Разное

Психопатии характеризуются: Психопатия — признаки, причины, симптомы, психопаты мужчины и женщины

16. Психопатии (расстройства личности)

во время зачета Вам будет предложено 2 вопроса из этой темы

11

Для психопатий характерно

— снижение интеллекта

+ дисгармония характера

+ социальная дезадаптация

— ничего из перечисленного

12

Основными характерными признаками психопатий по П.Б.Ганнушкину являются

+ тотальность характерологических нарушений

+ стойкость характерологических нарушений

+ трудность социальной адаптации

— отягощенная наследственность

— ни один из перечисленных

13

Диагностика психопатии становится достаточно достоверной

— в детском возрасте

— в подростковом возрасте

+ в молодом возрасте

— в пожилом возрасте

14

Декомпенсация психопатии может характеризоваться

+ астеническими расстройствами

+ усилением всех основных патологических свойств личности

+ патологическими идеями

— состояниями выключения сознания

25

Для какой формы психопатии характерна замкнутость, склонность к одиночеству?

— астеническая психопатия

— паранойяльная психопатия

— истерическая психопатия

+ шизоидная психопатия

— эпилептоидная психопатия

26

Для какой формы психопатии характерна агрессивность в поведении?

+ эпилептоидная психопатия

— психастеническая психопатия

— истерическая психопатия

— шизоидная психопатия

27

Для какой формы психопатии характерна боязнь публичных выступлений?

— возбудимая психопатия

— паранояльная психопатия

+ психастеническая психопатия

— истерическая психопатия

— гипертимная психопатия

— эпилептоидная психопатия

28

Какие из указанных факторов имеют решающее значение в формировании психопатий?

— психическая травма

+ социально-психологические факторы

+ наследственность

— возраст больного

29

Особенностями астенического типа психопатии являются все перечисленные, кроме:

+ склонности к псевдологии

— раздражительности

— повышенной впечатлительности, чувствительности

— значительной психической утомляемости и истощаемости

31

Чертами паранойяльной психопатии являются:

+ недоверчивость, подозрительность, упорство в отстаивании своих убеждений

+ угрюмость, злопамятность, готовность в каждом видеть недоброжелателя

+ повышенная самооценка, эгоцентризм

— ничего из перечисленного

32

Основными свойствами возбудимой психопатии являются:

+ способность оскорблять по малейшим поводам

+ выраженная агрессивность в гневе

+ крайняя несдержанность при конфликтных ситуациях

— все перечисленное неверно

33

Акцентуация характера по гипертимному типу характеризуется всем перечисленным, кроме:

— доминирующее хорошее настроение

— оптимизм

— подвижность мышления

— легкомыслие

+ дисфоричность

34

Акцентуация характера по тревожно-мнительному типу характеризуются всем перечисленным, кроме:

— большой впечатлительности

— постоянных переживаний за свое здоровье и здоровье близких

+ повышенной способности заводить новые знакомства

— пониженной самооценке

— чрезмерной опеки своих детей

35

К особенностям акцентуации характера по истероидному типу относятся все перечисленные, кроме:

— потребности в признании

— эгоцентризма

+ склонности к самоанализу

— проникновение в психологию других

— пластичность поведения

ПОГРАНИЧНАЯ ПСИХИАТРИЯ (Антология отечественной медицины) — Динамика психопатий

Назад

Оглавление
Вперёд

Предварительные замечания

Жизнь есть постоянное развитие; жизненные явления никогда не остаются стационарными, неподвижными, неизменными; и в интересующей нас области, как уже было указано выше, статическое изучение далеко не исчерпывает всей проблемы. Динамику психопатий; которая должна дополнить статику, можно понимать широко и узко. Можно попытаться начертить жизненную кривую конституциональных психопатов, т.е. описать особенности их биологического развития и все те пути, по которым у разных их групп в те или другие периоды их жизни идет взаимоотношение с окружающей средой; с другой стороны, можно ограничиться только рамками исключительно патологических моментов динамики психопатий, т.е. главным образом описанием кратковременных и длительных, острых и хронических психопатологических явлений, у них по тем или иным причинам и поводам развивающихся. Мы, исходя из данных возможностей психиатрической клиники, вынуждены выбрать второй тип решения стоящей перед нами задачи. Однако для полной картины мы не можем все-таки избежать хотя бы краткого перечисления тех моментов, которые в жизни каждого человека, а психопата в особенности, являются динамическими.

