Разное

Инфантильный тип: Инфантильный тип глотания у детей

Содержание

Инфантильный тип глотания у детей

Инфантильный тип глотания у детей

Глотание — сложный комплекс двигательных реакций, благодаря которым пища перемещается из полости рта в желудок. Ребёнок рождается с хорошо развитым механизмом глотания, которое в первые месяцы называется инфантильный.

 До прорезывания первых зубов такой инфантильный тип глотания, при котором язык упирается в губы, является физиологической нормой.

Но по мере прорезывания молочных зубов сосание заменяется жеванием, а тип глотания у ребёнка перестраивается на соматический(«взрослый»).Язык при соматическом глотании расположен в передней трети твёрдого нёба, при этом спинка языка продвигает пищу в гортань.

 

Как проверить тип глотания?

Если после прорезывания всех молочных зубов во время глотания у вашего ребенка:

  • губы не смыкаются
  • губы сомкнуты, но в момент глотания язык отталкивается от губ, губы сжимаются, сокращается круговая мышца рта
  • язык находится между зубами    
  • участвует подбородочная мышца, при глотании можно наблюдать ямочки на коже подбородка
  • участвуют мышцы шеи

 

Вы можете проверить – при глотании разведите губы ребенка, и если язык находится между зубами –нарушение глотания!

 

В момент глотания ребенок с инфантильным типом глотания прокладывает язык между верхним и нижним зубными рядами, что способствует формированию открытого прикуса.

При этом в акте глотания участвуют околоротовые мышцы, т.е. заметно напрягаются нижняя часть круговой мышцы рта, подбородочная мышца и мышцы шеи, что легко обнаружить, попросив ребенка сглотнуть слюну.

 

Признаки соматического (нормального) глотания:

  • Губы сомкнуты без напряжения
  • Круговая мышца рта неподвижна
  • Лицо спокойно, мимические мышцы вокруг рта неактивны
  • Язык отталкивается от слизистой оболочки нёба сразу позади верхних передних зубов

 

Причины инфантильного типа глотания:

— длительное сосание соски,

— позднее включение в рацион твердой пищи,

— позднее прорезывание временных зубов,

— короткая уздечка языка,

— ротовое дыхание

— хронический тонзиллит, аденоидные разрастания, также способствуют смещению языка вперёд.

— ранняя потеря, удаление передних молочных зубов

— частые простудные заболевания у ребенка

Если у ребенка  в рационе преобладает мягкая, обработанная термически пища, а не твердые  овощи, фрукты, мясо, то несмотря на наличие у него зубов, полноценный акт жевания не формируется, и перехода от инфантильного типа глотания к соматическому не происходит.

 

Учимся глотать.

А. Ребенок поднимает кончик языка кверху и прижимает его к переднему участку твердого неба,зубы сжимает, губы смыкает (исходное положение).

Просите его проглотить слюну, не изменяя положения кончика языка.

Если язык находится между зубными рядами, то упражнение выполняется неправильно. В 1 день 5-6 повторений, во 2 — 2 раза (утром, вечером) по 5-6 раз. В последующие дни — 3 раза в день по 10-12 раз.

Б.Исходное положение то же. Только теперь Ваш ребенок должен удерживать язык в таком положении в течение 5 мин. В последующие дни время выполнения упражнения увеличивают до 10 мин.

В.Исходное положение то же. Теперь Вы научите своего ребенка правильно глотать, не отрывая языка от неба просите его проглатывать слюну с сомкнутыми губами. Упражнение повторяют 3 раза в день по

10 раз. При этом необходимо следить за тем, чтобы губы были расслаблены.

 

Жуём твёрдую пищу.

Грызём, жуём, глотаем– морковку, яблоки, мясо, сухари, баранки, сушки…

 

Маляр.

Улыбнуться, открыть рот. Широким кончиком языка погладить нёбо от зубов к горлу. Нижняя челюсть не должна двигаться.

 

Зеваем, жуём, глотаем.

Запрокинув голову: имитировать жевательные движения, позёвывать, жевание и глотание с закрытым ртом.

 

Футбол.

Рот закрыть, кончик языка с напряжением упирать то в одну, то в другую щёку так, чтобы под щекой надувались мячики.

 

Карандаш.

Применяют упражнение с карандашом — располагают карандаш поперек зубного ряда, удерживают его сжатыми зубами. Кончик языка перемещают то выше, то ниже карандаша.

 

Лошадка.

Пощёлкать кончиком языка, как цокают лошадки. Рот при этом открыт, кон кончик языка не вытянут и не заострён. Следить, чтобы он не подворачивался внутрь, а нижняя челюсть оставалась неподвижной. Выполнять 50-60 раз.

 

Использование ортодонтических аппаратов

пластинка MUPPY  вестибулярная пластинка с бусинкой миофункциональные трейнеры

 

 

Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста.

БЕРЕГИТЕ СЕБЯ И СВОЮ УЛЫБКУ!!!!  

что это, признаки инфантильной личности, социальный и психологический инфантилизм

Многие представители старшего поколения любят говорить, что нынешняя молодежь – сплошные инфантилы. Мы предлагаем оставить данный тезис в стороне (хоть мы и вернемся к нему чуть ниже) и вместо этого разобраться, что такое инфантилизм, каковы его признаки и кого действительно можно назвать инфантильным человеком. А главное – каковы причины такого явления и способна ли незрелая личность вырасти и стать взрослой?

Виды инфантилизма

Для начала разберемся, о каких видах инфантилизма будет идти речь. В зависимости от сферы, данное слово имеет различные значения. В психиатрии это патологическая задержка в развитии, когда поведение и эмоциональные реакции подростка соответствуют таковым у детей (или когда взрослый ведет себя как ребенок или подросток). Есть и физиологический инфантилизм – соответственно, физиологическая патология, задержка в развитии органов и систем. В бытовом же употреблении чаще всего имеется в виду психологический и/или социальный инфантилизм, с патологиями не связанный. Именно на этих видах мы и предлагаем остановиться.

Основные особенности и признаки инфантильного поведения

В психологии об инфантилизме говорят тогда, когда взрослые (по паспорту) люди в жизни проявляют черты, свойственные ребенку или, скорее, подростку. В таких случаях отмечают, что перед нами незрелая, инфантильная личность. Причем, повторимся, это никак не связано с патологиями психики. Значит, герой нашего рассказа в целом здоров, но его образ мыслей и поведенческие шаблоны не соответствуют таковым у зрелых личностей. Что конкретно имеется в виду?

Рассмотрим самые явные признаки инфантилизма.

  • В первую очередь это неумение принимать решение и нести ответственность – за сделанный выбор, за выполненную работу и т.д. Взрослый человек осознает, что каждое его решение приводит к тем или иным последствиям – значительным или незначительным, хорошим или плохим. «Взрослый ребенок» брать ответственность на себя категорически не хочет.
  • Это связано еще и с другой важной особенностью инфантильного человека: он не умеет решать проблемы. Если они все же возникают, наш герой ждет, пока придет «взрослый» взрослый (родители, супруг, друзья) и все исправит или в крайнем случае скажет, что надо сделать, чтобы все исправить. Это также приводит к тому, что личность не в состоянии оценить истинных последствий тех или иных своих действий – ведь в целом такую оценку за них проводят другие. Некоторые воспринимают цену любого проступка на «школьном уровне»: от всего можно отделаться нотациями учителя и записью в дневнике. Тогда как во взрослой жизни порой все гораздо серьезнее.
  • «Взрослым детям» свойственно перекладывание ответственности – у них практически всегда виноваты другие. Такие личности не могут взять ответственность не только за себя, но и за других, а кроме того, бывают достаточно эгоистичны. Это следствие неспособности понять мысли, чувства, точку зрения других людей. Впрочем, в данном вопросе все зависит от психологии конкретного человека.
  • Многие незрелые личности между серьезным делом и удовольствием выберут именно последнее (порой вне зависимости важности дела). «Взрослые дети» часто не в состоянии заставить себя что-то сделать и не задумываются, к каким последствиям это может привести. В угоду сиюминутным желаниям способны вести себя очень безответственно. Также они редко думают о будущем – как своем, так и других людей.

Здесь вспоминается противостояние лимбического мозга и неокортекса в модели «Три мозга» по Маклину. «Взрослые» взрослые умеют усмирять лимбический мозг и следовать тому, что говорит неокортекс. В то же время инфантилы зачастую просто подчиняются лимбической системе и даже не делают попыток справиться с ее порывами.

Социальный инфантилизм

Весьма близок к психологическому и социальный инфантилизм. Он также предполагает, что перед нами психически здоровая личность, которая не хочет принимать ответственность и решать проблемы. В данном случае это вопросы социализации, адаптации к окружающим условиям, общественным ценностям. Главным образом – нежелание брать на себя ответственность, связанную с новыми для таких личностей, «взрослыми» обязанностями.

Следует отметить, что социальный инфантилизм несет в себе не только объективный, но и оценочный компонент. Дело в том, что отправной точкой здесь служат ценности и нравы общества. Ценности меняются – например, от поколения к поколению, и при подобной смене в глазах родителей их дети будут социальными инфантилами.

Например, сейчас некоторые женщины не видят смысла жизни в создании семьи и воспитании детей (традиционные ценности). В глазах одной части общества такие дамы выглядят в лучшем случае инфантильными девушками, которые не хотят брать на себя ответственность. В глазах другой части – решение не заводить детей может быть даже более ответственным, чем решение рожать, если женщина понимает, что пока не готова к этому с финансовой или моральной точки зрения.

Таким образом, если представители старшего поколения говорят о молодежи как о сплошных инфантилах, скорее всего имеют в виду социальный инфантилизм (или же люди, употребляющие данное слово, могут вовсе не знать его значения, но это уже совсем другая история).

Так как психологический и социологический виды в принципе достаточно близки, предлагаем далее рассматривать их совместно.

Инфантилы в работе и личной жизни

Инфантильные мужчины и женщины стремятся к легкой жизни, в которой нет серьезных забот и проблем – как в детстве. При этом «взрослый ребенок» может быть весьма успешным специалистом в своей области, но в быту, во взаимоотношениях вести себя как подросток (покладистый или же капризный). Но бывает и так, что с работой у него возникают проблемы. Например, некоторые сворачивают с пути, столкнувшись даже с небольшим препятствием. Они сразу опускают руки, передают проект другим сотрудникам, отказываютcя от перспективных должностей и задач, боясь не справиться. Другие слишком безответственны, на них нельзя положиться, потому что они считают нормальным бросить работу из-за того, что им стало скучно или захотелось заняться чем-то еще. Все это, конечно, затрудняет карьерный путь.

Инфантилизм не знает пола: он с равным успехом встречается и у мужчин, и женщин. Также следует заметить, что это явление далеко не новое, и «взрослые дети» существовали во все времена.

Что касается семейных взаимоотношений, то герои нашего рассказа вполне могут состоять в крепких отношениях. Но ищут они себе не партнера, а родителя – того, что будет решать за них все проблемы. Если их вторую половинку устраивает такая роль, то данный союз может быть вполне гармоничным. «Великовозрастные дети» подходят тем, кто предпочитает самостоятельно принимать решения за себя и за других и кто любит, чтобы все было так, как он хочет. У «взрослого ребенка» бывают и свои дети. Зачастую, этим двум «типам» детей приятно проводить время вместе, играть и т.д. Здесь важно, что у мальчика или девочки перед глазами все же был пример «взрослого» взрослого.

Вопреки мнению некоторых людей, увлечение компьютерными играми, фантастикой, фильмами, книгами, комиксами, коллекционирование игрушек и т.д. само по себе вовсе не является признаком инфантилизма у взрослых. Так же как и не говорят об этом отдельные черты характера или не совпадающее с общественной точкой зрения отношение к определенным жизненным вопросам (женитьба, дети, работа). В следующих статьях мы рассмотрим этот вопрос подробнее. А пока заметим: быть инфантильным человеком значит в комплексе проявлять многие указанные выше черты!

Причины развития инфантилизма

Как известно, многие особенности личности вытекают из детства. Социальный и психологический инфантилизм не исключение. Более того, в большинстве случаев он связан с именно ошибками воспитания со стороны родителей. Среди самых частых причин – гиперопека, стремление во всем угождать ребенку, ограждать его от всех проблем и забот, бежать на помощь даже до того, как он об этом попросит.

Негативно влияет полное игнорирование мнения и чувств маленького человека, принятие за него всех решений (что надевать, во что играть и что делать), попытка воплотить в сыне или дочери то, что не получилось у самого родителя.

Существуют и другие причины, почему дети вырастают по паспорту, но не по личностному развитию. Однако воспитание – слишком объемная тема, которую стоит рассмотреть отдельно. Самое важное: из-за того что родители постоянно и на корню «обрубают» решения, мечты, стремления, желания, амбиции, эмоции, намерения ребенка, в конце концов он просто перестает думать и решать самостоятельно. Зачем, если все равно будет так, как скажут мама или папа? Из-за этого у юного человека нарушается процесс формирования, созревания личности, и в итоге она так и не созревает.

Став взрослым, такой человек изо всех сил старается сохранить статус кво – то есть ничего не решать самому, не справляться с трудностями, делать что, что скажут другие. В этом есть и свои преимущества. А есть ли недостатки? Да, и их может быть достаточно много.

В чем проблемы инфантилизма?

  • Одна из главных проблем для некоторых «взрослых детей: они не могут быть по-настоящему счастливы. Они не знают, что им на самом деле нравится в жизни, потому что до этого все решения принимались за них. Если кому-то повезло, и его дело ему действительно нравится – отлично. Однако многим так не везет, но они годами вынуждены ходить на нелюбимую работу, так как не могут принять решение сменить ее и/или получить новую профессию.
  • Аналогично с личной жизнью – даже при наличии второй половинки по факту «взрослый ребенок» может быть весьма одинок. Потому что а) человек выбирал не партнера, а родителя, который делает все так, как хочется ему; б) не факт, что этот выбор инфантил вообще сделал самостоятельно, а не все решили за него.
  • Незрелые личности зависят от других людей, от их мнения и от их действий. Будучи предоставленными сами себе, они рискуют стать беспомощными. Конечно, зрелая личность также нуждается в близких людях, но здесь не идет речь о зависимости.
  • Герои нашего рассказа прячутся от внутренних проблем и страхов, потому что это именно та область, где за них не могут решать другие. Но такие проблемы и страхи никуда не пропадают, напротив, становятся только сильнее.
  • Также многие «взрослые дети» достаточно внушаемы, легко поддаются чужому влиянию и манипуляциям. Многие ведутся на рекламу, в том числе весьма сомнительную, покупая ненужные вещи. Некоторые ввязываются в аферы, финансовые пирамиды и т.д. Эта особенность связана с тем, что многие «большие дети» тянутся к легким деньгам и волшебным способам их получения. Перед нам как будто особая вера в чудо, свойственная детям, только на «квазивзрослом» уровне.

Можно ли избавиться от инфантилизма?

Избавиться от инфантилизма можно. Формально, чтобы перестать быть инфантильным, человеку нужно осознать, что его жизнь зависит только от него, что он может сам ее менять, что он имеет право на свое мнение, свои решения, эмоции и желания, а также на то, чтобы претворять все задуманное в жизнь. Выглядит не слишком сложно – в теории все это дано нам от рождения. Однако на практике, если человек в сознательном возрасте никогда не прислушивался к себе и не принимал решений, ему может быть непросто перестроиться. Поэтому не всем удается победить инфантилизм без помощи психолога.

Важно и желание самого человека поменяться. Многие «взрослые дети» не видят особенностей своего мышления и поведения. Все описанное выше присутствует для них скорее на подсознательном уровне. Они не думают, что вот придет мама/папа/муж/жена и решит все проблемы. Они не понимают, что не могут принять решение сами. Они думают (и говорят) что-то вроде: «Мне надо посоветоваться, прежде чем дать окончательный ответ». Такие люди достаточно горды, чтобы считать все навязанные решения своими собственными.

Кроме того, внешне быть под вечной опекой весьма удобно, а если раньше герой нашего рассказа жил в рамках модели «родитель – ребенок», значит, у него была такая возможность. Однако если человек чувствует себя одиноким, несчастным или испытывает какие-то проблемы или страхи, он сам может захотеть что-то изменить в себе и в своей жизни. И для «взрослых детей» это уже большой шаг вперед.

Что делать, если ваш близкий – инфантил?

«Друг познается в беде» – эта поговорка хорошо отражает то, как проще всего вычислить инфантила. Пока все в норме и вы не сталкиваетесь с проблемами, незрелость личности может практически никак не проявлять себя. Но когда нужно решать какие-то проблемы, детское поведение и образ мысли вашего друга или второй половинки становятся очевидными.

Можете ли вы помочь близкому перестать быть инфантильным? Да, помочь можно. Однако не стоит брать на себя роль родителя и решать за человека, надо ли ему это или нет. Вам кажется, что кто-то живет неправильно, но ему самому это может действительно нравиться. К тому же, если вы решается за инфантила, то вы просто занимаете свое место в модели «родитель – ребенок».

Так или иначе, если вы помогаете близкому повзрослеть, помогайте аккуратно. Начните с чего-то небольшого. Например, попробуйте больше расспрашивать его о том, что он хочет, начиная с незначительных моментов. Для начала оставляйте за ним выбор, как вы проведете выходной, что приготовить и т.д., потом переходите на более существенные вопросы. Чаще спрашивайте, что человек чувствует и что он хочет. Но не осуждайте и не говорите, что его чувства или желания неправильные – это инфантилам говорят и без вас. Ваш близкий должен на деле понять, что он может принимать решения, что он имеет право на свои эмоции и желания. Но также позволяйте ему самостоятельно справляться с возникающими проблемами – будьте рядом и оказывайте поддержку, но не делайте ничего за друга.

Спросите, кем ваш близкий хотел стать в детстве и при возможности предложите сейчас сделать шаг навстречу той мечте, причем вместе с вами. А может быть, у него есть уже более «свежие» желания, которые на самом деле не так сложно исполнить? Например, если человек хотел/хочет стать художником/поваром/читать Шекспира в оригинале, запишитесь с ним на соответствующие курсы. Ваша поддержка будет очень важна.

Напомним главное правило – не делать ничего вместо друга, не принимать решения за него. Пусть он сделает это сам, а вы просто будете рядом и окажете поддержку в случае необходимости.

Как известно, некоторые незрелые люди «экстренно» взрослеют, сталкиваясь с различными серьезными проблемами, из-за которых оставаться ребенком больше не получается. Однако ни в коем случае не «лечите» других какими-либо стрессами (подобные рекомендации можно встретить в Сети). Помните, что кто-то в таких случаях взрослеет, а кто-то ломается – получает невроз, впадает депрессию и т.д.

В заключение отметим: конечно, взрослым важно сохранять в себе частичку ребенка – радоваться приятным мелочам, мечтать, верить в чудеса и т.д. Но также важно, чтобы в нужный момент «у руля» стоял именно взрослый. Каким бы притягательным ни было детство, оно должно уступить время другой жизни, в которой также немало хорошего.

Распространенность инфантильного типа глотания у детей 8-11 лет

Введение. Глотание является сложным физиологическим процессом, который оказывает значительное влияние на рост и формирование челюстно-лицевой системы человека. Нарушение произвольной ротовой фазы глотания проявляется в изменении адекватных паттернов движения языка и мимической мускулатуры, находящихся под контролем высшей нервной системы. Оценка и выявление нарушения акта глотания является важным звеном оказания ортодонтической помощи.

Цель исследования: оценить частоту встречаемости нарушения функции глотания у 156 детей в возрасте 8-11 лет и выявить взаимосвязь с развитием зубо-челюстных аномалий (ЗЧА).

Материалы и методы: в исследование включено 156 пацентов (средний возраст – 9,4 лет; мальчики – 75; девочки – 81), обратившиеся в ГУЗ «Саратовская стоматологическая поликлиника 5» в период с сентябрь 2016 по февраль 2017 года.

Всем пациентам был проведен внешний осмотр и осмотр полости рта с занесением данных в Mедицинскую карту ортодонтического пациента. Также среди родителей проводилось анкетирование для выяснения анамнеза жизни пациентов (данные о вредных привычках, длительности грудного вскармливания, типе питания).

Результаты. В ходе исследования выявлено, что из 156 пациентов инфантильный (реверсивный) тип глотания (ИТГ) встречался у 49 детей (31,41%). У 38 пациентов (77,55%) с ИТГ отмечалось также ротовое, либо смешанное с преобладанием ротового, типы дыхания. Различные виды ЗЧА (аномалии положения зубов и соотношения зубных рядов) обнаружены у 45 пациентов с ИТГ (91,84%). Среди пациентов с ИТГ у 5 (10,2%) детей были выявлены вредные привычки (сосание пальца и длительное сосание соски). Большинство пациентов с ИТГ в анамнезе имело приемущественно искусственное вскармливание (81,63%).

Выводы. Инфантильный тип глотания у детей 8-11 лет встречается в 31,41% случаев. У подавляющего количества пациентов с ИТГ имеются те или иные виды ЗЧА. Характер движения языка во время глотании оказывает прямое влияние на рост и развитие челюстно-лицевой системы и положение зубов в альвеолярных отростках челюстей. 

Атипичное глотание: миофункциональный подход с помощью Froggy Мouth

С. Ди Веккьо (Stefano Di Vecchio)
Стоматологическое отделение госпиталя Сан-Пьетро F.B.F. (Рим, Италия)

П. Манцини (Pietro Manzini)
Челюстно-лицевое подразделение неврологического отделения госпиталя Карло Пома (Мантуя, Италия)

Э. Кандида (Ettore Candida)
Частная практика (Рим, Италия)

М. Гаргари (Marco Gargari)
Кафедра клинических наук и трансляционной медицины, Университет Tor Vergata (Рим, Италия)

Атипичное глотание является миофункциональной проблемой, характеризующейся неправильным положением языка во время глотания. Первичное инфантильное глотание развивается на 12-й неделе внутриутробного развития и характеризуется передним положением языка [1] и сокращением периоральных мышц [2], что приводит к повышению отрицательного давления в полости рта. В нормальных условиях в возрасте около 3 лет, с развитием попеременного одностороннего жевания [3], инфантильный тип глотания заменяется соматическим [4].

При взрослом соматическом типе глотания зубные ряды сомкнуты, язык приподнят и упирается в задне-верхнюю часть небного свода [5]. Таким образом, давление языка стимулирует рост верхней челюсти [6, 7]. Если переход от инфантильного глотания к взрослому не происходит, это запускает патологический механизм, определяемый как атипичное глотание [8].

Этиология включает множество факторов:

  1. Ошибки кормления. Например, длительное кормление из бутылочки, позднее отлучение от груди, неправильная консистенция пищи (отсутствие твердой пищи).
  2. Вредные привычки (сосание пальца или пустышки, онихофагия и т. д.).
  3. Респираторные проблемы, такие как ротовой тип дыхания, аденоидная гипертрофия, тонзиллярная гипертрофия, ринит, бронхиальная астма.
  4. Врожденные аномалии полости рта (короткая уздечка языка, или анкилоглоссия).

Высокая распространенность аномалий прикуса, связанных с атипичным глотанием [9, 10], делает этот вопрос предметом повышенного интереса в научных исследованиях. Из-за мультифакторного этиопатогенеза, высокой частоты и корреляции с зубочелюстными аномалиями эта тема интересна не только стоматологам, но и активно обсуждается среди врачей общей медицины. Обзор литературы по этому вопросу подтверждает, что одного ортодонтического лечения недостаточно для решения проблемы у пациентов с атипичным глотанием. Эта патология требует мультидисциплинарного подхода, ортодонтической и миофункциональной терапии, чтобы обеспечить оптимальные и длительные результаты [11].

Для получения адекватной миофункциональной коррекции [12] атипичного глотания используется множество аппаратов: например, съемные и несъемные небные пластинки, устройство Tucat Pearl, а также логопедические упражнения, требующие высокой ответственности от пациента и дающие непредсказуемые и нестабильные результаты.

Эрик Кандель, лауреат Нобелевской премии 2000 года, в своих исследованиях физиологической основы хранения памяти в нейронах доказал, что новая информация усваивается и сохраняется быстро, поскольку память мозга легко модифицируется. Его исследования доказали, что при работе на подсознательном уровне важна не только длительность лечения, но стабильность. Синаптические связи в различных отделах мозга могут усиливаться или замедляться благодаря инграмматическим механизмам и мнемоническим следам, образующимся в процессе обучения и опыта. Таким образом, определяются окончательные биохимические и структурные изменения [13].

Как происходит процесс обучения:

  • Добровольный путь: только синаптическое возбуждение при стимулировании кортикальных зон.
  • Непроизвольный путь: изменение структуры синапсов и увеличение их числа. Здесь стимуляция исходит из подкорковой области, в которой развиваются автоматизмы.

Благодаря исследованиям Канделя, доктор Патрик Феллуз (эксперт в области челюстно-лицевой ортопедии) разработал аппарат Froggy Mouth, который формирует правильный тип глотания. Блокируя смыкание губ, он исключает отрицательное давление в полости рта, что позволяет языку совершать возвратно-поступательные движения благодаря сокращению шилоязычной мышцы, добиваясь правильного глотания. Феллуз утверждает, что внимание пациента должно быть сосредоточено не на кончике языка, как это обычно происходит во время миофункциональной терапии, а на задней части языка. Пациент, занятый подъемом кончика языка, пытаясь достичь резцового сосочка, задает более низкое положение задней части языка [14, 15, 16, 17].


Ближайшие события


Целью данной статьи является описание клинического протокола применения Froggy Mouth — инновационного простого миофункционального устройства, используемого для решения проблемы атипичного глотания и для миофункциональной коррекции неправильного положения языка.

Протокол использования Froggy Mouth

Прибор Froggy Mouth был протестирован у 370 пациентов в ортогнатическом отделении больницы Fatebenefratelli Сан-Пьетро в Риме и в ортодонтическом отделении больницы Карло Пома в Мантуе (Италия).

Froggy Mouth — это небольшой съемный аппарат, изготовленный из гибкого термопластичного эластомера, без примеси латекса или фталатов. Он доступен в 3 размерах: S (синий), M (красный) и L (фиолетовый). Прибор имеет маленькую штампованную букву в нижней части и точку в верхней части. Для того чтобы выбрать правый размер, используют специальный калибратор. Froggy Mouth располагается между губами и зубами, на расстоянии 2 мм от углов рта.

Аппарат должен использоваться в течение 15 минут каждый день (для активации нейронных цепей, которые генерируют автоматические движения, контролируемые тройничным нервом), в то время как ребенок увлечен игрушками (для активации лимбической системы, которая облегчает и ускоряет процесс обучения) [13]. Можно смотреть телевизор, играть в видеоигры или использовать компьютер. Протокол требует поддержания правильного положения головы параллельно полу.

Показания к использованию Froggy Mouth: атипичное глотание, прокладывание языка между зубными рядами, открытый прикус, глубокое перекрытие, глубокий прикус, протрузия нижней челюсти, дислалия, бруксизм, нарушение дыхания и аденоидные нарушения, храп, слюнотечение.

Перед началом терапии были выполнены следующие действия:

  1. Заполнены истории болезни. Специальная форма была создана в сотрудничестве с различными специалистами, которые наблюдали данную группу пациентов на протяжении нескольких месяцев (логопеды, врачи-остеопаты, аллергологи).
  2. Собраны фотографии пациентов, оттиски, ортопантомограммы и латеральные цефалограммы.
  3. Даны инструкции пациентам и их родителям. Объяснена необходимость поддержания тщательной гигиены полости рта.
  4. Последующие осмотры назначались каждые 6–8 недель. Ортодонт устанавливал продолжительность лечения на основании клинических результатов.
  5. На последующих приемах были сделаны фотографии. Пациентам или опекунам было предложено заполнить вопросник о ходе лечения для оценки эффективности.

Этот опросник очень важен, потому что он помогает клиницистам записывать данные, которые не могут наблюдаться вне приема (т. е. храп, сон с открытым ртом, апноэ во сне, сомнамбулизм и т. д.).

Лечение в среднем занимало от 9 месяцев до 1 года.

Результаты использования Froggy Mouth

Аппарат показал эффективность для лечения атипичного глотания, а также положительные клинические результаты при терапии аномалий прикуса, таких как открытый прикус, поперечное сужение неба, перекрестный и глубокий прикус. При изучении опросных листов мы отметили, что аппарат также помог в решении других проблем: например, храп, слюнотечение, апноэ во сне и затрудненное дыхание через нос. Экстраоральные фотографии показывают изменение в положении спины, шеи и плеч после ношения прибора. Эти клинические результаты могут указывать на прямую корреляцию между нарушениями сокращения периоральной и жевательной мускулатуры и асимметричным сокращением шейной мускулатуры с последствиями для ВНЧС [18, 19]. Чтобы контролировать и развивать полученные результаты, требуется плотное сотрудничество с остеопатом [20, 21, 22]. Устройство также требует меньшей вовлеченности от пациента (всего 15 минут в день) по сравнению с традиционной логопедией, и, как установлено исследованиями Канделя [2007], результаты более предсказуемые и стабильные.

Выводы

Клинические данные свидетельствуют о том, что протокол Froggy Mouth эффективен при миофункциональной коррекции атипичного типа глотания, обеспечивая клиницисту новый терапевтический подход. Следует подчеркнуть, что сопутствующая логопедическая терапия имеет решающее значение для получения более быстрых и эффективных результатов. Однако дальнейшие научные исследования должны подтвердить эти ранние результаты.

Источник: www.ejpd.eu

Сведения об авторах / Литература

Способ устранения у детей инфантильного типа глотания

Изобретение относится к медицине, а именно к стоматологии, и может быть использовано для устранения инфантильного типа глотания. Способ включает формирование движений языка, обеспечивающих анатомически нормальное глотание путем выполнения комплекса упражнений с индивидуально подобранной по размеру указкой. Способ позволяет обеспечить воздействие на все основные зоны языка в последовательности, соответствующей движениям языка при анатомически правильном глотании, что способствует более эффективной коррекции инфантильного типа глотания. 1 табл., 2 ил.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к стоматологии, и может быть использовано в ортодонтии для устранения инфантильного глотания у детей.

Неправильное положение языка при глотании, например, вследствие привычки у ребенка сосания пальцев связано с риском развития открытого прикуса. Ребенок просовывает язык между фронтальными зубами, вызывая аномалию окклюзии, протрузию верхних резцов, нарушение речи в виде шепелявости. Эти дефекты приобретаются в течение многих лет.

Для устранения вредной привычки конструируют пластинку на верхнюю челюсть с заслонкой для языка (Кн. Стоматология детей и подростков, 7-е изд. Под ред. Ральфа Е.Мак-Дональда, Дейвида Р.Эйвери, Мед. Информ. Агентство, М., 2003 г., с.676-677).

Более обоснованными способами лечения признаны миофункциональные, когда ребенок тренируется в правильном глотании. В частности, ребенок должен сомкнуть зубы, поместить кончик языка напротив резцового сосочка и затем глотнуть. При этом мышцы расслабляются. Когда ребенок научится подобным образом глотать с помощью лингвальной пластинки с заслонкой для языка, ребенка отучают просовывать язык в образовавшуюся между зубами щель. Указанные способы имеют недостаточный терапевтический эффект и длительное время лечения.

Известен способ устранения инфантильного типа глотания, предложенный доктором Хинцем из Германии. Способ осуществляют с помощью вставляемой в полость рта вестибулярной пластинки, на которой укреплена бусинка. При этом способе ребенка обучают вращать бусинку поднятием средней части языка вверх (В.М.Чапала. Миофункциональная коррекция вестибулярных пластинок (В.М.Чапала. «Миофункциональная коррекция зубочелюстных аномалий и речевых нарушений с применением вестибулярных пластинок.» Методические рекомендации).

Недостатком способа является то, что раздражение наносится на одну зону языка, а это во многих случаях не обеспечивает формирование необходимых глотательных движений языка, кроме того, эффективность лечения по этому способу достигается только у детей до шестилетнего возраста.

В качестве ближайшего аналога предлагаемого изобретения принят способ, при осуществлении которого врач с помощью «петли для языка» охватывает тело языка и, прилагая некоторое усилие, обеспечивает придание ему более переднего положения (Журнал «Ортодонтия» 2004 г. №2). Недостаток тот же, что и в предыдущем способе: воздействие только на одну зону языка, что малоэффективно.

Предлагаемым изобретением решается задача обеспечения воздействия на все основные зоны языка и на весь язык в последовательности, наиболее соответствующей движениям языка при анатомически правильном глотании и повышении на этой основе устранения дефектов в глотании пищи, в том числе у детей старше шести лет. Изучение этого процесса показало, что последовательность активных сокращений различных зон языка и завершающих движений всего языка совпадает с направлением прохождения пищи от входа в ротовую полость до входа в пищевод. А именно: кончик языка, его средняя часть и корневая. Завершает процесс проглатывания пищи движение всего языка.

Сущностью изобретения является обеспечение воздействия на язык и его зоны в последовательности, соответствующей соприкосновению зон языка с пищей при анатомически правильном глотании, то есть воздействуют сначала на кончик языка, затем на его среднюю часть, потом на корневую часть, а затем на весь язык. При этом воздействуют на зоны языка и весь язык с помощью двух функциональных проволочных или пластмассовых приспособлений, называемых указками, показанных на фиг.1 и 2.

На фиг.1 дан схематический эскиз указки для надавливания на кончик языка и его среднюю часть, где 1 — треугольник указки, вершина которого заовалена, 2 — П-образный выступ указки, 3 — амортизаторы, 4 — держатель. На фиг.2 дан схематический эскиз для надавливания на корневую часть языка и на всю его поверхность, где 3 — амортизаторы, 4 — держатель, 5 — заоваленный конец указки, 6 — выступы для установки указки на зубы, 7 — средняя часть указки. Амортизаторы указок обеспечивают возможность отклонения указок при воздействии на них частями языка после надавливания на них в процессе лечения и для смягчения нажатия.

Способ осуществляют следующим образом, сначала врач или медсестра объясняют ребенку, что язык можно условно разделить на три зоны, участвующие в глотании, а именно кончик языка, среднюю часть и корневую. Затем ребенку указывают эти зоны на его языке с помощью указок 1 и 2: несколько раз дотрагиваются до кончика языка треугольником 1, до его средней части языка — П-образным выступом 2, до корневой части — заоваленным концом 5 и до всей поверхности языка — средней частью 7. Эти приемы позволяют ребенку научиться ощущать расположение зон языка, а также привыкнуть к ощущению элементов указок.

После этого переходят к приемам, подготавливающим самостоятельное применение ребенком указок. Для этого после введения указки №1 в полость рта ребенка П-образный выступ 2 на ней используют в качестве опоры на небе и просят ребенка несколько раз дотянуться кончиком языка до треугольника 1 на указке. Затем в качестве опоры на небе используют треугольник 1 и просят ребенка несколько раз дотянуться средней частью языка до позиции 2. После этих приемов вместо указки №1 в полость ребенка вводят указку №2: выступами 6 ее фиксируют на шестых зубах верхней челюсти, просят ребенка несколько раз дотронуться корневой частью языка до конца 5, а затем, перевернув указку №2 позицией 5 вверх и используя позицию 1 в качестве опоры на небе, просят ребенка несколько раз дотянуться всей поверхностью языка до средней части 7 указки. Для закрепления полученных навыков и укрепления мышц языка вслед за этим проводят упражнения с обеспечением сопротивления на надавливание треугольником, безболезненно надавливают на кончик языка и предлагают ребенку несколько раз поднять кончик языка, преодолевая сопротивление указки. Точно так же предлагают ребенку по несколько раз поднять среднюю часть языка, его корневую часть и весь язык при надавливании, соответственно П-образным выступом, заоваленным концом 5 указки №2 и средней частью 7.

Приемы, подготавливающие самостоятельное применение ребенком указок, завершают одним-двумя циклами десятикратно повторяемых ребенком под наблюдением врача или медсестры упражнений на «надавливание-сопротивление» в указанной выше последовательности в использовании указок №1 и №2 и их элементов.

После этого ребенку выдают указки №1 и №2, индивидуально подогнанные к размерам его полости рта, и дают задания в домашних условиях ежедневно в течение 30 дней самостоятельно, многократно в течение каждого дня выполнять описанные выше упражнения на «надавливание — сопротивление». При явке к врачу через указанный период устанавливают необходимость и продолжительность выполнения упражнений в последующие периоды.

Заявителем по предлагаемому способу проведена коррекция инфантильного типа глотания у 27 детей различного возраста: от 7-и до 12-ти лет, из них у 11 девочек (таблица). Практика показала, что во всех случаях, за исключением одного, в период от 30 до 45 дней были получены положительные результаты — тип глотания был приведен к анатомически нормальному.

Наименование показателей Всего В том числе девочек Положительный результат
Пролечено детей 27 11 26
Из них: от 7 до 9 лет 18 8 17
от 10 до 12 лет 9 3 9

Рецидивов в отдаленном периоде наблюдения — до 1-го года — не наблюдалось. Что касается упомянутого выше отрицательного случая, то, как выяснилось, положительный результат у этого пациента, мальчика 7-и лет, не был достигнут из-за недостаточного внимания родителей к его лечению. Это подтвердилось, в частности, тем, что при усилении родителями внимания к обеспечению мальчиком многократности ежедневного выполнения рекомендованных упражнений через 40 дней процесс глотания у него нормализовался.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что поставленные изобретением технические задачи полностью решены: предлагаемым способом обеспечивается воздействие на все зоны и на весь язык в целом, а эффективность лечения приблизилась к 100%.

Пример.

Инфантильный тип глотания у мальчика 8 лет Пети К. Проба на сглатывание слюны показала, что подчелюстные мышцы не участвуют в процессе глотания. При отпивании воды из стакана ребенком производились всасывающие движения. При открытом рте по просьбе врача ребенок смог поднять в сторону неба только кончик языка. Лечение проведено по предлагаемому способу. Сначала ребенку разъяснили и с помощью указок №1 и №2 указали на его языке три зоны: кончик языка, среднюю и корневую части. Для этого по 2-3 раза дотронулись до названных частей языка в следующем порядке: треугольником 1 до кончика языка, затем П-образным выступом до средней части, после этого заоваленным концом 5 указки №2 до корневой части, а затем средней частью 7 указки №2 ко всей поверхности языка.

После этого перешли к подготовке ребенка к освоению им упражнений на «надавливание-сопротивление». Для этого указку №1 опирали на небо и просили ребенка дотянуться несколько раз кончиком языка до треугольника 1. После этого в качестве опоры на небе использовали треугольник 1 и просили ребенка прикоснуться несколько раз к П-образному выступу 2. Затем вместо указки №1 вводили в полость рта ребенка указку №2 и выступами 6 на ней фиксировали на шестых зубах верхней челюсти. После этого просили ребенка прикоснуться несколько раз корневой частью языка к заоваленному концу 5 указки №2. Затем, используя поз.5 в качестве опоры на небе, просили ребенка прикоснуться несколько раз всей поверхностью языка к средней части 7.

После подготовительных приемов перешли к освоению ребенком упражнений на «надавливание-сопротивление». Для этого треугольником 1 безболезненно надавливали на кончик языка и просили ребенка 5-6 раз поднять кончик языка, преодолевая сопротивление указки. Затем такое же упражнение при надавливании П-образным выступом 2 на среднюю часть языка, при надавливании концом 5 указки №2 на корневую часть языка и при надавливании средней частью 7 на всю поверхность языка.

После этого под наблюдением врача провели самостоятельное выполнение ребенком указанных выше упражнений на «надавливание-сопротивление» в указанной выше последовательности с использованием указок №1 и №2 и их элементов. По завершении обучения ребенку были выданы указки №1 и №2, индивидуально подогнанные к размерам его полости рта, и дано задание в течение 30 дней, ежедневно многократно повторять вышеуказанные упражнения.

На приеме у врача через 30 дней было замечено существенное улучшение в подвижности частей языка и подчелюстных мышц, синхронно-глотательные движения. Было назначено продолжать упражнение еще 15 дней. Проверка через 15 дней показала способность ребенка самостоятельно, без указок, поднимать к небу не только кончик, но и среднюю корневую часть языка, и весь язык. Подчелюстные мышцы окрепли. Глотание происходило анатомически нормально. Наблюдение через 1 год не выявили рецидива патологии в глотании.

Способ устранения у детей инфантильного типа глотания, включающий формирование движений языка, обеспечивающих анатомически нормальное глотание, отличающийся тем, что формирование этих движений осуществляют выполнением упражнений: дотрагивание ребенком до индивидуально подобранной по размеру указки, фиксированной на небе, последовательно кончиком языка, средней частью, корневой частью и всей поверхностью языка, далее проводят надавливание указкой на участки языка в той же последовательности, а ребенок при этом, преодолевая сопротивление, поднимает язык, затем ребенок самостоятельно многократно ежедневно выполняет надавливание указкой на участки языка в указанной последовательности, при этом, поднимая язык, преодолевая сопротивление, до выработки рефлекторного анатомически правильного глотания.

Инфантильные мужчины. Типы инфантильности

Он постоянно капризничает, устраивает истерики, боится принимать решения, избегает ответственности и часто врет?

И при этом ему уже давно не пятнадцать лет? Поздравляем, вы связались с инфантилом!

Кто же такой этот инфантильный мужчина?

Основные черты, свойственные инфантильным мужчинам, — эгоизм, самовлюбленность, повышенная обидчивость, повышенная забывчивость, леность, уход от проблем, нежелание нести ответственность и принимать решения, сильная привязанность к родителям и т. д.

Такой человек всю жизнь играет в игрушки – и его игрушкой может стать и семья. Если она ему надоест, он без сожаления бросит ее и найдет себе другое развлечение. Инфантильный мужчина похож на младенца: он требует к себе внимания, любви, заботы, и все остальное его не волнует.

Он совершенно искренне считает, что им должны заниматься, кормить-одевать, искать за него потерянные вещи, класть платочек в карман пиджака, будить по утрам на работу, и т. д., и т. п. Он так привык, другого отношения он не знал, и только такое положение вещей является для него естественным. Родители настолько любят свое чадо, настолько лелеют его, что ребенок начинает считать это естественным положением дел во Вселенной.

Типы мужской инфантильности

Инфантильные мужчины часто делят на два типа.

Инфантилы первого типа — это типичные маменькины сынки. И в отношениях с противоположным полом  они предпочитают вести себя точно так же, как с мамой, – по-детски. Эти мужчины подсознательно ищут женщин, которые бы осуществляли над ними жесткий контроль и плотную опеку, которые бы заботились о них и обслуживали: кормили, поили, штопали носки и стирали сорочки.

При этом вести себя такой инфантил будет отнюдь не как пай-мальчик. Он будет постоянно капризничать и обижаться. Он никогда не будет сдерживать обещания и будет постоянно врать.

Психологи утверждают, что некоторые из мужчин этого типа запросто могут переметнуться в стан гомосексуалистов. Причем  совершенно необязательно, что их гомосексуализм будет природного свойства.

Их, скорее, привлекает социальный тип гомосексуалиста, человека изнеженного, томного, у которого есть зрелый и состоятельный партнер, который его опекает и содержит.

Те инфантилы, которые принадлежат ко второй категории, резко отвергают упреки в своей  инфантильности.

Путь этих мужчин – самоутверждение за счет женщин, которые не отличаются ни красотой, ни талантами, а потому чрезвычайно кротки и нетребовательны. Именно на таких они и охотятся.

Отношения с сильной и независимой женщиной такому инфантилу не под силу, потому что он не в состоянии отвечать тем высоким требованиям, которыми известны эти женщины. Женившись на невзрачной и заморенной девице, они очень быстро теряют к ней изначально слабый интерес, перестают ценить и даже начинают презирать, однако расставаться с ними не спешат. Ведь это же бесконечный источник для самоутверждения.

Что делать, если вас угораздило попасть на инфантила? Самым правильным будет, конечно, прекращение этих отношений. Если, правда, вы не испытываете глубокий внутренний комфорт от того, что играете роль «мамочки».

Перевоспитать инфантильного мужчину невозможно, так как все его жизненные и поведенческие установки — результат воспитания, это как зашитая на подкорку головного мозга программа, которую переписать не представляется вероятным.

Источник: Stylemania.km.ru


Все статьи в одном телеграм-канале:
https://t.me/rb7ru


А также лучшие новости Башкирии:
https://t.me/rb7news
Подписывайтесь!

Инфантильный тип глотания является причиной формирования. Инфантильное глотание

Инфантильный тип глотания.

Что это? Как преодолеть?

Глотание является сложным комплексом двигательных реакций, благодаря которым пища, попадающая в ротовую полость перемещается через пищевод в желудок. Глотательный рефлекс относится к врожденным рефлексам.

На свет появляется малыш. В норме у него хорошо развит механизм глотания, который в первые месяцы жизни носит название инфантильного. Язычок движется реверсивно (вперед-назад) и помогает молочку продвигаться в глотку. К 2,5 годам ребенок овладевает соматическим типом глотания. Он уже умеет поднимать кончик языка при проглатывании пищи. Но, если у ребенка короткая подъязычная связка или нарушен тонус мышц, а так же, если мама не давала ребенку твердую пищу, перехода от инфантильного типа глотания к соматическому не происходит. В момент глотания ребенок с инфантильным типом глотания прокладывает язык между верхним и нижним зубными рядами, что способствует формированию открытого прикуса. При этом в акте заметно напрягаются нижняя часть круговой мышцы рта, подбородочная мышца и мышцы шеи.

Как же обнаружить остался ли у вашего малыша инфантильный тип глотания? Просто попросите ребенка сглотнуть слюну или выпить глоток воды. При соматическом типе глотания это не вызовет никаких проблем. Если заметили напряжение и множество лишних движений лицевых мышц, то следует обратиться к ортодонту. Он либо развеет ваши опасения, либо подтвердит их.

Тогда уже есть смысл обратиться к логопеду или, если такой возможности нет, попытаться помочь ребенку самостоятельно.

  • Артикуляционная гимнастика с верхним подъемом язычка

(Качельки, чистим верхние зубки, маляр, вкусное варенье, чашечка).



Качельки

Подробное описание упражнений можно посмотреть в книгах:

  • Просим ребеночка вылизывать язычком донышко баночки

    (от йогурта или творожка) и тарелочку.

Так же полезно выполнять упражнения с использованием пищи, придерживаясь нескольких этапов:

Этап 1

Под контролем родителей учим ребенка сосать густую жидкость через трубочку (сначала трубочка потолще, затем трубочку берем потоньше, а жидкость погуще). Так же можно воспользоваться аптечными системами для капельниц. Взять яркую жидкость, стаканчик поставить как можно ниже и попросить ребенка её высосать.

Этап 2

Кладём на язычок вареное зёрнышко (гречка, рис) и просим ребёнка растереть его об альвеолы (бугорки за верхними резцами).

Этап 3

Через неделю после удачного овладения упражнениями 1 и 2 этапов переходим на следующий этап. Он может занять от 20 дней. Следует запастись терпением. Садимся кушать вместе с малышом и на собственном примере показываем, как поднимается язычок при проглатывании пищи.

Если у ребенка не укорочена уздечка и тонус мышц в норме, то через 20 дней навык должен сформироваться. Если этого не произошло, то обратитесь к специалисту.

Тренировка глотательных мышц это лучший способ улучшить свою способность глотать. Вот, несколько различных упражнений разработанных экспертами в области дисфагии для реабилитации.

Упражнение Шейкер

Лягте на спину и поднимите голову, как если бы вы пытались зафиксировать свой взгляд на пальцах. В то время как вы делаете это, старайтесь не поднимать плечи. Это простое упражнение улучшает глотательные способности, если оно выполняется от 5 до 57 раз в день в течение не менее шести недель. Если это упражнение получается у вас хорошо, увеличивайте продолжительность каждого подъема головы и количество повторений.

Движение гиоидный подъем

Это довольно простое упражнение, хотя это может звучать больше как задача, выполняемая в одном из реалити-шоу. Положите несколько небольших кусочков бумаги (около 2,5 сантиметров в диаметре) на одеяло или полотенце. Затем возьмите какой-нибудь мелкий, чистый предмет в рот и начните сосать один из кусочков бумаги за кончик. Продолжайте сосать, пока есть упомянутая бумага. Делайте это над чашкой или похожим контейнером, и остановитесь, когда бумага закончится. Это позволит выплюнуть бумагу в контейнер. Ваша цель, — выплюнуть от 5 до 10 кусочков бумаги в контейнер.

Движение Мендельсона

Это простое упражнение очень эффективно для улучшения глотательного рефлекса. Оно заключается в глотании собственной слюны. Обычно, когда слюна входит в пищевод, во время глотания, ваше «Адамово яблоко» (жесткая область примерно на полпути вниз по передней части шеи) движется вверх, а затем вниз. Для этого упражнения, держите кадык в верхней точке в течение примерно 2 до 5 секунд каждый раз. Вы можете помочь ему оставаться там сначала пальцами, для того, чтобы лучше понять движение, которое собираетесь сделать. Но упражнения сможет помочь вам только тогда, когда Вы сможете задерживать кадык без посторонней помощи. Повторяйте это упражнение несколько раз в день.

Глоток с полным усилием

Цель этого упражнения состоит в улучшении контакта между различными мышцами используемые во время акта глотания. В сущности, упражнение состоит в глотании. Но, когда вы это делаете, вы должны попытаться сжать все мышцы участвующие в глотания так сильно, как можете. Вам не нужно глотать пищу во время выполнения упражнения. Просто делайте это сухой глоткой. Выполняйте это упражнение от 5 до 10 раз, 3 раза в день.

Надгортанный глоток

Вы должны попробовать это упражнение без пищи в первую очередь. Когда оно будет хорошо получаться у вас, вы можете попробовать его с едой во рту. Это упражнение состоит из простых шагов. Во-первых, сделайте глубокий вдох. Задержите его, сделайте движение, как будто вы глотаете, и прокашляйтесь как бы, для устранения остатков слюны или пищи, которые, как бы, пошли вниз мимо ваших голосовых связок.

Движение супер надгортанный глоток

Это упражнение похоже на надгортанный глоток, описанный выше, но с дополнительной изюминкой. После того как вы сделайте глубокий вдох, потерпите при глотании. Создаваемое давление, помогает при глотании и увеличивает силу вашей глотательной мышцы.

По материалам сайта

7431

0

Функция дыхания

Во всех возрастных периодах нормой является носовое дыхание. При этом создается целый ряд благоприятных условий для формирования прикуса:

. сомкнутые губы уравновешивают давление, оказываемое на челюсти мышцами языка;

. рот закрыт, и нижняя челюсть зафиксирована в положении, соответствующем нормальному прикусу;

. поток воздуха, проходящий через носоглотку, увлекает с собой воздух из полости рта, в результате чего здесь создается отрицательное давление, которое оказывает равномерное стимулирующее воздействие на все участки альвеолярных отростков и неба;

. язык прилежит к небу и уравновешивает давление, оказываемое на него воздушной струей, проходящей через носовые ходы.

Ротовое дыхание считают патологическим главным образом из-за того, что в этом случае воздух не проходит через очищающие, согревающие и увлажняющие «фильтры» носовой полости, не вентилирует пазухи черепа. С точки зрения стоматолога, дыхание через рот является вредным еще и потому, что резко изменяет нагрузку на растущие кости и неизбежно приводит к серьезным деформациям челюстно-лицевой области.

В связи с тем, что при привычном ротовом дыхании рот остается приоткрытым, нижняя челюсть смещается книзу и кзади, диафрагма дна полости рта расслабляется, из-за чего страдает эстетика (увеличивается нижняя треть лица, возникает «второй подбородок») и изменяется соотношение челюстей (нижняя челюсть занимает дистальное положение). Разомкнутые губы не могут уравновесить то давление, которое оказывается на фронтальные зубы языком, поэтому зубы выдвигаются вперед и формируется протрузия.

При ротовом дыхании язык, освобождая путь потоку воздуха в ротоглотку, выдвигается вперед и располагается на дне полости рта. Челюсти не получают необходимых механических стимулов роста, что и приводит к деформации зубных рядов. Поток воздуха, проходя через полость рта, оказывает положительное давление главным образом на твердое небо и поэтому стимулирует избыточный рост формирующих его костей. Такое небо выгибается в полость носа и имеет вид высокого, резко сужающегося кверху купола, и поэтому называется «готическим». Поскольку положительное давление потока воздуха практически не воздействует на альвеолярные дуги, они остаются недоразвитыми, а зубные ряды — суженными, со скученностью зубов (рис. 7.5).


Рис. 7.5. Патология прикуса при ротовом дыхании.

Причины ротового дыхания могут быть различными. Во-первых, дыхание через рот может быть затруднено временно, в результате острого ринита и других острых респираторных заболеваний. Если эпизоды ОРЗ не повторяются слишком часто, то формирование прикуса не нарушается. Хроническое ротовое дыхание чаще всего связано с нарушением проходимости носовых ходов (искривление носовой перегородки, хронический ринит, полипы и т.д.) и патологией носоглотки (гиперплазия аденоидов). Еще одной причиной привычного ротового дыхания является снижение тонуса мышц, поднимающих нижнюю челюсть и замыкающих ротовую щель, т.е. нейромышечный стереотип открытого рта, формирующийся на фоне ЛОР-патологии и часто сохраняющийся после восстановления проходимости носовых ходов или возникающий самостоятельно.

Для предупреждения формирования патологического стереотипа ротового дыхания родители должны обеспечивать и контролировать характер дыхания ребенка с самого раннего возраста. Носовые ходы должны быть всегда свободны, поэтому необходимо регулярно прочищать их от слизи. Рот младенца должен быть закрыт как во время сна, так и в период бодрствования. Нужно следить за тем, чтобы во время сна голова ребенка не была запрокинута. Если у спящего ребенка мышцы, закрывающие рот, расслабляются, нужно легко прикоснуться к подбородку ребенка и, не тревожа его сон, закрыть рот; можно подвязывать нижнюю челюсть косынкой. При первых признаках стойкого нарушения проходимости носовых ходов ребенка следует показать ЛОР-врачу.

Диагностика патологии функции дыхания проводится в ходе клинического стоматологического обследования.

Приоткрытый рот и иссушенная красная кайма губ свидетельствуют о ротовом дыхании. Следует выяснить из анамнеза, какой характер — острый или хронический — имеет данное нарушение функции. О продолжительности нарушения функции дыхания можно более или менее объективно судить по состоянию прикуса пациента (см. выше) и некоторым лицевым признакам.

При длительном, многолетнем ротовом дыхании, сформированном с раннего детства, ноздри остаются «неразработанными», плоскими, с щелевидными входами, а переносица расширяется (это объясняют компенсаторным увеличением размеров недостаточно вентилируемой при ротовом дыхании лобной пазухи).

Чтобы определить стратегию лечения, выясняют, существуют ли объективные возможности для дыхания через нос. Пациента просят плотно закрыть рот на 10—15 с (или набрать в рот воды) и попробовать при этом дышать; для контроля движения воздуха к ноздрям пациента подносят рыхлый ватный фитиль или сухое стоматологическое зеркало. Если дыхание через нос возможно, то единственной причиной привычного ротового дыхания считают снижение тонуса мышц, закрывающих рот, что следует лечить при помощи специальной миогимнастики (см. далее) и контролирующих мер.

Если обнаруживается непроходимость носовых ходов, пациента направляют на лечение к терапевту, педиатру (в случае ОРЗ) или к оториноларингологу (при хронической патологии). После ЛОР-санации пациента приглашают на повторное обследование и, если обнаруживают, что функция дыхания не нормализовалась, организуют для него курс миогимнастики.

Функция глотания

Акт глотания является сложным действием, которое становится возможным при хорошей координации работы многочисленных мышц. С точки зрения влияния на формирование прикуса, самое важное место в этом комплексе занимает язык.

Существенное значение имеют размеры языка. При макроглоссии язык занимает всю полость рта, продвигается в прилежащие зоны и деформирует там органы и ткани: прокладывается между зубами и формирует открытый прикус, уменьшает размеры надгортанника. Контуры увеличенного языка обычно фестончатые, с отпечатками зубов, кончик языка при его высовывании свободно достигает подбородка, что помогает клинической диагностике макроглоссии. Эта аномалия часто имеет место при микседеме, кретинизме, гипофизарном нанизме, болезни Дауна.

В случае истинной макроглоссии, подтвержденной данными цефалометрии, для предупреждения (или лечения) открытого прикуса проводят операцию резекции языка. При микроглоссии язык занимает лишь небольшую часть полости рта, в покое не прикасается к зубам, а при высовывании с трудом достигает нижних резцов. Дно полости рта приподнято, его свободные участки видны по обе стороны языка. Зубная дуга не испытывает центробежного давления языка и поэтому не достигает нормальных размеров. В результате премоляры прорезываются скученно, третьи моляры располагаются в углах нижней челюсти, зубы боковых сегментов смещаются и наклоняются к центральной линии, нижние резцы наклоняются в оральном направлении, верхние резцы — в лабиальном. Наличие у ребенка гипоглоссии диктует необходимость его постоянного наблюдения у ортодонта.

Давление, оказываемое мышцами языка на опорные зоны во время глотания, достигает 300—800 г/см2, поэтому патология глотания рассматривается в ортодонтии как очень важный управляемый фактор риска. Глотание является врожденной функцией, но, как было отмечено ранее, с возрастом норма глотания должна изменяться в соответствии с изменяющимися условиями в полости рта и таким образом благоприятствовать правильному формированию прикуса.

Ребенок рождается с уже сформированным инфантильным типом глотания, приспособленным к беззубым челюстям и к основному способу добычи пищи ребенком до шестимесячного возраста — к сосанию. При нормальном развитии после прорезывания зубов язык подвергается функциональным и позиционным перестройкам: он постепенно перемещается кзади, приучается контактировать во время глотания с фронтальными зубами (смешанный тип нормального глотания), а позже — с небно-альвеолярной зоной (соматический тип). Переходный период «созревания» смешанного глотания до уровня соматического в норме заканчивается к 4—5 годам жизни ребенка.

Цикл соматического глотания состоит их четырех фаз

I фаза. Передняя треть верхней поверхности языка остается плоской или вогнутой. Пищевой комок собирается на плоскости передней трети языка или в подъязычной зоне, впереди от смещенного кзади языка. Задняя часть спинки языка изогнута, плотно контактирует с мягким небом (пища не проглатывается!). В этой фазе губы и зубы чаще не сомкнуты.

II фаза. Спинка языка сворачивается желобком или прогибается в средней трети. Кончик языка движется вверх. Мягкое небо поднимается и смещается кзади, при этом образуются две щели: небно-язычная и небно-глоточная. Пищевой комок продвигается кзади. Наблюдается легкое смыкание губ и передних зубов.

III фаза. Передняя часть языка прижимается к твердому небу. Задняя треть спинки языка снижается, открывая пищевому комку вход в глотку. Начинает сокращаться верхний глоточный констриктор, мягкое небо изгибается — формируется небно-глоточное смыкание, т.е. разобщение носоглотки и ротоглотки. Зубы и губы сомкнуты.

IV фаза. Спинка языка выгибается вверх и передвигается кзади. Ткани глотки и мягкого неба смещаются вниз и кзади. В результате пищевой комок продавливается за пределы ротоглотки подобно тому, как зубная паста выдавливается из тубы.

Однако, своевременное созревание функции глотания происходит далеко не во всех случаях: инфантильное глотание сохраняется у 90% трехлетних детей и у 3% двенадцатилетних.

Патологическое инфантильное глотание отличается от соматического во второй и третьей фазе: язык не смещается кзади, а наоборот, вытягивается вперед, прокладывается между зубами и замыкает собою губную щель (при этом губы и зубы не имеют нормального контакта). Язык отталкивается от губ, периоральные мышцы — круговая мышца рта, щечная, подбородочная — напряжены. Часто при патологическом инфантильном глотании наблюдается, так называемый симптом наперстка или мяча для гольфа:

Если в кожу вплетаются волокна подбородочной мышцы, то при ее сокращении на подбородке образуются втяжения, ямки. При таком глотании язык оказывает вертикальное давление на фронтальные участки зубных дуг верхней и нижней челюстей, в результате чего альвеолярные отростки выгибаются, соответственно, вверх и вниз, образуя вертикальную щель и формируя открытый прикус. Из-за дискоординации мышц, участвующих в акте глотания, дистальные участки зубных дуг не получают должных стимулов к развитию и остаются суженными.

Причиной патологического инфантильного глотания может быть вынужденное переднее положение языка (рис. 7.6): при ротовом дыхании таким образом инстинктивно увеличивается пространство для прохождения воздуха, при гипертрофии глоточных миндалин — облегчается продвижение пищевого комка в глотку. Среди других причин недоразвитости функции глотания называют макроглоссию, нарушение тонуса мышц языка, длительное кормление из бутылочки, привычное сосание языка, отсутствие адаптации к твердой пище, предшествующие аномалии прикуса, патологию ЦНС.

Рис. 7.6. Деформация прикуса при патологическом инфантильном глотании.

Диагностика инфантильного глотания заключается в определении переднего положения кончика языка во время глотания при клиническом исследовании. Врач пальцами разводит и удерживает губы ребенка, просит его проглотить слюну, наблюдая при этом, не прокладывает ли ребенок язык между зубами. Другим важным признаком патологии глотания является симптом наперстка. Более достоверную информацию можно получить, используя методы миографии, палатографии (получение на небе отпечатков языка, покрытого краской или оттискным материалом), рентгенографии и т.д.

При смешанном патологическом глотании нарушения функции и их причины практически совпадают с таковыми при инфантильном глотании, с тем отличием, что в III фазе язык не прокладывается между зубами, а упирается в них.

Следствием постоянного давления на зубы становится избыточный рост фронтальных участков челюстей, вестибулярный наклон зубов, наличие между ними трем. При клиническом исследовании в III и IV фазах глотания видно, что зубы верней и нижней челюстей плотно сжаты, а язык внедряется в широкие межзубные промежутки.

Стоматолог должен внушить родителям, что формирование правильного глотания у здорового ребенка во многом зависит от организации его вскармливания. Родители должны своевременно (на 4—5-м месяцах жизни) вводить в рацион ребенка плотные по консистенции виды прикорма, не вкладывать ложку в рот ребенка, но приучать его снимать пищу с ложечки губами, не допускать запивания пищи, пресекать избирательное отношение ребенка к твердой и жидкой еде и т.д.

Для нормализации глотания следует выявить и по возможности устранить все объективные предпосылки недоразвития этой функции: нормализовать дыхание, устранить имеющиеся зубочелюстные аномалии, при помощи специальных комплексов миогимнастики (см. далее) повысить тонус мышц языка и таким образом создать стереотип правильного глотания. В ряде случаев для коррекции глотания необходимо применять специальные ортодонтические аппараты, препятствующие выдвижению языка вперед.

Т.В.Попруженко, Т.Н.Терехова

Инфантильное глотание – это тип глотания, который в норме наблюдается у новорожденных и детей до 2 лет. Однако по мере прорезывания временных зубов ребенок начинает жевать, что приводит к смене типа глотания на соматический.

Инфантильный тип характеризуется прокладыванием языка между беззубыми челюстями (до упора в губы) в момент глотания. При соматическом типе, который появляется с 2-3 лет, язык упирается в твердое небо.

В некоторых случаях не происходит смены на соматический тип глотания, этому способствуют определенные причины.

Причины

Существует несколько причин, обуславливающих сохранение неправильного типа глотания у ребенка:

  • Отсутствие в рационе твердой пищи после прорезывания молочных зубов. Если ребенок с появлением временного прикуса продолжает употреблять только жидкую пищу, функция жевания не становится основной и инфантильное глотание не сменяется соматическим.
  • Ротовое дыхание (при хронических ринитах, тонзиллитах, а также аденоидах) способствует переднему расположению языка и нарушению перехода к соматическому типу глотания.
  • Укорочение уздечки языка.
  • Использование неправильной соски (слишком длинной или с большим отверстием).
  • Использование соски более 1 года с момента рождения ребенка. До 10-11 месяцев функция сосания является для малыша основной, однако с прорезыванием временных зубов данная функция угасает, а главной становится жевание. Если же родители продолжают использовать соску больше одного года, это может привести к нарушению смены инфантильного типа на соматический тип глотания.
  • Нарушение сроков прорезывания молочных зубов (позднее, чем на 3 месяца от физиологической нормы).

Последствия

Неправильный тип глотания, сохраненный у детей в возрасте старше 3 лет, может приводить к патологиям прикуса (чаще всего – открытый прикус).

Лечение

Для нормализации функции глотания показан комплекс мероприятий:

  • Устранение всех возможных причин, которые могли бы привести к сохранению инфантильного типа глотания (восстановление носового дыхания, добавление в рацион твердой пищи и т.д.).
  • Миогимнастика – специальные упражнения для мышц челюстно-лицевой области, способствующие нормализации функции глотания.
  • Использование ортодонтических аппаратов с упором для языка (например, пластинки MUPPY).

Ганглиозидоз GM1: MedlinePlus Genetics

Ганглиозидоз GM1 — это наследственное заболевание, при котором постепенно разрушаются нервные клетки (нейроны) в головном и спинном мозге. Некоторые исследователи классифицируют это состояние на три основных типа в зависимости от возраста, в котором впервые появляются признаки и симптомы. Хотя эти три типа различаются по степени серьезности, их особенности могут значительно совпадать. Из-за этого совпадения другие исследователи полагают, что ганглиозидоз GM1 представляет собой непрерывный спектр заболеваний, а не три различных типа.

Признаки и симптомы наиболее тяжелой формы ганглиозидоза GM1, называемой типом I или детской формой, обычно проявляются в возрасте 6 месяцев. Младенцы с этой формой расстройства обычно выглядят нормальными до тех пор, пока их развитие не замедлится, а мышцы, используемые для движения, не ослабеют. Пострадавшие младенцы в конечном итоге теряют навыки, которые они приобрели ранее (регресс в развитии), и у них может развиться чрезмерно испуганная реакция на громкие звуки. По мере прогрессирования заболевания у детей с ганглиозидозом GM1 типа I развиваются увеличенные печень и селезенка (гепатоспленомегалия), скелетные аномалии, судороги, глубокая умственная отсталость и помутнение прозрачного внешнего покрытия глаза (роговицы).Потеря зрения происходит из-за того, что светочувствительная ткань в задней части глаза (сетчатка) постепенно разрушается. Для этого заболевания характерна аномалия глаз, называемая вишнево-красным пятном, которую можно определить при осмотре глаз. В некоторых случаях пораженные люди имеют характерные черты лица, которые описываются как «грубые» увеличенные десны (гипертрофия десен), а также увеличенная и ослабленная сердечная мышца (кардиомиопатия). Люди с ганглиозидозом GM1 типа I обычно не доживают до раннего детства.

Ганглиозидоз GM1 типа II состоит из промежуточных форм заболевания, также известных как поздние инфантильные и ювенильные формы. Дети с ганглиозидозом GM1 типа II имеют нормальное раннее развитие, но у них начинают развиваться признаки и симптомы состояния примерно в возрасте 18 месяцев (поздняя инфантильная форма) или 5 лет (ювенильная форма). Люди с ганглиозидозом GM1 типа II испытывают регресс в развитии, но обычно не имеют вишнево-красных пятен, характерных черт лица или увеличенных органов.Тип II обычно прогрессирует медленнее, чем тип I, но все же вызывает сокращение продолжительности жизни. Люди с поздней инфантильной формой обычно доживают до середины детства, а люди с ювенильной формой могут дожить до ранней взрослой жизни.

Третий тип ганглиозидоза GM1 известен как взрослая или хроническая форма и представляет собой наиболее легкую часть спектра заболеваний. Возраст, в котором симптомы впервые появляются, варьируется при ганглиозидозе GM1 типа III, хотя у большинства пораженных людей признаки и симптомы появляются в подростковом возрасте.К характерным признакам этого типа относятся непроизвольное напряжение различных мышц (дистония) и аномалии костей позвоночника (позвонков). Ожидаемая продолжительность жизни варьируется среди людей с ганглиозидозом GM1 типа III.

Идиопатическая детская гиперкальциемия: MedlinePlus Genetics

Два известных типа идиопатической детской гиперкальциемии вызываются мутациями в разных генах. Детская гиперкальциемия 1 вызывается мутациями гена CYP24A1 , а детская гиперкальциемия 2 вызывается мутациями гена SLC34A1 .Оба гена помогают поддерживать надлежащий баланс кальция или фосфата в организме, в этом процессе может участвовать витамин D. Когда он включен (активен), этот витамин стимулирует всасывание фосфата и кальция из кишечника в кровоток. Витамин D можно получить из продуктов питания или вырабатывать в организме под воздействием солнечного света.

Фермент, продуцируемый геном CYP24A1 , помогает контролировать количество активного витамина D в организме. Этот фермент, называемый 24-гидроксилазой, помогает расщеплять активный витамин D, когда он больше не нужен, например, когда достигается надлежащий баланс кальция или фосфата в организме.Мутации в гене CYP24A1 снижают или устраняют активность фермента 24-гидроксилазы, который нарушает расщепление активного витамина D.

Количество фосфата в организме также может поддерживаться за счет реабсорбции минерала в почках, поэтому что он не выводится с мочой. Реабсорбция происходит за счет транспорта минерала через специальные каналы, образованные из белка, называемого натрийзависимым транспортером фосфата 2A (NaPi-IIa), который продуцируется геном SLC34A1 .Мутации в гене SLC34A1 не позволяют каналам NaPi-IIa транспортировать фосфат, уменьшая количество фосфата в организме. Для повышения уровня фосфатов активируется витамин D.

Мутации в гене CYP24A1 или SLC34A1 приводят к слишком большому количеству активного витамина D в организме. Этот избыток увеличивает всасывание кальция в кровоток, вызывая гиперкальциемию. Нарушение баланса кальция приводит к высокому уровню минерала в моче и может привести к отложению кальция в почках и образованию камней в почках.

Считается, что другие факторы, такие как количество кальция в рационе, добавление витамина D или длительное воздействие солнечного света, могут влиять на развитие и тяжесть признаков и симптомов у пораженных людей.

У некоторых людей с идиопатической детской гиперкальциемией нет мутаций в гене CYP24A1 или SLC34A1 . Причина состояния в этих случаях неизвестна. Другие гены, которые не были идентифицированы, могут быть вовлечены в развитие этого состояния.

Классическое детское заболевание CLN1 — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

В настоящее время исследуются несколько различных методов лечения цероидного липофусциноза нейронов, включая классическое детское заболевание CLN1. Эти методы лечения включают генную терапию, заместительную ферментную терапию, трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток и прием некоторых лекарств.

Генная терапия также изучается как еще один подход к терапии людей с классической детской болезнью CLN1.При генной терапии дефектный ген, присутствующий у пациента, заменяется нормальным геном, чтобы обеспечить выработку активного фермента и предотвратить развитие и прогрессирование рассматриваемого заболевания. Учитывая постоянный перенос нормального гена, который способен продуцировать активный фермент на всех участках заболевания, эта форма терапии теоретически с наибольшей вероятностью приведет к «излечению». Однако в настоящее время остаются некоторые технические трудности, которые необходимо решить, прежде чем генная терапия может быть продвинута как жизнеспособный альтернативный подход.

Исследователи изучали заместительную ферментную терапию при лизосомных болезнях накопления, таких как классическая детская болезнь CLN1. Заместительная ферментная терапия включает замену отсутствующего фермента у людей, у которых наблюдается дефицит или недостаток определенного фермента. Синтетические версии отсутствующих ферментов были разработаны и используются для лечения людей с определенными лизосомными заболеваниями, включая синдром Гурлера, синдром Фабри и болезнь Гоше.

Трансплантация гемопоэтических стволовых клеток (HSCT) использовалась для лечения лизосомных нарушений накопления, таких как классическая детская болезнь CLN1.Гемопоэтические стволовые клетки — это специализированные клетки, обнаруженные в костном мозге (мягкий губчатый материал, содержащийся в длинных костях). Эти стволовые клетки крови растут и в конечном итоге превращаются в один из трех основных типов клеток крови — эритроциты, лейкоциты или тромбоциты. Трансплантация проводится для замены костного мозга (и, следовательно, всей кровеносной системы) пораженного человека костным мозгом человека, у которого нет определенного заболевания. Здоровые клетки, продуцируемые новым костным мозгом, содержат достаточный уровень липазы лизосомальной кислоты, необходимой для расщепления холестерина и триглицеридов.Трансплантация гемопоэтических стволовых клеток неэффективна при лечении классических детских заболеваний CLN1, и эта процедура не лишена недостатков. Процедура дорогая и сопряжена с риском серьезных осложнений, включая реакцию «трансплантат против хозяина» и другие долгосрочные и поздние эффекты.

Трансплантация нервных (или нейрональных) стволовых клеток также изучается для лечения классической детской болезни CLN1. В этой процедуре стволовые клетки получают из центральной нервной системы, а затем культивируют, очищают и сохраняют.Для проверки этого лечения была проведена первая фаза клинического исследования. Необходимы дальнейшие исследования для определения долгосрочной безопасности и эффективности этого нового варианта лечения.

Для лечения детей с классическим инфантильным заболеванием CLN1 было опробовано несколько лекарств, включая цистеамин, и различные противовоспалительные препараты. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить долгосрочную безопасность и эффективность этих препаратов в качестве лечения классической детской болезни CLN1.

Информация о текущих клинических исследованиях размещена в Интернете по адресу www.Clinicaltrials.gov. Все исследования, финансируемые правительством США, а некоторые исследования поддерживаются частным сектором, размещены на этом правительственном веб-сайте.

Для получения информации о клинических испытаниях, проводимых в Клиническом центре NIH в Бетесде, штат Мэриленд, свяжитесь с отделом приема пациентов NIH:

(бесплатный): (800) 411-1222
TTY: (866) 411-1010
Электронная почта: [адрес электронной почты защищен]

Для получения информации о клинических испытаниях, спонсируемых частными источниками, в основном, обращайтесь: www.centerwatch.com

Для получения дополнительной информации о клинических испытаниях, проведенных в Европе, обращайтесь: https://www.clinicaltrialsregister.eu/

Инфантильная гемангиома | Johns Hopkins Medicine

Что такое детская гемангиома?

Детские гемангиомы состоят из кровеносных сосудов, которые формируются неправильно и множатся больше, чем должны. Эти кровеносные сосуды получают сигналы к быстрому росту в раннем детстве. Большинство детских гемангиом появляется при рождении или в течение первых нескольких недель после рождения.Большинство детских гемангиом имеют отметки или цветные пятна на коже при рождении или в течение нескольких недель после рождения.

В течение первых пяти месяцев у ребенка детская гемангиома будет быстро расти. Это время называется фазой пролиферации или фазой роста. У большинства младенцев примерно к 3-месячному возрасту инфантильная гемангиома достигает 80 процентов от максимального размера.

В большинстве случаев они перестают расти и начинают уменьшаться к первому дню рождения ребенка. Он начнет сглаживаться и станет менее красным.Эта фаза, называемая инволюцией, продолжается с младенчества до раннего детства.

Большая часть уменьшения детской гемангиомы происходит к тому времени, когда ребенку исполняется 3,5–4 года. Почти у половины всех детей с детской гемангиомой на коже могут остаться рубцы или дополнительные кровеносные сосуды.

Детская гемангиома — самая распространенная опухоль, поражающая детей. Инфантильные гемангиомы чаще встречаются у девочек, чем у мальчиков, и чаще встречаются у детей европеоидной расы.

Ранние (недоношенные) дети или дети с низкой массой тела при рождении более склонны к инфантильной гемангиоме.

Иллюстрация ребенка с детской гемангиомой над глазом. © Элеонора Бейли

Какие бывают типы детской гемангиомы?

Большинство гемангиом появляются на поверхности кожи и имеют ярко-красный цвет. Их называют поверхностными инфантильными гемангиомами или «клубничными родинками».”

Некоторые из них находятся глубоко под кожей и выглядят либо синими, либо телесного цвета; их называют глубокими инфантильными гемангиомами.

Когда присутствуют глубокая и поверхностная части, они называются смешанными инфантильными гемангиомами.

Иллюстрация группы сосудов, вызывающих инфантильную гемангиому. © Элеонора Бейли

Как диагностируются детские гемангиомы?

Врачи могут диагностировать большинство гемангиом, проводя обследование и спрашивая о беременности и здоровье ребенка.Гемангиомы, расположенные глубоко под кожей, иногда бывает сложнее диагностировать. Поскольку гемангиома растет во время пролиферативной фазы (от рождения до 1 года), диагностика будет проще.

Большинство гемангиом не требуют специальных исследований.

Если врач считает, что у вашего ребенка инфантильная гемангиома, он или она может использовать ультразвук, чтобы увидеть больше деталей под кожей. В некоторых случаях, особенно при больших гемангиомах на голове и шее, врач может назначить МРТ для исследования детской гемангиомы, головного мозга и кровеносных сосудов в головном мозге.

МРТ — это сканирование или изображение внутренней части тела пациента. МРТ поможет врачу увидеть размер и расположение детской гемангиомы, а также проверить наличие других возможных проблем.

Ассоциация PHACE

Большие детские гемангиомы иногда могут быть частью синдрома, называемого синдромом PHACE. Каждая буква обозначает условие:

P — Порок развития задней ямки (части мозга)

H — Гемангиома

A — Аномальные артерии в головном мозге или крупные кровеносные сосуды около сердца

C — Коарктация аорты (проблема с сердцем.Аорта — это большой кровеносный сосуд, по которому кровь от сердца идет к телу. Коарктация происходит, когда часть аорты слишком узкая, чтобы через нее могло пройти достаточно крови.)

E — Проблемы с глазами

Иногда к PHACE добавляется буква «S», что означает расщепление грудины / надпупочный шов, когда грудина формируется неправильно или на коже над грудной клеткой имеется шрам.

В редких случаях большая гемангиома — обычно в голове или шее — возникает вместе с одной или несколькими из этих проблем в головном мозге, сердце, глазах или кровеносных сосудах.Когда это происходит, у ребенка диагностируется синдром PHACE. Если ваш врач подозревает синдром PHACE, вам будет сделана специальная МРТ, эхокардиограмма (УЗИ сердца) и осмотр глаз.

Как лечат детские гемангиомы?

Детский педиатр, дерматолог, а иногда и гематолог или хирург позаботятся о гемангиоме вашего ребенка. Большинство гемангиом не нуждаются в лечении. Те, которые это сделают, будут под руководством специалиста. Гемангиомы должны находиться под наблюдением педиатра или специалиста вашего ребенка.

В течение первого года жизни, когда гемангиома растет, врачи захотят часто проверять гемангиому. Количество посещений врача будет зависеть от того, насколько он велик, где находится на теле и вызывает ли какие-либо проблемы. Если детская гемангиома начинает вызывать проблемы, будет рекомендовано лечение.

Для большинства детей посещения должны происходить реже после первого дня рождения до школьного возраста.

Лекарства для лечения детской гемангиомы

Большинство гемангиом, требующих лечения, лечат лекарствами, называемыми бета-блокаторами.

Пропранолол — это бета-блокатор (часть класса препаратов, используемых для лечения сердечных заболеваний), одобренный Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США для лечения детской гемангиомы. Пропранолол выпускается в виде жидкого лекарства, принимаемого внутрь. Было доказано, что это приводит к уменьшению инфантильных гемангиом.

Вы и ваш врач должны рассмотреть риски и преимущества приема пропранолола перед началом лечения. Медицинская бригада, имеющая опыт использования пропранолола для лечения детских гемангиом, обеспечит лучший уход.

Тимолол — еще один бета-блокатор, который связан с пропранололом и доступен в виде глазных капель (хотя используется для лечения гемангиомы, а не для глаз). Его можно наносить непосредственно на поверхность гемангиомы на коже. Он используется для лечения более мелких, тонких детских гемангиом.

Хирургические процедуры для лечения детской гемангиомы

Большинство детских гемангиом не требует хирургического лечения. Хирургия сейчас менее распространена, чем в прошлые годы, из-за доступных сейчас лекарств, которые являются безопасными и эффективными.Гемангиомы с заметным рубцом, оставшимся после уменьшения, могут нуждаться в хирургическом вмешательстве. Ваш врач сообщит вам, нужно ли вашему ребенку обратиться к хирургу.

Очень немногие дети первого года жизни нуждаются в хирургическом вмешательстве. Когда требуется операция, ее обычно проводят до школьного возраста, чтобы восстановить повреждения или шрамы, вызванные детской гемангиомой. Некоторые родители предпочитают подождать, пока ребенок станет достаточно взрослым, чтобы решить, делать ли операцию.

До половины инфантильных гемангиом оставляют стойкие следы или рубцы.Иногда это можно удалить или исправить хирургическим путем. Большинство операций по поводу гемангиом можно проводить в амбулаторных условиях. Это означает, что дети могут отправиться домой в тот же день, когда им сделают операцию.

Коарктация аорты: история вопроса, патофизиология, прогноз

  • Рао П.С. Следует ли использовать баллонную ангиопластику вместо операции по поводу коарктации нативной аорты? Br Сердце J . 1995 декабрь 74 (6): 578-9. [Медлайн].

  • Рудольф AM, Heymann MA, Spitznas U.Гемодинамические соображения при развитии сужения аорты. Ам Дж. Кардиол . 1972, 30 октября (5): 514-25. [Медлайн].

  • Талнер Н.С., Берман М.А. Постнатальное развитие обструкции при коарктации аорты: роль артериального протока. Педиатрия . 1975 Октябрь 56 (4): 562-9. [Медлайн].

  • Cassels DE. Артериальный проток . Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз С. Томас; 1973. 161.

  • Skoda J.Демонстрация Eines Falles Ven Obliteration de Aorta. Wochenblatt Zeischrift de kaiserlichen-Konighiche Gesellschaft der Aerttze Zur Wien. 1995. 1: 710-20.

  • Goldblatt H, Kahn JR, Hanzal RF. Исследования экспериментальной гипертонии: IX. Влияние на артериальное давление сужения брюшной аорты выше и ниже места происхождения обеих основных почечных артерий. J Exp Med . 1939 30 апреля. 69 (5): 649-74. [Медлайн].

  • Скотт HW-младший, Bahnson HT.Доказательства почечного фактора при гипертонии экспериментальной коарктации аорты. Хирургия . 1951 30 июля (1): 206-17. [Медлайн].

  • Скотт HW младший, Коллинз HA, Ланга AM, Olsen NS. Дополнительные наблюдения относительно физиологии гипертонии, связанной с экспериментальной коарктацией аорты. Хирургия . 1954 Сентябрь, 36 (3): 445-59. [Медлайн].

  • Alpert BS, Bain HH, Balfe JW, Kidd BS, Olley PM. Роль ренин-ангиотензин-альдостероновой системы у детей с гипертонической болезнью и коарктацией аорты. Ам Дж. Кардиол . 1979, апрель, 43 (4): 828-34. [Медлайн].

  • Бэгби СБ. Рассмотрение патогенетических факторов: I. Коарктационная гипертензия. Loggie JMH, Horan MJ, Hohn AR и др., Ред. Труды семинара NHLBI по ювенальной гипертонии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Биомедицинская информационная корпорация; 1984. 253-66.

  • Герсони WM. Коарктация аорты. Adams FH, Emmanouildes GC, Riemenschneider TA, ред. Болезнь сердца Мосса у младенцев, детей и подростков .4-е изд. Балтимор, Мэриленд: Уильямс и Уилкинс; 1989. 243-55.

  • Коди Р.Дж. Гормональные изменения при сердечной недостаточности. Hosenpud JD, Greenberg BH, ред. Застойная сердечная недостаточность: патофизиология, диагностика и комплексный подход к лечению . 2-е изд. Липпинкотт Уильямс и Уилкинс: 2000. 199–212.

  • Надас, А.С., Файлер, округ Колумбия. Детская кардиология . 3-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Сондерс; 1972. 683.

  • Кейт Дж. Д., Роу Р. Д., Влад П. Болезни сердца в младенчестве и детстве . 3-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан; 1978. 4-6.

  • Rao PS. Баллонная ангиопластика коарктации нативной аорты. Джам Колл Кардиол . 1992 20 сентября (3): 750-1. [Медлайн].

  • Rao PS. Коарктация аорты. Рам CVS, изд. Вторичные формы гипертонии; Семинары по нефрологии, Курцман Н.А., изд. . Филадельфия, Пенсильвания: У. Б. Сондерс; 1995. 15 (2): 81-105.

  • Бобби Дж. Дж., Эмами Дж. М., Фермер Р. Д., Ньюман К. Г..Оперативная выживаемость и 40-летнее наблюдение после хирургического лечения коарктации аорты. Br Сердце J . 1991 Май. 65 (5): 271-6. [Медлайн].

  • Оливер Дж. М., Галлего П., Гонсалес А. Э. и др. Легочная гипертензия у молодых людей с восстановленной коарктацией аорты: нераспознанный фактор, связанный с преждевременной смертностью и сердечной недостаточностью. Инт Дж. Кардиол . 2014 15 июня. 174 (2): 324-9. [Медлайн].

  • Кэмпбелл М. Естественное течение коарктации аорты. Br Сердце J . 1970 Сентябрь 32 (5): 633-40. [Медлайн].

  • Кроуфорд Ф.А., Саде РБ. Повреждение спинного мозга, связанное с гипертермией во время восстановления коарктации аорты. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 1984. 87: 610-6.

  • Брюэр Л.А., 3-й, Фосбург Р.Г., Малдер Г.А., Верска Дж. Осложнения спинного мозга после операции по поводу коарктации аорты. Исследование 66 случаев. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 1972 Сентябрь 64 (3): 368-81.[Медлайн].

  • Sealy WC, Harris JS, Young WG Jr, Callaway HA Jr. Парадоксальная гипертензия после резекции коарктации аорты. Хирургия . 1957 июл.42 (1): 135-47. [Медлайн].

  • Ho EC, Moss AJ. Синдром «мезентериального артериита» после хирургического лечения коарктации аорты. Отчет о девяти случаях и обзор литературы. Педиатрия . 1972, январь, 49 (1): 40-5. [Медлайн].

  • Tabbutt S, Nicolson SC, Adamson PC, Zhang X, Hoffman ML, Wells W.Безопасность, эффективность и фармакокинетика эсмолола для контроля артериального давления сразу после восстановления коарктации аорты у младенцев и детей: многоцентровое двойное слепое рандомизированное исследование. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 2008 Август 136 (2): 321-8. [Медлайн].

  • Strafford MA, Griffiths SP, Gersony WM. Коарктация аорты: исследование с отсроченным обнаружением. Педиатрия . 1982 Февраль 69 (2): 159-63. [Медлайн].

  • Thoele DG, Muster AJ, Paul MH.Распознавание коарктации аорты. Постоянная проблема для врача первичной медико-санитарной помощи. Ам Дж. Дис Детский . 1987 ноябрь 141 (11): 1201-4. [Медлайн].

  • Norton JB Jr. Коарктация аорты. Моллер JH, изд. Хирургия врожденных пороков сердца: Консорциум детской кардиологии . Армонк, штат Нью-Йорк: издательство Futura Publishing Co; 1984–1995 годы. 143-57.

  • Salahuddin N, Wilson AD, Rao PS. Необычное проявление коарктации аорты в младенчестве: роль баллонной ангиопластики у тяжелобольного ребенка. Am Heart J . 1991 декабрь 122 (6): 1772-5. [Медлайн].

  • Ing FF, Starc TJ, Griffiths SP, Gersony WM. Ранняя диагностика коарктации аорты у детей: сохраняющаяся дилемма. Педиатрия . 1996 сентябрь 98 (3, часть 1): 378-82. [Медлайн].

  • Нора Дж. Гипотеза многофакторной наследственности в этиологии врожденных пороков сердца. Генетико-экологическое взаимодействие. Тираж . 1968 Сентябрь 38 (3): 604-17.[Медлайн].

  • Saidi AS, Bezold LI, Altman CA, Ayres NA, Bricker JT. Исход беременности после вмешательства по поводу коарктации аорты. Ам Дж. Кардиол . 1998 15 сентября. 82 (6): 786-8. [Медлайн].

  • Рао П.С., Кэри П. Ультразвук с допплером в прогнозировании градиентов давления через коарктацию аорты. Am Heart J . 1989 августа 118 (2): 299-307. [Медлайн].

  • Silvilairat S, Cetta F, Biliciler-Denktas G, et al.Импульсно-волновые доплеровские картины брюшной аорты достоверно отражают клиническую тяжесть у пациентов с коарктацией аорты. Врожденный диск сердца . 2008 ноябрь-декабрь. 3 (6): 422-30. [Медлайн].

  • Мохиаддин Р.Х., Килнер П.Дж., Риз С., Лонгмор Д.Б. Магнитно-резонансное отображение объемного потока и скорости струи при коарктации аорты. Джам Колл Кардиол . 1993, 1. 22 (5): 1515-21. [Медлайн].

  • Питлик П.Т., Энтони К.Л., Мур П., Шифрин Р.Ю., Рубин Г.Д.Трехмерная визуализация рецидивирующей коарктации аорты с помощью электронно-лучевой томографии и МРТ. Тираж . 1999, 15 июня. 99 (23): 3086-7. [Медлайн].

  • Губергриц Л., Ризенкампфф Э., Евтушенко П. и др. Вычислительная гидродинамика на основе МРТ для диагностики и прогнозирования лечения: клиническое валидационное исследование у пациентов с коарктацией аорты. Дж. Магнитно-резонансная томография . 2015 Апрель 41 (4): 909-16. [Медлайн].

  • Rao PS, Chopra PS.Роль баллонной ангиопластики в лечении коарктации аорты. Энн Торак Хирургия . 1991 Сентябрь 52 (3): 621-31. [Медлайн].

  • Rao PS, Chopra PS, Koscik R, Smith PA, Wilson AD. Хирургическая терапия по сравнению с баллонной терапией при коарктации аорты у младенцев младше 3 месяцев. Джам Колл Кардиол . 1994 Май. 23 (6): 1479-83. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Лопес-Сендон Дж., Сведберг К., МакМюррей Дж. И др. Консенсусный документ экспертов по блокаторам бета-адренорецепторов. Eur Heart J . 2004 25 августа (15): 1341-62. [Медлайн].

  • Frobel AK, Hulpke-Wette M, Schmidt KG, Laer S. Бета-адреноблокаторы при застойной сердечной недостаточности у детей. Кокрановская база данных Syst Rev . 2009 21 января. CD007037. [Медлайн].

  • Либертсон Р.Р., Пеннингтон Д.Г., Джейкобс М.Л., Даггетт В.М. Коарктация аорты: осмотр 234 пациентов и разъяснение проблем ведения. Ам Дж. Кардиол . 1979, апрель, 43 (4): 835-40.[Медлайн].

  • Lacour-Gayet F, Bruniaux J, Serraf A, et al. Гипопластическая поперечная дуга и коарктация у новорожденных. Хирургическая реконструкция дуги аорты: исследование шестидесяти шести пациентов. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 1990 декабрь 100 (6): 808-16. [Медлайн].

  • Krauser DG, Rutkowski M, Phoon CK. Объем левого желудочка после коррекции изолированной коарктации аорты у новорожденных. Ам Дж. Кардиол . 2000 г., 1. 85 (7): 904-7, A10.[Медлайн].

  • Пинзон Дж. Л., Берроуз П. Е., Бенсон Л. Н. и др. Ремонт коарктации аорты у детей: послеоперационная морфология. Радиология . 1991 июль 180 (1): 199-203. [Медлайн].

  • Парих С. ​​Р., Гурвиц Р. А., Хаббард Дж. Э., Браун Дж. В., Кинг Х., Жирод Д. А.. Предоперационная и послеоперационная «аневризма», связанная с коарктацией аорты. Джам Колл Кардиол . 1991 Май. 17 (6): 1367-72. [Медлайн].

  • Parks WJ, Ngo TD, Plauth WH Jr, et al.Частота образования аневризмы после пластики аортопластики дакроновой заплатой при коарктации аорты: отдаленные результаты и оценка с использованием магнитно-резонансной ангиографии с трехмерной визуализацией поверхности. Джам Колл Кардиол . 1995 г., 26 июля (1): 266-71. [Медлайн].

  • Chiesa R, Melissano G, Civilini E, Bertoglio L, Setacci F, Baccellieri D. Гигантская аневризма через 25 лет после пластической аортопластики по поводу коарктации аорты. Tex Heart Inst J . 2008 г.35 (2): 220-1. [Медлайн].

  • Rao PS. Неврологические осложнения после баллонной ангиопластики. Кардиол детский . 1993. 14: 63-4.

  • Mendelsohn AM, Crowley DC, Lindauer A, Beekman RH 3rd. Быстрое прогрессирование аневризм аорты после аортопластики пластырем исправление коарктации аорты. Джам Колл Кардиол . 1992 20 августа (2): 381-5. [Медлайн].

  • Коннолли Дж. Лекция в Мемориале Юма. Профилактика осложнений спинного мозга при хирургии аорты. Am J Surg . 1998, август 176 (2): 92-101. [Медлайн].

  • Kittle CF, Schafer PW. Гангрена предплечья после подключичной артериоаортостомии по поводу коарктации аорты. Грудь . 1953 Декабрь 8 (4): 319-22. [Медлайн].

  • Гейсс Д., Уильямс РГ, Линдси В.К., Роу РД. Гангрена верхних конечностей: осложнение отдела подключичной артерии. Энн Торак Хирургия . 1980, 30 ноября (5): 487-9. [Медлайн].

  • Todd PJ, Dangerfield PH, Hamilton DI, Wilkinson JL.Поздние эффекты на левой верхней конечности аортопластики подключичным лоскутом. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 1983 Май. 85 (5): 678-81. [Медлайн].

  • van Son JA, van Asten WN, van Lier HJ, et al. Вредные последствия для гемодинамики верхней левой конечности после ангиопластики подключичным лоскутом в младенчестве. Тираж . 1990 г., 81 (3): 996-1004. [Медлайн].

  • Maddali MM, Menon RG, Valliattu J, Maimouna HA. Укорочение левой верхней конечности после ангиопластики подключичной артерии обратным лоскутом. Азиатская кардиоваскулярная торакальная анна . 2008 16 августа (4): 346-7. [Медлайн].

  • Чен С.С., Димопулос К., Алонсо-Гонсалес Р. и др. Распространенность и прогностическое значение рестеноза или дилатации в месте восстановления коарктации аорты, оцененное с помощью МРТ сердечно-сосудистой системы у взрослых пациентов на поздних сроках после восстановления коарктации. Инт Дж. Кардиол . 2014 1. Май 173 (2): 209-15. [Медлайн].

  • О’Салливан Дж. Поздняя гипертензия у пациентов с восстановленной коарктацией аорты. Карр Гипертенс Реп . 2014 Март 16 (3): 421. [Медлайн].

  • Rao PS, Galal O, Smith PA, Wilson AD. Результаты пяти-девятилетнего наблюдения за баллонной ангиопластикой нативной коарктации аорты у младенцев и детей. Джам Колл Кардиол . 1996, 27 февраля (2): 462-70. [Медлайн].

  • Rao PS. Баллонная ангиопластика при коарктации аорты в младенчестве. Педиатр Дж. . 1987 май. 110 (5): 713-8. [Медлайн].

  • Rao PS.Текущее состояние баллонной ангиопластики при коарктации аорты у новорожденных и младенцев. Прогресс Педиат Кардиол . 2001. 14 (1): 35-44.

  • Rao PS. Демографические особенности атрезии трикуспидального клапана. Рао П.С., изд. Атрезия трехстворчатого клапана . 2-е изд. Гора Киско, Нью-Йорк: Футура; 1992. 23–37.

  • Treacy EP, Duncan WJ, Tyrrell MJ, Lowry NJ. Неврологические осложнения баллонной ангиопластики у детей. Педиатр Кардиол . 1991 апр.12 (2): 98-101. [Медлайн].

  • Lock JE, Bass JL, Amplatz K, Fuhrman BP, Castaneda-Zuniga W. Баллонная ангиопластика коарктации аорты у младенцев и детей. Тираж . 1983 июл.68 (1): 109-16. [Медлайн].

  • Rao PS, Galal O, Wilson AD. Возможность и эффективность повторной баллонной дилатации рестенозированных врожденных обструкций после предыдущей баллонной вальвулопластики / ангиопластики. Am Heart J . 1996 Август.132 (2 Пет 1): 403-7. [Медлайн].

  • Рао П.С., Уилсон А.Д., Чопра П.С. Ближайшие и отдаленные результаты баллонной ангиопластики послеоперационной рекоарктации у новорожденных и детей. Am Heart J . 1990 декабрь 120 (6, часть 1): 1315-20. [Медлайн].

  • Тайнан М., Финли Дж. П., Фонтес В., Хесс Дж., Кан Дж. Баллонная ангиопластика для лечения нативной коарктации: результаты вальвулопластики и ангиопластики реестра врожденных аномалий. Ам Дж. Кардиол .1990 15 марта. 65 (11): 790-2. [Медлайн].

  • Rao PS. Следует ли использовать баллонную ангиопластику как метод выбора при коарктации нативной аорты? Дж. Инвазивный кардиол . 1996 Сентябрь 8 (7): 301-13. [Медлайн].

  • Rao PS. Стенты в лечении врожденных пороков сердца у детей и взрослых. Индийское Сердце J . 2001 ноябрь-декабрь. 53 (6): 714-30. [Медлайн].

  • Рао П.С., Джуреидини С.Б., Бальфур ИК, Сингх Г.К., Чен СК.Тяжелая коарктация аорты у детей младше 3 месяцев: успешное паллиативное лечение баллонной ангиопластикой. Дж. Инвазивный кардиол . 2003 Апрель 15 (4): 202-8. [Медлайн].

  • Лабабиди З. Чрескожная баллонная ангиопластика коарктации: отдаленные результаты. J Интервал Кардиол . 1992 5 марта (1): 57-62. [Медлайн].

  • Rao PS. Отдаленные результаты наблюдения после баллонной дилатации стеноза легочной артерии, стеноза аорты и коарктации аорты: обзор. Программа Cardiovasc Dis . 1999 июль-авг. 42 (1): 59-74. [Медлайн].

  • Attia IM, Lababidi ZA. Ранние результаты баллонной ангиопластики коарктации нативной аорты у молодых людей. Ам Дж. Кардиол . 1988 15 апреля. 61 (11): 930-1. [Медлайн].

  • Rao PS. Коарктация аорты. Компания Curr Cardiol Rep . 2005 7 ноября (6): 425-34. [Медлайн].

  • Fawzy ME, Fathala A, Osman A, et al. Двадцать два года последующих результатов баллонной ангиопластики по поводу скрытой нативной коарктации аорты у подростков и взрослых. Am Heart J . 2008 ноябрь 156 (5): 910-7. [Медлайн].

  • Shaddy RE, Boucek MM, Sturtevant JE, et al. Сравнение ангиопластики и хирургии неоперированной коарктации аорты. Тираж . 1993 г., 87 (3): 793-9. [Медлайн].

  • Прокладка D, Lloyd TR, Moorehead CP, Bove EL, Mosca RS, Beekman RH 3rd. Сравнение больничных расходов на баллонную ангиопластику и хирургическое вмешательство у детей с нативной коарктацией аорты. Ам Дж. Кардиол . 1997 15 апреля. 79 (8): 1143-6. [Медлайн].

  • Марвин В.Дж., Махони LT, Роуз Э.Ф. Патологические последствия баллонной ангиопластики неоперированной коарктации аорты у детей (аннотация). Джам Колл Кардиол . 1986. 7: 117A.

  • Cooper RS, Ritter SB, Rothe WB, Chen CK, Griepp R, Golinko RJ. Ангиопластика при коарктации аорты: отдаленные результаты. Тираж . 1987 марта 75 (3): 600-4.[Медлайн].

  • Cowley CG, Orsmond GS, Feola P, McQuillan L, Shaddy RE. Долгосрочное рандомизированное сравнение баллонной ангиопластики и хирургии нативной коарктации аорты в детстве. Тираж . 2005, 28 июня. 111 (25): 3453-6. [Медлайн].

  • Родес-Кабау Дж., Миро Дж., Танца А. и др. Сравнение хирургического и транскатетерного лечения нативной коарктации аорты у пациентов старше 1 года. Исследование нативной коарктации аорты в Квебеке. Am Heart J . 2007 Июль 154 (1): 186-92. [Медлайн].

  • Эбельс Т., Марушевский Б., Блэкстоун Э. Какая терапия предпочтительнее для пациентов с коарктацией аорты — стандартный анализ рискованных решений и решений по сравнению с реальными результатами? Кардиол Янг . 2008 февраля 18 (1): 18-21. [Медлайн].

  • Rao PS. Баллонная ангиопластика коарктации аорты: обзор. Клин Кардиол . 1989, ноябрь 12 (11): 618-28. [Медлайн].

  • Hager A, Schreiber C, Nutzl S, Hess J.Смертность и частота рестеноза хирургического лечения коарктации в младенчестве: исследование 191 пациента. Кардиология . 2009. 112 (1): 36-41. [Медлайн].

  • Бача Е.А. Отдаленные результаты восстановления коарктации в младенчестве. Кардиология . 2009. 112 (1): 35. [Медлайн].

  • Певец М.И., Роуэн М., Дорси Т.Дж. Транслюминальная баллонная ангиопластика аорты при коарктации аорты у новорожденного. Am Heart J . 1982, январь, 103 (1): 131-2.[Медлайн].

  • Кан Дж. С., Уайт Р. И. младший, Митчелл С. Е., Фармлетт Е. Дж., Донахо Дж. С., Гарднер Т. Дж.. Лечение рестеноза коарктации чрескожной транслюминальной ангиопластикой. Тираж . 1983 ноябрь 68 (5): 1087-94. [Медлайн].

  • Hess J, Mooyaart EL, Busch HJ, Bergstra A, Landsman ML. Чрескожная транслюминальная баллонная ангиопластика при рестенозе коарктации аорты. Br Сердце J . 1986 Май. 55 (5): 459-61. [Медлайн].

  • Lorber A, Ettedgui JA, Baker EJ, Jones OD, Reidy J, Tynan M. Баллонная аортопластика для повторной коарктации после операции подключичного лоскута. Инт Дж. Кардиол . 1986, 10 января (1): 57-63. [Медлайн].

  • Сол Дж. П., Кин Дж. Ф., Стипендиаты К. Э., Лок Дж. Э. Баллонная ангиопластика послеоперационной обструкции аорты. Ам Дж. Кардиол . 1987 15 апреля. 59 (9): 943-8. [Медлайн].

  • Rao PS. При какой коарктации аорты следует расширять баллон? Am Heart J . 1989 Apr.117 (4): 987-9. [Медлайн].

  • Hellenbrand WE, Allen HD, Golinko RJ, Hagler DJ, Lutin W, Kan J. Баллонная ангиопластика для рекоарктации аорты: результаты вальвулопластики и ангиопластики Регистра врожденных аномалий. Ам Дж. Кардиол . 1990 15 марта. 65 (11): 793-7. [Медлайн].

  • Anjos R, Qureshi SA, Rosenthal E, et al. Детерминанты гемодинамических результатов баллонной дилатации рекоарктации аорты. Ам Дж. Кардиол . 1992. 69: 665-71.

  • Райх О., Налог П., Бартакова Х. и др. Отдаленные (до 20 лет) результаты чрескожной баллонной ангиопластики рецидивирующей коарктации аорты без использования стентов. Eur Heart J . 2008 29 августа (16): 2042-8.

  • Йетман А.Т., Никанен Д., МакКриндл Б.В. и др. Баллонная ангиопластика рецидивирующей коарктации: 12-летний обзор. Джам Колл Кардиол . 1997 Сентябрь 30 (3): 811-6. [Медлайн].

  • Minich LL, Beekman RH, Rocchini AP, et al. Хирургическое лечение безопасно и эффективно после неудачной баллонной ангиопластики нативной коарктации аорты. Джам Колл Кардиол . 1993. 19: 389-3.

  • Zollikofer CL, Antonucci F, Stuckmann G, Mattias P, Salomonowitz EK. Исторический обзор развития и характеристик стентов и перспективы на будущее. Кардиоваск Интервент Радиол . 1992 сентябрь-октябрь. 15 (5): 272-8.[Медлайн].

  • Rao PS. Стенты в лечении коарктации аорты. Джам Колл Кардиол . 1997 г. 30 (7): 1853-5. [Медлайн].

  • О’Лафлин член парламента, Перри С.Б., Лок Дж. Э., Маллинз К.Э. Использование эндоваскулярных стентов при врожденных пороках сердца. Тираж . 1991 июн. 83 (6): 1923-39. [Медлайн].

  • Redington AN, Hayes AM, Ho SY. Транскатетерная имплантация стента для лечения коарктации аорты в младенчестве. Br Сердце J . 1993, январь, 69 (1): 80-2. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Суарес де Лезо Дж., Пан М., Ромеро М. и др. Пластика стента с баллонным расширением при тяжелой коарктации аорты. Am Heart J . 1995 Май. 129 (5): 1002-8. [Медлайн].

  • Розенталь Э., Куреши С.А., Тайнан М. Имплантация стента для рекоарктации аорты. Am Heart J . 1995 июнь 129 (6): 1220-1. [Медлайн].

  • Bulbul ZR, Bruckheimer E, Love JC, Fahey JT, Hellenbrand WE.Имплантация баллонно-расширяемых стентов при коарктации аорты: данные имплантации и краткосрочные результаты. Катет Кардиоваск Диагностика . 1996 Сентябрь 39 (1): 36-42. [Медлайн].

  • Chandar JS, Wolfe SB, Rao PS. Роль стентов в лечении врожденных пороков сердца. Дж. Инвазивный кардиол . 1996 Сентябрь 8 (7): 314-25. [Медлайн].

  • Thanopoulos BV, Triposkiadis F, Margetakis A, Mullins CE. Коарктация длинного сегмента грудной аорты: лечение с имплантацией множественных расширяемых баллоном стентов. Am Heart J . 1997 Apr.133 (4): 470-3. [Медлайн].

  • Эбейд М.Р., Прието Л.Р., Латсон Л.А. Использование баллонно-расширяемых стентов для коарктации аорты: начальные результаты и промежуточное наблюдение. Джам Колл Кардиол . 1997 г., 30 (7): 1847-52. [Медлайн].

  • Суарес де Лезо Дж., Пан М., Ромеро М. и др. Результаты немедленного и последующего наблюдения после установки стента по поводу тяжелой коарктации аорты. Ам Дж. Кардиол .1999 г. 1. 83 (3): 400-6. [Медлайн].

  • Thanopoulos BD, Hadjinikolaou L, Konstadopoulou GN, Tsaousis GS, Triposkiadis F, Spirou P. Стент-терапия коарктации аорты: промежуточное наблюдение и технические соображения. Сердце . 2000 июл.84 (1): 65-70. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Magee AG, Brzezinska-Rajszys G, Qureshi SA, et al. Имплантация стента при коарктации и рекоарктации аорты. Сердце .1999 ноябрь 82 (5): 600-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Marshall AC, Perry SB, Keane JF, Lock J.E. Ранние результаты и среднесрочное наблюдение за имплантацией стента при легкой остаточной или рецидивирующей коарктации аорты. Am Heart J . 2000 июн. 139 (6): 1054-60. [Медлайн].

  • Харрисон Д.А., Маклафлин ПР, Лаззам С., Коннелли М., Бенсон Л.Н. Эндоваскулярные стенты в лечении коарктации аорты у подростков и взрослых: наблюдение в течение одного года. Сердце . 2001 Май. 85 (5): 561-6. [Медлайн].

  • Cheatham JP. Стентирование коарктации аорты. Катетер Cardiovasc Interv . 2001 Сентябрь 54 (1): 112-25. [Медлайн].

  • Ledesma M, Alva C, Gomez FD, et al. Результаты стентирования по поводу коарктации аорты. Ам Дж. Кардиол . 2001 15 августа. 88 (4): 460-2. [Медлайн].

  • Hamdan MA, Maheshwari S, Fahey JT, Hellenbrand WE. Эндоваскулярные стенты при коарктации аорты: начальные результаты и промежуточное наблюдение. Джам Колл Кардиол . 2001 г., 1. 38 (5): 1518-23. [Медлайн].

  • Santoro G, Carminati M, Bigazzi MC и др. Первичное стентирование нативной коарктации аорты. Tex Heart Inst J . 2001. 28 (3): 226-7. [Медлайн].

  • Tyagi S, Singh S, Mukhopadhyay S, Kaul UA. Имплантация саморасширяющегося стента и стента при тяжелой нативной коарктации аорты у взрослых. Am Heart J . 2003 ноябрь 146 (5): 920-8. [Медлайн].

  • Rao PS.Новые стенты в лечении стеноза сосудов у детей. Рао PS, Керн MJ, ред. Катетерные устройства в лечении некоронарных сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых и детей . Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт, Уильям и Уилкинс; 2003. 369-78.

  • Pedra CA, Fontes VF, Esteves CA, et al. Стентирование по сравнению с баллонной ангиопластикой при дискретной неоперационной коарктации аорты у подростков и взрослых. Катетер Cardiovasc Interv . 2005 апр.64 (4): 495-506. [Медлайн].

  • Golden AB, Hellenbrand WE. Коарктация аорты: стентирование у детей и взрослых. Катетер Cardiovasc Interv . 2007 г. 1. 69 (2): 289-99. [Медлайн].

  • Holzer RJ, Chisolm JL, Hill SL, Cheatham JP. Стентирование сложной непроходимости дуги аорты. Катетер Cardiovasc Interv . 2008 15 февраля. 71 (3): 375-82. [Медлайн].

  • Дехгани П., Коллинз Н., Бенсон Л., Хорлик Э.Роль рутинного доступа к лучевой артерии во время вмешательств по коарктации аорты. Катетер Cardiovasc Interv . 2007 октября 1. 70 (4): 622-3. [Медлайн].

  • Recto MR, Ing FF, Grifka RG, Nihill MR, Mullins CE. Методика предотвращения смещения вновь имплантированного стента во время последующих манипуляций с катетером и оболочкой. Катетер Cardiovasc Interv . 2000 Mar.49 (3): 297-300. [Медлайн].

  • Bonhoeffer P, Piechaud JF, Stumper O, et al.Катетер для многоканальной ангиографии: новый инструмент для комплексной катетеризации при врожденных пороках сердца. Сердце . 1996 августа 76 (2): 173-7. [Медлайн].

  • Форбс Т.Дж., Мур П., Педра Калифорния и др. Промежуточное наблюдение после внутрисосудистого стентирования для лечения коарктации аорты. Катетер Cardiovasc Interv . 2007 октября 1. 70 (4): 569-77. [Медлайн].

  • Amirghofran AA, Peiravian F, Borzoee M, Emaminia A, Mollazadeh R.Блуждающий стент в восходящей аорте. Дж. Кардиоваск Мед (Хагерстаун) . 2008 сентября, 9 (9): 969-70. [Медлайн].

  • Рохит М.К., Гарг П.К., Талвар К. Перелом стента после стент-терапии по поводу коарктации аорты: кошмары в инвазивной кардиологии. Индийское Сердце J . 2007 янв-фев. 59 (1): 77-9. [Медлайн].

  • Куреши AM, McElhinney DB, Lock JE, Landzberg MJ, Lang P, Marshall AC. Острые и промежуточные исходы и оценка повреждения стенки аорты на основании 15-летнего опыта имплантации стентов для лечения коарктации аорты. Кардиол Янг . 2007 июн. 17 (3): 307-18. [Медлайн].

  • Schaeffler R, Kolax T, Hesse C, Peuster M. Имплантация стентов для лечения рецидивирующей и нативной коарктации детям с массой тела менее 20 кг. Кардиол Янг . 2007 декабря 17 (6): 617-22. [Медлайн].

  • Аль-Ата Дж., Арфи А.М., Хуссейн А., Куатли А., Галал, Миссури. Стент-ангиопластика: эффективная альтернатива для избранных младенцев с критической коарктацией нативной аорты. Педиатр Кардиол . 2007 май-июнь. 28 (3): 183-92. [Медлайн].

  • Hijazi ZM, Fahey JT, Kleinman CS, Hellenbrand WE. Баллонная ангиопластика при рецидивирующей коарктации аорты. Ближайшие и отдаленные результаты. Тираж . 1991 Сентябрь 84 (3): 1150-6. [Медлайн].

  • Duke C, Rosenthal E, Qureshi SA. Эффективность и безопасность редилатации стента при врожденных пороках сердца. Сердце . 2003 августа 89 (8): 905-12. [Медлайн].

  • Zabal C, Attie F, Rosas M, Buendia-Hernandez A, Garcia-Montes JA. Взрослый пациент с нативной коарктацией аорты: баллонная ангиопластика или первичное стентирование ?. Сердце . 2003 Январь 89 (1): 77-83. [Медлайн].

  • Macdonald S, Thomas SM, Cleveland TJ, Gaines PA. Ангиопластика или стентирование при коарктации аорты у взрослых? Ретроспективный анализ единого центра за десятилетие. Кардиоваск Интервент Радиол . 2003 июл-авг.26 (4): 357-64. [Медлайн].

  • Anagnostopoulos-Tzifa A. Управление коарктацией аорты у взрослых: эндоваскулярная и хирургическая терапия. Хелленик Дж. Кардиол . 2007 сентябрь-октябрь. 48 (5): 290-5. [Медлайн].

  • Weber HS, Cyran SE. Эндоваскулярное стентирование при нативной коарктации аорты — эффективная альтернатива хирургическому вмешательству у детей старшего возраста. Врожденный диск сердца . 2008 г., 3 (1): 54-9. [Медлайн].

  • Ганн Дж., Кливленд Т., Гейнс П.Покрытый стент для лечения сосуществующей коарктации и аневризмы аорты у молодого человека. Сердце . 1999 Сентябрь 82 (3): 351. [Медлайн].

  • de Giovanni СП. Покрытые стенты в лечении коарктации аорты. J Интервал Кардиол . 2001 г., 14 (2): 187-90. [Медлайн].

  • Forbes T, Matisoff D, Dysart J, Aggarwal S. Лечение сосуществующей коарктации и аневризмы аорты с помощью покрытого стента у педиатрического пациента. Педиатр Кардиол . 2003 май-июнь. 24 (3): 289-91. [Медлайн].

  • Ewert P, Peters B, Nagdyman N, Miera O, Kuhne T., Berger F. Ранние и среднесрочные результаты с использованием Growth Stent — возможная концепция транскатетерного лечения коарктации аорты от младенчества до взрослого возраста путем имплантации стента ?. Катетер Cardiovasc Interv . 2008 г. 1. 71 (1): 120-6. [Медлайн].

  • Дуггал Б., Радхакришнан С., Матхур А, Хурана П., Шривастава С.Покрытые стенты устанавливаются при коарктации аорты с аневризмой. Индийское Сердце J . 2005 июль-авг. 57 (4): 346-9. [Медлайн].

  • Butera G, Piazza L, Chessa M и др. Покрытые стенты у пациентов со сложной коарктацией аорты. Am Heart J . 2007 Октябрь 154 (4): 795-800. [Медлайн].

  • Эйкен А., Кеммерер Х., Эверт П. Лечение атрезии перешейка аорты с помощью покрытого стента. Катетер Cardiovasc Interv . 2008 15 ноя.72 (6): 844-6. [Медлайн].

  • Preventza O, Wheatley GH 3rd, Williams J, Ramaiah VG, Rodriguez-Lopez JA, Diethrich EB. Новая эндоваскулярная реконструкция малой грудной аорты: изготовление эндолюминальных трансплантатов из готовых вариантов. J Card Surg . 2007 сентябрь-октябрь. 22 (5): 434-5. [Медлайн].

  • Коллинз Н., Махадеван В., Хорлик Э. Разрыв аорты после покрытого стента для коарктации: отсроченное распознавание. Катетер Cardiovasc Interv .2006 Октябрь 68 (4): 653-5. [Медлайн].

  • Butera G, Gaio G, Carminati M. Переделка CP-стентов, покрытых e-PTFE. Катетер Cardiovasc Interv . 2008 г. 1. 72 (2): 273-7. [Медлайн].

  • Сохраби Б., Джамшиди П., Ягуби А. и др. Сравнение покрытых и голых стентов Cheatham-Platinum для эндоваскулярного лечения пациентов с нативной постпротоковой коарктацией аорты: немедленные и промежуточные результаты. JACC Cardiovasc Interv .2014 Апрель 7 (4): 416-23. [Медлайн].

  • Hayes N, Podnar T., Qureshi S. Коллапс покрытого стента Advanta V12 большого диаметра после имплантации для коарктации аорты. Катетер Cardiovasc Interv . 2014 1 января. 83 (1): 109-14. [Медлайн].

  • Forbes TJ, Kim DW, Du W и др. Сравнение хирургической, стентной и баллонной ангиопластики нативной коарктации аорты: обсервационное исследование CCISC (Консорциум по изучению врожденных сердечно-сосудистых заболеваний). Джам Колл Кардиол . 2011 13 декабря. 58 (25): 2664-74. [Медлайн].

  • Rao PS, Koscik R. Подтверждение факторов риска в прогнозировании повторной коарктации после первоначально успешной баллонной ангиопластики нативной коарктации аорты. Am Heart J . 1995. 130: 116-21.

  • Kaine SF, Smith EO, Mott AR, Mullins CE, Geva T. Количественный эхокардиографический анализ дуги аорты позволяет прогнозировать исход баллонной ангиопластики нативной коарктации аорты. Тираж . 1996 Сентябрь 1. 94 (5): 1056-62. [Медлайн].

  • Рао П.С., Уотерман Б. Связь биофизического ответа коарктированного сегмента аорты на баллонную дилатацию с развитием рекоарктации после баллонной ангиопластики нативной коарктации. Сердце . 1998 апр. 79 (4): 407-11. [Медлайн].

  • Isner JM, Donaldson RF, Fulton D, Bhan I, Payne DD, Cleveland RJ. Кистозный медиальный некроз при коарктации аорты: потенциальный фактор, способствующий неблагоприятным последствиям, наблюдаемым после чрескожной баллонной ангиопластики участков коарктации. Тираж . 1987 апр. 75 (4): 689-95. [Медлайн].

  • Ho SY, Somerville J, Yip WC, Anderson RH. Транслюминальная баллонная дилатация резецированных коарктированных сегментов грудной аорты: гистологическое исследование и клинические последствия. Инт Дж. Кардиол . 1988 апреля 19 (1): 99-105. [Медлайн].

  • Elzenga NH, Gittenberger-de Groot AC, Oppenhein-Dekker A. Коарктация и обструктивные аномалии дуги аорты; их отношение к артериальному протоку. Инт Дж. Кардиол . 1986. 13: 289-308.

  • Рассел Г.А., Берри П.Дж., Уоттерсон К., Дхасмана Дж. П., Вишарт Дж. Д.. Особенности протоковой ткани при коарктации аорты в первые три месяца жизни. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 1991 Октябрь 102 (4): 596-601. [Медлайн].

  • Tamai H, Igaki K, Kyo E, et al. Первоначальные и 6-месячные результаты применения биоразлагаемых коронарных стентов из поли-l-молочной кислоты у людей. Тираж . 2000 25 июля.102 (4): 399-404. [Медлайн].

  • Шранц Д., Зартнер П., Мишель-Бенке И., Акинтурк Х. Биорассасывающиеся металлические стенты для чрескожного лечения критической рекоарктации аорты у новорожденного. Катетер Cardiovasc Interv . 2006 май. 67 (5): 671-3. [Медлайн].

  • Ewert P, Abdul-Khaliq H, Peters B., Nagdyman N, Schubert S, Lange PE. Транскатетерная терапия длинных крайних субатретических коарктаций аорты с закрытыми стентами. Катетер Cardiovasc Interv .2004 Октябрь 63 (2): 236-9. [Медлайн].

  • Morris CD, Reller MD, Menashe VD. Тридцатилетняя заболеваемость инфекционным эндокардитом после операций по поводу врожденного порока сердца. ЯМА . 1998 25 февраля. 279 (8): 599-603. [Медлайн].

  • Crafoord C, Nylin G. Врожденная коарктация аорты и ее хирургическое лечение. Дж. Торак Хирургия . 1945 октября, 14: 347-61.

  • Доттер CT. Трансуминально размещенные винтовые трансплантаты эндартериальной трубки.Долговременная проходимость подколенной артерии собак. Инвест Радиол . 1969 сен-окт. 4 (5): 329-32. [Медлайн].

  • Gross RE, Hufnagel CA. Коарктация аорты: экспериментальные исследования по ее хирургической коррекции. N Engl J Med . 1945, 6 сентября. 233 (10): 287-93.

  • Haji-Zeinali AM, Ghasemi M. Коарктопластика с имплантацией саморасширяющегося стента для лечения коарктации аорты у взрослых. Арка Иран Мед .2006 Октябрь 9 (4): 348-53. [Медлайн].

  • Ho SY, Андерсон RH. Коарктация, гипоплазия канальцев и артериальный проток. Гистологическое исследование 35 экз. Br Сердце J . 1979 Mar.41 (3): 268-74. [Медлайн].

  • Lababidi Z, Madigan N, Wu JR, Murphy TJ. Баллонная ангиопластика коарктации у взрослого. Ам Дж. Кардиол . 1984 15 января. 53 (2): 350-1. [Медлайн].

  • МакКриндл Б.В., Джонс Т.К., Морроу В.Р. и др.Острые результаты баллонной ангиопластики нативной коарктации по сравнению с рецидивирующей обструкцией аорты эквивалентны. Вальвулопластика и ангиопластика врожденных аномалий (VACA) Регистраторы. Джам Колл Кардиол . 1996 28 декабря (7): 1810-7. [Медлайн].

  • Qureshi SA, Zubrzycka M, Brzezinska-Rajszys G, Kosciesza A, Ksiazyk J. Использование покрытых стентов Cheatham-Platinum при коарктации и повторной коарктации аорты. Кардиол Янг . 2004 14 февраля (1): 50-4.[Медлайн].

  • Rao PS. Медицинский факультет 1000: оценка Cowley CG et al. Долгосрочное рандомизированное сравнение баллонной ангиопластики и хирургии нативной коарктации аорты в детстве. Тираж. 2005; 28 июня. 111 (25): 3453-6. [Полный текст].

  • Rao PS. Смертельный разрыв аорты во время баллонной дилатации рекоарктации. Br Сердце J . 1991 ноябрь 66 (5): 406-7. [Медлайн].

  • Rao PS. Псевдоаневризма после баллонной ангиопластики коарктации аорты (От редакции). Am Heart J . 1993. 125: 1205-6.

  • Rao PS. Баллонная ангиопластика коарктации нативной аорты. Рао П.С., изд. Транскатетерная терапия в детской кардиологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Вили-Лисс; 1993. 153-96.

  • Rao PS. Транскатетерное лечение легочного стеноза и коарктации аорты: опыт чрескожной баллонной дилатации. Br Сердце J . 1986 Сентябрь 56 (3): 250-8. [Медлайн].

  • Рао П.С., Бальфур IC, Сингх Г.К., Джуреидини С.Б., Чен С.Мостовидные стенты в лечении обструктивных поражений сосудов у детей. Ам Дж. Кардиол . 2001 15 сентября. 88 (6): 699-702. [Медлайн].

  • Рао П.С., Тапар М.К., Кутайли Ф., Кэри П. Причины рекоарктации после баллонной ангиопластики неоперированной коарктации аорты. Джам Колл Кардиол . 1989 13 января (1): 109-15. [Медлайн].

  • Rao PS, Wilson AD, Brazy J. Трансупупочная баллонная ангиопластика коарктации у новорожденных с критической коарктацией аорты. Am Heart J . 1992 Декабрь 124 (6): 1622-4. [Медлайн].

  • Rao PS. Баллонная ангиопластика при повторной коарктации аорты после предыдущей операции. Рао П.С., изд. Транскатетерная терапия в детской кардиологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Вили-Лисс; 1993. 197-212.

  • Rao PS. Техника баллонной вальвулопластики. Рао П.С., изд. Транскатетерная терапия в детской кардиологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Вили-Лисс; 1993. 29-44.

  • Siblini G, Rao PS, Nouri S, Ferdman B, Jureidini SB, Wilson AD.Отдаленные результаты отдаленных результатов баллонной ангиопластики послеоперационной рекоарктации аорты. Ам Дж. Кардиол . 1998 г. 1. 81 (1): 61-7. [Медлайн].

  • Сос Т., Снайдерман К.В., Реттек-Сос Б., Струпп А, Алонсо ДР. Чрескожная транслюминальная дилатация коарктации грудной аорты post mortem. Ланцет . 1979 г., 3 ноября (8149): 970-1. [Медлайн].

  • Сперлинг Д.Р., Дорси Т.Дж., Роуэн М., Газзанига А.Б. Чрескожная транслюминальная ангиопластика врожденной коарктации аорты. Ам Дж. Кардиол . 1983 Февраль 51 (3): 562-4. [Медлайн].

  • Ван А.В., Ли К.Дж., Бенсон Л.Н. Раскладывание покрытых стентов, используемых при коарктации аорты: отчет о двух случаях. Катетер Cardiovasc Interv . 2014 1 января. 83 (1): 104-8. [Медлайн].

  • Вонг Д., Бенсон Л.Н., Ван Арсделл Г.С., Карамлоу Т., МакКриндл Б.В. Баллонная ангиопластика предпочтительнее операции по поводу коарктации аорты. Кардиол Янг . 2008 18 февраля (1): 79-88. [Медлайн].

  • Zellers TM. Баллонная ангиопластика при рецидивирующей коарктации аорты у пациентов после поэтапной паллиативной терапии по поводу синдрома гипоплазии левых отделов сердца. Ам Дж. Кардиол . 1999 г. 15 июля. 84 (2): 231-3, A9. [Медлайн].

  • Kailin JA, Santos AB, Yilmaz Furtun B, Sexson Tejtel SK, Lantin-Hermoso R. Изолированная коарктация аорты у плода: диагностическая проблема. Эхокардиография . 2017 декабрь 34 (12): 1768-75. [Медлайн].

  • Murtuza B, Alsoufi B. Текущие чтения по хирургии новорожденных с гипоплазией дуги аорты. Semin Thorac Cardiovasc Surg . 2017 26 ноября. [Medline].

  • [Рекомендации] Warnes CA, Williams RG, Bashore TM, et al. Рекомендации ACC / AHA 2008 по ведению взрослых с врожденными пороками сердца: краткое содержание: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям (Комитет по разработке рекомендаций по ведению взрослых с врожденными пороками сердца ). Тираж . 2008, 2 декабря. 118 (23): 2395-451. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Директива] Эрбель Р., Абойанс В., Буало С. и др. Для Комитета ESC по практическим рекомендациям. Руководство ESC 2014 г. по диагностике и лечению заболеваний аорты: документ, охватывающий острые и хронические заболевания аорты грудной и брюшной аорты у взрослых. Целевая группа по диагностике и лечению заболеваний аорты Европейского общества кардиологов (ESC). Eur Heart J .2014 г. 1. 35 (41): 2873-926. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Batlivala SP, Goldstein BH. Современные транскатетерные подходы к лечению коарктации аорты у детей и взрослых. Интервал Кардиол Клин . 2019 8 (1) января: 47-58. [Медлайн].

  • Msaad H, Drissa M, Mahfoudhi H, Hakim K, Ouarda F. Особенности неонатальной коарктации истмической аорты (Тунисское исследование). Тунис Мед . 2018 август — сентябрь 96 (8-09): 514-9. [Медлайн].

  • Раджагопалан Б.К., Хосе Р., Кадер Н.П., Варма П.К. Коарктация аневризмы аорты с аберрантной правой подключичной артерией и единственной сонной артерией: хирургические и перфузионные стратегии. J Торакальная кардиоваскулярная хирургия . 2018 28 сентября. [Medline].

  • Инфантильный тип так называемого нейронального цероид-липофусциноза

  • Аллегранза, А., Страда, Г. П., Борри, П. Ф .: Случай позднего инфантильного амавротического идиотизма и случай необычной болезни накопления с поражением внутренних органов.Дорожка. европ. 3 , 248–258 (1968)

    Google Scholar

  • Эндрюс, Дж. М., Соренсон, В., Кансилла, П. А., Прайс, Х. М., Менкес, Дж. Х .: Поздняя инфантильная нейровисцеральная болезнь накопления с криволинейными телами. Неврология (Миннеап.) 21 , 207–217 (1971)

    Google Scholar

  • Benz, U.-U., Peiffer, J., Schlote, W .: Morphologische und biochemische Untersuchungen über einen Fall von juveniler amaurotischer Idiotie (нейрональный цероид-липофузиноз).В: H. Bredt u. Г. Зайферт (ред.): Aktuelle Probleme der Kinderpathologie, S. 427–432. Штутгарт: Г. Фишер 1972

    Google Scholar

  • Карпентер, С., Карпати, Г., Андерманн, Ф .: Специфическое поражение мышц, нервов и кожи при позднем инфантильном и юношеском амавротическом идиотизме. Неврология (Миннеап.) 22 , 170–186 (1972)

    Google Scholar

  • Даян, А.Д., Трики, Р. Дж .: Вовлечение щитовидной железы в детский амавротический семейный идиотизм (болезнь Баттена). Lancet 1970 II , 296–297

  • Долман, К. Л., Чанг, Э .: Висцеральные поражения при амуротической семейной идиотии с криволинейными телами. Arch. Дорожка. 94 , 425–430 (1972)

    Google Scholar

  • Донахью, С., Земан, В., Ватанабе, И.: Электронно-микроскопические наблюдения при болезни Баттена. В: С. М. Аронсон и Б.W. Volk (ред.): Врожденные нарушения метаболизма сфинголипидов, стр. 3–22. Оксфорд: Pergamon Press 1967

    Google Scholar

  • Даффи П. Э., Корнфельд М., Судзуки К .: Нейровисцеральная накопительная болезнь с криволинейными телами. J. Neuropath. опыт Neurol. 27 , 351–370 (1968)

    Google Scholar

  • Эльфенбейн, И. Б., Кантор, Х. Э .: Поздний детский амавротический идиотизм с мультиламеллярными цитозомами: электронно-микроскопическое исследование.J. Pediat. 75 , 253–264 (1969)

    Google Scholar

  • Эльснер, Б., Пренски, А.Л .: Ультраструктура ректальной биопсии при ювенильном амавротическом идиотизме. Неврология (Миннеап.) 19 , 834–840 (1969)

    Google Scholar

  • Гамбетти, П .: Мультиламеллярная цитосома в позднем инфантильном амавротическом идиотизме. J. Neuropath. опыт Neurol. 29 , 138 (1970)

    Google Scholar

  • Гонатас, Н.К., Гамбетти, П., Бэрд, Х .: Второй тип поздней инфантильной амавротической идиотии с многослойными цитозомами. J. Neuropath. опыт Neurol. 27 , 371–389 (1968)

    Google Scholar

  • Haelst, U. J. G. M. van, Gabreëls, F. J. M .: Электронно-микроскопическое исследование аппендикса как средство ранней диагностики при болезни Баттена-Шпильмейера-Фогта. Acta невропат. (Берл.) 21 , 169–175 (1972)

    Google Scholar

  • Хагберг, Б., Sourander, P., Svennerholm, L .: Поздняя детская прогрессирующая энцефалопатия с нарушенным метаболизмом полиненасыщенных жиров. Acta paediat. сканд. 57 , 495–499 (1968)

    Google Scholar

  • Халтиа, М., Рапола, Дж., Сантавуори, П., Керанен, А .: Инфантильный тип так называемого нейронального цероид-липофусциноза. II. Морфологические и биохимические исследования. J. Neurol. Sci. 18 , 269–285 (1973)

    Google Scholar

  • Герман, М.М., Рубинштейн, Л. Дж., Маккханн, Г. М .: Дополнительные электронно-микроскопические наблюдения за двумя случаями болезни Баттена-Шпильмейера-Фогта (нейрональный цероид-липофусциноз). Acta невропат. (Берл.) 17 , 85–102 (1971)

    Google Scholar

  • Ishii, T., Gonatas, N.K .: Мультиламеллярная цитосома в позднем инфантильном амавротическом идиотии. Acta невропат. (Берл.) 19 , 265–270 (1971)

    Google Scholar

  • Йустен, Э., Габрелс, Ф., Стадхаудерс, А., Болмерс, Д., Габрелс-Фестен, А .: Вовлечение икроножного нерва в нейрональные цероид-липофусцинозы: сообщение о двух случаях. Neuropädiatrie 4 , 98–110 (1973)

    Google Scholar

  • Кантеро Р. Л., Тийсала Р.: Увеличение окружности головы от рождения до 10 лет. Acta paediat. сканд., доп. 220 (1971)

  • Корнфельд, М .: Генерализованный липофусциноз (генерализованная болезнь Куфса).J. Neuropath. опыт Neurol. 31 , 668–682 (1972)

    Google Scholar

  • Кристенссон, К., Райнер, С., Сурандер, П .: Вовлечение внутренних органов в юношеский амавротический идиотизм. Acta невропат. (Берл.) 4 , 421–424 (1965)

    Google Scholar

  • Пайффер, Дж .: Miorphologische Aspekte der Epilepsien. Берлин-Геттинген-Гейдельберг: Springer 1963

    Google Scholar

  • Ричардсон, М.Э., Борнхофен, Дж. Х .: Церебральный липидоз в раннем детстве с выраженным миоклонусом. Ультраструктурные и гистохимические исследования биопсии головного мозга. Arch. Neurol. (Chic.) 18 , 34–43 (1968)

    Google Scholar

  • Рихтер Р., Пармели А. Х .: Поздний детский амавротический идиотизм с выраженной церебральной атрофией. Клинико-анатомический отчет о случае. Амер. J. Dis. Ребенок. 50 , 111–131 (1935)

    Google Scholar

  • Райан, Г.Б., Андерсон, Р. МакД., Менкес, Дж. Х., Деннет, Х .: Липофусциновая (цероидная) болезнь накопления в головном мозге. Невропатологические и нейрохимические исследования. Мозг 93 , 617–628 (1970)

    Google Scholar

  • Сантавуори, П .: Баттен-Шпильмейер-Фогт в таути. Duodecim 88 , 35–39 (1972)

    Google Scholar

  • Сантавуори, П., Халтиа, М., Рапола, Дж., Райтта, К.: Детский тип так называемого нейронального цероид-липофусциноза. I. Клиническое исследование 15 случаев. J. Neurol. Sci. 18 , 257–267 (1973)

    Google Scholar

  • Schröder, J. M., Thomas, E., Kollmann, F .: Formvarianten kurvilinearer Zytosomen in Gehirn-, Leber- und Knochenmarksbiopsien bei neuroviszeralen Lipidosen. В: H. Bredt u. Г. Зайферт (ред.): Aktuelle Probleme der Kinderpathologie, S. 432–437. Штутгарт: Г. Фишер 1972

    Google Scholar

  • Зайтельбергер, Ф.: Sonderformen zerebraler Lipidosen. Histochemische und histologische Befunde. В: Proc. IV Междунар. Congr. Невропат., Vol. I. С. 3–13. Штутгарт: Г. Тиме 1962

    Google Scholar

  • Зейтельбергер, Ф., Якоб, Х., Шнабель, Р .: Миоклонический вариант церебрального липидоза. В: С. М. Аронсон и Б. В. Волк (ред.): Врожденные нарушения метаболизма сфинголипидов, стр. 43–74. Оксфорд: Pergamon Press 1967

    Google Scholar

  • Зайтельбергер, Ф., Слуга, Э., Бернхеймер, Х .: Исследования липидных дистрофий нейронов. Дорожка. европ. 3 , 230–247 (1968)

    Google Scholar

  • Sjövall, E., Ericsson, E .: Анатомический тип в шведских случаях юношеского амавротического идиотизма. Акта путь. микробиол. сканд., доп. 16 , 460–471 (1932)

    Google Scholar

  • Sluga, E., Majdetzki, Th .: Zur Ultrastruktur des Speichermaterials von spätinfantiler amaurotischer Idiotie.Acta невропат. (Берл.) 9 , 254–272 (1967)

    Google Scholar

  • Suzuki, K., Johnson, A. B., Marquet, E., Suzuki, K .: Случай ювенильного липидоза: электронно-микроскопические, гистохимические и биохимические исследования. Acta невропат. (Берл.) 11 , 122–139 (1968)

    Google Scholar

  • Тинги, А. Х., Норман, Р. М., Урих, Х., Бизли, У. Х .: Химические и патологические данные в случае позднего инфантильного амавротического семейного идиотизма типа Баттен.J. ment. Sci. 104 , 91–102 (1958)

    Google Scholar

  • Towfighi, J., Baird, H. W., Gambetti, P., Gonatas, N.K .: Значение цитоплазматических включений в позднем инфантильном и юношеском амавротическом идиотизме. Ультраструктурное исследование. Acta невропат. (Берл.) 23 , 32–42 (1973)

    Google Scholar

  • Ульрих, Дж .: Die cerebralen Entmarkungskrankheiten im Kindesalter.Распространение Hirnsklerosen. Берлин-Гейдельберг-Нью-Йорк: Springer 1971

    Google Scholar

  • Земан, В., Донахью, С .: Тонкая структура липидных тел при ювенильном амавротическом идиотизме. Acta невропат. (Берл.) 3 , 144–149 (1963)

    Google Scholar

  • Земан, В., Донахью, С., Дайкен, П., Грин, Дж .: нейрональные цероид-липофусцинозы (синдром Баттена-Фогта).В: П. Дж. Винкен и Г. В. Брюн (ред.): Справочник по клинической неврологии, т. 10. С. 588–679. Амстердам: издательство North-Holland Publishing Co., 1970

    Google Scholar

  • Земан, В., Дайкен, П .: нейрональный цероид-липофусциноз (болезнь Баттена): связь с амавротическим семейным идиотизмом? Педриатрия 44 , 570–583 (1969)

    Google Scholar

  • Генотипическое разнообразие и фенотипический спектр синдрома детской печеночной недостаточности типа 1, обусловленный вариантами в LARS1

  • Отделение нейропедиатрии и детской метаболической медицины, Центр детской и подростковой медицины, Университетская клиника Гейдельберга, Гейдельберг, Германия

    Доминик Ленц, доктор медицины , Алисса Бианзано, Хейко Бренненштуль, доктор медицины, Урания Коцаэриду, доктор медицины, Джулиан Шретер, доктор медицины, Стефан Кёлькер, доктор медицины, Георг Ф.Хоффманн, доктор медицины и Кристиан Штауфнер, доктор медицины

  • Метаболическое отделение, кафедра клинической химии, Амстердамский университет медицины, Амстердамский университет нейробиологии, Амстердам Гастроэнтерология и метаболизм, Амстердам, Нидерланды

    Desirée EC Smith PhD, Gajja S. Salomons PhD & Мариса И. Мендес, доктор философии

  • Национальный центр наследственных нарушений обмена веществ, Children’s Health Ireland на Темпл-стрит и Крамлин, Дублин, Ирландия

    Эллен Крушелл, доктор медицины Джоанн Хьюз и доктор Клэр Рейнольдс

  • Центр врожденных нарушений обмена веществ , Отделение нейропедиатрии, Университетская больница Йены, Йена, Германия

    Ralf A.Husain MD

  • Институт генетики человека, Klinikum rechts der Isar, Технический университет Мюнхена, Мюнхен, Германия

    Бадер Альхаддад, доктор медицины, Роберт Копайтич, доктор медицины, Матиас Вагнер, доктор наук Саския Б. Вортманн, доктор философии и Хольгер Прокиш

  • Департамент педиатрии, Стэнфордская медицинская школа, Стэнфорд, Калифорния, США

    Джонатан А. Бернштейн, доктор медицины

  • Центр недиагностированных заболеваний, Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, США

    Джонатан А.Bernstein MD

  • CeGaT GmbH, Tübingen, Germany

    Saskia Biskup MD, PhD

  • Praxis für Humangenetik Tübingen, Tübingen, Germany

    Saskia Biskuptes MD

  • , PhD

    , Франция

    Доминик Калдари, доктор медицины

  • Институт генетики человека, Гейдельбергский университет, Гейдельберг, Германия

    Никола Диков, доктор медицины

  • Институт медицинской генетики и прикладной геномики, Тюбингенский университет, Тюбинген

    , Германия

    .Доктор Хаак и Люсия Лаугвиц, доктор медицины

  • Центр редких заболеваний, Тюбингенский университет, Тюбинген, Германия

    Тобиас Б. Хаак, доктор медицины

  • Кафедра генетики, Медицинская школа Стэнфордского университета, Пало-Альто, Калифорния, США

    Андреа Хансон-Кан, MS

  • Детская больница Люсиль Паккард, отделение педиатрии, отделение медицинской генетики, Пало-Альто, Калифорния, США

    Андреа Хансон-Кан, MS

  • Отделение нейрорадиологии, Университетская клиника Гейделя , Германия

    Инга Хартинг, доктор медицины

  • Институт медицины и генетики человека, Charité – Universitätsmedizin Berlin, Берлин, Германия

    Дениз Хорн, доктор медицины

  • Отделение эндокринологии, Университет Гронингена, Медицинский центр Университета Гронингена, Нидерланды

    Майя Хейбертс, доктор медицины и Брюс Х.R. Wolffenbuttel, MD

  • Service de Génétique Médicale, CHU Nantes, Nantes, France

    Bertrand Isidor MD, PhD и Sébastien Küry DVM, PhD

  • INSERM, CNRS, NIV , Франция

    Бертран Исидор, доктор медицинских наук и Себастьен Кюри, доктор медицинских наук,

  • Детская больница, отделение детской гастроэнтерологии, гепатологии и трансплантологии, Университет Дуйсбург-Эссен, Эссен, Германия

    Симона Катеманн, доктор медицины и Элке Лайнка

  • Институт генетики человека, Центр им. Гельмгольца, Мюнхен, Нойхерберг, Германия

    Роберт Копайтич, доктор философии, Матиас Вагнер, доктор медицинских наук, Саския Б.Wortmann MD, PhD и Holger Prokisch PhD

  • Отделение нейропедиатрии, неврологии развития и социальной педиатрии, Тюбингенский университет, Тюбинген, Германия

    Люсия Лаугвиц, доктор медицины

  • Отделение молекулярной генетики и генетики человека, Колледж генетики человека Хьюстон, Техас, США

    Джеймс Р. Лупски, доктор философии, Дженнифер Э. Поузи, доктор философии, и Джилл А. Розенфельд, MS

  • Техасская детская больница, Хьюстон, Техас, США

    Джеймс Р.Lupski MD, PhD

  • Центр секвенирования генома человека, Медицинский колледж Бейлора, Хьюстон, Техас, США

    Джеймс Р. Лупски, доктор философии

  • Baylor Genetics Laboratories, Хьюстон, Техас, США

    Джилл А. Rosenfeld MS

  • Кафедра клинической генетики, Университетский медицинский центр Гронингена, Университет Гронингена, Гронинген, Нидерланды

    Fleur Vansenne, доктор медицины

  • Институт нейрогеномики, Helmholtz Zentrum München

    0003, Matiasher, Германия,

    0003

  • Отделение нейропедиатрии, Sozialpädiatrisches Zentrum (SPZ), Центр для детей с хроническими заболеваниями, Charité – Universitätsmedizin Berlin, Германия, корпоративный член Freie Universität Berlin, Humboldt-Universität zu Berlin и Берлинский институт здравоохранения,

    , Германия

    Claudia Weiß MD

  • Отделение педиатрии, Salzburger Landeskliniken и Paracelsus Медицинский университет, Зальцбург, Австрия

    Саския Б.

  • You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *