Разное

Для чего подростки режутся: Ребёнок режет себя. 7 основных вещей, которые нужно знать про селфхарм

Содержание

Ребёнок режет себя. 7 основных вещей, которые нужно знать про селфхарм

Около 18–30% всех подростков хотя бы раз в жизни пробовали селфхарм. Чаще всего самоповреждение начинается в период 12–15 лет и связано с психологическими проблемами. Настасья Крысько, подростковый психолог, когнитивно- поведенческий терапевт, ведущая телеграм-канала про доброе отношение к себе, рассказала основное, что нужно знать про селфхарм у ребёнка.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Самоповреждающее поведение, или селфхарм, — это нанесение себе повреждений с целью справиться с тяжелыми переживаниями, болезненными воспоминаниями, ситуациями и невозможностью контролировать свою жизнь. Это может быть нанесение себе порезов, ожогов, ударов. К самоповреждающему поведению прибегают люди от 8 лет и до пожилого возраста, чаще всего самоповреждения встречаются у подростков.

У самоповреждающего поведения всегда есть какая-то функция, чаще всего это способ эмоциональной саморегуляции. Например, некоторые подростки описывают селфхарм как способ выразить то, что трудно сформулировать словами; сделать эмоциональную боль физической; избавиться от невыносимых переживаний и мыслей; вернуть ощущение контроля; сбежать от травмирующих воспоминаний; наказать себя — за ужасное поведение, чувства или мысли; прекратить чувствовать себя оцепеневшим; выразить суицидальные мысли и намерения, не совершая их, и др.

Важно понимать, что самоповреждение работает по замкнутому кругу: происходит какая-то ситуация (триггер) — в ней возникает негативная мысль, которая и вызывает негативные эмоции, — эмоции нарастают — вторгается идея о самоповреждении — происходит самоповреждение, которое дает временное облегчение. Но так как сама проблема не решилась, негативно влияющие на человека мысли остались, то человек попадает в «ловушку селфхарма».

Неполезные фразы

Не знать, что говорить, когда вы видите порезы у ребенка — нормально. Чаще всего мы произносим неполезные фразы от бессилия или тревоги и не вкладываем в них ничего плохого, но важно помнить, что эти слова могут совершенно по-другому восприниматься подростком.

  • Все в твоей голове.
  • Не выдумывай проблемы из ничего.
  • Возьми себя в руки.
  • Все же как-то справляются, и ты тоже давай.
  • Просто смотри на вещи оптимистичнее.
  • В твоей жизни так много других вещей, а ты все про одно.
  • Перестань прикидываться сумасшедшим.
  • Да что с тобой такое?
  • Тебе уже давно должно было полегчать.
  • Это подростковой кризис — перетерпи.

Например, подросток получил двойку и у него появились мысли «я тупой, я ни на что не гожусь, мои родители разочарованы во мне». Эти мысли влияют на нарастание интенсивности эмоций — грусти, тревоги, гнева, отчаяния. В какой-то момент подросток думает: «Я не вынесу этого, нужно порезаться», — и режется. Это даёт временное облегчение, но, так как сами мысли остались и не появилось другого способа справляться с сильными негативными эмоциями, то, скорее всего, подросток будет часто резаться и попадать в ловушку селфхарма.

Чтобы снизить у подростка вероятность нанести себе какие-либо повреждения, важно проделать определенную работу: понять механизм самоповреждений и тренировать другие безопасные навыки справляться с сильными эмоциями, решать проблемы. Для поддержки подростка на пути отказа от самоповреждающего поведения поможет составление плана безопасности. В этот план могут входить следующие пункты:

  • Сигналы того, что кризис приближается (ситуации, мысли, ощущения, образы)
  • Способы, техники, практики отвлечься самостоятельно
  • Люди, которые могут отвлечь (список контактов: друзья, родственники, кому можно позвонить и поговорить, пойти погулять)
  • Люди, которых можно попросить о поддержке (список контактов)
  • Места, где можно найти поддержку (куда можно пойти погулять, чтобы помочь себе набраться сил, переключиться, это должно быть какое-то ресурсное и безопасное место)
  • Специалисты и организации, с которыми можно связаться во время кризиса (контакты специалистов, которые работают с вашим подростком)
  • Экстренная помощь (контакты служб экстренной помощи: телефоны доверия, кризисные чаты, скорая медицинская помощь)
  • Профилактика: как я могу сделать окружающую среду безопаснее для себя

Существует миф, что подростки применяют селфхарм, чтобы манипулировать и привлечь к себе внимание. Из-за этого мифа те, кто наносит себе какие-то повреждения, чувствуют, что их осуждают, отвергают и не воспринимают серьезно, оставляя в одиночестве с их страданием. Если ваш подросток применяет селхфарм, не кричите на него, не критикуйте, не игнорируйте, а предложите обсудить, что с ним происходит, и предложите обратиться к специалистам.

Полезные фразы

Поддерживающие фразы чаще всего направлены на то, чтобы передать, что человек не одинок, его не осуждают и готовы помочь:

  • Ты не одинок.
  • Я рядом с тобой.
  • Ты не плохой.
  • Возможно, я не до конца понимаю, что ты чувствуешь, но я волнуюсь о тебе и хочу помочь.
  • Ты для меня много значишь, и мне небезразлична твоя жизнь.
  • Похоже, что у тебя сильные переживания и трудности на пути.
  • Я всегда готов тебя поддержать и помочь.
  • Я бы хотел понять больше про тебя и твое состояние.
  • Если ты захочешь — я могу дать совет.
  • Я верю, что мы разберемся с этими трудностями вместе.

Позаботьтесь о себе, найдите опору, сформулируйте, что бы вы хотели сказать вашему ребенку. Постарайтесь не паниковать и не реагировать слишком сильно. То, как вы будете себя вести, может повлиять на то, насколько он или она будет откровенны с вами. Вот несколько вещей, которые полезно помнить:

  • Постарайтесь не осуждать.
  • Дайте знать, что вы рядом.
  • Помните, что человек гораздо больше, чем его проблема.
  • Постарайтесь проявить сочувствие и понимание причин этих действий.
  • Предложите помощь и поддержку.
  • Напомните подростку о его сильных сторонах и тех вещах, которые у него хорошо получаются.
  • Предложите составить вместе алгоритм того, что важно делать при появлении мыслей о селфхарме.
  • Не обсуждайте с подростком больше, чем одну тему, в этом разговоре. Если вы предложили обсудить селфхарм, то в этом диалоге важно не переключаться на другие проблемы вроде уборки, учебы и так далее.
  • Как родитель заручитесь информацией и поддержкой специалистов. Можно прочитать брошюру о самоповреждающем поведении, например здесь.
  • Не будет помогать в диалоге с подростком, который применяет селфхарм, а лишь усиливать его отчужденность и закрытость: критика, обвинение, стыжение, обесценивание, игнорирование повреждений или, наоборот, слишком сильный фокус на них, применение насилия.

Поддерживать ребенка, применяющего селфхарм, может оказаться непростым и длинным путем, с улучшениями и ухудшениями. Забота родителя о себе становится важным навыком, на который мы будем опираться при поддержке подростка:

  • Напоминайте себе, что изменения нелинейны и требуют времени.
  • Выясните, какие виды помощи и поддержки доступны.
  • Запрашивайте и получайте поддержку и необходимую информацию для себя.
  • Вы также можете обратиться за поддержкой к специалистам.

При самоповреждающем поведении необходима поддерживающая работа, направленная на усиление навыков осознанности, стрессоустойчивости, эмоциональной саморегуляции, заботы о себе, эффективной коммуникации. На данный момент диалектико-поведенческая терапия имеет высокую доказанную эффективность при хроническом суицидальном и самоповреждающем поведении, в том числе у подростков.

14–16 апреля Настасья Крысько участвовала в Международной научно-практической конференции «Подросток в мегаполисе: неравенство и возможности», где психологи и педагоги обсуждали главные проблемы современных старшеклассников: от телесности и психофизиологии до цифровой социализации и гаджетов.

Иллюстрации: Кира Илларионова для «Мела»

Зачем подростки причиняют себе боль

Родители могут усиливать страдания подростков. «Из самых лучших побуждений многие из них стараются не хвалить детей, словно те могут от этого испортиться, — рассказывает Инна Хамитова. — Но дети в любом возрасте нуждаются в поддержке и одобрении. Они верят тому, что мы им говорим. Если взрослые постоянно критикуют ребенка, ребенок привыкает к мысли, что он плохой (некрасивый, неповоротливый, трусливый) человек. Самоповреждения могут стать для чувствительного подростка еще и местью себе, наказанием за то, что он настолько плох».

Но, ненавидя себя, подростки не понимают, что на самом деле ненавидят мнение других о себе. Это подтверждает 16-летняя Анна: «Недавно я сильно поругалась со своей лучшей подругой. Она говорила мне ужасные вещи — что я никого не люблю и что меня никто никогда не полюбит. Дома мне стало так плохо, что я не успокоилась, пока не сделала себе больно».

В семьях с авторитарным стилем воспитания, когда родители жестко контролируют не только поведение, но и эмоции подростков, самоповреждения, по мнению Инны Хамитовой, «могут стать способом борьбы с властью родителей».

Подросток рассуждает примерно так: «Хотя бы по отношению к себе я буду поступать так, как я хочу». И всегда порезы и раны на видимых частях тела помогают детям привлечь внимание взрослых к себе. Это сигналы, от которых родители уже не могут отмахнуться, списав их на особенности переходного периода.

Граница риска

Важно понимать разницу между единичными проверками на прочность («могу ли я это вытерпеть?»), написанными кровью клятвами в дружбе и повторяющимися самоистязаниями. Первые связаны либо с узнаванием своего «нового» тела и экспериментами с ним, поиском новых ощущений, либо с ритуалами, существующими среди сверстников. Это преходящие признаки поиска себя. Постоянные попытки причинить себе боль — ясный сигнал для родителей, требующий обращения к специалистам. Но в каждом случае, когда подростки проявляют агрессию в отношении себя, необходимо понять, что они хотят сказать. И мы должны их выслушать.

Что делать?

Подростки ищут понимания и в то же время тщательно оберегают свой внутренний мир от назойливых вторжений. Они хотят поговорить, но не могут себя выразить. «И потому, — считают наши эксперты, — возможно, лучшим собеседником в этот момент станут не родители, которым трудно оставаться пассивными слушателями, а кто-то из родственников или знакомых, кто сможет побыть рядом, посочувствовать и не запаниковать».

Иногда, чтобы остановить ребенка, достаточно… хорошей взбучки от родителей. Таким парадоксальным способом они дают понять, что тот зашел слишком далеко, и выражают заботу. Но если подобное поведение становится привычкой или раны представляют угрозу для жизни, лучше не откладывая посоветоваться с психологом. Особенно важно сделать это в том случае, когда подросток замыкается в себе, начинает плохо учиться, ощущает постоянную сонливость, теряет аппетит — подобные симптомы могут оказаться признаком более серьезных психологических проблем.

Почему подростки режутся лезвием. Самоповреждения

Когда дети достигают подросткового возраста, родители встречаются с целым набором проблем в их поведении. Как известно, все дети разные, и особенно их разница становится видна именно в этот период. Кто-то проходит этот этап взросления проще, у кого-то возникают сложности. Конечно, родители в первую очередь сейчас бояться, что их сына или дочь вовлекут в какую-то криминальную деятельность, либо, что он или она станет зависимым от алкоголя, наркотиков, превратится в игромана. Это, конечно, ужасно, но, тем не менее, и это еще не все.

Об этом явлении не очень принято говорить. Для окружающих такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Семьи обычно пытаются скрыть этот факт, расценивая как позор и дефект их воспитания. Однако эта проблема гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

К самоповреждениям относится широкий ассортимент различных видов вредного воздействия на себя. И хоть в принципе, курение тоже можно отнести к самоповреждению, термин в первую очередь относится к нанесению различного рода ранений и ушибов. И самое главное в этом случае – отсутствие суицидальных намерений. То есть, подросток ранит себя, но убить не хочет.

Всего в популяции самоповреждениями занимаются 1-4% населения. Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным.

Среди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса (например, только после ссоры с любимой девушкой или парнем). Но для части подростков поводом к самоповреждению может быть что угодно, любая ситуация, вызывающая волнение или напряжение.

Обычно повреждения себе наносятся по 2 основным причинам. У подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход. Либо эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым. Как бы то ни было, после причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Существует 3 основных теории, которые объясняют, по какой причине такое поведение может повторяться:

    Серотониновая
    – у части людей недостаточный уровень серотонина в головном мозге и, поэтому они хуже справляются со стрессовыми ситуациями. Боль вызывает подъем серотонина и улучшает общее самочувствие .

    Опиатная
    – во время нанесения раны или ушиба начинает действовать противоболевая система мозга (антиноцицептивная). Опиаты, вырабатываемые в мозге, являются основным нашим природным обезболивающим. Благодаря им сильная боль может «притупляться. Кроме того, эти вещества способны вызывать эйфорию. Человек, регулярно наносящий себе травмы, может «подсаживаться» на эти эффекты и повторять их снова и снова.

    Кортизоловая
    – кортизол является гормоном стресса. Для того чтобы организм справился с вредными воздействиями среды, этот гормон должен достичь определенного уровня и задействовать другие системы организма в «стрессовом каскаде». Благодаря ему каждое звено и каждый орган начинают работать в «стрессовом режиме» защищая нас от вредностей извне.

    «Вредность» — это не только яды, токсины или инфекции, это еще и психосоциальный стресс, так часто развивающийся у подростков. При исследованиях было показано, что у части подростков после острой реакции на стресс, которая характеризуется резким подъемом кортизола, как должно быть в норме, уровень этого гормона падает ниже нормы. С одной стороны, это адаптация к постоянному стрессу, с другой — ситуация, когда переработать стресс полностью не удается. Ушибы и порезы, являющиеся острым стрессом, поднимают уровень кортизола и могут становиться тем «пинком», помогающим подростку «переварить» его социальные проблемы.

Внешними причинами самоповреждений могут быть:

1. Дисфункциональная семья (развод или ситуация «будем жить вместе только ради детей»)

2. Перфекционизм подростка и его окружения. Если ты не сделал все идеально, ты достоин наказания и нет тебе прощения.

3. Влияние друзей. Бывают ситуации, когда друзья дают образец поведения в сложных жизненных случаях.

4. Пережитое сексуальное насилие.

5. Информация в СМИ, когда самоповреждения преподносятся, как решение проблемы. «Мальчик порезал себе вены, и сразу все окружающие осознали, что были неправы»

В целом выделяют 3 типа самоповреждений:

    Импульсивное
    – когда подросток наносит себе повреждение под влиянием сильного наплыва эмоций. Происходит это автоматически, без обдумывания и даже без созревания намерения это сделать.

    Стереотипное
    – монотонное нанесение чаще всего ушибов. Такое самоповреждение часто характерно для лиц с умственной отсталостью и тех кто страдает аутизмом различной степени тяжести.

    Компульсивное
    – происходящее под воздействием навязчивых мыслей.

Кроме того, по силе тяжести самоповреждения могут быть:

    Тяжелыми – угрожающими жизни.

    Средней тяжести — требующими медицинского вмешательства и лечения.

    Легкими – такими, которые не требуют медицинского вмешательства или же такими, где требуется минимальный объем помощи.

    Состояния, которые могут привести к нанесению себе повреждений, далеко не всегда бывают связаны с плохо переносимым стрессом.

    Наиболее тяжелые раны, типа перерезанного горла и введение швейных иголок в вены, наносят себе подростки, страдающие психическими заболеваниями, такими как шизофрения, биполярное аффективное расстройство, деперсонализационное расстройство, посттравматический стрессовый синдром, депрессия.

    Но даже если эти болезни исключены, все равно подростку требуется помощь.

Почему подростку нужно помогать, даже если он не болен психически?

    У некоторых людей может развиться зависимость от данного поведения
    , учитывая вовлеченность в процесс эндогенных опиатов. Соответственно, самоповреждение может использоваться для получения удовольствия.

    Формирование привычки решать проблемы через самоагрессию.
    Что и говорить, люди вокруг пугаются и становятся более сговорчивыми.

    Формирование поведенческой схемы
    , которая включается во всю жизнедеятельность и самоагрессия становится обыкновенной рутиной.

    Самоповреждения становятся способом ответа на стресс
    . Т.е. легче ранить себя, чем что-то конструктивно решить.

Несмотря на то, что может сложиться впечатление того, что подросток делает все это целенаправленно, он действительно нередко затрудняется сказать, почему он себя порезал или сделал что-то в этом роде. В момент атаки на свое тело сознание может сужаться и осознание поведения значительно падать.

Другими словами, если ребенок не может рассказать родителям про то, как он дошел до жизни такой, вполне вероятно, что он действительно не знает. Да, можно сказать, что «довели», но на самом деле это не всегда будет ответом на вопрос.

Часть подростков совершает агрессивные действия по отношению к себе действительно демонстративно. Если говорить о самопорезах в таких случаях, то они обычно тонкие и поверхностные. Видно, что человек себя щадил. Их часто делают на видных местах, но никогда на лице или на кистях. При этом обращает на себя внимание поведение, при котором подросток стремится вызвать в окружающих жалость и вину, пытается открыто манипулировать, угрожает снова повредить себе что-то, если окружающие будут вести себя так, как ему не нравится.

В народе бытует мнение, что на таких манипуляторов и провокаторов не нужно обращать внимания. Однако подросток это делает не для того, чтобы насолить родителям, а тоже по причине личностных проблем. Это значит то, что он не справляется со своими жизненными сложностями по-другому. Часто родители с таким ребенком начинают играть в игру, кто сильнее по воле и характеру, и ребенок, в попытке доказать, что его угрозы не пустые, а самые настоящие, наносит себе ощутимый вред или совершает невольный суицид. Т.е. смерть не планируется как таковая, просто так выходит.

Если это случилось, желательно ребенка проконсультировать у психиатра. Если кто-то боится постановки на учет, можно обратиться к частнопрактикующему доктору. Это необходимо для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или же это нарушение адаптации или проблемы в его жизни, которые ему решить не под силу. В зависимости от того, что обнаружит доктор, можно будет решить, какой именно объем помощи понадобится.

Возможно, это будет психотерапия, а возможно потребуется применение психотропных веществ. В основном в этом случае речь идет о курсе антидепрессантов, транквилизаторов или нормотимиков (препараты, уравнивающие настроение). Я сама — не большой сторонник транквилизаторов, так как они тоже способны вызывать зависимость. И, конечно, таблетки проблемы не решают и новым навыкам не учат. Нужна психотерапия.

И все это будет довольно плохо работать, если у подростка не будет поддержки семьи. Если на него будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. Возможно родителям самим нужно будет посмотреть на себя со стороны и предпринять шаги к изменениям внутри семьи.

Порезы — это нарушение целостности кожного покрова заостренными предметами. Если порезами задета только кожа и жировая ткань, они проходят сами. При повреждении мышц, сухожилий, связок, нервов и кровеносных сосудов нужно обратиться к врачу. Такие травмы считаются распространенными явлениями в быту. Их получают взрослые и дети. Чтобы избежать негативных последствий от порезов ножом, лезвием или стеклом, нужно знать элементарные правила оказания первой помощи.

Какую опасность вызывают порезы?

  • Травмы заостренными предметами: ножом, лезвием или стеклом опасны повреждением артерии, нерва, крупных сосудов. Если порезы на руках лезвием или другим заостренным предметом сразу не обработать, в рану попадут опасные микроорганизмы. Может начаться гангрена или образоваться трофическая язва, которая не поддается заживлению. Инфекция может быть опасной для жизни.
  • Если порез воспалится, возможны осложнения в виде гнойных затеков и флегмон. Это такое состояние, когда гной не вытекает наружу, а остается внутри и растекается в окружающие ткани. При повышении температуры и общей слабости нужно срочно вызвать врача.

Первая помощь при порезах

Получить травму острым предметом может любой человек. Справиться с небольшим порезом самостоятельно тоже можно, если знать, как. Что делать при порезе руки в первые минуты после получения травмы? Прежде всего не паниковать. Если человек сам боится вида крови, первую помощь должен оказать тот, кого это не пугает. Она заключается в следующем:

  • Порез тщательно осматривается, чтобы выявить, насколько серьезна травма.
  • После осмотра рана хорошо промывается проточной водой. Если нет возможности это сделать, можно использовать воду из бутылок, которая продается в каждом киоске.
  • Чтобы не допустить распространения инфекции в ранке, не следует дотрагиваться до нее руками. При необходимости промыть порез можно мыльной пенкой, которую после обработки раны нужно сразу смыть. Нельзя использовать хозяйственное мыло. Для этой цели лучше подходит детское.
  • Все, что описано выше, делается очень быстро, в считанные секунды. Самое главное, остановить кровь, для чего рука, палец или нога приподнимаются так, чтобы порез оказался над уровнем тела. Место пореза нужно сдавить пальцами, обмотанными бинтом или чистой тряпочкой. Через несколько минут кровь должна остановиться, если порез неглубокий.
  • Если задета артерия, что можно определить по струе крови ярко-алого цвета, нужно наложить жгут выше раны. А если кровотечение венозное — ниже. течет спокойно, никакой струи, и имеет темный цвет. При циркуляция крови в руке прекратится. Поэтому, чтобы не допустить омертвления конечности, нужно немедленно обратиться к врачу.
  • После того как будут предприняты все меры для остановки кровотечения, следует обеззаразить порез. Для этого обрабатывают его водным раствором перекиси водорода. Но если рана глубокая, раствор не должен попасть внутрь, так как мелкие сосудики могут закупориться воздухом. Место вокруг ранки обрабатывают спиртовыми растворами. Для этого подойдет йод или зеленка.
  • Последнее, что нужно сделать при оказании первой помощи, если вы получили порез руки ножом или другим заостренным предметом, это наложить на рану стерильный бинт или просто чистый платочек, постоянно смачивая повязку обеззараживающими водными растворами. Это нужно для того, чтобы бинт всегда оставался мокрым и не прилип к ране.

Крем «АРГОСУЛЬФАН ® » способствует заживлению ссадин и небольших ран. Сочетание антибактериального компонента сульфатиазола серебра и ионов серебра помогает обеспечить широкий спектр антибактериального действия крема. Наносить препарат можно не только на раны, расположенные на открытых участках тела, но и под повязки. Средство обладает не только ранозаживляющим, но и противомикробным действием, а кроме того, способствует заживлению ран без грубого рубца.

Имеются противопоказания. Необходимо ознакомиться с инструкцией или проконсультироваться со специалистом.

Если после оказания первой помощи прошло больше десяти минут и никаких положительных результатов нет, то есть кровь не останавливается, нужно вызвать «скорую помощь».

Травмы стеклом

Порезы стеклом чаще всего человек может получить в бытовых условиях или на предприятиях, связанных с его выпуском. Стекло является очень хрупким и ломким материалом, который часто бьется. Малейшая неосторожность приводит к травматизму.

Порезы на руках и других частях тела, полученные от стекла, имеют свои особенности. Они представляют собой резаные кровоточащие раны. Их края гладкие и ровные, поэтому они не разможжают и не раздавливают ткань. Это более благоприятно для заживления, чем рваные раны.

Порезы на руках и кистях бывают чаще всего. Как правило, повреждается их тыльная поверхность. Наиболее опасны ранения горячим стеклом. Оно имеет особенность быстро охлаждаться и распадаться в кожной и мышечной ткани на множество мелких осколков, которые не видны даже на рентгенологическом снимке. Такие осколки трудно удаляются, а мигрируя в тканях, они вызывают боль, новые повреждения и кровотечения. Иногда осколки остаются в тканях годами. Ранение горячим стеклом может усугубиться термическим ожогом.

Что нужно делать при порезах стеклом?

  1. Произвести туалет раны, то есть промыть ее 70% раствором спирта или хлоргексидином.
  2. Сделать местную анестезию наложением первичных швов.
  3. При неглубоких повреждениях используют скобки Мишеля. Пострадавший не нуждается в хирургической помощи. Достаточно наложить на рану асептическую повязку после промывания раны.
  4. Если порезы на руках сопровождаются ожогами, рану не нужно зашивать. Следует обработать ее и наложить повязку, смазанную мазью.
  5. При обнаружении в ткани стеклянных осколков, видимых глазу, нужно вынуть их и за дальнейшим лечением обратиться к врачу.

При порезе человек потерял сознание. Что делать?

Иногда даже небольшие порезы на могут привести человека к обморочному состоянию. Чтобы не допустить этого, нужно:

  • Обеспечить приток свежего воздуха, если пострадавший находится в помещении. Для этого нужно открыть окна и двери, но сквозняк исключить.
  • Несколько раз сделать глубокие вдохи.
  • Помассировать мочки ушей и верхнюю губу.
  • Энергично растереть щеки.
  • Если это не помогает, следует намочить ватку нашатырным спиртом и дать понюхать пострадавшему.

Порезы ножом и лезвием

Чаще всего человек получает порез руки ножом, так как этим режущим предметом он пользуется постоянно: на работе или дома. Неосторожность приводит к травмам. Бывают случаи, когда умышленно наносятся ножевые раны. Это случается во время драки или разбойного нападения на человека. Не менее редкими являются порезы на руках лезвием во время бритья или творческой работы, связанной с его применением. Порезы бывают разные. Это зависит от того, чем они были нанесены.

  • Для травмы, нанесенной острым предметом — ножом, лезвием, стеклом, характерны резаные раны.
  • Если травма нанесена тупым предметом, то порез имеет рваные края. Такие раны чаще всего бывают на кистях и пальцах рук.
  • Если одновременно воздействовать травмирующим предметом на руку, ногу или любой другой участок тела тупым и острым предметами, то рана будет носить комбинированный характер.
  • Острый и тонкий предмет: шило оставляет колотую рану.

при порезах

Во время травмы может произойти порез вены на руке. Это легко определяется даже визуально. Кровь из раны течет спокойно, не пульсируя, имеет темный цвет. В этом случае человек теряет много крови. Особую опасность вызывает то, что воздух всасывается в сосуды и может попасть в сердце. Если это происходит, наступает смерть.

Для того чтобы остановить кровотечение из вены, накладывается давящая повязка. Рана накрывается чистой марлей и сверху прижимается неразвернутым бинтом. Если его нет под рукой, можно сложить в несколько раз носовой платок или чистую тряпочку. Затем примененные средства следует прижать к ране. Кровь должна остановиться. Если под рукой ничего не окажется, то порез вены на руке или ноге сразу прижимается пальцами, а конечности поднимаются вверх.

В каких случаях при порезах необходимо обращаться к врачу?

  • Если порез глубокий и его длина более двух сантиметров.
  • Когда невозможно быстро остановить кровь.
  • Если при оказании первой помощи не удалось вынуть из ранки осколки посторонних предметов.
  • Когда порезы на руках или других частях тела нанесены загрязненным предметом. Это может быть лопата или грабли.
  • Если пострадавшим является ребенок или человек преклонного возраста.
  • Когда на второй день после травмы кожа вокруг пореза приобретает нетипичный цвет, из раны сочится гной и происходит онемение места травмы.
  • Если наблюдается повышение температуры тела и общая слабость.
  • Когда спустя неделю после травмы

Пострадавший обязан рассказать доктору, какие действия предпринимались для оказания первой помощи и чем обрабатывалась рана. Дальше специалист сам решит, как лечить порез.

Последствия

  • Порезы на руках (фото выше) могут обернуться необратимыми последствиями, если они нанесены в область запястий. В этом случае повреждаются нервы и сухожилия.
  • Часто во время травмы пострадавший получает руки. Что делать? Немедленно обратиться к врачу. Дело в том, что лечение глубоких ран проводится наложением швов сразу после травмы. Если спустя восемь часов после пореза этого не сделать, в дальнейшем вообще нельзя зашивать рану, так как в нее успеют попасть бактерии. При закрытии раны они могут вызвать нагноение.
  • Если порезы на руках сопровождаются сильным кровотечением с ярко-алым цветом крови, то повреждена артерия.
  • Помните, даже незначительный порез, особенно на лице, оставляет шрам.
  • Если не извлечь из раны осколки инородного тела, она воспаляется и из нее может сочиться гной.
  • Чтобы серьезная травма порезом не вызвала осложнений, следует сделать прививку против столбняка.

    Моя жизнь в психологии, психотерапии, тренингах началась с работы с подростками. Чего мы только не делали… Группы общения, группы сексуального просвещения, «скажи наркотикам до свидания», клуб для подростков, где мы ходили в походы, играли в ЧГК, устраивали игры-квесты, школу юных журналистов. В какой-то момент укатали Сивку крутые горки и я перешла на взрослый более спокойный контингент. Ну да, так мне поначалу казалось))) Много лет я работала с родителями, ко мне и до сих пор часто обращаются за консультациями мамы и папы. В основном, мамы. И в последнее время я все чаще думаю о том, чтобы вернуться и к работе с подростками тоже. По одной простой причине — так мало хороших душеведов для подростков. А дети входят в подростковый возраст раньше и проблем у них не меньше, а больше, потому что мир наш меняется все быстрее и быстрее. Я вижу их, запутавшихся, одиноких, стесняющихся своего растущего тела и прячущих за длинными челками типично подростковое выражение лица «меня-никто-не-любит-да-и-сам-я-себя-не-очень-то». Жалко их ужасно — в конце концов, всем нам довелось пройти этот ад, именуемый молодостью.

    Но я сейчас скорее о родителях. Иногда им просто нужна информация о том, что происходит с ребенком. За последние два месяца ко мне обратились сразу три мамы, напуганные порезами на руках у детей, поэтому я решила написать об этом подробнее.

    Если порыться в форумах и блогах подростков, то самоповреждения (так это называется по-научному) всплывают не так уж редко. Чаще это мелкие множественные порезы, иногда ожоги, на участках тела прикрытых одеждой — на руках, на бедрах, на животе. Выглядит это не слишком привлекательно и близкие, как правило, приходят в ужас, обнаружив следы порезов. По поводу самоповреждения существует немало мифов:

    Миф 1: Так они пытаются привлечь к себе внимание.

    Горькая правда в том, что обычно люди скрывают следы самоповреждения и вовсе не пытаются таким способом манипулировать близкими. Они стесняются своих шрамов и опасаются, что их кто-то обнаружит, это одна из причин, по которой им сложно обратиться за помощью.

    Миф 2: Это психи, они опасны.

    Чаще всего эти люди страдают от душевной боли, серьезных проблем или пережитых травм, как и миллионы других людей. Самоповреждение их способ бороться с болью. Они не более сумасшедшие чем большинство окружающих и клеить на них ярлык психов, означает только усугублять ситуацию.

    Миф 3: Это попытки самоубийства

    Нет. Люди, наносящие себе порезы или ожоги, не пытаются умереть. Они пытаются преодолеть душевную боль. «Разрезать эту пустоту», как сказал один из пациентов. Фактически эти порезы иной раз оказываются тем, что позволяет им жить. Хотя в долгосрочной перспективе риск суицида у этих людей выше среднего, но не из-за порезов, разумеется, а из-за длительной депрессии.

    Миф 4: Если порезы несерьезные, то ничего страшного

    То, что порезы поверхностны, не означает, что боль не глубока. Пожалуйста, не думайте, что беспокоиться тут не о чем — «само пройдет». Это симптом серьезных душевных проблем, с которыми обязательно нужно разбираться.

    По словам тех, кто режет себе руки, и наносит другой вред, это действие приносит облегчение боли и успокоение. Сам ритуал — запирание двери, разламывание бритвенного или другого лезвия, повязка, сокрытие ее под рукавом — замещает сильное, всепоглощающее чувство, владеющее человеком, и помогает с ним справиться.

    Кроме того или в дополнение к этому, самоповреждение служит для того, чтобы «очнуться» и восстановить связь с действительностью. Так же как нам иной раз хочется себя ущипнуть, чтобы убедиться, что это не сон, так порез, ожог или другое повреждение возвращают или усиливают чувство реальности. Пациенты часто рассказывают как порезы помогают им вернуться из состояния «замороженности», депрессии, нереальности этого мира и помогают убежать от ощущения пустоты и бессмысленности.

    Кто они?

    Множество исследователей пытались установить, люди с какими чертами склонны к самоповреждению. Тут как раз ничего удивительного, все вполне логично. Низкая самооценка, отсутствие гибких навыков адаптации, высокая болезненная чувствительность к отвержению, повышенная тревожность, склонность к подавлению гнева и т.д. Большинство, страдающих этим синдромом, девочки-подростки и молодые женщины, как правило хорошо образованны и с высокоразвитым интеллектом.

    Есть несколько подходов, объясняющих происхождение этого синдрома.

    Биологический:
    порезы и другие самоповреждения реально облегчают душевные страдания, невыносимое напряжение и боль, приносят успокоение, высвобождая эндорфины (естественные вещества подобные наркотикам, вырабатываемые в нашем организме), поэтому при повторении этих ритуальных действий возникает не только психологическая, но и частично физическая зависимость.

    Психологический:
    Среди женщин, которые наносят себе порезы и ожоги, немало тех, кто в детстве подвергался насилию и переживал травмы, нередко сексуальные. Существуют теории, связывающие насилие и самоповреждение. Насилие обычно вызывает у жертвы чувство беспомощности и отсутствия контроля над происходящим. При том, что нанесение себе увечий тоже является насилием, одновременно возникает некое ощущение контроля над ситуацией, поскольку человек делает это сам. У некоторых жертв сексуального насилия это может вызывать ощущение защищенности от посягательств, поскольку они становятся непривлекательными и «негодными» для насильника.

    Существует также психологическая теория
    , что порезы это символ самонаказания за какие-то «грехи», внутреннюю злобу или ощущение «грязи». Это может быть неосознанным желанием перенаправить гнев с внешнего источника на себя, способом выражения агрессии, сексуальных инстинктов или любых других сильных подавленных чувств. Иногда «наказание» следует за несдержанностью в еде, порезы связаны с пищевыми расстройствами. Девочка пытается похудеть, в очередной раз совершает набег на холодильник и «мстит» себе, порезав руку. Либо пытается удержать себя от приступа обжорства болью пореза.

    Иногда это может быть одним из проявлений пограничного типа личности
    . Такие люди страдают от очень сильного страха, что близкие и любимые люди их бросят, покинут и не могут совладать с эмоциями огромной силы другим способом. В этом случае порезы как раз могут оказаться частью манипуляций, с помощью которых человек пытается привязать близких к себе и привлечь внимание. Хотя, скорее всего, манипуляция эта неосознанная.

    Для каждого человека самоповреждение означает что-то свое, но очень часто это невозможность выразить чувства другим способом. По какой-то причине эти люди (чаще всего девочки и молодые женщины) не научились или не могли выражать свои эмоции, потому что не были услышаны. Порезы служат для них своеобразным языком, которым они пытаются выговориться, выразить свою боль, вступить в диалог со значимыми для них людьми.

    Что же с этим делать?

    «Резать руки не значит решить проблему», «Ты только делаешь себе еще хуже», «Это войдет у тебя в привычку», «Через 10-15 лет ты будешь страдать из-за этих уродливых шрамов», «Если я увижу у тебя еще хоть один порез…».

    Эти или похожие фразы слышит каждый из тех, чьи шрамы обнаружены близкими. Не то чтобы это помогало. Ведь проблема не в порезах, они только симптом. Попытка прекратить порезы, не разобравшись в корнях проблемы, обречена на провал. При этом совершенно естественно, что близкие, а особенно родители испытывают страх, шок и даже отвращение, обнаружив порезы на руках у подростка, друга, любимой девушки (см. мифы). Поэтому сначала надо совладать со своими чувствами и успокоиться.

    После этого имеет смысл аккуратно выяснить, что же происходит. Разговаривать на эту тему будет непросто, но скрывать свои подозрения и опасения еще хуже. Это тупик. Будьте готовы к тому, что человек не захочет сразу рассказывать о том, что происходит. То есть, проще говоря, вы будете посланы подальше в той или иной форме. Не надо припирать никого к стенке, но обязательно скажите, что вы заметили порезы, вы беспокоитесь и вам важно знать, что с ним творится. Вы готовы подождать, когда ваш друг или близкий будет готов к разговору, но поговорить надо обязательно. Осуждать и критиковать точно не стоит, будет только хуже. Стыда и чувства вины тем, кто борется с душевной болью таким способом, и так хватает.

    Не надо никаких ультиматумов, угроз и наказаний. Одна из моих пациенток, молодая женщина, рассказывала, что ее парень поставил вопрос ребром «Или ты перестаешь резать руки, или я от тебя ухожу». Стоит ли говорить, что это не помогло? Гораздо важнее предложить человеку возможность обратиться к вам в любой момент, когда он испытывает ту самую боль, страх, напряжение, которые заставляют его хвататься за лезвие.

    При разговоре сосредоточьтесь на чувствах, которые заставляют человека наносить себе порезы, а не на самих действиях. Подумайте вместе, чем можно помочь. Будет ли ему легче, если он просто выговорится, или ему нужен конкретный совет? Нередко самоповреждение свойственно подросткам и молодым людям, которым в принципе трудно общаться и тем более говорить о таких интимных вещах. Возможно, будет проще написать. Эпистолярный жанр переживает электронный ренессанс и не стоит это недооценивать. Иногда то, что трудно сказать, можно сформулировать в письме — вас никто не торопит, не перебивает, не мешает подбирать слова. Предложите такой вариант разговора или задайте его, написав первым.

    Если лед уже тронулся и вы говорите на эту тему более или менее открыто, попробуйте конкретнее выяснить, что же заставляет человека резать самого себя. Что это за чувства и в чем их причина? Предложите ему подумать об этом самому. Выяснение причины первый шаг к освобождению, поскольку, зная в чем дело, можно попробовать различные техники, которые способны облегчить ситуацию и удержать от самоповреждения.

    Вот несколько «домашних способов» справиться с ситуацией. Часто они оказываются эффективными.

    Если человек наносит себе порезы, чтобы выразить сильную боль или интенсивные переживания можно:

    • Рисовать, чертить, черкать на большом листе бумаги красными чернилами, краской или фломастерами
    • Написать о своих чувствах в дневнике. При этом лучше именно на бумаге и совершенно неважно что. Пусть это будет сто тридцать семь раз «не знаю, что делать, бешусь, ненавижу, страшно…» Что угодно.
    • Сочинить стихи или песню о том, что с тобой происходит. Или нарисовать картину. Зависит от того, к чему есть склонности.
    • Записать то, что ты чувствуешь на бумаге, а потом порвать ее в клочки и сжечь.
    • Слушать музыку, которая выражает твои чувства. Собственно, на этом во многом построена субкультура эмо, среди которых самоповреждения очень распространены.

    Если человек пытается успокоиться и унять тревогу можно

    • Принять ванну или теплый душ
    • Поиграть или погулять с домашними животными. Вообще, в такой ситуации стоит подумать о том, чтобы завести кошку или собаку, если, конечно, есть желание. Общение с животными очень помогает.
    • Завернуться во что-нибудь теплое и уютное
    • Помассировать шею, руки, ноги и стопы.
    • Послушать спокойную музыку

    Если человек ощущает пустоту, одиночество, «замороженность», оторванность от мира:

    Если порезы служат для выброса гнева или снятия напряжения можно:

    • Заняться упражнениями — побегать, попрыгать через скакалку, потанцевать или поколотить специальный мешок или боксерскую грушу.
    • Поколотить можно также подушку, можно ее покусать и повопить изо всех сил.
    • Надувать и лопать шарики
    • Рвать бумагу или журналы
    • Устроить концерт «ударных инструментов», используя подручные средства в виде кастрюль или других «барабанов».

    Вездесущие британские ученые советуют в качестве «заместительной терапии» попробовать:


    • Рисовать красной ручкой или фломастером полосы там, где обычно наносятся порезы
    • Провести несколько раз кубиком льда там, где обычно наносятся порезы
    • Носить на руке резиновый браслет, который можно скручивать вместо того, чтобы наносить себе порезы.

    Домашние способы помогают не всегда и если вы видите, что ситуация не улучшается, лучше всего, конечно, обратиться к специалисту — психологу или психотерапевту. Я знаю, многие боятся, что такого человека запишут в «психи», особенно, когда речь касается порезов (опять см. мифы). Но профессионалы знакомы с этой проблемой и знают, что психиатрией тут в большинстве случаев и не пахнет. Самоповреждение — это эффективный механизм преодоления душевной боли и эмоциональных трудностей, выработанный и усвоенный этим человеком. Для того, чтобы его заменить чем-то более здоровым нужна длительная кропотливая работа по выявлению причин и терпеливому наращиванию душевных «мышц», способных выдержать стресс без таких экстремальных действий.

    Психотерапия осторожно выявляет глубинный личностный смысл акта самоповреждения для конкретного человека и параллельно помогает выработать навыки устойчивости и владения собой. Большинство терапевтов не требуют немедленного прекращения порезов в качестве условия терапии, но чаще всего устанавливают определенные границы. Так, в некоторых видах терапии от клиента требуют, чтобы он звонил терапевту в любой момент, когда почувствует желание нанести себе порез. Часто разговора с терапевтом оказывается достаточно, чтобы предотвратить это. Если клиент все же порезал себя, то он не может связываться с терапевтом 24 часа после этого.

    Психотерапия в этом случае (как и в других, впрочем) во многом учит человека контактировать со своими чувствами, понимать, что с ним сейчас происходит, как можно на это реагировать и как с этим справляться. Вообще, психотерапия — это про обучение и про отращивание тех частей душевного организма, которые по какой-то причине не выросли естественным путем. А выращивание чего-либо дело не быстрое. И сбои случаются, и рецидивы. Так что пугаться не стоит и отчаиваться тем более.

    У меня для вас, как всегда, есть и хорошая новость. Иногда порезы на руках — это некая «болезнь роста», которая проходит сама по себе. Поэтому сразу впадать в панику не стоит. Да и не сразу тоже. Разговаривайте, любите, наблюдайте и будьте терпеливы. Помните главное — это всегда недостаток контакта человека с внешним миром. Поэтому самое важное контакт этот холить и лелеять.

Первое, что в этом случае говорят психологи обеспокоенным мамам и папам: не надо паники! Порезы на руках не свидетельствуют о чем-то непоправимом. Психолог успокаивает: порезы на руках (а также на других частях тела) – не свидетельство того, что подросток думает о суициде.

Порезы на руках — чем обработать

Как и любую рану, порез следует обработать. Сверху можно приклеить лейкопластырь или замотать бинтом поверх порезанной руки. Для небольших порезов, свойственных для подростков, этих мер будет вполне достаточно. При более глубоких порезах нужно будет лечить резаные раны в травмпункте.

Зачем подростки делают порезы на руках?

Поведение подростка, склонного к самоповреждению, часто вызывает злость. Он не понимает, что попытки суицида пугают родителей и заставляют переживать очень сложные чувства. Отсутствие реакции на селфхарм укрепляет подростка в мысли, что окружающим на него плевать, что делает его еще более одиноким. Поэтому на порезы на руках реагировать нужно, но не сиюминутной эмоциональной реакцией, а комплексно. Если ваш подросток делает порезы на руках, настройтесь на то, что работа по преодолению самоповреждающего поведения будет длительной и потребует вашего включения.

А также нанесение себе шрамов и увечий может быть признаком психического отклонения или заболевания. В смысле а мог бы я лишить себя жизни. Как бы не спихивали такое на тяжелый возраст- однозначно психические отклонения есть и проблемы в общении с близкими и в его окружении. Когда видишь потом шрамы у человека такого плана на руках думаешь, что это суицидник или пострадал от насилия.

Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения. Ушибы и порезы, являющиеся острым стрессом, поднимают уровень кортизола и могут становиться тем «пинком», помогающим подростку «переварить» его социальные проблемы. Состояния, которые могут привести к нанесению себе повреждений, далеко не всегда бывают связаны с плохо переносимым стрессом. Что и говорить, люди вокруг пугаются и становятся более сговорчивыми. Чаще же демонстративности в самоповреждениях нет. Подростки прячут шрамы от самопорезов, стесняются о них говорить. Если подросток нанес себе раны или любые другие повреждения, особенно если это случилось уже не первый раз, родители должны обратить на это самое пристальное внимание.

Психологи пытались выяснить, почему подростки режут себя, откуда эта потребность наносить себе повреждения. Обычно подростки наносят себе повреждения, но не хотят, чтобы кто-то это видел, особенно родители. Поэтому они режут, колют и прижигают те части тела, которые легко скрыть под одеждой, – бедра, предплечья, грудь. Тех, кто делает это демонстративно, чтобы привлечь к себе внимание, гораздо меньше. Остальные случаи, когда подростки режут себе руки и наносят другие увечья, касаются здоровых детей в состоянии душевного смятения и одиночества.

Если вы заметили порезы на руках подростка: инструкция для родителей

От автора:За последние 4 дня ко мне обратились сразу 3 семьи, в которых родители неожиданно заметили порезы на предплечьях своих детей-подростков. Три обращения по одному вопросу за считаные дни — это много. В каждом из этих случаев обнаружение многочисленных шрамов на предплечьях подростков было потрясением и шоком для родителей. Нанося рану, подростки переключаются с внутренних ощущений на ощущения саднения на коже и им становится немного легче. То есть такое поведение не дурь, и не блажь, и не заскоки. Огромное спасибо за статью!Знавала одну маму, которая поначалу перепугалась, увидев порезы на руках дочери.

При разговоре сосредоточьтесь на чувствах, которые заставляют человека наносить себе порезы, а не на самих действиях. Если лед уже тронулся и вы говорите на эту тему более или менее открыто, попробуйте конкретнее выяснить, что же заставляет человека резать самого себя. Что это за чувства и в чем их причина? Вообще, в такой ситуации стоит подумать о том, чтобы завести кошку или собаку, если, конечно, есть желание. Иногда порезы на руках – это некая «болезнь роста», которая проходит сама по себе. Поэтому сразу впадать в панику не стоит. Да и не сразу тоже. Разговаривайте, любите, наблюдайте и будьте терпеливы.

В принципе и я не верю, что это серьезно, ну поцарапала кожу на руке. А вдруг нет. Последнее время сьехала по учебе, ловили на обмане, что то творится. Или подружки рассказали, что лезвием совсем не больно резаться, ну я и резанула себе на руке, правда, совсем не больно. Проводите с ней немного больше времени, расскажите что-нибудь о себе в молодости, купите ей что-то приятное, для души. А, скорее всего, она у вас влюбилась…

Психологические особенности подростков и почему появляются порезы

Очень часто одной из форм самовыражения становится сознательное повреждение тела, а именно – порезы лезвиями. На руках у многих подростков неглубокие порезы появляются особенно часто вследствие доступности конечности. Многие из них утверждают, что вместе с проступающей кровью из них выходил весь негатив и мрачные мысли. Порезы на руках лезвием у подростков не всегда свидетельствуют о желании покончить с жизнью.

Я отношусь к малочисленному виду «мамаша-пофигист». Учится ребенок, и ладно. Золотая медаль в доме уже есть, висит-пылится на видном месте. Свой мозг в головы дочерей все равно не вложишь, поэтому приходится обходиться заводской комплектацией. С её помощью очень легко складывать (как упакованные в магазине): рубашки, футболки, майки, ночные рубашки. Кто бросает все и идеть, даже если совсем не хочется? Те, у кого «голова болит», тоже могут написать.

Как один из вариантов – постоянно использовать бинты. Забинтовав руку, всегда можно солгать об истинных причинах повязки, ведь бинты используются и при ушибах. Для того, чтобы замаскировать, замазать шрамы в сознательном возрасте люди часто используют татуировки, бьют массивные картинки.

Длительность заживления этой травмы на руках

Существует много причин, по которым у подростка могла появиться неуспеваемость. Часто трудные подростки оставляют шрамы на своих руках, в чем причина такого поведения? Аутоагрессия у подростка часто связана с привлечением к себе внимания. Если подростка не принимают в среде сверсников, то боль и обида могут вызвать аутоагрессию. Бывает, что подросток начинает бояться ответственности и старается уйти от лишней нагрузки и тревоги, чаще всего это проявляется или уходом в себя, или поисками поддержки в компании.

Возможные методы лечения

Нет. Люди, наносящие себе порезы или ожоги, не пытаются умереть. Психологический: Среди женщин, которые наносят себе порезы и ожоги, немало тех, кто в детстве подвергался насилию и переживал травмы, нередко сексуальные. Я никогда не слышала о случаях самоповреждения у животных, но я, конечно, не специалист. Люди наносят себе порезы, когда чувствуют, что попали в «клетку» (в кавычках) — изоляцию, потому что переживания препятствуют общению с другими людьми. Ребенок резал руки неоднократно из-за того, что считала себя «грязным», недостойным быть в «том теле». Хотел как бы поменять кожу. Лежал в клинике. Была девочка, которая в неполные 17 лет призналась родителям, что любит подругу по школе. Родители (особенно мама) устроили жуткий скандал с мордобитием.

Легкие порезы, с минимальным количеством крови, не нуждаются в каких-либо специальных методах лечения, кроме обычной антибактериальной обработки. Чтобы быстрее зажил глубокий порез можно воспользоваться специальными мазями. Если же порезы достаточно глубоки, то может потребоваться медицинское вмешательство чтобы их зашить.

У меня появились комплексы, я часто думала о мнениях окружающих, я стала социофобом. Порезы на руках — это не признак какого нибудь психического заболевания! Мы, подростки в 21 веке, придумали такой способ, как избавиться от душевной боли. Парасуицид- это как наркотик. Не только о желании резаться речь. Хочется причинять себе боль от чувства собственной вины. Это как закон сохранения энергии, перетечение психической боли в физическую.

Это не случайные порезы — видно, что они сделаны намеренно. Порезы на руке не всегда делаются намеренно.

Редакция не несет ответственности за достоверность данной информации.

Дочь режет себя

Возраст ребёнка: 16

Дочь режет себя

У моего ребенка переходный возраст , я знаю , что она уже большая , я все прекрасно понимаю. Она переехала в другой город учится , там же и нашла себя парня!На десять лет старше ее!Но также она думает что это любовь. Как ей объяснить , что это не так?!

Говорит учится сложнее , чем в школе , часто когда приезжает домой , бывают срывы , нервничает , говорит что мы плохие родители и то что она устала от такой жизни.

Недавно заметила , что ее руки и ноги порезаны , мелкие порезы на всю ширины. Решила поговорить с ней уже серьезнее , но на убегает от ответа.Что делать , подскажите!

Марина

Здравствуйте, Марина!

Переходный возраст – самый сложный период в жизни ребёнка. Подростки осознают свою сексуальность, влюбляются и придают огромное значение отношениям между мужчиной и женщиной. Это возрастная особенность, бороться с которой не только бессмысленно, но и опасно для будущего развития ребёнка. Да, нередко подростки сильно преувеличивают значимость тех или иных событий, но чувствуют они действительно во много раз острее, чем взрослые. Тинейджеры отличаются повышенной ранимостью и эмоциональностью, поэтому каждую неделю у них могут меняться возлюбленные, друзья и враги, но сила эмоций при этом остаётся на прежнем, высочайшем уровне. Относительно уважительно к чувствам Вашей дочери, первая любовь – это очень важный этап развития будущей женщины. Никто не вправе решать за других людей, любят они кого-либо или нет. Если дочь испытывает это чувство, значит, так оно и есть, не нужно пытаться убедить её в «неправильности» чувств – эмоции возникают вне зависимости от нашего с Вами желания и не бывают «правильными» или «неправильными».

Большая разница в возрасте – это серьёзный вопрос. Сейчас 10 лет кажутся целой пропастью, но через 7-10 лет эта разница перестанет казаться такой огромной. Более того, девушки формируются раньше молодых людей, поэтому молодые пары часто отличаются тем, что молодой человек сильно старше девушки. Поговорите с дочерью об интимных отношениях, о контрацепции и рисках при пренебрежении ею. Избежать взросления дочери Вы не можете, но предотвратить проблемы – в Ваших силах.

Порезы – это уже серьёзный симптом, подросткам свойственно наносить себе увечья, для них это своеобразный способ выражения душевной боли. Чаще всего, этим действием они пытаются выразить свой крик о помощи, показать людям вокруг, что им плохо и они не справляются. Отнеситесь внимательно к дочери, не воспринимайте серьёзно её слова о том, что вы – плохие родители. Скорее, эту фразу нужно воспринимать наоборот – как просьбу о помощи. 16 лет – сложный возраст, а на дочку навалилось сразу много проблем – переезд в другой город отдельно от родителей, учёба, которая ей сложно даётся, отношения, которые не одобряются родителями. Постарайтесь понять чувства дочери, сопереживать ей. Поговорите с ней не как мама, а как подруга – искренне и безоценочно, без «хорошо» и «плохо». Расскажите дочери о телефоне доверия 8-800-2000-122 – он анонимный, бесплатный и круглосуточный. Подросткам проще рассказать о проблемах незнакомым людям, чем близким родственникам.

Также на нашем сайте есть статья о некорректном поведении взрослых, столкнувшихся с первой любовью у ребёнка-подростка «Первая любовь: три главные ошибки родителей». Возможно, она будет Вам полезна.


Екатерина Сафонова,
психолог сайта «Я — родитель»

«Ей к ЕГЭ готовиться надо, а она себе ноги бритвой режет!»

Пришли.
Говорила в основном мать. И говорила
много, громко, нещадно выставляя претензии ребенку:
«У нее все время плохое настроение, все ее что-то не устраивает, и музыку вот бросила.
Сочиняет все время, что плохо себя чувствует. Вон, ноги себе бритвой порезала!
Как уже мы ей только ни объясняли, что к экзаменам надо готовиться, а не дурью
маяться! Что нам делать-то?».

Те, кто работает с проблемами суицида,
знают, что порезы не на открытых частях тела, например не на кистях, а на бедре
или на животе – очень тревожный симптом.

Дочь
поначалу робко пыталась возразить матери, но та просто игнорировала ее, и
девочка замолчала. Они сидели рядом – мама
с прямой спиной, уверенно жестикулирующая, и ребенок, забившийся в угол кресла. Сидели рядом, но друг друга,
кажется, даже не видели.

Описывая
свое состояние, девочка бледнела, покрывалась пятнами, у нее тряслись руки. Все
симптомы панической атаки налицо. Девочка рассказала, что ничего не может
поделать с плохим настроением, а паническое состояние наступает внезапно, и ей
трудно справляться с ним и хоть как-то себя контролировать. Насте было страшно
– ведь она в такие моменты действительно чувствовала себя очень плохо.

При этом девочке очень хотелось
соответствовать маминым ожиданиям. Но на это попросту не было сил.

А
мама не верит…

А
мама продолжала гнуть свою линию: невнимательная, рассеянная, к учебе охладела,
не слушается, в облаках витает. «У них ЕГЭ на носу, все к репетиторам ходят, а Настя
у нас – “особенная”, Насте у нас ничего не надо!».

«Вы
видите, что сейчас происходит с вашим ребенком
– внезапно прервала распалившуюся женщину психолог.

«А
что?» – мама наконец повернулась к дочери. Девочка сидела, опустив плечи, лицо покрылось
красными пятнами.

«Ну
дак я же вам и говорю – малахольная какая-то стала! Что происходит-то? И ведь я
же ей все время помогаю, с детства она на кружках, и в музыкалке учится. Я и
уроки с ней делала все время. А сейчас-то вот что началось?»

Психолог объяснила маме: симптомы, которые описывает Настя,
не выдумка. Ребенок действительно страдает
от панических атак, от депрессии. К тому же ситуацию усугубляют подростковые
гормональные изменения. Мысли о суициде посещают девочку уже полгода, и они
становятся все более предметными. Насте нужна помощь не только психолога, но и
психиатра.

Мама
замолчала. После долгой паузы она смогла сказать ребенку: «Прости!».

На
следующую встречу мама пришла одна.

«Знаете,
меня в прошлый раз будто пробило… Я так отчетливо вспомнила себя – маленькую. Как
в первом классе не хотела идти к стоматологу. Видела бормашину – и сразу
паника, я даже в обморок падала. Маму тогда вызвали с работы. Она пришла и,
убедившись, что со мной все в порядке, стала кричать, чтобы я прекратила
прикидываться… Я так хорошо помню ее холодные глаза! И свою обиду: меня не понимают,
мне не верят… А ведь такое в моем детстве бывало не раз: в стрессовых
ситуациях мне было страшно, действительно страшно, до тошноты, до
головокружения. Но мама говорила: не выдумывай, не накручивай, немедленно возьми
себя в руки! И я научилась не замечать, что мне плохо. Стала игнорировать свои
чувства и поступать так, как надо, а не так, как хочется».

К
сожалению, так бывает часто.

Если человек очерствел, стал равнодушным
к своим потребностям и желаниям, он перестает видеть и чувствовать окружающих.

Загнанные
в дальний угол эмоции уже не откликаются на переживания другого человека. В
контексте решения поставленных задач они не важны, а значит не нужны.

Но
в тот момент, когда мы теряем эту чувствительность, мы теряем и связь с
миром. Теряем контакт с близкими, любимыми людьми. Теряем
ориентиры – туда ли я иду, свои ли задачи решаю?

Когда
мы перестаем чувствовать и сопереживать, мы также перестаем понимать, почему
люди ведут себя не так, как нам кажется разумным и правильным. А наши дети, теряя
эмоциональный контакт с родителями и не получая поддержки, пытаются вернуть
себе чувствительность бритвой.

Порезанные руки и ноги. Самоповреждения

У нас в школе, была девочка, которая резала себе руки. Да и не только она, много таких было. Вспомнила я о ней не давно, пыталась понять ее мотивы. Вот что говорит наука о таком поведении подростков. Очень интересно.

Когда дети достигают подросткового возраста, родители встречаются с целым набором проблем в их поведении. Как известно, все дети разные, и особенно их разница становится видна именно в этот период. Кто-то проходит этот этап взросления проще, у кого-то возникают сложности. Конечно, родители в первую очередь сейчас бояться, что их сына или дочь вовлекут в какую-то криминальную деятельность, либо, что он или она станет зависимым от алкоголя, наркотиков, превратится в игромана. Это, конечно, ужасно, но, тем не менее, и это еще не все.

Об этом явлении не очень принято говорить. Для окружающих такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Семьи обычно пытаются скрыть этот факт, расценивая как позор и дефект их воспитания. Однако эта проблема гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

К самоповреждениям относится широкий ассортимент различных видов вредного воздействия на себя. И хоть в принципе, курение тоже можно отнести к самоповреждению, термин в первую очередь относится к нанесению различного рода ранений и ушибов. И самое главное в этом случае – отсутствие суицидальных намерений. То есть, подросток ранит себя, но убить не хочет.

Всего в популяции самоповреждениями занимаются 1-4% населения. Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным.

Среди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса (например, только после ссоры с любимой девушкой или парнем). Но для части подростков поводом к самоповреждению может быть что угодно, любая ситуация, вызывающая волнение или напряжение.

Обычно повреждения себе наносятся по 2 основным причинам. У подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход. Либо эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым. Как бы то ни было, после причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Существует 3 основных теории, которые объясняют, по какой причине такое поведение может повторяться:

Серотониновая – у части людей недостаточный уровень серотонина в головном мозге и, поэтому они хуже справляются со стрессовыми ситуациями. Боль вызывает подъем серотонина и улучшает общее самочувствие.

Опиатная – во время нанесения раны или ушиба начинает действовать противоболевая система мозга (антиноцицептивная). Опиаты, вырабатываемые в мозге, являются основным нашим природным обезболивающим. Благодаря им сильная боль может «притупляться. Кроме того, эти вещества способны вызывать эйфорию. Человек, регулярно наносящий себе травмы, может «подсаживаться» на эти эффекты и повторять их снова и снова.

Кортизоловая – кортизол является гормоном стресса. Для того чтобы организм справился с вредными воздействиями среды, этот гормон должен достичь определенного уровня и задействовать другие системы организма в «стрессовом каскаде». Благодаря ему каждое звено и каждый орган начинают работать в «стрессовом режиме» защищая нас от вредностей извне.

«Вредность» — это не только яды, токсины или инфекции, это еще и психосоциальный стресс, так часто развивающийся у подростков. При исследованиях было показано, что у части подростков после острой реакции на стресс, которая характеризуется резким подъемом кортизола, как должно быть в норме, уровень этого гормона падает ниже нормы. С одной стороны, это адаптация к постоянному стрессу, с другой — ситуация, когда переработать стресс полностью не удается. Ушибы и порезы, являющиеся острым стрессом, поднимают уровень кортизола и могут становиться тем «пинком», помогающим подростку «переварить» его социальные проблемы.

Внешними причинами самоповреждений могут быть:

1. Дисфункциональная семья (развод или ситуация «будем жить вместе только ради детей»)

2. Перфекционизм подростка и его окружения. Если ты не сделал все идеально, ты достоин наказания и нет тебе прощения.

3. Влияние друзей. Бывают ситуации, когда друзья дают образец поведения в сложных жизненных случаях.

4. Пережитое сексуальное насилие.

5. Информация в СМИ, когда самоповреждения преподносятся, как решение проблемы. «Мальчик порезал себе вены, и сразу все окружающие осознали, что были неправы»

В целом выделяют 3 типа самоповреждений:

1. Импульсивное – когда подросток наносит себе повреждение под влиянием сильного наплыва эмоций. Происходит это автоматически, без обдумывания и даже без созревания намерения это сделать.

2. Стереотипное – монотонное нанесение чаще всего ушибов. Такое самоповреждение часто характерно для лиц с умственной отсталостью и тех кто страдает аутизмом различной степени тяжести.

3. Компульсивное – происходящее под воздействием навязчивых мыслей.

Кроме того, по силе тяжести самоповреждения могут быть:

1. Тяжелыми – угрожающими жизни.

2. Средней тяжести — требующими медицинского вмешательства и лечения.

3. Легкими – такими, которые не требуют медицинского вмешательства или же такими, где требуется минимальный объем помощи.

Состояния, которые могут привести к нанесению себе повреждений, далеко не всегда бывают связаны с плохо переносимым стрессом.

Наиболее тяжелые раны, типа перерезанного горла и введение швейных иголок в вены, наносят себе подростки, страдающие психическими заболеваниями, такими как шизофрения, биполярное аффективное расстройство, деперсонализационное расстройство, посттравматический стрессовый синдром, депрессия.

Но даже если эти болезни исключены, все равно подростку требуется помощь.

Почему подростку нужно помогать, даже если он не болен психически?

1. У некоторых людей может развиться зависимость от данного поведения, учитывая вовлеченность в процесс эндогенных опиатов. Соответственно, самоповреждение может использоваться для получения удовольствия.

2. Формирование привычки решать проблемы через самоагрессию. Что и говорить, люди вокруг пугаются и становятся более сговорчивыми.

3. Формирование поведенческой схемы, которая включается во всю жизнедеятельность и самоагрессия становится обыкновенной рутиной.

4. Самоповреждения становятся способом ответа на стресс. Т. е. легче ранить себя, чем что-то конструктивно решить.

Несмотря на то, что может сложиться впечатление того, что подросток делает все это целенаправленно, он действительно нередко затрудняется сказать, почему он себя порезал или сделал что-то в этом роде. В момент атаки на свое тело сознание может сужаться и осознание поведения значительно падать.

Другими словами, если ребенок не может рассказать родителям про то, как он дошел до жизни такой, вполне вероятно, что он действительно не знает. Да, можно сказать, что «довели», но на самом деле это не всегда будет ответом на вопрос.

Часть подростков совершает агрессивные действия по отношению к себе действительно демонстративно. Если говорить о самопорезах в таких случаях, то они обычно тонкие и поверхностные. Видно, что человек себя щадил. Их часто делают на видных местах, но никогда на лице или на кистях. При этом обращает на себя внимание поведение, при котором подросток стремится вызвать в окружающих жалость и вину, пытается открыто манипулировать, угрожает снова повредить себе что-то, если окружающие будут вести себя так, как ему не нравится.

В народе бытует мнение, что на таких манипуляторов и провокаторов не нужно обращать внимания. Однако подросток это делает не для того, чтобы насолить родителям, а тоже по причине личностных проблем. Это значит то, что он не справляется со своими жизненными сложностями по-другому. Часто родители с таким ребенком начинают играть в игру, кто сильнее по воле и характеру, и ребенок, в попытке доказать, что его угрозы не пустые, а самые настоящие, наносит себе ощутимый вред или совершает невольный суицид. Т. е. смерть не планируется как таковая, просто так выходит.

Чаще же демонстративности в самоповреждениях нет. Подростки прячут шрамы от самопорезов, стесняются о них говорить. Даже если повреждения привычные, все равно выбирается область, которая не очень видна посторонним и легко может быть спрятана под одеждой.

Если подросток нанес себе раны или любые другие повреждения, особенно если это случилось уже не первый раз, родители должны обратить на это самое пристальное внимание. Не нужно ждать, что «все само пройдет» и «израстется». Даже если один из родителей сам резал вены или бился головой об стены в юном возрасте, и у него все прошло, не значит, что с ребенком все тоже обойдется. Даже если все пойдет со временем на лад, шрамы от самопорезов могут быть стигмой на всю оставшуюся жизнь.

Если это случилось, желательно ребенка проконсультировать у психиатра. Если кто-то боится постановки на учет, можно обратиться к частнопрактикующему доктору. Это необходимо для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или же это нарушение адаптации или проблемы в его жизни, которые ему решить не под силу. В зависимости от того, что обнаружит доктор, можно будет решить, какой именно объем помощи понадобится.

Возможно, это будет психотерапия, а возможно потребуется применение психотропных веществ. В основном в этом случае речь идет о курсе антидепрессантов, транквилизаторов или нормотимиков (препараты, уравнивающие настроение). Я сама — не большой сторонник транквилизаторов, так как они тоже способны вызывать зависимость. И, конечно, таблетки проблемы не решают и новым навыкам не учат. Нужна психотерапия.

И все это будет довольно плохо работать, если у подростка не будет поддержки семьи. Если на него будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. Возможно родителям самим нужно будет посмотреть на себя со стороны и предпринять шаги к изменениям внутри семьи

Текст: Анастасия Петрова

Татьяна Салтанова, руководитель и психолог Благотворительного фонда » «, рассказала «Летидору» о том, почему подростки склонны наносить себе порезы, каким образом реагировать родителям на школьную неуспеваемость, как агрессивность помогает в социализации, и почему домашние обязанности ребенку только на пользу.

— В каких семьях подростки более устойчивы к неудачам?

Чаще всего это семьи, где есть безусловное принятие подростка, а также семьи, где очень низкий уровень тревоги. Ребенку нужно чувствовать уверенность в том, что несмотря ни на что, его любят и принимают. Принимают таким, какой он есть. Именно это формирует уверенность в себе и своих силах. В таких семьях ребенок получает достаточно свободы для саморазвития, но в это же время не чувствует себя позабытым и брошенным, поскольку контроль со стороны родителей существует.

Подростки часто меняют свои увлечения, и лучшая реакция родителей — относиться к таким переменам лояльно, без лишней тревоги. Не стоит и манипулировать ребенком по типу «Если ты меня любишь, то сделай то…», «Если ты хочешь, чтобы мы тебе разрешили, то сделай это…». Такое поведение часто встречается в семьях, где родители стараются максимально привязать ребенка к себе.

В итоге подросток перестает доверять родителям. Он не чувствует себя свободным в выборе, теряет ощущение, что он самостоятельно выстраивает свою жизнь. Жизнь становится менее интересной для подростка, поскольку он знает, что решения в этой жизни принимает не он, а значит и вкладываться в нее нет смысла.

— Получается, что ребенка почти не нужно контролировать?

Для подросткового возраста характерны такие особенности, как максимализм и излишняя самоувернность, а также стремление обладать теми же правами, что и взрослые. Часто иллюзорное ошущение своей «взрослости» может слишком далеко завести подростка. Родителям важно понимать, что контроль важен, но чрезмерные запреты и привязывание к себе могут задержать развитие подростка или даже зафиксировать его на нереализованных в свое время возможностях, которые он может пронести через всю жизнь. Лучше всего, когда родительский контроль будет минимальным на увлечения и общение подростка со сверстниками, таким образом личностное становление будет более полноценным.

А что делать, если подростки часто закрываются от родителей и не говорят о тех неудачах, которые у них происходят?

В первую очередь, я бы посоветовала родителям проследить за своей реакцией на неудачи подростка. Подросток очень чувствителен к оценкам окружающих, и если он видит, что родители очень расстроились, то может глубоко переживать неудачу. Родителям желательно пересмотреть свое отношение и реакцию на возникшие сложности с ребенком. Лучше всего не созывать семейный совет со всеми родственниками, бабушками, тетями и дядями и устраивать строгий допрос «Скажи, что с тобой случилось?», «Почему молчишь?» и т.д. Намного лучше в спокойной и неформальной обстановке, и даже в шутливой форме поинтересоваться «Что нового?», «Что тебе сейчас интересно?». Так, с помощью самых простых вопросов без давления можно добиться доверия, и в дальнейшем уже вместе разобраться со страхами и тревогами, которые гнетут подростка.

Конечно, порой своими силами уже справится не получается. Но, к сожалению, в России многие семьи с недоверием относятся к психологической поддержке, и поэтому прибегают к помощи лишь в крайних случаях, когда подросток становится уже неконтролируемым. Часто бывает, что инициаторами выступают педагоги или социальные работники, а также школьные психологи, хотя, прежде всего, задуматься о профессиональной помощи должны были бы родители.

— Как родители могут помочь ребенку, если у него низкая успеваемость?

Существует много причин, по которым у подростка могла появиться неуспеваемость. Возможен конфликт с учителем или сверстниками, это достаточно часто мешает сконцентрироваться на занятиях. Также возможна связь себя со своими оценками. Есть такое выражение «плохая» и «хорошая» оценка. Если подросток оценивает себя с «плохой» стороны, то и сам настраивает себя на «плохой» результат, отсюда и идет удар по самооценке.

В такой ситуации необходимо объяснить подростку, что оценки ни в коем случае не проявляет его личностные качества. Так будет проще уйти от негативных эмоций, ведь от отметки в школе не становишься «плохим» или «глупым». Если у родителей хорошие отношения с учителями, то без ведома ребенка можно поговорить с ними о том, что конкретно не удается. А уже в спокойной и домашней обстановке без разбирательств и наказаний за проступки, можно попробовать разобраться со сложностями в учебе.

— Часто трудные подростки оставляют шрамы на своих руках, в чем причина такого поведения?

Это проявляение аутоагрессии, активности, направленной на причинение себе физического и психологического вреда. Она действительно часто встречается в подростковом возрасте в виде ненесения себе мелких порезов и царапин.

— Есть ли связь между аутоагрессией и конкуренцией в среде подростков?

Аутоагрессия у подростка часто связана с привлечением к себе внимания. Могут наноситься царапины или порезы на видные части тела, например, руки, ноги, шею. Подросток часто ждет, что близкие или друзья заметят повреждения и будут более трепетно и внимательно относиться к нему, начнут расспрашивать, ухаживать, жалеть. Возможно также нанесение себе повреждений в следствие эксперимента со своим новым, постоянно меняющимся телом, а также желание стать хозяином своей собственной жизни.

Если в среде сверстников многие практикуют такой вид привлечения к себе внимания, то это может стать одним из способов приспособления к группе. Если подростка не принимают в среде сверсников, то боль и обида могут вызвать аутоагрессию. В такой ситуации лучше обратиться к психологу-консультанту, поскольку такой вид реакции на проблему или болезненное переживание является деструктивным способом решения жизненных сложностей. В дальнейшем, не разобравшись с таким видом реакции на проблему, подросток может нанести себе серьезные повреждения.

— А какая связь между агрессивностью подростка и его успешностью среди сверстников?

Связь прямая. Подростковый возраст сам по себе характеризуется повышением уровня агрессивности. Плюс ко всему это еще и возраст социализации, когда общение со сверстниками становится очень значимым. Для того, чтобы стать лидером в компании, подростку приходится учиться защищаться и нападать – это нормально для процесса социализации. В дальнейшей жизни эти навыки помогают уже взрослому человеку отстаивать свои взгляды и решения. Когда агрессивность в рамках нормы и не граничит с жестокостью, она помогает подростку приобрести личностную целостность и самостоятельность в принятии решений.

Что делать, если ребенок не может добиться успешности, и у него вырабатывается привычка опускать руки при первой же неудаче?

Страх показаться перед сверстниками «неудачником», неверие в собственные силы — все эти чувства могут расти и распространяться не только на оценки в школе. Родителям стоит проконтролировать свое поведение с подростком. Возможно, страх неудачи образовался еще в детстве, когда ребенка наказывали слишком строго за ту или иную оплошность. Чтобы помочь подростку справиться со своими страхами и апатией, необходимо дать ему понять, что даже грубую ошибку можно исправить, уйти от «катастрофизации» к адекватному восприятию мира.

Если существует такая возможность, то смена привычной обстановки может помочь подростку по другому взглянуть на вещи. Путешествие или адекватное изменение привычного распорядка дня, появление новых обязанностей по дому — это помогает. Желательно, что бы часть домашних обязанностей подростку была знакома, поскольку когда родители все делают за своего ребенка, у него будет складываться ощущение собственной беспомощности и зависимости от родителей, что будет способствовать росту тревоги при неудаче.

— Как в таком случае помочь подростку справиться с напряжением при сдаче экзаменов?

Реакции на нагрузку и ответсвенность во время экзаменов у каждого подростка будет разная в зависимости от характера и личностных особенностей. Поскольку для подросткового возраста характерны частая смена интересов и деятельности, будет возникать сложность с самоопределением. Сегодня он захочет быть математиком, завтра займется творчеством, а послезавтра решит быть химиком или фармацевтом — желания неустойчивы и противоречивы.

Поэтому, в первую очередь, перед выбором ВУЗа необходимо определиться с желаниями подростка, потратить достаточное количество времени и сил на поиски действительно подходящей и интересной для него профессии. Когда у подростка будет уверенность в том, что выбор института сделан именно им, лишняя тревога и напряжение уже будут проявляться в меньшей степени, поскольку появится больше уверенности в собственных силах и возможностях.

Бывает, что подросток начинает бояться ответственности и старается уйти от лишней нагрузки и тревоги, чаще всего это проявляется или уходом в себя, или поисками поддержки в компании. Обычно это случается с детьми, которые сомневаются в своих силах, возможностях и желаниях. В такие моменты нужно как можно чаще обращать внимание подростка на его успехи, победы и заслуги.
letidor.livejournal.com/201993.html

Резание себя не ново, но эта форма саморанения отсутствовала в открытом пространстве в последние годы. Это не изображали в кинофильмах и по телевидению. А теперь об этом даже говорят знаменитости, признаваясь, что однажды порезались.

О саморезании у подростков

Резание себя — серьезная проблема, которая затрагивает много подростков. Даже если Вы не слышали о резании, велика вероятность, что Ваш подросток имеет знакомого, который делает это. Как другие опасные поведения, резание себя может быть опасным и формирующим привычку. В большинстве случаев, это — также признак более глубокого эмоционального страдания. В некоторых случаях, воспитатели могут влиять на подростков, но многие их них все равно экспериментируют резанием себя.

Некоторые из тех, кто режется, использует острый объект для того, чтобы произвести большое впечатление. Они режутся или царапают на теле нарочно, чтобы вызвать кровотечение или повредить кожу. Обычно режут кожу на запястьях, предплечьях, бедрах, или животе. Подростки используют лезвие бритвы, нож, ножницы, металлический край крышки от газировки, конец скрепки для бумаг, пилки для ногтей, или ручки. Некоторые люди жгут свою кожу концом сигареты или зажигалки.

Большинство людей, которые повреждают себя, — девочки, но мальчики тоже иногда делают это. Это обычно начинается в течение подросткового периода, и может продолжиться во взрослой жизни. В некоторых случаях, может иметь место семейная история резания, хотя большинство ученых сходится в том, что генетического компонента здесь нет.

Тема резания крайне беспокойна для родителей. Может быть трудно, понять, почему подросток преднамеренно повредил себя. Правильно беспокойство и мысль о том, что Ваш подросток или один из его друзей находится в опасности. Но родители, которые знают об этой важной проблеме и понимают эмоциональную боль, которую она может сигнализировать, имеют возможность помочь.

Причины саморезания

Эмоционально, смысл резания себя в сокрытии позора или тайны. Большинство подростков, которые режутся, скрывает следы и пытаются оправдаться, если кто-то их замечает. Напротив, некоторые подростки не пытаются скрыть следы порезов и делают это как раз для того, чтобы привлечь к себе и к ним внимание.

Резание себя часто начинается импульсно. Но много подростков обнаруживают, что, как только они начинают резаться, они делают это все больше, и не могут остановиться.

Многие подростки, которые режутся, утверждают, что резание себя обеспечивает выход и облегчение от глубоких болезненных эмоций. Поэтому, резание себя — поведение, которое помогает укрепить себя. Резание может стать для подростка способом ответить на давление и невыносимые чувства. Многие говорят, что они чувствуют себя «склонными» к подобному поведению. Некоторые дети хотели бы остановиться, но не знать, как или чувствуют, что они не могут. Другие подростки не хотят прекратить резаться.

В любом случае, родители не должны пускать ситуацию на самотек.

По материалам статьи «Что такое саморезание?»

Некоторые подростки наносят себе самоповреждения. Для окружающих такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Семьи обычно пытаются скрыть этот факт, расценивая как позор и дефект их воспитания. Однако проблема эта гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

Когда дети достигают подросткового возраста, родители встречаются с целым набором проблем в их поведении. Как известно, все дети разные, и особенно их разница становится видна именно в этот период. Кто-то проходит этот этап взросления проще, у кого-то возникают сложности. Конечно, родители в первую очередь сейчас бояться, что их сына или дочь вовлекут в какую-то криминальную деятельность, либо, что он или она станет зависимым от алкоголя, наркотиков, превратится в игромана. Это, конечно, ужасно, но, тем не менее, и это еще не все.

Об этом явлении не очень принято говорить. Для окружающих такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Семьи обычно пытаются скрыть этот факт, расценивая как позор и дефект их воспитания. Однако эта проблема гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

К самоповреждениям относится широкий ассортимент различных видов вредного воздействия на себя. И хоть в принципе, курение тоже можно отнести к самоповреждению, термин в первую очередь относится к нанесению различного рода ранений и ушибов. И самое главное в этом случае — отсутствие суицидальных намерений. То есть, подросток ранит себя, но убить не хочет.

Всего в популяции самоповреждениями занимаются 1-4% населения. Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным.

Среди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса (например, только после ссоры с любимой девушкой или парнем). Но для части подростков поводом к самоповреждению может быть что угодно, любая ситуация, вызывающая волнение или напряжение.

Обычно повреждения себе наносятся по 2 основным причинам. У подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход. Либо эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым. Как бы то ни было, после причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Существует 3 основных теории, которые объясняют, по какой причине такое поведение может повторяться:

1. Серотониновая
— у части людей недостаточный уровень серотонина в головном мозге и, поэтому они хуже справляются со стрессовыми ситуациями. Боль вызывает подъем серотонина и улучшает общее самочувствие .

2. Опиатная
— во время нанесения раны или ушиба начинает действовать противоболевая система мозга (антиноцицептивная). Опиаты, вырабатываемые в мозге, являются основным нашим природным обезболивающим. Благодаря им сильная боль может «притупляться. Кроме того, эти вещества способны вызывать эйфорию. Человек, регулярно наносящий себе травмы, может «подсаживаться» на эти эффекты и повторять их снова и снова.

3. Кортизоловая
— кортизол является гормоном стресса. Для того чтобы организм справился с вредными воздействиями среды, этот гормон должен достичь определенного уровня и задействовать другие системы организма в «стрессовом каскаде». Благодаря ему каждое звено и каждый орган начинают работать в «стрессовом режиме» защищая нас от вредностей извне.

«Вредность» — это не только яды, токсины или инфекции, это еще и психосоциальный стресс, так часто развивающийся у подростков. При исследованиях было показано, что у части подростков после острой реакции на стресс, которая характеризуется резким подъемом кортизола, как должно быть в норме, уровень этого гормона падает ниже нормы. С одной стороны, это адаптация к постоянному стрессу, с другой — ситуация, когда переработать стресс полностью не удается. Ушибы и порезы, являющиеся острым стрессом, поднимают уровень кортизола и могут становиться тем «пинком», помогающим подростку «переварить» его социальные проблемы.

Внешними причинами самоповреждений могут быть:

1. Дисфункциональная семья (развод или ситуация «будем жить вместе только ради детей»)

2. Перфекционизм подростка и его окружения. Если ты не сделал все идеально, ты достоин наказания и нет тебе прощения.

3. Влияние друзей. Бывают ситуации, когда друзья дают образец поведения в сложных жизненных случаях.

4. Пережитое сексуальное насилие.

5. Информация в СМИ, когда самоповреждения преподносятся, как решение проблемы. «Мальчик порезал себе вены, и сразу все окружающие осознали, что были неправы»

В целом выделяют 3 типа самоповреждений:

1. Импульсивное
— когда подросток наносит себе повреждение под влиянием сильного наплыва эмоций. Происходит это автоматически, без обдумывания и даже без созревания намерения это сделать.

2. Стереотипное
— монотонное нанесение чаще всего ушибов. Такое самоповреждение часто характерно для лиц с умственной отсталостью и тех кто страдает аутизмом различной степени тяжести.

3. Компульсивное
— происходящее под воздействием навязчивых мыслей.

Кроме того, по силе тяжести самоповреждения могут быть:

1. Тяжелыми — угрожающими жизни.

2. Средней тяжести — требующими медицинского вмешательства и лечения.

3. Легкими — такими, которые не требуют медицинского вмешательства или же такими, где требуется минимальный объем помощи.

Состояния, которые могут привести к нанесению себе повреждений, далеко не всегда бывают связаны с плохо переносимым стрессом.

Наиболее тяжелые раны, типа перерезанного горла и введение швейных иголок в вены, наносят себе подростки, страдающие психическими заболеваниями, такими как шизофрения, биполярное аффективное расстройство, деперсонализационное расстройство, посттравматический стрессовый синдром, депрессия.

Но даже если эти болезни исключены, все равно подростку требуется помощь.

Почему подростку нужно помогать, даже если он не болен психически?

1. У некоторых людей может развиться зависимость от данного поведения
, учитывая вовлеченность в процесс эндогенных опиатов. Соответственно, самоповреждение может использоваться для получения удовольствия.

2. Формирование привычки решать проблемы через самоагрессию.
Что и говорить, люди вокруг пугаются и становятся более сговорчивыми.

3. Формирование поведенческой схемы
, которая включается во всю жизнедеятельность и самоагрессия становится обыкновенной рутиной.

4. Самоповреждения становятся способом ответа на стресс
. Т.е. легче ранить себя, чем что-то конструктивно решить.

Несмотря на то, что может сложиться впечатление того, что подросток делает все это целенаправленно, он действительно нередко затрудняется сказать, почему он себя порезал или сделал что-то в этом роде. В момент атаки на свое тело сознание может сужаться и осознание поведения значительно падать.

Другими словами, если ребенок не может рассказать родителям про то, как он дошел до жизни такой, вполне вероятно, что он действительно не знает. Да, можно сказать, что «довели», но на самом деле это не всегда будет ответом на вопрос.

Часть подростков совершает агрессивные действия по отношению к себе действительно демонстративно. Если говорить о самопорезах в таких случаях, то они обычно тонкие и поверхностные. Видно, что человек себя щадил. Их часто делают на видных местах, но никогда на лице или на кистях. При этом обращает на себя внимание поведение, при котором подросток стремится вызвать в окружающих жалость и вину, пытается открыто манипулировать, угрожает снова повредить себе что-то, если окружающие будут вести себя так, как ему не нравится.

В народе бытует мнение, что на таких манипуляторов и провокаторов не нужно обращать внимания. Однако подросток это делает не для того, чтобы насолить родителям, а тоже по причине личностных проблем. Это значит то, что он не справляется со своими жизненными сложностями по-другому. Часто родители с таким ребенком начинают играть в игру, кто сильнее по воле и характеру, и ребенок, в попытке доказать, что его угрозы не пустые, а самые настоящие, наносит себе ощутимый вред или совершает невольный суицид. Т.е. смерть не планируется как таковая, просто так выходит.

Чаще же демонстративности в самоповреждениях нет. Подростки прячут шрамы от самопорезов, стесняются о них говорить. Даже если повреждения привычные, все равно выбирается область, которая не очень видна посторонним и легко может быть спрятана под одеждой.

Если подросток нанес себе раны или любые другие повреждения, особенно если это случилось уже не первый раз, родители должны обратить на это самое пристальное внимание. Не нужно ждать, что «все само пройдет» и «израстется». Даже если один из родителей сам резал вены или бился головой об стены в юном возрасте, и у него все прошло, не значит, что с ребенком все тоже обойдется. Даже если все пойдет со временем на лад, шрамы от самопорезов могут быть стигмой на всю оставшуюся жизнь.

Если это случилось, желательно ребенка проконсультировать у психиатра. Если кто-то боится постановки на учет, можно обратиться к частнопрактикующему доктору. Это необходимо для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или же это нарушение адаптации или проблемы в его жизни, которые ему решить не под силу. В зависимости от того, что обнаружит доктор, можно будет решить, какой именно объем помощи понадобится.

Возможно, это будет психотерапия, а возможно потребуется применение психотропных веществ. В основном в этом случае речь идет о курсе антидепрессантов, транквилизаторов или нормотимиков (препараты, уравнивающие настроение). Я сама — не большой сторонник транквилизаторов, так как они тоже способны вызывать зависимость. И, конечно, таблетки проблемы не решают и новым навыкам не учат. Нужна психотерапия.

И все это будет довольно плохо работать, если у подростка не будет поддержки семьи. Если на него будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. Возможно родителям самим нужно будет посмотреть на себя со стороны и предпринять шаги к изменениям внутри семьи.

Моя жизнь в психологии, психотерапии, тренингах началась с работы с подростками. Чего мы только не делали… Группы общения, группы сексуального просвещения, «скажи наркотикам до свидания», клуб для подростков, где мы ходили в походы, играли в ЧГК, устраивали игры-квесты, школу юных журналистов. В какой-то момент укатали Сивку крутые горки и я перешла на взрослый более спокойный контингент. Ну да, так мне поначалу казалось))) Много лет я работала с родителями, ко мне и до сих пор часто обращаются за консультациями мамы и папы. В основном, мамы. И в последнее время я все чаще думаю о том, чтобы вернуться и к работе с подростками тоже. По одной простой причине — так мало хороших душеведов для подростков. А дети входят в подростковый возраст раньше и проблем у них не меньше, а больше, потому что мир наш меняется все быстрее и быстрее. Я вижу их, запутавшихся, одиноких, стесняющихся своего растущего тела и прячущих за длинными челками типично подростковое выражение лица «меня-никто-не-любит-да-и-сам-я-себ я-не-очень-то». Жалко их ужасно — в конце концов, всем нам довелось пройти этот ад, именуемый молодостью.

Но я сейчас скорее о родителях. Иногда им просто нужна информация о том, что происходит с ребенком. За последние два месяца ко мне обратились сразу три мамы, напуганные порезами на руках у детей, поэтому я решила написать об этом подробнее.

Если порыться в форумах и блогах подростков, то самоповреждения (так это называется по-научному) всплывают не так уж редко. Чаще это мелкие множественные порезы, иногда ожоги, на участках тела прикрытых одеждой — на руках, на бедрах, на животе. Выглядит это не слишком привлекательно и близкие, как правило, приходят в ужас, обнаружив следы порезов. По поводу самоповреждения существует немало мифов:

Миф 1: Так они пытаются привлечь к себе внимание.

Горькая правда в том, что обычно люди скрывают следы самоповреждения и вовсе не пытаются таким способом манипулировать близкими. Они стесняются своих шрамов и опасаются, что их кто-то обнаружит, это одна из причин, по которой им сложно обратиться за помощью.

Миф 2: Это психи, они опасны.

Чаще всего эти люди страдают от душевной боли, серьезных проблем или пережитых травм, как и миллионы других людей. Самоповреждение их способ бороться с болью. Они не более сумасшедшие чем большинство окружающих и клеить на них ярлык психов, означает только усугублять ситуацию.

Миф 3: Это попытки самоубийства

Нет. Люди, наносящие себе порезы или ожоги, не пытаются умереть. Они пытаются преодолеть душевную боль. «Разрезать эту пустоту», как сказал один из пациентов. Фактически эти порезы иной раз оказываются тем, что позволяет им жить. Хотя в долгосрочной перспективе риск суицида у этих людей выше среднего, но не из-за порезов, разумеется, а из-за длительной депрессии.

Миф 4: Если порезы несерьезные, то ничего страшного

То, что порезы поверхностны, не означает, что боль не глубока. Пожалуйста, не думайте, что беспокоиться тут не о чем — «само пройдет». Это симптом серьезных душевных проблем, с которыми обязательно нужно разбираться.

По словам тех, кто режет себе руки, и наносит другой вред, это действие приносит облегчение боли и успокоение. Сам ритуал — запирание двери, разламывание бритвенного или другого лезвия, повязка, сокрытие ее под рукавом — замещает сильное, всепоглощающее чувство, владеющее человеком, и помогает с ним справиться.

Кроме того или в дополнение к этому, самоповреждение служит для того, чтобы «очнуться» и восстановить связь с действительностью. Так же как нам иной раз хочется себя ущипнуть, чтобы убедиться, что это не сон, так порез, ожог или другое повреждение возвращают или усиливают чувство реальности. Пациенты часто рассказывают как порезы помогают им вернуться из состояния «замороженности», депрессии, нереальности этого мира и помогают убежать от ощущения пустоты и бессмысленности.

Кто они?

Множество исследователей пытались установить, люди с какими чертами склонны к самоповреждению. Тут как раз ничего удивительного, все вполне логично. Низкая самооценка, отсутствие гибких навыков адаптации, высокая болезненная чувствительность к отвержению, повышенная тревожность, склонность к подавлению гнева и т.д. Большинство, страдающих этим синдромом, девочки-подростки и молодые женщины, как правило хорошо образованны и с высокоразвитым интеллектом.

Есть несколько подходов, объясняющих происхождение этого синдрома.

Биологический:
порезы и другие самоповреждения реально облегчают душевные страдания, невыносимое напряжение и боль, приносят успокоение, высвобождая эндорфины (естественные вещества подобные наркотикам, вырабатываемые в нашем организме), поэтому при повторении этих ритуальных действий возникает не только психологическая, но и частично физическая зависимость.

Психологический:
Среди женщин, которые наносят себе порезы и ожоги, немало тех, кто в детстве подвергался насилию и переживал травмы, нередко сексуальные. Существуют теории, связывающие насилие и самоповреждение. Насилие обычно вызывает у жертвы чувство беспомощности и отсутствия контроля над происходящим. При том, что нанесение себе увечий тоже является насилием, одновременно возникает некое ощущение контроля над ситуацией, поскольку человек делает это сам. У некоторых жертв сексуального насилия это может вызывать ощущение защищенности от посягательств, поскольку они становятся непривлекательными и «негодными» для насильника.

Существует также психологическая теория
, что порезы это символ самонаказания за какие-то «грехи», внутреннюю злобу или ощущение «грязи». Это может быть неосознанным желанием перенаправить гнев с внешнего источника на себя, способом выражения агрессии, сексуальных инстинктов или любых других сильных подавленных чувств. Иногда «наказание» следует за несдержанностью в еде, порезы связаны с пищевыми расстройствами. Девочка пытается похудеть, в очередной раз совершает набег на холодильник и «мстит» себе, порезав руку. Либо пытается удержать себя от приступа обжорства болью пореза.

Иногда это может быть одним из проявлений пограничного типа личности
. Такие люди страдают от очень сильного страха, что близкие и любимые люди их бросят, покинут и не могут совладать с эмоциями огромной силы другим способом. В этом случае порезы как раз могут оказаться частью манипуляций, с помощью которых человек пытается привязать близких к себе и привлечь внимание. Хотя, скорее всего, манипуляция эта неосознанная.

Для каждого человека самоповреждение означает что-то свое, но очень часто это невозможность выразить чувства другим способом. По какой-то причине эти люди (чаще всего девочки и молодые женщины) не научились или не могли выражать свои эмоции, потому что не были услышаны. Порезы служат для них своеобразным языком, которым они пытаются выговориться, выразить свою боль, вступить в диалог со значимыми для них людьми.

Что же с этим делать?

«Резать руки не значит решить проблему», «Ты только делаешь себе еще хуже», «Это войдет у тебя в привычку», «Через 10-15 лет ты будешь страдать из-за этих уродливых шрамов», «Если я увижу у тебя еще хоть один порез…».

Эти или похожие фразы слышит каждый из тех, чьи шрамы обнаружены близкими. Не то чтобы это помогало. Ведь проблема не в порезах, они только симптом. Попытка прекратить порезы, не разобравшись в корнях проблемы, обречена на провал. При этом совершенно естественно, что близкие, а особенно родители испытывают страх, шок и даже отвращение, обнаружив порезы на руках у подростка, друга, любимой девушки (см. мифы). Поэтому сначала надо совладать со своими чувствами и успокоиться.

После этого имеет смысл аккуратно выяснить, что же происходит. Разговаривать на эту тему будет непросто, но скрывать свои подозрения и опасения еще хуже. Это тупик. Будьте готовы к тому, что человек не захочет сразу рассказывать о том, что происходит. То есть, проще говоря, вы будете посланы подальше в той или иной форме. Не надо припирать никого к стенке, но обязательно скажите, что вы заметили порезы, вы беспокоитесь и вам важно знать, что с ним творится. Вы готовы подождать, когда ваш друг или близкий будет готов к разговору, но поговорить надо обязательно. Осуждать и критиковать точно не стоит, будет только хуже. Стыда и чувства вины тем, кто борется с душев
ной болью таким способом, и так хватает.

Не надо никаких ультиматумов, угроз и наказаний. Одна из моих пациенток, молодая женщина, рассказывала, что ее парень поставил вопрос ребром «Или ты перестаешь резать руки, или я от тебя ухожу». Стоит ли говорить, что это не помогло? Гораздо важнее предложить человеку возможность обратиться к вам в любой момент, когда он испытывает ту самую боль, страх, напряжение, которые заставляют его хвататься за лезвие.

При разговоре сосредоточьтесь на чувствах, которые заставляют человека наносить себе порезы, а не на самих действиях. Подумайте вместе, чем можно помочь. Будет ли ему легче, если он просто выговорится, или ему нужен конкретный совет? Нередко самоповреждение свойственно подросткам и молодым людям, которым в принципе трудно общаться и тем более говорить о таких интимных вещах. Возможно, будет проще написать. Эпистолярный жанр переживает электронный ренессанс и не стоит это недооценивать. Иногда то, что трудно сказать, можно сформулировать в письме — вас никто не торопит, не перебивает, не мешает подбирать слова. Предложите такой вариант разговора или задайте его, написав первым.

Если лед уже тронулся и вы говорите на эту тему более или менее открыто, попробуйте конкретнее выяснить, что же заставляет человека резать самого себя. Что это за чувства и в чем их причина? Предложите ему подумать об этом самому. Выяснение причины первый шаг к освобождению, поскольку, зная в чем дело, можно попробовать различные техники, которые способны облегчить ситуацию и удержать от самоповреждения.

Вот несколько «домашних способов» справиться с ситуацией. Часто они оказываются эффективными.

Если человек наносит себе порезы, чтобы выразить сильную боль или интенсивные переживания можно:

  • Рисовать, чертить, черкать на большом листе бумаги красными чернилами, краской или фломастерами
  • Написать о своих чувствах в дневнике. При этом лучше именно на бумаге и совершенно неважно что. Пусть это будет сто тридцать семь раз «не знаю, что делать, бешусь, ненавижу, страшно…» Что угодно.
  • Сочинить стихи или песню о том, что с тобой происходит. Или нарисовать картину. Зависит от того, к чему есть склонности.
  • Записать то, что ты чувствуешь на бумаге, а потом порвать ее в клочки и сжечь.
  • Слушать музыку, которая выражает твои чувства. Собственно, на этом во многом построена субкультура эмо, среди которых самоповреждения очень распространены.

Если человек пытается успокоиться и унять тревогу можно

  • Принять ванну или теплый душ
  • Поиграть или погулять с домашними животными. Вообще, в такой ситуации стоит подумать о том, чтобы завести кошку или собаку, если, конечно, есть желание. Общение с животными очень помогает.
  • Завернуться во что-нибудь теплое и уютное
  • Помассировать шею, руки, ноги и стопы.
  • Послушать спокойную музыку

Если человек ощущает пустоту, одиночество, «замороженность», оторванность от мира:

Если порезы служат для выброса гнева или снятия напряжения можно:

  • Заняться упражнениями — побегать, попрыгать через скакалку, потанцевать или поколотить специальный мешок или боксерскую грушу.
  • Поколотить можно также подушку, можно ее покусать и повопить изо всех сил.
  • Надувать и лопать шарики
  • Рвать бумагу или журналы
  • Устроить концерт «ударных инструментов», используя подручные средства в виде кастрюль или других «барабанов».

Вездесущие британские ученые советуют в качестве «заместительной терапии» попробовать:

  • Рисовать красной ручкой или фломастером полосы там, где обычно наносятся порезы
  • Провести несколько раз кубиком льда там, где обычно наносятся порезы
  • Носить на руке резиновый браслет, который можно скручивать вместо того, чтобы наносить себе порезы.

Домашние способы помогают не всегда и если вы видите, что ситуация не улучшается, лучше всего, конечно, обратиться к специалисту — психологу или психотерапевту. Я знаю, многие боятся, что такого человека запишут в «психи», особенно, когда речь касается порезов (опять см. мифы). Но профессионалы знакомы с этой проблемой и знают, что психиатрией тут в большинстве случаев и не пахнет. Самоповреждение — это эффективный механизм преодоления душевной боли и эмоциональных трудностей, выработанный и усвоенный этим человеком. Для того, чтобы его заменить чем-то более здоровым нужна длительная кропотливая работа по выявлению причин и терпеливому наращиванию душевных «мышц», способных выдержать стресс без таких экстремальных действий.

Психотерапия осторожно выявляет глубинный личностный смысл акта самоповреждения для конкретного человека и параллельно помогает выработать навыки устойчивости и владения собой. Большинство терапевтов не требуют немедленного прекращения порезов в качестве условия терапии, но чаще всего устанавливают определенные границы. Так, в некоторых видах терапии от клиента требуют, чтобы он звонил терапевту в любой момент, когда почувствует желание нанести себе порез. Часто разговора с терапевтом оказывается достаточно, чтобы предотвратить это. Если клиент все же порезал себя, то он не может связываться с терапевтом 24 часа после этого.

Психотерапия в этом случае (как и в других, впрочем) во многом учит человека контактировать со своими чувствами, понимать, что с ним сейчас происходит, как можно на это реагировать и как с этим справляться. Вообще, психотерапия — это про обучение и про отращивание тех частей душевного организма, которые по какой-то причине не выросли естественным путем. А выращивание чего-либо дело не быстрое. И сбои случаются, и рецидивы. Так что пугаться не стоит и отчаиваться тем более.

У меня для вас, как всегда, есть и хорошая новость. Иногда порезы на руках — это некая «болезнь роста», которая проходит сама по себе. Поэтому сразу впадать в панику не стоит. Да и не сразу тоже. Разговаривайте, любите, наблюдайте и будьте терпеливы. Помните главное — это всегда недостаток контакта человека с внешним миром. Поэтому самое важное контакт этот холить и лелеять.

«Изнанка угрожающе-пустой жизни девочек-подростков»: olgapisaryk — LiveJournal

Доктор Леонард Сакс, семейный доктор, психолог, основатель Национальной ассоциации за раздельное обучение, живёт в Пенсильвании с женой и двумя дочерьми. Автор двух книг посвящённых особенностям обучения у мальчиков и девочек. Его последняя книга «Девочки на грани» (Girls on the Edge) посвящена проблемам современных девочек-подростков, за внешней уверенностью и успешностью которых скрывается угрожающе-ломкое представление о самих себе.

Кого интересует подростковая тематика, советую прочитать статью полностью. Если кто-то возьмётся переводить, прошу вас, дайте потом ссылку на свой перевод. А пока – основное:

По статистике, в академических успехах девушки обгоняют своих юношей-ровесников. В Канадских университетах девушки составляют 61% от всех учащихся. Но, при этом, одна пятая девушек занимается каттингом (cutting, от слова резать, современная эпидемия среди молодых людей, когда на тело наносятся порезы с целью причинить себе боль, обычно в невидных местах, например, на внутренней стороне бедра- О.П.) или прижигает себя спичками. Более 25% девушек в старших классах школ пьёт. В США каждая восьмая принимает антидепрессанты. Наблюдается невиданный рост тревожности и депрессии среди девушек и молодых женщин.

В 1959 году была опубликована шкала тревожности Гамильтона и с тех пор психологи задают подросткам одни и те же вопросы. 40 лет назад редко можно было услышать от девушки положительный ответ на вопросы, типа «Испытываете ли вы когда-нибудь такое беспокойство, что вам невозможно сконцентрироваться?», «Просыпаетесь ли вы по ночам?», сейчас же ответ «Да» на такие вопросы – не редкость. Жин Твенг, професор из Университета Сан-Диего, утверждает, что современная среднестатистическая девочка-подросток обладает бОльшим уровнем тревожности, чем среднестатистическая девочка-подросток 50 лет назад, являвшаяся пациентом психиатрического отделения госпиталя.

…Само-обьективизация

40 лет назад одежда для семилеток отличалась от одежды для семнадцатилетних, сейчас же нет никакой разницы между одеждой, рассчитанной на девочку в 1-м классе, и в 10-м. Майки с надписями «Да, но не с тобой» сейчас продают восьмилетним.

Девочки понимают о чём эти надписи: они помогают притвориться сексуально-осведомлёнными. Современные девочки притворяются по-взрослому сексуальными, участвуют в шоу, в котором есть опасность потерять понимание своей собственной сексуальности. Это, как будто ты носишь маску, а когда её снимаешь, то оказывается, что лица у тебя уже нет.

Ещё одна проблема – это акселерация созревания. У девочек исчезает возможность прожить время, которое психологи называют «среднее детство»: между 8 и 12 годами, возраст Пеппи-Длинный Чулок, когда девочка может наслаждаться приключениями и узнавать себя, как человека, не задумываясь, насколько она сексапильна.

…Кибер-пузырь

Девочки проводят очень много времени фотошопя свои фотографии, убирая прыщики и стараясь сделать себя хоть чуть-чуть худее. Таким образом, 14-летняя девушка представляет себя как брэнд, старается создать свой публичный образ, лакирует себя снаружи: важнее становится, как ты выглядишь и что ты делала вчера, чем кто ты есть и кем ты хочешь быть. А это ведёт к чувству отчуждённости с самим собой, потому что в большинстве случаев эти девочки даже не подозревают, что её «образ» это не она сама. Они слишком заняты тем, чтобы понравиться «потребителям», представить брэнд, который будет продаваться. Одно дело, когда этим занята Анджелина Джоли, она взрослая женщина, другое дело, когда этим же озабочена 14-летняя девочка. Такое внимание к внешнему лоску мешает истинной задаче подросткового периода, которая заключается в том, чтобы понять, кто ты есть, чего ты хочешь, каковы твои мечты и желания.

…Каттинг

Раньше это явление встречалось очень редко, меньше 1% детей таким занималось. Проведённое в 2008 году исследование Йельской школы медицины выявило, что среди девочек от 10 до 14 лет, 36% сознались, что за последний год они либо резали себя либо прижигали спичками. Два года назад в периодике Канадской Медицинской Ассоциации были напечатаны данные очень серьёзного, демографически репрезентативного исследования молодых людей от 14 до 21 года, проводившегося в городе Виктория. 8% юношей и 24% девушек занимается каттингом и прижиганием себя.

Разница не только в цифрах. Если посмотреть на юношей, которые этим занимаются, то это будут, говоря откровенно, «социальные аутсайдеры», не имеющие друзей, подвергающиеся остракизму молодые люди. Если ты популярный в школе парень, например, капитан сборной по хоккею, то ты не будешь секретно резать себя бритвенными лезвиями. В то же время, популярная в школе девушка, капитан сборной по баскетболу да ещё и отличница, вероятно — скорее всего даже вероятнее, чем обычная среднестатистическая девушка – будет себя резать.

Они делают это, потому что они не живут, они играют, а когда они режут себя, они хоть что-то чувствуют, это настоящее. Это не крик о помощи, большинство режут себя в малозаметных местах, чтобы взрослые не увидели. И это не попытки суицида. Исследования показывают, что когда подростки режут себя, в кровь выбрасываются эндогенные опиаты, которые дают чувство эйфории.

…Что же делать родителям?

У родителей присутствуют эти представления 1980-х, о том что надо давать детям автономность и независимость, позволить своему ребёнку совершать его собственные ошибки. Как выразился один отец: «Я не считаю возможным совать свой нос в то, что делает моя дочь на Фейсбуке». Эти представления 80-х сильно не подходят к жизни в 21-м веке. Родители должны осознавать: подростки создали себе очень опасный мир. 15-летние дети не в состоянии управлять собой, они нуждаются в участии взрослых в своей жизни.

Обозначьте границы: «Не больше 30 минут в чате в школьные дни». Контролируйте: существуют программы, позволяющие отслеживать, что ваша дочь делает он-лайн. И компьютер не должен стоять в спальне, он должен быть в общем помещении. Она должна знать, что вы знаете, что и кому она пишет и какие сообщения пишут ей, какие фотографии она отправляет/принимает на свой сотовый. Её друзья должны знать, что вы знаете.

Забирайте сотовый с 22:00 до 6:00. Девочка берёт сотовый с собой в постель и в 2 часа ночи получает сообщение, что её парень был сегодня с другой на вечеринке. Остаток ночи она текстит как сумасшедшая, а в школе после бессонной ночи производит впечатление человека с расстройством дефицита внимания.

…А если девочке не 12, а 16, и она уже привыкла неограниченно пользоваться сотовым и иметь компьютер в своей комнате?

У меня нет лёгкого ответа, что делать в такой ситуации. Основные баталии происходят, когда вы пытаетесь изменить положение вещей, которое складывалось годами. Именно поэтому я советую родителям начинать как можно раньше. 16-летняя дочь может вам сказать: «Я ненавижу тебя, ты испотрил мне жизнь.» Но ваша первейшая прямая обязанность, как родителя – обеспечить безопасность своего ребёнка. И вы должны быть готовы принять детский гнев.

Детская больница Джонса Хопкинса

Стрижка не нова, но эта форма членовредительства (SI) в последние годы стала широко известна, ее изображали в фильмах и по телевидению — о ней даже говорили знаменитости, которые признались порезаться в какой-то момент.

Стрижка — серьезная проблема, с которой сталкиваются многие подростки. Даже если вы не слышали о стрижке, велика вероятность, что ваш подросток знает кого-то, кто это делает. Как и другие виды рискованного поведения, резание может быть опасным и вызывать привыкание.В большинстве случаев это также признак более глубокого эмоционального расстройства. В некоторых случаях сверстники могут побудить подростков поэкспериментировать с стрижкой.

Тема стрижки может волновать родителей. Может быть трудно понять, почему подросток намеренно нанести себе травму, и тревожно думать, что ваш подросток — или один из его друзей — может оказаться в опасности.

Но родители, которые осведомлены об этой важной проблеме и понимают, о какой эмоциональной боли она может сигнализировать, могут помочь.

Что такое резка?

Кто-то, кто режет, использует острый предмет, чтобы нарочно оставить на теле отметины, порезы или царапины — достаточно, чтобы повредить кожу и вызвать кровотечение.Люди обычно порезают себя на запястьях, предплечьях, бедрах или животе. Они могут использовать лезвие для бритвы, нож, ножницы, металлический язычок от банки с газировкой, конец канцелярской скрепки, пилочку для ногтей или ручку. Некоторые люди обжигают кожу кончиком сигареты или зажженной спичкой.

Большинство людей, которые наносят себе травмы, — это девушки, но парни тоже. Обычно это начинается в подростковом возрасте и может продолжаться во взрослой жизни. В некоторых случаях обрезание встречается в семейном анамнезе.

Чувство стыда и секретности часто сопровождает резание.Большинство подростков, которые режут, скрывают следы и, если их замечают, придумывают отговорки. Некоторые подростки не пытаются скрыть порезы и даже могут привлечь к ним внимание.

Резка часто начинается с порыва. Но многие подростки обнаруживают, что, начав резать, они делают это все больше и больше, и у них могут возникнуть проблемы с остановкой. Многие подростки, которые наносят себе травмы, сообщают, что порезы помогают избавиться от глубоких болезненных эмоций. Из-за этого резание — это поведение, которое имеет тенденцию к самоутверждению.

Стрижка может стать привычным для подростков способом реагировать на давление и невыносимые чувства.Многие говорят, что чувствуют себя «зависимыми» от такого поведения. Некоторые хотели бы остановиться, но не знают, как или чувствуют, что не могут. Другие подростки не хотят прекращать резку.

В большинстве случаев рассечение не является попыткой самоубийства. Но, к сожалению, люди часто недооценивают возможность серьезно заболеть или получить травму из-за кровотечения или инфекций, сопровождающих порезы.

Почему подростки режут?

Подростки стригутся по разным причинам:

Сильные переполняющие эмоции. Большинство подростков, которые режут, борются с сильными эмоциями.Им может показаться, что порезание — единственный способ выразить или прервать чувства, которые кажутся слишком сильными, чтобы их можно было терпеть. Эмоциональная боль из-за отказа, потерянных или разорванных отношений или глубокого горя может быть невыносимой для некоторых подростков.

И часто они имеют дело с эмоциональной болью или трудными ситуациями, о которых никто не знает. Принуждение к совершенству или соблюдению невозможных стандартов — своих или чужих — может причинить некоторым подросткам невыносимую боль. Некоторые подростки, которые порезались, сильно пострадали в результате жестокого обращения или ситуаций, в результате которых они чувствовали себя лишенными поддержки, беспомощными, недостойными или нелюбимыми.

Некоторые подростки пережили травму, которая может вызвать волны эмоционального оцепенения, называемые диссоциацией. Для них порез может быть способом проверить, могут ли они по-прежнему «чувствовать» боль. Другие описывают резку как способ «проснуться» от этого эмоционального оцепенения.

Физическая боль, причиненная самому себе, специфична и заметна. Некоторым физическая боль от пореза может показаться предпочтительнее эмоциональной. Эмоциональная боль может казаться расплывчатой, и ее трудно определить, обсудить или успокоить.

Когда они режут, подростки говорят, что есть чувство контроля и облегчения, когда они видят и знают, откуда исходит конкретная боль, и чувство успокоения, когда она прекращается. Порезы могут символизировать внутреннюю боль, которую нельзя было выразить словами, довериться, признать или исцелить. А поскольку это причиняется самому себе, подросток контролирует эту боль.

Чувство облегчения. Многие подростки, которые режут, описывают чувство облегчения, которое они испытывают во время стрижки, что характерно для компульсивного поведения.Некоторые люди считают, что эндорфины могут добавить к тому облегчению, которое подростки описывают во время резания. Эндорфины — это гормоны «хорошего самочувствия», которые выделяются при интенсивных физических нагрузках. И их можно освободить при травме.

Другие считают, что облегчение — это просто результат отвлечения от болезненных эмоций сильной физической болью и драматическим видом крови. Некоторые подростки говорят, что они не чувствуют боли, когда режут, но чувствуют облегчение, потому что видимый SI «показывает» эмоциональную боль, которую они испытывают.

Чувство «зависимости». Резка может вызвать привыкание. Хотя это дает лишь временное облегчение от эмоционального расстройства, чем больше человек режет, тем больше он или она чувствует необходимость это делать. Как и в случае с другим компульсивным поведением, мозг начинает связывать мгновенное чувство облегчения от плохих чувств с действием резания.

Каждый раз, когда напряжение нарастает, мозг жаждет этого облегчения и побуждает подростка снова искать облегчения, разрезая его. Таким образом, обрезание может стать привычкой, с которой кто-то не в силах остановиться.Желание порезаться — получить облегчение — может показаться слишком сильным, чтобы противостоять ему при высоком эмоциональном давлении.

Другие психические расстройства. Порезы часто связаны с другим психическим заболеванием или являются его частью. Некоторые подростки, которые режут, также борются с другими побуждениями, навязчивыми идеями или компульсивным поведением. Для некоторых депрессия или биполярное расстройство могут способствовать подавлению настроения, которое подростку может быть трудно контролировать. По мнению других, психические расстройства, влияющие на личность, могут сделать отношения напряженными и утомительными, но неустойчивыми.Для этих подростков сильные позитивные привязанности могут внезапно стать ужасно разочаровывающими и заставить их чувствовать себя обиженными, гневом или отчаянием, слишком сильными, чтобы с ними можно было справиться.

Другие подростки борются с личностными качествами, которые привлекают их к опасному возбуждению рискованного поведения или саморазрушительных действий. Некоторые склонны к драматическим способам получения уверенности в том, что их любят и о них заботятся. Для других посттравматический стресс повлиял на их способность справляться. Или они борются с проблемами алкоголя или психоактивных веществ.

Давление со стороны сверстников. Некоторых подростков побуждает начать стричь другой человек, который это делает. Например, девочка-подросток может попытаться стричься, потому что ее парень режет. Групповое давление со стороны сверстников тоже может сыграть свою роль. Некоторые подростки сокращаются в группах и могут оказывать давление на других. Подросток может поддаться давлению группы, чтобы попытаться вырезать, чтобы казаться крутым или смелым, чтобы принадлежать или избежать социального запугивания.

Любой из этих факторов может помочь объяснить, почему конкретный подросток делает стрижку. Но у каждого подростка также есть уникальные чувства и переживания, которые играют роль.Некоторые, кто режет, могут быть не в состоянии объяснить, почему они это делают.

Независимо от факторов, которые могут привести подростка к самоповреждению, стрижка — это не здоровый способ справиться даже с самыми сильными эмоциями или стрессом.

Противостояние резанию

Некоторые подростки обращают внимание на свои самоповреждения. Или, если СИ требует медицинской помощи, это может быть способ узнать другие. Но многие подростки режут очень долго, прежде чем кто-либо еще узнает. Некоторые подростки в конце концов рассказывают кому-то о своем самоповреждении — потому что им нужна помощь и они хотят остановиться, или потому, что они просто хотят, чтобы кто-то понял, через что они проходят.

Чтобы протянуть руку помощи, нужны смелость и доверие. Многие подростки не решаются рассказать об этом другим, потому что боятся, что их неправильно поймут, или беспокоятся, что кто-то может рассердиться, расстроиться, разочароваться, шокировать или осудить. Некоторые подростки доверяются друзьям, но просят их не рассказывать. Это может создать бремя и беспокойство для знакомого друга.

На вопрос о порезы подростки могут реагировать по-разному, частично в зависимости от подростка и частично от того, как он к ним подошел. Некоторые могут отрицать резку, другие могут признать это, но отрицают, что это проблема.Некоторые могут рассердиться и расстроиться или отвергнуть попытки помочь. Некоторые подростки испытывают облегчение от того, что кто-то знает, заботится и хочет помочь.

Прекращение резки

Независимо от того, знает ли кто-нибудь еще или пытался помочь, некоторые подростки долго режут, прежде чем они попытаются остановиться. Подросткам, у которых порезы являются частью другого психического расстройства, обычно требуется профессиональная помощь. Иногда порезы или другие симптомы приводят к тому, что подростка попадают в психиатрическую больницу или клинику. Некоторым подросткам приходится несколько раз госпитализировать из-за членовредительства, прежде чем они почувствуют себя готовыми принять помощь при порезах или других проблемах.

Некоторые подростки находят способ перестать резать самостоятельно. Это может произойти, если подросток найдет вескую причину остановиться (например, осознает, насколько это больно другу), получит необходимую поддержку или найдет способы противостоять сильному побуждению порезаться. Чтобы перестать резать, человеку также необходимо найти новые способы справляться с проблемными ситуациями и регулировать эмоции, которые кажутся подавляющими. Это может занять время и часто требует помощи специалиста по психическому здоровью.

Может быть трудно перестать резать, и у подростка поначалу это может не получиться.Некоторые люди на время останавливаются, а затем снова начинают резать. Чтобы избавиться от этой сильной привычки, требуются решимость, смелость, сила, а также поддержка со стороны других, кто понимает и заботится.

Что такое подростковые порезы и самоповреждения?

Общественное понимание членовредительства или «порезов» у подростков в последние годы выросло. Многие исследования и сообщения в СМИ привлекли внимание к этой проблеме психического здоровья подростков, что привело к меньшему замешательству и невежеству.

Несмотря на этот прогресс, остается много неправильных представлений о членовредительстве.Например, широко распространено мнение, что членовредительство затрагивает лишь небольшой процент населения.

Фактически, недавние исследования показали, что около 17% подростков и около 15% студентов колледжей в Соединенных Штатах хотя бы один раз участвовали в той или иной форме членовредительства. Статистика показывает, что уровень членовредительства примерно такой же в других странах.

Сколько лет людям, которые сами причиняют себе вред?

  • Обычно начинается в раннем подростковом возрасте, в возрасте от 11 до 14 лет.
  • Обычно прекращается к тому времени, когда человеку исполняется около 30 лет, но есть некоторые сообщения о том, что пожилые люди занимаются самоповреждением

Другое заблуждение касается членовредительства и самоубийства.Эти поведения разные, но взаимосвязанные.

Порезы и другие распространенные формы членовредительства в основном используются для эмоциональной регуляции. Посредством умышленного и преднамеренного повреждения тела те, кто причиняет себе вред, обычно делают это, потому что они очень сильно чувствуют свои эмоции или не способны терпеть свои страдания.

Проще говоря, травма заставляет этого человека чувствовать себя лучше. Однако важно отметить, что, хотя большинство людей, которые причиняют себе вред, не собираются покончить с собой, связь с самоубийством может быть высокой, если такое поведение не лечить.

Понимание членовредительства

В конечном счете, лучшее понимание истинной природы членовредительства может помочь клиницистам, родителям, учителям и другим лицам, работающим с подростками, выявить и устранить это психическое состояние подростка. Самоповреждения можно лечить, но подростки, которые проявляют такое поведение, должны как можно скорее получить помощь. Большинство подростков, получивших соответствующее лечение, могут и дальше вести счастливую и здоровую жизнь.

Самоповреждения можно вылечить, но подростки, которые проявляют такое поведение, должны получить помощь как можно скорее.

Многие исследования пытались углубить наше понимание того, почему кто-то может причинить себе вред.Работа Мэтью Нока, доктора философии с факультета психологии Гарвардского университета, посвящена исследованию членовредительства и того, используют ли люди его как способ контроля эмоций и мыслей и общения.

Типы членовредительства

Чтобы лучше понять проблему, родители, учителя и другие люди должны понимать различные формы членовредительства. Самая большая категория несуицидальных членовредительства — это резка. Подростки режут себя бритвами, ножами, осколками стекла или другими острыми предметами.

Следующей по распространенности формой членовредительства является ожог. К другим менее распространенным способам самоповреждения относятся срывание кожи, нанесение ударов кулаками или даже перелом костей. Раны обычно поверхностные, но небольшое количество подростков травмируют себя более серьезно.

Почему подростки причиняют себе вред?

Учитывая серьезность такого поведения, казалось бы, членовредительство легко обнаружить. Нет.

Большинство подростков, занимающихся членовредительством, скрывают свои травмы. Они порезают или обжигают плечи, лодыжки, живот или бедра — области, которые чаще всего закрыты одеждой.Это связано с тем, что большинство подростков не ищут внимания, когда причиняют себе вред. Вместо этого акт членовредительства помогает подростку избавиться от эмоционального стресса. Они делают это для того, чтобы почувствовать себя лучше, а не для того, чтобы сигнализировать родителям и друзьям о том, что им нужна помощь.

Исследования показали, что подростки, наносящие себе травмы, очень эмоциональны. Это чувствительные люди, которые часто чувствуют вещи сильнее, чем их сверстники, и часто очень самокритичны. Эти черты не обязательно отличают тех, кто хотел бы нанести себе увечья, от тех, кто этого не сделал.Скорее, те, кто причиняет себе вред, могут не обладать необходимыми навыками, чтобы контролировать свои эмоции в сочетании с их высокой степенью самокритичности.

Большинство подростков, практикующих членовредительство, обладают высокой степенью самокритичности и ненависти к себе. Для них нанесение себе порезов обычно вызывает чувство спокойствия. Напротив, сообщалось, что если подросток чувствует онемение или пустоту внутри, он может использовать членовредительство, чтобы вызвать эмоции — чтобы что-то почувствовать.

Исследования и наблюдения также показали, что небольшой процент подростков использует членовредительство, чтобы избежать или отвлечься от своих чувств и проблем.

Многие подростки также используют членовредительство, чтобы наказать себя, потому что они чувствуют, что не заслуживают жить, дышать или занимать место. Они могут порезаться или иным образом повредить себя в контексте экстремальной эмоциональной ситуации.

Другие подростки могут использовать членовредительство как форму общения. Они могут чувствовать, что, когда они режут, к их эмоциям относятся более серьезно, чем когда они пытаются выразить свою боль словами. Слова можно игнорировать, но членовредительство вызывает реакцию.

Есть также небольшая группа людей, которые не могут выдержать свою жизнь, думают о самоубийстве, а затем обнаруживают, что им не нужно убивать себя.От простого стрижки им становится легче.

Увидеть признаки

Из-за причин такого поведения и того факта, что подростки иногда скрывают свои травмы, неудивительно, что учителя и родители часто не знают, что происходит членовредительство. Однако есть признаки, которые могут искать взрослые.

Например, представьте себе взрослого, который видит повторяющиеся порезы у подростка. Когда они спрашивают о порезах, они слышат оправдания вроде «это сделал кот» или «Я поцарапался».Это может указывать на то, что подросток прикрывает членовредительство. Точно так же, если подросток настаивает на том, чтобы носить в июле длинные рукава, это может быть признаком того, что подросток скрывает порез, ожог или синяк.

Если родитель или учитель считает, что подросток причиняет себе вред, им не следует остро реагировать. Открытый, непредвзятый подход и признание эмоций подростка могут привести к открытому и конструктивному диалогу о проблеме.

Взрослые тоже могут следить за настроением своих детей.Рассмотрим сценарий, в котором подросток приходит домой в плохом настроении. Он запирается в своей комнате на короткое время, а затем выходит в гораздо лучшем настроении. Это может быть признаком того, что подросток причастен к самоповреждению, особенно если ребенок склонен к эмоциональным проявлениям.

В некоторых случаях взрослые могут обнаружить физические признаки членовредительства, например, окровавленные ткани в мусорной корзине. Может показаться странным, что подросток оставляет такие подсказки позади, учитывая, что большинство подростков, которые причиняют себе вред, пытаются скрыть свое поведение.Однако многие подростки не всегда способны все обдумать, а некоторые просто неряшливы и неорганизованы. Для этих подростков оставление окровавленных тканей не означает, что они посылают сигнал или хотят, чтобы их поймали — они просто остаются самими собой.

Помощь подросткам, которые причиняют себе вред

Использование подсказок и сигналов может привести к обнаружению членовредительства. Следующий шаг — обратиться за помощью.

Если родитель или учитель считает, что подросток причиняет себе вред, им не следует остро реагировать.Открытый, непредвзятый подход и признание эмоций подростка могут привести к открытому и конструктивному диалогу о проблеме.

По словам моего коллеги Элисон М. Яегер, психотерапевта, специализирующейся на лечении подростков с пограничным расстройством личности: «Ключевой особенностью является помощь родителям в осознании того, что реакция на эмоциональное состояние своего подростка проверкой перед попыткой решения проблем имеет решающее значение для открытия. путь к помощи подростку. Доброжелательное любопытство в сочетании с выражением того, что чувства подростка имеют смысл, открывает путь к дальнейшим и более продуктивным обсуждениям.

Затем подросток должен пройти оценку того, осуществляется ли такое поведение для управления своими чувствами или имеется намерение совершить самоубийство. Если установлено, что поведение не является суицидальным, лечащий врач подростка должен помочь ему связаться с терапевтом. В идеале врач должен быть хорошо обучен и иметь опыт лечения подростков с самоповреждением.

На этом этапе лечение может идти в нескольких различных направлениях. Элементы успешного лечения членовредительства могут включать индивидуальную терапию с компонентом навыков, такую ​​как диалектическая поведенческая терапия (DBT), которая является типом когнитивной терапии, которая помогает контролировать эмоции и мысли, улучшая навыки совладания с собой.

Программы 3East больницы McLean предлагают DBT. Эта терапия вовлекает пациентов и их родителей в развитие внимательности, межличностной эффективности, регуляции эмоций и терпимости к стрессу.

«DBT помогает подросткам, которые сами причиняют себе вред, множеством способов», — сказал Яегер. «DBT предоставляет подросткам инструменты и стратегии, которые они могут реализовать самостоятельно вместо членовредительства. Подростки научились маркировать эмоции и анализировать их. Поступая таким образом, они ослабляют связанные с этим триггеры, вызывающие членовредительство, и могут осознанно выбирать, как реагировать на сильные эмоции.DBT предоставляет семьям общий язык, чтобы они могли поддерживать друг друга без осуждения. Эта комбинация приводит к лучшим результатам ».

Другие методы лечения, которые показали свою эффективность, включают общее психиатрическое лечение, терапию, ориентированную на схемы, и лечение, основанное на ментализации. Также могут помочь обучение навыкам жизни в семье и семейная терапия.

В целом понимание членов общества в целом улучшается, что поможет подросткам получить необходимую им помощь.Текущие исследования сосредоточены на получении более качественной информации от подростков, которые сами причиняют себе вред, в идеале — информации «в реальном времени». Понимание эмоционального состояния подростка до, во время и после самоповреждения может привести к более точному диагнозу и лучшему лечению.

Майкл Р. Холландер, доктор философии , является директором по обучению континуума McLean’s 3East и доцентом кафедры психологии факультета психиатрии Гарвардской медицинской школы. Он является признанным на национальном уровне экспертом по причинно-следственной связи и лечению членовредительства, читает лекции по всей территории США.С. по теме. Доктор Холландер лечит подростков и их семьи более 40 лет.

Как помочь подросткам, которые порезались

Трудно представить себе, почему кто-то хотел бы порезаться или нанести себе вред. А для родителей, которые обнаруживают, что их подросток сам причиняет себе вред, это может сбивать с толку, пугать и откровенно расстраивать.

Самоповреждение может быть довольно распространенным явлением среди подростков. Исследования неизменно показывают, что от 15 до 20% подростков в тот или иной момент причиняют себе вред.К счастью, при поддержке большинство подростков приобретают более здоровые навыки совладания с собой и останавливают самоповреждение.

Что считается причинением себе вреда?

Самоповреждение описывает любое преднамеренное действие, направленное на причинение физической боли. Подростки-мужчины тоже проявляют такое поведение, но чаще всего именно женщины причиняют телу вред, пытаясь справиться с трудными чувствами или ситуациями. Порезы или царапины на коже лезвиями бритвы или другими острыми предметами — наиболее распространенная форма членовредительства.

К другим способам самоповреждения относятся:

  • прижигание кожи сигаретой, спичкой или зажигалкой
  • Удар в грудь или конечности
  • бьется головой об стену
  • выдергивание волос с головы или других мест
  • Повторное вскрытие или ковыряние ран
  • кусание или защемление кожи

Почему подростки режут себя?

Подростки, которые причинили себе вред, не сумасшедшие, и их самоповреждение не означает, что они склонны к суициду.Напротив, это просто означает, что им трудно справиться со своей болью здоровым образом.

Физический акт причинения телесных повреждений дает временное чувство эмоционального облегчения. Подросток, который порезался (или получил ожог), начинает думать о травме как о причине боли.

Это также дает чувство контроля. Подросток, который совершает самоповреждение, скорее всего, почувствует, что он лучше справляется с болью. Кроме того, травма высвобождает эндорфины в кровоток, что также обеспечивает временный подъем настроения.

Таким образом, подросток, находящийся в состоянии стресса, может порезать себе руки, чтобы снять стресс. Или подросток, который изо всех сил пытается справиться с разрывом, может порезать грудь, чтобы испытать физическую боль, а не просто эмоциональную.

Как помочь подростку, который причиняет себе вред

Вы можете увидеть царапины или порезы у подростка, который сам причиняет себе вред. Вы можете заметить повязки, или ваш подросток может носить длинные рукава или прикрывать свое тело, даже когда на улице жарко.

Если вы подозреваете, что подросток намеренно травмирует себя, важно вмешаться.Эти шаги могут помочь вам начать обсуждение и найти необходимую профессиональную помощь.

1. Спросите своего подростка напрямую, не совершают ли он самоповреждения. Часто прямой подход оказывается наиболее эффективным. Дайте понять, что ваша цель — помочь им, а не осуждать или наказывать. Спросите: «Вы специально нанесли эти порезы себе на руку?» или «Ты делаешь себе больно?»

2. Признайте боль вашего подростка . Сказать подростку остановиться или вынести приговор не будет эффективным.Подтвердите их чувства и выразите обеспокоенность тем, что они, должно быть, очень плохо себя чувствуют, если причиняют себе вред.

3. Определите, чем может заниматься ваш подросток, когда чувствует желание причинить себе вред. Звонок другу, прогулка или рисование — это лишь несколько возможных занятий, которые помогут подростку выразить свои чувства более здоровым образом.
4. Примите меры, чтобы изменить поведение подростков в отношении причинения себе вреда. Поговорите с педиатром вашего ребенка, чтобы получить направление к терапевту.Специалист в области психического здоровья научит вашего подростка более здоровым способам контролировать свои эмоции.

5. Помогите подростку составить список людей, с которыми можно поговорить с . Разговоры с близкими друзьями и семьей могут помочь им справиться со стрессом и уменьшить самоповреждение. Составьте список заботливых взрослых, к которым ваш подросток может обратиться, например, бабушка или дедушка, тетя или дядя, родители друзей или соседи, которым ваш подросток может доверять.

6. Будьте терпеливы со своим подростком . Самоповреждающее поведение требует времени, чтобы развиться, и время, чтобы измениться.В конечном итоге подросток должен сделать выбор, чтобы помочь себе.

При раннем выявлении, поддержке со стороны семьи и профессиональной помощи они могут успешно прекратить причинение себе вреда.

Подростки, порезы и самоповреждения: причины, признаки и профилактика

Самоповреждение как успокаивающее

Аманда (имя изменено) чувствовала себя подавленной. Ее родители были озабочены финансовыми проблемами. Ее учитель алгебры дал массу домашних заданий.А ее лучшая подруга не разговаривала с ней из-за ссоры, которая произошла пару дней назад. Аманда чувствовала себя одинокой и напуганной. После особенно сложного экзамена по алгебре она почувствовала, что ее мир рушится. Она вбежала в кабинку в туалете для девочек, закатала рукав и поранила левую руку изо всех сил ногтями. Она пролила кровь, но продолжала царапать и резать. По ее мнению, членовредительство было единственным способом справиться со стрессом.

Через несколько минут ее чувство безнадежности утихло.И самоповреждение постепенно превратилось в ритуал: каждый раз, когда Аманда оказывалась в стрессовой или неудобной ситуации, она «отпускала» плохие чувства, порезая левую руку ногтями или даже лезвием бритвы. Она тщательно скрывала шрамы, чтобы избежать вопросов от друзей и семьи.

Продолжение

Когда подростки чувствуют грусть, беспокойство, тревогу или замешательство, эмоции могут быть настолько сильными, что приводят к актам членовредительства (также называемых порезами, членовредительством или членовредительством).Большинство подростков, которые наносят себе травмы, делают это из-за стресса и беспокойства.

Помимо стрижки и царапин, ударов, укусов, царапин по коже и выдергивания волос подростки используют еще несколько способов самоповреждения, чтобы справиться с очень плохими чувствами. Иногда подростки регулярно травмируют себя, как если бы это была церемония. В других случаях они могут пораниться в моменты, когда им нужно немедленно избавиться от накопившегося напряжения.

Самоповреждение — это нездоровый и опасный акт, который может оставить шрамы, как физические, так и эмоциональные.

Стресс и членовредительство

Стресс испытывают все. Но разные люди воспринимают стресс по-разному. Иногда для него характерно нервозность или нервозность. Он также может включать в себя чувство сильной печали, разочарования или гнева.

Эти чувства часто (но не всегда) вызваны событиями, происходящими в течение дня (например, автомобильной аварией или дракой с другом). Они также могут быть вызваны чем-то, что произойдет в будущем (например, большим испытанием или танцевальным концертом).Стресс также проявляется на разных уровнях или степенях.

Продолжение

Некоторые люди от природы испытывают более высокий уровень стресса, чем другие. Например, два исполнителя в школьном спектакле могут совершенно по-разному относиться к своему выступлению. Можно было бы взволноваться; другой может почувствовать головокружение и тошноту.

Это различие может быть связано с биологическим составом человека или с травматическим опытом в очень молодом возрасте. Хотя эти чувства могут быть вызваны определенным событием или множеством плохих вещей, происходящих за короткий период времени, сильное чувство разочарования также может быть связано с воспитанием человека.Детям жестоких родителей может не хватать хороших образцов для подражания, чтобы справляться со стрессом здоровым образом.

Так же, как каждый испытывает стресс по-своему, каждый по-своему справляется со стрессом. Эти способы уменьшить плохие чувства называются «механизмами совладания». Существуют здоровые механизмы преодоления, например:

  • Упражнения
  • Игра на пианино или барабанах
  • Медитация или молитва
  • Разговор с кем-то, кому вы доверяете

Существуют также нездоровые механизмы преодоления, например:

  • Употребление наркотиков
  • Злоупотребление алкоголем
  • Курение сигарет
  • Самоповреждение

Психологи обнаружили, что самоповреждение может быстро избавить от напряжения и других плохих чувств.Но, как и наркотики и алкоголь, членовредительство дает лишь быстрое решение. Помимо физических последствий, одна из опасностей членовредительства заключается в том, что эта привычка может сохраняться и во взрослой жизни. Вот почему так важно, чтобы подростки усвоили безопасные, здоровые и эффективные стратегии выживания, чтобы они могли правильно справляться с тревогой и стрессом в зрелом возрасте.

Являются ли пирсинг и татуировка формами самотравматизма?

Не обязательно.

Представьте себе мальчика около 13 лет, который принимает вызов друга и играет в «окровавленные суставы» (ударяя друг друга кулаками, пока они не истекают кровью).Затем представьте себе девушек около 15 лет, которые лгут о своем возрасте в киоске в торговом центре и прокалывают себе бровь. Или, возможно, вы знали пару подростков, у которых были одинаковые татуировки с именами друг друга.

То, что отличает членовредительство от других форм физического вреда, — это приподнятое настроение, которое испытывает подросток после членовредительства. Таким образом, приведенные выше примеры — хотя и потенциально опасны сами по себе — обычно не являются актами членовредительства.

Самостоятельная травма является признаком психического заболевания?

Важно понимать, что подросток, который наносит себе телесные повреждения, не психически болен.Самоповреждение — это не просто способ привлечь внимание. Даже если человек, нанесший себе травму, может не чувствовать боли при нанесении раны, он будет чувствовать боль позже.

Таким образом, такие травмы не следует отвергать как простую манипуляцию, а подростка не следует высмеивать за то, что он отличается от других. Друзья и семья должны серьезно относиться к членовредительству. Доверие и сострадание могут изменить мир к лучшему.

Самоубийство — это членовредительство?

Люди, которые наносят себе телесные повреждения, чтобы избавиться от плохих чувств, не обязательно склонны к суициду.Самоповреждение почти противоположно. Вместо того чтобы желать покончить с собой, те, кто причиняет себе физический вред, отчаянно пытаются найти способ прожить день, не чувствуя себя ужасно.

Хотя эти две концепции различаются, членовредительство не следует рассматривать как небольшую проблему. Сама природа членовредительства — это физическое повреждение тела. Лицам, совершившим самоповреждение, важно немедленно обратиться за помощью.

Можете ли вы предотвратить членовредительство?

Человек не может перестать травмировать себя «холодной индейкой».»Но посещение консультанта или присоединение к группе поддержки, вероятно, поможет снизить частоту и серьезность членовредительства. Сильные негативные чувства могут заставить человека чувствовать себя изолированным от остального мира, поэтому для борьбы с ним важна система социальной поддержки. Самоповреждение

Существуют эффективные стратегии лечения для тех, кто наносит себе телесные повреждения. Формы и причины членовредительства уникальны для каждого человека. Психолог или консультант сможет адаптировать стратегию лечения для каждого человека.

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Немедленно обратитесь за помощью при самоповреждении

Если у вас есть побуждения к самоповреждению или вы уже сделали это, обратитесь к кому-нибудь, кто может помочь вам найти лучший способ справиться с плохими чувствами. Это может быть родитель, старший брат или сестра, священник, раввин, консультант, практикующий врач, психолог, социальный работник или другой взрослый, которому доверяют.

Сделайте то же самое, если вы знаете кого-то, кто причиняет физический вред своему телу. Самоповреждение заслуживает немедленного внимания.

Порезы и причинение себе вреда: предупреждающие знаки и лечение

Порезы. Это чуждая и пугающая практика для родителей. Это не попытка самоубийства, хотя может так выглядеть и казаться. Порезы — это форма членовредительства: человек буквально делает небольшие порезы на своем теле, обычно на руках и ногах. Многим это сложно понять. Но детям стрижка помогает контролировать эмоциональную боль, говорят психологи.

Эта практика долгое время существовала в секрете.Вырезы легко скрыть под длинными рукавами. Но в последние годы фильмы и телешоу привлекли к нему внимание, что побудило все больше подростков и подростков (в возрасте от 9 до 14 лет) попробовать его.

«Мы можем пойти в любую школу и спросить:« Вы знаете кого-нибудь, кто режет? » Да, все кого-то знают », — говорит Карен Контерио, автор книги Bodily Harm . Двадцать лет назад Контерио основал в больнице Linden Oak Hospital в Нейпервилле, штат Иллинойс, программу лечения лиц, совершающих самоповреждения, под названием «БЕЗОПАСНЫЕ (самоубийство, наконец, прекращение)»., за пределами Чикаго.

Изображение несчастного ребенка

Ее пациенты становятся все моложе и моложе, сообщает Conterio WebMD. «Самоповреждение обычно начинается примерно в 14 лет. Но в последние годы мы наблюдаем детей в возрасте от 11 до 12 лет. По мере того, как все больше и больше детей осознают это, все больше детей пробуют это». Она также лечила множество 30-летних, добавляет Контерио. «Люди продолжают заниматься этим годами и годами и на самом деле не знают, как бросить курить».

Проблема особенно распространена среди девочек.Но мальчики тоже так делают. «Это общепринятая часть готической культуры», — говорит Венди Ладер, доктор философии, клинический директор SAFE Alternatives.

Быть частью готической культуры не обязательно означает, что ребенок несчастен.

Ладер говорит: «Я думаю, что дети в готическом движении ищут чего-то, некоторого признания в альтернативной культуре. А самоповреждение — определенно стратегия выживания несчастных детей».

Очень часто дети, которые причиняют себе вред, страдают расстройством пищевого поведения. «Они могут иметь в прошлом сексуальные, физические или словесные оскорбления», — добавляет Ладер.«Многие из них чувствительны, перфекционисты, преуспевающие. Самоповреждение начинается как защита от того, что происходит в их семье, в их жизни. Они потерпели неудачу в одной области своей жизни, так что это способ получить контроль».

Продолжение

Самоповреждение также может быть симптомом психиатрических проблем, таких как пограничное расстройство личности, тревожное расстройство, биполярное расстройство, шизофрения, говорит она.

Тем не менее, Ладер добавляет, что многие дети, которые наносят себе телесные повреждения, просто «обычные дети», которые в подростковом возрасте борются за самоопределение.Они экспериментируют. «Ненавижу называть это фазой, потому что я не хочу ее преуменьшать. Это похоже на детей, которые начинают употреблять наркотики, делать опасные вещи».

Притупление эмоциональной боли

Психиатры считают, что для детей с эмоциональными проблемами самоповреждение имеет эффект, аналогичный кокаину и другим наркотикам, которые выделяют эндорфины, чтобы вызвать чувство хорошего самочувствия.

«Однако самоповреждение отличается от приема наркотиков», — объясняет Контерио. «Кто угодно может принимать наркотики и чувствовать себя хорошо.Самоповреждение, если оно работает для вас, указывает на то, что необходимо решить основную проблему — возможно, серьезные психиатрические проблемы. Если вы здоровый человек, вы можете попробовать, но не продолжите ».

Самоповреждение может начаться с разрыва отношений в качестве импульсивной реакции. Это может начаться просто из любопытства. Для многих дети, это результат репрессивной домашней обстановки, где отрицательные эмоции скрываются под ковром, а чувства не обсуждаются.«Многие семьи говорят, что вы не выражаете печали», — говорит Контерио.

Это миф, что такое поведение просто привлекает внимание, — добавляет Ладер. «Эти дети получают [болеутоляющее] эффект от самоповреждений. Когда они испытывают эмоциональную боль, они буквально не будут чувствовать эту боль так сильно, когда сделают это с собой».

Как это выглядит

Дэвид Розен, доктор медицины, магистр здравоохранения, профессор педиатрии в Мичиганском университете и директор Секции здоровья подростков и молодых взрослых в Системе здравоохранения Мичиганского университета в Анн-Арборе.

Он дает родителям советы о том, на что обращать внимание:

  • Маленькие, прямые. «Наиболее типичные разрезы очень линейные, прямые, часто параллельные, как шпалы, вырезанные на предплечье, плече, иногда в ногах», — говорит Розен WebMD. «Некоторые люди сокращают слова сами по себе. Если у них проблемы с телесным восприятием, они могут сократить слово« жир ». Если у них проблемы в школе, это может быть «глупый», «неудачник», «неудачник» или большая буква «L». Это то, что мы видим довольно часто.«
  • Необъяснимые порезы и царапины, особенно когда они появляются регулярно.« Хотел бы я получить пятак за каждый раз, когда кто-то говорит: «Это сделала кошка» », — говорит Розен. — контролировать поведение, изменения во взаимоотношениях, общении и успеваемости в школе. Дети, неспособные справляться с повседневными стрессами в жизни, уязвимы для порезов, — говорит Розен. часто, с каждым разом все больше и больше сокращений, — говорит Розен WebMD.«Им нужно меньше провокаций, чтобы порезаться. Чтобы получить такое же облегчение, нужно больше порезов — очень похоже на наркозависимость. И по причинам, которые я не могу объяснить, но слышал достаточно часто, чем больше крови, тем лучше. Порез, как я вижу, довольно поверхностный и больше похож на царапины, чем на порезы. Когда вы надавливаете на него, кровотечение останавливается «.

    Что должны делать родители

    Когда родители подозревают наличие проблемы, они «не знают, как подойти к своему ребенку», — говорит Контерио.«Мы говорим родителям, что лучше ошибиться в пользу открытого общения. Дети могут поговорить, когда будут готовы. Лучше открыть дверь, сообщить им, что вы знаете об этом, и если они не придут к тебе, иди к кому-нибудь другому … что ты не собираешься их наказывать, что тебя просто беспокоит «.

    Будьте откровенны со своим ребенком, — добавляет Ладер. «Не действуй из гнева и не позволяй себе впадать в истерику -« Я буду наблюдать за тобой каждую секунду, ты никуда не денешься ». Говорите прямо, выражайте озабоченность.Скажите: «Мы вам поможем».

    Родители часто принимают стрижку за суицидальное поведение. «Обычно это происходит тогда, когда они, наконец, видят порезы и не знают, как их интерпретировать», — объясняет Розен … «Итак, ребенка затащили в скорую. Но врачи скорой помощи не всегда привыкли к этому, и им сложно понять, суицидальное ли это поведение или самоповреждение. Многие дети, которые вообще не склонны к суициду, оцениваются и даже госпитализируются как склонные к самоубийству ».

    Продолжение

    К сожалению,« отношение в отделениях неотложной помощи больниц может быть очень бесцеремонным и суровым по отношению к самоповреждениям », — добавляет Ладер.«Есть много неприязни, потому что это самоповреждение, поэтому персонал скорой помощи может быть очень враждебным. Есть разные истории о девушках, которым наложили швы без анестезии. Дело в том, что после того, как они нанесли себе травму, девушки спокойнее — поэтому, когда на них накладывают швы, они чувствуют боль. Но доктор злится, хочет покончить с этим ».

    Психотерапия должна быть первым шагом в лечении, добавляет Ладер. На веб-сайте SAFE есть список врачей, которые были на ее лекциях, которые хотят работать с лицами, совершающими самоповреждения.У других терапевтов спросите, есть ли у них какой-либо опыт работы с самоповреждениями. «Некоторые терапевты испытывают на это реакцию страха. Терапевту это должно быть комфортно», — советует она.

    Однако девочка или мальчик должны быть готовы к лечению, — говорит Розен.

    «Лучшая булавка для линчевания — ребенок должен решить, что он больше не будет этого делать», — говорит он WebMD. «Ни ультиматум, ни подкуп, ни госпитализация не помогут. Им нужна хорошая система поддержки.Им необходимо лечение основных заболеваний, таких как депрессия. Им необходимо научиться лучше справляться с трудностями ».

    Когда необходима стационарная программа

    Когда дети просто не могут прервать цикл терапии, может помочь стационарная программа, такая как SAFE Alternatives.

    В своей 30-дневной программе Ладер и Conterio лечат только пациентов, которые добровольно обращаются за госпитализацией. «Того, кто не понимает, что у него есть проблема, будет трудно вылечить», — говорит Контерио. Те, кто приходят к нам, осознают, что у них есть проблема, что им нужно прекратить .Мы говорим им в письме о принятии, которое мы отправляем им: «Это ваш первый шаг к расширению своих возможностей».

    При поступлении в SAFE пациенты подписывают договор, по которому они не будут причинять себе вред в течение этого времени. научите их действовать в реальном мире, — говорит Ладер. — Это означает делать выбор в ответ на эмоциональный конфликт — более здоровый выбор, а не просто самоповреждение, чтобы почувствовать себя лучше. Мы хотим, чтобы они поняли, почему они злятся, показали им, как справиться со своим гневом ».

    Хотя самоповреждение не допускается,« мы не забираем бритвы », — добавляет Контерио.«Они могут бриться. Мы не берем ремни или шнурки для обуви. Мы отправляем сообщение:« Мы верим, что вы способны сделать лучший выбор »».

    Излечить внутрь себя

    Многие дети этого не сделали — думала об этом вообще — почему они причиняют себе вред, — говорит Ладер. «Это похоже на любую зависимость: если я могу принимать таблетки или заниматься самолечением, зачем решать эту проблему? Мы учим людей, что сокращение работает только в краткосрочной перспективе, и что будет только хуже и хуже».

    Когда дети научатся решать свои проблемы, они перестанут причинять себе вред, добавляет она.«Наша цель — заставить их сообщить, что не так. Младенцы не обладают способностью к языку, поэтому они используют поведение. Эти подростки регрессируют к тому довербальному состоянию, когда они причиняют себе вред».

    Индивидуальная и групповая терапия составляют основу этой лечебной программы. При наличии депрессии или беспокойства могут быть назначены антидепрессанты. Пациенты также регулярно пишут в своих дневниках, чтобы научиться исследовать и выражать свои чувства.

    Помощь им в обретении самоуважения и самоуважения — важнейшая цель лечения, сообщает Conterio WebMD.

    «Многим детям трудно справляться с ситуациями и людьми, которые их злят», — добавляет Ладер. «У них нет для этого отличных образцов для подражания. Сказать« нет », противостоять людям — они действительно не верят, что им разрешено это делать, особенно девочкам. Но если вы не можете этого сделать, это очень сложно маневрировать в мире, выжить в мире без кого-то более сильного, более способного, чем вы, сражаться в битвах ».

    Продолжение

    Круговое негативное мышление мешает детям развивать самооценку.«Мы помогаем им расширить свои возможности, пойти на риск в конфронтации, изменить их мнение о себе», — говорит Контерио. «Если вы не можете установить ограничения на чье-то поведение, сопротивляйтесь им — вы не можете любить себя. Как только эти девушки научатся заботиться о себе, отстаивать то, что они хотят, они полюбят себя лучше».

    «Мы хотим, чтобы они дошли до того момента, когда они поверили:« Я кто-то, у меня есть голос, я могу вносить изменения, а не «Я никто» », — говорит она.

    Сохранение безопасности

    Одно исследование программы SAFE показало, что через два года после участия у 75% пациентов симптомы самоповреждения уменьшились.Текущее исследование указывает на уменьшение количества госпитализаций и обращений за неотложной помощью.

    «Я занимаюсь этим уже 20 лет, и вероятность успеха намного превышает процент неудач», — говорит Контерио. «Мы искренне верим, что, если люди будут продолжать делать здоровый выбор, они не вернутся к самоповреждениям. Мы получаем электронные письма, которые представляют собой взрыв из прошлого. Некоторые пациенты чувствуют себя очень хорошо. Другие регрессируют. Другие наконец решили сделать это. выполняют ту работу, которую они здесь узнали. Когда они применяют ее, они преуспевают.Все возвращается к выбору ».

    Продолжение

    Итог:« Когда дети решают, что они больше не хотят стричь — и снова испытывают стресс, — они должны уметь справляться со стрессом по мере его возникновения, — говорит Розен. — Они не могут поддаться резке. Люди, которые могут придумать какой-нибудь альтернативный способ справиться со стрессом, в конечном итоге его бросят «.

    Родители могут помочь, оказывая эмоциональную поддержку, помогая выявлять ранние предупреждающие признаки, помогая детям отвлекаться, снижая уровень стресса ребенка и обеспечивая наблюдение в критические моменты , — говорит Розен.«Но родители не могут сделать это за них. Чтобы прекратить резать, требуется определенный уровень ресурсов, а у многих детей нет этих ресурсов. Им нужно продолжать терапию, пока они не дойдут до этой точки».

    Самоповреждение — это не проблема, которую дети просто перерастают, добавляет Розен. «У детей, у которых развивается такое поведение, меньше ресурсов для борьбы со стрессом, меньше механизмов преодоления. По мере того, как они развивают более эффективные способы совладания, по мере того, как они улучшают самоконтроль, в конечном итоге легче отказаться от этого поведения.Но это намного сложнее, чем то, что они перерастут ».

    Социальные сети — одна из причин, по которой мои пациенты-подростки порезают себя

    Лоуренс Диллер, автор мнения
    Опубликовано в 3:15 по восточноевропейскому времени 28 февраля 2018 г.

    Подростки наиболее уязвимы для того, как социальные сети могут повлиять на их эмоции, самооценку и самооценку. Многие причиняют себе вред, чтобы снять стресс.

    Шрамы от членовредительства (Фото: Эйлин Бласс, США СЕГОДНЯ)

    Я, должно быть, ужасный врач.Это была одна из возможностей, которую я придумал, чтобы объяснить шестерых моих пациентов-подростков, которые за последние три месяца обратились в отделения неотложной помощи по поводу депрессии и суицидальных мыслей. Им всем было от 14 до 16 лет. Четверо из шести были девочками. Все девочки активно наносили себе увечья, что в просторечии известно как «резание». Четверо из шести были помещены в стационар психиатрического отделения как серьезную и непосредственную «опасность для самих себя». Другими словами, психиатр в отделении неотложной помощи посчитал их потенциально опасными.

    Практикую 40 лет. Думаю, за эти десятилетия я в среднем госпитализировал около двух или около того в год. Мне очень повезло, что ни один из детей и подростков, которыми я активно управлял, никогда не покончил с собой. Мне всегда казалось, что я был излишне осторожен, отправляя этих детей в отделения скорой помощи для оценки. Но я знаю, что мне просто повезло — когда этот своенравный, обезумевший мальчик, которого я знал, отдал заряженное ружье, которое он приставил к голове, своей матери, и не спустил курок.

    Подробнее: «Это мы»: токсический стресс по телевизору — реальность для многих американцев

    Подробнее: Предотвращение самоубийств: количество смертей среди подростков растет, но мы знаем, как сопротивляться

    Итак, шесть чрезвычайных ситуаций в три месяца были для меня необычными. Помимо того, что я сомневался в своих способностях, я некоторое время замечал, как за десятилетия изменилась способность детей справляться с трудностями. Я задавался вопросом, было ли это просто моим опытом, пока не прочитал об исследовании, опубликованном в журнале Американской медицинской ассоциации в ноябре прошлого года.Исследователи изучили национальные показатели причинения себе травм (в первую очередь отравления и членовредительства) в возрасте от 10 до 24 лет, которые оценивались в отделениях неотложной помощи с 2001 по 2015 год.

    Они изучили 43 138 обращений в отделения неотложной помощи по поводу членовредительства. Общий показатель посещений скорой помощи для членовредительства (измеренный на 100 000 населения) снизился с 201,6 до 303,7, увеличившись на 51%. Но более поразительным, чем это общее увеличение, было то, кто производил основную передозировку и резку, и когда это действительно вышло из-под контроля.

    Оказалось, что показатели членовредительства среди мальчиков и молодых людей не сильно изменились за 15 лет. Большой рост наблюдается у девочек в возрасте от 10 до 14 и от 15 до 19 лет. Показатели для девочек младшего возраста увеличились на 166%, а для старшей группы — на 62%. Общее количество отравлений за этот период увеличилось только на 19%, а количество травм от острых предметов увеличилось на 152%. Примечательно, что основная часть роста стрижки началась в 2009 году. С тех пор скорость стрижки девочек более молодого возраста увеличивалась на 18,8% в год!

    Значит, в конце концов, не только я был плохим врачом.Я почувствовал изменения в моем районе и подумал, может ли это быть общенациональной тенденцией. Это уже случалось со мной однажды, в начале 1990-х, с СДВГ. Теперь я верю, что депрессия и увечья уничтожают наших детей по всей стране, особенно девочек.

    По понятным причинам исследователи осторожно рассуждали о причинах этой тревожной тенденции, которая, по их словам, «требует дальнейшего изучения». Я не связан теми же ограничениями. Мы не можем дождаться дальнейших исследований по борьбе с этой нарастающей эпидемией.Действительно, существует так много факторов, которые вызывают национальную эпидемию психических расстройств, что ее научное изучение является огромной проблемой. Но меня особенно поразило начало в 2009 году значительного роста числа членовредительства девочек-подростков.

    Подробнее: Как «13 причин, почему» совершает самоубийство неправильно: Голоса

    ПОЛИТИКА США: взгляд на расу, справедливость, СМИ

    Facebook стал доступен для детей в возрасте 13 лет и старше в 2006 году. MySpace был — один из самых популярных сайтов социальных сетей в период с 2005 по 2008 год, когда его обогнал Facebook.Instagram был запущен в сети в 2010 году, а Snapchat — в 2011 году. Последние два, насколько мне известно, в настоящее время являются предпочтительными приложениями для подростков, которые общаются друг с другом на своих мобильных устройствах.

    Подростки, вероятно, больше всех пользуются социальными сетями и, безусловно, наиболее плохо подготовлены к тому, чтобы ограничить опасность, которую это может представлять для их эмоций, самооценки и самоуважения. Подростки более чем когда-либо вовлечены в жизнь самих себя и своих сверстников, за исключением своих родителей и учителей. В этой тепличной атмосфере преувеличенной драмы многие подростки теряют контроль над своими эмоциями, впадают в депрессию и склонны к самоубийству и режут, чтобы снять стресс.

    Депрессия (Фото: iStockphoto)

    Google «как порезаться» и просмотрите первые пять ссылок на веб-сайты. Интернет создал эти особые сообщества по интересам. Ирония нашей обеспокоенности по поводу самоубийства наших детей (уровень самоубийств среди подростков продолжает расти) заключается в том, что разговоры о депрессии и самоубийстве постоянно витают в воздухе в наши дни в старших классах и даже в кампусах средних школ. Честно говоря, я возвращаюсь так далеко назад, что могу вспомнить, когда несчастный восьмилетний ребенок угрожал задержать дыхание, пока его родители не передумали.Теперь дети говорят, что убьют себя!

    Конечно, есть много других факторов, которые создают эту несчастную атмосферу для наших детей. Родители вряд ли сразу изменят социальные, экономические и политические условия в нашей стране в одночасье. Однако родители могут попросить своих подростков сдать свои сотовые телефоны, iPad и ноутбуки в 21:00, чтобы забрать их на следующее утро, прежде чем отправиться в школу. Родители также могут поработать над тем, чтобы отвлечься от своей собственной онлайн-активности, особенно во время обеда, чтобы они могли есть вместе со своими детьми и без электроники.И это включает в себя старомодный телевизор (кто-нибудь его уже смотрит?).

    Как я уже сказал, мне повезло, что ни один из моих пациентов еще не покончил жизнь самоубийством. Но, если мы внимательно не рассмотрим и не изменим наши электронные привычки, я боюсь, что моя удача закончится.

    Доктор Лоуренс Диллер, доцент клинического профессора Калифорнийского университета в Сан-Франциско и автор книги Remembering Ritalin , занимается поведенческой педиатрией и семейной терапией в Уолнат-Крик, Калифорния.

    Прочтите или поделитесь этой историей: https://www.usatoday.com/story/opinion/2018/02/28/social-media-one-reason-my-teen-patients-cutting-themself-lawrence -diller-column / 376741002/

    Почему подростки режут и как помочь

    Фото

    Кредит Джессика Лэхи

    Я заметил руки Сары, как только встретил ее.Трудно этого не сделать, поскольку за 15 лет членовредительства у них осталось больше шрамов, чем кожи. Сара не моя ученица, но я научил много таких детей, как она,
    и она предложила поговорить со мной о том, почему она порезала себя в течение полутора десятилетий, и как взрослые в ее жизни могли помочь ей справиться с болью, которая побудила ее к самоповреждению.

    К тому времени, когда она впервые порезалась в 12 лет, она уже пережила семь лет жестокого обращения со стороны родителей.«С самого начала резание было моим утешением. Я знаю, это звучит странно — вызывать
    боль, чтобы почувствовать себя лучше — но это сработало. Иногда, если я чувствовал беспокойство в школе, все, что мне нужно было сделать, это пойти в ванную и посмотреть на свои шрамы. Меня успокаивало то, что я их видел ».

    Людям, которые никогда не искали помощи посредством членовредительства, может быть трудно понять действия Сары, но доктор Майкл Холландер:
    директор по обучению и консультированию по программе диалектической поведенческой терапии 3East в больнице Маклин в Бельмонте, штат Массачусетс., и автор
    «
    «Помощь подросткам, которые режут: понимание и прекращение самоповреждений», — объясняет ее объяснение.

    В понимании Сары членовредительство действует как эффективный, хотя и разрушительный, и опасный механизм преодоления трудностей. «Подавляющее большинство детей, которые порезаются, делают это в качестве стратегии регулирования эмоций, и, к сожалению,
    это работает, поэтому их так трудно заставить остановить », — сказал доктор.- сказал Холландер.

    Дети, которые порезались, либо выпрыгивают из своей кожи и используют членовредительство, чтобы успокоиться, либо оцепенели и опустошены и используют членовредительство, чтобы что-то почувствовать. Небольшой процент используют его для избегания, для создания
    отвлечение, и еще меньший процент используют его для привлечения внимания. Некоторые, очень небольшая группа детей, используют это, чтобы наказать себя; дети, которые считают, что они не заслуживают жизни, дышать или занимать место, могут
    порезали себя, обычно в контексте экстремальной эмоциональной ситуации.

    Дети, которые наносят себе увечья, обычно особенно эмоционально чувствительны и уязвимы и страдают от того, что доктор Холландер называет «эмоциональной неграмотностью». Они не могут назвать свои чувства, не говоря уже о том, чтобы сформулировать
    план управления ими и совладания с ними. Стратегии, которые работают с большинством детей, такие как подбадривание, минимизация серьезности трудностей или предложение помощи в решении проблем, могут иметь неприятные последствия для детей, которые причиняют себе вред.

    Когда я попросил доктора Холландера предложить способы, которыми учителя и родители могут помочь детям, которые наносят себе телесные повреждения, он сказал, что то, что взрослым не следует делать, часто более важно, чем то, что они должны.

    Не согласен на конфиденциальность. «Слишком часто благонамеренные взрослые соглашаются хранить самоповреждение в секрете, обещая, что ребенок больше не будет этого делать, и это ужасная идея.”Во время резки
    обычно не является попыткой самоубийства, «существует связь между порезанием и самоубийством. Риск самоубийства в девять раз выше, если в анамнезе имелись случаи членовредительства, и некоторые считают, что членовредительство
    это своего рода репетиция более серьезных травм, которые могут привести к смерти ».

    Взрослые не должны ставить отношения с ребенком выше его благополучия.«Дети, которые причинили себе вред, нуждаются в лечении в кратчайшие сроки», — подчеркнул доктор Холландер. Поддавшись их мольбам о
    больше времени, молчание или дополнительный адвокат только откладывают лечение и могут привести к дальнейшим, более серьезным травмам.

    Не предлагайте поведение, заменяющее членовредительство. Д-р Холландер объясняет, что такие советы могут оказаться полезными для лечения, а непрофессионалы не имеют права консультировать или лечить детей, которые наносят себе травмы.
    независимо от того, сколько книг и статей они прочитали.

    По словам доктора Холландера, взрослые должны проверять чувства детей и работать с семьей или социальными службами, чтобы как можно быстрее вывести ребенка на лечение.

    Валидация, подчеркивает доктор Холландер в своей книге, является ключом к поддержке ребенка, который причиняет себе вред. «Утвердить кого-то — значит сообщить, что вы понимаете опыт другого человека. Ты не
    должен любить или соглашаться с этим; вам просто нужно признать это.»Решая их проблемы, пытаясь взглянуть на их эмоциональную боль в перспективе, успокаивая и предлагая:» Я был там »
    обратная связь может показаться полезной в данный момент, но когда эмоции подавляют и взрослый говорит вам, что все будет хорошо, эмоционально чувствительные дети могут услышать это заверение как недействительность
    свои чувства.

    Прежде всего, начните профессиональное лечение.Самоповреждение, которое не лечится, может мгновенно превратиться из мелких порезов в опасные для жизни травмы. Как объяснила Сара, ее худшие травмы всегда начинались с крошечных порезов,
    «Просто царапина, может быть, такая, как будто это сделала кошка», и закончилась поездкой в ​​отделение неотложной помощи. «Поскольку я отключен от своего тела и физической боли, когда я порезаюсь, это
    вид крови, а не боли, возвращает меня в себя, и все может довольно быстро выйти из-под контроля.”

    Когда мы закончили разговор, я указал на отметки выше на ее предплечье, шрамы, которые, казалось, складывались в слова.

    «Что там написано?» Я спросил.

    «Часть этого внизу, внизу, говорит:« ПОМОГИТЕ МНЕ », — ответила она.

    Затем она указала на выцветшие «Я», «М» и «S» и сказала: «Раньше здесь говорилось« извините ». Я убрала это сразу после того, как сообщила о своем отце в службу защиты детей.
    Услуги.”

    Она провела пальцем вправо, затем постучала по четкому «N», которое она вырезала рядом с «Я», и добавила с полуулыбкой: «Я добавил« Не »позже»

    Она пожала плечами, глубоко вздохнула и натянула рукава на кончики пальцев, чтобы сообщить мне, что наше интервью окончено.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.