Мысль о том, что человеческая личность, даже на пути своего нормального развития, обыкновенно претерпевает коренные изменения и делается иной раз неузнаваемой, не только часто встречается в работах психологов, биологов и врачей, но представляет собой также излюбленную тему многих поэтов и художников слова. Очень удачную форму этой мысли придал Фостер. «В течение долгой жизни, — говорит он, — человек может являться перед нами последовательно в виде нескольких личностей, до такой степени различных, что если бы каждая из фаз этой жизни могла воплотиться в различных индивидах, которых можно было бы собрать вместе, то они составили бы крайне разнообразную группу, держались бы самых противоположных взглядов, питали бы глубокое презрение друг к другу, и скоро бы разошлись, не выказывая ни малейшего желания сойтись вторично». Такое преобразование личности происходит большей частью не только путем равномерной эволюции, но и как следствие ряда сдвигов, прерывающих от времени до времени спокойное и медленное ее развитие. Эти сдвиги, прежде всего, соответствуют тем периодам, когда происходят крупные изменения в деятельности эндокринных желез, так называемые возрастные кризисы. Самые важные из таких кризисов, это — юношеский, соответствующий периоду полового созревания, и противоположный ему — климактерический или предстарческий, эпоха угасания половой жизни. Значение этих кризисов в динамике психопатий заключается в том, что они являются периодами пертурбаций, когда худо или хорошо установившееся равновесие нарушается и личность, неожиданно попавшая в непривычные для нее условия биологического существования, легко травматизируется и подчас терпит крушение. Период полового созревания (14–18 лет) является возрастом, в котором чаще всего можно наблюдать как первые отчетливые появления психопатий, так и настоящие психотические вспышки. Никогда нельзя знать, что принесет с собой этот возраст, и родители всегда со страхом ожидают от него всевозможных неожиданностей. Подростки делаются непоседливыми, беспокойными, непослушными, раздражительными. Естественный и здоровый протест против часто злоупотребляющих своим авторитетом старших вырастает в бессмысленное упрямство и нелепое противодействие всякому разумному совету. Развивается заносчивость и самоуверенность. Сдвиг в моторике делает подростка неуклюжим и создает у него одновременно ощущение растущей силы и чувство острого недовольства собой. Наличие только что пробудившихся новых влечений при отсутствии еще вводящего их в определенные границы серьезного содержания, страстное искание признания со стороны других собственной значительности и зрелости при отсутствии возможности этого добиться реальными средствами — все это побуждает юношу ставить себе цели явно недостижимые, заставляющие его желать казаться больше, чем быть и придает его мимике и жестам характер манерности и ходульности, а всему облику — оттенок напыщенности и театральности. Пробудившееся половое чувство властно требует удовлетворения и, особенно юношей, побуждает к эксцессам in Venere или мастурбации. Ошибки, совершенные молодыми людьми при общей их неустойчивости и свойственной им склонности к беспричинным расстройствам настроения, нередко вызывают — короткие, но острые вспышки отчаяния, ведущие к непоправимым поступкам, например к попыткам на самоубийство. Все эти неровности и шереховатости у психопатов обыкновенно бывают выражены значительно сильнее, чем у средних, так называемых «нормальных» молодых людей. Кроме того, картину пубертатного развития у них сильно осложняют, с одной стороны, частое возникновение в этом периоде настоящих психотических приступов, а с другой — ряд неправильностей в самых сроках наступления и протекания этого периода. У них мы часто встречаем как чрезмерно раннее (pubertas praecox), так и наоборот, запоздалое половое созревание, при чем в обоих случаях оно нередко оказывается дисгармоничным, неполным, частичным. Все изложенное обуславливает в каждом отдельном случае чрезвычайно пестрое переплетение самых различных явлений, причудливое перекрещивание самых различных то усиливающих, то тормозящих друг друга тенденций и делает психологию и психопатологию юношеского возраста одной из самых трудных проблем.

После 20–25 лет человек делается уравновешеннее и спокойнее. Не очень глубокие психопатические особенности с этого возраста начинают постепенно выравниваться, исчезает юношеская неуравновешенность и аффективность, человек лучше приспособляется к жизни, делается тактичнее, «умнее», практичнее и суше.

В возрасте 45–55 лет происходит новый эндокринный сдвиг и одновременно начинают развиваться общие склеротические явления. В результате психическое равновесие личности снова подвергается опасности. Симптоматология этого предстарческого кризиса значительно беднее, чем предшествующего пубертатного. Он характеризуется, главным образом, некоторым оскудением эмоциональной жизни, сужением интересов, развитием пессимизма, скупости и подозрительности и в более резко выраженных патологических формах — картинами состояний депрессивных, ипохондрических, параноидных. Количество начинающихся в этом возрасте прогредиентных психических заболеваний значительно выше, чем это имеет место в средние десятилетия жизни. Сроки, определяющие границы этого периода, так же, как и пубертатного, подвержены у психопатов довольно значительным отклонением от нормы, особенно часто в сторону раннего наступления явлений увядания (senium praecox).

