Разное

Чувство упущенной выгоды: Что такое синдром упущенной выгоды и как с ним бороться

Содержание

Что такое синдром упущенной выгоды и как с ним бороться

Жизнь кипит и бурлит: вон одноклассник купил новую машину, подружка снова поехала отдыхать, в городе открылся новый бар, и на вечеринке в честь открытия, кажется, собрался весь город. И все это происходит где-то здесь, совсем рядом, но не с вами. «А ведь могло бы быть иначе, а ведь и я мог оказаться вместе с ними», — если в вашей голове в этот момент крутятся примерно такие мысли, то нет, это не зависть: это может быть FoMO, или синдром упущенной выгоды.

Что это за фрукт и чем он опасен? AdMe.ru попытался разобраться в этом щекотливом вопросе и спешит поделиться с вами своими выводами.

Что это такое?

FoMO — «fear of missing out», дословный перевод с английского — «страх, что вы что-то упускаете». Это состояние, заключающееся в страхе бессмысленной траты времени, опасение, что вы живете недостаточно насыщенной и яркой жизнью.

Благодаря огромному массиву информации и впечатлений, которые наваливаются на нас каждый день, этот страх может возникнуть абсолютно у каждого пользователя интернета. Сервис MyLife.com в ходе своего исследования выяснил, что данный синдром в той или иной степени присутствовал у 56 % опрошенных.

В действительности потребность быть в курсе событий нормальна для человека. Но в тот момент, когда она превращается в навязчивую идею и заставляет беспокоиться, стоит серьезно задуматься.

Каковы симптомы синдрома?

Появление синдрома может быть вызвано как недовольством собственной жизнью в целом, так и активным использованием социальных сетей. Либо, что хуже, одно накладывается на другое: неудовлетворенный собственной жизнью человек пытается найти поддержку в интернете, но в итоге только расстраивается, осознав собственные упущенные возможности.

Вот несколько характерных признаков синдрома упущенной выгоды:

  • Боязнь пропустить важные новости и события.
  • Страх вовремя не ответить на сообщение, не заметить важного уведомления, куда-то не успеть из-за не полученной вовремя информации.
  • Постоянное стремление нравиться людям и получать одобрение.
  • Навязчивое желание проверять социальные сети.
  • Зависимость от смартфона, чувство дискомфорта, когда привычных гаджетов нет под рукой.

Чем это грозит?

Казалось бы, вокруг нас огромное количество возможностей: мир открыт, и можно заниматься всем, что душе угодно. Но невозможно попробовать все и сразу, и с этим фактом все-таки придется научиться мириться. Если же зацикливаться на постоянном принятии решений и выборе лучшего, то можно довести себя и до глубоких психологических проблем.

Зацикленность на соцсетях и лайках лишь усугубляет ситуацию и демонстрирует все новые возможности, среди которых человеку все сложнее выбирать — получается настоящий замкнутый круг.

Как избавиться от синдрома?

Актриса Галь Гадот во время профессиональной фотосессии и на лужайке возле своего дома.

Хотя синдром упущенной выгоды пока что не внесен в перечень заболеваний, его влияние все-таки заставляет нас чувствовать себя не совсем комфортно. Вот несколько способов, которые помогут от него избавиться:

  • Самое главное, о чем каждому стоит помнить: в интернете вам показывают только то, что хотят показать. За красивой картинкой могут скрываться абсолютно любые проблемы, и то, что человек публикует в Facebook, совершенно точно не отражает его жизнь на 100 %. Этому моменту в последнее время уделяется все больше внимания: некоторые демонстрируют, чем отличается реальная жизнь от того, что попадает в Instagram, кто-то выкладывает совершенно обычные фотографии, которые тем не менее были сделаны во время депрессии.
  • Также необходимо признать тот факт, что невозможно попробовать все: перезнакомиться со всеми людьми, посетить все бары и выставки. Ваши эмоциональные и финансовые ресурсы исчерпаемы, и не стоит распыляться на все и сразу: как ни крути, но придется делать выбор. И совершенно точно не стоит из-за этого беспокоиться.
  • Попробуйте отпустить ситуацию: возможно, все и правда могло быть иначе, но вы сделали свой выбор потому, что он вас устроил и он вам комфортен. Самый верный способ быть довольным своей жизнью заключается в том, чтобы среди миллиона возможностей этого мира выбрать то, что нравится и приносит удовольствие именно вам.
  • Полезно устраивать себе диджитал-отпуск: выключать время от времени телефон, удалить ненужные приложения, отключить оповещения. Хорошо помогает релаксация, которую можно устроить себе прямо дома: послушать приятную музыку, принять ванну, помедитировать.
  • И все-таки каждый случай индивидуален: если вышеописанные методы не помогают и тревога не исчезает, то стоит обратиться за консультацией к специалисту.

Жизнь других. Что такое синдром FOMO, есть ли это у вас и нужно ли этого бояться?

Фото: Екатерина Мотылёва, Модель: Мария Магдалена Тункара / @youngmasha


Социальными сетями пользуются 3,5 миллиарда людей — чуть больше половины населения Земли. Об этом свидетельствуют данные июльского отчета Q3 Global Digital Statshot (для сравнения — в 2017 году пользователей было чуть больше 3 млрд).

За 10 лет существования соцсетей — будем вести отсчет с запуска Фейсбука в 2004-м — бесконечные рассуждения об их плюсах и минусах всем изрядно надоели. Но очевидно, что интернет — и соцсети, как его часть, — не всегда безопасное место. Рисков у пользователей достаточно: хакерство, недостаточная конфиденциальность личных данных, спам, столкновение с хейтерами. Недавно к этому списку добавилось еще и FOMO — fear of missing out или, в переводе, синдром упущенной выгоды. Оксфордский словарь определяет FOMO как состояние беспокойства из-за того, что где-то прямо сейчас происходит интересное и захватывающее событие, а вы о нем еще не знаете. Авторы словаря уточняют, что социальные сети могут усиливать эту тревогу.

В чужом саду трава зеленее

Опасен ли FOMO? Есть ли какая-то статистика по распространению этого синдрома? Нет и нет. Ни объективной статистики, ни однозначного ответа о его последствиях пока нет. Но это не значит, что ученые не исследуют синдром. Научные статьи о FOMO активно выходят в течение последних двух-трех лет. В 2018-м году сотрудники Пенсильванского университета опубликовали результаты исследования, проведенного среди 143 магистрантов вуза. В ходе эксперимента их поделили на две группы. Первую попросили пользоваться соцсетями в обычном режиме, другую — сократить использование Фейсбука, Инстаграма и Снэпчата до десяти минут в день. Через три недели подвели итоги. Испытуемые, которые ограничивали свое пребывание в соцсетях, отметили, что у них сократилось число депрессивных эпизодов, пропало чувство одиночества и тревоги.

В том же году вышло исследование бельгийских ученых, которые сконцентрировались на изучении синдрома FOMO у подростков. Они пришли к выводу, что молодые люди с ярко выраженным FOMO используют бОльшее количество соцсетей и активнее их ведут. Кроме того, исследователи напрямую связывают FOMO с фуббингом (phubbing) — когда человек во время дружеской или рабочей встрече постоянно отвлекается на смартфон и соцсети, игнорируя своих собеседников.

Подчеркнем, что перечисленные работы не называют FOMO болезнью, не призывают его лечить, а только исследуют его природу. Специалист психологической службы ИОН РАНХиГС Иван Лебедев говорит, что «синдром» в данном случае — не клиническое определение: «В медицинские диагностические руководства — такие, как МКБ (международная классификация болезней или DSM — руководство по психическим расстройствам, издаваемое Американской психиатрической ассоциацией — прим. ред) он, как клиническое расстройство, не включен».

По его словам, FOMO как таковой известен давно — чувство, что где-то что-то происходит иначе и лучше, чем у меня, всегда было свойственно человеку. Достаточно вспомнить пословицы «В чужом саду трава зеленее» или «Хорошо там, где нас нет» Соцсети помогают нам наблюдать за событиями онлайн — в сторис, прямых трансляциях, стриминговых сервисах. Но сами соцсети — не причина возникновения синдрома, а скорее катализатор, уверен Лебедев.

Легкая паника и чувство неудовлетворенности

Чтобы детальнее понять, как проявляется FOMO, мы опросили 12 человек в возрасте от 17 до 30 лет, активно пользующихся соцсетями. Большая часть из них призналась, что испытывала дискомфорт в ситуациях, когда у них не было возможности проверить ленты.

«Обычно я напрягаюсь, когда нахожусь за границей без стабильного интернета. Чувствую себя выпавшей из контекста, когда не знаю, что прямо сейчас происходит не только в жизни у друзей, но и в целом в городе и в стране. Но больше всего страдаю от невозможности проверить телеграм — именно оттуда обычно черпаю все актуальные новости». (Ольга, 26 лет, дизайнер).

«Изредка чувствую тревогу. Иногда легкую панику и чувство неудовлетворенности». (Тимур, 17 лет, студент 1 курса).

«Был случай, когда моя старая подруга выложила пост в инстаграме, что родила ребенка — а я не следила за соцсетями и не поздравила ее, она на меня даже обиделась. В такие моменты я чувствую свою вину, что не в курсе событий круглосуточно, но в обычной жизни я понимаю, что это невозможно». (Ирина, 30 лет, маркетолог).

Иван Лебедев говорит, что у некоторых людей изначально повышенная тревожность, и соцсети могут ее усугублять. С другой стороны, желание человека получать информацию вполне естественно, подчеркивает эксперт. «Если это привычка — и беспокойство возникает оттого, что я не читал новости уже два дня, что-то, наверное, в мире произошло, а я об этом не знаю, то это нормально» — объясняет психолог. — «Технологии вошли в нашу жизнь прочно и уходить не собираются. А любые нагнетания в духе «интернет — зло» или «FOMO — новая чума 21 века», нужно делить на семь. Никакой смертельной опасности листание соцсетей само по себе не несет, это лишь следствие технологического прогресса. К тому же, у многих людей есть потребность все время делать что-то руками — крутить ручку, спиннер, скроллить ленту — это своего рода тайм-киллер» — говорит Лебедев.

Не болезнь, а симптом

«Когда я долго листаю инстаграм, все вокруг такое красивое, кажется, что все путешествуют и развиваются, а я — нет. Мне начинает хотеться купить себе что-нибудь, разнообразить свою жизнь, потратить деньги. Я не думаю о себе хуже от всего этого, просто замечаю, что когда я там не сижу, у меня почти нет таких желаний. После ленты в фейсбуке я часто чувствую отчаяние — я думаю о судьбах родины, и мне кажется, что все ужасно плохо и лучше не станет никогда». (Вера, 24 года, архитектор).

«Обычно я начинаю бесцельно пролистывать ленту, когда злюсь или нервничаю и хочется чем-то занять руки, одновременно отключив мозг. И когда заканчиваю это листание, злюсь еще больше из-за того, что ничего не изменилось — я просто убила немного времени». (Анастасия, 30 лет, журналист).

Рассуждая о FOMO, Лебедев упоминает игровую зависимость — в этом году ее включили в перечень МКБ, как клиническое состояние. Это событие стало поводом для серьезных споров в научном сообществе — далеко не все согласны считать это болезнью. В частности, противники такого решения считают, что включение игровой зависимости в МКБ может затруднить диагностику других расстройств. «Это явление — скорее, симптом депрессивных, общих тревожных состояний, расстройств, связанных с нарушением социализации. С FOMO такая же история», — говорит психолог.

По его словам, синдром может свидетельствовать о каких-то глубинных переживаниях. «Когда у человека тревога только по поводу пролистывания соцсетей, а в остальном он счастливый и довольный — это какая-то утопическая картина. Если у меня в целом состояние не очень, то я буду привязан к соцсетям. На самом деле, это могут быть не соцсети, а, например, телевизор — что угодно, что дает информацию. Поэтому FOMO — это побочное следствие более широких расстройств или не очень стабильного состояния», — объясняет Лебедев.

Что делать, если у вас FOMO?

Участники нашего опроса рассказали, какие правила информационной гигиены, в том числе для профилактики FOMO, они стараются соблюдать и как это у них получается.

«Я стараюсь не проверять соцсети и мессенджеры после 22 — 23 часов, и не отвечать на рабочие сообщения там. Но я все равно смотрю новости перед сном в телеграме — в нем я провожу 90% времени своих соцсетей. В инстаграме у меня стоит ограничение на 15 минут посещения в день, но я почти всегда продлеваю себе это время». (Карина, 27 лет, digital-директор).

«Перевожу телефон в ночной режим с полуночи до утра (но если случайно замечаю на экране сообщение от кого-то из друзей, могу продолжить переписку в соцсети). Никогда не держу открытыми вкладки соцсетей на компьютере (исключение — рабочий чат во «ВКонтакте»). На встречах с друзьями кладу телефон на стол экраном вниз, чтобы не отвлекаться на всплывающие уведомления. Не проверяю соцсети во время живого общения с другими людьми. Раньше листала ленту в метро, но теперь заменила это на чтение электронных книг на английском — удовольствия и пользы гораздо больше». (Ирина, 30 лет, маркетолог).

«Стараюсь следить только за тем, что мне интересно. Заниматься самоограничением, вроде удалить приложение на день, поставить таймер на время использования гаджета». (Михаил, 28 лет, IT-специалист).

Ограничить пребывание в соцсетях, чтобы снизить тревожность — действенная практика, считает Иван Лебедев: «Людям, которые приходят ко мне с жалобами на тревожность от пролистывания соцсетей, я директивно рекомендую не заходить в них до тех пор, пока состояние не стабилизируется».

По нашей просьбе Иван Лебедев составил список из пяти простых правил, которые пригодятся не только тем, кто лихорадочно проверяет ленты каждые две минуты, но и каждому, кто пользуется соцсетями.

  1. Не обесценивайте свою жизнь. Подумайте, что с вами происходит. Задайте себе вопрос: «Чего мне в жизни может не хватать?» Важно понять, что скрывается за тревогой о том, что вы что-то важное пропускаете.
  2. Разговаривайте с близкими. Расскажите родным, как прошел ваш день, проговорите то, что чувствуете. Вечерние разговоры за ужином позволяют переосмыслить какие-то вещи.
  3. Попробуйте вести дневник. Если нет возможности или желания проговаривать все с близкими, то записывайте свои мысли. Попробуйте фиксировать одно или несколько событий, которые за день принесли вам радость, удовольствие.
  4. Установите лимиты. Не стоит устраивать серфинг по соцсетям перед сном или во время еды. Самое лучшее — выделить определенное время для просмотра лент. Выделите себе на это специальное время — например, по дороге на работу или с работы.
  5. Научитесь скучать. Умение себя занять крайне важно, особенно для подростков. Часто соцсети — это замещающая активность, они ведь всегда под рукой. Избавиться от этой привычки непросто. Попробуйте сесть и подумать, чем бы заняться вместо соцсетей. Скука полезна — она иногда помогает понять, что на самом деле скрывается за вашими чувствами и поступками.

Как побороть синдром упущенных возможностей

Новогодние праздники — время, когда синдром упущенных возможностей напоминает о себе каждый день и с утроенной силой. Вы не едете встречать Рождество в горах? Не сделали ребенку адвент-календарь? Итоги года и рядом не стояли с теми, что можно найти в ленте Facebook и Instagram?

Нет, вы не завидуете другим. Просто вам кажется, что вы пропускаете что-то важное. Видя, как кто-то заканчивает все дела перед праздниками или «приводит себя в порядок», вы тоже хотите писать списки задач и качать пресс. Легкое сожаление вряд ли отравит вашу жизнь, а вот синдром упущенных возможностей может.

Синдром упущенной выгоды психология признает формой социального невроза, который плохо влияет на качество жизни и самооценку. В этой статье мы разберем:

 

— что такое синдром упущенной выгоды

— откуда берется эта социальная фобия

— как не поддаться на маркетинговые уловки, которые его используют

— как заглушить страх пропустить что-то важное и сосредоточиться на своих приоритетах.

 

Что такое синдром упущенной выгоды

Словарь Merriam Webster определяет синдром упущенной выгоды (англ. Fear of missing out; сокр. FoMO) как навязчивую боязнь пропустить интересное событие или возможность.

Страх не быть включенным в то, что испытывают другие люди — чаще всего речь идет о каком-то интересном и приятном занятии.

В Urban Dictionary, словаре современных терминов, FoMO — это состояние эмоционального и умственного напряжения, связанное со страхом что-то упустить.

Эволюционная биология говорит о том, что FoMO спровоцирован нашей когнитивной способностью распознавать и оценивать возможности. Когда-то эта способность спасала жизнь нашим предкам. Сейчас это социальная фобия, которая вызывает невроз, заставляет тратить время и деньги на то, что нам не нужно.

 

 

Как социальные сети провоцируют синдром FoMO

Каждый день офлайн и онлайн проходят сотни мероприятий. Какие-то совершенно вам не подходят, частью из них вы интересуетесь, от нескольких загораются глаза. В большинстве случаев вы узнаете о них из социальных сетей.

Компаниям важно, чтобы вы хотели пойти. Это окупят затраты на рекламу, а значит, будут тратить на продвижение еще больше денег. Вам приходят уведомления о том, какие фото и предложения добавлены в мероприятия, вы видите, кто еще интересуется событием. Фото с прошлых ивентов такого же толка отлично подобраны и вдохновляют.

Листая ленту, вы видите, где были и что купили другие люди. На фотографиях они очень довольны своим выбором, и вы хотите испытывать похожие эмоции и поделиться ими.

Никто из этих людей не напишет, что из-за посещения открытия новой квест-комнаты они нормально не отдохнули на выходных, а модный набор для zero-waste уборки уже через неделю пылился в углу.

Не важно, откуда человек узнал о чём-то интересном — из Facebook или телефонного разговора

 

Социальные сети влияют на нас сильнее, потому что мы куда чаще просматриваем ленты, чем общаемся с кем-то вживую.

 

Чтобы избежать FoMO, достаточно начать с осознания проблемы и помнить, что не всё, чем занимаются ваши друзья, нужно и вам.

 

 

Уловки маркетологов: не дайте заработать на вашем FoMO

Согласно исследованию, синдромом упущенной выгоды страдает около 56% людей. Для маркетологов это больше половины целевой аудитории. Многие уловки, используемые в продвижении товаров и мероприятий, основаны на манипуляции синдромом FoMO. Зная об этих приемах, вам будет проще снизить их влияние на ваши решения.

Уловка #1

Вы видите, что люди покупают. Рядом с товаром отмечено, сколько человек купили этот рюкзак, блокнот или поездку в Австрию. Если цифры обновляются в реальном времени, эффект усиливается. Вы видите, что товар кому-то нужен, что это не пустая трата денег.

Как снизить эффект. Зачастую эта статистика искусственно создается программистами, это не настоящие цифры, они здесь только для того, чтобы заставить вас купить.

Даже если цифры настоящие, эти люди не соревнуются с вами, они просто покупают товар. И, возможно, им он нужен куда больше, чем вам.

 

Весь бизнес-контент в удобном формате. Интервью, кейсы, лайфхаки корп. мира — в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!

 

Уловка #2

Пусть тикают часы. Кажется, что мы уже научились не верить тому, что через 24 часа акция закончится, и это выгодное предложение никогда не повторится.

Мозг понимает, но выброс адреналина все равно происходит — времени что-то купить или куда-то записаться остается все меньше, решение нужно принять быстро. Узкие временные рамки только подхлестывают эффект FoMO.

Как снизить эффект. Помните о том, что тикающие часы — самая простая из всех манипуляций.

Если вы все же волнуетесь, что через 3 часа скидки не будет, закройте страницу и поставьте таймер на два часа. Когда он прозвенит, вы, скорее всего, даже не вспомните, что хотели купить, перейдя по навязчивой ссылке.

Уловка #3

Бонусы тем, кто решится первым. Если вы станете одним из первых 10, 50, 100 покупателей, получите бонус — баллы, милый сувенир, пробник или сертификат.

Вы включаетесь: «Ну, раз я все равно думал о том, чтобы это купить, так зачем упускать возможность получить подарок?»

Как снизить эффект. Полезно спросить себя, а купили бы вы то, что вам предлагают в подарок за полную стоимость? Если нет, то эта вещь не имеет для вас особой ценности и не должна влиять на принятие решения о покупке.

Уловка #4

Интерактив и соревновательный дух. Лучший пример — Booking.com. Когда бы вы ни зашли проверить предложения, вам сообщат, что остался всего один номер, и сейчас этот вариант просматривают шестеро пользователей сервиса.

Периодически появляется надпись «только что забронировано». Возникает ощущение гонки за лучшими номерами и ценами.

Когда приходит подтверждение бронирования, кажется, что вы обогнали тех шестерых неудачников, которые заинтересовались тем же предложением.

Как снизить эффект. Прописать критерии и бюджет заранее. Если что-то покупаете на сайтах типа Booking, Amazon, AliExpress, которые вовсю используют эффект FoMO, заранее запишите, что именно вам нужно и сколько вы можете потратить.

Используйте блокировщик рекламы, он отфильтрует хотя бы часть всплывающих предложений и напоминаний.

Уловка #5

Дефицит. Товар заканчивается! Следующий будет дороже или его не будет вообще. Не пропустите, не упустите возможность.

Дефицит влияет на людей со страхом упущенной выгоды. Зачастую, чтобы подчеркнуть дефицит, используют несколько приемов — это значит, что сопротивляться покупке в разы труднее.

Как снизить эффект. Проверьте другие сайты с похожими товарами или посмотрите, не будет ли в ближайшее время подобных мероприятий.

Дышите глубже — сделайте за минуту четыре глубоких вдоха и выдоха. Это успокоит сердцебиение и поможет вам оценивать предложение более трезво.

 

 

Как преодолеть FoMO: вопросы к себе

Чтобы хотя бы на время победить болезнь упущенных возможностей, забудьте про потенциальные потери от того, что вы не делаете. Сфокусируйтесь на реальных бонусах от того, что делаете. Справиться с этим помогут вопросы, которые условно можно разделить на четыре группы.

О приоритетах

Какие у меня приоритеты? Что работает на достижение моих целей, а что мешает мне добиться желаемого? Это действительно то, что я хочу сейчас делать? Если я решу это сделать (идти туда, покупать то), как это отразится на моих главных целях?

С синдромом FoMO можно бороться, только осознав свои подлинные желания. Собираясь срочно заняться бегом, бросить все и уехать в отпуск или записаться на курсы по стрельбе, вспомните о своих целях и подумайте, насколько эти действия помогут вам их достичь.

Иногда FoMO включается, напоминая нам о том, чего мы действительно хотим. Кто-то отходил год на курсы, на которые вы тоже собирались, но не дошли. Кто-то научился вести дневник расходов и сэкономил на поездку мечты.

Это хорошие примеры, но нельзя следовать всем одновременно. Желание успеха заразно, но невозможно достичь всех целей и побывать во всех местах за выходные.

Об импульсе

Я этого хочу или просто думаю, что кто-то другой сделал лучший выбор? Чей опыт или выбор сподвиг меня этим заняться (купить это)?

 

Синдром упущенных возможностей рождается не из желания скопировать чей-то выбор. А из того, что кто-то делает не то, что вы. 

 

Это напоминает вам, что существует множество альтернатив и что ваш выбор может быть не самым лучшим. Так закладывается основа FoMO: неуверенность в собственных решениях.

К сожалению, нет способа быстро справиться с этим чувством. Важно понимать себя и уважать свои предпочтения. Сравнивайте себя с самим собой, а не с идеальным образом чьей-то жизни из instagram.

О нагрузке

Достаточно ли я отдыхаю? Или я настолько устал, что вижу в каждом предложении возможность порадовать себя и расслабиться?

В одном из канадских университетов провели исследование, которое показало, что чем выше загрузка в течение дня, тем сильнее себя к вечеру проявляет синдром упущенной выгоды.

Студенты, которые выполняли больше заданий за день, отмечали, что им сложнее бороться с FoMO.

При этом уровень FoMO не зависел от того, был ли студент экстравертом или интровертом, и были ли у него другие невротические проявления.

А вот усталость, недосып, перегрузки повышали навязчивый страх упустить что-то важное почти во всех случаях.

О восприятии реальности

Доволен ли я своей жизнью? Не смешиваю ли я реальность и жизнь, которую показывают в медиа? Пошел бы я на это мероприятие, если бы об этом нельзя было рассказать?

Конечно, неприятно признаваться, что вы пошли в новый ресторан или на пробежку отчасти для того, чтобы сделать селфи.

Не все наши хобби и цели настолько модные и прогрессивные, чтобы собирать сотни лайков. Лайки и комментарии работают как поощрения, провоцируя выброс дофамина. Можно сравнить их со сладкой или жирной едой.

Социальное одобрение запускает своеобразную геймификацию нашей реальности. Занимаясь определенными видами деятельности, посещая какие-то места и мероприятия, покупая модные вещи, мы будто зарабатываем баллы.

Чтобы эффективно бороться с синдромом упущенной выгоды, нужно отдыхать, знать свои цели, критически относиться к контенту из социальных сетей, уважать свои желания и свой выбор.

Разрешите себе не гнаться за любой подвернувшейся возможностью. Так вы станете счастливее и быстрее добьетесь успеха в том, что для вас действительно важно.

Как сострадание к себе поможет вам победить синдром упущенной выгоды

Смот­реть на успе­хи дру­гих, даже близ­ких, лю­дей ино­гда бы­ва­ет непри­ят­но. Что­бы ни­кто не за­по­до­зрил нас в за­вист­ли­во­сти, да и что­бы об­хит­рить даже са­мих себя, мы ча­сто на­чи­на­ем за­ни­мать­ся са­мо­уни­чи­же­ни­ем. Каж­дое но­вое до­сти­же­ние дру­зей или кол­лег, о ко­то­ром мы узна­ем из соц­се­тей, ста­но­вит­ся до­ка­за­тель­ством на­шей соб­ствен­ной несо­сто­я­тель­но­сти. Если вам та­кое мыш­ле­ние свой­ствен­но, то вам мо­жет по­мочь прак­ти­ка са­мо­со­стра­да­ния. К та­ко­му вы­во­ду при­шли ав­то­ры недав­не­го ис­сле­до­ва­ния о том, как соц­се­ти вли­я­ют на нашу склон­ность к срав­не­нию себя с дру­ги­ми. Рас­ска­зы­ва­ем об их от­кры­тии по­дроб­нее.

По­че­му мы срав­ни­ва­ем себя с дру­ги­ми

Чув­ство тре­вож­но­сти из-за мыс­ли о том, что вы упус­ка­е­те что-то важ­ное, ин­те­рес­ное или ве­се­лое, в пси­хо­ло­гии на­зы­ва­ют син­дро­мом упу­щен­ной вы­го­ды (fear of miss­ing out, со­кра­щен­но — FoMO). Ча­сто FoMO свя­зы­ва­ют с со­ци­аль­ны­ми се­тя­ми. Вы ли­ста­е­те лен­ту ин­ста­гра­ма или фейс­бу­ка, ви­ди­те, как ин­те­рес­но жи­вут дру­гие, и вдруг вас охва­ты­ва­ет тре­вож­ность. По­че­му вас не при­гла­си­ли? Кто-то в 25 уже глав­ный ре­дак­тор мод­но­го из­да­ния, а вы еще не опре­де­ли­лись с про­фес­си­ей. По­че­му вы не смог­ли до­бить­ся тех же успе­хов?

Счи­та­ет­ся, что от FoMO чаще стра­да­ют мо­ло­дые люди, ис­поль­зу­ю­щие га­д­же­ты. Од­на­ко недав­нее ис­сле­до­ва­ние аме­ри­кан­ских уче­ных по­ка­за­ло, что это убеж­де­ние мо­жет быть невер­ным. FoMO боль­ше свя­за­но с чув­ством оди­но­че­ства, низ­кой са­мо­оцен­кой и низ­ким уров­нем со­чув­ствия по от­но­ше­нию к са­мо­му себе, неже­ли с воз­рас­том. В ис­сле­до­ва­нии участ­во­ва­ли 400 аме­ри­кан­цев в воз­расте от 14 до 47 лет. Уче­ных ин­те­ре­со­ва­ло, как участ­ни­ки ис­поль­зу­ют со­ци­аль­ные сети, их удо­вле­тво­рен­ность жиз­нью, а так­же неко­то­рые ас­пек­ты их са­мо­вос­при­я­тия.

«FoMO не обя­за­тель­но про­бле­ма под­рост­ков или мо­ло­дых лю­дей. На са­мом деле оно за­ви­сит от ин­ди­ви­ду­аль­ных раз­ли­чий, неза­ви­си­мых от воз­рас­та», — го­во­рит ве­ду­щий ав­тор ис­сле­до­ва­ния Крис Бер­ри, про­фес­сор пси­хо­ло­гии из Уни­вер­си­те­та шта­та Ва­шинг­тон.

Кро­ме того, если че­ло­век ча­сто поль­зу­ет­ся фейс­бу­ком или ин­ста­гра­мом, это во­все не зна­чит, что он под­вер­жен син­дро­му упу­щен­ной вы­го­ды. Два че­ло­ве­ка, оди­на­ко­вое ко­ли­че­ство вре­ме­ни про­во­дя­щие в соц­се­тях, мо­гут ис­пы­ты­вать со­вер­шен­но раз­ные чув­ства. Один, смот­ря на фо­то­гра­фии ве­се­ля­щих­ся дру­зей, бу­дет тре­во­жить­ся и пе­ре­жи­вать — у дру­го­го та­ких эмо­ций не воз­ник­нет.

