Разное

Бек когнитивная терапия: Когнитивная терапия. Полное руководство | Бек Джудит — купить в интернет-магазине OZON с быстрой доставкой

Содержание

Когнитивная терапия А. Бека

Когнитивная терапия была предложена А. Беком в 60-х годах XX века в первую очередь для лечения больных с депрессиями. В последующем показания для ее применения были расширены, и она стала использоваться для лечения больных с фобиями, с навязчивыми расстройствами, психосоматическими заболеваниями, пограничными расстройствами, а также для оказания помощи клиентам с психологическими проблемами, не имеющими клинической симптоматики.

Когнитивная терапия не разделяет взглядов трех основных психотерапевтических школ: психоанализа, который считает источником расстройств бессознательное; поведенческой терапии, которая придает значение лишь очевидному поведению; традиционной нейропсихиатрии, в соответствии с которой причинами эмоциональных расстройств служат физиологические или химические нарушения. Когнитивная терапия основана на достаточно очевидной идее о том, что представления и высказывания человека о себе, своих установках, убеждениях и идеалах информативны и значимы.

По мере развития люди накапливают обширный багаж информации, концепций и шаблонов для совладания с психологическими проблемами существования. Эти знания находят применение в процессе наблюдения, выдвижения и проверки гипотез, вынесения суждений — своего рода практической научной работы. Исходя из своего культурного наследия, образования и опыта, люди учатся использовать инструментарий здравого смысла: формировать и проверять истинность предчувствий, выявлять различия, рассуждать, чтобы разрешать конфликты, и судить о том, насколько реалистичной является их реакция на различные ситуации (Паттерсон С, Уоткинс Э., 2003).

Здравый смысл, однако, не может дать объяснений эмоциональным расстройствам. Так, мысли и поступки страдающих депрессией пациентов противоречат основному принципу человеческой природы — инстинкту выживания. Мышление таких пациентов находится под контролем ошибочных представлений о себе и об окружающем мире. Бек указывает, что предложенная им «формулировка психологических проблем в терминах неверных посылок и склонности к искаженным воображаемым переживаниям сильно отличается от общепринятых формулировок психологических расстройств» (Beck А. , 1976). Когнитивная терапия не нуждается в концепции бессознательного. Психологические проблемы «могут стать результатом обычных процессов, таких как неправильное научение, вынесение неверных суждений на основе неполной или ошибочной информации, неумение провести четкую границу между вымыслом и реальностью. Кроме того, мышление может быть нереалистичным, поскольку оно основано на ошибочных посылках; поведение может быть направлено во вред себе, поскольку основывается на неразумных установках» (Beck А., 1976).

Когнитивная терапия — это активный, директивный, ограниченный во времени структурированный подход, используемый при лечении различных психиатрических расстройств (например, депрессии, тревоги, фобий, болевых ощущений и др.). В основе данного подхода лежит теоретическая посылка, согласно которой эмоции и поведение человека в значительной степени детерминированы тем, как он структурирует мир. Представления человека (вербальные или образные «события», присутствующие в его сознании) определяются его установками и умопостроениями (схемами), сформированными в результате прошлого опыта. Например, в мышлении человека, интерпретирующего любое событие в терминах собственной компетентности или адекватности, может доминировать такая схема: «Пока я не достигну во всем совершенства, я — неудачник». Эта схема определяет его реакцию на самые разные ситуации, даже те, что никак не связаны с его компетентностью (Бек А., Раш А., Шо Б., Эмери Г., 2003).

Когнитивная терапия исходит из следующих общетеоретических положений (см. там же):

  • восприятие и переживание в целом представляют собой активные процессы, задействующие как объективные, так и интроспективные данные;
  • представления и идеи являются результатом синтеза внутренних и внешних стимулов;
  • продукты когнитивной активности человека (мысли и образы) позволяют предсказать, как он оценит ту или иную ситуацию;
  • мысли и образы формируют «поток сознания», или феноменальное поле, отражающее представления человека о самом себе, мире, своем прошлом и будущем;
  • деформация содержания базовых когнитивных структур вызывает негативные изменения в эмоциональном состоянии и поведении человека;
  • психологическая терапия может помочь пациенту осознать когнитивные искажения;
  • путем корректировки этих искаженных дисфункциональных конструктов можно добиться улучшения состояния пациента.

Эмоциональные и поведенческие реакции, таким образом, не являются прямыми или автоматическими ответами на внешние стимулы. Напротив, стимулы обрабатываются и интерпретируются внутренней когнитивной системой. Значительные расхождения между внутренней системой и внешними стимулами могут привести к психологическим расстройствам. В промежутке между внешним событием и определенной реакцией на него у пациентов возникают соответствующие мысли, которые часто отражают негативное отношение к прошлому, настоящему или будущему. Хотя пациенты обычно не сознают или игнорируют эти мысли и, как следствие, не сообщают о них, можно научить их выявлять еще до возникновения эмоций.

Такие мысли получили название «автоматических». Автоматические мысли специфичны и дискретны, возникают в укороченном виде, не являются следствием размышлений или рассуждений, относительно автономны и непроизвольны; при этом пациент считает их вполне обоснованными, даже если они представляются окружающим нелепыми или противоречат очевидным фактам (Паттерсон С. , Уоткинс Э., 2003).

Таким образом, А. Бек при теоретическом обосновании предложенной им терапии исходил из положения о том, что эмоции и поведение человека определяются присущим каждому специфическим способом истолкования внешнего мира. Проблемы пациента вытекают главным образом из неких искажений реальности, основанных на ошибочных предпосылках и допущениях. Объективный мир при восприятии его человеком преломляется через когнитивные модели или схемы. Данные схемы подобны фильтрам или «концептуальным очкам», которые определенным образом отбирают поступающую информацию. При значительном искажении этих фильтров у индивида возникают эмоциональные проблемы, а впоследствии — и клиническая симптоматика, поэтому задача терапевта — сконцентрировать внимание клиента на том, как им осуществляется процесс отбора и интерпретации информации, после чего ему предлагается проверить обоснованность сделанных выводов и при заключении об их ошибочности заменить их на более адекватные (Федоров А. П. , 2002). Терапевт помогает пациенту отыскать искажения в мышлении и научиться альтернативным, более реалистическим способам формулирования своего опыта.

Когнитивный подход к эмоциональным расстройствам изменяет взгляд человека на самого себя и свои проблемы. Отказавшись от представлений о себе как о беспомощном порождении биохимических реакций, слепых импульсов или автоматических рефлексов, человек получает возможность увидеть в себе существо, склонное рождать ошибочные идеи, но и способное отказаться от них или пересмотреть их. Только определив и исправив ошибки мышления, он может достигнуть более высокого уровня самоосуществления.

Главная концепция когнитивной терапии состоит в том, что решающим для выживания организма фактором является переработка информации. Мы не смогли бы выжить, если бы у нас не было функционального аппарата для приема информации из окружающей среды, синтезирования ее и планирования действий на основе этого синтеза (Александров А. А., 2004).

Терапевтические техники, используемые в рамках данного подхода, основаны на когнитивной модели психопатологии. При различных психопатологических состояниях (тревога, депрессия, мания, параноидное состояние, обсессивно-компульсивный невроз и т. д.) на переработку информации оказывает влияние систематическое предубеждение, специфичное при каждом конкретном расстройстве. Другими словами, мышление пациентов тенденциозно. Так, депрессивный пациент из информации, предоставляемой окружающей средой, выборочно синтезирует темы потери или поражения, в то время как у тревожного пациента имеется сдвиг в направлении темы опасности.

Этим когнитивным сдвигам способствуют специфические позиции, склоняющие людей в определенных жизненных ситуациях тенденциозно интерпретировать свой опыт. Например, человек, для которого идея возможной внезапной смерти имеет особое значение, может, пережив угрожающий жизни эпизод, начать интерпретировать нормальные телесные ощущения как сигналы наступающей смерти, и тогда у него разовьются приступы тревоги (Александров А. А., 2004).

Когнитивный сдвиг аналогичен компьютерной программе, замечает А. А. Александров. Каждое расстройство имеет свою специфическую программу, которая диктует вид вводимой информации, определяет способ ее переработки и результирующее поведение. При тревожных расстройствах, например, активируется программа «выживания»: индивид из потока информации выбирает «сигналы опасности» и блокирует «сигналы безопасности». Результирующее поведение будет состоять в чрезмерном реагировании на относительно незначительные стимулы как на сильную угрозу, и пациент начнет отвечать избеганием.

Активированная программа ответственна за когнитивный сдвиг в переработке информации. Нормальная программа правильно отобранных и проинтерпретированных данных заменяется «тревожной программой», «депрессивной программой», «панической программой» и т. д. Когда это случается, индивид испытывает симптомы депрессии, тревоги или паники.

А. Бек выделил несколько наиболее часто представленных у депрессивных больных типов логических ошибок, а также указал вероятные для каждого типа альтернативные заключения, с которых может начаться когнитивное переформирование этих ложных выводов.

Сверхгенерализация (сверхобобщение) — это выводы, сделанные на основе одного наблюдения, единственного случая. Пример такой сверхгенерализации — вывод о том, что человек никогда не добьется успеха, поскольку первая попытка оказалась неудачной. Альтернативой является рассуждение на тему: «Действительно ли другие возможные ситуации будут похожи?»

Селективное внимание (избирательность) — это обращение внимания на особые детали события и игнорирование всего контекста, извлечение из памяти только плохих переживаний и неудач. Пример — чувство отвержения, возникающее у пациента, если друг бросился к подошедшему автобусу, а не поговорил с ним. Альтернатива — обращение внимания на весь контекст ситуации, воскрешение в памяти других примеров успехов и удач.

Персонификация — это ошибочное приписывание себе значения события. При персонификации «Я» пациента становится центром, исходя из которого им понимается значение происходящего. Пример — мысли о том, что люди смеялись над ним, когда он вошел, хотя они смеялись совсем по другому поводу. Альтернатива — изучение иных возможных причин.

Дихотомическое мышление — мышление в полярностях, в черно-белом цвете, все хорошо или плохо, чудесно или ужасно. При этом, говоря о себе, пациент обычно выбирает негативную категорию. Пример — убеждение, что он стал нищим после утраты небольшой суммы денег, как будто все будущее заключено в этой сумме (в этом кошельке).

Альтернатива — демонстрация того, что обычно события занимают промежуточные положения между такими полюсами.

Излишняя ответственность — это ощущение личной ответственности за все плохое, что произошло. Пример — убеждение, что в неудачной судьбе своей дочери (алкоголизация, потеря работы) повинен сам.пациент. Альтернатива — выявление других возможных причин произошедшего, опровержение того, что все может быть отнесено на счет клиента.

«Катастрофирование» — это заключение типа «Всегда случается самое плохое».

Альтернатива — оценить вероятность неприятного события. Вспомнить примеры, когда это происходило.

Чтобы лучше понять депрессивные нарушения мышления, отмечают А. Бек и соавторы (Бек А., Раш А., Шо Б., Эмери Г., 2003), полезно рассмотреть их с точки зрения используемых индивидом способов структурирования реальности. Если разделить последние на «примитивные» и «зрелые», то очевидно, что в депрессии человек структурирует опыт сравнительно примитивными способами.

Его суждения о неприятных событиях носят глобальный характер.

Значения и смыслы, представленные в потоке его сознания, имеют исключительно негативную окраску, они категоричны и оценочны по содержанию, что рождает крайне отрицательную эмоциональную реакцию. В противоположность этому примитивному типу мышления зрелое мышление без труда интегрирует жизненные ситуации в многомерную структуру (а не в какую-то одну категорию) и оценивает их скорее в количественных, нежели в качественных терминах, соотносит друг с другом, а не с абсолютными стандартами. Примитивное мышление редуцирует сложность, многообразие и изменчивость человеческого опыта, сводя его к нескольким самым общим категориям.

С точки зрения А. Бека, психологические нарушения, связанные с аберрациями мышления (нарушениями на когнитивной стадии переработки информации, включающими обозначение, селекцию, интеграцию, интерпретацию), предшествуют этапу нейрофизиологических расстройств. Искаженные когниции являются причиной ложных представлений и самосигналов и, следовательно, неадекватных эмоциональных реакций. Поэтому задачей когнитивной психотерапии является исправление неадекватных когниций. Техники когнитивной терапии позволяют выявить, проанализировать и скорректировать ошибочные концептуализации и дисфункциональные убеждения (схемы) пациента. Пациент научается решать проблемы и находить выходы из ситуаций, которые прежде казались ему непреодолимыми, переосмысляя их и корректируя свое мышление. Когнитивный терапевт помогает пациенту мыслить и действовать более реалистично и адаптивно и тем самым устраняет беспокоящие его симптомы.

Стратегии и техники когнитивной терапии предназначены для дезактивации дезадаптивных программ, для сдвига аппарата переработки информации (когнитивного аппарата) в более нейтральное положение. У каждого человека в когнитивном функционировании имеется свое слабое место — «когнитивная уязвимость», которая располагает его к психологическому стрессу. Эти «уязвимости» относятся к структуре личности.

Личность формируется «схемами», или когнитивными структурами, представляющими собой базальные убеждения (позиции). Эти схемы начинают создаваться в детстве на основе личного опыта и идентификации со значимыми другими. У людей складываются концепции о себе, о других, о том, как функционирует мир. Эти концепции подкрепляются дальнейшим опытом научения и, в свою очередь, влияют на формирование других убеждений, ценностей и позиций (Александров А. А., 2004). Схемы могут быть адаптивными или дисфункциональными и являются устойчивыми когнитивными структурами, которые становятся активными, когда включаются специфическими стимулами, стрессорами или обстоятельствами.

У пациентов с пограничными личностными расстройствами имеются так называемые ранние негативные схемы, ранние негативные ядерные убеждения. Например: «Со мной происходит что-то неладное», «Люди должны поддерживать меня и не должны критиковать, должны соглашаться со мной, правильно понимать меня». При наличии подобных убеждений у этих людей легко возникают эмоциональные расстройства.

Другое частое убеждение было названо Беком «условным предположением». Такие предположения, или позиции, начинаются с «если». Два условных предположения, часто отмечаемых у пациентов, склонных к депрессии: «Если я не добьюсь успеха во всем, что я делаю, никто не будет уважать меня»; «Если человек не любит меня, значит, я недостоин любви». Такие люди могут функционировать относительно хорошо до тех пор, пока они не испытают серию поражений или отвержений. После этого они начинают считать, что никто не уважает их или что они недостойны любви.

Особенность когнитивной терапии, отличающая ее от более традиционных видов, таких как психоанализ и клиент-центрированная терапия, заключается в активной позиции врача и его постоянном стремлении к сотрудничеству с пациентом. Депрессивный больной приходит на прием растерянным, рассеянным и погруженным в свои мысли, и потому терапевт должен сначала помочь, ему организовать мышление и поведение — без этого невозможно научить пациента справляться с требованиями повседневной жизни. В силу наличествующих на данной стадии симптомов пациент нередко уклоняется от сотрудничества, и терапевту приходится проявлять находчивость и изобретательность, чтобы побудить его к активному участию в различных терапевтических операциях. Классические психоаналитические техники и приемы, например, техника свободных ассоциаций, предполагающая минимум активности со стороны терапевта, неприменимы при работе с депрессивными больными, так как пациент еще больше погружается в трясину своих негативных мыслей и идей.

В отличие от психоаналитической терапии, содержание когнитивной терапии определяется проблемами «здесь и сейчас». Когнитивный терапевт не придает большого значения детским воспоминаниям пациента, если только они не помогают прояснить текущие наблюдения. Главное для него — исследовать, что думает и что чувствует пациент во время сессии и в перерывах между сессиями. Он не занимается интерпретацией бессознательного. Когнитивный терапевт, активно взаимодействуя и сотрудничая с пациентом, исследует его психологические переживания, намечает для него план действий и дает ему домашние задания.

С поведенческой когнитивная терапия разнится большим вниманием к внутреннему (психическому) опыту, мыслям, чувствам, желаниям, фантазиям и установкам пациента. В целом стратегия когнитивной терапии, отличающая ее от всех иных терапевтических направлений и школ, заключается в эмпирическом исследовании «машинальных» мыслей, выводов и предположений пациента. Формулируя дисфункциональные убеждения и представления пациента о самом себе, собственном опыте и собственном будущем в виде гипотез, когнитивный терапевт затем предлагает ему с помощью определенных процедур проверить достоверность этих гипотез. Практически любой внутренний опыт может стать отправной точкой эксперимента по проверке негативных представлений или убеждений пациента. К примеру, если пациент считает, что окружающие отворачиваются от него с отвращением, терапевт помогает ему выработать систему критериев для оценки человеческих реакций и затем побуждает объективно оценить жесты и мимику людей. Если пациент убежден в своей неспособности выполнить простейшие гигиенические процедуры, терапевт может привлечь его к составлению специальной формы, где пациент в последующем будет отмечать, насколько хорошо или плохо он выполняет эти процедуры (Бек А., Раш А., Шо Б., Эмери Г., 2003).

Читать «Когнитивная терапия: полное руководство» — Бек Джудит — Страница 1

Cognitive Therapy:

Basics and Beyond

Judith S. Beck, Ph.D.

Foreword byAaron T. Beck, M.D.

THE GUILFORD PRESS

New York London

Когнитивная терапия

Полное руководство

Джудит Бек, д-р философии

Предисловие Аарона Бека, д-ра медицины

Москва • Санкт-Петербург • Киев

2006

ББК (Ю)88.4

Б42

УДК 616.89

Издательский дом «Вильямс»

Зав. редакцией Н.М. Макарова

Перевод с английского и редакция Е.Л. Черненко

Научный консультант канд. психол. наук Э.В. Крайников

По общим вопросам обращайтесь в Издательский дом «Вильямс»

по адресам:

[email protected], http://www.williamspublishing.com

115419, Москва, а/я 783; 03150, Киев, а/я 152

Бек, Джудит С.

Б42 Когнитивная терапия: полное руководство: Пер. с англ. — М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2006. — 400 с.: ил. — Парал. тит. англ.

ISBN 5-8459-1053-6 (рус.)

Книга Когнитивная терапия: полное руководствопредставляет собой итог многолетней исследовательской и клинической практики автора. В этом полном руководстве рассматриваются основные концепции когнитивной психотерапии и показания к ее проведению. Излагаются основные методы терапевтического процесса, определяется их место в коррекции различных когнитивных искажений пациентов и лечении психологических расстройств. Приводятся теоретическое обоснование и пошаговое описание отдельных техник когнитивной терапии. Книга богато иллюстрирована клиническими примерами. Отдельная глава посвящена роли личности психотерапевта в практике психотерапии. Когнитивная терапияадресована психологам и психотерапевтам, придерживающимся когнитивно — поведенческой традиции, специалистам других направлений, стремящимся расширить границы профессионального знания, учащимся психологических факультетов высших учебных заведений.

ББК (Ю) 88.4

Все права защищены. Никакая часть настоящего издания ни в каких целях не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитный носитель, если на это нет письменного разрешения издательства Guilford Publications, Inc..

All rights reserved. No part of this book may be reproduced, stored in retrieval system, or transmitted, in any form or by any means, electronic, mechanical, photocopying, microfilming, recording, or otherwise, without written permission from the publisher.

Russian language edition published by Williams Publishing House according to the Agreement with R&I Enterprises International, Copyright © 2006.

Authorized translation from English language edition published by Guilford Publications, Inc., Copyright

© 2006

ISBN 5-8459-1053-6 (pyc.)  © Издательский дои «Вильямс», 2006

ISBN 0-8986-2847-4 (англ.)  © The Guilford Press, 1995

_________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1.  Введение                                                                                    19

Глава 2.  Когнитивная концептуализация                                                    33

Глава 3.  Структура первой терапевтической сессии                              47

Глава 4.  Вторая и последующие сессии: структурирование

и формат                                                                                 69

Глава 5.  Трудности в структурировании терапевтической сессии        87

Глава 6.   Выявление автоматических мыслей                                          101

Глава 7.  Выявление эмоций                                                                    121

Глава 8.  Оценивание автоматических мыслей                                        133

Глава 9.  Ответы на автоматические мысли                                             155

Глава 10.  Выявление и изменение промежуточных убеждений             169

Глава 11.  Глубинные убеждения                                                               201

Глава 12.  Дополнительные когнитивные и поведенческие техники      231

Глава 13.  Образные представления                                                        271

Глава 14.  Домашнее задание                                                                   293

Глава 15.  Завершение терапии и профилактика рецидива                      319

Глава 16.  Составление плана лечения                                                    335

Глава 17.   Трудности терапии                                                                 355

Глава 18.  Профессиональный рост когнитивного терапевта                 371

Приложение А. Рабочий бланк терапевтического случая                      375

Приложение Б. Рекомендуемая литература для терапевтов                   380

Приложение В. Рекомендуемая литература для пациентов

(и терапевтов)                                                              383

Приложение Г.  Информация для когнитивных терапевтов                   384

Библиография                                                                                        386

Предметный указатель                                                                          393

СОДЕРЖАНИЕ             

Предисловие                                                                                              13

Вступление                                                                                                     17

Глава 1 . Введение                                                                                           19

Развитие когнитивного терапевта                                                   29

Как пользоваться этой книгой                                                        29

Глава 2. Когнитивная концептуализация                                               33

Когнитивная модель                                                                             34

Убеждения                                                                                       35

Отношения, правила и предположения                                           36

Взаимосвязь поведения и автоматических мыслей                       37

Пример случая                                                                                  39

Выводы                                                                                            44

Глава 3. Структура первой терапевтической сессии                         47

Цели и структура первой терапевтической сессии                       48

Определение повестки дня                                                             50

Оценка настроения                                                                          52

Знакомство с жалобами пациента, выявление его текущих проблем

и определение целей терапии                                                          53

Обучение пациента когнитивной модели                                        56

Ожидания от терапии                                                                      59

Аарон Бек: «Жизнь ушла на то, чтобы доказать, что психотерапия работает»

Аарон Бек (Aaron Beck), 86-летний основоположник когнитивной поведенческой терапии в середине июня 2007 приехал в Амстердам в связи с вручением ему диплома Почетного члена Общества когнитивной терапии и поведенческой терапии за  вклад в развитие когнитивной поведенческой терапии

«Да нет, мне никто не мешал. То, что я делал, просто игнорировалось», — говорит Аарон Бек без следа горечи. Основоположник когнитивной поведенческой терапии, и он же доброжелательный, любознательный и застенчивый человек.

Именно в результате его научных исследований терапии, в частности, депрессии,  когнитивная поведенческая терапия стала предпочтительным способом лечения при многих психических расстройствах. Это лечение направлено на то, чтобы человек научился отслеживать собственные мысли, которые делают его несчастным. Если он их различает, то можно научить эти мысли (когниции) переформатировать на позитив и уйти с негативной траектории интерпретации.

Как это часто случается в жизни, корни его профессии уходят в детство. Его мать – жена иммигранта из России, чувствовала себя плохо и подавленно на своей новой родине, да и у самого юного Аарона также развилась огромная тревога ко всему имеющему отношение к медицине после того, как ему пришлось часто посещать больницу после инфицированного перелома предплечья. У него появилась эфирофобия.

«Я упорно пытался преодолеть тревогу, и в значительной мере мне это удалось. Позднее начал изучать медицину.  Вероятно, это отчасти было своеобразной терапией моей медицинской фобии».

Во время учебы он хотел стать неврологом, но в 40-е годы соприкоснулся с психиатрией. Его охватило чувство безнадежности: тяжелые психиатрические пациенты тихо увядали по причине отсутствия подходящего для них лечения. «Их кололи до потери сознания, делали им электрошок, или они превращались в зомби в результате лоботомии. Я подумал, что должно быть что-то еще, лучше чем это.

В то время единственной альтернативой был психоанализ, при котором в ходе продолжительной по времени и частой терапии (пять раз в неделю) анализировалось формирование психики в детском возрасте. Бек, уже будучи психиатром, прошел и это. «Мои затраты были компенсированы. Мне было достаточно вести пару пациентов в течение нескольких лет, и проблем с доходом не было. Я получал достаточно средств, чтобы содержать семью».

Но психоанализ Бека не удовлетворял. С его точки зрения, не хватало научных доказательств его действенности. Бек выступил с предложением научного исследования эффективности психоанализа. Последовала буря негодования от профессиональной ассоциации. Бек: « Сам факт того, что я пожелал провести научное исследование, был воспринят как симптом моего неблагополучия. Де мол, мой собственный психоанализ, через который проходит каждый начинающий психоаналитик, не очень удался. И мне просто следовало пройти его заново».

Здесь и сейчас

Помимо психоанализа, Бек начал экспериментировать с терапией, нацеленной на «здесь и сейчас», а не на детство пациента. Это была терапия, которая пыталась найти практическое решение конкретных проблем пациентов и фокусировалась на тех мыслях, которые были причиной нежелательных эмоций, поведения и чувств.

«И это получилось. Пациенты, которым, как мне казалось, требовалась продолжительная терапия, через десять-двенадцать сеансов говорили мне «Спасибо, доктор, депрессия уже не так меня беспокоит. Дальше я уже могу обойтись самостоятельно».  А я еще даже не дошел до их личности… Так что вместо получения гарантированного дохода я смотрел, как мои пациенты уходили после десяти сеансов терапии».

Бек понял, что у него в руках был важный метод терапии, и он начал ему обучать по месту работы в Университете штата Пенсильвания. Он разработал протокол стандартизованной терапии. «Но сам я никогда не был на 100% уверен, что обучил студентов внимательно оценивать данные и собирать свидетельства и доказательства». Наконец в 60-е годы его метод стал частью клинического исследования, в ходе которого сравнивалась эффективность психотерапии и фармакотерапии.

К удивлению критически настроенных исследователей, которые хотели доказать, что доступные в то время лекарства были эффективнее психотерапии, результаты показали обратное. Сразу резко возрос интерес к методу. Начались исследования эффективности когнитивной терапии при самых разных психических расстройствах, и резко возросло количество терапевтов, использовавших этот метод.

Только в 70-е годы Бек разработал, на основании бихевиоризма и условно-рефлекторного закрепления, теорию, объясняющую действенность когнитивной поведенческой терапии. «Сейчас уже очевидно, что когнитивная поведенческая терапия помогает почти при всех психических расстройствах – при депрессии, тревоге, агрессии, личностных расстройствах. У меня иногда появлялось ощущение, что я подобен коммивояжеру, который продает некое универсальное средство. Какой-нибудь «змеиный жир»…

Но Бек не был доволен результатами: слишком успешно для одного метода – это настораживает. «Следует отметить, я уже давно предупреждал, что эта терапия вряд ли будет работать при шизофрении. Хотя недавно мои ученики показали, что шизофрению тоже может лечить когнитивной поведенческой терапией».

Когнитивная поведенческая терапия не гарантирует 100% успеха, как не гарантирует его фармакотерапия и иные виды терапии. Депрессия, с учетом ее тяжести, может излечиваться с помощью этого метода в 50% случаев, и максимум в 30% случаев отмечается значительное облегчение состояния. Лучше всего когнитивная поведенческая терапия помогает при тревоге – до 90% случаев.

«Для людей, страдающих тяжелой депрессией, излечение будет частичным, и, возможно, это сделает жизнь для них более выносимой, но жалобы все равно останутся. Поэтому мы сейчас ищем сейчас факторы, которые позволят нам определить, кому когнитивная терапия поможет, кому она уменьшит симптоматику, а кому показано ее сочетание с фармакотерапией», — говорит Бек.

Он до сих пор занят научными исследованиями в Институте Бека когнитивной терапии и научных исследований (Beck-Institute for Cognitive Therapy and Research by Philadelphia), которым руководит его дочь Юдит.


Эффект

Из многочисленных исследований следует, что эффект когнитивной психотерапии оказывается более долговременным, чем эффект лекарственной терапии. При депрессии, например, вероятность рецидива при когнитивной психотерапии ниже. Более того, после психотерапии эффект, наоборот, возрастает, при условии, конечно, что бывший пациент выполняет соответствующие упражнения.

«Идет активная дискуссия об усиливающем эффекте на психотерапию медитации, например, в буддизме. Отстранение от себя и взгляд на себя со стороны сродни когнитивной психотерапии. Об этом я говорил с Далай-ламой в 2005». Бек рассказывал Его Святейшеству, что в 80% случаев гнев, испытываемый людьми, не оправдан, и он порожден ложными мыслями.

Он также рассказал о пациенте, который «впал в печаль», потому что его «прокатили» с Нобелевской премией. «Работа – самое главное в моей жизни,» — говорил он.  «А жена, друзья, дети?» — спросил Бек. Оказалось, что это тоже важно. Особенно дети, потому как претедент на Нобелевскую премия страдал от чувства вины, потому как он намеревался вести себя по отношению к детям не так, как его собственный отец вел себя по отношению к нему. У того никогда не было свободного времени для сына.

В конечном итоге исследователи пришли с ним к пропорции 80% времени детям и 20% работе. «А где у вас жена и ее роль?» — спрашивает Бек. «Вот, видите, многие Ваши представления не основаны на реальности. Если Вы это видите, то сможете соотнести Ваши чувства и найти правильную пропорцию».

Бек всю свою жизнь посвятил когнитивной терапии, но он продолжает искать ее место в ряду других методов терапии. «Есть и другие виды психотерапии, есть и лекарства, которые помогают пациентам,» — говорит он. «Возможно, на основе изучения генетических и психологических аспектов мы сможем больше узнать о том, какой подход эффективнее для какого пациента. Возможно, перспективно рассматривать комбинации различных видов терапии или их смену. Жизнь ушла на то, чтобы доказать, что психотерапия «работает». Мне повезло, что я начал в молодом возрасте и дожил до старости»


По материалам:

Redeneer die angst toch weg

— de Volkskrant, 16.06.07, Sect. Kennis, p.7 (на нидерландском языке)

Читать онлайн «Когнитивная терапия. Полное руководство» автора Бек Джудит — RuLit

Cognitive Therapy:

Basics and Beyond

Judith S. Beck, Ph.D.

Foreword by Aaron T. Beck, M.D.

THE GUILFORD PRESS

New York London

Когнитивная терапия

Полное руководство

Джудит Бек, д-р философии

Предисловие Аарона Бека, д-ра медицины

Москва • Санкт-Петербург • Киев

ББК (Ю)88.4

Б42

УДК 616.89

Издательский дом «Вильямс»

Зав. редакцией Н.М. Макарова

Перевод с английского и редакция Е.Л. Черненко

Научный консультант канд. психол. наук Э.В. Крайников

По общим вопросам обращайтесь в Издательский дом «Вильямс»

по адресам:

[email protected], http://www.williamspublishing.com

115419, Москва, а/я 783; 03150, Киев, а/я 152

Бек, Джудит С.

Б42 Когнитивная терапия: полное руководство: Пер. с англ. — М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2006. — 400 с.: ил. — Парал. тит. англ.

ISBN 5-8459-1053-6 (рус.)

Книга Когнитивная терапия: полное руководство представляет собой итог многолетней исследовательской и клинической практики автора. В этом полном руководстве рассматриваются основные концепции когнитивной психотерапии и показания к ее проведению. Излагаются основные методы терапевтического процесса, определяется их место в коррекции различных когнитивных искажений пациентов и лечении психологических расстройств. Приводятся теоретическое обоснование и пошаговое описание отдельных техник когнитивной терапии. Книга богато иллюстрирована клиническими примерами. Отдельная глава посвящена роли личности психотерапевта в практике психотерапии. Когнитивная терапия адресована психологам и психотерапевтам, придерживающимся когнитивно — поведенческой традиции, специалистам других направлений, стремящимся расширить границы профессионального знания, учащимся психологических факультетов высших учебных заведений.

ББК (Ю) 88.4

Все права защищены. Никакая часть настоящего издания ни в каких целях не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитный носитель, если на это нет письменного разрешения издательства Guilford Publications, Inc..

All rights reserved. No part of this book may be reproduced, stored in retrieval system, or transmitted, in any form or by any means, electronic, mechanical, photocopying, microfilming, recording, or otherwise, without written permission from the publisher.

Russian language edition published by Williams Publishing House according to the Agreement with R&I Enterprises International, Copyright © 2006.

Authorized translation from English language edition published by Guilford Publications, Inc., Copyright

© 2006

ISBN 5-8459-1053-6 (pyc.) © Издательский дои «Вильямс», 2006

ISBN 0-8986-2847-4 (англ.) © The Guilford Press, 1995

Моему отцу, Аарону Т. Беку, д-ру медицины

«Какова цель этой книги?» — естественный вопрос, который задает себе читатель любой книги по психотерапии, и именно об этом следует поговорить в предисловии. Чтобы ответить на этот вопрос будущим читателям книги д-ра Джудит Бек Когнитивная психотерапия: полное руководство, мне необходимо вернуться назад, к истокам когнитивной терапии и ее последующему развитию.

Когда я впервые начал лечить пациентов с помощью набора терапевтических техник, который впоследствии назвал «когнитивной терапией», я и не подозревал, куда этот подход — так сильно отличавшийся от знакомого мне психоаналитического — меня приведет. Основываясь на своих клинических наблюдениях: и результатах некоторых системных клинических исследований и экспериментов, я предположил, что в основе таких психиатрических нарушений, как депрессия и тревожность, лежит расстройство мышления. Речь идет о систематических искажениях интерпретаций пациентом своего жизненного опыта. Обратив внимание пациента на эти искажения и предложив ему альтернативы — то есть более вероятные объяснения травмирующих его ситуаций, — я обнаружил, что таким образом добиваюсь почти немедленного ослабления симптомов расстройства. Для предупреждения рецидивов я обучал пациентов применению этих когнитивных навыков в повседневной жизни. Оказалось, что решение актуальных проблем пациента в плоскости «здесь и сейчас» приводит к почти полному избавлению от симптомов в течение 10-14 недель. Дальнейшие клинические исследования, проведенные моей исследовательской группой и другими клиницистами, подтвердили эффективность когнитивной терапии в лечении депрессивных, треножных и панических расстройств.

К середине 1980-х годов я уже мог утверждать, что когнитивная терапия достигла статуса «системы психотерапии». Ее составляли:

• теория личности и психопатология, основные постулаты которой были подтверждены эмпирически;

• модель психотерапии с набором принципов и стратегий, разработанным на основе теории психопатологии;

Аарон Бек — Когнитивная психотерапия расстройств личности читать онлайн

Аарон Бек, Артур Фримен

Когнитивная психотерапия расстройств личности

Благодарности

Выход в свет любой книги связан с шестью важными этапами. Первый из них — это нервная дрожь и возбуждение при начале работы над книгой. На этой ранней стадии предлагаются, разрабатываются, видоизменяются, отвергаются, переоцениваются и по-новому формулируются различные идеи. Причиной написания этой книги, как и многих других наших работ, послужила клиническая необходимость в сочетании с научным интересом. Пациенты с личностными расстройствами были частью клиентуры практически каждого психотерапевта нашего Центра. Идея этой книги возникла из еженедельных клинических семинаров, проводимых Аароном Т. Беком. По мере развития этой идеи с нами делились информацией и клиническим опытом коллеги из Пенсильванского университета и центров когнитивной психотерапии со всей страны, за что мы им очень признательны. Многие из них стали нашими соавторами и оказали большое влияние на направленность и содержание этой книги. Их блестящий ум и клиническая проницательность привнесли в эту книгу живость изложения.

Второй важный этап в рождении книги — создание рукописи. Теперь идеи получили конкретное воплощение и изложены на бумаге. Именно с этого момента начинается процесс обретения формы. Лоуренс Трекслер заслуживает всяческих похвал за то, что взял на себя ответственность за просмотр и доработку многих глав. Это придало проекту целостность и внутреннюю связь.

Третий этап начинается, когда рукопись отправлена в издательство. Сеймур Вайнгартен, главный редактор издательства «Гилфорд пресс», многие годы был другом когнитивной психотерапии. (Дар предвидения и мудрость Сеймура помогли ему более десяти лет назад опубликовать ставшую классической работу «Когнитивная психотерапия депрессии» (Cognitive Therapyof Depression).) Благодаря его помощи и поддержке работа над книгой смогла подойти к своему завершению. Ведущий редактор Джудит Громен и редактор Мария Стрейбери сделали рукопись удобочитаемой без ущерба для содержания и направленности текста. Наряду с другими сотрудниками издательства они завершили работу над книгой.

Четвертый этап связан с окончательной редакцией и набором рукописи. Тина Инфорцато оказала нам добрую услугу, неоднократно набирая текст черновых вариантов отдельных глав. На заключительном этапе ее способности проявились с особым блеском. Она собрала разбросанные по тексту библиографические ссылки, внесла в текст множество сделанных нами исправлений и создала компьютерную версию книги, с которой и проводился типографский набор. Карен Мадден хранила черновики книги и заслуживает благодарности за свое упорство. Донна Батиста помогала Артуру Фримену поддерживать организованность, несмотря на его участие в различных проектах. Барбара Маринелли, руководитель Центра когнитивной психотерапии Пенсильванского университета, как всегда взяла на себя основной объем работы и позволила Беку сосредоточиться на создании этой книги и других научных работ. Доктор Уильям Ф. Раньери, председатель Совета по психиатрии Университета терапии и стоматологии Нью-Джерси и Школы остеопатической медицины, также был сторонником когнитивной психотерапии.

Заключительный этап — публикация книги. Итак, уважаемые коллеги, вы держите в руках нашу книгу, которая, как мы надеемся, окажется полезной для вас.

Мы искренне благодарим своих спутниц жизни Джадж Филлис Бек и доктора Карен М. Саймон за их неоценимую поддержку.

Продолжающееся до сих пор сотрудничество основных авторов книги началось с отношений между студентом и преподавателем и развивалось последние 13 лет при взаимном уважении, восхищении, привязанности и дружбе. Мы многое узнали друг от друга.

Наконец, пациенты, с которыми мы работали целые годы, позволили нам разделить их бремя. Именно их боль и страдание побудили нас создать теорию и методы, получившие название когнитивной психотерапии. Они многому нас научили, и мы надеемся, что смогли помочь им начать жить более полноценной жизнью.

Аарон Т. Бек,

доктор медицины, Центр когнитивной психотерапии Пенсильванского университета

Артур Фримен,

доктор педагогических наук, Институт когнитивной психотерапии, Университет терапии и стоматологии Нью-Джерси

В течение десятилетия, прошедшего с издания книги Аарона Т. Бека и его коллег «Когнитивная психотерапия депрессии», когнитивная психотерапия получила значительное развитие. Этот метод стал применяться для лечения всех распространенных клинических синдромов, включая тревогу, панические расстройства и пищевые нарушения. Изучение результатов применения когнитивной психотерапии показало ее эффективность в лечении широкого круга клинических расстройств. Когнитивная психотерапия применялась ко всем возрастам (детям, подросткам, гериатрическим пациентам) и использовалась в различных условиях (амбулаторно, в стационаре, для пар, групп и семей).

Используя накопленный опыт, настоящая книга впервые рассматривает весь комплекс когнитивной психотерапии расстройств личности.

Работа когнитивных психотерапевтов привлекла к себе внимание во всем мире; повсюду в Соединенных Штатах и Европе были созданы центры когнитивной психотерапии. На основе обзора работы клинических и консультирующих психологов Смит (Smith, 1982) сделал вывод, что «когнитивно-поведенческий подход сегодня является одним из самых сильных, если не самым сильным» (р. 808). Начиная с1973 года интерес к когнитивным подходам среди психотерапевтов вырос на 600 % (Norcross, Prochaska & Gallagher, 1989).

Большая часть исследований, теоретических разработок и клинической подготовки в области когнитивной психотерапии проводилась в Центре когнитивной психотерапии в Пенсильванском университете или в центрах, организованных теми, кто обучался в этом центре. В основе данной работы лежат семинары и разборы первичных больных, проводившиеся Беком в течение многих лет. Когда мы решили написать книгу, в которой мы могли бы изложить понимание, достигнутое в ходе нашей работы, мы отдавали себе отчет в том, что одному или двум людям невозможно охватить все рассматриваемые расстройства. Поэтому для работы над книгой мы собрали группу обучавшихся в Центре когнитивной психотерапии известных и талантливых психотерапевтов, каждый из которых писал раздел по своей специализации. Мы отвергли идею отредактированного текста, в котором предлагается ряд несопоставимых (или слишком детальных) наблюдений. В интересах цельности и последовательности изложения мы решили, что эта книга будет результатом совместных усилий всех ее авторов.

О когнитивной психотерапии Аарона Бека — Психолог Васильева Ольга Борисовна

Статью подготовила Васильева О.Б.

Аарон Бек

Основатель когнитивной психотерапии Аарон Т. Бек, доктор медицины, является президентом Института Когнитивной Терапии и Исследований, и профессором Психиатрии в Университете Штата Пенсильвания.

Аарон Бек родился в 1921 году в Провиденсе, штат Род-Айленд, США. Его родители эмигрировали в Соединенные Штаты Америки с Украины.

В детстве он хорошо учился, но вместе с тем у него была угрожающая жизни травма и связанное с ней заболевание. На протяжении жизни ему неоднократно приходилось преодолевать различные страхи, к примеру: страх травмы с кровотечением, страх задохнуться, туннельную фобию, тревогу по поводу своего здоровья, страх публичных выступлений. В начале своей карьеры у него также был легкий депрессивный эпизод. Но он сумел использовать свой личный опыт для того, чтобы внести вклад в теорию и практику психотерапии.

Аарон Бек интересовался психиатрией столько, сколько себя помнил. В университете Брауна, где он учился, А.Бек был главным редактором газеты и удостоился нескольких наград. После того, как в 1942 году он получил диплом с отличием, А.Бек начал медицинскую карьеру в Йельской школе медицины, которую закончил в 1946 году. Интернатуру он проходил на кафедре патологии в больнице Род-Айленда.

Изменения, происходившие в психиатрии, связанные с распространением психоаналитической теории и техники, заинтриговали его. Он провел два года в качестве студента в центре Остин Риггз в Стокбридже, где приобрел значительный опыт в проведении долгосрочной психотерапии. Во время Корейской войны А.Бек проводил исследования в военном госпитале Валлей Форж, где был помощником заведующего в области нейропсихиатрии.

В 1954 г. А.Бек стал профессором психиатрии в Пенсильванском университете. Вначале он проводил исследования в области психоаналитических теорий депрессии. Во время исследований по валидизации теории депрессии Зигмунда Фрейда А.Бек начал задаваться вопросами относительно теории психоанализа. Его исследование снов депрессивных пациентов не выявило направленного на себя гнева или злости, как полагал З.Фрейд, а скорее темы утраты, поражения и депривации. Эти находки повторились в дальнейших экспериментах по peaгированию депрессивных пациентов на успех или провал при выполнении экспериментальных задач и отчетах о потоке сознания депрессивных пациентов в частной практике А.Бека. С точки зрения Аарона Бека, мотивационная модель З.Фрейда не выдержала испытания проверкой.

А.Бек разработал новый теоретико-клинический подход, который назвал когнитивной терапией. С 1959 г. он направил свои научные интересы на исследования психопатологии депрессии, самоубийств, тревожных и панических расстройств, алкоголизма, наркозависимости, расстройств личности и возможности их лечения с помощью когнитивной терапии. В начале 1960-х гг. А.Бек опубликовал результаты собственных исследований депрессии. Он сделал вывод, что суть депрессии — искаженные когнитивные процессы, а именно — внутреннее ощущение безнадежности. Эта безнадежность является результатом неправильных обобщений пациентом своего жизненного опыта. Дальнейшие исследования показали, что определенные психопатологические состояния (фобии, тревога, гипоманиакальные расстройства, ипохондрия, нервная анорексия, суицидальное поведение и т.п.) являются формами проявления нарушенных когнитивных процессов. Следовательно, пациенты страдают от собственных мыслей. Поэтому в терапии следует изменить неадаптивные мысли. Таким образом, мишенью когнитивной терапии служат неправильные когнитивные образования — неадаптивные мысли, убеждения и образы. Часть его последних работ сосредоточилась на когнитивной терапии шизофрении, пограничных личностных расстройств и на работе с пациентами, которые совершают повторные попытки суицида. Продолжающиеся исследования в области психопатологии и использовании когнитивной терапии обеспечили Аарону Беку выдающееся место в научном сообществе Соединенных Штатов Америки. А.Бек опубликовал более 500 статей и автор или cо-автор семнадцати книг. Он разработал оценочные шкалы депрессии, риска суицида, исследования личности.

А.Бек работал в редакционных советах многих журналов и читал лекции по всему миру. В качестве консультанта психиатрических клиник и организаций по уходу за больными, он организовал стационарное лечение, частичную госпитализацию и амбулаторные программы, где используется когнитивная терапия.

Аарон Бек получил награды и почетные ученые степени от академических учреждений и профессиональных организаций всего мира, включая Королевский психиатрический колледж (в Великобритании). Доктор Бек — единственный психиатр, который получил награды за исследования и от Американской Психологической Ассоциации и от Американской Психиатрической Ассоциации. В журнале Американский Психолог (июль 1989) его назвали одним из «американцев в истории, которые сформировали лицо американской Психиатрии» и одним из «пяти самых влиятельных психотерапевтов всех времен». Он остается плодотворным автором и исследователем. А.Бек является почетным профессором психиатрии Пенсильванского университета, где он долгое время работал, основателем Института Бека, возглавляемым одним из его 4 детей, Джудит Бек. Институт Бека (Beck Institute for Cognitive Therapy and Research) является одним из многих центров по обучению когнитивных психотерапевтов и для подготовки исследователей. А.Бек возглавляет обучение сотен клиницистов когнитивной психотерапии. Доктор Бек — Почетный президент Академии Когнитивной Терапии, объединяющей более чем 500 когнитивных терапевтов во всем мире.

В свою очередь когнитивные терапевты создали свои собственные центры по когнитивной психотерапии. Сегодня существуют десятки учебных и научных центров когнитивной терапии в университетах и клиниках Европы и США. Один из известнейших центров — Пенсильванский университет. Издается ряд специальных журналов: International Cognitive Therapy Newsletter, Cognitive Therapy and Research, Journal of Cognitive Psychotherapy: An International Quarterly.

Аарон Бек продолжает быть значимой фигурой и выразительным голосом в современной психотерапии. А.Бек внес большой вклад в современную психиатрию и психологию, так как предложенная им психотерапия оказалась эффективной в лечении депрессии и тревоги.

О когнитивной психотерапии

Когнитивная психотерапия видит основную причину эмоциональных и поведенческих расстройств в существовании дезадаптивных убеждений. Убеждения возникают в результате ошибочного восприятия и переработки информации в процессе развития личности.

Когнитивная терапия ставит перед собой задачу прямо воздействовать на когниции клиента (мысли, установки, ожидания).

Терапия заключается в поиске искажений в мышлении и в обучении альтернативному, более реалистичному способу восприятия своей жизни. Когнитивная терапия ориентирована на цель, и сфокусирована на проблеме. Основное внимание в ней уделяется настоящему. В процессе структурированных сессий терапевты, в отличие от психоаналитиков, работают с сознательным содержанием. По принципам и техникам когнитивная терапия близка бихевиоральной терапии, и использует поведенческие методы. По сравнению с психоанализом и гештальт-терапией когнитивная терапия краткосрочна.

Клинические исследования подтвердили эффективность когнитивной терапии в лечении депрессивных, тревожных, панических и многих других расстройств. При лечении депрессивных расстройств когнитивная психотерапия даёт более долговременный эффект, чем лекарственная терапия.

Джудит Бек

Джудит Бек — дочь Аарона Бека продолжала развивать когнитивную психотерапию.

Джудит С. Бек, доктор философии, является директором Института Когнитивной Терапии и Исследований, расположенного в пригороде Филадельфии. Также она занимает должность клинического ассистента профессора психологии и психиатрии в Университете Штата Пенсильвания, где она преподает психиатрию. Она получила докторскую степень от Университета Штата Пенсильвания в 1982.

Доктор Дж.Бек отвечает за три функции Института Бека: образование, клиническую практику и исследования. В настоящее время она занимается административной работой, супервизией и обучением когнитивных терапевтов, лечебной работой, исследованиями и писательской работой. Кроме того, она признанный лектор, организовавший множество рабочих групп и семинаров как национального, так и международного масштаба по вопросам применения когнитивной терапии в лечении депрессивных, тревожных, панических и биполярных расстройств, расстройств личности и нарушений межличностных отношений, а также по предупреждению рецидива расстройств после завершения терапии. Она — автор трех книг, в том числе учебника по когнитивной терапии «Когнитивная терапия. Полное руководство», который был переведен на 12 языков. Кроме того, она редактор Оксфордского Учебника Психотерапии и со-автор книги «Когнитивная терапия расстройств личности», она написала многочисленные статьи и главы по применению когнитивной терапии в разных ситуациях. Доктор Джудит С. Бек — президент Академии когнитивной терапии.

Введение в когнитивную терапию А.Бека.

Когнитивная терапия депрессии читать онлайн

Автор

Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери.

Когнитивная терапия депрессии.

(Aaron Beck, A. Rush, Brian Shaw, Gary Emery. Cognitive Therapy of Depression, 1979)

Данная книга представляет собой итог многолетней исследовательской и клинической практики авторов. В ней представлены специальные техники, позволяющие скорректировать когнитивные искажения пациента и в конечном счете способствующие ослаблению депрессивных симптомов. Предложенная авторами концепция домашней работы, или «аутотерапии», открывает реальную возможность для расширения терапевтического процесса и выведения его за рамки терапевтических сессий. Книга адресована как психотерапевтам, придерживающимся когнитивно-поведенческой традиции, так и специалистам, стремящимся расширить границы профессионального знания.

Эта книга посвящается нашим детям:

Рою, Джудит и Элис Бек, Мэттью Рашу и Стивену Шо

Предисловие.

Монография, открывающая новый подход к пониманию и психотерапии депрессии, заслуживает хотя бы краткого рассказа об истории ее создания.

Данная книга представляет итог многолетней исследовательской и клинической практики. Ее появление на свет стало возможным благодаря усилиям многих и многих людей — клиницистов, исследователей, пациентов. Отдавая должное вкладу отдельных людей, я предполагаю также, что сама по себе когнитивная терапия есть отражение тех изменений, которые в течение многих лет происходили в области поведенческих наук и только в последние годы оформились в ведущую тенденцию. Впрочем, мы пока не можем точно оценить, какую роль сыграла так называемая «когнитивная революция в психологии» в развитии когнитивной терапии.

Помещая данную книгу в персональную перспективу, я бы отослал читателя к моей ранней работе «Депрессия» (Depression; 1967), являвшей собой первое приближение к когнитивной модели и когнитивной терапии депрессии и иных неврозов. Мой следующий труд «Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства» (Cognitive Therapy and the Emotional Disorders), опубликованный в 1976 году, содержал подробное описание когнитивных аберраций, характеризующих каждый из этих неврозов, детальное изложение общих принципов когнитивной терапии и более стройную схему когнитивной терапии депрессий.

Мне пока и самому не до конца ясно, откуда берут свое начало мои формулировки, касающиеся когнитивной терапии депрессии. Оглядываясь назад, я понимаю, что первые догадки сквозили уже в том начинании, которое я предпринял в 1956 году с целью обоснования некоторых психоаналитических концептов. Я верил в истинность психоаналитических формулировок, однако испытывал определенное «сопротивление», вероятно, естественное для академического психолога и психиатра, придающего столь большое значение эмпирическим данным. Полагая возможным разработать конкретные техники, я провел серию изыскательских работ, призванных подтвердить правильность психоаналитического понимания депрессии. Другим, возможно, более веским мотивом было желание понять психологическую конфигурацию депрессии, чтобы разработать схему краткосрочной психотерапии, направленной на устранение очаговой психопатологии.

Хотя первые результаты моих эмпирических исследований как будто бы подтверждали существование психодинамических факторов депрессии, а именно ретрофлективной враждебности, выражением которой является «потребность в страдании», последующие эксперименты принесли целый ряд неожиданных открытий, противоречивших данной гипотезе, что подтолкнуло меня к более критичной оценке психоаналитической теории депрессии, а затем и всей структуры психоанализа. В конечном итоге я пришел к заключению: депрессивные пациенты вовсе не испытывают «потребности в страдании». Экспериментальные данные свидетельствовали о том, что депрессивному пациенту свойственно избегать поведения, способного вызвать отвержение или неодобрение со стороны окружающих; он, напротив, стремится быть принятым людьми и заслужить их одобрение. Это расхождение между лабораторными данными и клинической теорией и сподвигло меня к переоценке своих убеждений.

.

Примерно в то же время я с огорчением для себя начал осознавать, что надежды, возлагаемые мною на психоанализ в начале 1950-х годов, оказались напрасными: многолетний курс психоанализа, через который прошли многие мои аспиранты и коллеги, не вызвал сколько-нибудь ощутимых позитивных сдвигов в их поведении и чувствах! Более того, работая с депрессивными пациентами, я заметил, что терапевтические интервенции, основанные на гипотезе «ретрофлективной враждебности» и «потребности в страдании», зачастую не приносят пациенту ничего, кроме вреда.

Таким образом, клинические наблюдения, экспериментальные и корреляционные исследования, а также непрекращающиеся попытки объяснения данных, противоречивших психоаналитической теории, привели меня к полному переосмыслению психопатологии депрессии и других невротических расстройств. Обнаружив, что депрессивные пациенты не имеют потребности в страдании, я начал искать иные объяснения их поведению, которое только «выглядело» как потребность в страдании. Я задался вопросом: как еще можно объяснить их неустанное самобичевание, их устойчиво негативное восприятие действительности и то, что как будто бы говорило о наличии аутовраждебности, а именно их суицидальные желания?

Вспомнив свое впечатление о «мазохистских» сновидениях депрессивных пациентов, которое, собственно, и послужило отправной точкой моих исследований, я стал искать альтернативные объяснения тому факту, что депрессивный сновидец постоянно видит себя во сне неудачником — он либо теряет какую-то ценную вещь, либо не может достигнуть какой-то важной цели, либо предстает ущербным, безобразным, отталкивающим. Прислушавшись к тому, как пациенты описывают себя и свой опыт, я заметил, что они систематически перетолковывают факты в худшую сторону. Эти истолкования, сходные с образным рядом их сновидений, навели меня на мысль, что депрессивному пациенту присуще искаженное восприятие реальности.

Дальнейшие систематические исследования, включавшие разработку и апробацию новых инструментов, подтвердили эту мою гипотезу. Мы обнаружили, что депрессия характеризуется глобально пессимистическим отношением человека к собственной персоне, внешнему миру и своему будущему. По мере аккумулирования данных, подтверждавших ведущую роль когнитивных искажений в развитии депрессии, я разрабатывал специальные техники, основанные на применении логики, которые позволяют скорректировать когнитивные искажения пациента и в конечном счете ведут к ослаблению депрессивных симптомов.

Благодаря нескольким исследованиям мы пополнили наши знания о том, как депрессивный пациент оценивает свой текущий опыт и свои перспективы. Эти эксперименты показали, что при соблюдении определенных условий серия успешно выполненных заданий может сыграть огромную роль в изменении негативной Я-концепции пациента и тем самым устранить многие симптомы депрессии.

Эти исследования позволили нам дополнить вышеописанные техники корректирования когнитивных искажений новым весьма действенным средством, таким как проведение экспериментов, призванных проверить ошибочные или преувеличенно пессимистические убеждения пациента, что в конечном счете существенно расширило терапевтический процесс. Теперь у пациентов появилась возможность проверять свои пессимистические интерпретации и прогнозы в реальных жизненных ситуациях. Концепция домашней работы, или, как мы позже назвали это, «аутотерапии», открыла реальную возможность для расширения терапевтического процесса и выведения его за рамки терапевтических сессий.

Развитие когнитивной терапии проходило под влиянием бихевиорального движения. Методологический бихевиоризм, подчеркивающий важность постановки дискретных задач и описывающий конкретные процедуры их решения, привнес совершенно новые параметры в когнитивную терапию (многие авторы даже стали именовать наш подход «когнитивно-поведенческой терапией»).

Данная монография в значительной степени являет собой итог тех конференций, что еженедельно проводились на факультете психиатрии Пенсильванского университета, где обсуждались проблемы, возникавшие при лечении конкретных пациентов: участники делились друг с другом опытом и совместно искали пути решения проблем. Многочисленные предложения были впоследствии обобщены в серии терапевтических руководств, кульминацией которой является настоящее издание. Столь велико число людей, внесших вклад в становление и развитие нашего знания, что перечисление даже основных имен заняло бы слишком много места. Мы благодарны всем участникам этих конференций, и я уверен, они прекрасно понимают, сколь большую роль они сыграли в появлении данной книги.

Особо хотелось бы поблагодарить наших коллег, помогавших нам материалами, предложениями и замечаниями при подготовке терапевтических руководств, предшествовавших данной монографии. Наиболее активными нашими помощниками были Марика Ковач, Дэйвид Бернс, Ира Герман и Стивен Холлон. Мы чрезвычайно признательны и Майклу Махони, который взял на себя труд прочесть и отредактировать нашу рукопись. Мы благодарим также Стерлинга Мури за его великодушную помощь на заключительных этапах подготовки книги …

Когнитивная терапия депрессии | Общество клинической психологии

Диагноз:
Депрессия

2015 EST Статус: лечение ожидает повторной оценки
Очень убедительно: высококачественные доказательства того, что лечение улучшает симптомы и функциональные результаты после лечения и при последующем наблюдении; небольшой риск причинения вреда; требует разумного количества ресурсов; эффективен в условиях, не связанных с исследованиями.

Сильный: доказательства среднего или высокого качества, что лечение улучшает симптомы ИЛИ функциональные результаты; невысокий риск причинения вреда; разумное использование ресурсов

Слабые: доказательства низкого или очень низкого качества того, что лечение оказывает клинически значимое влияние на симптомы или функциональные исходы; Прибыль от лечения может не оправдывать задействованные ресурсы

Недостаточные доказательства: метааналитическое исследование не может быть идентифицировано

Недостаточные доказательства: существующие метаанализы недостаточного качества

Лечение ожидает повторной оценки

1998 EST Статус: сильная исследовательская поддержка
Сильный: поддержка двух хорошо продуманных исследований, проведенных независимыми исследователями.

Скромный: Поддержка одного хорошо спланированного исследования или нескольких адекватно спланированных исследований.

Спорные: противоречивые результаты или утверждения о механизмах не поддерживаются.

Сила исследовательской поддержки

Очень сильный

Сильный

слабое

Недостаточные доказательства

Лечение ожидает повторной оценки

Сильный

Скромный

Спорный

Краткое описание

  • Базовая предпосылка : Аарон Т.Когнитивная теория депрессии Бека предполагает, что люди, предрасположенные к депрессии, развивают неточные / бесполезные основные убеждения о себе, других и мире в результате их историй обучения. Эти убеждения могут бездействовать в течение длительных периодов времени и активируются жизненными событиями, которые несут конкретное значение для этого человека. Основные убеждения, делающие человека подверженным депрессии, в широком смысле подразделяются на убеждения о том, что он нелюбим, бесполезен, беспомощен и некомпетентен.Когнитивная теория также фокусируется на дефиците обработки информации, избирательном внимании и предубеждениях памяти в сторону негативного.
  • Суть терапии : В когнитивной терапии (КТ) клиентов обучают когнитивным и поведенческим навыкам, чтобы они могли выработать более точные / полезные убеждения и в конечном итоге стать собственными терапевтами.
  • Длина : В большинстве рандомизированных клинических испытаний или испытаний эффективности КТ при депрессии обычно проводится за 8–16 сеансов.Существует значительная взаимосвязь между тяжестью начальных симптомов и продолжительностью КТ (Shapiro et al., 1994). Клиенты с легкой или умеренной депрессией хорошо справляются с 8 или 16 сеансами КТ. Однако клиенты с тяжелой депрессией демонстрируют значительно лучшие показатели реакции на 16 сеансов по сравнению с 8 сеансами. Рекомендуется разрешить повторные сеансы после прекращения для усиленной профилактики рецидивов через 3, 6 и 12 месяцев после прекращения (Beck, 2011). Предостережение к выводу о 8-16 сеансах заключается в том, что, поскольку эти результаты были получены в испытаниях эффективности, можно продлить лечение в сообществе за последние 16 сеансов в зависимости от: 1) тяжести и хронизации депрессии клиента, 2) коморбидных расстройств и 3) другие психологические, физиологические и психосоциальные факторы (все они могут затруднить выздоровление клиента от депрессии).Например, исследование, оценивающее эффективность КТ в амбулаторной клинике КТ, показало, что клиенты посещают в среднем 15,9 ( SD = 16,2) сеансов КТ с диапазоном 0 (клиенты, которые завершили прием, но никогда не проходили терапию). до 97 (Гиббонс и др., 2011). Модальное количество сеансов КТ было 1, а среднее — 11 (Gibbons et al., 2011).

Ресурсы для лечения

Редакторы: Рамарис Э.Немецкий, доктор философии; Майкл Уиллистон, PsyD; Рэйчел Хершенберг, доктор философии

Примечание. Приведенные ниже ресурсы предназначены для дополнения, а не замены базового обучения лечению психических заболеваний и научно-обоснованной практике

Руководства / схемы лечения

Руководства по лечению

CT для определенных групп населения и форматов: руководства доступны на внешних сайтах

Книги, доступные для покупки через внешние сайты

Учебные материалы и семинары

Учебные центры в Северной Америке

  • Институт Бека: Учебный центр когнитивной терапии (1 Belmont Avenue, Suite # 700, Bala Cynwyd, PA 19004)
  • Академия когнитивной терапии: поддержка профессионалов, обучение потребителей и предоставление людям действительно эффективной помощи (несколько мест по всему миру)

Мастерские

  • Мастерские под руководством Джудит Бек, доктора философии Института Бека
  • Список семинаров для ежегодной конференции Ассоциации поведенческой и когнитивной терапии (ABCT)

Меры, раздаточные материалы и рабочие листы

Книги самопомощи

Важное примечание: перечисленные выше книги основаны на подтвержденных эмпирическими исследованиями очных курсах лечения.Они не обязательно оценивались эмпирически сами по себе или в сочетании с личным лечением. Мы перечисляем их в качестве ресурса для врачей, которые назначают их в качестве дополнения к проведению личного лечения.

Приложения для смартфонов

Компьютерная когнитивно-поведенческая терапия при депрессии

Видео демонстрации

Видео, доступные для покупки через внешние сайты

Клинические испытания

Большое депрессивное расстройство

  • Влияние когнитивной терапии антидепрессантами по сравнению с одними только антидепрессантами на скорость выздоровления при большом депрессивном расстройстве: рандомизированное клиническое исследование (Hollon et al., 2014)
  • Когнитивная терапия в сравнении с лекарствами при лечении депрессии от умеренной до тяжелой (DeRubeis et al., 2005)
  • Профилактика рецидивов после когнитивной терапии по сравнению с лекарствами при умеренной и тяжелой депрессии (Hollon et al., 2005)
  • Флуоксетин, когнитивно-поведенческая терапия и их комбинация для подростков с депрессией: рандомизированное контролируемое исследование «Лечение подростков с депрессией» (TADS) (March et al., 2004)
  • Профилактика депрессии у подростков из группы риска: рандомизированное контролируемое исследование (Garber et al., 2009)
  • Рандомизированное испытание поведенческой активации, когнитивной терапии и антидепрессантов в лечении острых состояний взрослых с большой депрессией (Dimidjian et al., 2006)
  • Рандомизированное испытание поведенческой активации, когнитивной терапии и антидепрессантов в профилактике рецидивов и рецидивов большой депрессии (Dobson et al., 2008)
  • Лечение и профилактика депрессии (Hollon, Thase, & Markowitz, 2002)

Дистимическое расстройство

Биполярное расстройство

Группа CT

Краткое CT

Мета-анализ и систематические обзоры

  • Метаанализ когнитивно-поведенческой терапии депрессии у взрослых, отдельно и в сравнении с другими методами лечения (Cuijpers et al., 2013)
  • Метаанализ эффектов когнитивной терапии у пациентов с депрессией (Gloaguen et al., 1998).
  • Эффективность когнитивно-поведенческой терапии: обзор метаанализов (Hofmann et al., 2012)
  • Является ли когнитивно-поведенческая терапия более эффективной, чем другие методы лечения ?: Метааналитический обзор (Tolin, 2010).
  • Когнитивные процессы в когнитивной терапии: оценка механизмов изменения лечения депрессии (Garratt et al., 2007)
  • Уменьшение рецидивов и рецидивов униполярной депрессии: сравнительный метаанализ эффектов когнитивно-поведенческой терапии (Vittengl et al., 2007)
  • Имеет ли когнитивно-поведенческая терапия более продолжительный эффект, чем удержание пациентов на продолжении фармакотерапии? Метаанализ (Cuijpers et al., 2013)
  • Влияние когнитивно-поведенческой терапии депрессии у взрослых на дисфункциональное мышление: метаанализ (Cristea et al., 2015).
  • Когнитивно-поведенческая терапия для лечения депрессии у людей с рассеянным склерозом: систематический обзор и метаанализ (Hind et al., 2014)

Другие лечебные ресурсы

Видео Аарона Бека о когнитивной терапии

Это интервью дает зрителям полное представление о том, как возникла одна из самых влиятельных терапевтических методик всех времен.Легко думать, что КПТ существовала всегда, потому что она занимает важное место в сегодняшнем терапевтическом мире, но здесь у вас будет возможность увидеть, как она развивалась, и как исследования и труды Бека глубоко сформировали область психотерапии, особенно текущий акцент на эмпирически подтвержденном лечении.

Когда он размышляет о своем профессиональном пути, вы узнаете, как Бек оторвался от психоанализа и зародился когнитивной терапии. Он делится своим процессом публикации своих ранних книг и тем, как его вторую книгу, «Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства», первоначально отвергли около 15 издателей.Он заканчивает своими предсказаниями относительно будущего психотерапии, некоторые из которых сбылись, а некоторые еще нет. Все это время вы получите представление о человеке, стоящем за методами и подходом, которые значительно улучшили жизнь бесчисленного множества людей: непредубежденный, новаторский ученый и клиницист, на протяжении всей жизни приверженный пониманию и облегчению человеческих страданий.

Посмотрев это видео, вы:
• Определите ключевой вклад Бека в понимание личности, психопатологии и психотерапевтического лечения.
• Понять происхождение когнитивной терапии и ее развитие на основе исследований Бека по депрессии.
• Изучите ключевые компоненты модели когнитивной терапии.

Продолжительность видео: 00:56:00

Есть английские субтитры

Индивидуальный ISBN-10 #: 1-60124-322-7

Группа ISBN-10 #: 1-60124-323-5

Аарон Т. Бек, доктор медицины , американский психиатр и почетный профессор кафедры психиатрии Пенсильванского университета.Его широко считают отцом когнитивной терапии, и его новаторские теории широко используются при лечении клинической депрессии. Бек также разработал методы самоотчета о депрессии и тревоге, включая Опросник депрессии Бека (BDI), Шкалу безнадежности Бека, Шкалу Бека для суицидальных мыслей (BSS), Опросник тревожности Бека (BAI) и Опросник молодежи Бека. Он является почетным президентом Института когнитивно-поведенческой терапии им. Бека и почетным президентом Академии когнитивной терапии, которая сертифицирует квалифицированных когнитивных терапевтов.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ): что это?

Почему люди продолжают говорить о КПТ? Мы исследуем, как работает когнитивно-поведенческая терапия и кому она может помочь.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это научно обоснованная и широко используемая форма терапии, которая помогла многим людям во всем мире.

Терапевты используют когнитивно-поведенческую терапию, чтобы помочь людям со всеми видами психических и физических состояний здоровья, лишь некоторые из которых включают:

Используя различные техники когнитивно-поведенческой терапии, специалисты в области психического здоровья смотрят на то, как люди думают и как это влияет на их поведение.

Цель состоит в том, чтобы адаптировать ваше мышление и поведение, исправляя искаженные модели мышления.

Независимо от того, живете ли вы с психическим заболеванием или постоянно беспокоитесь о мелочах, КПТ может быть полезным инструментом, если вы ищете подтвержденную доказательствами терапию для облегчения стойких симптомов.

В 1960-х годах психиатр Аарон Бек понял, что люди, которым он помогал с депрессией, часто проявляли определенные модели мышления, которые им не служили.

Он объяснил эмоциональные состояния с помощью когнитивной модели: обработка мыслей контролирует то, как люди видят себя, других и свое окружение, что влияет на их эмоции и поведение.

Другими словами, если вы воспринимаете все вокруг как плохое, вам, скорее всего, тоже будет плохо.

Основной принцип когнитивно-поведенческой терапии состоит в том, что большинство эмоциональных и поведенческих реакций усваиваются, и поэтому их можно отучить или изменить.

В отличие от многих других форм психотерапии, КПТ в основном занимается настоящими чувствами и событиями, а не прошлыми травмами или историей жизни.Нельзя сказать, что эти темы не будут затронуты в терапии, но они не являются центральным направлением этого лечения.

При психических состояниях, таких как депрессия, тревога, употребление психоактивных веществ, фобии и многих других, негативное мышление принимает различные формы, например:

В КПТ вы вместе с терапевтом будете работать с терапевтом, чтобы определить модели мышления, которые вызывают у вас дистресс. Это важный шаг в управлении подавляющими эмоциями и бесполезным поведением.

Хотя многие люди думают, что терапия — это просто беседа с врачом, КПТ на самом деле очень структурирована и адаптирована для каждого человека.

Со временем вы научитесь распознавать и оспаривать мысли, которые мешают вам, и успокаивать симптомы. Стратегии могут включать:

  • отслеживание своих мыслей и их последующий анализ
  • столкновение с ситуациями, вызывающими тревогу, чтобы научиться справляться с трудностями
  • практика решения проблем со своим терапевтом
  • ролевые взаимодействия с другими людьми

Практика стратегий как это с вашим терапевтом — и дома в одиночестве — вы разовьете полезные навыки, такие как:

  • осознание бесполезных мыслей и того, как они влияют на ваше эмоциональное состояние
  • получение более логичного понимания действий других людей
  • вызов автоматическим предположения
  • точно оценивать реальность
  • справляться с запускающими или расстраивающими ситуациями
  • учиться позитивному разговору с самим собой и как повысить уверенность
  • техники релаксации

По сути, КПТ работает, выявляя, решая и изменяя бесполезное мышление, так что ваше мышление , поведение, a и общее самочувствие улучшается с практикой.

Например, если вы измените свое отношение к конкретным ситуациям, вам будет легче адаптировать свое поведение в будущем.

Идея состоит в том, чтобы применить навыки, полученные в ходе терапии, в повседневной жизни. Это похоже на тренировку любой мышцы, чтобы сделать ее сильнее, за исключением того, что на этот раз эта мышца — это ваш мозг.

Это требует от вас и вашего терапевта совместной работы, приверженности и коммуникативности.

КПТ — это целенаправленная форма терапии.

Перед тем, как начать терапию, подумайте о собственных эмоциональных проблемах и подумайте о том, что вы хотели бы изменить с помощью когнитивно-поведенческой терапии.

Вместе вы и ваш терапевт можете выбрать достижимые и значимые цели, к которым нужно стремиться.

Некоторые общие цели когнитивно-поведенческой терапии включают:

  • формирование новых привычек
  • обучение навыкам межличностного общения
  • развитие конструктивных механизмов выживания
  • снижение или управление стрессом и тревогой
  • переход от негативного мышления к более сбалансированному взгляду выражать чувства

Время, необходимое для достижения этих целей, у всех разное.Некоторые люди видят результаты всего после нескольких сеансов, в то время как другим требуется несколько месяцев, чтобы уменьшить симптомы.

Вы можете начать с одного сеанса в неделю, а затем постепенно уменьшать частоту. Однако это будет зависеть от доступности и доступности как для вас, так и для вашего терапевта.

Терапия показывалась снова и снова, чтобы помочь людям справиться как с психическими, так и с физическими заболеваниями. Некоторые исследования даже показали, что он вызывает изменения в мозге.

Исследование, проведенное в 2015 году, также показало, что КПТ часто столь же или более эффективна для уменьшения симптомов, чем другие виды терапии, особенно когда речь идет о тревожных расстройствах.

При этом лекарства все же лучше действуют при некоторых состояниях, и многие люди считают наиболее полезным сочетать КПТ с лекарствами.

Преимущества CBT обширны. Например:

  • Это часто приводит к долгосрочным результатам. Поскольку акцент делается на выявлении бесполезных моделей мышления и формировании навыков для повседневного использования, положительные эффекты КПТ могут длиться еще долго после прекращения лечения.
  • Это эффективная альтернатива медицине. Некоторым лекарства просто не помогают. КПТ предлагает другую форму лечения, использующую совершенно другой подход.
  • Продолжительность лечения довольно короткая. В отличие от других видов разговорной терапии, КПТ не должна длиться годами. Это может длиться от 5 до 20 сеансов, хотя иногда могут быть полезны дополнительные сеансы.
  • CBT может проходить индивидуально, в группах или даже в одиночку. Хотя подход к CBT структурирован, он гибок с точки зрения формата.Некоторые приложения и рабочие тетради даже позволяют практиковать методы CBT самостоятельно.
  • Навыки, которые вы приобретете, могут помочь, помимо изначальной причины лечения. Навыки, на которые часто обращает внимание КПТ, такие как решение проблем, личное взаимодействие и тайм-менеджмент, могут помочь вам во многих аспектах вашей жизни.

Хотя КПТ в целом является безопасным и эффективным методом лечения, у него также есть некоторые потенциальные недостатки.

Одно исследование 2018 года показало, что терапевты сообщали об ухудшении симптомов у 9% людей, проходящих терапию.А во время КПТ 27% испытали дистресс или плохое самочувствие.

Тем не менее, следует помнить, что этот дискомфорт носит временный характер и является нормальной частью некоторых типов КПТ.

Самым значительным недостатком может быть повторное появление симптомов после окончания терапии. Но это тоже не редкость. Ваш терапевт может работать с вами, чтобы составить план обслуживания, чтобы сдерживать симптомы, когда у вас больше нет регулярных сеансов.

Тем не менее, подавляющее большинство исследований показывает, что преимущества КПТ перевешивают риски.

Помимо возможности побочных эффектов, CBT имеет некоторые недостатки, которые следует учитывать. Например:

  • Это серьезное обязательство. Несмотря на то, что лечение может длиться всего несколько месяцев, для достижения желаемых результатов требуются приверженность и настойчивость. Скорее всего, вам нужно будет практиковать навыки, которые вы часто изучаете, чтобы они закрепились.
  • Может и не хватить. Для людей с более сложными или серьезными проблемами со здоровьем КПТ может быть неправильным подходом — или ее просто недостаточно для уменьшения симптомов самой по себе.
  • Это может быть неудобно. Поскольку часть когнитивно-поведенческой терапии направлена ​​на то, как искаженное мышление заставляет вас чувствовать, терапия может временно вызвать или ухудшить эмоциональные симптомы. Это может помочь подготовиться к некоторому дискомфорту.
  • Это может быть дорого. В зависимости от вашей страховки, места вашего проживания и других факторов, CBT с профессионалом может быть недоступен из-за своей стоимости. Тем не менее, некоторые терапевты предлагают терапию с оплатой по скользящей шкале, что означает, что вы платите столько, сколько можете — это может помочь найти терапевтов, которые это предложат.

Еще до начала терапии ваш терапевт, вероятно, попросит вас заполнить анкету, используемую для оценки вашего психического здоровья и отслеживания прогресса позже.

Они, скорее всего, проведут большую часть первого сеанса, задавая вопросы и узнавая вас и ваши мыслительные процессы, чтобы лечение могло быть адаптировано для вас.

Поскольку КПТ — это совместная работа, важно чувствовать себя комфортно с терапевтом и поддерживать с ним связь. Несмотря на то, что это может быть неприятно и отнимать много времени, не бойтесь встречаться с несколькими терапевтами, пока не найдете того, который вам понравится.

После того, как вы ответите на все основные вопросы, определили свои цели и определили искаженные модели мышления, ваш терапевт может работать с вами, чтобы выбрать правильные методы для оценки и корректировки этих мыслей.

Будьте готовы получить домашнее задание. КПТ часто включает в себя внеплановую практику, такую ​​как задания на рефлексию, поведенческие упражнения и чтение.

Хотя CBT обычно проводится лично, онлайн-варианты также доступны и эффективны.

В каких условиях может помочь КПТ?

Некоторые из состояний психического здоровья, которые чаще всего лечатся с помощью КПТ, включают:

Физические состояния, которые лечат КПТ, могут включать:

  • синдром раздраженного кишечника (СРК)
  • синдром хронической усталости
  • фибромиалгия
  • хроническая боль

скорее всего выиграет от КПТ?

Исследования показывают, что КПТ может принести пользу людям всех возрастов, национальностей и полов.

Но, как упоминалось ранее, некоторые люди могут больше подходить для CBT, чем другие.

Это, скорее всего, поможет людям, у которых:

  • есть проблемы, которые они могут определить и которые хотят изменить
  • пробовали лекарства, но не видели каких-либо или достаточно положительных результатов
  • стремятся улучшить свое психическое здоровье и имеют время полностью посвятить себя

Если вы считаете, что КПТ может помочь облегчить любые симптомы, которые вы испытываете, обращение к вашему лечащему врачу всегда является хорошим первым шагом.

Не забудьте упомянуть, что хотите попробовать CBT.

Они могут направить вас к терапевту или другому специалисту в области психического здоровья для обследования и лечения.

Если одной КПТ недостаточно, могут помочь другое лечение, терапия или добавление лекарств. Обязательно сообщите своему врачу о своем самочувствии, чтобы он лучше вас вылечил.

Вы можете начать поиск терапевта здесь.

Применение когнитивной терапии Бека к общему снижению гнева

  • Ахмон, Дж., Гранек, М., Голомб, М., и Харт, Дж. (1989). Поведенческое лечение эссенциальной гипертензии: сравнение когнитивной терапии и биологической обратной связи по частоте сердечных сокращений. Психосоматическая медицина, 51, 152-164.

    Google Scholar

  • Бек А. Т. и Эмери Г. (1985). Тревожные расстройства и фобии: когнитивная перспектива. Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Бек, А.Т., Раш А.Дж., Шоу Б.Ф. и Эмери Г. (1979). Когнитивная терапия депрессии. Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Бек Р. и Фернандес Э. (1998). Когнитивно-поведенческая терапия в лечении гнева: метаанализ. Когнитивная терапия и исследования, 22, 63-74.

    Google Scholar

  • Коэн Дж. (1988). Статистический анализ мощности для наук о поведении (2-е изд.). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google Scholar

  • Деффенбахер, Дж. Л. (1990). Демонстрация влияния познания на эмоции и поведение. Преподавание психологии, 17, 182–185.

    Google Scholar

  • Деффенбахер, Дж. Л., Эттинг, Э. Р., Хафф, М. Ф., Корнелл, Г. Р., И Даллагер, К. Дж. (1996). Оценка двух когнитивно-поведенческих подходов к снижению общего гнева. Когнитивная терапия и исследования, 20, 551-573.

    Google Scholar

  • Деффенбахер, Дж. Л., и Старк, Р. С. (1992). Расслабляющие и когнитивно-релаксационные процедуры от общего гнева. Journal of Counseling Psychology, 39. 158-167.

    Google Scholar

  • Деффенбахер, Дж.Л., Стори, Д. А., Брэндон, А. Д., Хогг, Дж. А., и Хазалеус, С. Л. (1988). Когнитивные и когнитивно-релаксационные методы лечения гнева. Когнитивная терапия и исследования, 12, 167-184.

    Google Scholar

  • Деффенбахер, Дж. Л., Туэйтс, Г. А., Уоллес, Т. Л., & Оттинг, Э. Р. (1994). Социальные навыки и когнитивная релаксация подходов к снижению общего гнева. Журнал консультативной психологии, 41, 386-396.

    Google Scholar

  • Hazaleus, S. L., & Deffenbacher, J. L. (1986). Расслабление и когнитивные методы лечения гнева. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 54, 22-226.

    Google Scholar

  • Джейкобсон, Н. С., Добсон, К. С., Труакс, П. А., Аддис, М. Э., Кернер, К., Голлан, Дж. К., Гортнер, Э. и Принс, С. Е. (1996). Компонентный анализ когнитивно-поведенческого лечения депрессии. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 64, 295-304.

    Google Scholar

    ,

  • ,

  • ,

    , Якобсон, Н.С., и Труакс, П.А. (1991). Клиническая значимость: статистический подход к определению значимых изменений в психотерапевтических исследованиях. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 59, 12-19.

    Google Scholar

  • Moon, J. R., & Eisler, R.М. (1983). Контроль гнева: экспериментальное сравнение трех поведенческих методов лечения. Поведенческая терапия, 14, 493-505.

    Google Scholar

  • Моррис К. Д., Деффенбахер Дж. Л., Линч Р. С. и Эттинг Е. Р. (1996, август). Выражение гнева и его последствия. Документ , представленный на 104-й ежегодной конференции Американской психологической ассоциации, Торонто, Онтарио, Канада.

  • Новако, Р.W. (1975). Контроль гнева. Лексингтон, Массачусетс: Хит.

    Google Scholar

  • Спилбергер, К. Д. (1988). Руководство по инвентаризации проявлений гнева, связанных с состоянием. Орландо, Флорида: ресурсы психологической оценки.

    Google Scholar

  • Спилбергер, К. Д., Горсуч, Р., и Лушене, Р. (1970). Руководство по инвентаризации состояний и черт тревожности (Опросник для самооценки , ).Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

    Google Scholar

  • Trafate, R.C. (1995). Оценка стратегий лечения расстройств гнева у взрослых. В H. Kassinove (Ed.), Расстройства гнева: определение, диагностика и лечение (стр. 109-130). Вашингтон, округ Колумбия: Тейлор и Фрэнсис.

    Google Scholar

  • Whiteman, M., Fanshel, D., & Grundy, J.Ф. (1987). Когнитивно-поведенческие вмешательства, направленные на гнев родителей, подвергающихся риску жестокого обращения с детьми. Социальная работа, 32, 469-474.

    Google Scholar

  • Уилсон, Г. Т., и Фэйрберн, К. Г. (1993). Когнитивные методы лечения расстройств пищевого поведения. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 61, 261-269.

    Google Scholar

  • Основы и не только Джудит С.Бек

    Ch 2
    Что вы думаете о сеансе? Что вас беспокоило, или вы думали, что я неправильно понял? Есть ли что-нибудь, что вы хотите сделать по-другому в следующий раз?

    Каковы доказательства того, что ваша мысль верна? Какие есть доказательства с другой стороны?
    Каков альтернативный взгляд на эту ситуацию?
    Что самое худшее, что может случиться, и как бы вы справились, если бы это случилось? Что лучшее, что могло случиться? Каков наиболее реальный исход из этой ситуации?
    Каков эффект вашей веры

    Ch 2
    Что вы думаете о сеансе? Что вас беспокоило, или вы думали, что я неправильно понял? Есть ли что-нибудь, что вы хотите сделать по-другому в следующий раз?

    Каковы доказательства того, что ваша мысль верна? Какие есть доказательства с другой стороны?
    Каков альтернативный взгляд на эту ситуацию?
    Что самое худшее, что может случиться, и как вы могли бы справиться, если бы это случилось? Что лучшее, что могло случиться? Каков наиболее реальный исход из этой ситуации?
    Каков эффект веры своим автоматическим мыслям и каков может быть эффект изменения вашего мышления?
    Если бы ваш друг или член семьи были в этой ситуации и имели такую ​​же автоматическую мысль, какой совет вы бы дали ему или ей?
    Что делать?

    Каковы ваши сильные и положительные качества?

    Ch 13
    Преобразование правил и отношений в форму предположений упрощает их оценку
    e.грамм. Я должен делать что-то сам / Ужасно просить о помощи / Я не должен просить о помощи → Если я прошу
    о помощи, это значит, что я некомпетентен
    Убеждения:
    — Идеи, не обязательно истины
    — Выучены, чтобы их можно было отучить или изменить.

    Ch 20
    — Должен ли я надлежащим образом и осторожно прерывать пациента, когда это необходимо, или мы тратим слишком много времени на непродуктивный дискурс?
    — Можем ли мы не только выявлять ключевые познания, но также оценивать их и реагировать на них?
    — Избегаю ли я априори предполагать, что когниции пациента искажены? Могу ли я использовать управляемое открытие и избегать уговоров и вызовов?
    — Совместно сформулировав альтернативный ответ, могу ли я проверить, насколько пациент ему поверил? Уменьшается ли его эмоциональный стресс?

    Ch 21
    Не пытайтесь устранить негативные эмоции, постарайтесь уменьшить дисфункциональные степени эмоций
    Основные темы убеждений: беспомощность, нелюбовь, никчемность

    Вопросы и ответы о когнитивной терапии

    Джудит С.Бек, доктор философии
    Директор Института когнитивной терапии и исследований им. Бека

    В: Что такое когнитивная терапия?

    A: Когнитивная терапия — одна из немногих форм психотерапии, которая была научно проверена и признана эффективной в более чем трех сотнях клинических испытаний для многих различных расстройств. В отличие от других форм психотерапии, когнитивная терапия обычно больше сосредоточена на настоящем, более ограничена по времени и больше ориентирована на решение проблем.На самом деле, многое из того, что делает пациент, — это решение текущих проблем. Кроме того, пациенты осваивают определенные навыки, которые они могут использовать до конца своей жизни. Эти навыки включают выявление искаженного мышления, изменение убеждений, различные отношения к другим людям и изменение поведения.

    В: Какова теория когнитивной терапии?

    A: Когнитивная терапия основана на когнитивной модели, которая заключается в том, что то, как мы воспринимаем ситуации, влияет на то, как мы чувствуем себя эмоционально.Например, один человек, читающий эту брошюру, может подумать: «Вау! Звучит хорошо, это именно то, что я всегда искал! » и чувствует себя счастливым. Другой человек, читающий эту информацию, может подумать: «Ну, звучит неплохо, но я не думаю, что смогу это сделать». Этот человек грустит и разочарован. Таким образом, это не ситуация, которая напрямую влияет на то, как человек чувствует себя эмоционально, а, скорее, его или ее мысли в этой ситуации. Когда люди находятся в бедственном положении, они часто не могут ясно мыслить и их мысли каким-то образом искажаются.Когнитивная терапия помогает людям распознать тревожные мысли и оценить их реалистичность. Затем они учатся изменять свое искаженное мышление. Когда они думают более реалистично, они чувствуют себя лучше. Акцент также постоянно делается на решении проблем и инициировании изменения поведения.

    В: Что я могу сделать, чтобы подготовиться к терапии?

    A: Первым важным шагом является постановка целей. Спросите себя: «Как бы я хотел измениться к концу терапии?» Подумайте об изменениях, которые вы хотели бы внести на работе, дома, в свои отношения с семьей, друзьями, коллегами и другими людьми.Подумайте, какие симптомы вас беспокоят, а какие вы бы хотели уменьшить или устранить. Подумайте о других областях, которые могли бы улучшить вашу жизнь: преследование духовных / интеллектуальных / культурных интересов, увеличение количества упражнений, уменьшение вредных привычек, обучение новым навыкам межличностного общения, улучшение навыков управления на работе или дома. Терапевт поможет вам оценить и уточнить эти цели, а также определить, над какими задачами вы могли бы работать самостоятельно, а над какими, возможно, захотите работать в терапии.

    В: Что происходит во время типичного сеанса терапии?

    A: Еще до начала сеанса терапии ваш терапевт может попросить вас заполнить определенные формы, чтобы оценить ваше настроение. Опросники депрессии, тревожности и безнадежности помогают вам и терапевту объективно оценить ваш прогресс. Первое, что ваш терапевт сделает на сеансе терапии, — это определит, как вы себя чувствовали на этой неделе по сравнению с другими неделями. Это то, что мы называем проверкой настроения.Терапевт спросит вас, какую проблему вы хотели бы включить в повестку дня этого сеанса и что было важным на предыдущей неделе. Затем терапевт проведет мост между предыдущим сеансом терапии и сеансом терапии на этой неделе, спросив вас, что казалось важным, что вы обсуждали во время последнего сеанса, какие задания самопомощи вы могли выполнять в течение недели и есть ли что-нибудь о терапии, которую вы хотели бы изменить.

    Затем вы и терапевт обсудите проблему или проблемы, которые вы поставили на повестку дня, и выполните комбинацию решения проблемы и оценки точности ваших мыслей и убеждений в этой проблемной ситуации.Вы также получите новые навыки. Вы и терапевт обсудите, как вы можете наилучшим образом использовать то, что вы узнали во время сеанса на следующей неделе, а терапевт обобщит важные моменты сеанса и попросит вас высказать свое мнение: что было полезно в сеансе, что не было, все, что вас беспокоило, все, что терапевт не понял, все, что вы хотели бы изменить. Как вы увидите, и терапевт, и пациент довольно активны в этой форме лечения.

    В: Как долго длится терапия?

    A: Если нет практических ограничений, решение о продолжительности лечения принимается совместно терапевтом и пациентом.Часто терапевт после одного или двух сеансов имеет приблизительное представление о том, сколько времени может потребоваться вам, чтобы достичь целей, которые вы поставили на первом сеансе. Некоторые пациенты остаются на терапии только на короткое время, от шести до восьми сеансов. Другие пациенты, у которых были давние проблемы, могут остаться на лечении в течение многих месяцев. Первоначально пациенты осматриваются один раз в неделю, если они не находятся в критическом состоянии. Как только они почувствуют себя лучше и будут готовы начать постепенное снижение дозы, пациент и терапевт могут согласиться пробовать терапию один раз в две недели, а затем один раз в три недели.Это более постепенное сужение сессий позволяет вам практиковать навыки, которые вы приобрели еще во время терапии. Бустерные сеансы рекомендуются через три, шесть и двенадцать месяцев после окончания терапии.

    В: А как насчет лекарств?

    A: Когнитивные терапевты, будучи практичными и сотрудничающими, могут обсудить с вами преимущества и недостатки лекарств. Многие пациенты вообще лечатся без лекарств. Однако некоторые расстройства лучше поддаются комбинации лекарств и когнитивной терапии.Если вы принимаете лекарства или хотите принимать лекарства, вы можете обсудить со своим терапевтом, следует ли вам пройти психиатрическую консультацию со специалистом (психофармакологом), чтобы убедиться, что вы принимаете правильные виды и дозировку лекарств. Если вы не принимаете лекарства и не хотите принимать лекарства, вы и ваш терапевт можете через четыре-шесть недель оценить, насколько вы прогрессировали, и определить, нужна ли вам консультация психиатра в это время для получения дополнительной информации. о лекарствах.

    В: Как я могу наилучшим образом использовать терапию?

    A:
    Один из способов — спросить своего терапевта, как вы могли бы дополнить свою психотерапию чтениями по когнитивной терапии, рабочими тетрадями, брошюрами для клиентов и т. Д. Второй способ — тщательно готовиться к каждому сеансу, обдумывая то, что вы узнали на предыдущем занятии, и запишите то, что хотите обсудить на следующем занятии.

    Третий способ максимизировать терапию — убедиться, что вы пытаетесь внести терапевтический сеанс в свою повседневную жизнь.Хороший способ сделать это — делать записи в конце каждого сеанса или записывать сеанс или краткое изложение сеанса на аудиозаписи. Убедитесь, что вы и терапевт оставляете достаточно времени на сеансе терапии, чтобы обсудить, что вам было бы полезно сделать в течение следующей недели, и постарайтесь предсказать, какие трудности у вас могут возникнуть при выполнении этих заданий, чтобы ваш терапевт мог помочь вам до того, как вы уйдете. сессия.

    В: Как я узнаю, работает ли терапия?

    A: Большинство пациентов замечают уменьшение своих симптомов в течение трех-четырех недель терапии, если они добросовестно посещали сеансы и ежедневно выполняли предложенные задания между сеансами.Они также видят, что результаты их объективных тестов начинают падать в течение нескольких недель.

    Нравится:

    Нравится Загрузка …

    Сопутствующие товары

    Аарон Т. Бек, MD

    Аарон Темкин Бек (родился 18 июля 1921 г.) — американский психиатр и почетный профессор кафедры психиатрии Пенсильванского университета. Его широко считают отцом когнитивной терапии, и его новаторские теории широко используются при лечении клинической депрессии.Бек также разработал методы самооценки депрессии и тревожности, включая Опросник депрессии Бека (BDI), Шкалу безнадежности Бека, Шкалу Бека для суицидальных мыслей (BSS), Опросник тревожности Бека (BAI) и Опросники молодежи Бека. Он является почетным президентом Института когнитивно-поведенческой терапии им. Бека и почетным президентом Академии когнитивной терапии, которая сертифицирует квалифицированных когнитивных терапевтов.

    Работа Бека в Пенсильванском университете вдохновила доктора Мартина Селигмана на усовершенствование его собственных когнитивных методов и упражнений, а затем на работу над усвоенной беспомощностью.

    Аарон Т. Бек, доктор медицины, является почетным президентом некоммерческого Института когнитивной терапии и исследований Бека, профессором кафедры психиатрии Пенсильванского университета и директором Исследовательского отдела психопатологии (PRU), которая является головной организацией Центра лечения и предотвращения самоубийств.

    Бек разработал когнитивную терапию в начале 1960-х годов, работая психиатром в Пенсильванском университете. Ранее он изучал и практиковал психоанализ.В душе исследователь и ученый, Бек разработал и провел ряд экспериментов, чтобы проверить психоаналитические концепции депрессии. Полностью ожидая, что исследования подтвердят эти фундаментальные принципы, он с удивлением обнаружил обратное. Это исследование привело его к поиску других способов осмысления депрессии.

    Работая с пациентами с депрессией, он обнаружил, что у них возникают потоки негативных мыслей, которые, казалось, возникают спонтанно. Он назвал эти познания «автоматическими мыслями» и обнаружил, что их содержание делится на три категории: негативные представления о себе, мире и будущем.Бек (1997) объясняет, что люди принимают эти мысли как правильные и не тратят времени на размышления. Он начал помогать пациентам идентифицировать и оценивать эти мысли и обнаружил, что благодаря этому пациенты могут думать более реалистично, что позволяет им чувствовать себя лучше эмоционально и вести себя более функционально.

    Бек (1997) открыл ключевые идеи когнитивно-поведенческой терапии, он объясняет, что разные расстройства связаны с разными типами искаженного мышления. Искаженное мышление отрицательно влияет на наше поведение независимо от типа расстройства (Beck, 1997).Бек (1997) объясняет, что успешное вмешательство научит человека понимать и осознавать свое искаженное мышление и то, как бороться с его последствиями. Бек (1997) обнаружил, что частые негативные автоматические мысли раскрывают основные убеждения человека. Он объясняет, что основные убеждения формируются на протяжении всей жизни; мы «чувствуем» эти убеждения как истинные.

    С того времени Бек и его коллеги по всему миру исследовали эффективность этой формы психотерапии при лечении широкого спектра расстройств, включая депрессию, биполярное расстройство, расстройства пищевого поведения, злоупотребление наркотиками, тревожные расстройства, расстройства личности и многие медицинские состояния с психологическими расстройствами. составные части.Некоторые из его последних работ были посвящены когнитивной терапии шизофрении, пограничного расстройства личности и пациентов, которые неоднократно пытались покончить жизнь самоубийством. Бек опубликовал более 540 статей и является автором или соавтором 22 книг.

    Он был назван одним из «американцев в истории, сформировавших лицо американской психиатрии» и одним из «пяти самых влиятельных психотерапевтов всех времен» по версии американского психолога (июль 1989 г.). Доктор Бек является почетным президентом некоммерческой Академии когнитивной терапии, организации, объединяющей более 500 когнитивных терапевтов по всему миру.В рамках своей миссии Академия поддерживает непрерывное образование и исследования в области когнитивной терапии, предоставляет ценный ресурс в области когнитивной терапии для профессионалов и общественности в целом, а также активно работает над выявлением и сертификацией клиницистов, обладающих навыками когнитивной терапии. Среди его многочисленных видов деятельности Бек в настоящее время участвует в ряде исследований в Пенсильвании и раз в две недели проводит в Институте Бека тематические конференции для местных психиатров, аспирантов и специалистов в области психического здоровья.Он был избран членом Американской академии искусств и наук в 2007 году.

    Бек известен своими исследованиями в области психотерапии, психопатологии, самоубийств и психометрии, которые привели к созданию когнитивной терапии, за которую он получил в 2006 году премию Ласкера-Дебейки за клинические медицинские исследования и список депрессий Бека (BDI). из наиболее широко используемых инструментов для измерения степени депрессии. Бек также известен созданием Шкалы безнадежности Бека и Опросника тревожности Бека, а также основателем Института Бека в Филадельфии, штат Пенсильвания, в котором его дочь, д-р.Джудит Бек, работает. Когнитивная терапия также успешно применялась к людям с тревожными расстройствами, шизофренией и многими другими расстройствами. В последние годы когнитивная терапия получила распространение за пределами академических кругов, в том числе по всей Великобритании, и в рамках программы, разработанной доктором Беком и властями Филадельфии.

    .

    You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.