Дальнейшее развитие личности обыкновенно ведет уже в сторону развития органических (артериосклеротических в сосудах головного мозга и атрофических в самой его ткани) явлений; отметим, что у «нормальных», уравновешенных людей старость — это период душевного спокойствия и особой богатой опытом мудрости, которая, однако при склонности стариков застывать на приобретенном в более молодые годы запасе идей и неспособности их к восприятию нового и оригинального вносимого в жизнь юным поколением, нередко на деле обращается в довольно вредную «глупость». При тех психопатических формах, которые характеризуются не достаточным или односторонним развитием эффективности, особенно социальных чувствований, старость нередко дебютирует уродливым выпячиванием на первый план грубого эгоизма, душевной черствости, патологической скупости и т.д.

Было бы совершенно неправильно думать, что для всех людей существует одна схема возрастного развития. Наоборот, необходимо со всей решительностью подчеркнуть, что, не говоря уже об индивидуальных особенностях, свойственных жизненному циклу каждого отдельного человека, для каждой из конституциональных групп, для вида психопатии можно наметить некоторый особый тип выражения и течения возрастных изменений. Полная неразработанность этого вопроса не позволяет нам останавливаться на нем подробнее; во всяком случае никогда нельзя забывать, что конституциональные особенности личности сказываются не только в ее статическом облике, но и в ее динамическом возрастном развитии.

Сказанное выше далеко не исчерпывает всех моментов, определяющих динамику личности. Ход психического развития каждого человека обуславливается не только внутренними тенденциями, заложенными в его организации, но и многообразными экзогенными факторами. Среди этих последних наибольшее значение имеют, с одной стороны, различные химико-физические воздействия — интоксикации, травмы, инфекции (особенно часто туберкулез, lues, алкоголизм), а также поражения или отдельных органов или всего организма в целом, а с другой — влияния, испытываемые личностью со стороны окружающей и социальной среды. Что касается моментов первого порядка, то только в очень редких случаях можно игнорировать их роль, большею же частью психический облик почти каждого пожилого человека носит на себе те или другие следы обусловливаемых этими моментами органических влияний. Но, конечно, они отступают далеко на задний план перед теми могущественными и преобразующими личность воздействиями, которые оказывает на нее социальная среда в широком смысле этого слова. Нельзя забывать, что последняя так же необходима для духовного развития человека, как воздух для его физического существования. Объекты для удовлетворения своих влечений, содержание самих психических актов, нормы поведения, горе и радость — все это человек получает исключительно от нее. Отношениями с ней определяются и имеющие часто роковое для него значение его конфликтные переживания. Для тех психопатов, которые отличаются слабостью воли, чрезмерной внушаемостью и податливостью по отношению к дурным влияниям (астеники, неустойчивые, истерики и пр.), то или иное влияние среды нередко оказывается решающим, определяющим весь их жизненный путь, всю их судьбу.

Быть может, здесь уместно упомянуть об одном факторе, имеющем большое ситуационное значение, о роли в жизни психопата профессии. Вопрос это большой, требующий специального изучения, здесь мы бы хотели указать на две стороны дела. Во-первых, иногда психопат выбирает себе профессию соответственно свойствам своей психопатии (своеобразный отбор), достигая этим внутреннего равновесия и гармонии; во-вторых, профессия культивирует те свойства психопатической личности, которые при других условиях оказались бы невыявленными. Можно ли говорить о «профессиональных психопатиях» (нищие, проститутки и др.) — мы думаем, что нет. Это противоречило бы всем принципиальным установкам нашей работы.

Кроме склонности психопатов давать в своем развитии чрезмерное обострение явлений, во время переломных моментов, во время «кризисов», их психика оказывается также крайне неустойчивой и по отношению ко всем другим факторам. Это, с одной стороны, различного рода не имеющие у обычных людей большого значения периодические колебания жизненных процессов (самыми известными из которых являются менструации), а с другой, только что указанные влияния внешней среды: физико-химические и социальные. По отношению ко всем этим факторам большинство психопатов проявляет большую ранимость, большую «лабильность», давая иногда по ничтожнейшим поводам разнообразные «патологические реакции». Эта способность психопатов легко терять психическое равновесие и обуславливает то обстоятельство, что психопатическая почва, как правило, дает гораздо более яркую и разнообразную «динамику», чем нормальная, конечно, динамику патологическую в непосредственном узком смысле этого слова. Описанию явлений, относящихся к этой области, и будут посвящены следующие главы. Мы будем при этом соответственно патогенезу различать, с одной стороны «спонтанные», «аутохтонные» или «идиопатические» приступы или фазы, возникающие от времени до времени безо всякой видимой внешней причины, а с другой — реакции, т.е. психотические симптомокомплексы, являющиеся ответом на те или иные внешние раздражения, как соматические (соматогенные реакции), так и психические (психогенные реакции). Резкой границы между фазами и реакциями нет, и по отношению к ряду картин очень трудно решить, в какую группу их отнести. Психогенные реакции дальше делятся на шоки, собственно реакции, развития.

Общей чертой всех этих патологических состояний является то обстоятельство, что они по своему течению и исходам отличны от так называемых прогредиентных психозов. Значительная часть из них кончается восстановлением нормального допсихотического состояния по крайней мере, что касается каждого отдельного приступа. Правда, бред параноиков редко и обыкновенно только частично поддается обратному развитию, а после тяжелых длительных реактивных состояний или в результате частой смены фаз циркулярного психоза иногда остаются уже стойкие явления психической инвалидности, однако принципиальное отличие этих своеобразных «исходных состояний» от исходных состояний прогредиентных психозов заключается в том, что здесь мы имеем исключительно результаты чрезмерной перегрузки истощения мозга, там же происходит разрушение его злокачественным процессом; здесь повреждение мозга является побочным следствием чрезмерной силы аффективных переживаний, там же оно представляет собой первичный «паразитический» исходный пункт всех психопатологических явлений. Наконец, тогда как во всех интересующих нас здесь случаях дело идет, обыкновенно, об едва уловимых изменениях, оставляющих личность в общем сохраненной, психозы-процессы распространяют свое разрушительное действие на все стороны психической жизни, часто до неузнаваемости меняя всю личность больного.

Вопрос о взаимоотношении описываемых ниже психотических состояний и той почвы, на которой они возникают, решается не только с точки зрения большей или меньшей устойчивости и выносливости личности, но, что гораздо важнее, также и с точки зрения соответствия картины реакции качественным особенностям той или иной психопатии. В общем, можно считать, что каждой психопатии соответствует и особый характерный именно для нее, способ реагировать на внешние воздействия. Соответственно этому и фазы, и реакции всякого рода всегда получают от той конституциональной почвы, на которой они развиваются, свой особый отпечаток. Однако, это положение имеет только относительное значение, и опыт показывает, что многие из описываемых ниже форм, как спонтанных, так особенно реактивных, могут возникать у психопатов различного склада. Необходимо при этом иметь в виду, что определенная травма, определенная ситуация может шокировать и выявлять лишь одну соответственную сторону психики конституционального психопата, этим самым дается возможность развития одинаковых клинических картин (конечно, с разницей в деталях) у психопатов разных типов, с другой стороны, одна и та же психопатическая почва — в зависимости от содержания шокирующего момента — может давать разные типы реакции.

В заключение мы считаем необходимым указать, что главное наше внимание в этом отделе будет посвящено, с одной стороны, уяснению взаимных отношений отдельных психотических форм, а с другой — установлению связей, соединяющих эти формы с теми или иными предрасположениями. Как ни запутан и как мало ни исследован этот вопрос, мы считаем, что должны посвятить ему особое внимание, так как он волей-неволей сам собой выдвигается на первый план для исследователя этой области. Такое построение нашего изложения освобождает нас от необходимости детальных описаний наблюдающихся в этой области чрезвычайно разнообразных и изменчивых картин.

Когда дело идет о новых клинических формах, о новых клинических выявлениях — каковыми по сравнению со статикой психопатий несомненно должны считаться фаза, шок, реакция, развитие — непременно встает вопрос, что нового в психофизическую организацию психопата приносит с собой эта новая форма жизни. На этот вопрос очень легко и, конечно, нужно ответить утвердительно, но вложить в этот ответ конкретное, определенное содержание крайне трудно. Когда шизоидный психопат заболевает шизофренией — в этом процессе есть что-то, если можно так выразиться, грубо, органически, церебрально новое, то же самое, когда эпилептоидньм психопат заболевает эпилепсией; но что это новое, как его понимать, как расценивать — этого еще никто не указал. Менее уловимое, менее, быть может, грубое, но все же несомненно нечто новое вносит в организм психопата фаза, шок, реакция и, конечно, развитие. Разница, скажем, между циклотимической почвой и резко выраженным приступом циркулярного психоза, между эмотивно-лабильной конституцией и приступом реактивного ступора, как выражением шока, между тем или другим конституциональным предрасположением и длительной реакцией, на почве этого предрасположения развивающейся, — эта разница слишком ясна, слишком велика, чтобы можно было говорить только о разнице количественной. То же, конечно, относится и к развитию. Говоря самыми общими терминами, это новое находит себе выражение: 1) в другой, измененной форме функционирования вегетативной системы, эндокринного аппарата и сосудов, 2) в выработке новых условных рефлексов, в создании новых навыков, 3) в развитии своеобразных компенсаторных механизмов и, наконец, 4) в выявлении тех механизмов — давних, примитивных — которые при нормальных условиях уже не функционируют. В функционировании головного мозга могут наблюдаться следующие изменения: чрезмерное возбуждение, resp. торможение деятельности коры, общее или частичное; распространение возбуждения, resp. торможения на обычно не затрагиваемые участки и системы головного мозга; наконец, разрыхление или даже временное уничтожение обычно действующих в общей системе связей.

В своем учебнике (1930) в вводных общих замечаниях к главе о реакции (Krankhafte Reaktionen) Блейлер подробно трактует вопрос о психологии и о механизмах этих реакций. Многие из этих рассуждений кажутся нам заслуживающим полного внимания; однако, в общей совокупности все построение Блейлера представляется нам мало систематизированным, мало однородным и даже пестрым, а некоторых своих частях — не только абстрактным и спекулятивным, но и вовсе неприемлемым с общей философской точки зрения. Этими словами мы вовсе не хотим сказать, что трудная проблема о механизме патологических реакций кем-либо уже решена; кроме самых общих формул мы здесь пока еще ничего не имеем. Здесь же мы упомянем о принадлежащей такому крупному психиатру, как Рейхарт (Reichardt), попытке также проникнуть в смысл механизма реакций; это видно из его взгляда (1930) о необходимости различать невропатии и психопатии. В основе первых (visceralnervöse Störungen) он видит непорядки в вегетативной или эндокринной системе; в основе вторых — непорядки в сфере инстинктов, темперамента или характера (Abnormitаten in der Trib, Temperaments und Charakterssphаre). Мы должны здесь вполне определенно высказаться, что этому делению и такому пониманию вещей не сочувствуем; мы не можем понять разницы между невропатиями и психопатиями (один из этих терминов должен быть уничтожен; нам кажется, что эта участь должна постигнуть термин «невропатия»). Такое деление означало бы возврат к скользкому и пагубному этапу истории психиатрии. Разве «инстинкт, темперамент, характер» отделимы от эндокринного аппарата или вегетативной системы? Разве при невропатиях по Рейхарту не принимает участие экзогения, resp. психогения? Во всех этих подразделениях мы склонны усматривать попытки, — лишние, неудачные, несвоевременные, — вложить конкретное содержание в то или другое понятие, не отдавая себе отчета ни в объеме понятия, ни в смысле содержания; дело идет о словесных формулах без истинного знания. 

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Психопатия — PubMed

Обзор

. 2021 8 июля; 7 (1): 49.

doi: 10.1038/s41572-021-00282-1.

Стефан А Де Брито
1
, Адель Э Форт
2
, Ариэль Р. Баскин-Соммерс
3
, Инти А Бразилия
4
, Ева Р Кимонис
5
, Дастин Пардини
6
, Пол Дж. Фрик
7
, Роберт Джеймс Р. Блэр
8
, Эсси Видинг
9

Принадлежности

  • 1 Школа психологии и Центр здоровья человеческого мозга Бирмингемского университета, Бирмингем, Великобритания. [email protected]
  • 2 Факультет психологии Карлтонского университета, Оттава, Онтарио, Канада.
  • 3 Факультет психологии, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут, США.
  • 4 Университет Радбауд, Институт мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды.
  • 5 Клиника исследований родителей и детей, Школа психологии, Университет Нового Южного Уэльса, Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия.
  • 6 Кафедра криминологии и уголовного правосудия, Университет штата Аризона, Феникс, Аризона, США.
  • 7 Факультет психологии, Университет штата Луизиана, Батон-Руж, Луизиана, США.
  • 8 Центр нейроповеденческих исследований, Национальная исследовательская больница Бойс Таун, Бойс Таун, Небраска, США.
  • 9 Отделение психологии и языковых наук, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания. [email protected]
  • PMID:

    34238935

  • DOI:

    10.1038/с41572-021-00282-1

Обзор

Stephane A De Brito et al.

Праймеры Nat Rev Dis.

.

. 2021 8 июля; 7 (1): 49.

doi: 10.1038/s41572-021-00282-1.

Авторы

Стефан А Де Брито
1
, Адель Э Форт
2
, Ариэль Р. Баскин-Соммерс
3
, Инти А Бразилия
4
, Ева Р Кимонис
5
, Дастин Пардини
6
, Пол Дж. Фрик
7
, Роберт Джеймс Р. Блэр
8
, Эсси Видинг
9

Принадлежности

  • 1 Школа психологии и Центр здоровья человеческого мозга Бирмингемского университета, Бирмингем, Великобритания. [email protected]
  • 2 Факультет психологии Карлтонского университета, Оттава, Онтарио, Канада.
  • 3 Факультет психологии, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут, США.
  • 4 Университет Радбауд, Институт мозга, познания и поведения Дондерса, Неймеген, Нидерланды.
  • 5 Клиника исследований родителей и детей, Школа психологии, Университет Нового Южного Уэльса, Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия.
  • 6 Кафедра криминологии и уголовного правосудия, Университет штата Аризона, Феникс, Аризона, США.
  • 7 Факультет психологии, Университет штата Луизиана, Батон-Руж, Луизиана, США.
  • 8 Центр нейроповеденческих исследований, Национальная исследовательская больница Бойс Таун, Бойс Таун, Небраска, США.
  • 9 Отделение психологии и языковых наук, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания. [email protected]
  • PMID:

    34238935

  • DOI:

    10.1038/с41572-021-00282-1

Абстрактный

Психопатия — это расстройство личности, характеризующееся совокупностью аффективных, межличностных, жизненных и антисоциальных черт, предшественники которых можно выявить в подгруппе молодых людей, демонстрирующих выраженное антиобщественное поведение. Считается, что распространенность психопатии среди населения в целом составляет около 1%, но среди заключенных она достигает 25%. Этиология психопатии сложна, в ней участвуют как генетические факторы риска, так и факторы риска окружающей среды, а также взаимодействия и корреляции между генами и окружающей средой. Психопатия характеризуется структурными и функциональными аномалиями головного мозга в корковых (таких как префронтальная и островковая кора) и подкорковых (например, миндалевидное тело и полосатое тело) областях, ведущих к нейрокогнитивным нарушениям эмоциональной реакции, принятия решений и внимания на основе подкрепления. Хотя эффективного лечения взрослых с психопатией не существует, предварительные интервенционные исследования, нацеленные на ключевые нейрокогнитивные нарушения, показали многообещающие результаты. Учитывая, что психопатия часто сочетается с другими психическими расстройствами и повышает риск возникновения проблем со здоровьем, неудач в учебе и трудоустройстве, несчастных случаев и преступности, важное значение имеет выявление детей и подростков, подверженных риску этого расстройства личности, и проведение профилактической работы. Действительно, вмешательства, направленные на устранение предшественников психопатических черт у детей и подростков, оказались эффективными.

Похожие статьи

  • [Оценка типичных психопатических черт у несовершеннолетних правонарушителей].

    Атаруш Н., Хоффманн Э., Адам С., Титека Дж., Стиллеманс Э., Фоссион П., Ле Бон О., Серве Л.
    Атархуш Н. и соавт.
    Энцефал. 2004 г., июль-август; 30(4):369-75. doi: 10.1016/s0013-7006(04)95450-4.
    Энцефал. 2004.

    PMID: 15597464

    Французский.

  • [От расстройства поведения в детстве к психопатии во взрослой жизни].

    Цопелас Ч., Арменака М.
    Цопелас Ч. и др.
    Психиатрики. 23 июня 2012 г. Дополнение 1: 107-16.
    Психиатрики. 2012.

    PMID: 22796980

    Обзор.
    греческий, современный.

  • Загадка психопатии/антисоциального расстройства личности.

    Оглофф-младший.
    Оглофф младший.
    Aust NZJ Психиатрия. 2006 июнь-июль;40(6-7):519-28. doi: 10.1080/j.1440-1614.2006.01834.x.
    Aust NZJ Психиатрия. 2006.

    PMID: 16756576

    Обзор.

  • Психопатия: клинические особенности, основы развития и терапевтические проблемы.

    Томпсон Д.Ф., Рамос К.Л., Уиллетт Дж.К.
    Томпсон Д.Ф. и соавт.
    Дж. Клин Фарм Тер. 2014 окт; 39 (5): 485-95. doi: 10.1111/jcpt.12182. Epub 2014 23 мая.
    Дж. Клин Фарм Тер. 2014.

    PMID: 24853167

    Обзор.

  • Аномальная извилистость коры при криминальной психопатии.

    Мискович Т.А., Андерсон Н.Е., Харенски С.Л., Харенски К.А., Баскин-Соммерс А.Р., Ларсон С.Л., Ньюман Д.П., Хэнсон Д.Л., Стаут Д.М., Кенигс М., Шолленбаргер С.Г., Лисдал К.М., Десети Дж., Коссон Д.С., Кил К.А.
    Мискович Т.А. и соавт.
    Нейроимидж клин. 2018 6 июня; 19: 876-882. doi: 10.1016/j.nicl.2018.06.007. Электронная коллекция 2018.
    Нейроимидж клин. 2018.

    PMID: 29946511
    Бесплатная статья ЧВК.

Посмотреть все похожие статьи

Цитируется

  • Влияние неврологических данных на вынесение приговора зависит от того, как понимать причины лишения свободы.

    Перриконе А., Баскин-Соммерс А., Ан В.К.
    Перрикон А. и др.
    ПЛОС Один. 2022 2 ноября; 17 (11): e0276237. doi: 10.1371/journal.pone.0276237. Электронная коллекция 2022.
    ПЛОС Один. 2022.

    PMID: 36322534
    Бесплатная статья ЧВК.

  • Психопатическая тенденция у насильственных правонарушителей связана со сниженным аверсивным павловским торможением поведения и связанным с полосатым телом ЖИРНЫМ сигналом.

    Гертс Д.Э.М., фон Боррис К., Хюйс К.Дж.М., Бултен Б.Х., Веркес Р.Дж., Кулс Р.
    Гертс Д.Э.М. и др.
    Фронт Behav Neurosci. 2022 14 октября; 16:963776. doi: 10.3389/fnbeh.2022.963776. Электронная коллекция 2022.
    Фронт Behav Neurosci. 2022.

    PMID: 36311869Бесплатная статья ЧВК.

  • Эмоциональная идентификация себя и других, связанная с бездушно-бесчувственными чертами и половыми различиями в раннем подростковом возрасте.

    Винтерс, Д.Э., Сакаи, Дж.Т.
    Уинтерс Д.Э. и соавт.
    Детская психиатрия Хум Дев. 10 сентября 2022 г. doi: 10.1007/s10578-022-01429-1. Онлайн перед печатью.
    Детская психиатрия Хум Дев. 2022.

    PMID: 36088498

  • Стабильность самооценки психопатических черт у подростков из групп риска в учреждениях социальной защиты молодежи и ювенальной юстиции.

    Хахтель Х., Дженкель Н., Шмек К., Граф М., Фегерт Дж.М., Шмид М., Бунманн К.
    Хахтель Х. и др.
    Детская подростковая психиатрия Ment Health. 2022 28 июня;16(1):55. doi: 10.1186/s13034-022-00487-6.
    Детская подростковая психиатрия Ment Health. 2022.

    PMID: 35765005
    Бесплатная статья ЧВК.

  • Самостоятельная эмпатия и уровень организации личности: выводы из психиатрической выборки.

    Пик Э., Паван С., Марини М., Кариолато Ю., Больоло Э., Тоффанин Т., Палмиери А.
    Выберите Е и др.
    Клин нейропсихиатрия. 2022 фев; 19 (1): 45-53. doi: 10.36131/cnfioritieditore20220107.
    Клин нейропсихиатрия. 2022.

    PMID: 35360470
    Бесплатная статья ЧВК.

Просмотреть все статьи «Цитируется по»

использованная литература

    1. Ским, Дж. Л., Полашек, Д. Л., Патрик, С. Дж. и Лилиенфельд, С. О. Психопатическая личность: преодоление разрыва между научными данными и государственной политикой. Психол. науч. Общественный. Интерес. 12, 95–162 (2011). В этой статье представлен тщательный обзор научных данных, касающихся определения, оценки и лечения психопатии и ее вариантов, а также их значения для государственной политики.

    1. Берг, Дж. М. и соавт. Неправильные представления о психопатической личности: последствия для клинической практики и исследований. Нейропсихиатрия 3, 63–74 (2013).

    1. Лилиенфельд С.О. Концептуальные проблемы в оценке психопатии. клин. Психол. 14, 17–38 (1994).

    1. Хэйр, Р. Д. и Нойманн, К. С. Психопатия как клиническая и эмпирическая конструкция. Анну. Преподобный Клин. Психол. 4, 217–246 (2008).

    1. Клекли, Х. М. Маска здравомыслия, 5-е изд. (Мосби, 1976).

Типы публикаций

термины MeSH

Вторичная психопатия у старшеклассников положительно влияет на будущее участие в свиданиях, показало исследование

Психопатические черты личности у подростков связаны с преступностью, а преступность может способствовать будущему успеху мальчиков в отношениях, согласно новому исследованию, опубликованному в журнале Evolutionary Psychology .

Психопатия считается расстройством личности и связана с рядом негативных последствий. Но некоторые ученые утверждают, что репродуктивная тактика, связанная с психопатией, указывает на то, что это состояние является эволюционной адаптацией. Например, исследование, проведенное в Сербии, показало, что заключенные, получившие более высокие баллы в тесте на психопатию, как правило, имеют больше детей.

«Нас заинтересовала эта тема, потому что мы хотели получить больше информации об эволюционных корнях психопатии», — сказали авторы исследования Адам С. Дэвис (@AdamDavisEvoPsy) и Трейси Вайланкурт (@vaillancourt_dr), научный сотрудник Университета Ниписсинга и профессор Оттавского университета соответственно.

«Психопатия варьируется от человека к человеку в общей популяции, и, изучая преимущества, предоставляемые тем, кто находится выше в этом «темном» измерении личности, мы считаем, что можем лучше понять, почему она развилась и почему она была сохраняется у человека. Одним из преимуществ, которым пользуются люди с более высоким уровнем психопатии, является повышенный успех в спаривании — у них больше сексуальных и случайных партнеров для свиданий».

«Но есть неясность, почему это так, особенно среди подростков. Используют ли молодые психопаты уязвимых партнеров и охотятся на них? Тратят ли они больше времени и энергии на случайный секс и свидания? Являются ли они более оппортунистическими и готовы ли использовать возможности для спаривания по мере их появления? Являются ли они более привлекательными из-за своего наглого и доминирующего поведения?»

«Одним постоянным предиктором психопатии, свиданий и рискованного сексуального поведения у подростков является правонарушение», — говорят исследователи. «Таким образом, мы подумали, может ли подобное поведение, нарушающее правила, помочь решить загадку. Возможно, молодым правонарушителям удается произвести впечатление на своих сверстников и очаровать партнеров по свиданиям, выставляя напоказ свое пренебрежение к авторитетам и сигнализируя о своем желании заняться сексом».

Для своего исследования исследователи проанализировали три волны данных McMaster Teen Study, непрерывного продольного когортного исследования, которое началось в 2008 году. 12.

«Большая часть того, что мы знаем о психопатии, получена из «однократного» опроса студентов бакалавриата, которые не представляют население», — сообщили исследователи PsyPost.

Психологические оценки включали измерения как первичной, так и вторичной психопатии. Первичная психопатия характеризуется черствостью и отсутствием угрызений совести, тогда как вторичная психопатия характеризуется импульсивностью, безответственностью и асоциальным поведением.

«Большинство исследователей рассматривают психопатию как единую характеристику личности, но она включает в себя различные факторы более низкого уровня, которые часто слабо связаны друг с другом, такие как черствость и импульсивность», — объяснили Дэвис и Валланкур. «Мы хотели изучить эти низкоуровневые факторы психопатии во времени в один из самых важных периодов развития подростка — в старшей школе. В частности, мы хотели проверить, может ли правонарушение помочь объяснить, как молодые люди с более высокими психопатическими чертами умудряются сохранять отношения на свиданиях».

В соответствии с предыдущими исследованиями исследователи обнаружили, что и первичная, и вторичная психопатия являются предикторами делинквентного поведения во времени. Они не обнаружили существенной связи между первичной психопатией и участием в свиданиях, но вторичная психопатия была косвенно связана с последующим участием в свиданиях из-за большей преступности.

«Более высокая импульсивность в 10-м классе предсказывала более склонное к правонарушениям поведение в 11-м классе, которое затем предсказывало отношения на свиданиях в 12-м классе», — рассказали PsyPost Дэвис и Вайланкур. «Однако результаты, похоже, относятся именно к мальчикам, а не к девочкам. Эти результаты, похоже, подтверждают популярную идею о том, что импульсивные и склонные к правонарушениям «плохие мальчики» являются привлекательными партнерами для свиданий в подростковом возрасте».

Исследователи использовали статистический метод, известный как панельное моделирование с перекрестной задержкой, который позволил им отделить стабильные различия между людьми от колебаний внутри человека. Но исследование, как и любое другое исследование, имеет некоторые ограничения.

«Особенностью нашего исследования является то, что мы не оценивали психопатию до 10 класса», — сказали исследователи. «Но данные показывают, что психопатические черты проявляются на более раннем этапе подросткового развития. Еще одно ограничение нашей работы заключается в том, что мы просто спрашивали подростков, состоят ли они в текущих отношениях или нет. Таким образом, в нашем измерении поведения молодежи на свиданиях был низкий уровень детализации. Следующий шаг этого исследования включает в себя изучение этих переменных в течение более длительного периода подросткового развития и более детальное измерение свиданий».

«Если мы хотим обуздать враждебные настроения среди молодежи, нам нужно лучше понять преимущества, которые предоставляются людям, выражающим эти личностные характеристики», — добавили Дэвис и Вайланкур.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *