессе, менее позитивном религиозном совладании и более негативном религиозном совладании, будут указывать на больший психологический стресс после учета возраста участников, времени в U.S. (месяцев), уровень образования, иммиграционный статус и статус занятости. Мы включили эти ковариаты на основе предыдущих исследований, предполагающих, что более низкий социально-экономический статус, больше времени в США и недокументированный иммиграционный статус (задокументированный по сравнению с недокументированным) связаны с аккультурационным стрессом и психологическим стрессом (например, Albrecht & McVeigh, 2012; Finch & Vega, 2003; Санчес и др., 2014; Смит и Сильва, 2011). Гипотеза 2 : Позитивное религиозное совладание сгладит положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом с учетом вышеупомянутых ковариат.В частности, положительная связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом будет слабее у латиноамериканцев, которые используют более позитивное религиозное совладание, чем у тех, кто поддерживает менее позитивное религиозное совладание.

  • Гипотеза 3 : Негативное религиозное совладание будет смягчать положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом с учетом вышеупомянутых ковариат. То есть положительная связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом будет сильнее среди латиноамериканцев, которые используют более негативное религиозное совладание, чем у тех, кто сообщает о менее отрицательном религиозном совладании.

Метод

Набор и процедура

Для настоящего перекрестного исследования мы проанализировали исходные данные лонгитюдного исследования социальных и культурных детерминант здоровья молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки, недавно прибывших в США (Sheehan et al. , 2016). Исследовательский совет крупного государственного университета на юго-востоке США одобрил исследование. Критерии отбора участников включали: (а) принадлежность к латинской женщине в возрасте 18–23 лет, (б) недавно иммигрировавшую в США.S. из латиноамериканской страны (т.е. в течение 36 месяцев до исходного уровня), и (c) намеревается оставаться в США не менее четырех лет (для облегчения сбора данных). Процедуры согласия и все интервью проводились на испанском языке одним из четырех двуязычных латиноамериканских научных сотрудников. Мы предпочли проводить интервью с участниками, а не проводить инвентаризацию самоотчетов, чтобы обеспечить понимание показателей, наладить взаимопонимание и поощрять честное освещение деликатных тем.

Выборка, управляемая респондентами (RDS), использовалась для набора участников.Было обнаружено, что RDS помогает привлекать участников из «скрытых» групп населения, таких как иммигранты и лица без документов (Salganik & Heckathorn, 2003). RDS включает в себя просьбу к каждому подходящему участнику (или посевному материалу) привлечь в свою социальную сеть еще трех человек, которые соответствуют критериям включения в исследование. Те участники, которые согласны участвовать, затем направляют трех других. Эта процедура выполняется до пяти этапов, после чего начинается новое семя, чтобы избежать перекоса выборки респондентов из-за слишком тесной социальной взаимосвязи участников.

Seed участников были набраны с помощью рекламы в различных общественных агентствах (например, в агентствах по оказанию юридической помощи, языковых школах), на ярмарках здоровья в Латинской / о, общественных мероприятиях, а также через публикации в Интернете (например, craigslist.org). Заинтересованные участники были проверены на соответствие критериям и, если они соответствовали, были назначены на собеседование. Интервью проводились в безопасном месте, выбранном участниками, или в офисах университета.

Образец

Выборка состояла из 530 молодых взрослых женщин латиноамериканского происхождения, которые недавно иммигрировали в округ Майами-Дейд, штат Флорида.Образец уникален в нескольких отношениях. Во-первых, он состоит из особой и малоизученной группы, а именно из недавно прибывших молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки. Недавний иммиграционный статус выборки является важным элементом дизайна исследования, поскольку религиозное копинг используется более охотно среди менее аккультурированных латиноамериканцев, чем окультуренных латиноамериканцев (Mausbach et al., 2003). Наконец, разнообразный латиноамериканский / этнический состав исследуемого населения характерен для населения Южной Флориды (U.S. Census Bureau, 2011).Этническая принадлежность участников включала кубинца (34%), затем колумбийца (11,1%), никарагуанца (7,5%), гондурасца (6,4%), перуанца (5,6%), мексиканца (5,1%), венесуэльца (4,9%), эквадорца. (3,8%), панамцы (3,6%), доминиканцы (3,0%) и 15% представителей девяти других национальностей (аргентинцев, боливийцев, чилийцев, коста-риканцев, сальвадорцев, гватемальцев, никарагуанцев, парагвайцев и уругвайцев).

В среднем участники проживали в США в течение одного года ( SD = 9,94 месяца) при базовой оценке.Примерно 82% участников были зарегистрированными иммигрантами, тогда как примерно 18% либо не имели документов, либо имели просроченную / туристическую визу, либо отказались отвечать на вопрос об иммиграционном статусе. Возраст участников варьировался от 18 до 23 лет ( M = 20,81, SD = 1,8). Основными мотивами иммиграции были экономические (57,9%), воссоединение с семьей (28,6%) и политические (5,3%). Десять процентов участников имели образование ниже среднего. 57% получили аттестат об окончании средней школы в своей стране происхождения.Двадцать семь процентов указали, что получили диплом профессионального училища в своих странах происхождения. Четыре процента сообщили, что получили эквивалент степени бакалавра в своих странах. Один процент участников сообщили о получении степени аспирантуры в своих странах. Примерно 66% не были заняты, и количество рабочих часов в неделю варьировалось ( M, = 32,63, SD, = 10,50).

Меры

Отдельные меры были либо подтверждены на испанском языке в предыдущем исследовании, либо были переведены на испанский язык для настоящего исследования.Английские версии каждой меры прошли процесс обратного перевода, модифицированного прямого перевода и проверок на семантическую и концептуальную эквивалентность, чтобы гарантировать точный перевод с английского на испанский (Behling & Law, 2000). Для модифицированных прямых переводов была задействована группа экспертов, состоящая из лиц из различных подгрупп латинцев, представляющих население Латинской Америки округа Майами-Дейд, для рассмотрения внутригрупповой изменчивости.

Демографические данные

Мы оценили возраст (в годах), страну происхождения, уровень формального образования, время пребывания в США.S. (месяцев), статус занятости и статус иммиграционной документации. Участников попросили сообщить о своем текущем статусе иммиграционной документации по 14 возможным категориям, включая временного или постоянного жителя; туристическая, студенческая и временная рабочая виза; без документов; и просроченная виза, убежище и иммигрант, находящийся под временной защитой. Затем эти категории были перекодированы в дихотомические переменные (задокументированные, недокументированные) для облегчения анализа.

Накопительный стресс

Социальная, установочная, семейная, экологическая шкала аккумулятивного стресса (SAFE; Mena, Padilla, & Maldonado, 1987) использовалась для измерения накопительного стресса.SAFE — это показатель из 24 пунктов, который использует формат шкалы типа Лайкерта из 6 пунктов (0 = не произошло , 1 = совсем не было , 5 = чрезвычайно напряженно ). Пункты SAFE включают «Меня оскорбляли или плохо обращались» и «члены моей семьи не могут общаться в общественных местах». На больший аккультурационный стресс указывает более высокий общий балл по SAFE. Возможный диапазон общих баллов составляет от 0 до 5. Ответы латинских / других образцов на общий балл SAFE указывают на надежность, с оценками надежности между ними.90 и 0,95 (Fuertes & Westbrook, 1996; Hovey, 2000). Мы использовали общий балл SAFE, а не баллы по подшкалам, как было предложено Fuertes и Westbrook (1996) из-за отсутствия опубликованных данных, подтверждающих многомерную факторную структуру. Доказательства конвергентной валидности общего балла SAFE были продемонстрированы с выборками латинских / о (Fuertes & Westbrook, 1996). В данном исследовании образцы ответов на общий балл SAFE предполагали соответствующую внутреннюю согласованность (α = 0,97) для анализа.

Религиозное совладание

Краткое описание RCOPE (Pargament et al., 1998) — это мера позитивных и негативных религиозных стилей совладания. Он содержит 14 пунктов, измеренных по 4-балльной шкале Лайкерта (1 = совсем не , 4 = очень много ). Участники указали, в какой степени они использовали различные позитивные и негативные религиозные акты совладания с жизненными стрессорами. Пункты включают «искал помощи у Бога, чтобы отпустить мой гнев» (позитивное религиозное совладание) и «задавался вопросом, что я сделал для Бога, чтобы наказать меня» (негативное религиозное совладание).Использовались средние баллы по каждой подшкале, причем более высокие баллы указывали на более частое использование положительного или отрицательного религиозного совладания. Возможный диапазон общих баллов для каждой подшкалы — от одного до четырех. Прошлые выборки предложили адекватные оценки надежности для обеих подшкал (Pargament et al., 1998), а также свидетельства одновременной, возрастающей и прогностической достоверности меры (см. Обзор в Pargament, Feuille, & Burdzy, 2011). Кроме того, подтверждающий факторный анализ подтвердил двухфакторную структуру религиозной молодежи (Kim et al., 2015), студенты колледжей (Pargament et al., 1998) и взрослые иммигранты латиноамериканского происхождения, использующие испаноязычную версию (Sanchez et al., 2014). Ответы взрослых иммигрантов из Латинской Америки, использующих испаноязычную версию Краткого отчета RCOPE, показали, что альфа Кронбаха α = 0,95 для положительного религиозного совладания и 0,83 для отрицательного религиозного совладания (Sanchez et al., 2014). Ответы образцов настоящего исследования продемонстрировали свидетельство внутренней согласованности положительного (α = 0,96) и отрицательного религиозного совладания (α =.97).

Психологический дистресс

Утвержденная испанская версия Краткого перечня симптомов (BSI; Derogatis & Fitzpatrick, 2004) — это показатель самоотчета, состоящий из 53 пунктов, в которых участники оценивают степень своего беспокойства (0 = ). совсем не до 4 = чрезвычайно ) за последнюю неделю по различным симптомам. В настоящем исследовании использовался Глобальный индекс серьезности (GSI), который представляет общий уровень психического здоровья, причем более высокие баллы указывают на более проблемное функционирование.GSI вычисляется путем вычисления среднего балла по подшкалам для всех девяти измерений BSI и четырех дополнительных пунктов для возможного диапазона от 0 до 4. Ответы участников психометрических валидационных исследований с использованием английской версии BSI указывают на адекватную надежность повторного тестирования. (α = 0,90) и внутренняя согласованность для GSI (Derogatis & Fitzpatrick, 2004). BSI также демонстрирует доказательства конвергентной валидности с более длинными измерениями, такими как SCL-90-R (с субшкальной корреляцией в диапазоне от.92–99) в исследованиях с использованием версии на английском языке. Исследования испанской версии BSI с образцами латиноамериканского происхождения обнаружили доказательства конструктной валидности (Hoe & Brekke, 2009) и внутренней согласованности (Ruipérez, Ibáñez, Lorente, Moro, & Ortet, 2001). Ответы участников настоящего исследования дали альфа Кронбаха 0,98.

Аналитический план

Аналитический план состоял из трех основных этапов. Сначала была рассчитана двумерная корреляционная матрица для оценки потенциальной мультиколлинеарности ключевых наблюдаемых переменных исследования.Табачник и Фиделл (2013) предположили, что во избежание мультиколлинеарности коэффициенты корреляции между предикторами должны быть меньше 0,70. Второй шаг заключался в изучении корреляционной матрицы всех гипотетических переменных-предикторов и ковариат для определения значимых коррелятов психологического стресса, которые будут использоваться в последующих анализах. Третий шаг включал ввод каждой из выбранных переменных-предикторов в множественный регрессионный анализ, прогнозирующий прямое и смягчающее воздействие на психологический дистресс.

Результаты

Предварительный анализ

Описательная статистика предикторов и зависимых переменных представлена ​​в. Аккумуляторный стресс отрицательно связан с негативным религиозным совладанием и положительно связан с психологическим дистрессом. Положительное религиозное совладание было положительно связано с отрицательным религиозным совладанием и психологическим стрессом. Негативное религиозное совладание также положительно коррелировало с психологическим дистрессом. Ни одна из гипотетических ковариат (страна происхождения, занятость, доход, статус документации, уровень формального образования, время в США).S., или возраст) коррелировали с психологическим дистрессом. Кроме того, никакие переменные-предикторы не были сочтены слишком сильно коррелированными и подверженными риску мультиколлинеарности.

Таблица 1

Средние значения, стандартные отклонения и корреляции между предикторами и зависимыми переменными

Переменная 1 2 3 4 M SD 1. Накопительный стресс 1.44 1,32
2. Позитивное религиозное совладание .02 2,76 0,88
3. Отрицательное религиозное совладание 16 .53 ** 1,90 1,00
4. Психологический стресс ,29 ** .12 ** .18 ** .34 .67

Чтобы проверить прямые эффекты и гипотезы модерации с помощью множественного регрессионного анализа, мы сначала стандартизировали прогнозирующий фактор и предложили модераторы (положительное и отрицательное религиозное совладание), чтобы уменьшить потенциальная мультиколлинеарность при модерации тестирования (Frazier, Tix, & Barron, 2004). Мы создали условия двустороннего взаимодействия для каждого предложенного модератора с аккультурационным стрессом. Мы ввели прямые эффекты аккультурационного стресса, позитивного и негативного религиозного совладания в блок 1 регрессионного анализа, а условия взаимодействия — в блок 2.Результаты отображаются в формате.

Таблица 2

Результаты смягчающего воздействия положительного и отрицательного религиозного совладания на взаимосвязь между накопительным стрессом и психологическим дистрессом

с.

14

326
326

2

гипотеза была частично поддержана.Было обнаружено, что культурный стресс и негативное религиозное совладание положительно связаны с психологическим дистрессом. Положительное религиозное совладание не связано с психологическим стрессом, если учитывать другие прямые эффекты.

В Гипотезе 2 мы предсказали, что позитивное религиозное совладание смягчит связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом. Однако, как и в случае прямого эффекта позитивного религиозного совладания, взаимодействие между позитивным религиозным копингом и аккультурационным стрессом не связано с психологическим стрессом.

В гипотезе 3 мы предсказали, что негативное религиозное совладание смягчит связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом. Взаимодействие негативного религиозного совладания и аккультуративного стресса внесло значительный вклад в модель модерации для прогнозирования психологического дистресса. Таким образом, для Гипотезы 3 наблюдался эффект сдерживания негативного религиозного совладания (см.).

Сдерживающая роль негативного религиозного совладания в связи между культурным стрессом и психологическим дистрессом.

Прямые эффекты аккультурационного стресса и положительного и отрицательного религиозного совладания объясняют примерно 14% различий в психологическом дистрессе. Добавление эффектов взаимодействия между аккультурационным стрессом и позитивным и религиозным копингом объясняет примерно 8% возрастающей дисперсии психологического дистресса.

Обсуждение

Наше исследование предоставило дополнительные доказательства прямой связи между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом, особенно среди молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки.Полученные данные также указывают на то, что участие в негативном религиозном совладании, похоже, усугубляет положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом в этой группе населения. Этот вывод согласуется с представлением социологической модели стресс-процесса о том, что на состояние здоровья в результате стресса влияет не только степень подверженности стрессу, но и способности человека справляться с трудностями (Pearlin, 1989). Однако, вопреки этой теории, позитивное религиозное совладание не было связано с психологическим стрессом.Таким образом, утверждение о том, что личные ресурсы, такие как религиозные усилия по преодолению трудностей, защищают от воздействия стресса на состояние здоровья, не было подтверждено в текущей выборке. Этот результат также расходится с выводами о защитном характере позитивного религиозного совладания с латинскими / или взрослыми иммигрантами и населением в целом (например, Sanchez et al., 2014; Stoltzfus & Farkas, 2012). В оставшейся части этого раздела описываются последующие уникальные вклады и последствия настоящего исследования.

Негативное религиозное совладание

В соответствии с предыдущими исследованиями (например, Chatters, 2000; Fitchett et al., 2004; Pargament, Koenig, & Perez, 2000; Pargament et al., 1998; Pirutinsky et al., 2011; Sanchez et al., 2011; Sanchez et al. al., 2014; Szymanski & Obiri, 2010) и социологической модели стресс-процесса, мы обнаружили, что негативное религиозное совладание усугубляет положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом в нашей выборке. Негативное религиозное совладание, характеризующееся чувством безнадежности, разочарования и разочарования в своей религии, может создать неадаптивный когнитивный стиль, при котором неэффективное совладание приводит к еще большему чувству дистресса и раздражения.Вообще говоря, копинг-усилия предназначены для управления симптомами стресса и изменения личного значения стрессовых переживаний или самой стрессовой ситуации (Pearlin, 1989). Однако негативные религиозные усилия по преодолению стресса могут изменить значение стресса, усилив чувство безнадежности, разочарования и стресса. В будущих исследованиях следует изучить не только то, какие аспекты негативного религиозного совладания по-разному влияют на психологический дистресс, но и потенциальные индивидуальные, социальные и культурные факторы, которые приводят к индивидуальным различиям в приверженности негативному религиозному совладанию среди латинских иммигрантов.Наконец, важно отметить, что неоцененные проблемы психического здоровья могли ускорить рост использования негативного религиозного решения среди участников, и что эти неадаптивные стратегии преодоления, возможно, возникли из-за ранее существовавшего дистресса. Необходимы лонгитюдные исследования для выяснения временного порядка психологического дистресса и религиозных стратегий выживания среди латиноамериканцев по всему спектру аккультурации (т. Е. Недавно иммигрировавших — родившихся в США).

Положительное религиозное совладание

Отсутствие связи между положительным религиозным совладанием и психологическим дистрессом в регрессионном анализе аналогично прошлым исследованиям, в которых концептуализировалась и измерялась конструкция таким же образом, как и в настоящем исследовании (Hebert et al., 2009; Ким и др., 2015). Эти результаты могут быть частично связаны с непроверенными косвенными эффектами социальных, культурных и контекстных переменных. Такое объяснение предлагается не только моделью стресс-процесса (Pearlin, 1998), но и учеными, призывающими к более сложному изучению множества структурных и контекстных факторов, влияющих на здоровье латиноамериканских иммигрантов (например, социальное и экономическое неравенство и дискриминация). ; Viruell-Fuentes, 2007). Например, нынешняя выборка была уникальной с точки зрения нескольких демографических характеристик: возрастной диапазон молодых людей, относительно высокий уровень образования, проживание в регионе с высокой латиноамериканской / этнической плотностью в США.S. Эти факторы могут объяснять различную вовлеченность в религиозную психологию в ответ на стресс. Таким образом, исследования показали, что более молодые иммигранты из Латинской Америки — особенно те, которые зарегистрированы — могут с меньшей вероятностью поддерживать и использовать традиционные религиозные верования и обычаи, чем предыдущие поколения (Pew Research Center, 2014; Sanchez et al., 2014). Следовательно, хотя религия считается основной чертой латинских культурных ценностей, использование религиозной адаптации может варьироваться в зависимости от возрастных групп, социально-экономического статуса, страны происхождения, контекста и продолжительности жизни.Для будущих исследований будет полезна более широкая оценка религиозных верований и обычаев среди популяционных выборок иммигрантов из Латинской Америки, чтобы определить, как такие убеждения варьируются в зависимости от сложных пересекающихся факторов, таких как возраст, регион, принадлежность к расовой группе, статус документации, стресс из-за дискриминации и многочисленные другие соответствующие социальные, культурные и структурные модераторы.

Женщины в настоящем исследовании, которые испытывали стрессоры из-за иммиграции и аккультурации, также могли полагаться на неизученную социальную и институциональную поддержку, кроме религии, чтобы справиться (например,g., семья, друзья, поддержка соседей; Вируэлл-Фуэнтес, 2007). Дальнейшие исследования необходимы для изучения более широкого спектра потенциальных стратегий выживания, чтобы определить эффективные способы уменьшения стресса. Более того, с точки зрения измерения конструкта, возможно, выбранный показатель позитивного религиозного совладания не оценил весь спектр позитивного религиозного совладания, практикуемого участниками. Положительные религиозные вопросы выживания в нашем исследовании отражали только индивидуальные акты когнитивной реструктуризации (например,g., «Я пытался понять, как Бог может сделать меня сильнее в этой ситуации» или «Я сосредоточился на религии, чтобы попытаться перестать беспокоиться о своих проблемах»). Таким образом, будущие исследования могут выиграть от расширения объема этой конструкции, чтобы включить в нее более коллективистское поведение и религиозные обряды. Наконец, отсутствие положительного религиозного эффекта преодоления стресса могло быть связано с недавним приездом участников в США. То есть женщины в настоящем исследовании, возможно, не пробыли в США достаточно долго, чтобы связаться с церквями или религиозными учреждениями, тем самым отрицая возможности для участия в достаточно позитивном религиозном совладании, чтобы повлиять на уровень дистресса.Необходимы будущие лонгитюдные исследования, чтобы определить, связано ли увеличение позитивного религиозного совладания с проблемой стресса в этой группе населения с течением времени.

Возможное значение для исследований и практики

Хотя опыт латинских иммигрантов привлекает повышенное внимание в литературе по психологии консультирования (например, Chavez-Korell & Torres, 2014; Flores et al., 2011; Liang, Salcedo, Rivera, & Lopez, 2009; Moradi & Risco, 2006), остается пробел в эмпирических знаниях о конкретных культурных нормах и ценностях латинских иммигрантов.Наши результаты имеют важное значение для психологов-консультантов, которые будут все больше работать с недавними иммигрантами из Латинской Америки, учитывая (а) прогнозируемый рост числа латиноамериканцев / ос в США, а также (б) наши усилия по социальной справедливости по сокращению различий в психическом здоровье среди этих недостаточно обслуживаемых Население.

Существующая концептуальная и эмпирическая литература (например, Alegría et al., 2008; Arellano-Morales et al., 2015; Arredondo et al., 2014; Crockett et al., 2007; Finch & Vega, 2003; Krogstad & López, 2016; Орнелас и Перрейра, 2011; Перрейра и др., 2015; Санчес и др., 2014; Viruell-Fuentes, 2007) предлагает множество социальных и структурных причин психологического расстройства латинских иммигрантов (например, дискриминация, бедность, отсутствие семейной и социальной поддержки, наличие документов). Из-за относительной недопредставленности недавних иммигрантов из Латинской Америки в исследованиях психологического консультирования и ограниченного объема настоящего исследования необходимы дальнейшие исследования для продолжения изучения смягчающих факторов (например, факторов соседства, таких как этническая плотность или региональные различия; Shaw et al., 2012), которые могут по-разному влиять на психическое здоровье латинян. Понимание таких потенциальных процессов может помочь консультантам разработать эффективные концептуальные представления случаев и планы лечения для решения проблем психического здоровья, которые непропорционально затрагивают иммигрантов из Латинской Америки в США.Например, психообразовательные вмешательства и профилактические меры, связанные с аккультурационным стрессом, культурными убеждениями и структурной несправедливостью, могут помочь информировать сообщества и клиентов. рисков и защитных стратегий для поддержки психического здоровья латинских иммигрантов.

Вопреки распространенному мнению о том, что религиозные верования и обычаи являются универсально защищающими культурными ценностями, которые могут помочь людям более эффективно справляться с трудностями в своей жизни (например, Pargament et al., 1998), наши выводы согласуются с выводами других ученых, которые предполагают, что необходимость более тонкого понимания религиозного совладания (например, Hebert et al., 2009; Kim et al., 2015). В целом психологов-консультантов поощряют повышать свои навыки, комфорт и знания по религиозным и духовным вопросам в процессе консультирования (например,г., Hoogestraat & Trammel, 2003; Шульте, Скиннер и Клэйборн, 2002). Этот навык может особенно потребоваться для эффективной практики с недавними иммигрантами из Латинской Америки. Наши результаты показывают, что негативные религиозные попытки справиться с ситуацией могут сигнализировать о большем стрессе в некоторых случаях в этой группе населения. Консультанты должны быть в состоянии оценить возможное негативное религиозное совладание с жизнью недавних молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки в процессе оценки приема. Концептуальные представления консультантов о молодых взрослых иммигрантах из Латинской Америки должны включать частоту и роль негативного религиозного совладания с точки зрения выражения проблем.В частности, консультантам рекомендуется уделять внимание потенциальным связям между негативными религиозными попытками выживания и благополучием клиентов в рамках планирования лечения и выбора вмешательства. Например, с помощью консультантов дезадаптивные религиозные убеждения клиентов в области совладания могут быть отделены от адаптивных религиозных усилий по уменьшению стресса, сохраняя при этом одобренную культурой практику религиозного совладания (Abraído-Lanza et al., 2004; Mausbach et al., 2003 ). Кроме того, как было предложено Шимански и Обири (2010), консультанты могут использовать религиозные оценки, такие как Brief RCOPE (Pargament et al., 1998), а также менее структурированные интервью, чтобы лучше понять, как клиенты используют религию и духовность, чтобы справиться со стрессовыми факторами и как они относятся к своей вере. Обладая лучшим пониманием отношения клиента к ее духовности, психологи-консультанты могут помочь иммигрантам из Латинской Америки исследовать, как негативное религиозное совладание может повлиять на психологический стресс и помочь развить более адаптивное совладание.

Ограничения

Несмотря на свой вклад, у нашего исследования есть ограничения, которые определяют будущие исследования и консультации.Во-первых, хотя использование RDS оказалось успешным для набора скрытых групп населения, таких как иммигранты без документов (Passel & Cohn, 2011), оно не обеспечивает репрезентативной выборки. Во-вторых, хотя были предприняты усилия по набору участников из основных подгрупп латинян / о, некоторые группы были представлены больше, чем другие, из-за их представительства в Южной Флориде в целом (Бюро переписи населения США, 2017). Таким образом, выборка была репрезентативной для латиноамериканцев / ос, живущих в Южной Флориде, но не для более крупного U.S. Приветствуется проведение будущих исследований за счет выборки из более крупных географических регионов и изучения потенциальных региональных различий в аккультурационном стрессе, практике религиозного совладания и психологическом благополучии. В-третьих, участники не выполнили оценку общей религиозности. Хотя религиозность преобладает в культуре латинян (Dunn & O’Brien, 2009; Steffen & Merrill, 2011), многие латиноамериканцы используют религиозные методы преодоления стресса (Abraído-Lanza et al., 2004; Mausbach et al., 2003 ), мера самооценки религиозности или относительной важности религии для жизни может лучше объяснить некоторые различия в поведенческих религиозных практиках выживания.Наконец, появляющаяся литература предполагает, что негативное и позитивное религиозное совладание может состоять из различных стратегий, которые по-разному влияют на результаты психического и физического здоровья (например, Kim et al., 2015). В будущих исследованиях необходимо рассмотреть активные (например, религиозные формы поведения) и пассивные (например, религиозные взгляды или убеждения) религиозные стратегии выживания, которые не были указаны в настоящем исследовании.

Наше исследование выявило последствия аккультурационного стресса для молодых людей латиноамериканского происхождения и смягчающее влияние негативного религиозного совладания с проблемами психического здоровья в первые годы их пребывания в США.S. Мы считаем, что наши результаты явно способствуют увеличению объема литературы, исследующей аккультурационный стресс, психическое здоровье и связанное с ним поведение в отношении здоровья среди латиноамериканских иммигрантов в США, и предоставляем психологам-консультантам информацию для устранения негативного воздействия аккультурационного стресса на здоровье этого быстро растущего и часто маргинализированного населения.

Благодарности

Мы благодарны Арнальдо Гонсалесу, Мелиссе Эртл и Яджайре Кабрера Тинео за помощь редактора.

Финансирование

Автор (ы) раскрыл получение следующей финансовой поддержки для исследования, авторства и / или публикации этой статьи: Это исследование было поддержано наградой номер P20MD002288 от Национального института здоровья и здоровья меньшинств. Несоответствия. Авторы несут исключительную ответственность за содержание и не обязательно отражают официальную точку зрения Национального института здоровья меньшинств и неравенства в состоянии здоровья или Национального института здоровья.

Биографии

Николь Да Силва , бакалавр наук, является докторантом по программе PhD по консультативной психологии факультета педагогической и консультативной психологии Университета Олбани-SUNY. Ее исследовательские интересы сосредоточены вокруг влияния социокультурных факторов на психическое здоровье и использование услуг среди латиноамериканцев. Ее особенно интересуют отношения между культурными ценностями и гендерными ролями в отношении здоровья взрослых латиноамериканцев.

Фрэнк Р. Диллон , доктор философии, доцент кафедры психологии образования и консультирования Университета Олбани-SUNY. Его исследования сосредоточены на неравенстве здоровья и проблемах психического здоровья, затрагивающих группы расовых, этнических и сексуальных меньшинств в Соединенных Штатах. Основная тема его стипендии — выяснение культурных и социальных детерминант расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ и поведения, связанного с риском заражения ВИЧ.

Тони Роуз Вердехо , магистр медицины, является выпускником программы консультирования по вопросам психического здоровья Отделения консультативной психологии Университета Олбани, SUNY.Ее исследовательские интересы включают неравенство в состоянии здоровья среди латиноамериканцев, насилие со стороны интимного партнера среди латиноамериканцев и влияние гендерных ролей латинян на психологический стресс.

Мариана Санчес , доктор философии, научный сотрудник Центра исследований латиноамериканского ВИЧ / СПИДа и злоупотребления наркотиками в Международном университете Флориды. Главной целью ее исследовательской программы является разработка культурно значимых профилактических программ, направленных на сокращение и, в конечном счете, устранение различий в состоянии здоровья латиноамериканцев, злоупотребляющих психоактивными веществами.На сегодняшний день ее исследование сосредоточено на изучении того, как социокультурные детерминанты влияют на риск употребления психоактивных веществ и защитное поведение среди уязвимых и недостаточно обслуживаемых латиноамериканцев (например, недавних и незарегистрированных иммигрантов, сельскохозяйственных рабочих).

Марио Де Ла Роса , доктор философии, профессор Колледжа общественного здравоохранения и социальной работы Роберта Стемпеля и Медицинского колледжа Герберта Вертхайма Международного университета Флориды. Он является директором-основателем университетского центра исследований U.С. Латино, ВИЧ / СПИД и злоупотребление наркотиками, и является экспертом в области латиноамериканской токсикомании, употребления психоактивных веществ как фактора риска ВИЧ / СПИДа, насилия и межкультурных проблем. В настоящее время исследование д-ра Де Ла Росы сосредоточено на социокультурных факторах, влияющих на злоупотребление психоактивными веществами и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ среди взрослых иммигрантов из Латинской Америки, а также на влияние факторов до иммиграции на поведение в отношении употребления алкоголя недавних молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки.

Сноски

Заявление о конфликте интересов

Автор (ы) заявили об отсутствии потенциальных конфликтов интересов в отношении исследования, авторства и / или публикации этой статьи.

Примечание авторов

Предварительные результаты этого исследования были представлены в виде плаката в Американской психологической ассоциации в Торонто в августе 2015 года.

Ссылки

  • Abraído-Lanza AF, Vasquez E, Echeverría SE. En las Manos de Dios [В руках Бога]: Религиозные и другие формы борьбы с артритом среди латиноамериканцев. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2004. 72: 91–102. DOI: 10.1037 / 0022-006X.72.1.91. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Albrecht SS, McVeigh KH.Исследование несоответствия между Нью-Йорком и общенациональной распространенностью неспецифических психологических расстройств среди латиноамериканцев. Профилактика хронических заболеваний. 2012; 9: 1101–1004. DOI: 10.5888 / pcd9.110104. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Алегрия М., Канино Г., Шраут П.Е., Ву М., Дуан Н., Вила Д., Мэн XL. Распространенность психических заболеваний в иммигрантских и неиммигрантских группах латиноамериканцев США. Американский журнал психиатрии. 2008. 165: 359–369. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07040704.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ano GG, Vasconcelles EB. Религиозное преодоление и психологическая адаптация к стрессу: метаанализ. Журнал клинической психологии. 2005; 61: 461–480. DOI: 10.1002 / jclp.20049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аранда, член парламента. Взаимосвязь между религиозной вовлеченностью и психологическим благополучием: перспектива социальной справедливости. Здравоохранение и социальная работа. 2008; 33: 9–21. DOI: 10.1093 / hsw / 33.1.9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Арредондо П., Галлардо-Купер М., Дельгадо-Ромеро Е.А., Сапата А.Л.Культурно-ориентированное консультирование с Latinas / os. Александрия, Вирджиния: Американская ассоциация консультантов; 2014. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Arellano-Morales L, Roesch SC, Gallo LC, Emory KT, Molina KM, Gonzalez P, Brondolo E. Распространенность и корреляты предполагаемой этнической дискриминации в исследовании здоровья латиноамериканского сообщества / Study of Латиносы социокультурное дополнительное исследование. Журнал латиноамериканской психологии. 2015; 3: 160–176. DOI: 10.1037 / lat0000040. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Behling O, Law KS.Перевод анкет и других исследовательских инструментов: проблемы и решения. Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE; 2000. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Berry JW. Иммиграция, аккультурация и адаптация. Прикладная психология. 1997; 46: 5–34. [Google Scholar]
  • Cabassa LJ. Измерение аккультурации: где мы находимся и куда нам нужно идти. Испанский журнал поведенческих наук. 2003. 25: 127–146. DOI: 10.1177 / 0739986303025002001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Болтун LM.Религия и здоровье: исследования и практика общественного здравоохранения. Ежегодный обзор общественного здравоохранения. 2000. 21: 335–367. DOI: 10.1146 / annurev.publ-health.21.1.335. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чавес-Корелл С., Торрес Л. Воспринимаемые симптомы стресса и депрессии среди взрослых латиноамериканцев: регулирующая роль кластерных паттернов этнической идентичности. Психолог-консультант. 2014; 42: 230–254. DOI: 10.1177 / 0011000013477905. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Crockett LJ, Iturbide MI, Torres Stone RA, McGinley M, Raffaelli M, Carlo G.Аккумутивный стресс, социальная поддержка и преодоление: отношения к психологической адаптации среди мексиканских американских студентов колледжа. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2007. 13: 347–355. DOI: 10.1037 / 1099-9809.13.4.347. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Derogatis LR, Fitzpatrick M. SCL-90-R, Краткий перечень симптомов (BSI) и BSI-18. В: Маруиш М.Е., редактор. Использование психологического тестирования для планирования лечения и оценки результатов: инструменты для взрослых.Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2004. С. 1–41. [Google Scholar]
  • Derogatis LR. Краткий перечень симптомов (BSI): Руководство по администрированию, подсчету баллов и процедурам. 3-й. Миннеаполис, Миннесота: Национальные компьютерные системы; 1993. [Google Scholar]
  • Дрисколл М.В., Торрес Л. Аккумулятивный стресс и латиноамериканская депрессия: посредническая роль поведенческих и когнитивных ресурсов. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2013; 19: 373–382. DOI: 10.1037 / a0032821. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Данн М.Г., О’Брайен К.М.Психологическое здоровье и смысл жизни: стресс, социальная поддержка и религиозное выживание у латиноамериканских / латиноамериканских иммигрантов. Испанский журнал поведенческих наук. 2009. 31: 204–227. DOI: 10.1177 / 0739986309334799. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эдельсон М.Г., Хокода А., Рамос-Лира Л. Различия в последствиях домашнего насилия между латинскими и нелатинскими женщинами. Журнал семейного насилия. 2007; 22: 1–10. DOI: 10.1007 / s10896-006-9051-1. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Finch BF, Vega WA. Стресс аккультурации, социальная поддержка и самооценка здоровья латиноамериканцев в Калифорнии.Журнал здоровья иммигрантов. 2003. 5: 109–117. DOI: 10,1023 / А: 1023987717921. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фитчетт Дж., Мерфи П. Е., Ким Дж., Гиббонс Дж. Л., Кэмерон Дж. Р., Дэвид Дж. А. Религиозная борьба: распространенность, корреляты и риски для психического здоровья у пациентов с диабетом, застойной сердечной недостаточностью и онкологическими заболеваниями. Международный журнал психиатрии в медицине. 2004. 34: 179–196. DOI: 10.2190 / ucj9-dp4m-9c0x-835m. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фрейзер PA, Tix AP, Barron KE. Тестирование эффектов модератора и посредника в психологических исследованиях.Журнал консультативной психологии. 2004. 15: 115–134. DOI: 10.1037 / 0022-0167.51.1.115. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Флорес Л. Я., Мендоса М. М., Охеда Л., Хе Ю., Росалес Р., Медина В., Варвел С. Дж. Качественное исследование опыта работы латиноамериканских иммигрантов на Среднем Западе. Журнал консультативной психологии. 2011. 58: 522–536. DOI: 10.1037 / a0025241. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fuertes JN, Westbrook FD. Использование шкалы стресса аккультурации социальных, семейных и экологических (БЕЗОПАСНЫХ) для оценки адаптационных потребностей студентов латиноамериканского колледжа.Измерение и оценка в консультировании и развитии. 1996; 29: 67–77. [Google Scholar]
  • Хеберт Р., Зданюк Р., Шульц Р., Шайер М. Положительное и отрицательное религиозное совладание и благополучие у женщин с раком груди. Журнал паллиативной медицины. 2009; 12: 537–545. DOI: 10.1089 / jpm.2008.0250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hochhausen L, Le H, Perry DF. Использование услуг по охране психического здоровья среди иммигрантов из Латинской Америки с низким доходом. Общественное психическое здоровье.2011; 47: 14–23. DOI: 10.1007 / s10597-009-9253-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hoe M, Brekke J. Проверка достоверности межэтнической конструкции краткого перечня симптомов. Исследование практики социальной работы. 2009; 19: 93–103. DOI: 10.1177 / 1049731508317285. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hoogestraat T, Trammel J. Духовные и религиозные дискуссии в семейной терапии: мероприятия по развитию диалога. Американский журнал семейной терапии. 2003. 31: 413–426. DOI: 10.1080 / 01

    03

049.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Holt CL, Lewellyn LA, Rathweg MJ. Изучение посредников между религией и здоровьем среди афроамериканских прихожан. Журнал психологии здоровья. 2005; 10: 511–527. DOI: 10.1177 / 135

    05053416. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Hovey JD. Накопительный стресс, депрессия и суицидальные мысли у иммигрантов из Центральной Америки. Самоубийство и опасное для жизни поведение. 2000. 30: 125–139. DOI: 10.1111 / j.1943-278X.2000.tb01071.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hovey JD, Magaña CG.Психосоциальные предикторы беспокойства среди иммигрантов-мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов: последствия для профилактики и лечения. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2002. 8: 274–289. DOI: 10.1037 // 1099-9809.8.3.274. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хуанг Ц.Дж., Вонг Ф.Й., Ронцио ЧР, Ю.М. Депрессивная симптоматика и модели обращения за помощью по психическому здоровью матерей, родившихся в США и за границей. Журнал здоровья матери и ребенка. 2007. 11: 257–267. DOI: 10.1007 / s10995-006-0168-х. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ким П.Я., Кендалл Д.Л., Уэбб М.Религиозное совладание смягчает взаимосвязь между расизмом и психологическим благополучием среди христианских азиатско-американских студентов колледжей. Журнал консультативной психологии. 2015; 62: 87–94. DOI: 10,1037 / cou0000055. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Krogstad JM, López G. Примерно половина выходцев из Латинской Америки подвергались дискриминации. 2016, 29 июня; Получено с http://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/06/29/roughly-half-of-hispanics-have-experienced-discrimination/
  • Liang CT, Salcedo J, Rivera AL, Lopez MJ.Содержательный и методологический анализ 35-летнего исследования, ориентированного на латиноамериканцев. Психолог-консультант. 2009; 37: 1116–1146. DOI: 10.1177 / 0011000009338496. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусбах Б.Т., Кун Д.В., Карденас В., Томпсон Л.В. Религиозное совладание с кавказскими и латинскими лицами, ухаживающими за слабоумием. Журнал психического здоровья и старения. 2003; 9: 97–110. [Google Scholar]
  • Мена Ф.Дж., Падилья А.М., Мальдонадо М. Аккумутивный стресс и особые стратегии выживания среди иммигрантов и студентов колледжей более позднего поколения.Испанский журнал поведенческих наук. 1987. 9: 207–225. DOI: 10.1177 / 073998638700

    . [CrossRef] [Google Scholar]

  • Миранда А.О., Матени КБ. Социально-психологические предикторы аккультурационного стресса у взрослых латиноамериканцев. Журнал консультирования по психическому здоровью. 2000. 22: 306–317. [Google Scholar]
  • Моради Б., Риско К. Воспринимаемый опыт дискриминации и психическое здоровье латиноамериканцев / американцев. Журнал консультативной психологии. 2006; 53: 411–421. DOI: 10.1037 / 0022-0167.53.4.411.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Национальный альянс по психическим заболеваниям. Психическое здоровье латиноамериканцев. Арлингтон, Вирджиния: 2017. Получено с http://www.nami.org/Find-Support/Diverse-Communities/Latino-Mental-Health. [Google Scholar]
  • Олсон М.М., Тревино Д.Б., Геске Дж. А., Вандерпул Х. Религиозные последствия и последствия психического здоровья: исследовательское исследование социально-экономически неблагополучных пациентов. ИССЛЕДОВАНИЕ: Журнал науки и исцеления. 2012; 8: 172–176. DOI: 10.1016 / j.explore.2012.02.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Орнелас И.Дж., Перрейра К.М.Роль миграции в развитии депрессивных симптомов среди латиноамериканских родителей-иммигрантов в США. Социальные науки и медицина. 2011; 73: 1169–1177. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2011.07.002. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pargament KI. Психология религии и совладания: теория, исследования, практика. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд; 1997. [Google Scholar]
  • Pargament KI, Feuille M, Burdzy D. The Brief RCOPE: Текущий психометрический статус краткосрочной меры религиозного совладания.Религии. 2011; 2: 51–76. DOI: 10.3390 / rel2010051. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Паргамент К.И., Смит Б.В., Кениг Х.Г., Перес Л. Модели позитивного и негативного религиозного совладания с основными жизненными стрессорами. Журнал научного изучения религии. 1998. 37: 710–724. DOI: 10.2307 / 1388152. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pargament KI, Koenig HG, Perez LM. Множество методов религиозного совладания: Разработка и первоначальная проверка RCOPE. Журнал клинической психологии. 2000; 56: 519–543.DOI: 10.1002 / (sici) 1097-4679 (200004) 56: 4 <519 :: aid-jclp6> 3.0.co; 2-1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Passel JS, Cohn D. Неавторизованные иммигранты: национальные и государственные тенденции 2010. Испанский центр Pew; 2011. Получено с http://www.pewhispanic.org/files/reports/133.pdf. [Google Scholar]
  • Перлин Л.И., Либерман М.А., Менаган Э.Г., Муллан Дж.Т. Стрессовый процесс. Журнал здоровья и социального поведения. 1981; 22: 237–256. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перлин Л.И.Социологическое исследование стресса. Журнал здоровья и социального поведения. 1989. 30: 241–256. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перес Д. Д., Фортуна Л., Алегрия М. Распространенность и корреляты повседневной дискриминации среди латиноамериканцев США. Журнал общественной психологии. 2008; 36: 421–433. DOI: 10.1002 / jcop.20221. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Perreira KM, Gotman N, Isasi CR, Arguelles W., Castaneda SF, Daviglus ML, Wassertheil-Smoller S. Психическое здоровье и воздействие на США: Key коррелирует с исследованием здоровья латиноамериканского сообщества латиноамериканцев.Журнал нервных и психических заболеваний. 2015; 203: 670–678. DOI: 10.1097 / NMD.0000000000000350. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pew Research Center. Изменяющаяся религиозная идентичность латиноамериканцев в Соединенных Штатах. 2014 г. Получено с http://www.pewforum.org/files/2014/05/Latinos-and-Religion-05-06-full-report-final.pdf.
  • Пирутинский С., Розмарин Д.Х., Паргамент К.И., Мидларски Э. Сопутствует ли негативное религиозное совладание, предшествует или следует за депрессией среди ортодоксальных евреев? Журнал аффективных расстройств.2011; 132: 401–405. DOI: 10.1016 / j.jad.2011.03.015. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пратт Л.А., Броуди, ди-джей. Депрессия среди населения США, 2009–2012 гг. Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения; 2014. (Информационный бюллетень НЦСБ № 172). [PubMed] [Google Scholar]
  • Раймонд-Флеш М., Симонс Р., Пурат Н., Джейкобс К., Бриндис К. «Нет никакой помощи, а если и есть, то ее действительно трудно найти»: качественное исследование проблем со здоровьем и доступа к медицинской помощи, опубликованное латиноамериканским журналом «DREAMers» по здоровью подростков.2014; 55: 323–328. DOI: 10.1016 / j.jadohealth.2014.05.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рид Т.Л., Смоллс К. Стресс, духовность и поведение, способствующее укреплению здоровья среди афроамериканских студентов колледжей. Журнал черных западных исследований. 2004. 28: 283–291. [Google Scholar]
  • Руйперес М., Ибаньес М.И., Лоренте Э., Моро М., Ортет Г. Психометрические свойства испанской версии BSI: вклад в взаимосвязь между личностью и психопатологией. Европейский журнал психологической оценки.2001; 17: 241–250. DOI: 10.1027 // 1015-5759.17.3.241. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Руис П. Комментарий: Доступ латиноамериканцев к услугам в области здравоохранения / психического здоровья. Psychiatric Quarterly. 2002. 73: 85–91. DOI: 10,1023 / А: 1015051809607. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Салганик MJ, Heckathorn DD. Отбор и оценка скрытых групп населения с использованием выборки, управляемой респондентами. Социологическая методология. 2003; 34: 193–240. DOI: 10.1111 / j.0081-1750.2004.00152.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sanchez M, Dillon FR, Concha M, De La Rosa M.Влияние религиозной адаптации на культурный стресс и употребление алкоголя недавних иммигрантов из Латинской Америки. Журнал религии и здоровья. 2014; 4: 1986–2004. doi: 10.1007 / s10943-014-9883-6 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schulte DL, Skinner TA, Claiborn CD. Религиозные и духовные вопросы в психологическом консультировании. Психолог-консультант. 2002. 30: 118–134. doi: 10.1177 / 0011000002301009 .. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schwartz SJ, Unger J, Zamboanga BL, Szapocznik J.Переосмысление концепции аккультурации: последствия для теории и исследований. Американский психолог. 2010; 65: 237–251. doi: 10.1037 / a0019330 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shattell MM, Quinlan-Colwell A, Villaba J, Iverns NN, Mails M. Когнитивно-поведенческая групповая терапия для лечения депрессии Испаноязычные мексиканские женщины, живущие в новой общине иммигрантов в Соединенных Штатах. Достижения в области сестринского дела. 2010. 33: 158–169. DOI: 10.1097 / ans.0b013e3181dbc63d.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шоу Р.Дж., Аткин К., Бекарес Л., Альбор С.Б., Стаффорд М., Кирнан К.Э., Пикетт К.Э. Влияние этнической плотности на психические расстройства взрослых: обзорный обзор. Британский журнал психиатрии. 2012; 201: 11–19. DOI: 10.1192 / bjp.bp.110.083675. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шихан Д.М., Диллон Ф.Р., Бабино Р., Мелтон Дж., Спадола С., Да Силва Н., Де Ла Роса М. Набор и оценка молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки в рамках исследования неравенства в состоянии здоровья.Журнал мультикультурного консультирования и развития. 2016; 44: 245–262. DOI: 10.1002 / jmcd.12052. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Смит Т., Сильва Л. Этническая идентичность и личное благополучие цветных людей: метаанализ. Журнал консультативной психологии. 2011; 58: 42–60. DOI: 10.1037 / a0021528. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Штеффен П., Меррилл Р. Связь между религией и аккультурацией у мексиканских иммигрантов из штата Юта. Психическое здоровье, религия и культура.2011; 14: 561–573. DOI: 10.1080 / 13674676.2010.495747. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Штольцфус К.М., Фаркас К. Употребление алкоголя, повседневные ссоры и религиозные проблемы среди студентов религиозно связанного колледжа. Использование и злоупотребление психоактивными веществами. 2012; 47: 1134–1142. DOI: 10.3109 / 10826084.2011.644843. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шимански Д.М., Обири О. Умеряют ли религиозные стили совладания или опосредуют внешние и внутренние связи расизма и дистресса? Психолог-консультант.2010. 39: 438–462. DOI: 10.1177 / 0011000010378895. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Табачник Б.Г., Фиделл Л.С. Использование многомерной статистики. 6-е. Бостон, Массачусетс: Пирсон; 2013. [Google Scholar]
  • Tix AP, Frazier PA. Использование религиозного решения во время стрессовых жизненных событий: основные эффекты, умеренность и посредничество. Журнал консультирования и клинической психологии. 1998. 66: 411–422. DOI: 10.1037 / 0022-006X.66.2.411. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Торрес Л. Прогнозирование уровней латиноамериканской депрессии: аккультурация, аккультурационный стресс и копинг.Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2010. 16: 256–263. DOI: 10.1037 / a0017357. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США. Десятилетняя перепись 2000 и 2010 годов. Департамент планирования и зонирования округа Майами-Дейд; Майами, Флорида: 2011. Получено с https://www.miamidade.gov/planning/library/reports/2010-census-commission-district.pdf. [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США. Оценки демографического и жилищного обследования американского сообщества. 2017 г. Получено с https: // factfinder.census.gov/faces/tableservices/jsf/pages/productview.xhtml?pid=ACS_15_5YR_DP05&prodType=table.
  • Вируэлл-Фуэнтес EA. Помимо аккультурации: иммиграция, дискриминация и медицинские исследования среди мексиканцев в Соединенных Штатах. Социальные науки и медицина. 2007; 65: 1524–1535. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2007.05.010. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Накопительный стресс, психологическое расстройство и религиозное преодоление среди молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки

    Couns Psychol.Авторская рукопись; доступно в PMC 1 февраля 2018 г.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC5636182

    NIHMSID: NIHMS

    8

    Nicole Da Silva

    1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк, США

    Фрэнк Р. Диллон

    1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк, США

    Тони Роуз Вердехо

    1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, Нью-Йорк, США

    Мариана Санчес

    2 Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

    Марио де ла Роса

    2 Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

    1 Университет в Олбани — Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк, США

    2 Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

    Автор для переписки: Франк Р.Диллон, Департамент психологии образования и консультирования, Университет Олбани, Государственный университет Нью-Йорка, Олбани, штат Нью-Йорк 12222, США. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Couns Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Религия является источником силы в латинской / ой культуре во время сложных жизненных переходов, таких как иммиграционный процесс. Руководствуясь социологической моделью стресс-процесса, это исследование исследует взаимосвязь между аспектами религиозного совладания, аккультурационного стресса и психологического стресса среди 530 молодых латинских женщин (в возрасте 18–23 лет), которые недавно иммигрировали в Соединенные Штаты (т.е., примерно за 12 месяцев до оценки). Более высокий уровень аккультурационного стресса был связан с более высоким уровнем психологического стресса. Негативное религиозное совладание (т. Е. Склонность к борьбе с верой) смягчает связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом. Участники, испытывающие более высокий уровень аккультуративного стресса, сообщали о большем психологическом стрессе, когда они указывали на более негативное религиозное совладание. Позитивное религиозное совладание (т. Е. Тенденция относиться к вере с комфортом и уверенностью) не было связано с аккультурационным стрессом или психологическим дистрессом.Обсуждаются последствия консультационных вмешательств с учетом культурных особенностей для этого недостаточно обслуживаемого и малоизученного населения.

    Ключевые слова: Латиносы, латиноамериканцы, религиозное совладание, аккультурационный стресс, психологический стресс

    Латинское иммигрантское население в Соединенных Штатах (США) быстро растет, примерно треть из них составляют иммигранты первого поколения (США). Бюро переписи населения, 2011 г.). По сравнению с родившимися в США латиноамериканцами / ос и белыми, не являющимися латинскими или белыми, иммигранты латиноамериканского происхождения часто сталкиваются с проблемами, повышающими их риск развития проблем с психическим здоровьем (Alegría et al., 2008), включая дискриминацию (Arellano-Morales et al., 2015; Arredondo, Gallardo-Cooper, Delgado-Romero, & Zapata, 2014), утрату семейной и социальной поддержки (Ornelas & Perreira, 2011) и ограниченный доступ к и использование ресурсов здравоохранения (Hochhausen, Le, & Perry, 2011; Raymond-Flesch, Siemons, Pourat, Jacobs, & Brindis, 2014). Латинские иммигранты особенно подвержены риску неблагоприятных последствий для психического здоровья в результате стресса из-за (а) конфликтов между традиционными и принимающими представлениями культур о гендерных ролевых ожиданиях (Shattell, Quinlan-Colwell, Villaba, Iverns, & Mails, 2010), (b) стигматизация к обращению за психиатрической помощью (Национальный альянс по психическим заболеваниям [NAMI], 2017) и (c) насилию со стороны интимного партнера (Edelson, Hokoda, & Ramos-Lira, 2007).

    Примерно 26% латиноамериканцев / ос в США (в возрасте 12 лет и старше) испытали депрессию в 2009–2012 гг. По сравнению с 21% среди белых нелатинцев (Pratt & Brody, 2014). Более трети латиноамериканского и иностранного происхождения, проживающих в США, испытывают симптомы депрессии, что свидетельствует о более высоком, чем ожидалось, уровне распространенности (Huang, Wong, Ronzio, & Yu, 2007). Депрессия, тревожность и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, усиливаются с увеличением продолжительности проживания для многих латиноамериканцев, родившихся за границей, особенно у молодых женщин (Alegría et al., 2008; Perreira et al., 2015). К сожалению, иммигранты из Латинской Америки с меньшей вероятностью, чем их коллеги, родившиеся в США, имеют доступ и получают соответствующее лечение психических заболеваний (Hochhausen et al., 2011). Иммигранты из Латинской Америки сталкиваются с препятствиями при получении медицинской помощи, включая отсутствие медицинской страховки, ограниченный доступ к адекватным поставщикам медицинских услуг (Pérez, Fortuna, & Alegría, 2008) и культурно-нечувствительные препятствия для предоставления лечения (Driscoll & Torres, 2013).

    Накопительный стресс у взрослых латиноамериканцев

    Накопительный стресс состоит из психологического и социального стресса, испытываемого из-за несовпадения убеждений, ценностей и других культурных норм между страной происхождения человека и страной приема (Cabassa, 2003; Cuevas, Sabina, & Bell, 2012; Sanchez, Dillon, Concha, & De La Rosa, 2014; Schwartz, Unger, Zamboanga, & Szapocznik, 2010).Эта форма стресса также может быть вызвана ощущением неполноценности, «непохожести», дискриминации, языковых барьеров, нелегального иммиграционного статуса или бедности (Berry, 1997; Finch & Vega, 2003; Viruell-Fuentes, 2007). Накопительный стресс способствует возникновению проблем с психическим здоровьем (например, депрессии, тревожности) у латиноамериканских иммигрантов (например, Driscoll & Torres, 2013; Ornelas & Perreira, 2011; Torres, 2010). Тем не менее, на сегодняшний день исследования в основном изучали здоровье иммигрантов из Латинской Америки, которые жили в США.S. в течение нескольких лет или даже поколений (например, Dunn & O’Brien, 2009; Hochhausen et al., 2011), оставив пробел в литературе по психическому здоровью о недавно прибывших молодых взрослых женщинах. Относительно мало известно о психическом здоровье недавно прибывших латиноамериканских молодых людей и о том, как культурный стресс может повлиять на их благополучие в первые годы их пребывания в США.

    Считается, что психологический стресс потенциально может возникнуть у иммигрантов, когда они не могут успешно справиться с этим. аккультурационный стресс (Crockett et al., 2007) и подвержены влиянию социальных систем, которые «другие» маргинализируют, лишают власти и исключают (Viruell-Fuentes, 2007). Такой стресс может усиливаться в первые годы проживания иммигрантов в США, особенно когда они (а) хуже владеют английским языком, (б) имеют более низкий доход и (в) разлучены с семьей и другими видами социальной поддержки (Hovey & Magaña, 2002; Miranda & Matheny, 2000), а также когда они сталкиваются с системным социальным и экономическим неравенством и дискриминацией (Viruell-Fuentes, 2007).Таким образом, в настоящем исследовании мы изучили связи между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом, который испытывают молодые латиноамериканцы, иммигрировавшие в США за последние 3 года. В частности, мы исследовали потенциально защитную латинскую / культурную ценность религиозного совладания (рассмотрено далее) в жизни этих женщин. Вопросы нашего исследования основывались на социологической модели стресс-процесса (Pearlin, Lieberman, Menaghan, & Mullan, 1981), которая представляет собой теоретическую основу для концептуализации различий в состоянии здоровья, а также факторов риска и защиты здоровья среди меньшинств.Модель постулирует, что результаты для здоровья, связанные со стрессом (например, аккумуляторный стресс), зависят не только от степени подверженности стрессу, но также включают социальные, экологические и личные ресурсы (например, религиозное совладание), которые служат потенциальным смягчающим влиянием на связь. между стрессом и последствиями для здоровья, такими как психологический стресс (Pearlin, 1989).

    Религиозное выживание среди взрослых латиноамериканцев

    Религия — центральная часть латинской культуры, определяющая убеждения, отношения, поведение и социальные взаимодействия (Abraído-Lanza, Vasquez, & Echeverría, 2004; Steffen & Merrill, 2011).Например, многие латиноамериканцы, родившиеся за границей или в США, попадают в систему охраны психического здоровья США по направлениям духовенства, а не по направлениям через поставщиков первичной медико-санитарной помощи или самостоятельно (Ruiz, 2002). В исследовании соблюдения религиозных обрядов среди иммигрантов из Центральной Америки, в основном мужчин, которые проживали в США в среднем четыре года, 85% участников сообщили, что отождествляют себя с какой-либо христианской конфессией. Более 90% выборки сообщили о посещении религиозных служб, и более половины участников посещали религиозные службы не реже одного раза в неделю (Dunn & O’Brien, 2009).Тем не менее, религиозное совладание отличается от общих религиозных обрядов, потому что оно относится к конкретным когнитивным действиям, возникающим из религиозных убеждений человека, которые используются для борьбы со стрессорами (Tix & Frazier, 1998). Латиноамериканские женщины в США, как правило, чаще прибегают к помощи религиозного вероисповедания, чем их сверстницы не латинского происхождения (Abraído-Lanza et al., 2004). Использование религиозного совладания связано с меньшей аккультуризацией среди латиноамериканцев иностранного и американского происхождения в США (Mausbach, Coon, Cardenas, & Thompson, 2003).Тем не менее, относительно мало известно об использовании религиозного совладания с молодыми иммигрантами из Латинской Америки во время их перехода из родной страны в США. Вопросы относительно того, в какой степени современные молодые взрослые латиноамериканские женщины поддерживают традиционные религиозные верования (например, совладание) и их соблюдение (Pew Research Center, 2014), а также потенциально защитная роль религиозного совладания с аккультурационным стрессом остаются неизученными.

    Социологическая модель стресс-процесса (Pearlin, 1989) касается того, в какой степени смягчение личных, социальных и институциональных факторов преуспевает в ограничении частоты, серьезности и распространения стрессоров в жизни людей.Латиноамериканские иммигранты могут учиться и усваивать религиозные убеждения, связанные с преодолением трудностей, благодаря социальной и институциональной принадлежности, такой как их семьи, церкви и другие общественные учреждения, из которых они иммигрировали (Abraído-Lanza et al., 2004; Dunn & O’Brien, 2009). Молодые взрослые иммигранты из Латинской Америки могут практиковать приобретенные религиозные навыки совладания с ситуацией, чтобы (а) управлять смыслом своего иммиграционного опыта и аккультурации, чтобы уменьшить стресс, и (б) удерживать свои симптомы стресса в разумных пределах.

    Было высказано предположение, что два измерения религиозного совладания — а именно положительное и отрицательное религиозное совладание — по-разному влияют на психическое здоровье (Ano & Vasconcelles, 2005; Pargament, 1997).Позитивное религиозное совладание считается адаптивным и включает личные, внутренние когнитивные усилия, возникающие в результате конструктивных отношений людей с Богом или их верой (Kim, Kendall, & Web, 2015). Сюда входят познавательные действия, такие как поиск духовной поддержки у Бога и переопределение факторов стресса через призму религии как потенциально полезных (Kim et al., 2015; Pargament, Smith, Koenig, & Perez, 1998; Szymanski & Obiri, 2010). Позитивное религиозное выживание было связано с положительными результатами психического здоровья среди участников исследования, для которых религия исповедуется и культурно санкционируется во время стресса, включая взрослых афроамериканцев (Holt, Lewellyn, & Rathweg, 2005; Reid & Smalls, 2004) — выборка женщин с низким доходом (Olson, Trevino, Geske, & Vanderpool, 2012), выборка религиозно связанных U.S. студенты колледжей (Stoltzfus & Farkas, 2012) и преимущественно женская выборка взрослых иммигрантов из Центральной Америки (Hovey, 2000). В единственном исследовании, в котором проводилась выборка иммигрантов из Латинской Америки в течение первых 12 месяцев их пребывания в США, более широкое использование позитивного религиозного решения связано с меньшим употреблением алкоголя (Sanchez et al., 2014). Позитивное религиозное совладание также было связано с более низкими показателями депрессии и суицидных мыслей среди преимущественно женской выборки взрослых иммигрантов из Центральной Америки (Hovey, 2000).Однако другие исследователи предположили незначительную роль позитивного религиозного совладания. В частности, не было обнаружено косвенного влияния позитивного религиозного совладания с положительной связью между расизмом и психологическим дистрессом среди выборки американских студентов-христиан азиатского происхождения (Kim et al., 2015). Кроме того, не было обнаружено никакой связи между позитивным религиозным выживанием и благополучием среди преимущественно нелатинских белых женщин с раком груди (Hebert, Zdaniuk, Schulz, & Scheier, 2009).

    Взятые вместе и согласующиеся с социологической моделью стресс-процесса, прошлые результаты показывают, что позитивное религиозное совладание может играть роль в смягчении воздействия аккультуративного стресса на психологический стресс, переживаемый недавними молодыми иммигрантами из Латинской Америки.События иммиграции, процесс аккультурации и потенциальные системные стрессоры, с которыми недавно столкнулись латиноамериканские иммигранты, могут побудить их использовать одобренные культурой позитивные религиозные стратегии выживания, чтобы попытаться изменить эмоциональное и когнитивное значение своих ситуаций и переосмыслить свой опыт в менее угрожающим образом (Pearlin, 1989). Вместо того, чтобы чувствовать безнадежность или тревогу в ответ на факторы стресса, использование позитивного религиозного решения может позволить людям почувствовать поддержку и способность преодолевать текущие трудности.То есть использование позитивного религиозного совладания может служить для косвенного управления симптомами депрессии, тревоги или общего дистресса (например, Aranda, 2008) и удержания симптомов стресса, вызванного этими переживаниями, в контролируемых пределах. Таким образом, предполагается, что позитивное религиозное совладание будет стратегией выживания, которая снижает вероятность возникновения психологических проблем.

    Негативное религиозное совладание не само по себе совладание, а скорее относится к склонности человека к внутренней борьбе с верой.Он возникает из осознания того, что отношения человека с Богом нестабильны (Kim et al., 2015; Pargament et al., 1998). Негативное религиозное совладание может включать в себя выражение или чувство неудовлетворенности или безнадежности в отношениях с Богом и / или церковью, переопределение факторов стресса как действий дьявола или наказания от Бога и сомнения в силе Бога (Pargament et al., 1998). Эта форма религиозного совладания является неадаптивной и связана с плохой психологической адаптацией, депрессией и тревогой (Ano & Vasconcelles, 2005; Olson et al., 2012; Пирутинский, Розмарин, Паргамент, Мидларский, 2011; Шимански и Обири, 2010). Негативное религиозное совладание связано с ухудшением психического здоровья среди женщин с низким доходом среди населения США в целом (Olson et al., 2012) и с более сильным культурным стрессом среди нелегальных взрослых иммигрантов латиноамериканского происхождения в течение первого года их пребывания в США (Sanchez et al. ., 2014). Негативные религиозные практики выживания могут включать в себя индивидуальные попытки изменить значение фактора стресса или самой ситуации и переосмыслить переживания в менее угрожающей манере, чтобы удержать симптомы стресса в контролируемых пределах.Однако, когда попытки человека справиться со стрессом не помогают избавиться от стресса, они могут на самом деле усугубить связь между фактором стресса и психологическим стрессом (Szymanski & Obiri, 2010). Например, разочарование, борьба и неудовлетворенность, которые характерны для негативного религиозного совладания, могут усугубить негативное влияние аккультурационного стресса на психологический дистресс среди недавних молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки.

    Настоящее исследование

    Общая цель настоящего исследования — определить, существуют ли два различных религиозных стиля совладания (т.е., положительное и отрицательное) умеренная связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом среди молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки. На основе модели стресс-процесс и изученной литературы мы проверили три гипотезы:

    • Гипотеза 1 : Латинские женщины, сообщающие о большем аккультурационном стрессе, менее позитивном религиозном совладании и более негативном религиозном совладании, будут указывать на больший психологический стресс после учета возраста участников, времени в U.S. (месяцев), уровень образования, иммиграционный статус и статус занятости. Мы включили эти ковариаты на основе предыдущих исследований, предполагающих, что более низкий социально-экономический статус, больше времени в США и недокументированный иммиграционный статус (задокументированный по сравнению с недокументированным) связаны с аккультурационным стрессом и психологическим стрессом (например, Albrecht & McVeigh, 2012; Finch & Vega, 2003; Санчес и др., 2014; Смит и Сильва, 2011). Гипотеза 2 : Позитивное религиозное совладание сгладит положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом с учетом вышеупомянутых ковариат.В частности, положительная связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом будет слабее у латиноамериканцев, которые используют более позитивное религиозное совладание, чем у тех, кто поддерживает менее позитивное религиозное совладание.

    • Гипотеза 3 : Негативное религиозное совладание будет смягчать положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом с учетом вышеупомянутых ковариат. То есть положительная связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом будет сильнее среди латиноамериканцев, которые используют более негативное религиозное совладание, чем у тех, кто сообщает о менее отрицательном религиозном совладании.

    Метод

    Набор и процедура

    Для настоящего перекрестного исследования мы проанализировали исходные данные лонгитюдного исследования социальных и культурных детерминант здоровья молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки, недавно прибывших в США (Sheehan et al. , 2016). Исследовательский совет крупного государственного университета на юго-востоке США одобрил исследование. Критерии отбора участников включали: (а) принадлежность к латинской женщине в возрасте 18–23 лет, (б) недавно иммигрировавшую в США.S. из латиноамериканской страны (т.е. в течение 36 месяцев до исходного уровня), и (c) намеревается оставаться в США не менее четырех лет (для облегчения сбора данных). Процедуры согласия и все интервью проводились на испанском языке одним из четырех двуязычных латиноамериканских научных сотрудников. Мы предпочли проводить интервью с участниками, а не проводить инвентаризацию самоотчетов, чтобы обеспечить понимание показателей, наладить взаимопонимание и поощрять честное освещение деликатных тем.

    Выборка, управляемая респондентами (RDS), использовалась для набора участников.Было обнаружено, что RDS помогает привлекать участников из «скрытых» групп населения, таких как иммигранты и лица без документов (Salganik & Heckathorn, 2003). RDS включает в себя просьбу к каждому подходящему участнику (или посевному материалу) привлечь в свою социальную сеть еще трех человек, которые соответствуют критериям включения в исследование. Те участники, которые согласны участвовать, затем направляют трех других. Эта процедура выполняется до пяти этапов, после чего начинается новое семя, чтобы избежать перекоса выборки респондентов из-за слишком тесной социальной взаимосвязи участников.

    Seed участников были набраны с помощью рекламы в различных общественных агентствах (например, в агентствах по оказанию юридической помощи, языковых школах), на ярмарках здоровья в Латинской / о, общественных мероприятиях, а также через публикации в Интернете (например, craigslist.org). Заинтересованные участники были проверены на соответствие критериям и, если они соответствовали, были назначены на собеседование. Интервью проводились в безопасном месте, выбранном участниками, или в офисах университета.

    Образец

    Выборка состояла из 530 молодых взрослых женщин латиноамериканского происхождения, которые недавно иммигрировали в округ Майами-Дейд, штат Флорида.Образец уникален в нескольких отношениях. Во-первых, он состоит из особой и малоизученной группы, а именно из недавно прибывших молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки. Недавний иммиграционный статус выборки является важным элементом дизайна исследования, поскольку религиозное копинг используется более охотно среди менее аккультурированных латиноамериканцев, чем окультуренных латиноамериканцев (Mausbach et al., 2003). Наконец, разнообразный латиноамериканский / этнический состав исследуемого населения характерен для населения Южной Флориды (U.S. Census Bureau, 2011).Этническая принадлежность участников включала кубинца (34%), затем колумбийца (11,1%), никарагуанца (7,5%), гондурасца (6,4%), перуанца (5,6%), мексиканца (5,1%), венесуэльца (4,9%), эквадорца. (3,8%), панамцы (3,6%), доминиканцы (3,0%) и 15% представителей девяти других национальностей (аргентинцев, боливийцев, чилийцев, коста-риканцев, сальвадорцев, гватемальцев, никарагуанцев, парагвайцев и уругвайцев).

    В среднем участники проживали в США в течение одного года ( SD = 9,94 месяца) при базовой оценке.Примерно 82% участников были зарегистрированными иммигрантами, тогда как примерно 18% либо не имели документов, либо имели просроченную / туристическую визу, либо отказались отвечать на вопрос об иммиграционном статусе. Возраст участников варьировался от 18 до 23 лет ( M = 20,81, SD = 1,8). Основными мотивами иммиграции были экономические (57,9%), воссоединение с семьей (28,6%) и политические (5,3%). Десять процентов участников имели образование ниже среднего. 57% получили аттестат об окончании средней школы в своей стране происхождения.Двадцать семь процентов указали, что получили диплом профессионального училища в своих странах происхождения. Четыре процента сообщили, что получили эквивалент степени бакалавра в своих странах. Один процент участников сообщили о получении степени аспирантуры в своих странах. Примерно 66% не были заняты, и количество рабочих часов в неделю варьировалось ( M, = 32,63, SD, = 10,50).

    Меры

    Отдельные меры были либо подтверждены на испанском языке в предыдущем исследовании, либо были переведены на испанский язык для настоящего исследования.Английские версии каждой меры прошли процесс обратного перевода, модифицированного прямого перевода и проверок на семантическую и концептуальную эквивалентность, чтобы гарантировать точный перевод с английского на испанский (Behling & Law, 2000). Для модифицированных прямых переводов была задействована группа экспертов, состоящая из лиц из различных подгрупп латинцев, представляющих население Латинской Америки округа Майами-Дейд, для рассмотрения внутригрупповой изменчивости.

    Демографические данные

    Мы оценили возраст (в годах), страну происхождения, уровень формального образования, время пребывания в США.S. (месяцев), статус занятости и статус иммиграционной документации. Участников попросили сообщить о своем текущем статусе иммиграционной документации по 14 возможным категориям, включая временного или постоянного жителя; туристическая, студенческая и временная рабочая виза; без документов; и просроченная виза, убежище и иммигрант, находящийся под временной защитой. Затем эти категории были перекодированы в дихотомические переменные (задокументированные, недокументированные) для облегчения анализа.

    Накопительный стресс

    Социальная, установочная, семейная, экологическая шкала аккумулятивного стресса (SAFE; Mena, Padilla, & Maldonado, 1987) использовалась для измерения накопительного стресса.SAFE — это показатель из 24 пунктов, который использует формат шкалы типа Лайкерта из 6 пунктов (0 = не произошло , 1 = совсем не было , 5 = чрезвычайно напряженно ). Пункты SAFE включают «Меня оскорбляли или плохо обращались» и «члены моей семьи не могут общаться в общественных местах». На больший аккультурационный стресс указывает более высокий общий балл по SAFE. Возможный диапазон общих баллов составляет от 0 до 5. Ответы латинских / других образцов на общий балл SAFE указывают на надежность, с оценками надежности между ними.90 и 0,95 (Fuertes & Westbrook, 1996; Hovey, 2000). Мы использовали общий балл SAFE, а не баллы по подшкалам, как было предложено Fuertes и Westbrook (1996) из-за отсутствия опубликованных данных, подтверждающих многомерную факторную структуру. Доказательства конвергентной валидности общего балла SAFE были продемонстрированы с выборками латинских / о (Fuertes & Westbrook, 1996). В данном исследовании образцы ответов на общий балл SAFE предполагали соответствующую внутреннюю согласованность (α = 0,97) для анализа.

    Религиозное совладание

    Краткое описание RCOPE (Pargament et al., 1998) — это мера позитивных и негативных религиозных стилей совладания. Он содержит 14 пунктов, измеренных по 4-балльной шкале Лайкерта (1 = совсем не , 4 = очень много ). Участники указали, в какой степени они использовали различные позитивные и негативные религиозные акты совладания с жизненными стрессорами. Пункты включают «искал помощи у Бога, чтобы отпустить мой гнев» (позитивное религиозное совладание) и «задавался вопросом, что я сделал для Бога, чтобы наказать меня» (негативное религиозное совладание).Использовались средние баллы по каждой подшкале, причем более высокие баллы указывали на более частое использование положительного или отрицательного религиозного совладания. Возможный диапазон общих баллов для каждой подшкалы — от одного до четырех. Прошлые выборки предложили адекватные оценки надежности для обеих подшкал (Pargament et al., 1998), а также свидетельства одновременной, возрастающей и прогностической достоверности меры (см. Обзор в Pargament, Feuille, & Burdzy, 2011). Кроме того, подтверждающий факторный анализ подтвердил двухфакторную структуру религиозной молодежи (Kim et al., 2015), студенты колледжей (Pargament et al., 1998) и взрослые иммигранты латиноамериканского происхождения, использующие испаноязычную версию (Sanchez et al., 2014). Ответы взрослых иммигрантов из Латинской Америки, использующих испаноязычную версию Краткого отчета RCOPE, показали, что альфа Кронбаха α = 0,95 для положительного религиозного совладания и 0,83 для отрицательного религиозного совладания (Sanchez et al., 2014). Ответы образцов настоящего исследования продемонстрировали свидетельство внутренней согласованности положительного (α = 0,96) и отрицательного религиозного совладания (α =.97).

    Психологический дистресс

    Утвержденная испанская версия Краткого перечня симптомов (BSI; Derogatis & Fitzpatrick, 2004) — это показатель самоотчета, состоящий из 53 пунктов, в которых участники оценивают степень своего беспокойства (0 = ). совсем не до 4 = чрезвычайно ) за последнюю неделю по различным симптомам. В настоящем исследовании использовался Глобальный индекс серьезности (GSI), который представляет общий уровень психического здоровья, причем более высокие баллы указывают на более проблемное функционирование.GSI вычисляется путем вычисления среднего балла по подшкалам для всех девяти измерений BSI и четырех дополнительных пунктов для возможного диапазона от 0 до 4. Ответы участников психометрических валидационных исследований с использованием английской версии BSI указывают на адекватную надежность повторного тестирования. (α = 0,90) и внутренняя согласованность для GSI (Derogatis & Fitzpatrick, 2004). BSI также демонстрирует доказательства конвергентной валидности с более длинными измерениями, такими как SCL-90-R (с субшкальной корреляцией в диапазоне от.92–99) в исследованиях с использованием версии на английском языке. Исследования испанской версии BSI с образцами латиноамериканского происхождения обнаружили доказательства конструктной валидности (Hoe & Brekke, 2009) и внутренней согласованности (Ruipérez, Ibáñez, Lorente, Moro, & Ortet, 2001). Ответы участников настоящего исследования дали альфа Кронбаха 0,98.

    Аналитический план

    Аналитический план состоял из трех основных этапов. Сначала была рассчитана двумерная корреляционная матрица для оценки потенциальной мультиколлинеарности ключевых наблюдаемых переменных исследования.Табачник и Фиделл (2013) предположили, что во избежание мультиколлинеарности коэффициенты корреляции между предикторами должны быть меньше 0,70. Второй шаг заключался в изучении корреляционной матрицы всех гипотетических переменных-предикторов и ковариат для определения значимых коррелятов психологического стресса, которые будут использоваться в последующих анализах. Третий шаг включал ввод каждой из выбранных переменных-предикторов в множественный регрессионный анализ, прогнозирующий прямое и смягчающее воздействие на психологический дистресс.

    Результаты

    Предварительный анализ

    Описательная статистика предикторов и зависимых переменных представлена ​​в. Аккумуляторный стресс отрицательно связан с негативным религиозным совладанием и положительно связан с психологическим дистрессом. Положительное религиозное совладание было положительно связано с отрицательным религиозным совладанием и психологическим стрессом. Негативное религиозное совладание также положительно коррелировало с психологическим дистрессом. Ни одна из гипотетических ковариат (страна происхождения, занятость, доход, статус документации, уровень формального образования, время в США).S., или возраст) коррелировали с психологическим дистрессом. Кроме того, никакие переменные-предикторы не были сочтены слишком сильно коррелированными и подверженными риску мультиколлинеарности.

    Таблица 1

    Средние значения, стандартные отклонения и корреляции между предикторами и зависимыми переменными

    Предиктор B β SE

    43 SE

    Блок 1
    Константа .33 .03 <.001
    Накопительный стресс .23 .34 .03 <0,001
    -03

    Положительный 9015 Религиозный −.04 .04 .39
    Отрицательное религиозное совладание ,20 .30 0,03 <0,001
    R

    32 2 2 2 2

    F для Δ R 2 = 28,60, p <0,001 Блок

    Константа .38 .03 <.001
    Накопительное напряжение .17 .25 0,03 <0,001
    Положительное религиозное совладание 0,01 0,01 0,03 .92
    Отрицательное религиозное совладание 916 .20156 916 916 .30156

    0,03 <0,001
    Накопительный стресс × Положительное религиозное совладание −02 −.03 0,03 .60
    Накопительный стресс × 16 Отрицательное 9015 Религиозное19 .32 .03 <.001
    R 2 = .22
    F для Δ R 2 = 27,59, p <0,001
    Переменная 1 2 3 4 M SD 1. Накопительный стресс 1.44 1,32
    2. Позитивное религиозное совладание .02 2,76 0,88
    3. Отрицательное религиозное совладание 16 .53 ** 1,90 1,00
    4. Психологический стресс ,29 ** .12 ** .18 ** .34 .67

    Чтобы проверить прямые эффекты и гипотезы модерации с помощью множественного регрессионного анализа, мы сначала стандартизировали прогнозирующий фактор и предложили модераторы (положительное и отрицательное религиозное совладание), чтобы уменьшить потенциальная мультиколлинеарность при модерации тестирования (Frazier, Tix, & Barron, 2004). Мы создали условия двустороннего взаимодействия для каждого предложенного модератора с аккультурационным стрессом. Мы ввели прямые эффекты аккультурационного стресса, позитивного и негативного религиозного совладания в блок 1 регрессионного анализа, а условия взаимодействия — в блок 2.Результаты отображаются в формате.

    Таблица 2

    Результаты смягчающего воздействия положительного и отрицательного религиозного совладания на взаимосвязь между накопительным стрессом и психологическим дистрессом

    с.

    14

    326
    326

    2

    гипотеза была частично поддержана.Было обнаружено, что культурный стресс и негативное религиозное совладание положительно связаны с психологическим дистрессом. Положительное религиозное совладание не связано с психологическим стрессом, если учитывать другие прямые эффекты.

    В Гипотезе 2 мы предсказали, что позитивное религиозное совладание смягчит связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом. Однако, как и в случае прямого эффекта позитивного религиозного совладания, взаимодействие между позитивным религиозным копингом и аккультурационным стрессом не связано с психологическим стрессом.

    В гипотезе 3 мы предсказали, что негативное религиозное совладание смягчит связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом. Взаимодействие негативного религиозного совладания и аккультуративного стресса внесло значительный вклад в модель модерации для прогнозирования психологического дистресса. Таким образом, для Гипотезы 3 наблюдался эффект сдерживания негативного религиозного совладания (см.).

    Сдерживающая роль негативного религиозного совладания в связи между культурным стрессом и психологическим дистрессом.

    Прямые эффекты аккультурационного стресса и положительного и отрицательного религиозного совладания объясняют примерно 14% различий в психологическом дистрессе. Добавление эффектов взаимодействия между аккультурационным стрессом и позитивным и религиозным копингом объясняет примерно 8% возрастающей дисперсии психологического дистресса.

    Обсуждение

    Наше исследование предоставило дополнительные доказательства прямой связи между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом, особенно среди молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки.Полученные данные также указывают на то, что участие в негативном религиозном совладании, похоже, усугубляет положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом в этой группе населения. Этот вывод согласуется с представлением социологической модели стресс-процесса о том, что на состояние здоровья в результате стресса влияет не только степень подверженности стрессу, но и способности человека справляться с трудностями (Pearlin, 1989). Однако, вопреки этой теории, позитивное религиозное совладание не было связано с психологическим стрессом.Таким образом, утверждение о том, что личные ресурсы, такие как религиозные усилия по преодолению трудностей, защищают от воздействия стресса на состояние здоровья, не было подтверждено в текущей выборке. Этот результат также расходится с выводами о защитном характере позитивного религиозного совладания с латинскими / или взрослыми иммигрантами и населением в целом (например, Sanchez et al., 2014; Stoltzfus & Farkas, 2012). В оставшейся части этого раздела описываются последующие уникальные вклады и последствия настоящего исследования.

    Негативное религиозное совладание

    В соответствии с предыдущими исследованиями (например, Chatters, 2000; Fitchett et al., 2004; Pargament, Koenig, & Perez, 2000; Pargament et al., 1998; Pirutinsky et al., 2011; Sanchez et al., 2011; Sanchez et al. al., 2014; Szymanski & Obiri, 2010) и социологической модели стресс-процесса, мы обнаружили, что негативное религиозное совладание усугубляет положительную связь между аккультурационным стрессом и психологическим дистрессом в нашей выборке. Негативное религиозное совладание, характеризующееся чувством безнадежности, разочарования и разочарования в своей религии, может создать неадаптивный когнитивный стиль, при котором неэффективное совладание приводит к еще большему чувству дистресса и раздражения.Вообще говоря, копинг-усилия предназначены для управления симптомами стресса и изменения личного значения стрессовых переживаний или самой стрессовой ситуации (Pearlin, 1989). Однако негативные религиозные усилия по преодолению стресса могут изменить значение стресса, усилив чувство безнадежности, разочарования и стресса. В будущих исследованиях следует изучить не только то, какие аспекты негативного религиозного совладания по-разному влияют на психологический дистресс, но и потенциальные индивидуальные, социальные и культурные факторы, которые приводят к индивидуальным различиям в приверженности негативному религиозному совладанию среди латинских иммигрантов.Наконец, важно отметить, что неоцененные проблемы психического здоровья могли ускорить рост использования негативного религиозного решения среди участников, и что эти неадаптивные стратегии преодоления, возможно, возникли из-за ранее существовавшего дистресса. Необходимы лонгитюдные исследования для выяснения временного порядка психологического дистресса и религиозных стратегий выживания среди латиноамериканцев по всему спектру аккультурации (т. Е. Недавно иммигрировавших — родившихся в США).

    Положительное религиозное совладание

    Отсутствие связи между положительным религиозным совладанием и психологическим дистрессом в регрессионном анализе аналогично прошлым исследованиям, в которых концептуализировалась и измерялась конструкция таким же образом, как и в настоящем исследовании (Hebert et al., 2009; Ким и др., 2015). Эти результаты могут быть частично связаны с непроверенными косвенными эффектами социальных, культурных и контекстных переменных. Такое объяснение предлагается не только моделью стресс-процесса (Pearlin, 1998), но и учеными, призывающими к более сложному изучению множества структурных и контекстных факторов, влияющих на здоровье латиноамериканских иммигрантов (например, социальное и экономическое неравенство и дискриминация). ; Viruell-Fuentes, 2007). Например, нынешняя выборка была уникальной с точки зрения нескольких демографических характеристик: возрастной диапазон молодых людей, относительно высокий уровень образования, проживание в регионе с высокой латиноамериканской / этнической плотностью в США.S. Эти факторы могут объяснять различную вовлеченность в религиозную психологию в ответ на стресс. Таким образом, исследования показали, что более молодые иммигранты из Латинской Америки — особенно те, которые зарегистрированы — могут с меньшей вероятностью поддерживать и использовать традиционные религиозные верования и обычаи, чем предыдущие поколения (Pew Research Center, 2014; Sanchez et al., 2014). Следовательно, хотя религия считается основной чертой латинских культурных ценностей, использование религиозной адаптации может варьироваться в зависимости от возрастных групп, социально-экономического статуса, страны происхождения, контекста и продолжительности жизни.Для будущих исследований будет полезна более широкая оценка религиозных верований и обычаев среди популяционных выборок иммигрантов из Латинской Америки, чтобы определить, как такие убеждения варьируются в зависимости от сложных пересекающихся факторов, таких как возраст, регион, принадлежность к расовой группе, статус документации, стресс из-за дискриминации и многочисленные другие соответствующие социальные, культурные и структурные модераторы.

    Женщины в настоящем исследовании, которые испытывали стрессоры из-за иммиграции и аккультурации, также могли полагаться на неизученную социальную и институциональную поддержку, кроме религии, чтобы справиться (например,g., семья, друзья, поддержка соседей; Вируэлл-Фуэнтес, 2007). Дальнейшие исследования необходимы для изучения более широкого спектра потенциальных стратегий выживания, чтобы определить эффективные способы уменьшения стресса. Более того, с точки зрения измерения конструкта, возможно, выбранный показатель позитивного религиозного совладания не оценил весь спектр позитивного религиозного совладания, практикуемого участниками. Положительные религиозные вопросы выживания в нашем исследовании отражали только индивидуальные акты когнитивной реструктуризации (например,g., «Я пытался понять, как Бог может сделать меня сильнее в этой ситуации» или «Я сосредоточился на религии, чтобы попытаться перестать беспокоиться о своих проблемах»). Таким образом, будущие исследования могут выиграть от расширения объема этой конструкции, чтобы включить в нее более коллективистское поведение и религиозные обряды. Наконец, отсутствие положительного религиозного эффекта преодоления стресса могло быть связано с недавним приездом участников в США. То есть женщины в настоящем исследовании, возможно, не пробыли в США достаточно долго, чтобы связаться с церквями или религиозными учреждениями, тем самым отрицая возможности для участия в достаточно позитивном религиозном совладании, чтобы повлиять на уровень дистресса.Необходимы будущие лонгитюдные исследования, чтобы определить, связано ли увеличение позитивного религиозного совладания с проблемой стресса в этой группе населения с течением времени.

    Возможное значение для исследований и практики

    Хотя опыт латинских иммигрантов привлекает повышенное внимание в литературе по психологии консультирования (например, Chavez-Korell & Torres, 2014; Flores et al., 2011; Liang, Salcedo, Rivera, & Lopez, 2009; Moradi & Risco, 2006), остается пробел в эмпирических знаниях о конкретных культурных нормах и ценностях латинских иммигрантов.Наши результаты имеют важное значение для психологов-консультантов, которые будут все больше работать с недавними иммигрантами из Латинской Америки, учитывая (а) прогнозируемый рост числа латиноамериканцев / ос в США, а также (б) наши усилия по социальной справедливости по сокращению различий в психическом здоровье среди этих недостаточно обслуживаемых Население.

    Существующая концептуальная и эмпирическая литература (например, Alegría et al., 2008; Arellano-Morales et al., 2015; Arredondo et al., 2014; Crockett et al., 2007; Finch & Vega, 2003; Krogstad & López, 2016; Орнелас и Перрейра, 2011; Перрейра и др., 2015; Санчес и др., 2014; Viruell-Fuentes, 2007) предлагает множество социальных и структурных причин психологического расстройства латинских иммигрантов (например, дискриминация, бедность, отсутствие семейной и социальной поддержки, наличие документов). Из-за относительной недопредставленности недавних иммигрантов из Латинской Америки в исследованиях психологического консультирования и ограниченного объема настоящего исследования необходимы дальнейшие исследования для продолжения изучения смягчающих факторов (например, факторов соседства, таких как этническая плотность или региональные различия; Shaw et al., 2012), которые могут по-разному влиять на психическое здоровье латинян. Понимание таких потенциальных процессов может помочь консультантам разработать эффективные концептуальные представления случаев и планы лечения для решения проблем психического здоровья, которые непропорционально затрагивают иммигрантов из Латинской Америки в США.Например, психообразовательные вмешательства и профилактические меры, связанные с аккультурационным стрессом, культурными убеждениями и структурной несправедливостью, могут помочь информировать сообщества и клиентов. рисков и защитных стратегий для поддержки психического здоровья латинских иммигрантов.

    Вопреки распространенному мнению о том, что религиозные верования и обычаи являются универсально защищающими культурными ценностями, которые могут помочь людям более эффективно справляться с трудностями в своей жизни (например, Pargament et al., 1998), наши выводы согласуются с выводами других ученых, которые предполагают, что необходимость более тонкого понимания религиозного совладания (например, Hebert et al., 2009; Kim et al., 2015). В целом психологов-консультантов поощряют повышать свои навыки, комфорт и знания по религиозным и духовным вопросам в процессе консультирования (например,г., Hoogestraat & Trammel, 2003; Шульте, Скиннер и Клэйборн, 2002). Этот навык может особенно потребоваться для эффективной практики с недавними иммигрантами из Латинской Америки. Наши результаты показывают, что негативные религиозные попытки справиться с ситуацией могут сигнализировать о большем стрессе в некоторых случаях в этой группе населения. Консультанты должны быть в состоянии оценить возможное негативное религиозное совладание с жизнью недавних молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки в процессе оценки приема. Концептуальные представления консультантов о молодых взрослых иммигрантах из Латинской Америки должны включать частоту и роль негативного религиозного совладания с точки зрения выражения проблем.В частности, консультантам рекомендуется уделять внимание потенциальным связям между негативными религиозными попытками выживания и благополучием клиентов в рамках планирования лечения и выбора вмешательства. Например, с помощью консультантов дезадаптивные религиозные убеждения клиентов в области совладания могут быть отделены от адаптивных религиозных усилий по уменьшению стресса, сохраняя при этом одобренную культурой практику религиозного совладания (Abraído-Lanza et al., 2004; Mausbach et al., 2003 ). Кроме того, как было предложено Шимански и Обири (2010), консультанты могут использовать религиозные оценки, такие как Brief RCOPE (Pargament et al., 1998), а также менее структурированные интервью, чтобы лучше понять, как клиенты используют религию и духовность, чтобы справиться со стрессовыми факторами и как они относятся к своей вере. Обладая лучшим пониманием отношения клиента к ее духовности, психологи-консультанты могут помочь иммигрантам из Латинской Америки исследовать, как негативное религиозное совладание может повлиять на психологический стресс и помочь развить более адаптивное совладание.

    Ограничения

    Несмотря на свой вклад, у нашего исследования есть ограничения, которые определяют будущие исследования и консультации.Во-первых, хотя использование RDS оказалось успешным для набора скрытых групп населения, таких как иммигранты без документов (Passel & Cohn, 2011), оно не обеспечивает репрезентативной выборки. Во-вторых, хотя были предприняты усилия по набору участников из основных подгрупп латинян / о, некоторые группы были представлены больше, чем другие, из-за их представительства в Южной Флориде в целом (Бюро переписи населения США, 2017). Таким образом, выборка была репрезентативной для латиноамериканцев / ос, живущих в Южной Флориде, но не для более крупного U.S. Приветствуется проведение будущих исследований за счет выборки из более крупных географических регионов и изучения потенциальных региональных различий в аккультурационном стрессе, практике религиозного совладания и психологическом благополучии. В-третьих, участники не выполнили оценку общей религиозности. Хотя религиозность преобладает в культуре латинян (Dunn & O’Brien, 2009; Steffen & Merrill, 2011), многие латиноамериканцы используют религиозные методы преодоления стресса (Abraído-Lanza et al., 2004; Mausbach et al., 2003 ), мера самооценки религиозности или относительной важности религии для жизни может лучше объяснить некоторые различия в поведенческих религиозных практиках выживания.Наконец, появляющаяся литература предполагает, что негативное и позитивное религиозное совладание может состоять из различных стратегий, которые по-разному влияют на результаты психического и физического здоровья (например, Kim et al., 2015). В будущих исследованиях необходимо рассмотреть активные (например, религиозные формы поведения) и пассивные (например, религиозные взгляды или убеждения) религиозные стратегии выживания, которые не были указаны в настоящем исследовании.

    Наше исследование выявило последствия аккультурационного стресса для молодых людей латиноамериканского происхождения и смягчающее влияние негативного религиозного совладания с проблемами психического здоровья в первые годы их пребывания в США.S. Мы считаем, что наши результаты явно способствуют увеличению объема литературы, исследующей аккультурационный стресс, психическое здоровье и связанное с ним поведение в отношении здоровья среди латиноамериканских иммигрантов в США, и предоставляем психологам-консультантам информацию для устранения негативного воздействия аккультурационного стресса на здоровье этого быстро растущего и часто маргинализированного населения.

    Благодарности

    Мы благодарны Арнальдо Гонсалесу, Мелиссе Эртл и Яджайре Кабрера Тинео за помощь редактора.

    Финансирование

    Автор (ы) раскрыл получение следующей финансовой поддержки для исследования, авторства и / или публикации этой статьи: Это исследование было поддержано наградой номер P20MD002288 от Национального института здоровья и здоровья меньшинств. Несоответствия. Авторы несут исключительную ответственность за содержание и не обязательно отражают официальную точку зрения Национального института здоровья меньшинств и неравенства в состоянии здоровья или Национального института здоровья.

    Биографии

    Николь Да Силва , бакалавр наук, является докторантом по программе PhD по консультативной психологии факультета педагогической и консультативной психологии Университета Олбани-SUNY. Ее исследовательские интересы сосредоточены вокруг влияния социокультурных факторов на психическое здоровье и использование услуг среди латиноамериканцев. Ее особенно интересуют отношения между культурными ценностями и гендерными ролями в отношении здоровья взрослых латиноамериканцев.

    Фрэнк Р. Диллон , доктор философии, доцент кафедры психологии образования и консультирования Университета Олбани-SUNY. Его исследования сосредоточены на неравенстве здоровья и проблемах психического здоровья, затрагивающих группы расовых, этнических и сексуальных меньшинств в Соединенных Штатах. Основная тема его стипендии — выяснение культурных и социальных детерминант расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ и поведения, связанного с риском заражения ВИЧ.

    Тони Роуз Вердехо , магистр медицины, является выпускником программы консультирования по вопросам психического здоровья Отделения консультативной психологии Университета Олбани, SUNY.Ее исследовательские интересы включают неравенство в состоянии здоровья среди латиноамериканцев, насилие со стороны интимного партнера среди латиноамериканцев и влияние гендерных ролей латинян на психологический стресс.

    Мариана Санчес , доктор философии, научный сотрудник Центра исследований латиноамериканского ВИЧ / СПИДа и злоупотребления наркотиками в Международном университете Флориды. Главной целью ее исследовательской программы является разработка культурно значимых профилактических программ, направленных на сокращение и, в конечном счете, устранение различий в состоянии здоровья латиноамериканцев, злоупотребляющих психоактивными веществами.На сегодняшний день ее исследование сосредоточено на изучении того, как социокультурные детерминанты влияют на риск употребления психоактивных веществ и защитное поведение среди уязвимых и недостаточно обслуживаемых латиноамериканцев (например, недавних и незарегистрированных иммигрантов, сельскохозяйственных рабочих).

    Марио Де Ла Роса , доктор философии, профессор Колледжа общественного здравоохранения и социальной работы Роберта Стемпеля и Медицинского колледжа Герберта Вертхайма Международного университета Флориды. Он является директором-основателем университетского центра исследований U.С. Латино, ВИЧ / СПИД и злоупотребление наркотиками, и является экспертом в области латиноамериканской токсикомании, употребления психоактивных веществ как фактора риска ВИЧ / СПИДа, насилия и межкультурных проблем. В настоящее время исследование д-ра Де Ла Росы сосредоточено на социокультурных факторах, влияющих на злоупотребление психоактивными веществами и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ среди взрослых иммигрантов из Латинской Америки, а также на влияние факторов до иммиграции на поведение в отношении употребления алкоголя недавних молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки.

    Сноски

    Заявление о конфликте интересов

    Автор (ы) заявили об отсутствии потенциальных конфликтов интересов в отношении исследования, авторства и / или публикации этой статьи.

    Примечание авторов

    Предварительные результаты этого исследования были представлены в виде плаката в Американской психологической ассоциации в Торонто в августе 2015 года.

    Ссылки

    • Abraído-Lanza AF, Vasquez E, Echeverría SE. En las Manos de Dios [В руках Бога]: Религиозные и другие формы борьбы с артритом среди латиноамериканцев. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2004. 72: 91–102. DOI: 10.1037 / 0022-006X.72.1.91. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Albrecht SS, McVeigh KH.Исследование несоответствия между Нью-Йорком и общенациональной распространенностью неспецифических психологических расстройств среди латиноамериканцев. Профилактика хронических заболеваний. 2012; 9: 1101–1004. DOI: 10.5888 / pcd9.110104. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Алегрия М., Канино Г., Шраут П.Е., Ву М., Дуан Н., Вила Д., Мэн XL. Распространенность психических заболеваний в иммигрантских и неиммигрантских группах латиноамериканцев США. Американский журнал психиатрии. 2008. 165: 359–369. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07040704.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ano GG, Vasconcelles EB. Религиозное преодоление и психологическая адаптация к стрессу: метаанализ. Журнал клинической психологии. 2005; 61: 461–480. DOI: 10.1002 / jclp.20049. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Аранда, член парламента. Взаимосвязь между религиозной вовлеченностью и психологическим благополучием: перспектива социальной справедливости. Здравоохранение и социальная работа. 2008; 33: 9–21. DOI: 10.1093 / hsw / 33.1.9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Арредондо П., Галлардо-Купер М., Дельгадо-Ромеро Е.А., Сапата А.Л.Культурно-ориентированное консультирование с Latinas / os. Александрия, Вирджиния: Американская ассоциация консультантов; 2014. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Arellano-Morales L, Roesch SC, Gallo LC, Emory KT, Molina KM, Gonzalez P, Brondolo E. Распространенность и корреляты предполагаемой этнической дискриминации в исследовании здоровья латиноамериканского сообщества / Study of Латиносы социокультурное дополнительное исследование. Журнал латиноамериканской психологии. 2015; 3: 160–176. DOI: 10.1037 / lat0000040. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Behling O, Law KS.Перевод анкет и других исследовательских инструментов: проблемы и решения. Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE; 2000. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Berry JW. Иммиграция, аккультурация и адаптация. Прикладная психология. 1997; 46: 5–34. [Google Scholar]
    • Cabassa LJ. Измерение аккультурации: где мы находимся и куда нам нужно идти. Испанский журнал поведенческих наук. 2003. 25: 127–146. DOI: 10.1177 / 0739986303025002001. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Болтун LM.Религия и здоровье: исследования и практика общественного здравоохранения. Ежегодный обзор общественного здравоохранения. 2000. 21: 335–367. DOI: 10.1146 / annurev.publ-health.21.1.335. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чавес-Корелл С., Торрес Л. Воспринимаемые симптомы стресса и депрессии среди взрослых латиноамериканцев: регулирующая роль кластерных паттернов этнической идентичности. Психолог-консультант. 2014; 42: 230–254. DOI: 10.1177 / 0011000013477905. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Crockett LJ, Iturbide MI, Torres Stone RA, McGinley M, Raffaelli M, Carlo G.Аккумутивный стресс, социальная поддержка и преодоление: отношения к психологической адаптации среди мексиканских американских студентов колледжа. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2007. 13: 347–355. DOI: 10.1037 / 1099-9809.13.4.347. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Derogatis LR, Fitzpatrick M. SCL-90-R, Краткий перечень симптомов (BSI) и BSI-18. В: Маруиш М.Е., редактор. Использование психологического тестирования для планирования лечения и оценки результатов: инструменты для взрослых.Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2004. С. 1–41. [Google Scholar]
    • Derogatis LR. Краткий перечень симптомов (BSI): Руководство по администрированию, подсчету баллов и процедурам. 3-й. Миннеаполис, Миннесота: Национальные компьютерные системы; 1993. [Google Scholar]
    • Дрисколл М.В., Торрес Л. Аккумулятивный стресс и латиноамериканская депрессия: посредническая роль поведенческих и когнитивных ресурсов. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2013; 19: 373–382. DOI: 10.1037 / a0032821. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Данн М.Г., О’Брайен К.М.Психологическое здоровье и смысл жизни: стресс, социальная поддержка и религиозное выживание у латиноамериканских / латиноамериканских иммигрантов. Испанский журнал поведенческих наук. 2009. 31: 204–227. DOI: 10.1177 / 0739986309334799. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эдельсон М.Г., Хокода А., Рамос-Лира Л. Различия в последствиях домашнего насилия между латинскими и нелатинскими женщинами. Журнал семейного насилия. 2007; 22: 1–10. DOI: 10.1007 / s10896-006-9051-1. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Finch BF, Vega WA. Стресс аккультурации, социальная поддержка и самооценка здоровья латиноамериканцев в Калифорнии.Журнал здоровья иммигрантов. 2003. 5: 109–117. DOI: 10,1023 / А: 1023987717921. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фитчетт Дж., Мерфи П. Е., Ким Дж., Гиббонс Дж. Л., Кэмерон Дж. Р., Дэвид Дж. А. Религиозная борьба: распространенность, корреляты и риски для психического здоровья у пациентов с диабетом, застойной сердечной недостаточностью и онкологическими заболеваниями. Международный журнал психиатрии в медицине. 2004. 34: 179–196. DOI: 10.2190 / ucj9-dp4m-9c0x-835m. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фрейзер PA, Tix AP, Barron KE. Тестирование эффектов модератора и посредника в психологических исследованиях.Журнал консультативной психологии. 2004. 15: 115–134. DOI: 10.1037 / 0022-0167.51.1.115. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Флорес Л. Я., Мендоса М. М., Охеда Л., Хе Ю., Росалес Р., Медина В., Варвел С. Дж. Качественное исследование опыта работы латиноамериканских иммигрантов на Среднем Западе. Журнал консультативной психологии. 2011. 58: 522–536. DOI: 10.1037 / a0025241. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Fuertes JN, Westbrook FD. Использование шкалы стресса аккультурации социальных, семейных и экологических (БЕЗОПАСНЫХ) для оценки адаптационных потребностей студентов латиноамериканского колледжа.Измерение и оценка в консультировании и развитии. 1996; 29: 67–77. [Google Scholar]
    • Хеберт Р., Зданюк Р., Шульц Р., Шайер М. Положительное и отрицательное религиозное совладание и благополучие у женщин с раком груди. Журнал паллиативной медицины. 2009; 12: 537–545. DOI: 10.1089 / jpm.2008.0250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hochhausen L, Le H, Perry DF. Использование услуг по охране психического здоровья среди иммигрантов из Латинской Америки с низким доходом. Общественное психическое здоровье.2011; 47: 14–23. DOI: 10.1007 / s10597-009-9253-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hoe M, Brekke J. Проверка достоверности межэтнической конструкции краткого перечня симптомов. Исследование практики социальной работы. 2009; 19: 93–103. DOI: 10.1177 / 1049731508317285. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hoogestraat T, Trammel J. Духовные и религиозные дискуссии в семейной терапии: мероприятия по развитию диалога. Американский журнал семейной терапии. 2003. 31: 413–426. DOI: 10.1080 / 01

      03

    049.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Holt CL, Lewellyn LA, Rathweg MJ. Изучение посредников между религией и здоровьем среди афроамериканских прихожан. Журнал психологии здоровья. 2005; 10: 511–527. DOI: 10.1177 / 135

    05053416. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Hovey JD. Накопительный стресс, депрессия и суицидальные мысли у иммигрантов из Центральной Америки. Самоубийство и опасное для жизни поведение. 2000. 30: 125–139. DOI: 10.1111 / j.1943-278X.2000.tb01071.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hovey JD, Magaña CG.Психосоциальные предикторы беспокойства среди иммигрантов-мексиканских сельскохозяйственных рабочих-мигрантов: последствия для профилактики и лечения. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2002. 8: 274–289. DOI: 10.1037 // 1099-9809.8.3.274. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хуанг Ц.Дж., Вонг Ф.Й., Ронцио ЧР, Ю.М. Депрессивная симптоматика и модели обращения за помощью по психическому здоровью матерей, родившихся в США и за границей. Журнал здоровья матери и ребенка. 2007. 11: 257–267. DOI: 10.1007 / s10995-006-0168-х. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ким П.Я., Кендалл Д.Л., Уэбб М.Религиозное совладание смягчает взаимосвязь между расизмом и психологическим благополучием среди христианских азиатско-американских студентов колледжей. Журнал консультативной психологии. 2015; 62: 87–94. DOI: 10,1037 / cou0000055. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Krogstad JM, López G. Примерно половина выходцев из Латинской Америки подвергались дискриминации. 2016, 29 июня; Получено с http://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/06/29/roughly-half-of-hispanics-have-experienced-discrimination/
  • Liang CT, Salcedo J, Rivera AL, Lopez MJ.Содержательный и методологический анализ 35-летнего исследования, ориентированного на латиноамериканцев. Психолог-консультант. 2009; 37: 1116–1146. DOI: 10.1177 / 0011000009338496. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусбах Б.Т., Кун Д.В., Карденас В., Томпсон Л.В. Религиозное совладание с кавказскими и латинскими лицами, ухаживающими за слабоумием. Журнал психического здоровья и старения. 2003; 9: 97–110. [Google Scholar]
  • Мена Ф.Дж., Падилья А.М., Мальдонадо М. Аккумутивный стресс и особые стратегии выживания среди иммигрантов и студентов колледжей более позднего поколения.Испанский журнал поведенческих наук. 1987. 9: 207–225. DOI: 10.1177 / 073998638700

    . [CrossRef] [Google Scholar]

  • Миранда А.О., Матени КБ. Социально-психологические предикторы аккультурационного стресса у взрослых латиноамериканцев. Журнал консультирования по психическому здоровью. 2000. 22: 306–317. [Google Scholar]
  • Моради Б., Риско К. Воспринимаемый опыт дискриминации и психическое здоровье латиноамериканцев / американцев. Журнал консультативной психологии. 2006; 53: 411–421. DOI: 10.1037 / 0022-0167.53.4.411.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Национальный альянс по психическим заболеваниям. Психическое здоровье латиноамериканцев. Арлингтон, Вирджиния: 2017. Получено с http://www.nami.org/Find-Support/Diverse-Communities/Latino-Mental-Health. [Google Scholar]
  • Олсон М.М., Тревино Д.Б., Геске Дж. А., Вандерпул Х. Религиозные последствия и последствия психического здоровья: исследовательское исследование социально-экономически неблагополучных пациентов. ИССЛЕДОВАНИЕ: Журнал науки и исцеления. 2012; 8: 172–176. DOI: 10.1016 / j.explore.2012.02.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Орнелас И.Дж., Перрейра К.М.Роль миграции в развитии депрессивных симптомов среди латиноамериканских родителей-иммигрантов в США. Социальные науки и медицина. 2011; 73: 1169–1177. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2011.07.002. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pargament KI. Психология религии и совладания: теория, исследования, практика. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд; 1997. [Google Scholar]
  • Pargament KI, Feuille M, Burdzy D. The Brief RCOPE: Текущий психометрический статус краткосрочной меры религиозного совладания.Религии. 2011; 2: 51–76. DOI: 10.3390 / rel2010051. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Паргамент К.И., Смит Б.В., Кениг Х.Г., Перес Л. Модели позитивного и негативного религиозного совладания с основными жизненными стрессорами. Журнал научного изучения религии. 1998. 37: 710–724. DOI: 10.2307 / 1388152. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pargament KI, Koenig HG, Perez LM. Множество методов религиозного совладания: Разработка и первоначальная проверка RCOPE. Журнал клинической психологии. 2000; 56: 519–543.DOI: 10.1002 / (sici) 1097-4679 (200004) 56: 4 <519 :: aid-jclp6> 3.0.co; 2-1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Passel JS, Cohn D. Неавторизованные иммигранты: национальные и государственные тенденции 2010. Испанский центр Pew; 2011. Получено с http://www.pewhispanic.org/files/reports/133.pdf. [Google Scholar]
  • Перлин Л.И., Либерман М.А., Менаган Э.Г., Муллан Дж.Т. Стрессовый процесс. Журнал здоровья и социального поведения. 1981; 22: 237–256. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перлин Л.И.Социологическое исследование стресса. Журнал здоровья и социального поведения. 1989. 30: 241–256. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перес Д. Д., Фортуна Л., Алегрия М. Распространенность и корреляты повседневной дискриминации среди латиноамериканцев США. Журнал общественной психологии. 2008; 36: 421–433. DOI: 10.1002 / jcop.20221. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Perreira KM, Gotman N, Isasi CR, Arguelles W., Castaneda SF, Daviglus ML, Wassertheil-Smoller S. Психическое здоровье и воздействие на США: Key коррелирует с исследованием здоровья латиноамериканского сообщества латиноамериканцев.Журнал нервных и психических заболеваний. 2015; 203: 670–678. DOI: 10.1097 / NMD.0000000000000350. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pew Research Center. Изменяющаяся религиозная идентичность латиноамериканцев в Соединенных Штатах. 2014 г. Получено с http://www.pewforum.org/files/2014/05/Latinos-and-Religion-05-06-full-report-final.pdf.
  • Пирутинский С., Розмарин Д.Х., Паргамент К.И., Мидларски Э. Сопутствует ли негативное религиозное совладание, предшествует или следует за депрессией среди ортодоксальных евреев? Журнал аффективных расстройств.2011; 132: 401–405. DOI: 10.1016 / j.jad.2011.03.015. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пратт Л.А., Броуди, ди-джей. Депрессия среди населения США, 2009–2012 гг. Хяттсвилл, Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения; 2014. (Информационный бюллетень НЦСБ № 172). [PubMed] [Google Scholar]
  • Раймонд-Флеш М., Симонс Р., Пурат Н., Джейкобс К., Бриндис К. «Нет никакой помощи, а если и есть, то ее действительно трудно найти»: качественное исследование проблем со здоровьем и доступа к медицинской помощи, опубликованное латиноамериканским журналом «DREAMers» по здоровью подростков.2014; 55: 323–328. DOI: 10.1016 / j.jadohealth.2014.05.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рид Т.Л., Смоллс К. Стресс, духовность и поведение, способствующее укреплению здоровья среди афроамериканских студентов колледжей. Журнал черных западных исследований. 2004. 28: 283–291. [Google Scholar]
  • Руйперес М., Ибаньес М.И., Лоренте Э., Моро М., Ортет Г. Психометрические свойства испанской версии BSI: вклад в взаимосвязь между личностью и психопатологией. Европейский журнал психологической оценки.2001; 17: 241–250. DOI: 10.1027 // 1015-5759.17.3.241. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Руис П. Комментарий: Доступ латиноамериканцев к услугам в области здравоохранения / психического здоровья. Psychiatric Quarterly. 2002. 73: 85–91. DOI: 10,1023 / А: 1015051809607. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Салганик MJ, Heckathorn DD. Отбор и оценка скрытых групп населения с использованием выборки, управляемой респондентами. Социологическая методология. 2003; 34: 193–240. DOI: 10.1111 / j.0081-1750.2004.00152.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sanchez M, Dillon FR, Concha M, De La Rosa M.Влияние религиозной адаптации на культурный стресс и употребление алкоголя недавних иммигрантов из Латинской Америки. Журнал религии и здоровья. 2014; 4: 1986–2004. doi: 10.1007 / s10943-014-9883-6 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schulte DL, Skinner TA, Claiborn CD. Религиозные и духовные вопросы в психологическом консультировании. Психолог-консультант. 2002. 30: 118–134. doi: 10.1177 / 0011000002301009 .. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schwartz SJ, Unger J, Zamboanga BL, Szapocznik J.Переосмысление концепции аккультурации: последствия для теории и исследований. Американский психолог. 2010; 65: 237–251. doi: 10.1037 / a0019330 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shattell MM, Quinlan-Colwell A, Villaba J, Iverns NN, Mails M. Когнитивно-поведенческая групповая терапия для лечения депрессии Испаноязычные мексиканские женщины, живущие в новой общине иммигрантов в Соединенных Штатах. Достижения в области сестринского дела. 2010. 33: 158–169. DOI: 10.1097 / ans.0b013e3181dbc63d.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шоу Р.Дж., Аткин К., Бекарес Л., Альбор С.Б., Стаффорд М., Кирнан К.Э., Пикетт К.Э. Влияние этнической плотности на психические расстройства взрослых: обзорный обзор. Британский журнал психиатрии. 2012; 201: 11–19. DOI: 10.1192 / bjp.bp.110.083675. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шихан Д.М., Диллон Ф.Р., Бабино Р., Мелтон Дж., Спадола С., Да Силва Н., Де Ла Роса М. Набор и оценка молодых взрослых иммигрантов из Латинской Америки в рамках исследования неравенства в состоянии здоровья.Журнал мультикультурного консультирования и развития. 2016; 44: 245–262. DOI: 10.1002 / jmcd.12052. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Смит Т., Сильва Л. Этническая идентичность и личное благополучие цветных людей: метаанализ. Журнал консультативной психологии. 2011; 58: 42–60. DOI: 10.1037 / a0021528. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Штеффен П., Меррилл Р. Связь между религией и аккультурацией у мексиканских иммигрантов из штата Юта. Психическое здоровье, религия и культура.2011; 14: 561–573. DOI: 10.1080 / 13674676.2010.495747. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Штольцфус К.М., Фаркас К. Употребление алкоголя, повседневные ссоры и религиозные проблемы среди студентов религиозно связанного колледжа. Использование и злоупотребление психоактивными веществами. 2012; 47: 1134–1142. DOI: 10.3109 / 10826084.2011.644843. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шимански Д.М., Обири О. Умеряют ли религиозные стили совладания или опосредуют внешние и внутренние связи расизма и дистресса? Психолог-консультант.2010. 39: 438–462. DOI: 10.1177 / 0011000010378895. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Табачник Б.Г., Фиделл Л.С. Использование многомерной статистики. 6-е. Бостон, Массачусетс: Пирсон; 2013. [Google Scholar]
  • Tix AP, Frazier PA. Использование религиозного решения во время стрессовых жизненных событий: основные эффекты, умеренность и посредничество. Журнал консультирования и клинической психологии. 1998. 66: 411–422. DOI: 10.1037 / 0022-006X.66.2.411. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Торрес Л. Прогнозирование уровней латиноамериканской депрессии: аккультурация, аккультурационный стресс и копинг.Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2010. 16: 256–263. DOI: 10.1037 / a0017357. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США. Десятилетняя перепись 2000 и 2010 годов. Департамент планирования и зонирования округа Майами-Дейд; Майами, Флорида: 2011. Получено с https://www.miamidade.gov/planning/library/reports/2010-census-commission-district.pdf. [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США. Оценки демографического и жилищного обследования американского сообщества. 2017 г. Получено с https: // factfinder.census.gov/faces/tableservices/jsf/pages/productview.xhtml?pid=ACS_15_5YR_DP05&prodType=table.
  • Вируэлл-Фуэнтес EA. Помимо аккультурации: иммиграция, дискриминация и медицинские исследования среди мексиканцев в Соединенных Штатах. Социальные науки и медицина.

    You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Предиктор B β SE

    43 SE

    Блок 1
    Константа .33 .03 <.001
    Накопительный стресс .23 .34 .03 <0,001
    -03

    Положительный 9015 Религиозный −.04 .04 .39
    Отрицательное религиозное совладание ,20 .30 0,03 <0,001
    R

    32 2 2 2 2

    F для Δ R 2 = 28,60, p <0,001 Блок

    Константа .38 .03 <.001
    Накопительное напряжение .17 .25 0,03 <0,001
    Положительное религиозное совладание 0,01 0,01 0,03 .92
    Отрицательное религиозное совладание 916 .20156 916 916 .30156

    0,03 <0,001
    Накопительный стресс × Положительное религиозное совладание −02 −.03 0,03 .60
    Накопительный стресс × 16 Отрицательное 9015 Религиозное19 .32 .03 <.001
    R 2 = .22
    F для Δ R 2 = 27,59, p <0,001