Как бо­роть­ся с FoMO

Мы не в оди­на­ко­вой сте­пе­ни под­вер­же­ны FoMO, но это со­сто­я­ние мо­жет быть усу­губ­ле­но со­ци­аль­ным се­тя­ми, объ­яс­ня­ет Бер­ри. Про­сто­го на­блю­де­ния за успе­ха­ми или ве­се­льем дру­зей и зна­ко­мых в соц­се­тях для раз­ви­тия FoMO недо­ста­точ­но. А если вы из­на­чаль­но ис­пы­ты­ва­е­те дис­ком­форт, срав­ни­вая себя с дру­ги­ми, соц­се­ти это чув­ство мо­гут обост­рить. Лю­дям, стал­ки­ва­ю­щим­ся с та­ки­ми непри­ят­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, Бер­ри ре­ко­мен­ду­ет со­кра­тить вре­мя, ко­то­рое они про­во­дят в соц­се­тях, или во­об­ще ка­кое-то вре­мя их не ис­поль­зо­вать.

Так­же Бер­ри пред­ла­га­ет сфо­ку­си­ро­вать­ся на раз­ви­тии са­мо­со­стра­да­ния. Соб­ствен­ные неуда­чи пси­хо­лог со­ве­ту­ет рас­смат­ри­вать как воз­мож­но­сти для ро­ста. Ко­неч­но, сде­лать это не так-то про­сто. Обид­но ду­мать, что ты не пре­успел в том, в чем уда­лось дру­гим. Де­лим­ся тре­мя спо­со­ба­ми, как бо­роть­ся с этим чув­ством и на­учить­ся боль­ше со­пе­ре­жи­вать себе:

  • Раз­ви­вать чув­ство на­сто­я­щей со­при­част­но­сти с дру­ги­ми — это умень­шит ощу­ще­ние оди­но­че­ствеа.
  • Бо­лее осо­знан­но от­но­сить­ся к про­ис­хо­дя­ще­му пря­мо сей­час лич­но с вами, а не на да­ле­ких со­бы­ти­ях из жиз­ни дру­гих лю­дей.
  • Про­ти­во­сто­ять же­ла­нию ви­деть при­знак ва­шей соб­ствен­ной непол­но­цен­но­сти в том, что дру­гие пе­ре­жи­ва­ют при­ят­ные мо­мен­ты.

Кста­ти, хотя у FoMO мно­го нега­тив­ных эф­фек­тов, ис­сле­до­ва­ние не по­ка­за­ло вза­и­мо­свя­зи меж­ду этим син­дро­мом и об­щей удо­вле­тво­рен­но­стью участ­ни­ков сво­ей жиз­нью.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем в на­шем Telegram

«Какая у вас жизнь интересная!» Почему мы завидуем самореализации других и что нам с этим делать

Этот термин в 2004 году упоминает в своей статье предприниматель Патрик Макгиннис. А уже в 2013-м его официально вносят в «Оксфордский словарь»: Fear of Missing Out (FoMO) — синдром упущенной выгоды, навязчивый страх или ощущение, что всё интересное происходит там, где вас нет. Это достаточно распространенный недуг: 56% респондентов (2084 жителя США старше 18 лет), принявших участие в опросе 2013 года, ответили, что боятся пропустить знаменательные события в жизни их друзей и знакомых. К сожалению, это явление до сих пор недостаточно изучено и статистики за последние годы нет вовсе. Откуда берется FoMO и можно ли с ним бороться?

Стадная природа социального страха

Homo sapiens — биосоциальное существо, и для выживания вида нам необходимо постоянно взаимодействовать с собратьями: от совместной охоты на мамонта до дружеских сплетен в офисе. Не оглядываясь на других, не будучи включенным в общество, человек не может полноценно социализироваться. Наша лимбическая система очень чутко реагирует на сомнения и подозрения, даря нам спасительное чувство страха, который, в свою очередь, запускает систему спасения.

Современный человек не так уж часто попадает в ситуации, когда его жизни всерьез что-то угрожает. И тем не менее, если ему кажется, что его исключают из общества (а изгнание всегда было тяжкой мерой наказания), становится очень страшно. Логичнее всего в этом случае проверить соцсети или личные сообщения, чтобы создать иллюзию, что ты до сих пор «в стае» и никуда не исчез, и стряхнуть с себя неприятное чувство боязни.

Так образуется замкнутый круг: общение в интернете заменяет живую коммуникацию, чувство покинутости и одиночества никуда не девается — и человек снова уходит в онлайн. Люди с FoMO неизбежно начинают казаться самим себе неполноценными, становятся более зависимыми от чужого мнения, у них постоянно снижается уровень удовлетворенности жизнью, и вместо того, чтобы что-то менять, они лишь активнее зависают в социальных сетях, надеясь облегчить свое состояние.

Забавно, что те, кто постоянно переживают из-за впустую потраченного времени, отчасти правы: они действительно бездарно транжирят один из самых ценных ресурсов — расходуя его на эти опасения.

Вместо того чтобы заниматься чем-то нужным и доступным, человек ищет нечто «действительно ценное» — с точки зрения общества. А когда находит, нередко оказывается, что это всё пустое и время вновь потрачено зря.

Правильное ли решение мы приняли?

Катализатором FoMO становится свобода выбора. В современном мире он максимально широк, и при должных усилиях мы можем сделать всё что угодно. Однако от такого разнообразия разбегаются глаза и возникает чувство растерянности, нам всё сложнее принять решение, а уже сделав выбор, мы часто осознаём, что он был неоптимальным, — и начинаем сожалеть о нем.

Человек с синдромом упущенных возможностей хочет всего и сразу, а разочарование наступает в любом случае, даже если всё сложилось как нельзя лучше. Ведь через пару часов мы откроем соцсети и обнаружим, что, пока весело проводили время с друзьями, кто-то полетел на море и встретил там рассвет.

Возможно, люди сожалеют о принятых решениях отчасти из-за того, что исчезли привычные указания «как надо жить». Тотальная свобода и отсутствие ограничений имеют и негативную сторону: нам приходится брать на себя полную ответственность, но не каждый к этому готов. В итоге у человека повышается тревожность, возникают постоянные опасения, что он совершил неверный выбор, и мы всё равно приходим к рамкам и правилам, но уже установленным кем-то другим.

Нужно ли быть идеальной матерью и сотрудником месяца?

FoMO — это не только страх упустить развлечения или не добиться популярности, он проникает абсолютно во все сферы жизни, от работы до семьи. Казалось бы, воспитывать детей и без того сложно, но при нынешнем объеме социальных взаимодействий это становится почти невыносимо.

Так уж устроен человек, что он хочет и нормально функционировать в обществе, и быть ответственным родителем, но тут возникает третье условие: нужно, чтобы социум считал тебя хорошим отцом или матерью.

При такой установке упрощается передача культурных норм, однако чрезмерная зависимость от этого фактора приводит к тому, что для родителя становится важнее уважение и признание общества, а не благополучие ребенка. И решения он принимает, руководствуясь интересами социума, а не семьи или своего чада. Конечно, в интернете тоже постоянно транслируются поступки идеальных матерей и их не менее идеальных детей, с которыми люди волей-неволей сравнивают своих. Так культивируется чувство разочарования и «недостаточности».

Однако психоаналитики считают, что не обязательно быть «идеальным» — хватит и «достаточно хорошего» родительства: уделять внимание ребенку, обеспечивать его безопасность, знать, что ошибки неизбежны, — но продолжать стараться.

С работой дела обстоят не лучше. Бывало такое, что вы трудились больным или весь отпуск сидели у ноутбука, опасаясь, что без вас всё развалится? Или похожее чувство преследует вас даже в офисе, пока вы одновременно отправляете письмо, отвечаете на звонок и жестами объясняете коллеге план действий? Иногда, чтобы выполнить все задачи, хочется буквально клонировать себя, но на самом деле это вовсе не обязательно. Опять же, нужно быть не идеальным, а всего лишь достаточно хорошим: что-то по-настоящему важное вы и так узнаете — да, возможно, на полчаса позже, чем коллега, но это тоже не страшно.

Как побороть FoMO?

Узнать свой уровень FoMO можно здесь, ответив на 10 вопросов. И если вы набрали больше 23 баллов, вам могут пригодиться кое-какие советы, ну а тем, чей результат превысил 30, они просто необходимы.

Есть простой и элегантный способ избавиться от FoMO — превратить страх в удовольствие и заменить его JoMO, Joy of Missing Out. Для этого сначала нужно признать, что люди несовершенны и вы всегда будете упускать что-то из того, чем занимаются другие.

Вы не сможете работать в лучшей компании (даже если устроитесь в нее, FoMO вскоре вознесет в топ другую организацию) и быть самым крутым тусовщиком (по той же причине).

После этого следует заставить себя не сидеть часами в соцсетях и не повторять за другими людьми просто потому, что это выглядит эффектно, а найти занятие, которое будет по душе именно вам. Вместо того чтобы участвовать везде и всюду, выделите только действительно важные мероприятия. Капелька здорового эгоизма никогда не повредит. Радость от упущенных возможностей основывается на том, что в освободившееся от ненужных занятий время человек заботится о себе и вкладывается в то, что он по-настоящему любит. Пусть лучше другие смотрят, как вам здорово живется. Шутка. С соцсетями всё еще стоит быть осторожнее.

Вначале нужно сократить время пользования гаджетами — для этого есть специальные программы или встроенный контроль экранного времени. А смартфон и вовсе полезно обвязать ленточкой или резинкой, и пусть она будет маячком, сигнализирующим, что заглянуть в него можно и позже. Конечно, не получится с первого приема раз и навсегда перестать зря сидеть в инстаграме — идите небольшими шагами, отключите уведомления, выделите особое время «когда можно», понаблюдайте за своими эмоциями. А еще проведите глобальную чистку соцсетей, создайте ту ленту, которая будет вас радовать: удалите из нее хвастунов и тех, кто постит явно постановочные фотографии, добавьте людей, которых вы лично знаете, и аккаунты по вашим интересам.

Смотрите на то, что дарит вам вдохновение, а не вызывает зависть.

Социальные сети не абсолютное зло — всё-таки с их помощью мы поддерживаем связи с давними знакомыми. Только если захотите пообщаться, делайте это не в комментариях под фотографией, а напишите личное сообщение — авось завяжется диалог, и вы поговорите хоть и онлайн, но качественно. Однако офлайн-коммуникация всё же должна стать вашей целью и наградой: запланируйте встречу с друзьями (иногда это не так уж и просто!), сходите на групповые занятия, где можно будет что-то обсудить, ищите то, что вам понравится. С проблемой недостатка общения в реальной жизни сталкиваются многие, потому и расцветают сейчас книжные, дискуссионные и киноклубы, паблики для поиска партнеров по завтраку.

Попробуйте вести дневник благодарности: каждый вечер вспоминайте пять событий за день, за которые вы сможете сказать искреннее спасибо. На первых порах подойдет и «нормально поел» или «прогулялась в парке», но со временем вы начнете замечать, что много замечательного постоянно происходит вокруг вас, а не у каких-то нереальных людей из интернета. Благодарность может повысить общую удовлетворенность жизнью, а наградой станет чувство благополучия.

Учитесь говорить нет людям и занятиям, которые не нравятся вам (а не блогеру с миллионной аудиторией), и да — тому, что настраивает вас на позитивный лад. Соглашайтесь на встречи или беседы — вдруг это окажется интереснее, чем просмотр сериалов и ленты фейсбука. Хотя и вечера наедине с собой тоже очень важны (главное в этом деле — баланс), смело отключайте телефон (или поставьте любимую музыку и закиньте смартфон повыше на шкаф) и займитесь чем-то вне интернета.

Кажется, все люди постоянно сидят в фейсбуке и инстаграме и не испытывают особенных страданий. Но FoMO тем и опасен, что это скрытая угроза, и заметить, что теряется вкус к обычной настоящей жизни, а остаются только переживания по поводу недостижимой транслируемой в интернете картинки, бывает очень непросто.

Слушайте себя, воплощайте свои желания и мечты, а не те, что вам хотят навязать.

Принимайте решения сами и не жалейте о них: всё, что случилось, уже история, и вам остается только радоваться — или скорее бежать и устранять последствия.

FOMO – синдром упущенной выгоды

«Боюсь пропустить что-то важное, интересное…» это ноющее чувство знакомо, пожалуй, каждому. Как и ощущение, что пока мы работаем, учимся и занимаемся повседневными делами, другие живут насыщенной яркой жизнью, наполненной весельем, путешествиями и праздничными событиями. А с ним появляется чувство неудовлетворенности собственной серенькой жизнью и собой… Ведь если заглянуть в «Инстаграм» и другие социальные платформы, именно такое ощущение и создается. Неудивительно, что у многих развивается и прогрессирует это чувство «недожизни» в сравнении с другими.

Знакомьтесь: FOMO. В настоящее время это распространенная проблема. И сегодня мы постараемся выяснить, что же это за зверь, каковы причины FOMO, какие факторы влияют на его развитие, кто ему подвержен и, самое главное, как от него избавиться.

Что такое FOMO

Начнем с самого начала. Термин «FOMO», как нетрудно догадаться, пришел из английского языка, и обозначает fear of missing out – буквально «страх пропустить что-либо» (важное или интересное). В русском языке используется термин «синдром упущенной выгоды» (СУВ).  Этот страх не столь безобидный – это больше, чем мысль, что вы не попадаете на какую-то классную вечеринку, или опасение упустить интересную новость в ленте друзей.

Под FOMO скрывается нечто более серьезное: всеобъемлющее тревожное чувство, что вы остаетесь за бортом приятных событий и дел, в которых участвуют окружающие. Да, это и навязчивое желание постоянно быть на связи с ними, чтобы быть включенным в их круг и ничего не упустить из происходящего. Но еще (и это самое грустное) это ощущение, что другие живут гораздо осмысленнее и полноценнее, чем вы, сопровождается глубинной завистью и подрывом самооценки.

Ведь помимо тусовок и посиделок с друзьями от человека могут ускользать счастье семейной жизни, карьерные достижения и продвижение, реализация давних мечт и талантов, и другие поистине важные и желанные для вещи. В таких случаях ощущение, что «прохлопал» свою жизнь, особенно болезненно и имеет деморализующий эффект. В этой статье мы будем использовать термин «FOMO» как более широкий и универсальный, чем «СУВ».

Сам термин обязан своим появлением стратегическому маркетологу Дэну Херману, создавшему его в 1996 году. С тех пор FOMO прочно вошел в словарный обиход англоязычного мира и является предметом многих психологических исследований. Сама проблема, однако же, не нова – подобные чувства присутствовали у людей в разные века и эпохи. Но такого пышного расцвета она достигла только в цифровой век.

FOMO и социальные сети

Соцсети появились сравнительно недавно – Facebook в 2004 году, Instagram – в 2010, но уже практически невозможно представить реальность, в которой люди не выкладывают на свои странички удачные фотографии и наилучшие моменты своей жизни. Ровно, как и то, что есть те, кто никогда не заглядывает в социальные медиа.

С распространением соцсетей лет 10-15 назад психологи (и не только они) начали бить тревогу о нарастании феномена СУВ среди молодых людей, которые судорожно проверяли свою ленту или аккаунт из боязни отстать от жизни и от своих знакомых. Сайты вроде «Фейсбука» и прочие стали подвергаться критике из-за нарастания тревожности и подавленности, проявлявшейся у молодых людей в связи с ними.

С тех пор соцсети выросли в своем охвате и техоснащенности, а также превратились в бизнес-инструмент. Эти «платформы для хвастовства» пестрят эффектными кадрами чужой жизни (часто постановочными), активным самопиаром и гламуром лайфстайла профессиональных блогеров, знаменитостей и прочих «успешных и богатых». Сравнивая свою обычную жизнь с яркими моментами и достижениями других, легко провалиться в яму самопринижения и депрессии.

Однако само по себе использование соцсетей не равняется вреду для самооценки и эмоционального здоровья человека. Именно присутствие FOMO приводит к негативным эффектам: так чем выше его уровень, тем выше показатели депрессии, хуже осознанное внимание и больше физических симптомов. Таковы результаты исследования нескольких сотен студентов крупного мультиэтнического университета в США [Baker, Krieger, LeRoy, 2016].

Взаимодействие между соцсетями, FOMO и психикой сложно и задействует разные механизмы. Другое научное исследование, к примеру, установило, что есть гендерные различия: у девушек и девочек чувство депрессии провоцирует повышенное использование социальных медиа, а парней к этому подталкивает чувство тревоги [Oberst et al, 2017].

Так что, возможно, стоит пересмотреть стереотип, что «Инстаграм» – это прекрасный отдых и развлечение. Во многих случаях это психологическая «соска» – уход от своих нерешенных эмоциональных проблем, а также потенциальный рассадник стресса и FOMO.

FOMO: портрет проблемы

Постараемся обрисовать, как выглядит страх упустить в своей жизни что-то интересное и важное в более конкретных, индивидуальных чертах. Кто и когда страдает от этой напасти?

Исследования показывают, что FOMO подвержены и мужчины, и женщины, а также все возраста, а не только молодые люди. Есть указания и на то, что с возрастом степень переживаний по поводу упускаемых выгод и событий снижается, но вряд ли это достаточное утешение для тех, кто страдает от этого сейчас.

Уровень FOMO повышается вечером, под конец рабочего или учебного дня, так же, как и в конце недели – тогда, когда люди обычно развлекаются или встречаются с приятелями или противоположным полом. Это не только логично, но и подтверждается эмпирическими наблюдениями за реальными людьми [Milyavskaya et al, 2018]. Но, вместе с тем, такой страх присутствовал у участников в течение всего времени, а не только вечерами или на выходных.

В ходе этого же исследования были выяснены другие, более любопытные подробности – взаимосвязь между интенсивностью FOMO и личностными характеристиками. Для оценки психологического портрета была использована пятифакторная модель личности. Напомним, что в этой модели, разработанной Льюисом Голдбергом, человеческая личность рассматривается в свете пяти характеристик, каждая из которых представляет собой спектр между крайней и наименьшей ее выраженностью. Пятерка эта следующая:

  • экстраверсия;
  • доброжелательность;
  • добросовестность;
  • невротизм;
  • открытость опыту.

Человек может располагаться ближе к одному из полюсов каждой из характеристик – с большим или меньшим коэффициентом этих показателей. Так вот, возвращаясь к исследованиям FOMO, высокий уровень экстраверсии не связан с повышенным страхом остаться за бортом развлечений и общения. Ровно, как и значительные показатели невротизма в личности человека не означают развития подобных чувств.

Получается, что FOMO и тревоге, что пропускаешь приятные моменты или остаешься не у дел, подвержены все вне зависимости от психологических особенностей и темперамента.

Последствия FOMO

Эффект FOMO очень даже разрушителен для того, кто его испытывает. Мы уже упомянули некоторые из негативных последствий для здоровья, но это тема настолько важна и актуальна, что на ней стоит остановиться подробнее.

Ощущение, что что-то значимое и стоящее проходит мимо тебя, порождает вполне ощутимый стресс, который часто становится хроническим для человека. А у стресса, как мы знаем, вполне реальные негативные последствия как на эмоциональном, так и на физическом уровне. Из последних исследователями подчеркиваются, в первую очередь, чувство усталости, проблемы со сном и различные психосоматические симптомы, и все это в дополнение к эмоциям со знаком «минус». Также тот, у кого где-то внутри скребет ощущение «я пропускаю что-то интересное, чем занимаются другие сейчас», становится невнимательным и рассеянным.

А в более глобальном масштабе хронический FOMO может приводить к ощущению неудовлетворенности жизнью и чувству, что значимые внутренние потребности не закрыты, что может вылиться и в депрессию. В этом, пожалуй, главная скрытая угроза этого разъедающего чувства – оно похоже на червя, который подтачивает сознание своего хозяина мыслями о том, что он не только упускает веселые моменты и посиделки, но и всю свою жизнь, бессмысленно коротая дни.

Это нас подводит к вопросу о том, как противостоять разрушающему воздействию FOMO.

Способы борьбы с FOMO

Хорошая новость заключается в том, что победить FOMO вполне реально. Первым шагом будет понимание и осознание его как проблемы. Для многих людей, испытывающих неудовлетворенность жизнью по разным причинам и желающим отвлечься от неприятных чувств, соцсети становятся первой «инстанцией» для обращения. Однако нередко они не справляются с психотерапевтической функцией, возложенной на них, и, напротив, вызывают знакомое нам тревожное ощущение упущения чего-то интересного и важного, а с ним и еще большего чувства неудовлетворения собой и жизнью. Осознание и признание такой нездоровой механики, если она есть, – это уже шаг к свободе.

Следующие шаги, возможно, будут знакомы тем, кто занимался заменой неконструктивных мыслительных шаблонов на более конструктивные. С их помощью мы приучаем мозг вырабатывать новые нейронные связи и алгоритмы мышления, реагирования и поведения, налаживая свой психоэмоциональный баланс.

Гигиена соцсетей и чатов

Вряд ли вы храните в своем холодильнике продукты, от которых вам плохо, или заставляете свою квартиру уродливыми поломанными вещами. Правильно: зачем иметь в своем пространстве то, что не служит и доставляет неприятные эмоции? То же самое должно быть и с социальными сетями и чатами – позаботьтесь о том, чтобы оставить лишь те, что вам полезны и вызывают позитивные эмоциональные реакции:

  • уберите те, которые чаще всего вызывают или подпитывали FOMO в прошлом;
  • добавьте больше вдохновляющих страниц и людей в свою ленту;
  • скройте или удалите те контакты, которые постоянно похваляются и бахвалятся своими победами и идеальной жизнью;
  • обязательно подпишитесь и на те аккаунты и людей, чьи публикации будут дарить радость и позитивные ощущения от жизни.

Также полезно будет приобрести такие полезные привычки как тайм-менеджмент для соцсетей – использовать их лишь в отведенное для этого время, а не бесконтрольно в любое время дня и ночи, а также регулярный цифровой детокс.

Дневник для искренности с собой

О пользе ведения дневника мы уже не раз писали. Это замечательный инструмент для повышения осознанности и изменения мышления. Когда речь заходит о минимизации FOMO, дневниковые записи – вместо записи на своей страничке в «Фейсбуке» или «Инстаграме» – это более интимный и искренний вариант. Помимо того, что это позволяет прикоснуться к своим «непубличным» эмоциям и потребностям, такой разговор с собой может научить радоваться своими большим и маленьким победам, достижениям, триумфам, праздникам и путешествиям вдали от чужих глаз. Научившись смаковать радость и гордость внутри себя, потребность в том, чтобы что-то доказывать или демонстрировать в мир, значительно снижается.

В конце концов, чтобы сохранить память о самых счастливых и ярких моментах жизни, абсолютно необязательно делать их всеобщим достоянием.

Внимание на благодарности

Практики благодарности получили широкое распространение в последнее время, и не зря. Вместо того, чтобы переживать и огорчаться из-за того, чего нет в жизни, они помогают обратить внимание на то, что уже есть. Очень многое в нашей жизни мы недооцениваем и не замечаем, например, то, что у нас есть руки-ноги, зрение, крыша над головой, компьютер и Интернет …

Можно завести отдельный блокнот и записывать туда по 10-20 благодарностей каждый день, можно проговаривать их перед сном как молитву, можно даже делиться ими в соцсетях! Ключевое здесь – держать фокус на том хорошем, что уже присутствует в жизни.

Реальный социальный круг

Когда мы подавлены или тревожимся, естественно искать близости и поддержки у людей вокруг. Это здоровая психическая потребность, но в случае, если у человека нет крепких социальных связей в реальной жизни, он начинает их искать в онлайне. К сожалению, вовлеченность в социальные сети и виртуальное общение не выполняют эту функцию и лишь обостряют проблему. Чтобы преодолеть оковы FOMO и тревожности, нужно разорвать этот порочный круг.

В следующий раз, когда чувство одиночества и исключенности будут подталкивать вас искать эмоциональной поддержки, обратитесь к тем, кто присутствует в вашей жизни – близким, друзьям, знакомым, а не виртуальным «друзьям» и сообществам. Углубляйте и укрепляйте свои дружеские и приятельские отношения, поддерживайте контакты и регулярное качественное общение. Проявляйте инициативу в том, чтобы встречаться со значимыми людьми в реальной жизни и в реальном времени. Ведь именно такие настоящие связи поддержат вас в кризисный момент, а не множественные лайки и emoji.

Резюме

FOMO – один из скрытых внутренних врагов, который разъедает и отравляет душу. За последние десятилетия понимание этой напасти расширилось и углубилось – в прицел внимания попал не просто навязчивый страх пропустить события из жизни знакомых в соцсетях или разные формы веселья, но и всепоглощающее подтачивающее самооценку ощущение несостоятельности своей жизни в сравнении с другими. Это негативное чувство отчетливо коррелирует с ощущением неудовлетворенности жизнью, депрессивными и тревожными проявлениями, ухудшением внимания и сна и другими физическими симптомами.

Т.к. FOMO подвержен любой вне зависимости от пола и возраста, и его жертвы зачастую не отдают себе отчета в том, насколько разрушительно это состояние, крайне важно знать и понимать его подноготную. К счастью, противостоять ему можно, и для этого нужны осознанность, гигиена цифровой активности и правильный фокус внимания. Такие ценные психические навыки как эмоциональная регуляция и конструктивное мышление здесь также будут большим подспорьем.

А наилучший способ не страдать от ощущения, что собственная жизнь проходит бездарно и беспросветно, – это самостоятельно проектировать и строить ее.

Удачи вам в этом важном архитектурном проекте!

Что такое FOMO: синдром упущенной выгоды :: Здоровье :: РБК Стиль

© Andrew Neel/Unsplash

Автор

Ольга Китаина

18 марта 2021

Привычка сидеть в социальных сетях вредна не только тем, что пожирает время. При проблемах с самооценкой страсть к онлайн-общению может развиться в неприятный синдром. О причинах и лечении FOMO рассказывает Ольга Китаина, психолог, создатель сервиса Alter

Как распознать синдром упущенной выгоды

Бывает ли, что вы смотрите на фото своих знакомых в Facebook или каких-то блогеров в Instagram и думаете: «У них такая прекрасная жизнь, они столько путешествуют, так много зарабатывают, такие красивые, а я так не могу, у меня такой жизни никогда не будет»? Ловите ли вы себя на фразах типа «У всех, кроме меня»? Если вам это знакомо, то вы столкнулись с распространенным современным синдромом* — упущенной выгоды (FOMO — fear of missing out) [1], [2].

*Синдром упущенной выгоды не является признаком психических расстройств и не содержится в классификациях психических болезней МКБ-10 и DSM-5, а значит, его стоит рассматривать в рамках нормально функционирующей психики.

Признаки FOMO

  • люди с этим синдромом много времени проводят в социальных сетях, следя за тем, как живут другие [3];
  • многие ощущают, что друзья делают что-то классное «без них»;
  • немало людей терзается самообвинениями «Почему я так не могу?»;
  • у страдающих этим синдромом нередко есть ощущение, что стоит только отойти от компьютера или отложить телефон, как упустишь что-то важное и значительное.

Навязчивое желание постоянно проверять соцсети — яркий признак FOMO

© annie spratt/unsplash

FOMO начали изучать лишь в 2013 году [4], хотя на самом деле он базируется на потребности человека быть в курсе дел или на неодолимом чувстве зависти — переживаниях, присущих людям издавна. По некоторым оценкам, синдром обнаруживают у 56% людей, и он уже все больше проявляется у мужчин.

Какие последствия вызывает FOMO

Синдром упущенных возможностей усиливает депрессию и тревогу, формирует зависимость от социальных сетей, что, в свою очередь, может негативно сказаться на работе, учебе и отношениях с близкими людьми.

Сильно тревожиться стоит тогда, когда желание проверять социальные сети становится навязчивым, если вы замечаете (или вам многие про это говорят), что вы, беседуя с людьми, параллельно сидите в Facebook или Instagram.

FOMO может привести к гиперзависимости от соцсетей, тревоге и депрессии

© priscilla du preez/unsplash

Как совладать с синдромом упущенной выгоды

  1. Признайте наличие FOMO. В данном случае это может быть даже сложнее, чем с синдромом самозванца (неспособность присвоить свои достижения собственным качествам), так как технологии уже настолько проникли в нашу жизнь, что не всегда легко заметить какие-то тревожные сигналы [5].
  2. Поставьте себе лимит времени использования социальных сетей (оптимальный максимум — 30 минут в день). Для этого есть соответствующие приложения, которые помогают контролировать время использования. Если вы ловите себя на том, что не можете соблюсти ограничения, то лучше удалить Facebook и Instagram с телефона совсем, хотя бы на некоторое время. Помните о том, какие неприятные последствия присущи синдрому.
  3. Устройте себе «цифровой детокс», например на выходных: не пользуйтесь интернетом, социальными сетями, мессенджерами, а лучше смартфоном вообще.
  4. Напоминайте себе: то, что вы видите в социальных сетях у друзей и тем более у блогеров, — это лишь часть их жизни, и по закону жанра — лучшая часть. А иногда даже сильно приукрашенная. Старайтесь меньше сравнивать себя с другими, у каждого человека своя жизнь, вы не должны жить так, как другие, и не обязаны все успевать.
  5. Займитесь медитацией. Регулярная медитативная практика помогает снизить стресс, тревожность, депрессию и концентрироваться на главном.

Самое важное: если вы заметили в себе признаки синдрома упущенных возможностей, то вы не одиноки. В современном мире это очень распространенное явление. И если вы ощущаете, что синдром снижает качество вашей жизни, мешает карьере и полноценным отношениям с окружающими, возможно, имеет смысл начать работу со специалистом. 

Как выбрать психотерапевта и подготовить себя к первому приему.

Наличие упущенной прибыли в результате судебного процесса о нарушении контракта

В Вирджинии и в большинстве других штатов те, у кого понесли убытки в результате спора по контракту , имеют право подать в суд на нарушившую сторону, а не только взыскать убытки, которые компенсируют им убытки которые непосредственно возникли в результате рассматриваемого нарушения, но также могут иметь право на взыскание убытков за упущенную выгоду.

В зависимости от характера нарушения и задействованных продуктов или услуг, упущенная выгода может составлять значительную часть общего возмещения ущерба — как таковые, они часто служат источником разногласий между истцом и ответчиком.Таким образом, для успешного возмещения убытков от упущенной выгоды вам необходимо составить обоснованное требование и представить доказательства, которые четко подтверждают предполагаемый убыток.

Поскольку упущенная выгода может быть сложной, давайте рассмотрим некоторые основные принципы, чтобы получить более четкое представление о ее ограничениях.

Основы возмещения упущенной прибыли

Убытки, связанные с упущенной выгодой, являются «ожидаемыми убытками» в том смысле, что они по своей сути являются спекулятивными. При предъявлении иска в отношении упущенной выгоды вы прогнозируете убытки — другими словами, вы оцениваете финансовую выгоду, которую вы в противном случае получили бы, если бы ответчик не нарушил соглашение.

Предположим, например, что вы заключили соглашение с ответчиком на ремонт вашего грузовика для доставки. В соглашении формулировка ясно давала понять, что своевременность имеет решающее значение, но ответчик все равно отложил их ремонт. В результате вы не могли выполнить необходимые поставки в течение периода времени, когда ваш грузовик ремонтировался после согласованной даты.

Прибыль, которую вы получили бы от поставки продукции вашей компании покупателям (которые теперь имеют право на возмещение из-за задержки), скорее всего, будет возмещена, если вы предоставите достаточные доказательства того, что прибыль разумно рассчитана.

Как и все иски о возмещении ущерба, включающие спекулятивный элемент, расчет убытков от упущенной выгоды должен иметь разумную основу в действительности. Если ваша оценка стоимости единицы товара не подтверждена доказательствами, например, тогда суд может решить не присуждать упущенную выгоду из-за вашей неспособности установить более точные цифры.

Упущенная прибыль не может быть слишком спекулятивной

При подаче иска о упущенной прибыли вы должны убедиться, что убытки не являются настолько спекулятивными, что суд откажет в их присуждении.Упущенная выгода, которую вы понесли, должна быть разумно связана с рассматриваемым нарушением. Проще говоря, убытки, связанные с упущенной выгодой, должны возникать непосредственно и непосредственно из-за поведения ответчика. Если связь «слишком спекулятивная», упущенная прибыль, скорее всего, не будет возмещена.

Например, предположим, что вы участвуете в споре по контракту, когда ответчик нарушил соглашение о своевременном предоставлении модели вашего архитектурного предложения. Во время вашего архитектурного предложения городу отсутствие профессионально построенной «модели» могло повредить общей презентации, в результате чего вы потеряли контракт с конкурентами.

Если вы попытаетесь подать в суд на ответчика в отношении прибыли, которую вы получили бы, если бы вы получили контракт с Сити, весьма вероятно, что суд сочтет связь со спекулятивным обоснованием убытков от упущенной выгоды. Хотя связь правдоподобна, нет гарантии, что вы получили бы контракт, даже если бы модель была построена вовремя.

Связь между нарушением ответчика и упущенной прибылью, которую вы понесли, может быть подтверждена доказательствами прошлой прибыли — данными, четко указывающими вашу «историю прибылей».Однако в Вирджинии стоит отметить, что для новых и неустановленных предприятий тот факт, что у вас нет «истории прибылей», не обязательно повредит вашему иску о упущенной прибыли (в соответствии с разделом 8.01-221.1 Кодекса Вирджинии). Вы все еще можете вернуть упущенную прибыль, хотя претензия будет несколько более умозрительной.

Обратитесь за помощью к опытному юристу Александрии по коммерческим спорам

Binnall Law Group, PLLC — это специализированная судебная фирма, работающая в Александрии, штат Вирджиния, но обслуживающая клиентов по всей Вирджинии, Мэриленду и Вашингтону Д.C. области. Наши юристы имеют многолетний совместный опыт ведения судебных споров по контрактам между коммерческими организациями и, следовательно, имеют хорошие возможности для преодоления сложностей, типичных для таких судебных разбирательств, и обеспечения благоприятного вердикта или урегулирования от имени наших клиентов.

В отличие от многих других фирм, мы подходим к процессу судебного разбирательства с комплексным и агрессивным подходом — с этой целью мы готовимся к возможности судебного разбирательства даже на ранних этапах взаимодействия с клиентами.Это дает нам существенное конкурентное преимущество во время переговоров с ответчиком.

Позвоните по телефону (703) 888-1943 или отправьте онлайн-форму, чтобы связаться с опытным юристом по коммерческим спорам Александрии здесь, в Binnall Law Group, PLLC, для получения дополнительной помощи. Мы рассмотрим ваши претензии и вместе с вами определим наилучшую стратегию обеспечения максимального возмещения.

Как судебные бухгалтеры подсчитывают упущенную выгоду

Что такое упущенная выгода и как она рассчитывается?

Упущенная выгода — это экономический ущерб, причиненный нарушением хозяйственной деятельности.Ущерб может быть результатом множества факторов, некоторые из которых включают нарушение патентных прав, нарушение контракта, ответственность, вызванную несчастным случаем, небрежными действиями или физическим повреждением коммерческой собственности или оборудования.

Необходимость количественной оценки экономического ущерба для целей определения упущенной выгоды с разумной уверенностью является необходимостью в любом случае, когда требуется возмездие против нарушившей стороны.

Расчет упущенной выгоды — это, по сути, оценка «без учета» того, как бы бизнес вел себя, если бы не было инцидента.Фактические результаты периода, в котором бизнес был затронут, вычитаются из результатов «но для». Разница заключается в убытках или повреждениях, понесенных бизнесом в результате инцидента. Важно получить хорошее представление об отчетах о прибылях и убытках до, во время и в некоторых случаях после периода убытков, чтобы правильно количественно оценить упущенную выгоду.

Каждый случай уникален, и шаги, необходимые для расчета ущерба, зависят от конкретных фактов каждого отдельного случая.

Какие шаги предпринимают судебные бухгалтеры для определения упущенной выгоды?

Общая информация

Получите представление о бизнесе, опросив владельцев или сотрудников затронутого бизнеса и / или проведя независимые исследования. Сезонность, потребительские тенденции, региональные экономические тенденции и конкуренция — все это влияет на прогнозы продаж, «если не считать». Что касается производственных потерь, производственные мощности и уровни запасов играют важную роль в определении ущерба, понесенного пострадавшей стороной.

Определите период времени, в течение которого были затронуты продажи

В зависимости от типа убытка периодом времени, в течение которого пострадавшая сторона была затронута, может быть оставшееся время действия контракта, продолжительность нарушения патента или время требуется для ремонта или замены поврежденного оборудования или зданий.

Определите чистую продажную стоимость потерянных

После того, как затронутый период времени установлен, необходимо рассчитать валовую продажную стоимость потерянных товаров или услуг, предлагаемых нарушенной стороной.Валовая продажная стоимость — это цена, которую покупатель заплатил бы за товары или услуги пострадавшей стороне. Определенные расходы должны быть вычтены из валовых продаж, чтобы определить чистую потерянную стоимость продаж. Примерами таких расходов могут быть расходы, обычно понесенные на упаковку, доставку, оптовые скидки и другие стимулы или скидки для продаж.

Определение сохраненных расходов

Этот шаг включает определение затрат, которые потерпевшая сторона понесла бы при продаже товаров на третьем шаге.Например, если пострадавшая сторона владела рестораном, который был закрыт на какое-то время, закрытому ресторану не нужно было бы покупать еду для обслуживания своих клиентов, пока он был закрыт. Это пример сохраненных или переменных затрат, которые затем будут вычтены из чистой продажной стоимости, определенной на третьем шаге. Эти расходы обычно называются стоимостью проданных товаров и представляют собой сырье или приобретенные товары, которые являются прямыми затратами на осуществление продажи.

Определение возможности других сэкономленных расходов

Наконец, большинство из них рассматривают другие общие расходы, чтобы определить, есть ли дополнительные сэкономленные расходы, которые могли не быть понесены в результате убытка.Примеры этих затрат включают комиссионные с продаж, управленческие или лицензионные сборы, которые взимаются на основе процента от выручки, затрат на заработную плату и арендной платы или коммунальных услуг. Нередко считается, что расходы сэкономлены в одном случае, но не сохранены в другом случае, в зависимости от фона конкретного случая. Эти дополнительные расходы послужили бы дальнейшему снижению суммы убытков, понесенных застрахованным.

Учитывать фактические результаты

Если потерпевшая сторона может частично работать в течение затронутого периода, полученная фактическая валовая прибыль будет способствовать уменьшению суммы убытков.В таких случаях необходим тщательный анализ фактических результатов для выявления дополнительных затрат или записей, не связанных с убытками, которые могли быть отражены в отчетах о прибылях и убытках.

Фактические результаты не уменьшат убытки в случаях, когда есть конкретное количество контракта, о котором идет речь, или в случае интеллектуальной собственности, когда заявлено требование о дополнительных потерянных продажах или конкретных идентифицируемых продажах.

Закрывается…

Упущенная выгода возникает в случае нарушения нормальной работы или спора о нарушении контракта или интеллектуальной собственности.Чтобы добиться возмездия, необходимо количественно оценить убытки от упущенной выгоды. Квалифицированный бухгалтер-криминалист может предоставить экспертные знания, необходимые для количественной оценки упущенной выгоды с разумной уверенностью.

Упущенная прибыль или упущенная ценность для бизнеса?

Окружной суд США Среднего округа Пенсильвании недавно присудил компенсацию за различные правонарушения в сфере бизнеса, совершенные против типографии двумя бывшими сотрудниками и конкурирующим бизнесом, который они начали. Ключевой вопрос заключался в том, является ли упущенная выгода или упущенная стоимость бизнеса подходящей мерой ущерба.

Заявление о правонарушении

Ответчиками, супружеской парой, были двое из пяти сотрудников Mifflinburg Telegraph. Жена называлась «главный дизайнер и типограф», но по сути она вела бизнес после смерти владельца в 2013 году. Она вступила в переговоры с имуществом владельца о покупке бизнеса за 225 000 долларов, но переговоры не увенчались успехом.

В конце 2013 года жена открыла конкурирующий бизнес Wildcat Publications. Перед уходом из Mifflinburg Telegraph в феврале 2014 года она якобы предоставляла клиентам формы для повторного заказа, в которых была указана контактная информация Wildcat, незаконно присвоила собственный список клиентов Mifflinburg Telegraph и удалила список клиентов и историю заказов с компьютеров Mifflinburg Telegraph.

Большая часть бизнеса Mifflinburg Telegraph приходилась на постоянных клиентов. Таким образом, без истории заказов и логотипов клиентов компании пришлось начинать с нуля.

«Грозная» задача

Суд столкнулся с трудностями при определении размера ущерба, поскольку истец не смог обосновать требуемую сумму, и не было адвоката противной стороны. (Дело было принято на основании ходатайства о вынесении решения по умолчанию против Wildcat.) Кроме того, убытки компании состояли в основном из «нематериального ущерба ее деловой репутации», и любое снижение стоимости могло быть отнесено на счет недавней смерти ее владельца, потери ключевых сотрудников или негативных рыночных сил в полиграфической отрасли.

Истец потребовал возмещения убытков в размере приблизительно 265 000 долларов США, частично основываясь на показаниях исполнителя имущества владельца. Исполнитель оценил компанию до действий ответчиков примерно в 300 000 долларов. Значение было основано на отраслевом эмпирическом правиле, согласно которому среднегодовая скорректированная прибыль до вычета износа, процентов и налогов (EBDIT) за предыдущие пять лет в четыре раза больше. Исполнитель также высказал мнение, что на момент слушания компания не имела ценности.

Судебное заключение ссылается на показания под присягой специалиста по оценке бизнеса.Он оценил, что стоимость капитала Mifflinburg Telegraph в 2013 году составляла от 25 000 до 226 000 долларов, используя различные методы. Однако он подсчитал, что к 2015 году это было бесполезно.

Суд оценил компанию в 225 000 долларов в 2013 году, исходя из того, «что готовый, желающий и способный покупатель был готов за нее заплатить». Но суд не смог «с чистой совестью» присудить Mifflinburg Telegraph сумму, равную предложенной покупной цене.

Хотя «двуличные» действия ответчиков явно нанесли ущерб репутации Mifflinburg Telegraph, бизнес продолжал работать.Компания сохранила свои активы и дебиторскую задолженность, поэтому некоторая стоимость осталась. При отсутствии контракта на покупку компании или договоренностей об отказе от конкуренции, присуждение Mifflinburg Telegraph полной цены сделало бы ее «более чем полной».

Суд пришел к выводу, что арбитражное решение должно отражать ущерб, нанесенный ответчиками Mifflinburg Telegraph в виде упущенной выгоды. Суд счел налоговые декларации Миффлинбурга за 2008–2014 годы «поучительными» при оценке упущенной выгоды.

Примечательно, что с 2013 по 2014 год, сразу после того, как ответчики начали конкурировать с компанией, ее валовая прибыль упала почти на 70%.Итак, суд присудил Mifflinburg Telegraph 157 500 долларов — 70% от его стоимости в 225 000 долларов.

Суд предположил, что снижение валовой прибыли на 70% приравнивается к потере стоимости на 70%. Многие финансовые эксперты будут оспаривать это предположение, утверждая, что суд основывал расчет убытков не на упущенной прибыли, а на уменьшении стоимости компании. Хотя суд признал, что потеря стоимости в 70% является «несовершенным расчетом», судья пришел к выводу, что эта сумма «более точно отражает нанесенный здесь ущерб», чем присуждение истцу всей стоимости бизнеса.

Итог

Аргументация суда в этом деле кажется совместимой с преобладающим мнением: упущенная стоимость бизнеса является подходящей мерой компенсации ущерба, когда бизнес существенно разрушен, но показатель упущенной выгоды имеет больше смысла, когда бизнес выживает. Однако суд в конечном итоге основал свое решение о возмещении ущерба на потерянной стоимости бизнеса, хотя Mifflinburg Telegraph выжил.

Больше, чем просто математический расчет

Меры по оценке упущенной выгоды: больше, чем просто математический расчет

Методология расчета упущенной выгоды для убытков в результате нарушения требований контракта или требований интеллектуальной собственности пытается восстановить потерпевшую сторону их прежнего финансового положения.Чтобы подготовить расчет, который не рассматривается как умозрительный, доказательства убытков должны соответствовать фактам дела и не могут быть тщательно отобраны.

Расчет упущенной выгоды непрост.

Эксперт должен рассмотреть все доказательства в записи . Эксперт, который слепо предполагает, что все упущенные продажи приписываются истцу, без учета других причин, по которым ответчик мог осуществить эти продажи (особенно при наличии доказательств), открыт для нападок.Неспособность принять во внимание достаточные релевантные данные (термин в стандарте обслуживания CPA) является основной причиной исключения показаний экспертов из дел.

Мы полагаемся на цифры и историю, которую они рассказывают. Мы должны руководствоваться здравым смыслом и рассмотреть, соответствуют ли методология и предположения ущерба фактам дела . Критические вопросы, на которые нужно ответить при вычислении убытков от упущенной выгоды, включают:

  • Есть ли разумные основания для сделанных предположений?
  • Учел ли эксперт все независимых данных и согласовал их с другими доказательствами в протоколе?

Убытки должны быть рассчитаны с разумной точностью.Следующие шаги полезны.

  1. Определите, какие доказательства есть в записи и что важно для определения убытков. Эксперт должен участвовать в процессе открытия и запрашивать необходимую информацию. Адвокат может помочь в определении категорий документов. Однако эксперт должен решить, что имеет отношение к его или ее анализу. Бывают случаи, когда конкретная информация недоступна. В этом случае эксперт должен определить, достаточно ли соответствующих данных для определения ущерба с разумной достоверностью .
  2. Используйте сторонние независимые исследования для формирования мнения. Эта информация также может использоваться для проверки обоснованности используемых предположений и данных.
  3. Вернитесь назад и задайте вопросы:
  • Есть ли в этом смысл?
  • Логичен ли этот расчет?
  • Обладаю ли я достаточными релевантными данными в поддержку моего мнения?
  • Рассмотрел ли я другие причины, по которым предположения потерпели неудачу; если да, сверял ли я это с данными?

Почему можно исключить мнение эксперта?

  1. Эксперт не учел достаточные, релевантные данные в записи или легкодоступные. Свидетель-эксперт, который тщательно выбирает данные и игнорирует другие данные, открыт для оспаривания и, вероятно, будет исключен судом. Свидетель-эксперт должен исследовать и рассматривать доказательства в рамках всей записи.
  2. Эксперт применил неприемлемую методику. Эксперт должен продемонстрировать, что его методология является разумной и общепринятой в профессиональном сообществе и / или была протестирована другими профессионалами.

Вывод: Нет простого случая .

Расчет ущерба на основе методологии ущерба от упущенной выгоды непрост. Крайне важно найти профессионала, который понимает взаимосвязь расчетов ущерба с доказательствами в протоколе и, что более важно, может рассказать историю.

Узнайте больше о наших судебных услугах здесь.

экспертов по упущенной прибыли | Судебные услуги Кан

Начать поиск экспертов по упущенной прибыли

Ведущие судебные юридические фирмы обращаются в Cahn Litigation Services с просьбой найти свидетелей-экспертов для поддержки финансовых споров, в том числе связанных с упущенной выгодой.Свидетель-эксперт по упущенной выгоде, как правило, имеет ученую степень, опыт и знания в области бухгалтерского учета или судебно-медицинской экспертизы, оценки бизнеса и / или возмещения экономического ущерба.

Cahn Litigation Services направила экспертов для поддержки вопросов упущенной выгоды, включая оценку бизнеса, претензии по страхованию от прерывания бизнеса, претензии по контрактам, снижение цен, нарушение фидуциарных обязательств, анализ экономического ущерба в коммерческом споре, корпоративную реорганизацию, претензии по групповым искам, личные расследование травм и финансового мошенничества.

Услуги по поддержке судебных разбирательств со стороны свидетеля-эксперта по упущенной выгоде могут включать разрешение споров, обзор финансовой отчетности, свидетельские показания, расчет экономического ущерба, экспертный отчет, экспертное заключение и / или свидетельские показания в суде первой инстанции. Кроме того, клиенты могут обратиться к эксперту по предмету упущенной выгоды и убытков для досудебной работы. В громких делах или судебных процессах, связанных со значительной финансовой заинтересованностью, юрисконсульт может запросить финансового эксперта или эксперта по возмещению убытков, который ранее имел опыт дачи показаний свидетеля-эксперта.Важно, чтобы свидетель-эксперт по упущенной выгоде обладал способностью давать экспертные показания таким образом, чтобы присяжные могли понять доказательства.

От имени истца или ответчика Cahn Litigation Services провела многочисленные поиски свидетелей-экспертов со специальными знаниями в области упущенной выгоды, предоставив кандидатов для каждого дела в соответствии со спецификациями, предоставленными ответственным поверенным.

Обратите внимание: Все поиски свидетелей-экспертов Cahn Litigation адаптированы к точным спецификациям и предпочтениям адвокатов.Адвокатам рекомендуется обсудить параметры поиска со специалистом по поиску Cahn.

Начать пользовательский поиск

Приведенные ниже биографические данные свидетелей представляют собой небольшую часть тех экспертов по упущенной выгоде, известных Cahn Litigation Services. Эти биографии предназначены для того, чтобы дать адвокатам представление об упущенной прибыли.

Уникальные обстоятельства при расчете упущенной прибыли | QuickRead | Новости для профессиональных консультантов по финансовым вопросамQuickRead

Надежность данных клиента

В этой статье обсуждается, как эксперты могут справиться с уникальной ситуацией получения ненадежных данных.Будет рассмотрена литература по судебным разбирательствам и оценке, а также работа автора с ненадежными данными в недавнем случае упущенной выгоды. В конце концов, предупреждающие знаки будут проверены, чтобы предупредить эксперта о потенциальных проблемах с прогнозируемыми данными.

В этой статье обсуждается, как эксперты могут справиться с уникальной ситуацией получения ненадежных данных. Будет рассмотрена литература по судебным разбирательствам и оценке, а также работа автора с ненадежными данными в недавнем случае упущенной выгоды.В конце концов, предупреждающие знаки будут проверены, чтобы предупредить эксперта о потенциальных проблемах с прогнозируемыми данными.

При получении задания оценить упущенную выгоду в случае коммерческого ущерба, эксперт запросит финансовые данные о пострадавшем предприятии. Эта информация может быть получена посредством телефонного звонка клиенту нанимающего поверенного или посредством запроса на раскрытие информации, направленного противоположной стороне. В большинстве случаев финансовые данные будут содержаться в документах, которые хранились в ходе обычной деятельности компании.Это может включать корпоративные или партнерские документы в IRS, отчеты о прибылях и убытках или отчеты о прибылях и убытках, отчеты о сроках погашения дебиторской и кредиторской задолженности, невыполненные заявки, заказы и незавершенное производство, а также аналогичную информацию, которая дает представление о бизнесе до и после предполагаемого противоправное деяние.

Однако не во всех случаях эксперт может полагаться исключительно на эти традиционные деловые и финансовые отчеты. В некоторых ситуациях требуется, чтобы эксперт запрашивал данные, которые не являются частью обычного ведения бизнеса.Эти отчеты, вероятно, не были составлены CPA, а тем более проверены. Эти данные могут относиться к ожидаемым продажам и расходам, связанным с новым продуктом, линейкой продуктов или бизнесом, который был поврежден в результате предполагаемого противоправного действия. Даже если потерпевший бизнес предоставляет полный набор исторических записей, эта информация даст только часть ответа на вопрос: «Какова упущенная выгода от этого нового продукта, производственной линии или бизнеса, которые не могут развиваться. запланировано? » Чтобы ответить на этот вопрос, эксперт должен опираться на прогнозы руководства поврежденного бизнеса.Когда эксперт должен полагаться на прогнозы или прогнозы руководства, возникает следующий вопрос: «Надежны ли эти данные?»

«Бесчисленное количество экспертов столкнулись с ходатайствами об исключении своих показаний, потому что они полагались на данные, предоставленные клиентом. Теоретически проверка того, может ли эксперт полагаться на эти данные, такая же, как и для других данных: будет ли это тип данных, на которые эксперт в данной области будет полагаться в условиях, не связанных с судебным разбирательством? Однако суды справедливо подозрительны, когда эксперт некритически полагается на данные, предоставленные клиентом.”[1]

Суды вызывают подозрение, потому что они знают, что у руководства есть стимул предоставлять эксперту благоприятные данные, при этом удобно опуская вредоносную информацию. Однако суды также знают, что в большинстве ситуаций клиент является единственным источником этой информации. Без этого у эксперта не было бы основы для таких расчетов будущих убытков. Поэтому, когда эксперт запрашивает прогнозы или прогнозируемую финансовую информацию (продажи, денежный поток и т. Д.), Он создает уникальную ситуацию.Как эксперт полагается на данные и защищает свой отчет от исключения?

Фактический опыт

Недавно я был вовлечен в дело об упущенной прибыли, в котором мне пришлось полагаться на прогнозы продаж и расходов, сделанные командой менеджеров потерпевшего убытки. Фирма проработала всего восемнадцать месяцев. Он подал две налоговые декларации, обе за неполные годы. Год запуска длился примерно девять месяцев, а второй год — еще девять месяцев.[2]

В соответствии с приоритетом, установленным предыдущими решениями Техасского суда, судья в этом деле согласился применить современное правило для новых предприятий. Это правило гласит, что убытки могут быть взысканы при наличии доказательства разумной уверенности [3]. «Если оценки основаны на объективных фактах или данных и есть веские причины ожидать, что бизнес принесет прибыль, восстановление не запрещено просто потому, что предприятие новое». [4]

Это изменение по сравнению со старым представлением о том, что новые предприятия не могут требовать упущенной выгоды в соответствии с «современным правилом», было отмечено в отчете Energy Capital Corp.против США . «В большинстве недавних дел отвергается некогда общепринятое правило, согласно которому убытки от упущенной выгоды для нового бизнеса не подлежат возмещению. Развитие закона было направлено на то, чтобы найти возмещение убытков за упущенную выгоду неустановленного бизнеса, когда они могут быть адекватно доказаны с разумной уверенностью … То, что когда-то было верховенством закона, превратилось в правило доказывания »[5]

Анализ первоначального маркетингового плана предприятия и его первоначальной налоговой декларации показал, что новый бизнес смог убедить 50% своих потенциальных клиентов стать клиентами.Кроме того, они привлекли почти вдвое больше новых клиентов, которые изначально не были указаны в качестве потенциальных клиентов. Я рассчитал их продажи за первые девять месяцев в годовом исчислении и определил, что бизнес немного отстает от их первоначальной цели в 1,5 миллиона долларов продаж за первые двенадцать месяцев. Обзор финансовых данных за второй год показал, что бизнес-операции компании начались хорошо, прежде чем действия, приведшие к судебному иску, привели к прекращению их маркетинговых и маркетинговых акций. Мне казалось, что они были на пути к достижению своих первоначальных целей по продажам.

Чтобы продолжить свои расчеты, я запросил и получил от руководства пятилетний прогноз продаж. Эти продажи были основаны на ожидаемых продажах существующим клиентам, будущих продажах потенциальным клиентам, с которыми у них были невыполненные предложения на момент закрытия, и клиентам, с которыми они не связались или, возможно, даже не встречались. Кроме того, имелась отдельная цифра продаж для так называемого «отложенного» контракта.

Поврежденный бизнес производил детали для аэрокосмической и оборонной промышленности.«Откладываемый» контракт — это программа, специфичная для оборонной промышленности. Это попытка Министерства обороны США объединить мелких поставщиков с крупными оборонными подрядчиками для выполнения контракта. Контракт позволяет двум фирмам разделить работу с более мелкой фирмой, выполняющей большую часть работы и получающей большую часть дохода. Предполагаемый общий доход, который будет получен по этому конкретному «отложенному» контракту, составил 100 миллионов долларов.

На встрече с директором по маркетингу, который разработал прогнозы продаж, мне сказали, что его фирма поддерживает хорошие отношения с крупным подрядчиком оборонной промышленности, и его фирма была на грани подписания «отложенного» контракта, когда их бизнес закрылся.По его словам, этот контракт принес бы его фирме 60 миллионов долларов дохода за пятилетний период.

В рамках дела был снят с должности руководитель крупного подрядчика по защите прав. Он подтвердил хорошие отношения между его компанией и поврежденным бизнесом. Он также заявил, что поврежденный бизнес был одним из двух финалистов мелких поставщиков, рассматриваемых на предмет «отложенного» контракта. Однако он продолжил, что его работодатель (крупный подрядчик оборонной промышленности) решил отказаться от участия в торгах до присуждения контракта.Следовательно, более мелкая фирма не смогла бы получить контракт и 60 миллионов долларов дохода в течение пяти лет.

Поскольку эта последовательность событий произошла более чем за год до того, как меня наняли в качестве эксперта по этому делу, было очевидно, что руководитель отдела маркетинга знал, что крупный оборонный подрядчик «отказался от участия в торгах». Он дал мне только благоприятную информацию, а не вредную. Он сделал это не только со мной, но и со своими адвокатами. Документы, поданные в суд, касались этого утраченного «отмененного» контракта как части компенсации коммерческого ущерба, заявленного фирмой.

Эти результаты поставили передо мной следующие вопросы:

Как мне продолжить подсчет упущенной прибыли?

Как я могу полагаться на данные, предоставленные мне директором по маркетингу?

Какие настройки необходимо внести?

Исследования

Обзор литературы по поддержке судебных разбирательств показывает, что такая ситуация, к сожалению, слишком распространена. Эксперты, работающие со всеми аспектами коммерческого ущерба и корпоративного банкротства, сталкивались с ситуациями, ставящими под сомнение надежность предоставленной руководством информации.Как отмечается в одной статье, «прогнозы руководства привлекли дополнительное внимание в нескольких недавних судебных заключениях, особенно в контексте оценки. Но недавно вопросы относительно разумности и надежности прогнозов руководства были в центре сложного дела о банкротстве, в котором доверительный управляющий заявил о конструктивном мошенничестве, связанном с слиянием, которое привело к тому, что компания подала заявление о банкротстве в соответствии с главой 11 всего через год после своего образования. . »[6]

В случае, упомянутом в этой статье, судья пришел к выводу, что прогнозы руководства достоверны и противоречат доводам доверительного управляющего.[7] Однако не все суды сочли прогнозы руководства полезными. В деле В деле PetSmart, Inc. суд счел прогнозы руководства «в лучшем случае фантастическими». [8] Возможно, самая сильная критика использования ненадежных прогнозов руководства исходит из судебного процесса и банкротства Adelphia Recovery Trust . В этом случае прогнозов руководства не было. Но, как отметил судья, если бы они существовали, они были бы ненадежными. Это связано с тем, что многие из менеджеров «впоследствии были осуждены по нескольким пунктам обвинения в мошенничестве в связи с их управлением компанией.”[9]

Эксперт в этом деле решил не полагаться на прогнозы дисконтированных денежных потоков (DCF), основанные на исторических финансовых показателях компании или будущих прогнозах, а полагался на свои собственные прогнозы, созданные на основе отчетов сторонних аналитиков. Судья по делам о банкротстве согласился с этим методом и заявил: «Исходя из здравого смысла, DCF работает лучше всего (и, возможно, только) [i], когда компания имеет точные прогнозы будущих денежных потоков, [ii] когда прогнозы не соответствуют действительности. испорчены мошенничеством, и [iii] когда по крайней мере часть денежного потока является положительной.Суд пришел к выводу, что спор, прежде чем он был «образцом» ситуации, в которой «правомерность любого использования DCF становится в лучшем случае спорной» [10]

Литература по оценке и судебным разбирательствам также содержит предупреждающие знаки, которые следует учитывать эксперту, когда ему необходимо полагаться на прогнозы руководства. Следующие предупреждающие знаки являются примером того, на что следует обращать внимание при анализе прогнозов управления.

  1. Скрытые мотивы — кто должен был стать реципиентом прогноза или прогноза и получить оптимистичные или пессимистические цифры на пользу компании.
  2. Прошлые прогнозы были неточными — они не сравниваются с историческими результатами — если в прошлом руководство было ненадежным, что делает текущие цифры надежными?
  3. Никакие предположения не подтверждают прогнозы, особенно когда ожидается, что будущее будет отличаться от прошлого.
  4. Предоставляются только отчеты о прибылях и убытках — где возмещение капитальных затрат и / или дополнительных финансовых потребностей?
  5. Прогноз основан на каком-то необычном предположении.[11]

В моем случае оказалось, что в представленных мне прогнозах отмечены как минимум четыре из пяти предупреждающих знаков. Скрытый мотив состоял в том, чтобы предоставить оптимистичные цифры доходов, которые позволили бы увеличить упущенную прибыль. Прогнозы показали, что будущее отличалось от прошлого (хотя этого можно было ожидать от начинающего бизнеса, который рос). Был предоставлен только доход. Обсуждения стоимости не включали капитальные затраты на закупку оборудования для расширения мощностей, пока не были доведены до сведения эксперта.Наконец, прогноз был основан на предположении, что выручка компании будет расти не только за счет существующих клиентов, но и за счет группы еще не идентифицированных потенциальных клиентов.

Дилемма, с которой я столкнулся, заключалась в том, как использовать прогнозы руководства, зная, что они были единственными цифрами, дающими представление о потенциальных продажах и прибыльности фирмы, и что их надежность была под вопросом.

Моделирование прогнозов

Данн и Гарри отметили: «Свидетели-эксперты CPA часто дают показания в суде об оценке ущерба, когда истец заявляет о будущих экономических потерях из-за правонарушений ответчика.Некоторые эксперты CPA прогнозируют ожидаемый поток доходов истца, модифицируют эти убытки в соответствии с реалистичными ожиданиями, учитывая будущие риски, а затем дисконтируют скорректированные будущие убытки до текущей стоимости с относительно низкой ставкой дисконтирования с уменьшенным риском. Другие эксперты прогнозируют ожидаемые, но потерянные суммы, а затем применяют более высокую ставку дисконтирования, которая уже включает риск или неопределенность для определения приведенной стоимости ». [12] Понимая, что прогнозы руководства в моем текущем случае« вызывали беспокойство », это оказалось, что моделирование в той или иной форме было единственным способом получить надежные и актуальные данные о потерях.

В конечном итоге в моем отчете был указан диапазон упущенной выгоды. Нижняя граница диапазона была основана на прогнозах руководства по будущим продажам только существующих клиентов или тех, с которыми у них были невыполненные предложения на момент прекращения их операций. Другими словами, если продукция не была продана компании или компаниям не были поданы заявки на продажу ее продукции, предполагаемый покупатель не был включен в прогнозируемые будущие продажи. С этими данными все еще были проблемы, но я мог засвидетельствовать, как и руководство, что у них были отношения с каждой компанией в списке для будущих продаж.

Верхний предел диапазона содержит все потенциальные продажи, включенные в прогнозы управленческой команды. Это были нескорректированные цифры, которые включали существующих клиентов, тех потенциальных клиентов, с которыми поврежденная компания имела невыполненные заявки, и потенциальных клиентов, с которыми компания по возмещению убытков еще не связалась, но предполагала, что они станут клиентами в будущем.

Отчеты о прибылях и убытках не помогли определить средние затраты в будущем. Налоговая декларация за первый год содержала несколько начальных затрат.Второй год включал в себя снятие еще не дисконтированной стоимости оборудования. Это произошло из-за закрытия бизнеса.

Исследования аэрокосмической и оборонной промышленности позволили получить средние расходы для всех уровней поставщиков оборудования и запчастей. После обсуждения затрат с управленческой командой к прогнозируемой выручке была применена средняя стоимость проданных товаров, которая была выше средней по отрасли. Общие, коммерческие и административные расходы, относящиеся к потоку доходов, были немного меньше, чем в среднем по отрасли.Это связано с низкими офисными, торговыми и административными расходами поврежденного бизнеса.

Предполагалось, что период убытка составит десять лет. Я разделил убытки на пятилетние периоды. Это обеспечило два набора потерь для каждого диапазона. [13] Ставки дисконтирования, применяемые к убыткам, были разными. Следуя схеме, изложенной в статье Данна и Гарри, меньшая ставка дисконтирования применялась к значениям нижнего диапазона, а большая ставка дисконтирования — к верхнему диапазону. Это было связано с большим риском последнего.Кроме того, пятилетние и десятилетние учетные ставки были скорректированы с учетом временной стоимости денег.

Поскольку поврежденный бизнес был среди двух финалистов по «отложенному» контракту и имел хорошие отношения с несколькими крупными оборонными подрядчиками, я добавил дополнительный убыток по «отложенному» контракту во втором пятилетнем убытке. период. Факты из первоначальной «отложенной» возможности были использованы для прогнозирования доходов и прибыли. Из-за дополнительного риска для этого конкретного потока доходов, ставка дисконтирования, примененная к этой оценке убытков, была вдвое выше, чем ставка дисконтирования десятилетних убытков верхнего диапазона.

Даубер Слух

Адвокат противной стороны подал ходатайство об исключении моих показаний, частично основываясь на том, что я полагался на недостоверную информацию от руководства. Судья провел слушание, на котором я дал показания. Это дало мне возможность объяснить свою методологию и использование управленческих прогнозов.

На слушании судья начал задавать технические вопросы о том, как я могу использовать данные, зная, что клиенты ввели в заблуждение своих собственных адвокатов и меня.Я объяснил, что использование нижнего и верхнего диапазона было попыткой решить эту проблему. Что я применил оба типа анализа, описанные в статье Данна и Гарри, и по этой причине у меня были более высокие ставки дисконтирования по верхним пределам убытков, чтобы отразить дополнительный риск в данных руководства. В заключение я подчеркнул, что использую отраслевые данные для расчета затрат и что маржа операционной прибыли в результате этих расчетов была близка к средней величине маржи операционной прибыли в отрасли.

Аналогичные аргументы были выдвинуты против «отложенного» контракта.Мой ответ был похож на те, которые защищали мои расчеты упущенной прибыли от повседневных операций.

В конце концов, я заявил, что не занимаю позицию относительно того, какой из нижнего или верхнего диапазона является более точным, и оставлю это решение на усмотрение проверяющего факты. Судья отклонил ходатайство Daubert и разрешил мне дать показания по всем оценкам потерь.

Судебное разбирательство и приговор

Судебный процесс прошел относительно гладко. После того, как меня сняли с должности и дали показания на слушании дела Daubert , вопросы адвоката противной стороны были обычным делом, как, конечно, и мои ответы.

Это дело касалось иска и встречного иска. Команда менеджеров привлекла золотого ангела для финансирования своего предприятия. Первоначальные затраты для бизнеса были больше, чем ожидал финансист. Кроме того, он не был склонен к долгам и настаивал на оплате наличными за все, включая оборудование (которое могло быть приобретено по договору аренды / покупки без значительного ущерба для его денежного потока).

В течение второго года деятельности финансист прекратил финансовую поддержку бизнеса.Он сказал, что предприятие слишком дорогое. Без его финансирования бизнес рухнул. На этом бы все закончилось, но на следующий день он и его жена открыли идентичную компанию, предлагающую те же продукты для оборонной промышленности, только без управленческой команды. Команда менеджеров связалась с адвокатами, желающими подать в суд за нарушение контракта. Финансист избил команду менеджеров до здания суда и подал на них в суд за нецелевое использование средств. Каждая сторона заявила о многомиллионных потерях.

Вердикт присяжных «расколол ребенка». Жюри не удовлетворило претензии ни одной из сторон, сочтя, что каждая сторона проиграла дело. Каждая сторона ушла, не причитаясь другой стороне. Их единственные затраты были на очень дорогостоящий судебный процесс.

Заключение

Экспертам, работающим в области оценки бизнеса, корпоративного банкротства и упущенной выгоды, возможно, придется полагаться на прогнозы или прогнозы, сделанные руководством компании. После получения этой информации перед экспертом встает первоначальный вопрос: «Насколько надежны эти прогнозы?»

Литература по судебным спорам и оценке предоставляет ресурсы для оценки достоверности цифр руководства и того, как использовать эти данные для расчетов экспертов.Эксперты должны начинать анализ любых прогнозов со сравнения их с историческими показателями бизнеса. Они также должны спросить: «Это только полезная информация? Была ли исключена или включена вредная информация? » Ответы на эти вопросы могут повлиять на оценку судами использования этих прогнозов и их влияния на определение вероятной причины и / или разумной уверенности.

Даже несмотря на свои опасения, эксперты могут проработать эти ситуации и выполнить порученное им задание.Эксперты должны постоянно следить за прогнозами, которые не совпадают с известными фактами по делу, и быть готовыми перейти к другим вариантам, если возникнут сомнения в надежности данных. В конечном итоге эксперт должен хорошо понимать, как и почему он или она использовал определенный метод, и как он и данные соответствуют фактам в этом конкретном случае. Обладая этими знаниями, эксперт будет лучше подготовлен к решению проблем, которые возникнут при работе с потенциально ненадежными данными.

[1] Всеобъемлющее руководство по упущенной прибыли и другому коммерческому ущербу, 3 -е изд. , Том 1, Нэнси Фэннон, Джонатан Дуниц, BVR, 2014, стр. 165.

[2] После длительных обсуждений с оставшимися адвокатами и их клиентами было решено, что лучший способ выразить убытки в этом случае — упущенная выгода, а не разрушение бизнеса. Обоснование этого решения не имеет отношения к данной статье и поэтому не обсуждалось.

[3] Взыскание убытков за упущенную выгоду, 6 Ред., Приложение, март 2018 г., Роберт Данн, редакторы дополнений, Шэрон Рутберг, Венди Малкин, стр. 220.

[4] DaimlerChrysler Motors Co. против Мануэля , 362 S.W.3d 160, 191 (Tex. App. 2012).

[5] Energy Capital Corp. против США ., 302 F.3d 1314, 1327, (Федеральный округ, 2002).

[6] Дело о несостоятельности в отношении обоснованности прогнозов руководства, BVWire, №180-3, 27.09.2017.

[7] Вейсфельнер против Блаватника (In re Lyondell Chemical Co.), 543 B.Р. 417, (Bankr. S.D.N.Y., 2016).

[8] Суд обращает внимание на прогнозы руководства, BVWire, № 181-1, 04.10.2017, In re Appraisal of PetSmart, Inc., Consol. C.A. № 10782-VCS (Del. Ch. 26 мая 2017 г.).

[9] В Адельфии всегда солнечно — суд по делам о банкротстве отклоняет DCF с ненадежными прогнозами, теряет некоторые знания об оценке, Дорон Кентер, Блог о банкротстве Weil, 28.05.2014, с. 2 из 5.

[10] Там же . 2 из 5, Adelphia Trust против FPL Group, Inc. (In re Adelphia Communications Corp.) , 512 Б. 447, (Bankr. S.D.N.Y., 2014).

[11] Десять явных признаков ненадежности прогнозов, BVWire, 182-2, 8.11.2017.

[12] Моделирование и дисконтирование будущих убытков, Роберт Данн, Эверетт Гарри, Journal of Accountancy, Litigation Series, январь 2002 г., www.journalofaccountancy.com

[13] В этой статье я не буду обсуждать, как десятилетний период убытка определен. Потребовалось несколько обсуждений с поверенными по найму и их клиентами, чтобы уладить период убытков, который они сочли приемлемым, и я был готов защищать.

Аллин Нидхэм, доктор философии, CEA, является партнером Shipp Needham Economic Analysis, LLC, находящейся в Форт-Уэрте консалтинговой, экспертной и исследовательской компании по поддержке судебных процессов. До прихода в Shipp Needham Economic Analysis он более двадцати лет проработал в банковской, финансовой и страховой отраслях. В качестве эксперта он давал показания по различным вопросам, касающимся коммерческого ущерба, личного ущерба, банкротства бизнеса и оценки бизнеса. Д-р Нидхэм опубликовал статьи в области финансовой и судебной экономики, а также выступил с докладами о непрерывном образовании на заседаниях профессиональной экономической и профессиональной реабилитации, а также на заседаниях ассоциации адвокатов.

С доктором Нидхэмом можно связаться по телефону (817) 348-0213 или по электронной почте [email protected]

Судебные решения: возмещение упущенной прибыли для начинающих компаний

В свое время Правило нового бизнеса обычно не позволяло потерпевшей стороне получить компенсацию за упущенную выгоду, причитающуюся противоположной стороне, если потерпевшая сторона была недавно созданным бизнесом ( Р. Данн, Взыскание убытков за упущенную выгоду, 3-е изд., 1987 г.).В отсутствие истории прошлых прибылей будущие прибыли казались слишком «неопределенными и спекулятивными», особенно в атмосфере ориентированного на прогресс конца 1800-х годов, когда впервые были разработаны правила, определяющие размер ущерба ( Hickman v. Coshocton Real Estate Co ., 58 Ohio App. 38 (штат Огайо, приложение 1936 г.)). Помимо своего желания ограничить чрезмерный ущерб, суды часто не доверяли присяжным заседателям свободу усмотрения, необходимую для оценки обоснованности оценок будущей прибыли (Б. Боллас, New Business Rule and the Denial of Lost Profits , 48 Ohio State L.J. (1987)).

Изменение отношения к присяжным, консенсус, основанный на неотъемлемой несправедливости по отношению к новому бизнесу, и признание экономически неоптимального распределения ресурсов, которое поощрялось Правилом нового бизнеса, возможно, сыграли роль в изменении толкования правила от установление закона к установлению факта, как указано Болласом в Ohio State Law Journal, и Эвереттом Джи Уорнером и Марком Адамом Нельсоном в «Recovering Lost Profits», 39 Mercer L.Ред. (1988). В большинстве случаев, как говорит Майкл Л. Робертс в своей статье «Восстановление нового или неустановленного бизнеса» (Закон Алабамы , (март 1987 г.)), акцент делается на том факте, что прибыль была потеряна, а не на абсолютная мера этой прибыли. В результате расчет упущенной выгоды больше не должен соответствовать требованиям «абсолютной достоверности»; Стандарт «разумной уверенности» применительно к существующим предприятиям с историей получения прибыли был применен также к новым предприятиям (Майкл Г.Стюарт, Развитие нового бизнеса Правило , 17 Cumberland L. Rev. (1986)). Однако, как показано в деле Schonfel v. Hilliard , 62F. Supp. 2d 1062 (S.D.N.Y 1999) и Типтон против Mill Creek Gravel, Inc. , 373 F.3d 913 (2004) суды по-прежнему уделяют повышенное внимание искам о упущенной выгоде, когда у стороны нет финансовой истории. Ясно, что когда бизнес может показать историю прибыльности как в долгосрочном, так и в недавнем прошлом, эту прибыльность часто можно разумно спрогнозировать на будущее (при сохранении всех других переменных постоянными).Кроме того, если в договорном соглашении между двумя сторонами упоминается ожидаемая прибыль, количественная оценка этой прибыли, упущенной в случае нарушения, осуществляется без затруднений.

Столкнувшись с количественной оценкой упущенной прибыли для новых предприятий с небольшой историей прибыли или без нее до нарушения, количественная оценка упущенной прибыли становится более сложной задачей. К счастью, широко распространенное применение стандарта «разумной уверенности» позволяет использовать несколько методов количественной оценки ущерба без требования полной и абсолютной определенности в отношении суммы.Конкретный применяемый подход зависит от операционного воздействия нарушения на новый бизнес. Предприятие, которое терпит неудачу из-за нарушения, требует немного другого анализа, чем предприятие, которое продолжает работу с уменьшенной или на уровне мощности. Однако, независимо от выбранного подхода, главное внимание уделяется индивидуальности случая.

1. Деловое предприятие продолжается

Если коммерческое предприятие выживает в результате нарушения, данные о доходах после нарушения, либо для потерпевшей стороны, либо для другого лица, которое продолжает предприятие в том же месте, могут быть использованы для приблизительной оценки прибыли, упущенной из-за нарушения.

Прибыль после нарушения, пострадавший

В некоторых случаях пострадавший бизнес может возобновить бизнес по той же кривой роста, которая существовала до нарушения. Несмотря на то, что не было нанесено постоянного ущерба, предприятие столкнулось с нехваткой доходов с момента нарушения до тех пор, пока производство не вернется в норму. Прибыль всегда будет отставать в результате нарушения.

Обратите внимание, что этот метод не зависит от прибыльности на момент нарушения. Скорее, он фокусируется на сроках получения прибыли.В ограниченных обстоятельствах можно использовать данные о доходах после нарушения в качестве прокси для ожидаемого дохода в период дефицита. Кроме того, использование этого метода во многом зависит от сохранения существующих рыночных и производственных факторов после нарушения.

McDermott v. Middle East Carpet Co. Associated, 811 F.2d 1422, (11 th cir.1987) (MECCA) применил эту концепцию при определении компенсации за упущенную выгоду. Истцы Макдермотт и его корпорация Criterion Mills служили со-консультантами королевской семье Кувейта во время строительства ковровой фабрики на Ближнем Востоке.В результате неспособности Макдермотта выполнять свои контрактные обязанности производство на предприятии отставало от графика. Кроме того, McDermott заказала сырье, несовместимое с установленным ранее производственным оборудованием. В совокупности эти факторы привели к восьмимесячной задержке производства ковров. MECCA понесла все меньшие убытки в 1979, 1980 и 1981 годах, прежде чем пожар уничтожил фабрику в 1982 году. Строительство нового коврового завода, построенного в конце 1982 года, было прибыльным.

Экспертное заключение с использованием гипотетической экономической модели, включающей рыночные переменные, показало, что «задержка в начале производства вызовет соответствующую задержку в достижении полной рентабельности.«Примечательно, что прибыль была присуждена на основе отчета о прибылях и убытках MECCA за 1983 год, более чем через четыре года после нарушения и с реконструированным оборудованием. Цифры доходов после пожара были достаточными, потому что соответствующие переменные оставались неизменными. На новом предприятии производились ковры того же типа, использовалось аналогичное оборудование и он работал на том же рынке, что и разрушенный объект. Картина уменьшения убытков непосредственно перед пожаром, соответствующая экономической модели эксперта, предполагала, что MECCA вскоре достигнет прибыльности.

Заключение эксперта убедительно позволило количественно оценить упущенную выгоду, поскольку экономическая модель поддерживала замену производительности нового предприятия на производительность старого. Кроме того, в модели должным образом учтены такие переменные, как изменения в руководстве, рабочей силе, капитале и сырье. Наконец, наличие «стабильного и монополистического» египетского рынка и защита от иностранной конкуренции упростили анализ, устранив многие переменные, связанные с системой свободного рынка.

Прибыль после нарушения, бизнес-преемник

Возможно, что потерпевшая сторона может покинуть помещение, где она была раньше, только для того, чтобы ее заменила другая компания, работающая в том же бизнесе. В этом случае, предполагая, что рыночные переменные остались постоянными, можно рассчитать экстраполяцию на основе сравнения замещающего бизнес-объекта с исходным. Здесь следует проявлять осторожность, чтобы гарантировать, что замещающий бизнес действительно сопоставим с оригиналом. Расчет упущенной выгоды в этих обстоятельствах приближается к количественной оценке с использованием методов сравнительного анализа.

2. Прекращение работы коммерческого предприятия

Использование показателей дохода после нарушения имеет смысл, когда бизнес просто испытывает временную нехватку дохода или продолжается другим предприятием. Однако в случае, если новый бизнес не сможет восстановиться после нарушения, у него не будет ни значимой истории, ни будущего зарегистрированной прибыли. Хотя это усложняет ситуацию, упущенная выгода все же может быть определена количественно с достаточной степенью уверенности.

Во всех случаях наиболее важным шагом является определение критических факторов успеха.Критические факторы успеха, как следует из названия, — это те элементы, которые абсолютно необходимы для успеха конкретного бизнеса. Хотя у большинства предприятий есть общие основные навыки и атрибуты, которые способствуют экономической жизнеспособности, сочетание этих навыков может широко варьироваться в зависимости от конкретного предприятия. Элементы, которые важны для успеха бизнеса, ориентированного на услуги, могут существенно отличаться от элементов капиталоемкого бизнеса. Например, решающие факторы успеха спа-салона могут включать местоположение, эффективность маркетинга, репутацию сотрудников, опыт управления и стартовый капитал.С другой стороны, решающими факторами успеха для производителя компьютеров могут быть достаточный капитал, запатентованная технология, каналы сбыта, отношения с поставщиками и выгодные трудовые отношения.

Краткосрочные операции перед взломом

До взлома новый бизнес мог иметь некоторый уровень краткосрочных операций. Даже если бизнес работал менее одного года, может существовать достаточно информации для экстраполяции упущенной прибыли в результате нарушения.Пока доступна некоторая информация, она может служить отправной точкой для сравнения с отраслевой статистикой. Ключевые отраслевые статистические данные, которые следует изучить, среди прочего, включают финансовые коэффициенты, такие как маржа прибыли, отношение долга к собственному капиталу, а также дебиторская задолженность и оборачиваемость запасов. Другая важная информация включает тенденции продаж, себестоимость продаж, общие и административные расходы, профили клиентов и потенциальные нормативные воздействия. Кроме того, тщательный анализ договоров, таких как договоры купли-продажи, аренды и трудовые договоры, может предоставить ценный источник информации о прогнозируемых будущих доходах и расходах.

Нет необходимости даже во всех случаях доказывать наличие прибыли в течение этого сокращенного периода ( Brookridge Party Center против Fisher Foods, Inc. , 12 Ohio App. 3d 130 (1983)). Например, большинство новых предприятий переживают начальный период уменьшения убытков, за которым следует постепенный рост прибыльности по мере того, как бизнес продвигается вверх по кривой обучения. Следует ожидать убытков на начальных этапах жизненного цикла бизнеса, особенно если они останутся на уровне средних показателей по отрасли.Если бизнес обладает критическими факторами успеха, характерными для его конкретного предприятия, можно разумно ожидать, что он будет работать не хуже, чем в среднем по отрасли, подразумевая, что он «свернет за угол» в какой-то момент в будущем (в среднем по отрасли кривая роста).

Пример

Предположим, что розничный бизнес начинает свою деятельность 1 января 20X0 года и прекращает свою деятельность 31 октября 20X0 года из-за нарушения контракта. Кроме того, предположим, что сейчас 20X5 год, и дело будет передано в суд.Фактическая чистая прибыль за десять месяцев, закончившихся 31.10.20X0, составляет:

Шаг 1

Первый шаг включает прогнозирование финансовых результатов, достигнутых за первые 10 месяцев, на 12-месячный период. По возможности контракты или соглашения следует использовать для определения будущей деятельности.

Например, предположим, что расходы по аренде фиксированы на уровне 1000 долларов в месяц, как это предусмотрено в договоре аренды. Следовательно, мы ожидаем, что расходы на аренду в течение 12-месячного периода, заканчивающегося 31 декабря 20X0 года, составят 12 000 долларов (10 000 долларов плюс 2 000 долларов за аренду за ноябрь и декабрь).Если контракты и соглашения не могут быть использованы для прогнозирования финансовых результатов, необходимо использовать другие методы. Предположим, что интервью аналогичных розничных продавцов в том же месте показывает, что продажи с января по ноябрь относительно постоянны, а в декабре в среднем вдвое больше, чем в любой другой отдельный месяц. Умножение фактических финансовых результатов за 10-месячный период, закончившийся 31 октября 20X0 года, на кратное 13/10 дает разумную оценку результатов за год, закончившийся 31 декабря 20X0 года (см. Приложение 1).

Шаг 2

Следующий шаг включает сбор отраслевых данных (статистики и финансовых коэффициентов) для компаний, работающих в той же отрасли, что и потерпевшая компания.Эту информацию можно накапливать, проводя поиск в базе данных. Например, SIC (стандартный отраслевой код, предоставляемый IRS) для пострадавшей компании можно использовать для поиска в таких базах данных, как Dunn & Bradstreet, NEXIS и SEC, финансовых данных, относящихся к этой отрасли. Предположим, что следующая информация о финансовых результатах была обнаружена в результате поиска в базе данных для нашего примера (см. Ниже).

Эти коэффициенты затем могут быть применены к потерпевшей компании для оценки финансовых результатов в период с 20X1 по 20X4 годы (см. Приложение 2).

Обратите внимание, что предполагаемые финансовые результаты в 20X0 году не совсем соответствуют отраслевым показателям в том же году. Можно было бы ожидать, что начинающая компания будет работать с меньшей эффективностью, чем в среднем по отрасли (включая компании со значительным опытом). Однако, учитывая, что фактические финансовые результаты за первые 10 месяцев, закончившихся 31 октября 20X0 года, являются приблизительными отраслевыми показателями в 20X0 году, фактические результаты за этот 10-месячный период используются для прогнозирования доходов в будущие годы.

Убытки, понесенные во время первоначальной деятельности, не обязательно препятствуют прогнозированию прибыли в будущие годы.Например, если потерпевшая компания в приведенном ниже примере понесла фактический убыток в первые 10 месяцев 20X0 года, можно утверждать, что отраслевые коэффициенты следует применять к фактической выручке в 20X0 году для оценки чистой прибыли или чистого убытка в 20X0 году. В конце концов, будучи начинающей компанией, потерпевшая компания может ожидать убытков в начальный период своего роста. Используя отраслевые коэффициенты, мы сводим на нет «эффект стартапа», предполагая производительность устоявшейся компании.

Имейте в виду, что средние показатели по отрасли предназначены только для справки; их не следует воспринимать дословно.Средняя статистика по отрасли и статистика конкретной компании обычно различаются, особенно когда конкретная компания является совершенно новым предприятием.

Это означает просто, что в качестве отправной точки следует использовать отраслевую статистику и коэффициенты с корректировками, приближенными к конкретным обстоятельствам потерпевшей компании. Например, если вы знаете, что потерпевшая компания использует большую долю заемного финансирования, чем в среднем по отрасли, расчетные процентные расходы следует соответственно увеличить.Кроме того, если пострадавшая компания более трудоемка, чем в среднем по отрасли, следует соответствующим образом скорректировать расходы на заработную плату.

Бенчмаркинг

Другой эффективный метод, который часто используется для количественной оценки упущенной прибыли, когда предприятие прекращает свою деятельность, — это сравнительный анализ (см. Lehrman v. Gulf Oil Corp., 464 F.2d 26 (5 th Cir. 1969). рассчитывает вероятную ожидаемую прибыль на основе относительного сравнения прекращенного бизнеса с аналогичной компанией в той же отрасли.Теоретически компания, сопоставимая по размеру, местоположению, управлению, линейке продуктов и положению на рынке, может получить примерно такой же поток доходов. Прибыль аналогичной компании может использоваться в качестве прокси для прибыли прекращенного бизнеса при условии, что соответствующие факторы определены и определены примерно как эквивалентные.

Хотя бенчмаркинг имеет интуитивный смысл, его бывает сложно реализовать. На практике нет двух эквивалентных компаний, даже в общих чертах. Различия только в одной из переменных в следующем блоке могут существенно повлиять на результативность двух схожих фирм.Например, две издательские компании в одном городе с одинаковым штатом сотрудников могут иметь совершенно разные потенциальные доходы просто потому, что они продают свои услуги разным клиентам.

Другая потенциальная трудность использования сравнительного анализа как средства оценки упущенной выгоды заключается в доступности информации. В соответствии с нормативными требованиями публичные компании должны предоставлять доступ к избранной финансовой и бухгалтерской информации заинтересованным сторонам и потенциальным инвесторам.Таким образом, сравнительный анализ обычно можно использовать на общем уровне для публичных компаний. Однако сравнение частных и нерегулируемых компаний становится более трудным просто потому, что получить информацию невозможно.

Эффективным методом преодоления ограничений в доступности подробной информации для частных или нерегулируемых компаний является использование интервью.

Ключом к использованию сравнительного анализа как средства количественной оценки упущенной прибыли является осознание того, что он может дать общую оценку прибыли, когда мало что доступно.Если можно определить достаточно похожее бизнес-предприятие, сравнительный анализ может стать мощным инструментом для демонстрации вероятной упущенной выгоды. Однако из-за сделанных предположений сравнительный анализ необходимо использовать осторожно, уделяя особое внимание предположениям о том, что представляет собой «зеркальная» компания. Как и в случае с другими методами, необходимо определить критические факторы успеха как для прекратившего свое существование, так и для потенциального «зеркального» бизнеса. Кроме того, следует учитывать различия в фактах между потерпевшей компанией и сравниваемой компанией и вносить соответствующие корректировки в финансовые результаты.

Прошлый опыт, травмированная сторона

Если потерпевшая сторона ранее имела опыт работы в аналогичном бизнесе, финансовая и операционная информация, полученная в результате этого бизнеса, может примерно использоваться для прогнозирования нового потерпевшего бизнеса. Как и в случае с сравнительным анализом, предыдущий бизнес следует тщательно изучить, чтобы убедиться, что он достаточно сопоставим с новым бизнесом. Если предыдущий бизнес проходит тест на сопоставимость, использование прошлого опыта дает дополнительное преимущество в виде интуитивного включения трудно поддающихся количественной оценке переменных, таких как отраслевой опыт (предположительно, то же самое с тем же владельцем / менеджером бизнеса).

Заключение

При определении упущенной прибыли для начинающих компаний с небольшой историей прибыли или без нее, можно использовать несколько методов для получения оценки, подкрепленной разумной уверенностью. Решающее значение при выборе метода прогнозирования или использования этой прибыли имеет признание индивидуальных характеристик рассматриваемого бизнеса по отношению к отрасли и рынку в целом.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *