Разное

Все о психопатах: Как понять, что клиент — психопат? — Digital Bandito

Содержание

Семь признаков психопата — комментарий эксперта

На первый взгляд кажется, что встретить психопата довольно тяжело. Однако на деле это не так. По статистике, на каждые 100 человек приходится один с неуравновешенной психикой. Если верить этим данным, «психопатов» в мире столько же, сколько учителей. А это уже внушает беспокойство.

Обычно при слове «психопат» люди себе представляют агрессивного монстра, жуткого преступника или серийного убийцу, каким был Чикатило. Но в реальности таких людей тяжело отличить от большинства. Они не только не внушают опасения, но и, напротив, вызывают доверие, которое может стать причиной ссор и разочарований. Чтобы случайно не впустить в свою жизнь «психопата», издание The Daily Mail привело несколько признаков потенциально опасных людей.

Специально для 5-tv.ru доцент кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова Станислав Полторак прокомментировал выделенные особенности. Существует несколько видов психопатии, каждый из которых обладает собственными признаками.

Станислав Полторак
Доцент кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова

— Истерические психопаты требуют внимания, шизоидные — удивляют нестандартностью рассуждений, возбудимые — проявляют агрессию, эпилептоидные — требуют скрупулезности в мелочах, а психастеники только сомневаются и переживают. Однако все они на стадии компенсации (первоначальной стадии) адаптируются к социальным условиям и слабо отличаются от остальных. Как только психическое расстройство достигает крайней степени, у «психопатов» происходит дезадаптация, во время которой они могут представлять реальную опасность для окружающих.

Патологическая ложь

Главной особенностью неуравновешенных людей является постоянная ложь. Эти люди не могут говорить правду. Они врут из выгоды и без нее. Интересно, что «психопаты» быстрее других могут достичь поставленных целей. Для них не составит труда подстроиться под окружающих, отказаться от прежних ценностей, изменить мнение — и все это только для того, чтобы произвести впечатление на публику.

globallookpress.com © CHROMORANGE Bilderbox

Они «водят за нос» своего партнера, и им это неплохо удается. Красивые высокопарные речи, внушающие доверие — это их конек, и вряд ли с ними кто-то в этом может сравниться. «Психопаты» превосходно пускают пыль в глаза, а подловить их на лжи практически невозможно. Уж очень все продуманно и логично.

«Всегда быть в центре внимания хотят в первую очередь истерики. Они требуют интереса к своей персоне и добиваются его всеми средствами, — поясняет эксперт. — На первый взгляд кажется, что такие люди довольно харизматичны. Однако харизма в их случае мнимая, за ней ничего не кроется».

Патологическая ложь также свойственна для эмоционально неустойчивых психопатов. Люди с таким отклонением привыкли постоянно менять маски, точку зрения и отказываться от своих слов. Они много врут и даже не замечают этого.

Нарциссизм

В отличие от большинства людей, страдающих заниженной самооценкой, неуравновешенные склонны думать о себя лучше, чем есть на самом деле. Они уверены в своих силах и считают, что при желании способны достичь любых успехов. Второй половинке «психопата» приходится несладко: эти люди подавляют самооценку партнера и заставляют чувствовать себя неудачником.

«Подавить самооценку своего партнера может далеко не каждый неуравновешенный человек. Этим страдают только эпилептоидные и возбудимые „психопаты“. Первые хотят, чтобы все четко соответствовало намеченному плану и было расписано по минутам, вторые — кричат и дерутся, стараясь переубедить оппонента, — отмечает доцент кафедры психотерапии Станислав Полторак. — Во всяком случае каждый из них может повлиять на мнение и самооценку своего собеседника. И эпилептоидные, и возбудимые психопаты „гнут“ партнера под себя, хотя и делают это разными способами».

Эгоизм

Кажется, что «психопаты» собрали в себе все негативные качества. Они по праву считаются не только «нарциссами», но и жуткими эгоистами. Неуравновешенным людям чужды страхи и болезни окружающих. Они не умеют сопереживать и беспокоиться. В жизни их не заботят никакие проблемы, кроме своих, однако близким «психопатов» так не кажется. Они умеют неплохо изображать эмпатию и внушать доверие. Друзья делятся с ними своими переживаниями и не замечают, что их собеседника предмет разговора вовсе не интересует.

globallookpress.com © Lucas Allen

Конечно, не все «психопаты» бесчувственные эгоисты, но они хорошо умеют подавлять в себе искренние порывы и отстраняться от чужого горя в нужный момент.

«Названные особенности характерны для психопатов истерического и шизоидного типов. Именно они способны вызывать симпатию у людей благодаря интересному поведению и нетрадиционному мышлению», — утверждает доцент кафедры психотерапии Сергей Полторак.

Стоит отметить, что каждый человек имеет собственные особенности, которые отличают его от других: некоторые черты в нем выражены больше, а другие меньше. Непропорциональность признаков приводит к дисгармонии всей личности, однако не считается психическим отклонением. Такие яркие проявления индивидуального характера называются акцентуациями и свойственны абсолютно всем.

Макиавеллизм

«Психопаты» — коварные существа. Они лучше других способны замечать детали и использовать их в угоду себе. «Раскусить» другого человека для них не составит труда, однако «раскусить» психопата вряд ли кому-нибудь удастся. Они с легкостью определяют сильные и слабые стороны своего партнера и «дергают за ниточки» в нужный момент. Они привыкли манипулировать окружающими и цинично эксплуатировать их. Их желания одно за другим исполняются, словно «по щучьему велению». А если этого не происходит, они прибегают к крайним мерам: начинают громко кричать и плакать как дети, или путем «щенячьих просьб» и прямого манипулирования добиваются желаемого результата.

«Если истерик еще может кричать и плакать, то возбудимый психопат сразу ударит по голове, а психастеник не будет делать ни того, ни другого», — отметил Станислав Полторак.

Лицемерие

Мало кто может так же легко и просто, как «психопат», менять маски несколько раз в день. С любимой женщиной он нежный и чувствительный, на работе — строгий и требовательный, в компании — понимающий друг. На самом деле честным такой человек может быть разве что с собой, и то не всегда. Для него нет абсолютных ценностей: свою «любимую» он с легкостью поменяет на другую, старого приятеля заменит новым, а брата «продаст» за «тепленькое местечко» под боком у начальника. В любой компании «психопата» ценят и любят, он быстро понимает, на чью сторону склониться и что добавить в разговоре, чтобы быть на высоте.

globallookpress.com © CHROMORANGE / Bilderbox

Эксперт поясняет, такое поведение характерно только для эмоционально неустойчивых психопатов, которые легко поддаются влиянию со стороны. Постоянная смена мнений, психологическая неустойчивость, лицемерие, позерство, притворство — вот их главные признаки.

Грубость

Неуравновешенным людям тяжелее других контролировать свои эмоции, поэтому они часто не справляются с гневом, кричат и оскорбляют ни в чем не виноватых оппонентов. Они никогда не чувствуют за собой вины, поэтому заставляют извиняться окружающих, которые дорожат общением и поэтому готовы взять ответственность на себя.

«Как правило, агрессия у „психопатов“ проявляется на стадии декомпенсации, когда они перестают приспосабливаться к окружающей среде и не могут контролировать свой характер. Причем чаще всего вспышки гнева встречаются у возбудимых личностей, которые привыкли решать все проблемы кулаками», — утверждает Сергей Полторак.

Злость

«Психопаты» не только не радуются успехам своего партнера, но и огорчаются из-за них. Они стремятся во всем превосходить свою вторую половинку, а если это не получается, то завидуют и пытаются всячески помешать успехам другого. Они часто демотивируют своего партнера, называя его деятельность скучной и бесполезной. «Психопата» можно сравнить с паразитом: он извлекает из отношений максимальную выгоду, при этом оставляя свою половинку без всего.

«Злость, как и грубость, обычно встречается у возбудимых „психопатов“. На стадии дезадаптации она остановится особенно заметна, поэтому „психопатов“ в этом случае часто приводят к специалисту. Больному психическим расстройством назначаются лекарства и курс психотерапии, который может длиться от пары месяцев до десятков лет, все зависит от методов лечения, тяжести заболевания и мотивации пациента», — отвечает доцент кафедры психотерапии Сергей Полторак.

Ранее 5-tv.ru рассказал, почему пациенты врут докторам.

Что науке известно о психопатах?

Кто такие психопаты? Антиобщественные, импульсивные и лишенные угрызений совести люди? Многие годы ученые пытаются разгадать тайны ума психопатов, но что науке о них известно? Хотя психопаты долгое время ассоциировались с серийными убийцами, способными совершать отвратительные преступления и глазом не моргнув, правда заключается в том, что большинство из них не ведут себя как преступники и остаются незамеченными. Психопаты полностью интегрированы в общество и … нет! Быть психопатом не означает быть убийцей, и наоборот.

В большинстве случаев психопаты не склонны к зевоте. Все потому, что зевота связана с эмпатией.

Психопаты не дураки

Как рассказал в интервью изданию Muy Interesante психотерапевт Луис Муиньо, психопаты не дураки. Современная криминология добилась больших успехов и в настоящее время почти невозможно совершить преступление и остаться не пойманным. Крупных серийных убийц, к счастью, становится все меньше и меньше. В целом Муиньо отмечает, что проблема психопатов заключается в том, что, хотя они не применяют физическое насилие, их мотивирует контроль. А его довольно легко получить без совершения преступлений – путем доступа к властным должностям, например, в крупной компании или на политическом поприще.

Итак, если большинство психопатов остаются незамеченными в обществе, потому что не совершают преступлений, как узнать, что тот или иной человек – психопат? Так как психопаты – это специалисты по поиску слабых мест, а их жертвы, как правило, чувствуют, что именно они постоянно терпят неудачу. Ключевым моментом является то, как вычислить психопатов, потому что, если нам это удастся, мы эмоционально освободимся от чувства вины: мы знаем, что проблема в другом человеке, а не в нас самих.

Вам будет интересно: Частый постинг личного и эмоционального контента в соцсетях свидетельствует о психологических проблемах

Исследователи отмечают, что психопатам свойственны такие черты как сниженная способность к состраданию и раскаянию, лживость, эгоцентризм и поверхностность эмоциональных реакций. Также они, как правило, нарциссичны, не испытывают угрызений совести и ведут себя импульсивно. Многие из них испытывают трудности, например, с поддержанием длительных отношений с партнером. Психопатов часто представляют как типичных хулиганов. Это люди, которым нравится манипулировать другими и контролировать их.

Хотите всегда быть в курсе последних открытий из мира высоких технологий? Подписывайтесь на наш канал в Google News, чтобы не пропустить ничего интересного!

Как ставится диагноз психопатия?

Как определить кто перед вами – очаровательный человек, упорным трудом достигший карьерных высот, или коварный интриган?

Шкала оценки психопатии (PCL по английскому названию: Psychopathy Checklist), последняя версия которой называется PCL-R, является наиболее широко используемым инструментом во всем мире для выявления признаков психопатического поведения. Она была разработана Робертом Харе, канадским психологом и исследователем и включает двадцать характеристик, которые обычно определяют психопатию.

Сталкивались ли вы с психопатом? Историями и примерами из жизни можно поделиться в комментариях и с участниками нашего Telegram-чата

Детские травмы

Среди признаков детской психопатии: недостаток эмпатии, чувства вины, неспособность испытывать сильные эмоции, агрессивность, жестокость и даже безразличие к наказаниям.

В 2018 году обзор научных исследований, опубликованный в журнале Psychological Medicine, показал, что если в детстве вы пострадали из-за длительного травматического опыта или интенсивного эмоционального стресса, в определенных областях мозга происходит ускоренное созревание. Эти участки связаны с эмоциональной и когнитивной обработкой информации. То, что в принципе было бы защитным механизмом для защиты себя от таких ситуаций, в конечном итоге становится расстройством поведения.

Избранные профессии психопатов

Чаще других психопаты занимают следующие должности: генеральный директор, адвокат, представитель медиа (радио или телевидения), специалист по продажам, хирург, журналист, офицер полиции, священнослужитель, шеф‑повар, госслужащий.

Исследование, опубликованное в журнале Personality and single Differences, показало, что учащиеся с признаками, связанными с психопатией – нарциссизмом и макиавеллизмом, более склонны выбирать профессию, связанную с бизнесом, например, управление и руководство предприятиями или экономика. Более того, результаты ранее проведенных исследований показали, что процент психопатов намного выше на высоких должностях по сравнению с населением в целом. Например, австралийский психолог Натан Брукс указал, что от 3% до 21% топ-менеджеров могут быть психопатами.

Читайте также: Ученые создали ИИ-психопата

Что делать, если вы живете вместе с психопатом?

В научном сообществе в целом принято, что психопатия не лечится, но нужно стремиться контролировать это поведение. Некоторые исследователи отмечают, что если психопатия имеет какую-либо физиологическую основу, которую можно диагностировать, потенциально ее можно вылечить.

Ученые рассказали о привычках, которые с головой выдают психопатов

Психопаты попадают под диагноз антисоциального расстройства личности, которое может характеризоваться различными поведенческими особенностями, отличающимися от уже привычного нам уклада жизни. Если вы наблюдаете у своего собеседника, например, пристрастие к горькой пище в совокупности с отсутствием реакции на зевоту, то это является поводом, чтобы задуматься, так ли хорошо вы знаете этого человека.

AdMe.ru предлагает вам внимательно изучить список и понаблюдать за собой и окружающими.

1. Более активны ночью, чем днем

Ученый Питер Джонасон (Peter Jonason) из Университета Западного Сиднея в Австралии вместе с коллегами провел исследования, изучающие хронотипы людей, входящих в так называемую темную триаду. К ней относятся такие личностные черты, как макиавеллизм, нарциссизм и психопатия. В результате были получены следующие данные: абсолютное большинство испытуемых обладало ночным хронотипом. Однако среди психопатов такая особенность наблюдалась больше у вторичных типов, чем у первичных.

«Жаворонков» среди психопатов не было обнаружено. Эти исследования показывают, что люди с психическими отклонениями больше предпочитают вести ночной образ жизни, но не стоит путать и утверждать, что все «совы» — психопаты.

2. Не страдают от заразительности зевоты

Психопатия характеризуется общим антисоциальным образом жизни с поведением эгоистичным, манипулятивным, импульсивным, бесстрашным, черствым, возможно, доминирующим и особенно лишенным эмпатии. В связи с этим Брайаном Рандлом (Brian Rundle) из Бэйлорского университета были проведены исследования, изучающие способность психопатов реагировать на заразительность зевоты.

В качестве участников эксперимента были выбраны 135 студентов обоих полов. Предварительно они прошли психопатический личностный тест на признаки, связанные с психопатией у взрослых. Все участники подвергались влиянию зевоты. В результате было установлено, что психически нездоровые люди неспособны испытывать заразительность рефлекса зевоты.

3. Любят горькое

Между системой вкусовых качеств и особенностями личности существует тесная связь. Горькие вкусовые предпочтения положительно связаны с антисоциальными личностными чертами. К такому выводу пришли Кристина Саджиоглу (Christina Sagioglou) и Тобиас Грейтемейер (Tobias Greitemeyer) из Инсбрукского университета Австрии.

Были проведены два исследования, в которых принимали участие люди, предварительно прошедшие опросники для оценки макиавеллизма, нарциссизма и повседневного садизма. Полученные результаты показали, что люди с наиболее устойчивыми признаками психопатии предпочитали в основном горькую пищу в сравнении с кислой, сладкой и соленой.

4. Непредсказуемы в поступках

Люди с психопатическими чертами чаще всего взбалмошны в их отношениях и мнениях, они меняют свою точку зрения в зависимости от ситуации так быстро, что не успеваешь следить за ходом их мыслей. Выполняя какое-нибудь задание, они часто могут менять членов команды, то же касается смены рабочих мест.

Авторы книги «Змеи в костюмах: когда психопаты выходят на работу», канадские психологи Пол Бабяк (Paul Babiak) и Роберт Хейр (Robert Hare) отмечают, что переход от дружелюбного коллеги к холодному и бесстрастному незнакомцу у психопатов происходит очень быстро, такие изменения чаще всего обескураживают их собеседника и застают врасплох.

5. Не ставят реалистичных долгосрочных целей

Психопаты считаются целеустремленными людьми, но в долгосрочном планировании они используют подход carpe diem, считая, что нужно жить здесь и сейчас, а не планировать далекое будущее. Они неспособны обосновать понимание своей жизни в реальности.

В книге «Змеи в костюмах: когда психопаты выходят на работу» приводится пример разговора с психопатом в условиях тюремного заключения. При общении они могут сказать, что хотят быть астронавтом, ниндзя или агентом ФБР. Несмотря на то что чаще всего это говорится в шутку, на самом деле данная ситуация показывает, насколько они безответственны в отношении своего будущего.

6. Хорошо чувствуют себя в подчинении жестокого начальника

На рабочем месте сотрудники по-разному реагируют на оскорбительные стили управления частично из-за их различного уровня психопатии, согласно исследованию Университета Нотр-Дам. Психопаты с первичным уровнем не имеют тяги к сопереживанию, хладнокровны и бесстрашны. Они не проявляют никаких реакций на события, которые другим людям доставляют дискомфорт, вызывают страх, стресс или злость.

В результате исследований было установлено, что люди с первичными признаками психопатии лучше работают в подчинении жесткого начальника. По сравнению с другими испытуемыми они чувствовали меньше негатива, больше вовлеченности и положительных эмоций под таким руководством.

7. Не умеют смеяться над собой, но высмеивают других

Рене Пройер (Rene Proyer) с коллегами из Цюрихского университета исследовала связь чувства юмора с психопатическими чертами личности. Основываясь на результатах опроса 233 взрослых, психические отклонения были прочно связаны с наслаждением от смеха над другими, что объясняется манипулятивным и импульсивным образом жизни и бездушностью.

Наиболее ярко выраженные психопатические черты отличались плохим настроением и неспособностью смеяться над собой. Также присутствовал большой страх того, что другие будут их высмеивать, поэтому защитной реакцией на происходящее являлся манипулятивный стиль общения.

8. Редко проявляют на лице признаки страха

Милош Станкович (Miloš Stanković) и его коллеги из Центрального института психического здоровья изучали распознавание лицевой экспрессии эмоций у психопатов. В исследовании принимали участие 48 мужчин в возрасте от 24 до 40 лет. В качестве стимуляции были использованы черно-белые фотографии с двумя отдельными задачами: вызвать страх или удивление.

Результаты показали, что преступность связана с уменьшенным выражением удивления на лице, но не обязательно с психопатией, в то время как меньшее проявление признаков страха связано с психопатией, но не с преступностью. Таким образом, можно говорить о том, что одной из отличительных черт психически нездоровых людей является неспособность выразить мимикой чувство страха.

9. Для них смех других не заразителен

Для большинства людей смех очень заразителен. Почти невозможно слышать или видеть, как кто-то смеется, и не испытывать желания присоединиться. Однако лица, подверженные риску психопатии, демонстрируют стойкое разрушительное поведение наряду с черствыми безэмоциональными чертами.

Эззи Вайдинг (Essi Viding) вместе с коллегами из Университетского колледжа Лондона провели исследования среди 62 подростков мужского пола. Результаты показали, что мальчики, которым было присуще разрушительное поведение в совокупности с высокой степенью черствости, проявляли меньше заинтересованности в том, чтобы присоединиться к общему смеху, чем остальные юноши.

10. Делают много селфи

Научная работа Университета штата Огайо доказала, что те, кто публикует каждый день селфи, в большей степени подвержены нарциссизму и психопатии. Редактирование собственных фотографий перед тем, как выложить в публичный доступ, говорит о проблемах с самообъективацией, однако не может свидетельствовать о высокой психопатической оценке личности, поскольку одной из основных ее черт является импульсивность.

Ведущий автор исследования Джесси Фокс (Jesse Fox) отметила, что, несмотря на результаты, не стоит относить всех, кто делает много селфи, к психопатам. Для точного определения необходимо наличие и других признаков, свидетельствующих об отклонениях от нормы.

Безусловно, наличие одного или даже двух признаков из нашего списка не говорит, что вы или ваши знакомые психопаты. Но в совокупности они могут сигнализировать о том, что у человека есть какие-то отклонения, и ему требуется помощь грамотного специалиста.

Какие из признаков психопатии показались вам наиболее интересными и неожиданными? Поделитесь в комментариях.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психиатрия››

К психопатическим личностям относится очень большое количество случаев с чрезвычайно разнообразной симптоматикой и с не всегда одинаковым генезом болезненных изменений. Общим для них является более или менее значительная дисгармония всей психической личности с расстройствами не столько в интеллектуальной сфере, сколько в эмоциональной и волевой. Это люди, которые по выражению К. Шнейдера благодаря своим психическим особенностям страдают сами или заставляют страдать других. Именно последнее обстоятельство в связи с тем, что психопаты численно— одна из самых больших групп, рассматриваемых в психиатрии, повышает социальное значение ее. В то же время пестрота проявлений, трудность отграничения отдельных форм и сложность проблемы генеза, затрагивающей ряд основных вопросов психопатологии и потому могущей быть разрешенной удовлетворительно только вместе с ними, делают эту область наиболее запутанной и самой неясной в психиатрии.

Характер подхода к изучению сущности психопатий в различные периоды развития психиатрии менялся именно в зависимости от того, как разрешалась основная проблема о сущности психоза. Во времена расцвета учения французской школы о вырождении эти дисгармонические натуры, вариации психической личности с крайне выдающейся индивидуальностью, благодаря которой они резко выделяются из общей массы, выходя за условные границы так называемой нормы, считались дегенерантами. Крепелин в своих работах по переустройству учения о психозах много внимания уделял и психопатам. Он смотрел на них как на неудавшиеся личности, развитие которых нарушено неблагоприятными наследственными моментами, повреждением зачатка или другими рано обнаруживающими свое действие тормозами. Для него психопаты были страдающими отчасти психическими задержками развития, отчасти начальными стадиями и легкими формами психозов. В дальнейшем, когда при изучении сущности психоза стали учитывать не столько симптомы, прямо относящиеся к болезненному процессу, но и изменения, вызываемые им в личности, иначе стали подходить и к пониманию психопатий. Если появилась тенденция самые психозы трактовать как болезни личности, то еще яснее это направление определилось при изучении психопатов. Стали обращать большее внимание на изменение темперамента, характерологические особенности. На такой точке зрения стоит одна из новых работ по этому вопросу, именно К. Шнейдера. Он, равно как и Крепелин, шел по пути накопления клинического материала, подробного описания отдельных форм психопатий, выделяемых по одному какому-нибудь выдающемуся признаку. Таковы по крепелиновской классификации возбудимые и неустойчивые психопаты, психопаты с импульсивными влечениями, сварливые, лжецы и мошенники, враги общества и некоторые другие формы. К. Шнейдер увеличил количество отдельных форм, ввел отчасти новую терминологию. Но при этом уже ясно обозначилось, что, ограничиваясь все тем же методом описания новых форм и группирования их по отдельным наиболее бросающимся в глаза признакам, изучение психопатий остановилось на какой-то мертвой точке, перейти которую оказывается невозможным. Выяснилось также, что уже выделенные формы трудно сравнивать и сопоставлять ввиду того, что обособление их шло по чисто внешним признакам и не основывалось на каких-нибудь имеющих отношение к существу болезненных изменений признаках. Э. Кан, автор специальной работы о психопатических личностях, сделал попытку подойти к изучению психопатий с точки зрения структуры личности и дать такое разделение клинических форм, которое могло бы претендовать на название рационального. Психопаты в его определении—это такие личности, которые характеризуются количественными особенностями в психических слоях, соответствующих влечениям, темпераменту и характеру, и которые в утверждении себя, направленном к определенной цели, обнаруживают дефекты в оценке себя и других. Соответственно этому он различает всего четыре группы психопатов: в первой— имеются расстройства со стороны влечения, во второй—темперамента, в третьей—характера и в четвертой они имеются во всех этих отношениях. В результате получилось очень большое количество отдельных форм психопатий, которые все укладываются в общую схему и могут быть сравнимы между собой, но они мало жизненны и чересчур отвлеченны, если не совпадают с теми более или менее определенными типами, которые можно считать установленными со времени Крепелина. Близко к крепелиновской классификации стоит разделение, приводимое П. Б. Ганнушкиным в его книге о психопатиях; он внес в нее однако некоторые поправки и дополнения. Разделение на основные группы у В.  А. Внукова по исходной точке зрения близко стоит к тому, что имеется у Кана. В. А. Внуков отличает в психопатиях три основные синдрома: 1) Sp—гиперестетической личности с характером сенситивного развития, сюда же относятся тревожно-мнительные характеры, 2) Mp —здесь объединяются брутальность, анестетичность, холодность вместе с взрывчатостью, вязкостью, педантизмом, в общем характеры с переходами от анестетического шизоида до выраженного эпилептоида, 3) Tp — характеризуется более изменениями темпа, тонуса, чем определенной структурой; этот синдром не представляет чего-либо самостоятельного сравнительно с первыми двумя и постоянно переплетается с ними. В общем работа по разделению психопатий на какие-либо обособленные формы мало продуктивна. Если распределение вполне сложившихся психозов по отдельным классификационным группам нередко является укладыванием на прокрустово ложе, то еще больше это относится к психопатиям. Разделение их на отдельные единицы, если это нужно считать необходимым из практических соображений, может проводиться только по случайным признакам и само по себе нисколько не приближает к пониманию их сущности. Все психопаты, вместе взятые, образуют одну группу случаев, если и очень различных по своим проявлениям, то все-таки объединяемых некоторыми общими основными признаками, до известной степени и одинаковым генезом. Всю группу психопатов в классификационном отношении можно считать одной единицей и приравнять их в этом отношении к группе маниакально-депрессивного психоза или шизофрении. По этим соображениям мы не будем следовать обычному приему более или менее подробного описания отдельных форм и, изложив симптоматику психопатий вообще, акцент поставим на более общих вопросах генеза, социального значения и лечебно-профилактических мероприятий. Описание разнообразных проявлений психопатий в качестве чего-то единого, где отдельные формы имеют значение только наиболее ярких симптомов, может дать более верное представление о рассматриваемой группе.

Клиника психопатий

На фоне общей дисгармонии психической личности, непропорционального развития отдельных ее сторон на первый план выступают отклонения в эмоциональной и волевой сфере. Интеллектуальное функционирование, хотя представляет известные особенности, не является чем-либо типическим для психопатий. В интеллекте может не быть каких-либо формальных дефектов, он может быть даже высок, хотя одаренность носит всегда несколько односторонний характер; но возможна более или менее значительная ограниченность и даже дебильность. Несомненно и в случаях резко выраженного врожденного слабоумия нередко наблюдаются такие особенности в эмоциональной и волевой сфере, которые по существу являются тождественными с некоторыми чертами психопатов, например с импульсивностью, эксплозивностью, черствостью, эгоизмом. Они не относятся однако к психопатиям в собственном смысле, так как главным определяющим моментом при них является слабоумие. Очень много изменений наблюдается в эмоциональной жизни психопатов. Здесь возможны различные вариации, причем на одном полюсе будет крайняя сенситивность, на другом—флегматическое равнодушие и тупость. Преобладающей особенностью здесь является неустойчивость настроения, зависимость его от впечатлений окружающего, но иногда на первый план выдвигается настолько значительная повышенная возбудимость, что получается впечатление как бы самостоятельного типа (возбудимые психопаты—Affektmensehen Крепелина). Характерно при этом помимо собственно повышенной возбудимости, что реакция на внешние раздражения оказывается несоразмерной по своей интенсивности, возникает под влиянием самых ничтожных поводов. Поведение такого психопата определяется главным образом повышенной аффективностью, часто оно бессмысленно, необоснованно и не соответствует мировоззрению самого психопата и его социальным установкам в спокойном состоянии. Обычны при этом такие явления, как приступы ярости и гневного неистовства, агрессивность по отношению к окружающим, нередки попытки на самоубийство. Опьянение сильно повышает возбудимость у таких субъектов и делает особенно легким совершение различных актов насилия. По окончании гневной вспышки и вообще в промежутках между приступами психопаты этого рода бывают корректны, благодушны и общительны, сознают неправильность своего поведения и не прочь загладить свою вину перед потерпевшими от их болезненной возбудимости. Если не выделять, как мы это склонны делать, о чем говорилось в главе об эпилепсии, эпилептоидных психопатов в особую группу, а говорить только об эпилептоидных реакциях, возникших вообще на фоне каких-либо основных болезненных состояний, можно сказать, что они нередко наблюдаются именно у возбудимых психопатов. Э. Кан считает, что эксплозивные психопаты его классификации, соответствующие эпилептоидным психопатам, могут быть рассматриваемы или как самостоятельная группа или как подвид возбудимых. Для некоторых случаев типичным нужно считать не столько наклонность к приступам очень большого возбуждения сравнительно с хорошим самочувствием между ними, сколько общий недовольный, раздраженный фон в настроении (раздражительные психопат ы). Если основным является повышенное самочувствие с большой активностью, стремлением к деятельности при значительной в то же время неуравновешенности, то можно говорить о психопатах гипертимиках (К. Шнейдер). Иногда преобладающим моментом в настроении является тоскливость, боязливость, полная апатия и равнодушие или же колебания настроения более длительного характера, причем полосы хорошего самочувствия с веселостью и оживлением сменяются периодами апатии и вялости. От колебаний настроения, свойственных циклотимикам, эти случаи отличаются отсутствием правильности в смене фаз, цикличности в собственном смысле. Чтобы оттенить это различие от циклотимии таких случаев, Э. Кан предлагает для них новое название «пойкилотимики». Несомненно, что психопатиям вообще, как и некоторым другим болезненным состояниям, свойственны более или менее значительные колебания настроения, и не каждое из них указывает непременно на циклотимию. Но, с другой стороны, прав Э. Кан, когда говорит, что при современном состоянии наших знаний никто не может сказать, на каком месте заканчивается круг заболеваний, принадлежащих маниакально-депрессивному психозу. Если справедливо, что этому кругу относятся те состояния, которые Клейстом обозначаются как реактивно-лабильная конституция, то вполне возможно, что так же нужно расценивать иногда и так называемую пойкилотимию, равно как и некоторые случаи веселых, светлых темпераментов, на принадлежность которых к маниакально-депрессивному психозу было указано еще Крепелином.

Еще больше расстройств наблюдается у психопатов в волевой сфере, причем в некоторых случаях они настолько выражены, что дают право на выделение особых типов. В этом смысле должна быть оценена импульсивность, свойственная очень многим случаям психопатии. В прежнее время, а иногда такой взгляд высказывается и теперь, считали возможным говорить об особом импульсивном помешательстве, но в согласии с Э. Каном мы более правильным считаем говорить об импульсивных психопатах. Самое существенное здесь заключается в возникновении внезапных побуждений, противостоять которым оказывается невозможным. От навязчивых влечений они отличаются своей неожиданностью, отсутствием предшествующей более или менее продолжительной стадии борьбы с влечением; кроме того при навязчивых состояниях как таковых дело ограничивается обычно собственно влечением, которое не всегда, а главное не сразу претворяется в действие. Другое существенное отличие заключается в неодинаковой структуре и разной биологической сущности навязчивых влечений и импульсивных действий. Навязчивые действия, как и навязчивые мысли, связаны с различными переживаниями прошлого и имеют в смысле своего содержания известное психологическое основание. Как мы видели, возникновение их вполне соответствует механизму условного рефлекса. Импульсивные же действия относятся к явлениям, протекающим в более ранних в онтогенетическом отношении психических слоях и ближе стоят к инстинктивным движениям и безусловным рефлексам. Таково импульсивное влечение к поджогам (пиромания), воровству (клептомания), к блужданию с одного места на другое (дромомания). Наиболее типические случаи расстройств этого рода даже при наличии психопатической почвы особенно часто развиваются во время таких состояний, как менструации, беременность. Мы уже обращали внимание на то, что при заболевании психозом, например шизофренией, в психике очень часто наблюдаются ясно выраженные архаические тенденции, причем возникновение некоторых явлений можно объяснить как возвращение к давно забытым переживаниям первобытной психики. Таковыми именно являются блуждание, воровство, поджоги (древнее поклонение огню) и даже убийство, которые были нормальными действиями в известном периоде филогенетического развития, но были вытеснены вместе с культурным развитием в область архаических механизмов, выявляемых к жизни только в исключительные моменты, во время сильного аффекта или вообще болезненных состояний. Имея в виду, что и в болезненных переживаниях проявляется только то, что уже заложено в психике, можно думать, что именно по отношению к импульсивным психопатам справедливо указание Крепелина, что психопатические личности в части случаев—это аномалии развития, причем иногда имеются все основания говорить об атавизме. Может быть иногда в этом отношении приходится считаться с тенденциями, которые особенно бывают подчеркнуты у психопатической личности, именно с стремлением утверждению собственной значительности и к признанию ее другими. Так можно расценивать иногда импульсивное стремление к поджогу, причем пожар как стихийное явление и переполох, который он производить вокруг, могут доставить удовлетворение указанным тенденциям в личности поджигателя; так же можно рассматривать импульсивное стремление к убийству, отравлению, писанию анонимных писем неприятного содержания. Имеет значение, что возникшее стремление обычно не находит себе достаточного противодействия ввиду того, что психика находится не вполне на высоте или вследствие общего недоразвития или вследствие временного болезненного состояния, как например бывает в переходные периоды. Так стремление к поджогам преимущественно наблюдается у подростков и молодых субъектов, так же дело обстоит с импульсивным стремлением убивать детей, доверенных их попечению, у молодых нянек. В этом случае приходится считаться и с экзогенными, в частности психическими, моментами, утомлением, связанным с бессонными ночами, часто с профессиональным переутомлением, на почве которого возникает ненависть к ребенку, иногда тоска по родине, естественная у девушки-подростка, оторванной от своей семьи и деревенской обстановки и перенесенной в чуждую атмосферу.

Соблазны большого города играют известную роль и в происхождении некоторых случаев краж товаров, разложенных на прилавках больших магазинов и иногда совершенно ненужных похитителю или похитительнице. Импульсивным является иногда стремление к пьянству или вообще употреблению наркотических средств. В основе импульсивных действий иногда лежат сексуальные моменты, но здесь мы переходим к другой группе явлений, характерной для психопатов, особенно для некоторых. Расстройства сексуального порядка играют чрезвычайно большую, можно сказать исключительную роль у психопатов. Это прежде всего объясняется особенным развитием у них вообще жизни инстинктов, в частности полового. Для психопатов характерна не только общая дисгармония всей психической жизни во вполне развитом ее состоянии, но и значительные нарушения в порядке развития отдельных сторон. Сексуальные влечения у психопатов нередко проявляются необычайно рано, но это раннее их появление далеко не всегда может считаться указанием на имеющую впоследствии обнаружиться большую сексуальную активность; как и в других случаях ранних развитии, оно нередко как раз является симптомом не силы, а слабости. Половое влечение как таковое у психопатов всегда достаточно сильно, чтобы направить внимание на эту область. Можно сказать даже, что внимание их в этом отношении особенно обострено, в связи с чем психопаты обычно очень переоценивают значение всех моментов, имеющих отношение к этой области, но обострение внимания не соответствует достаточно активной сексуальности в собственном смысле, причем нередко наблюдается несомненная слабость чисто физиологического порядка. Для психопатов типичным нужно считать вообще незрелость, неполное развитие сексуальной жизни, остановку ее развития на известных инфантильных периодах. Сексуальная слабость сама по себе представляет благоприятную почву для различного рода уклонений в этой области. Слабо выраженная и недостаточно оформления в смысле направления к своей прямой цели — деторождению — сексуальность может очень легко пойти по пути различных извращений. Прежде всего нужно иметь в виду, что недостаточно сильное влечение для того, чтобы достичь необходимой для совершения полового акта силы, нуждается в более сильных раздражениях, а последние имеются налицо в извращениях. Это видно на том факте, что извращения нередко возникают не только на почве врожденных, но и приобретенных болезненных состояний, сопровождающихся половой слабостью, например старческого слабоумия, прогрессивного паралича, хронического алкоголизма. Можно считать, что в этом отношении так называемая педофилия психопатов—половое влечение, направленное на детей,—явление одного порядка с частыми попытками половых насилий слабоумных стариков над детьми и малолетними. До известной степени так нужно смотреть и на явления садизма и мазохизма, объединяемые по предложению Эйленбурга под общим именем алголагнии, хотя здесь, в особенности по отношению к первому, особенно ясно выступает, что половое извращение, как и вообще может быть проявление психопатии, представляет непропорциональное и чрезмерное развитие одной какой-нибудь стороны, свойственной и нормальной психике. Акты жестокости, совершаемые сексуальным психопатом над своим партнером в половом акте (садизм), равно как и достижение полового удовлетворения только при получении от другой стороны физической боли (мазохизм) несомненно имеют свои прообразы и в нормальном половом акте. К садистам нужно отнести и так называемых подкалывателей, наносящих для получения сексуального удовлетворения каким-нибудь острым предметом болезненные уколы женщинам, встречаемым на улицах, обыкновенно в такой обстановке, когда не к кому обратиться за помощью или хотя бы для того, чтобы призвать в качестве свидетеля. В дореволюционный период садистические тенденции находили себе выход иногда в применении с особенной жестокостью телесных наказаний, как бывало при отбывании солдатчины или очень часто в школах. Особую форму садизма в смысле получения сексуального удовлетворения путем душевного мучительства можно было видеть у некоторых дореформенных педагогов, прославившихся своей жестокостью, связанной с издевательствами над своими жертвами на экзаменах. Интересный случай этого рода был описан Н. В. Краинским. Слабостью нормального полового влечения нужно до известной степени объяснять и такие извращения, как геронтофилию (влечение к субъектам пожилого возраста), некрофилию (половые акты над трупами) и скотоложство; в последнем случае нередко приходится считаться с более или менее резким слабоумием.

В значительной части случаев развитие сексуальных извращений можно рассматривать как задержку сексуальности на ранних стадиях с гипертрофией некоторых чисто инфантильных сторон. Сюда нужно отнести нарциссизм, гомосексуальные наклонности и в особенности половое стремление, направленное на ближайших родственников. В первом случае речь идет об аутоэротизме—половом влечении, направленном на самого себя и выражающемся главным образом в любовании собственным телом. Близко к этому стоит эксгибиционизм—стремление обнажать для получения полового удовлетворения свои половые органы в присутствии лиц другого пола. Аутоэротизмом является и мастурбация, выполняемая иногда путем раздражения половых органов, иногда только при помощи фантазии, выбывания в своем воображении сексуальных картин (психический онанизм). Слабость нормального полового влечения можно видеть и в основе гомосексуализма, при котором оно направлено на субъектов того же пола (педерастия у мужчин, лесбийская любовь и нимфомания у женщин). Патологией в собственном смысле нужно считать только те случаи, когда половое влечение может найти удовлетворение исключительно таким ненормальным путем при возможности нормальных половых отношений. Явлением того же порядка до известной степени является влечение к актам кровосмешения (и н-ц е с т), элементы которого имеются в инфантильном влечении сына к матери и дочери к отцу (Mutter-Vaterkomplex).

В некоторых случаях гомосексуальные наклонности выражаются не в стремлении к сексуальному сближению с лицами того же пола, а исключительно в наклонности одеваться несоответственно своему полу, например иногда попадаются молодые люди, которые с детства любят наряжаться в женские платья, равно как и девушки, предпочитающие носить мужской костюм; нередко в последнем случае в основе лежит просто предпочтение более простой мужской одежды и притом гораздо более удобной при некоторых условиях работы, но очень часто такая тенденция к переодеванию указывает на аномалию сексуальных влечений. При этом она иногда наблюдается вместе с гомосексуальными наклонностями как таковыми, иногда же представляет самостоятельную аномалию, при которой переодевание является самоцелью, и в таких случаях носит название трансвестизма (от vestis—одежда). До известной степени родственен рассматриваемому явлению так называемый фетишизм, когда сексуальное влечение (речь идет обыкновенно о мужчинах) направляется на фартуки, косынки или другие какие-либо предметы женского туалета. У Мопассана имеется интересное описание одного случая фетишизма, направленного на женские ботинки. Предметы, являющиеся фетишами, служат объектами любования, нежных ласк, в результате которого достигается не только половое возбуждение, но и соответствующее удовлетворение, сопровождаемое эякуляцией, иногда при участии мастурбации. Очень важный момент это то, что сделаться фетишем могут не новые предметы, купленные в магазине, а бывшие в употреблении, причем большую роль по-видимому играют при этом обонятельные ощущения. В одном случае, бывшем под нашим наблюдением, мужчина средних лет, имевший жену и несколько детей, последние годы мог удовлетворять себя в половом отношении только при помощи женских юбок, обязательно бывших в употреблении, в особенности сильно заношенных и пропитанных запахом пота. Так как его жена естественно не давала ему для этой цели предметов своей одежды, то он покупал необходимые ему юбки на базаре; он надевал их на себя, завертывался в них с головой, онанировал и получал полное удовлетворение. Иногда явления фетишизма ведут к своеобразному коллекционированию. К. Пельман в своей монографии «Psychische Grenzzustдnde» приводит историю болезни одного мужчины, для которого фетишем являлись фартучки девочек-школьниц. Увидя фартучек на девочке где-либо на улице, он старался приложить все усилия к тому, чтобы приобщить его к своей коллекции, нередко он покупал фартучки, иногда выманивал хитростью, иногда не останавливался перед насилием. Такое же коллекционирование, носящее характер известного полового извращения, можно видеть у приводимой в той же книге больной, которая составила себе своеобразную коллекцию из ночных горшков, принадлежавших в свое время известным в истории женщинам, как например Марии Стюарт, Монтеспан.

Во многих случаях проявления психопатии легче всего могут быть поняты с точки зрения аномалии характера или вообще как отклонения в сформировании личности. При этом в некоторых случаях симптомы, находящиеся в центре клинической картины, иногда с полным основанием можно рассматривать как зафиксирование и гипертрофирование отдельных сторон, особенно выпукло выступающих в личности маленького ребенка. Известно, какое большое значение имеет для развития личности утверждение своего «я». своего значения, своих интересов. В этом отношении вполне понятны эгоцентризм и эгоизм ребенка, который постоянно повторяет «я сам» и стремится делать все самостоятельно. Эта черта может быть основной в картине психопатии, давая право говорить как об особых типах об эгоцентриках—психопатах, переоценивающих себя. Для утверждения личности необходимо, чтобы ценность ее была признана и другими. Иногда эта особенность настолько доминирует в картине психопатии, что приобретает характер чего-то особенного, давая право говорить как об особом типе о психопатах, ищущих оценки (Geltungsbedьrfige). Иногда средством для достижения цели—утверждения личности и отстаивания ее интересов—является наклонность спорить с окружающими по всякому поводу, нередко самому незначительному. При этом сущность разногласия, из-за которого возник спор или даже ссора, обычно отступает далеко на задний план, так что постоянные споры в конце концов становятся самоцелью. Получается как бы особый тип—психопаты-спорщики и псевдокверулянты. От параноиков-кверулянтов они отличаются отсутствием бредовых интерпретаций. В некоторых случаях основным моментом является то, что психопатичная личность лучше всего себя чувствует в атмосфере борьбы, постоянной войны с окружающими, причем благодаря своей активности нередко оказывается в положении завоевателя. Э. Кан выделяет особый тип активных аутистов. Иногда при этом приходится считаться с тем, что возбуждает и повышает активность до той высоты, при которой личность больше всего может выявить себя, сознание опасности положения, переживания, связанные с риском. Эти черты естественно могут иногда привести к авантюризму, равно как и толкнуть на путь преступлений. Таким же средством если не утверждения, то хотя бы фиктивного сохранения ценности собственной личности является иногда отказ от активной борьбы с жизненными затруднениями и уход в мир грез и фантазий. С этой же точки зрения можно рассматривать наклонность не только к фантазированию, но и к усиленному продуцированию различного рода ложных утверждений, нередко целых несоответствующих действительности историй. Эта pseudologia phantastica, понятие о которой было выдвинуто еще Дельбрюком, возникая из потребности утверждения ценности собственной личности, хотя бы и путем фиктивных построений, нередко усиливается до такой степени, что становится как бы самоцелью, причем псевдологическая продукция ни в какой мере не соответствует интересам психопата, а иногда приносит ему несомненный вред. Характерно при этом, что псевдолог совершенно не имеет в виду обмануть кого-нибудь и искренно убежден в тот момент по крайней мере, когда рассказывает свои небылицы, в их истинности. Несомненно однако, что псевдолог при этом, обманывая прежде всего самого себя, выявляет тенденцию личности увеличить свою значительность, так как его болезненная наклонность нередко дает ему возможность быть в центре внимания. Отсутствием целевых установок в смысле достижения каких-либо материальных выгод псевдолог-фантаст отличается от другого типа психопатов—лжецов и мошенников. В том и другом случае однако имеются общие черты—очень большая живость фантазии и способность к творчеству, дающие возможность настолько реально, ярко и правдоподобно представить известные явления, что у слушателей не возникает сомнений в их истинности. Псевдолог, или мифоман (по терминологии Дюпре), отличается от мошенника по выражению Кронфельда тем, что первый обманывает себя, а второй—других. Если обратиться к литературным образам, то примером первого может служить знаменитый Тартарен из Тараскона Додэ, а второго — гоголевский Хлестаков. Самым ярким примером психопатов второго рода может служить также сделавшийся исторической личностью шарлатан Калиостро.

Характерологическая точка зрения оказывается продуктивной и при изучении тех психопатов, которые могут быть названы истерическими личностями. Когда для более ясного понимания сущности самого психоза определилась необходимость характерологического изучения, одними из первых были описаны особенности истерического характера или, по бывшему одно время в большом употреблении, но менее целесообразному названию, истерической конституции. Самым существенным здесь являются очень большой эгоцентризм и эгоизм, стремление к красивой позе, стремление казаться лучше, интереснее, значительнее, чем позволяет это думать действительность. Здесь в особенности сильно выражена жажда признания ценности своей личности другими, причем этому моменту придается настолько большое значение, что истерическая личность для удовлетворения своего болезненного самолюбия не останавливается ни перед какими средствами. Таковым прежде всего является инстинктивное стремление всегда играть какую-нибудь роль, выставить себя перед другими в качестве особенно интересной, талантливой личности, которую не понимают и не умеют ценить другие, стремление выставить себя как глубоко чувствующую и тонкую натуру, которая при попытках осуществить свои высокие стремления наталкивается на грубость окружающих, причем очень часто оказывается в положении жертвы. Средством для привлечения внимания являются также различные фантастические истории, на которые оказываются очень способными психопаты этого рода благодаря своей живой фантазии; при этом дело нередко доходит до обманов и симуляции различных болезненных явлений. Каждому психиатру, имеющему более или менее значительный опыт, известны случаи, когда больные этого рода устраивают себе искусственное повышение температуры, кровавую рвоту или рвоту фекальными массами, заявляют о полном отсутствии аппетита, о возможности для себя обходиться без пищи, питаясь в то же время тайком от окружающих. Типична также в данном случае вместе с крайним эгоцентризмом значительная узость сознания, благодаря которой из окружающего воспринимаются только те впечатления, которые соответствуют внутренним ожиданиям Сольного; для всего же того, что не соответствует их психическим установкам, они оказываются как бы слепыми и глухими; так же услужливыми оказываются их воспоминания. Благодаря всему этому их представления об окружающем и в особенности рассказы о различных событиях, в которых они более или менее заинтересованы, обычно полны вопиющих противоречий с действительностью. Нужно иметь в виду, что при этом всегда играет большую роль и значительная примесь сознательных вымыслов. С последними тем больше приходится считаться, что они обычно построены со свойственной таким больным живой фантазией и нередко сопровождаются талантливой инсценировкой. Для характеристики истерической личности могут служить также очень большая внушаемость и самовнушаемость, живая эмоциональность и резко выраженная наклонность реагировать на впечатления окружающего, затрагивающие в особенности их интересы, бурными вспышками эмоциональности, по своей интенсивности совершенно не соответствующими вызывающим их обстоятельствам. Основным в этой группе является по К. Ясперсу стремление казаться больше, чем это есть на самом деле. К. Шнейдер не считает целесообразным говорить об истерическом характере или истерических личностях и относит личности с описанными особенностями в группу психопатов, ищущих оценки.

Многим психопатическим личностям помимо их эгоцентризма свойственно в большой степени безразличие к интересам других, делающее их в известном смысле морально тупыми и антисоциальными. Эти особенности однако не носят характера активности и не связаны с тенденцией сознательно причинять зло другим; они носят как бы характер особых пассивных защитных механизмов неполноценной личности, не могущей справиться с жизненными затруднениями, не прибегая к каким-либо особым средствам. Но есть довольно большая группа психопатов, в которой этот анэтический симптомокомплекс не только выражен очень резко, но и носит характер большой активности и действенности, являясь источником очень большой социальной опасности. Что этот признак может быть очень выпуклым и основным в структуре личности, видно из того, что на него было обращено внимание еще в середине прошлого столетия. Этот период времени, как было указано в соответствующем месте общей части, характеризовался тем, что отдельные ярко бросающиеся в глаза признаки нередко возводились до степени болезни. Естественно, что к таким болезням, как мания самоубийства, клептомания, гнев, Притчард присоединил свое известное нравственное помешательство (moral insanity).

Это нравственное помешательство, или, как иногда говорят, моральная тупость, являясь по мнению Крепелина своего рода пороком развития, представляет главный определяющий признак для той группы психопатов, которые носят название антисоциальных, врагов общества, или, как называет их Э. Кан, холодных аутистов. Свойственная им холодная жестокость и тупое безразличие к чужим интересам, очень большая воля в связи с достаточным интеллектом являются причиной того, что корреляции этого вида психопатий с преступностью особенно велики. Чертами холодной жестокости и неукротимой волей, с которыми осуществляются задуманные планы, к антисоциальным психопатам приближаются до известной степени так называемые фанатики. Им чужды однако эгоистичные установки, и если они совершают много жестокостей, то не из личных выгод, которые обычно оставляются в полном пренебрежении, а для устранения препятствий, стоящих на пути к достижению намеченной цели. Последняя в конечном итоге имеет в виду счастье и благо всего человечества, хотя и понимаемые очень своеобразно. Болезненным делает психопата-фанатика именно эта односторонность и концентрация внимания на какой-либо одной идее, осуществление которой рассматривается как дело всей жизни. От антисоциальных психопатов они отличаются также и наличностью несомненной эмоциональности, хотя и мало сказывающейся в каких-нибудь обычных выразительных действиях, но несомненно влияющей на все поведение.

Полной противоположностью фанатикам с их неукротимой волей и железной энергией могут считаться неустойчивые психопаты (Haltlose по Крепелину, называемые также instable). Характерными являются слабость воли и легкая подчиняемость окружающей среде; поведением управляют минутные желания и капризы, благодаря чему оно оказывается нестойким и непоследовательным; трудоспособность более или менее резко падает, чему способствует и наклонность к различного рода излишествам, в особенности легко возникающая, если больные попадают в дурные условия. На этой почве чрезвычайно легко развивается стремление к наркотикам разного рода и прежде всего к алкоголю. Естественно, что психопаты этого рода с трудом удерживаются на одном месте, переходят от одного к другому, обычно к худшему, нередко дело заканчивается полным опусканием на дно, бродяжничеством, проституцией и преступлениями. Такая характеристики этого типа психопатов дана еще Крепелином; она рисует настолько определенный тип, действительно часто встречающийся, что самое понятие и обозначение сохранилось во всех последующих классификациях психопатий. Все же эта нестойкость, неустойчивость имеет различные оттенки, благодаря чему характеристика этого типа у различных авторов и отграничение от других не вполне одинаковы. К частой перемене мест психопата может привести не столько слабость воли, сколько слабая способность адаптации, недостаточная гибкость психики вместе с некоторой недостаточностью интеллекта. Иногда при этом определяющую роль играет несоответствие между сравнительно большими претензиями и слабой одаренностью. Задаваясь чересчур большими целями, психопат естественно оказывается не на высоте и, не будучи в состоянии удовольствоваться вследствие особенностей своей психики скромным положением, берет себе работу не по силам, и в результате не в состоянии нигде удержаться сколько-нибудь прочно. Блейлер дал этому типу название относительного слабоумия — Verhultnissbludsinn. Применяется иногда и термин «салонный идиот», так как психопаты этого рода нередко обладают достаточным внешним лоском и самоуверенностью, с которой держатся в обществе. П. Б. Ганнушкин приблизительно тот же тип называет конституционально-глупыми. Э. Кан, обращая внимание на то, что нестойкость и слабость воли являются иногда выражением постоянных колебаний между двумя полюсами, из которых один характеризуется переоценкой своего «я», а другой—переоценкой окружающего, считает возможным говорить об особых амбитендентных психопатах: по его мнению на почве таких особенностей личности часто возникают различные невротические реакции.

Неустойчивые психопаты, равно как истерические личности, характеризуются признаками, относящимися не к одной только стороне, например к влечениям, темпераменту и прочему, а рядом признаков, относящихся ко всем им. Поэтому Э. Каном они относятся в особую группу сложных психопатий. Такими же являются и так называемые шизоидные психопаты. По первоначальному пониманию это должно быть что-то промежуточное между нормальной психикой и шизофренией. В части случаев это — препсихопатическая личность шизофреника, именно тот симптомокомплекс из аутизма, недоверчивости, замкнутости, иногда импульсивности и нелепости поведения, на фоне которых нередко развивается шизофренический процесс. С соматической стороны это преимущественно астеники или гигантики, часто с неуклюжестью, угловатостью движений. Поведение их неровно, порывисто, импульсивно. В работе они то небрежны и крайне неаккуратны, то в течение известного периода времени необычайно прилежны. Среди окружающих они часто считаются чудаками, так как живут уединенно, обособленно, нередко затрачивают очень большую энергию на изучение практически мало пригодных знаний, собирают коллекции ни на что ненужных вещей. Мышление их характеризуется очень большой абстрактностью, отвлеченностью, склонностью к фантазии и резонерству: при наличии хорошей одаренности они могут проявить большую способность к продуктивному творчеству в области философского или поэтического творчества. Кречмер, давший подробное описание шизоидных личностей именно в этом смысле, указывает, что неуклюжий, аутичный и как будто тупой с виду юноша, бесцельно проводящий свои молодые годы, вдруг может выпустить томик стихотворений с нежнейшими настроениями. Для эмоциональной сферы шизоидов характерны постоянные колебания между двумя полюсами: крайней холодностью, тупостью, равнодушием к окружающему и крайней чувствительностью, ранимостью. Их болезненная щепетильность может более всего выявиться в различных неприятных ощущениях, головных болях, повышенной возбудимости и раздражительности; иногда при этом наблюдается много навязчивых мыслей и страхов, так что в общем может получиться впечатление больного с невротическими реакциями; при ближайшем рассмотрении этих случаев оказывается однако, что здесь симптомы, импонирующие как невротические, являются только внешней оболочкой для иной сущности, имеющей типично шизоидную структуру. Психиатрическая клиника II ММИ обозначает эти случаи как шизоидных невротиков, помня при этом, что шизоиды как таковые не страдают процессом и не должны обнаруживать типичной для шизофрении деградации и слабоумия. Иногда шизоидная неустойчивость может привести к безудержному пьянству, которое является прежде всего выражением беспорядочности поведения и отличается от других видов алкогольных заболеваний. Бинсвангер выделяет такие случаи в особую группу под названием шизоидных алкоголиков.

Более точное выяснение того, что представляют шизоидные личности, требует прежде всего разрешения вопроса об отношении психопатии этого рода к шизофрении. Первоначальный взгляд, что первая есть только более легкая и начальная форма шизофренического процесса, как бы преддверие к шизофрении, не может считаться правильным для некоторых, по К. Шнейдеру очень редких случаев, и не только потому, что очень часто всю жизнь дело ограничивается шизоидными чертами, не давая процесса. Прежде всего имеет значение, что, как показал Гофман при выяснении особенностей личности, давших в конце концов шизофренический процесс, только приблизительно в 60 % можно констатировать шизоидные черты. Как теперь можно считать установленным, шизоидность или шизоидия может наблюдаться без всякого отношения к шизофрении, так как она представляет абстракцию из таких черт, которые могут быть у каждого человека. Как циклоидные или синтонные черты, так и шизоидные широко распространены и в норме; они могут наблюдаться у одной и той же личности, причем пропорция тех и других может меняться в зависимости от возраста или каких-либо экзогенных моментов. С наступлением периода увядания шизоидные терты, в особенности замкнутость, недоверчивость, значительно увеличиваются. Такие же изменения в личности могут наступить под влиянием неблагоприятных психических влияний и соматических, в частности инфекционных, заболеваний. Кроме собственно шизоидности, как выражения прирожденного психического склада, приходится говорить о шизоидировании личности под влиянием экзогенных моментов, например туберкулезной интоксикации. 1 ак как самое название шизоид связано с презумпцией чего-то болезненного, а, как видно из сказанного, шизоидность может не иметь ничего общего ни с шизофренией, ни вообще с болезнью, то понятно предложение Бострема заменить термин шизоидность словом дистонность. Все же в главной своей массе шизоидные психопаты и по данным генеалогического изучения и по преобладающим соматическим типам должны быть отнесены к шизофреническому кругу заболеваний; можно думать, что и так называемое шизоидирование под влиянием внешних моментов в значительной мере представляет выявление скрытого конституционального предрасположения; это в особенности относится к шизоидированию под влиянием туберкулеза, ввиду очень больших корреляций его с астеническим сложением, а последнего в свою очередь—с шизофренией. В согласии с этим Э. Кан дает такое определение шизоидных психопатов: это дистонные личности с аутистическим, амбитендентным, реже эгоцентрическим характером, с конституциональным предрасположением к шизоидным реакциям и шизофренным заболеваниям и с отрицательным сродством к пикническому сложению.

Сущность психопатий

Как видно из только что изложенного, в генезе психопатий более всего приходится считаться с наследственным отягощением и различными моментами, обусловленными поражением зачатка. Но помимо особенностей прирожденного склада играют роль и экзогенные, в частности психические, факторы. Никем не оспаривается, что психопатии—это своего рода аномалии развития личности, причем схематическое положение дела можно представить таким образом, что врожденной является общая неустойчивость с особенно слабым развитием отдельных сторон, а различные моменты личной жизни, особенно в ее ранние периоды, выявляют эти прирожденные особенности, влияя до известной степени и на направление психопатии. На характер формирования психопатий несомненно оказывает влияние и наследственное отягощение. Генетикам свойственна тенденция считать этот фактор основным и единственно определяющим. Известный Гофман в особенности стоит на точке зрения передачи из поколения в поколение основных радикалов, определяющих судьбу психопатической личности. На такой же точке зрения стоит Ланге в своей работе о наследственности как судьбе. Но правильнее смотреть, что наследственность не определяет фатальным образом не только структуры психопатии, но даже ее возникновения. Иначе нечем было бы объяснить того факта, что количество психопатических личностей в различные эпохи представляет большие колебания при одних и тех же условиях в смысле распространения наследственного отягощения. Бывают условия, когда уродуются талантливые, одаренные натуры и дают психопатию, и наоборот, периоды, когда налицо имеются все условия для полного развития личности и когда большое количество потенциальных психопатов дает людей большой социальной ценности. Наследственность— только один из факторов, хотя и несомненно большого значения, определяющих сформирование, «становление» личности с характерной для психопата гипертрофией чувства «я». Вместе с наследственностью и различными экзогенными моментами играет роль и сама личность с основными ее установками и притом личность, живущая и определенных конкретных исторических условиях. Помимо наследственного отягощения может иметь значение, видимо больше для самого возникновения психопатии, чем для определения ее структуры, поражение зачатка, равно как и заболевания первых лет жизни. Большую роль играют также и все переживания детства.

Хотя мы не склонны спешить с диагнозом психопатии, равно как и невроза в детском возрасте, но все же учитывать роль условий, в которых вырастал ребенок, считаем необходимым. Известно, как рано вообще закладываются основы психической личности и какую большую роль играют для ее склада и установок на окружающее впечатления раннего детства. Современное положение учения о психопатиях нуждается в коренной переработке; оно характеризуется борьбой конституциональных и экзогенных факторов, каждый из которых у отдельных исследователей получает значение чего-то исключительного. Так например в объяснении генеза сексуальных психопатий выдвигаются именно эти две точки зрения: одна Крепелина, ставящего акцент на влиянии совращения, так как психопатов с сексуальными извращениями оказывается больше всего в крупных городах, и другая, отстаиваемая Гиршфельдом, по которой больше всего приходится думать о конституциональных моментах. Несомненно здесь имеется как то, так и другое, причем пропорции компонентов того и другого порядка могут быть различны, и ото относится не только к сексуальным извращениям, а и к психопатам вообще. Если сделать попытку ближе подойти к сущности того неправильного развития личности, которое лежит в основе психопатий, то нельзя не обратить внимания на следующее: сравнительно сохраненному интеллекту в этих случаях должны соответствовать и неповрежденные корковые механизмы, и так как для психопатов характерно расстройство управления ими в связи с особенной ролью у них импульсов и влечений, то более всего приходится думать о расстройствах контактов между деятельностью коры и подкорко-вых центров. Так в особенности заставляют думать случаи, по отно-шению к которым с известным правом можно говорить о приобретенных психопатиях. Наиболее ярким представителем этой группы можно считать изменение личности после эпидемического энцефалита, при котором нарушение вышеуказанных контактов с преобладанием роли возбуждений, исходящих из-под корковых узлов, можно считать соответствующим всему существу этой болезни. Если нужно относиться как к преувеличению к взгляду Розенфельда, по которому все психопатии являются последствием инфекций, перенесенных в ранние периоды жизни, то справедливо, что в основе их всегда лежат аналогичные с постэнцефалитическими психопатиями сдвиги, хотя и вызванные не всегда одинаковыми моментами: наследственным отягощением в собственном смысле или поражением зачатка, или экзогенными моментами, в особенности проявляющими свое действие в ранние периоды жизни.

Социальное и в частности криминальное значение психопатических личностей

Благодаря общей дисгармонии психического склада с особенным развитием одной какой-нибудь стороны психопатам не только не свойственно сливаться с окружающей средой, но, наоборот, они всегда более или менее резко выделяются из нее, часто идут наперекор всем окружающим. Так как в интеллекте их не наблюдается дефектов количественного характера и иногда они полны энергии, то неудивительно, что им свойственно играть среди окружающих большую роль, в общем более значительную, чем обыкновенным, средним людям. Ввиду того, что психопаты—это варианты психической личности, и притом не только минус-, но и плюс-варианты, эта роль не всегда одинакова. Врачу больше всего приходится встречаться с тем, что вносят психопаты в окружающую жизнь отрицательного; несомненно, что эта сторона и наиболее изучена. Прежде всего нужно сказать, что значение психопатов в этом отношении даже более значительно, чем собственно душевнобольных. Это вполне естественно, так как в психиатрические больницы они помещаются только в случае каких-либо осложнений и обыкновенно остаются в населении, не будучи ничем стеснены в своей деятельности. Так как они до поры до времени не обнаруживают ничего явно патологического, то для окружающих и не может быть особенных причин проявлять по отношению к ним сдержанность и осторожность в такой мере, как эта естественно относительно душевнобольных. Как уже говорилось выше, от своих болезненных проявлений психопаты очень часто страдают сами. С социальной точки зрения здесь прежде всего приходится обращать внимание на очень большую частоту среди психопатов самоубийств. Известно, что в очень многих случаях покушение на самоубийство является непосредственным выражением непреодолимых влечений, возникающих на болезненной почве, как в особенности бывает у меланхоликов. Но, как нужно думать, помимо болезненного состояния, которое если не всегда, то большей частью имеется налицо у покушающихся на самоубийство, большое значение имеют социальные моменты. Если стремление к самоубийству является результатом болезненных сдвигов в психике в результате тяжелых жизненных переживаний, то естественно такие сдвиги особенно легко могут возникнуть при наличии психопатической неустойчивости и возбудимости. Как бы то ни было, по всем статистикам, в частности Н. П. Бруханского, корреляции стремления к самоубийству особенно велики по отношению к психопатиям. Большое значение имеет также, что очень многие психопаты вследствие своей неустойчивости и повышенной внушаемости, попав в неблагоприятную среду, могут обнаружить те или другие особенности, не безразличные с точки зрения интересов общества. Не менее часто к тому же могут повести те или другие черты, проистекающие из самой сущности психопатий. Здесь прежде всего нужно указать на очень большие корреляции с преступностью. Они не одинаково велики по отношению к отдельным группам психопатов, причем для каждой из последних типичны особые правонарушения. Возбудимым и эксплозивным психопатам свойственны проявления агрессивности, оскорбление действием, нанесение повреждений и убийства. Самый механизм преступления сводится к выпадению тормозящих влияний благодаря очень большому аффективному возбуждению; он особенно ясен при эпилептоидных реакциях, характеризуясь иногда более или менее значительным помрачением сознания и приближаясь к тому, что наблюдается в аналогичных состояниях при эпилепсии. От последней они отличаются однако тем, что помрачение сознания, если вообще имеет место, бывает не так глубоко; имеет значение также, что по условиям развития они являются всегда реакцией на внешнее раздражение; не наблюдается здесь обыкновенно и описанных в главе об эпилепсии особенностей, характеризующих преступления эпилептиков. У возбудимых и эксплозивных во время прохождения военной службы их болезненные проявления могут привести к нарушениям дисциплины ив частности к оскорблению командного состава. С другой стороны, у неустойчивых и в особенности у импульсивных психопатов (дромомания) при тех же условиях болезненные проявления могут вылиться в картину дезертирства. Что касается собственно неустойчивых, наиболее типичным для них правонарушением является воровство. Большую опасность в социальном отношении представляют сексуальные психопаты, тем более, что их болезненные проявления направляются обыкновенно на детей, подростков или женщин, вообще субъектов, не могущих оказать им особенного сопротивления. Кроме насилия собственно здесь приходится считаться и с ролью совращения. На садистической почве в яркой форме могут развернуться иногда и проявления жестокости с нанесением тяжелых повреждении, и даже как определенный ингредиент полового акта может быть совершено убийство. Большую опасность в криминальном отношении представляют также психопаты-лгуны и мошенники, так как благодаря своей активности и фантазии очень могут импонировать окружающим, в особенности людям доверчивым и ограниченным, которые делаются их жертвами, иногда очень страдая в материальном отношении. Они же нередко являются растратчиками общественных денег. То же может случиться с психопатами неустойчивого типа. Наиболее опасными в социальном отношении нужно считать однако тех психопатов, для которых основным является анетический симптомокомплекс и которых Крепелин называет врагами общества. В этом нет ничего удивительного, так как тенденции к совершению преступлений здесь являются не чем-то временным, до известной степени случайным и вызванным притом наличностью определенной ситуации, как то бывает у психопатов, характеризующихся своей эксплозивностыо, а присущи им всегда как основное свойство. При этом их холодная жестокость и вообще малая аффективность дают им возможность быть методичными в разработке плана совершения преступления, в самом проведении его и скрытии следов. К этому типу относится ряд приобревших большую известность убийц последнего времени, за которыми числится по нескольку десятков жертв, и в частности москвич Комаров, заманивавший к себе на квартиру намеченные жертвы под видом переговоров о продаже лошади и убивавший их неожиданным ударом молотка. Опасность таких психопатов увеличивается еще тем обстоятельством, что они часто действуют не в одиночку, а становятся главарями целой шайки, действующей по выработанному ими плану и по их указаниям. Для того, чтобы составить представление о той огромной роли, которую играют психопаты как правонарушители, достаточно обратить внимание на следующие данные. По статистике немецких криминалистов психопаты составляют приблизительно 30 % всех преступников, по американским авторам—даже 35 %. Если сюда прибавить вообще неполноценных и в частности умственно-отсталых, то вместе с психопатами это охватит не менее 60 % преступников. Для учета роли психопатов с точки зрения преступности нужно помимо количественной стороны обратить внимание на то, что психопаты по своей активности и в общем хорошей одаренности как бы задают тон всему преступному миру.

При оценке криминальных действий психопатов с точки зрения Уголовного кодекса нужно иметь в виду, что психопатия сама по себе не говорит о ненаказуемости и о применении мер социальной защиты не уголовно-исправительного, а медицинского характера. В каждом отдельном случае приходится обращать внимание на все данные, характеризующие состояние, в котором совершено преступление, и на всю структуру личности. При большой возбудимости психопатов естественно, что нередко приходится констатировать аффективные состояния, в частности патологические аффекты, возможно— с более длительным затемнением сознания, возникающие иногда под влиянием алкоголя. В некоторых случаях приходится принять во внимание наличность навязчивых или импульсивных влечений, которым при известных условиях даже невозможно противостоять, так как они могут целиком детерминировать поведение психопата. Так как советское законодательство стоит на точке зрения не наказания за содеянное, а защиты общества от преступных действий, предупреждения возможности повторения преступных действий в будущем, то в каждом конкретном случае необходим анализ всей психической личности в целом, а не только оценка того состояния, в котором совершено преступление. При этом учитываются обстановка преступления, обстоятельства, толкнувшие на него, среда и уровень развития правонарушителя. Все это кладется в основу решения вопроса о степени социальной опасности правонарушителя и о наиболее целесообразных мерах социальной защиты. В случае признания психопата социально опасным выносится постановление, подобно тому как это делается по отношению к душевнобольным в собственном смысле, о принудительном лечении в психиатрической больнице. Для несовершеннолетних применяются меры социальной защиты медико-педагогического характера, именно отдача на попечение родителей, усыновителей, опекунов, родственников или иных лиц и учреждений, или же применяется помещение в специальные лечебно-воспитательные заведения.

При оценке социального значения психопатов необходимо принять во внимание, что в некоторых случаях о них приходится говорить не только как об источнике беспокойства для окружающих, опасности для имущества в жизни, но и как о носителях очень ценных свойств. Важно при этом, что ценность психопатической личности обусловливается не только тем, что ей свойственны вместе с теми или другими явно патологическими чертами и положительные стороны, например большая одаренность, общая или в одной какой-нибудь специальной области. Среди ученых, поэтов, художников немало можно насчитать лиц, при очень большой одаренности, даже гениальности представлявших явно психопатические черты. Принимая во внимание, что выдающийся интеллект сам по себе представляет уклонение от средней нормы, естественно, что эта своего рода аномалия связана с некоторой общей дисгармонией и аномалиями в других областях. В этих случаях повышенная ценность личности не обусловливается психопатией, а существует вместе с ней и, можно сказать, несмотря на нее. Но возможны случаи, когда личность оказывается ценной в известных отношениях именно благодаря психопатическим своим свойствам. Так при наличии известной одаренности, хотя бы и не представляющей ничего выдающегося, свойственная психопатам односторонность может дать в результате ценные достижения. К этому в особенности могут привести способность воодушевления одной какой-нибудь идеей, богатство фантазии, свойственное некоторым психопатам в очень большой степени. Многие психопаты хорошо себя чувствуют только в атмосфере борьбы и опасности, благодаря чему могут оказаться полезными на войне или при участии в каких-нибудь особенных экспедициях. Свойственное многим стремление к новому, особенному, может привести иногда к ценным изобретениям. Нужно добавить, что Колумб, Васко-де-Гама и другие открыватели новых стран были своего рода искателями приключении и психопатическими личностями.

Профилактика и печение психопатии

Поскольку психопатии представляют своего рода аномалию развития, а иногда могут быть рассматриваемы как рудиментарные формы психозов, профилактика в данном случае совпадает с невро-психической профилактикой вообще. Так как в генезе большую роль играют конституциональные моменты, имеют значение все меры, указанные в главе о психопрофилактике и психогигиене. Но если черты аномального развития обозначились уже с полной ясностью, то и здесь положение не так безнадежно. Теоретически возможны попытки изменить конституцию путем пересадки тех желез, деятельность которых предполагается пониженной. Практический опыт в этом отношении имеется больше всего по отношению к гомосексуализму; имплантация половых желез от здоровых субъектов как будто может повысить нормальное сексуальное влечение, но вполне убедительных данных по этому вопросу еще нет, тем более, что не выработана еще и методика. Железы от тех животных, у которых они обычно берутся для этой цели, большей частью скоро рассасываются или просто не приживаются. Больше надежд на успех при имплантации органов от обезьян, но этот вид терапии по своей дороговизне не мог еще найти широкого применения. Некоторую пользу можно надеяться получить от спермина и оварина, равно как от вытяжек других желез, но, поскольку основы личности закладываются очень рано, от применения вытяжек, когда картина психопатии уже сложилась, нельзя получить очень многого. Гораздо больше можно сделать, ставя акцент, во-первых, на предупреждение дурных влияний, а во-вторых—на психотерапию, имеющую целью развитие более сохранившихся и более здоровых сторон личности. В какой мере важна первая сторона, было ясно отдельным исследователям уже давно. Все успехи психиатрии последнего десятилетия связаны с выяснением роли среды и вообще социальных факторов. и если очень многое от них зависит в картине вполне развитого психоза, то еще больше это относится к психопатиям. Особенно ясно можно видеть это на примере беспризорных детей и подростков.

Нет никаких оснований предполагать, что наследственное отягощение у них больше, чем у каких-либо других групп того же возраста, и если среди них так много отсталых именно вследствие социальной запущенности, бродяжек, нищих, проституток, воров, грабителей и вообще преступников, то нельзя забывать, что эти черты, обычно считаемые чем-то характерным для психопатов, целиком являются наносными. Так как беспризорность, бывшая в годы интервенции массовым явлением, представляла только сгущение того, что в отдельных, но очень многочисленных случаях имеется во всякое время, то ясно, как много можно сделать в смысле профилактики и лечения психопатии путем правильного воспитания с устранением дурных влияний среды. Не менее важен также второй принцип—развитие более здоровых сторон. Пока на психопатии смотрели как на рудименты болезни, имеющие своей основой наследственное отягощение, лечение их было конечно безнадежным делом, но когда в них стали видеть аномалии развития, в генезе которых огромную роль играет экзогения и основы установки личности, положение в смысле терапии оказалось имеющим определенные перспективы. В особенности много можно сделать, если на аномальный склад личности обращено внимание очень рано, именно еще в детском возрасте. Особые вспомогательные школы для умственно отсталых давно уже нашли себе общее признание, но следует организовать в широком масштабе школы для трудно воспитуемых, т. е. таких детей, о которых можно сказать, что они in spe одновременно и опасные правонарушители и полезные граждане, может быть даже выдающиеся работники в той или другой области. Такие школы пока еще существуют главным образом в качестве опытно-показательных учреждений, но следует стремиться к расширению и увеличению их количества до возможности провести через них всех маленьких невропатов и психопатов. В более позднем возрасте основой лечения должен быть трудовой режим, проводимый в особых колониях и вообще учреждениях с специальным трудовым режимом. Поскольку труд является осью и основой жизни, от такого рода мероприятий можно ожидать больше всего результатов. Необходимо иметь в виду При этом, что имеет значение не труд вообще, независимо от его характера, а определенная система трудовой терапии. В более тяжелых случаях психопатий, в которых обычно оказываются особенно сильными наследственные компоненты, необходима та или иная форма изоляции как мера социальной защиты общества от опасностей, таящихся в преступных тенденциях психопата.

По отношению к уже совершившим то или другое преступление подход не везде является одинаковым. Практика Германии привела к устройству психиатрических отделений при тюрьмах и особых «крепких» отделений (тюремного типа) в психиатрических больницах. Наш современный подход характеризуется принципом рассеивания психопатов, признанных социально опасными для принудительного лечения по различным психиатрическим больницам. Большое количество психопатов из числа тех, которые признаны вменяемыми, остаются в тюрьмах. Опыт показал крайнюю целесообразность наблюдения за ними врача-психиатра, имеющего специальный опыт в вопросах судебной психопатологии.

Весеннее обострение: Как распознать психопата

Весна – пора любви и весенних обострений. Именно в это время, согласно статистике, легко подцепить на улице, в баре, общественном транспорте и вообще где угодно симпатичного и обаятельного психопата.

Кто такой психопат?

Если говорить о терминах, то психопат – это сокращение от термина «психическая патология». А проще говоря, психопат – это хищник, использующий в своих интересах других людей с помощью обаяния, обмана, насилия и других методов, чтобы получить то, что он хочет.


Фото с сайта matrony.ru


Конечно, всех поголовно записывать в психопаты не следует. Все мы люди, и в разные моменты жизни можем не дружить с головой. Но психопат и отличается от обычного, адекватного человека тем, что неадекватность у него – состояние постоянное, а не временное.

И проблема состоит в том, что выявить психопата не так уж и легко. Можно запросто связать с ним свою жизнь, долго и упорно мучиться, находясь с ним в близких отношениях. Так, например, очень просто получить его себе в мужья или в жены, в любовники или любовницы, в друзья.

Почему легко завести отношения с психопатом?

В отличие от нормальных людей, психопаты умеют чрезвычайно нравиться окружающим. Это их особая способность. И они ею пользуются, когда стремятся завести с кем-либо тесные отношения.


Фото с сайта korysno.pro


Кстати, как правило, психопаты обладают повышенной сексуальностью. Они сексуальны более обычного, привлекательны и более неутомимы в сексуальных делах, чем нормальные люди. Объясняется это тем, что животная сущность у них доминирует над духовной человеческой.

Психопаты буквально очаровывают людей своим пониманием и привлекательностью. Этот механизм сродни поведению цветков-убийц. Психопат способен вас соблазнить на любые отношения с ним – от семейных и любовно-сексуальных до дружеских. И потом медленно и упорно начнёт «пожирать» вас. А затем попросту про вас забудет, взяв от вас всё, что ему было нужно.

Жизнь с психопатом

С психопатом можно жить. И даже можно жить счастливо. Правда, для этого нужно быть таким же, как и он, психопатом. То есть исповедовать и придерживаться в жизни тех же принципов, что и он. Если нет, то ваша жизнь с ним превратится в вечный ад, выбраться из которого можно только сбежав от «неадеквата». Переделать его и не надейтесь, поскольку психопатия – это состояние личности и психики, а значит, неизлечима. Современными методами и лекарствами психотерапии психопатия поддаётся только небольшой коррекции.


Фото с сайта bm.img.com.ua


Как распознать психопата

Поскольку, по данным статистики, каждый сотый человек на земном шаре – психопат, значит, по меньшей мере, один из ста ваших знакомых почти наверняка относится к ним. Поэтому не лишним будет уметь вычислять психопата, чтобы всегда держать с ним ухо востро и не позволять причинить себе вред.


Фото с сайта ic.pics.livejournal.com


Вот 19 наиболее существенных признаков психопатов:

  1. Психопаты не просто привлекательны – они обворожительны. Особенно на первый взгляд. Милы, интеллигентны и умны.
  2. Обаяние психопатов всегда помогает им ловить людей в свои сети и заставлять делать то, что нужно самим психопатам. Ездить на других – это их любимое развлечение. Они умеют льстить так, как никто другой.
  3. Психопаты хорошо говорят. Они запросто могут выдать настоящий актерский монолог, заставляя окружающих слушать себя открыв рот. Вставить своё слово они вам, скорее всего, не дадут.
  4. Психопаты никогда не бывают последовательны в своей жизни. Частая смена мест работы и учёбы, любовных партнёров и даже взглядов. В далекую эру до электронных книг на столе у психопата запросто можно было найти 10-20 книг, которые он начал читать и все бросил в самом начале.

    Фото с сайта st.kp.yandex.net


  5. Психопаты постоянно врут. Всем и по любому поводу. Врут без толку и не особенно стараются это скрыть. Поступки психопатов очень часто расходятся с их словами.
  6. Они не признают никаких норм поведения и моральных законов, а также часто законов юридических, считая их ненужными, выдуманными ограничениями. Они могут воровать, обманывать, издеваться над людьми и считать это вполне естественным поведением, на которое имеют полное право.
  7. Психопаты никого не уважают. Всегда считают себя выше своего окружения. В рабочем коллективе психопат, находящийся на нижней ступени административной лестницы, запросто может перепрыгнуть через голову всех своих начальников и пойти решать вопрос непосредственно к главе организации, иногда буквально ворвавшись для этого в кабинет босса.
  8. Психопаты очень легко впадают в состояние ярости и могут быть пугающими. Однако они также легко и успокаиваются. Переключения между яростью и спокойствием могут быть практически мгновенными.
  9. В общении психопат придерживается снисходительно-презрительного тона. Делает он это всегда, когда не хочет казаться очень милым, как он это умеет. И даже в отношении людей старше его по возрасту и положению. Такое снисходительно-презрительное поведение психопата, его ироническая полуулыбка на устах в ответ на все возражения оппонента часто доводят людей до состояния белого каления. Если такое происходит, психопат покровительственно предлагает оппоненту успокоиться. Или, напротив, впадает в неадекватное раскаяние: начинает ломать руки, становиться на колени и просить прощения.
  10. В своих собственных недостатках и проступках психопат обвиняет окружающих, чаще всего близких к нему людей. При этом он прекрасно осознаёт, когда говорит неправду. Но очень часто в момент спора он начинает обвинять в этой своей же лжи оппонента, выводя его из себя. В этом и заключается цель психопата – лишить своего собеседника душевного равновесия.
  11. Психопаты двуличны и многолики. Свои маски они могут менять ежеминутно. Вот только что психопат исполнял перед вами роль «злого полицейского» и тут же превратился в «несчастного ребенка», которого следует пожалеть. Но как только вы смягчитесь, он тут же попытается вас снова «укусить».

    Фото с сайта paidagogos.com


  12. Психопаты не помнят добра, но всегда помнят зло, причинённое им. И не только помнят, но и очень его преувеличивают. Общаясь с психопатом, вы всегда будете в курсе того, какие ужасные у него были родители, дедушки и бабушки, знакомые, партнёры, учителя в школе, воспитательницы в детском саду и все остальные. Как они его все не принимали и всю жизнь третировали.
  13. При общении с психопатом у вас может возникнуть впечатление, что этот человек просто не понимает, что причиняет людям боль. Вам может даже захотеться объяснить ему это. Не стоит торопиться. Можете не сомневаться: психопат всегда знает, что делает больно, и делает это намеренно.
  14. У психопатов никогда не бывает с кем-либо длительных хороших отношений. У них нет друзей, с родственниками они почти не общаются, любовные партнёры бегут от них.
  15. За рулём психопат часто придерживается опасного стиля вождения: превышает скорость, подрезает, прижимает. Ему доставляет истинное удовольствие видеть страх других людей, особенно если в машине он не один.
  16. У своих любовных партнёров психопаты обожают вызывать чувство ревности. Они запросто могут прийти на свидание и привести с собой «друга» противоположного себе пола. Такое поведение демонстрируют как мужчины-психопаты, так и женщины.
  17. Психопаты мало спят. Обычно не более 4-5 часов в сутки. И почти всё время находятся в состоянии возбуждения и «деловой» активности.
  18. В сексуальной жизни психопаты часто имеют извращённые потребности и заставляют своих партнёров удовлетворять их.
  19. У психопатов пониженное чувство опасности. Они часто занимаются экстремальными видами спорта.

Как общаться с психопатами?

Если хотите сохранить своё душевное здоровье, лучше с ними вообще не общаться. От них можно и нужно абстрагироваться. Если судьба свела вас с психопатом в вашей личной жизни – бегите от него, если с начальником – увольняйтесь. Если же психопат – ваш коллега, которого вы встречаете ежедневно, но который не является вашим руководителем, просто игнорируйте его, что бы он ни говорил и ни делал.


Фото с сайта www.wmj.ru


И главное, доверяйте своим инстинктам и интуиции. Если вы считаете, что у кого-то присутствуют черты психопата, держитесь подальше от этого человека, чтобы вами не манипулировали или не втянули вас в отношения, которые только причинят вам боль.

Психопаты-начальники | Научные открытия и технические новинки из Германии | DW

Если вам кажется, что ваш начальник – психопат, то вполне возможно, что так оно и есть. Во всяком случае, считая психопатом главного шефа фирмы, у вас больше шансов оказаться правым, чем если бы вы причислили к психопатам коллегу, стоящего на одной с вами ступеньке иерархической лестницы, или своего подчинённого. Дело в том, что среди больших начальников, будь то шефы концернов, руководители ведомств, влиятельные политики, профсоюзные лидеры или армейская верхушка, доля психопатических личностей существенно выше среднестатистической. А не бросается это в глаза только потому, что многие типичные черты психопатической личности уже давно воспринимаются как качества, обязательно присущие лидеру. Более того, именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что психопатам часто удаётся сделать стремительную карьеру, обогнав всех сослуживцев. К такому выводу пришли американские психологи – профессор Роберт Хэр (Robert Hare) и доктор Пол Бейбиэк (Paul Babiak), специалисты в области психопатических состояний.

Как известно, многие формы психопатии относятся к антиобщественным личностным расстройствам, поскольку людям с такими расстройствами свойственны безнравственные модели поведения. Они не способны испытывать сострадание к окружающим или чувство вины за аморальные поступки и правонарушения. Психопаты воспринимают жизнь как некую игру, в которой главное – добиться успеха за счёт других, сохраняя при этом хладнокровие и невозмутимость.

По мнению экспертов, в США психопаты составляют около 1 процента от общей численности населения страны. Но среди больших начальников этот показатель, судя по всему, гораздо выше: Пол Бейбиэк считает, что он приближается к 10-ти процентам. Правда, точными, научно обоснованными данными учёный пока не располагает, однако он хорошо знает, о чём говорит: по поручению крупной консалтинговой фирмы он вот уже более 15-ти лет проводит семинары для высшего руководящего состава крупных концернов. Бейбиэк рассказывает:

Встречаясь и беседуя со многими сотнями руководителей разного ранга и их сотрудников, я как врач не мог не обратить внимание на то, что несколько человек выделялись некоторой, скажем так, неадекватностью поведения. У меня это вызвало любопытство, я заинтересовался этим феноменом, стал его изучать и пришёл к выводу, что этим людям присущи психопатические черты характера.

Среди повстречавшихся Бейбиэку психопатов из числа руководителей высшего звена есть заместители председателей правления концернов, директора крупных промышленных предприятий, начальники филиалов известных банков. Четверть всех шефов-психопатов – женщины. Бейбиэк поясняет:

Мы обнаружили, что психопаты на руководящих постах – это чрезвычайно харизматические личности. Они обаятельны, производят впечатление очень умных и находчивых людей, легко завоёвывают симпатии других, умеют убеждать собеседников, увлекать их своими идеями. Когда мы замечаем у кого-то все эти качества, то думаем про себя: вот хороший руководитель! Потому что наши представления о лидере связаны именно с такими способностями.

Но это опасное заблуждение, – считает доктор Бейбиэк. Поскольку психопаты – эгоисты, пекущиеся, прежде всего, о собственном благе и готовые ради него идти по трупам, они в конечном счёте причиняют фирме вред, даже если на первый взгляд это и не так. Бейбиэк приводит такой пример из своей богатой практики:

Некий деятель, руководитель одного из филиалов компании, слыл чрезвычайно успешным менеджером по продажам. Но после того, как главный шеф фирмы ушёл на пенсию, новый начальник внимательно присмотрелся к деятельности этого менеджера и обнаружил, что его показатели на самом деле хуже, чем у всех его коллег. Он просто это скрывал, подделывая отчётность. Кроме того, он ещё и клал часть выручки себе в карман. Но его бывший шеф был настолько им очарован, что ничего не замечал.

Эти люди, которых Пол Бейбиэк называет «кобрами в дорогих костюмах», как правило, в совершенстве владеют искусством притворяться и интриговать. Они думают одно, говорят другое, а делают третье, и при этом часто умудряются выходить сухими из воды в ситуациях, в которых любой другой обязательно свернул бы себе шею. Когда вышеупомянутый менеджер по продажам понял, что он разоблачён и ему грозят серьёзные неприятности, он сам перешёл в наступление: вооружившись грудой сфальсифицированных документов, начал интриговать против своего нового шефа, добиваясь его увольнения. И почти преуспел в этом. Чтобы избежать подобных конфликтов впредь, Роберт Хэр и Пол Бейбиэк взялись за разработку специальной анкеты для тестирования руководящего состава компаний. Ранее этот же тандем создал анкету для выявления психопатов среди заключённых. Сегодня она считается стандартной и широко применяется в американских тюрьмах. Анкета для бизнесменов состоит из 107 вопросов. Что же она даёт? Пол Бейбиэк говорит:

Она позволяет выявлять индивидуальные особенности поведения, причём как позитивного, так и негативного свойства. Анкету заполняют и начальник того менеджера, характер которого мы изучаем, и его коллеги, и его подчинённые. Компьютерный анализ полученных ответов позволяет составить своего рода психологический портрет личности. Ориентируясь на 16 основных признаков, мы можем с высокой надёжностью оценить деловые качества испытуемого и определить, кем же он на самом деле является – хорошим руководителем или психопатом, готовым на всё ради собственной выгоды.

Неясно лишь одно: как отреагирует руководство фирмы на известие о том, что один из её ведущих менеджеров – психопат? Ответ на этот вопрос вовсе не так однозначен, как может показаться на первый взгляд, – говорит Йоахим Хазеброк (Joachim Hasebrook), профессор Любекского университета, – ведь конкуренция становится всё острее:

Неуверенность на фирмах растёт, так что фирмы сами ищут уже не просто менеджера, который хорошо знал бы своё дело, а некоего лидера-визионера, способного увлечь своими идеями весь коллектив. От него ждут чуда, и к нему предъявляются чрезвычайно высокие требования: он должен обладать такими достоинствами, каких у нормальных людей, вообще говоря, просто не бывает. Поэтому в эти фирмы рвутся психопаты. Их самоуверенность, их самомнение беспредельны. Они от себя в полном восторге, даже если реальные результаты их деятельности оставляют желать лучшего. А высшему руководству фирмы очень хочется верить, что столь выдающиеся работники, демонстрирующие столь выдающиеся достижения, и в самом деле существуют.

А теперь от психологии и психиатрии перейдём к более прозаическим материям. Как известно, одной из наиболее распространённых травм в результате дорожно-транспортных происшествий является травма шейного отдела позвоночника. К счастью, в подавляющем большинстве случаев дело ограничивается ушибами. Проблема, однако, состоит в том, что такие травмы не только плохо лечатся, но и плохо диагностируются. Тут поистине раздолье для симулянтов: если, скажем, пассажир машины, причастной к аварии, пусть даже пустяковой, жалуется на боли в области шеи, проверить, говорит ли он правду, практически невозможно. До недавнего времени страховым компаниям в подобных случаях приходилось раскошеливаться. Но теперь, похоже, ситуация круто изменится. В университете Ульма создана методика диагностики, которая позволит вывести симулянтов на чистую воду. Внешне эта процедура выглядит так: пациента сажают на стул и надевают ему на голову шлем с интегрированным компьютерным монитором. На монитор проецируются различные движущиеся объекты, и испытуемому предлагается следить за их перемещением, одновременно выполняя команды, раздающиеся из динамика:

Наклоните, пожалуйста, голову вперёд. Поверните, пожалуйста, голову налево. Посмотрите, пожалуйста, направо вниз…

Вмонтированные в шлем сенсоры регистрируют все движения пациента и вводят эти данные в компьютер. Альберт Шеффер (Albert Schäffer), научный сотрудник университета, поясняет:

Мы следим за тем, как пациент двигает головой. Мы также замечаем, в каком положении он начинает испытывать боль, и на этом основании можем делать важные выводы о характере и тяжести заболевания. Кроме того, мы снимаем так называемую электромиограмму, то есть наклеиваем пациенту на кожу специальные датчики и измеряем электрическую активность мышц. Вся эта информация в комплексе позволяет нам существенно повысить надёжность диагностики.

Система, созданная ульмскими учёными, изрядно осложнит жизнь симулянтам. Всё дело в том, что под воздействием проецируемого на монитор изображения пациент довольно быстро теряет пространственную ориентацию и уже не может контролировать положение своей головы. Тут возникает своего рода оптический обман: пациенту может казаться, что он, скажем, очень сильно наклонил голову, в то время как на самом деле он ею едва повёл. Альберт Шеффер говорит:

Мы надеваем на них шлем и очень медленно начинаем менять направление движения проецируемых объектов, однако пациенты этого не замечают, поскольку они лишены возможности ориентироваться по окружающим их предметам. А значит, симулянту будет очень трудно уловить тот момент, когда ему следует пожаловаться на боль. Только пациент, у которого шея действительно болит, даст правильную информацию.

Кроме того, компьютер позволяет обеспечить целую серию строго одинаковых перемещений объекта. Следя за ними, пациент будет вынужден совершить одно за другим несколько одинаковых движений головой. А в них тоже заключена важная информация. Здоровый человек на третий или четвёртый раз может повернуть голову чуть дальше, чем вначале. У травмированного всё наоборот: с каждым новым поворотом головы боль даёт о себе знать всё раньше. Впрочем, то, что компьютер с высокой точностью регистрирует все движения головы пациента, важно не только для диагностики, но и для последующей терапии. Этой цели служат компактные электромоторы, вмонтированные в шлем:

Мы можем использовать эти моторы, чтобы оказать на голову пациента строго дозированное силовое воздействие. Причём оно может быть и со знаком «плюс», и со знаком «минус», то есть и поддерживать движение, и, наоборот, создавать лёгкое сопротивление. Физиотерапевт совместно с врачом-ортопедом разрабатывают схему таких упражнений, способствующую эффективному восстановлению функций мускулатуры головы. Такая методика позволяет тренировать те самые группы мышц, которые и пострадали от травмы.

И всё же ульмские специалисты делают упор не на терапию, а на диагностику, в том числе на разоблачение симулянтов. В 9-ти случаях из 10-ти им удаётся дать однозначное заключение, кто перед ними – действительно больной с травмой или мошенник. Так что понятно, почему интерес к их системе проявляют не только врачи и страховые компании, но и адвокаты.

Но если метод диагностики травм шеи уже находит клиническое применение, то новый метод диагностики глаукомы, о котором сейчас пойдёт речь, пока ещё не вышел за пределы лаборатории, в которой он разрабатывается. Глаукома – это весьма опасное заболевание, нередко приводящее к потере зрения. Основным его симптомом является повышение внутриглазного давления, возникающее вследствие нарушения нормальной циркуляции водянистой влаги в глазах. А значит, необходимы регулярные профилактические осмотры населения. Так что нет ничего удивительного в том, что сегодня в медицинской практике широко используются тонометры для измерения внутриглазного давления самых разных конструкций и моделей. Однако проблема в том, что обязательным условием получения надёжных результатов пока остаётся непосредственный контакт прибора с роговицей глаза. А такая процедура, во-первых, требует анестезии, и во-вторых, чревата инфицированием глаза. Понятно, что особого удовольствия ни пациенту, ни врачу-окулисту она не доставляет. И вот теперь Герт Гох (Gert Goch), профессор Бременского университета, взялся за разработку метода бесконтактного измерения внутриглазного давления.

При этом методе измерения мы используем самый обычный звуковой сигнал, производимый стандартным динамиком. Такой сигнал не причиняет пациентам никаких неприятных ощущений. И эти звуковые волны заставляют колебаться глазное яблоко.

Идея профессора Гоха очень проста: он предложил использовать явление резонанса. Глазное яблоко, как и любой материальный объект, совершает колебания с определённой частотой. Если эта частота совпадает с частотой внешнего сигнала – например, звукового, – то амплитуда колебаний резко увеличивается. Измерения показали, что собственная резонансная частота глазного яблока зависит от внутриглазного давления. Зная эту зависимость, – говорит Герт Гох, – можно попытаться определить величину внутриглазного давления через резонансную частоту:

И если в глазу имеет место патология, то есть если внутриглазное давление повышено, то это приводит к изменению резонансной частоты глазного яблока, а её мы можем измерить с высокой точностью, причём акустически, то есть бесконтактно.

В отличие от всех прочих, контактных методов измерения, будь то с помощью механического штока или посредством сжатого воздуха, акустический метод не оказывает сколько-нибудь существенного воздействия на глаз, то есть сам по себе не искажает результаты измерения:

То, что мы измеряем нашим методом, – это не деформация глазного яблока, вызванная давлением штока тонометра, а параметр, органически присущий глазному яблоку и зависящий от внутриглазного давления.

Федеральное министерство образования и научных исследований выделило группе профессора Гоха на ближайшие полтора года 200 тысяч евро. Автор разработки признаёт, что его прибор не сможет обеспечить более высокую точность измерения, чем традиционные тонометры. Зато он обладает другими преимуществами:

Существует очень широкая область применения для такого прибора. Он может представлять собой очень небольшую, удобную в обращении трубку. С одного конца трубка оборудована мягкой резиновой манжетой вроде той, что имеется у полевого бинокля, и этим концом трубку приставляют к глазу. А с другого конца трубки расположен громкоговоритель, излучающий акустические сигналы. Такой прибор можно было бы давать пациенту на дом, чтобы он мог самостоятельно производить измерения на протяжении некоторого периода времени, регистрируя, как меняется внутриглазное давление в течение дня, как оно зависит от положения тела, как на него влияет приём медикаментов и т.д.

Но пока говорить о прорыве рано. Ещё неясно, например, удастся ли при таком методе измерения учесть индивидуальные особенности строения глаз каждого пациента. Ведь уже очень небольшие различия в толщине роговицы оказывают значительное влияние на результаты измерения.

Психопатия: рожденный агрессивным, и без признаков совести

Врожденных преступников не бывает, а вот врожденные психопаты случаются. Ожидается, что научные исследования отклонений в головном мозге преступников помогут найти эффективные подходы к лечению психопатии

Термина »психопатия» в психиатрической классификации DSM-IV нет. Она отчасти попадает в рубрику »антисоциального личностного расстройства», а также под понятие »импульсивного-агрессивного поведения». »В этом смысле DSM-IV отстает, — замечает неймегенский психиатр Robbert Jan Verkes, — потому что такое разграничение стало ключевым по значимости». На практике используется 12 критериев для выявления психопатии, в том числе, личностная переоценка, патологическая ложь, манипулятивное поведение, отсутствие страха, эмпатии и чувства вины, бессердечие, безответственность, импульсивность, сексуальный промискуитет и поверхностное доброе и заинтересованное отношение к другим. Психопатические черты обнаруживают примерно 3% мужчин и 1% женщин, а среди преступников – 15-30%.

Используемая на Западе концепция психопатии разработана Hervey Cleckley и изложена в книге The Mask of Sanity

Криминолог Wouter Buikhuisen в 70-е годы считался еретиком, но сейчас табу снято: он занимается исследованиями головного мозга преступников. Суть идеи в том, что мы приходим в этот мир как tabula rasa, а наше воспитание и наша среда делают из нас то, что мы есть. В отличие от другой крайней точки зрения, согласно которой все определяет биология.

»Отклонения в головном мозге, нарушения коммуникация между нейронными сетями, недостаток определенных химических веществ в головном мозге – все это безошибочно указывает на определенное поведение.

Но, опять-таки, все не так просто. В дискуссии о роли биологической основы и воспитания правда лежит посередине. Биологические факторы – это факторы риска: они повышают склонность к определенному поведению, но они не являются определяющими. Нас формируют совместные усилия биологических факторов, факторов среды и социальных факторов, которые взаимодействуют между собой, и в результате из нас получается то, что мы есть.

Но действительно ли все отклонения в головном мозге настолько чувствительны к среде? Доктор Ганнибал Лектер (‘Молчание ягнят’ – прим. перев.) таким родился, или таким стал?

»Никто не рождается преступником, — говорит психиатр Robbert Jan Verkes (Медицинский центр Неймегенского университета). »Психопатия – это устойчивое расстройство головного мозга, которое присутствует с самого рождения. Это болезнь».

Двадцать пациентов из клиник TBS

Verkes исследовал функции головного мозга у 20 пациентов клиник TBS (судебно-психиатрические клиники для лиц, совершивших насильственные преступления и склонных к рецидиву – прим. перев.) с высокими показателями по шкале психопатии. С помощью ЭЭГ и fMRI он исследовал, как мозг таких пациентов реагировал на определенные тесты и, самое главное – в чем были отличия в реакции этих пациентов, по сравнению с реакцией здоровых людей.

Verkes: »Мы видим, что эти люди очень плохо учатся на ошибках, которые они совершают. Кроме того, они очень жестко придерживаются определенных правил и не в состоянии изменяться на основе обратной связи. Т.е. они хуже усваивают правила, и они труднее избавляются от »усвоенных» правил.

Кроме того, активность головного мозга у таких людей значительно менее выражена, чем у здоровых людей, если они делают ошибку. Verkes: »У психопатов практически не возникает тревоги. Другие исследования также показывают, что у психопатов порог появления страха выше, чем у нормальных людей».

»Они также хуже распознают специфическое тревожное или расстроенное выражение лица у других. Они все видят, но на них это не действует». Более того, они так же не чувствительны к боли других людей, как не чувствительны к собственной боли».

Verkes: »Американские исследования показывают, что удар током при совершении ошибки на психопатов влияния не оказывает. Это связано с тем, что миндалевидное тело в головном мозге, которое в том числе отвечает за регулирование эмоций, у психопатов практически не работает».

Психопаты могут совершать свои деяния по причине своей нечувствительности; они идут прямо к цели и хорошо продумывают план своего деяния. Их агрессия инструментальна – лишь бы достичь цели. Велика вероятность, что психопатия может привести в будущем к насильственному криминальному поведению, но, вместе с тем, из этого вовсе не следует, что все лица, совершившие насильственные преступления, страдают психопатией.

»Важно не объединять всех, кто совершил преступления насильственного характера, в одну категорию», — говорит Verkes. »Потому что есть люди, которые реагируют агрессивно, если чувствуют, что им угрожают. У них агрессия реактивная, или импульсивная. У них активность миндалевидного тела избыточно повышена. Они в момент стресса теряют контроль над собой».

»Они вспыльчивы, и, в отличие от психопатов, могут учиться на опыте конкретных социальных ситуаций. Кроме того, они замечают страх на лицах других людей, и сами также способны его испытывать. Но они позволяют страху захлестнуть их. Этих людей можно в условиях тренинга обучить выходить из ситуации, в которой они оказались».

Дефект

Описанное различие очень значимо, потому что прогноз для импульсивного-агрессивного преступника заметно благоприятнее, чем для психопата, отмечает Verkes. »Психопаты по сегодняшний день остаются неизлечимыми, в том числе потому, что сами-то они считают, что с ними все в порядке. Они не видят проблему. И это не блажь, и не упрямство – это их дефект, их ограничение. Надо бы попробовать повысить чувствительность миндалевидного тела в их мозге. Но как?’

Возможно, может помочь окситоцин – гормон, который выделяется у женщин во время родов и который играет важную роль во влюбленности и любящем касании друг друга. У людей, использующих экстази, уровень окситоцина повышается. Они намного лучше относятся и к другим людям, и к себе. Возможно, это работает и у психопатов? Но это только гипотеза. Пока нет такой терапии и таких лекарств, которые бы давали эффект в лечении психопатии».

Так как психопатия у взрослых практически неизлечима, судебный психолог Maaike Cima (Маастрихтский университет) возлагает надежды на превенцию: раннее выявление психопатии у детей.

исследует биологические корреляты агрессивного поведения. »Дети, страдающие этим расстройством, уже в довольно раннем возрасте демонстрируют нарушенное поведение. Обычно ребенок уже в возрасте 2-3 лет способен сопереживать и утешать расстроенного человека. Эти дети на такое не способны. Они надолго застревают в возрастном периоде от 4 до 12 лет. Они нечувствительны к наказаниям и их отрицательным последствиям. Они также мучают животных. Они – садисты».

»Чаще всего отчаявшиеся родители появляются в службе психического здоровья с уже неизлечимыми детьми, когда те достигают возраста примерно 8 лет, — продолжает Cima, которая также ведет когнитивную поведенческую терапию. »Это уже поздно. Надо пытаться их выявлять намного раньше и лучше всего »вылавливать» их с консультативных службах – с помощью опросников. Тогда, возможно, еще что-то удастся сделать».

»В структурных дефектах, например, в малых размерах миндалевидного тела, ничего хорошего нет. Но я все-таки думаю, что с помощью терапии определенные связи в головном мозге можно усилить. И чем раньше начать это делать, тем лучше. Потому что чем моложе человек, чем пластичнее у него мозг».

»В настоящее время у нас действует курс поддержки родителей, на котором мы обучаем их навыкам воспитания и тому, как правильно наказывать и вознаграждать детей. Для детей действуют тренинги преодоления агрессии – на этих тренингах их учат контролировать импульсивное поведение».

Отсутствие страха

, — вопрос в том, помогает ли эта терапия лишь реактивно-агрессивным детям, которые быстро впадают в гнев, и которым выставляется диагноз оппозиционного поведенческого расстройства, или же она также помогает детям с антисоциальным личностным расстройство, которые не знают страха и не чувствительны к отрицательным последствиям своего поведения».

»Из последней группы выходят будущие психопаты. Возможно, в этой группе следует, наравне с когнитивной терапией, также использовать лекарства или какие-то биологические интервенции»…

»Как – не знаю. Именно поэтому мы сначала пытаемся установить, что там происходит, и ведем научные исследования».

»Важно выяснить, не обусловлена ли устойчивость антисоциального расстройства, по сравнению с оппозиционным поведенческим расстройством, бОльшей ролью биологических факторов? Если это действительно так, то следует подумать о других вмешательствах».

убеждена, что когнитивная терапия в любом случае влияет на биологию. »Устойчивость не означает полную невозможность изменений. Через тренинг определенного поведения вы прокладываете иные пути в головном мозге. Головной мозг изменяется под влиянием когнитивных интервенций. Но я не исключаю, что антисоциальное личностное расстройство может быть настолько устойчиво, что потребуется добавить что-то еще».

Итак, у психопатов действительно присутствует врожденный дефект головного мозга. »Но, — говорит Verkes, — психопаты бывают разными, да и степень выраженности характерных для них особенностей тоже различается. Вовсе не все станут Ганнибалом Лектором. Но, с другой стороны, психопаты обладают определенными качествами, которые в более мягкой форме могут быть вполне »на месте» у менеджеров крупных компаний. Они тоже, если требуется, идут по трупам – правда, не в буквальном смысле слова».

По материалам:

Agressief en gewetenloos geboren. – De Volkskrant, 31.05.08, Sect. Kennis, p. 3

Скрытые страдания психопата

Источники печали

Психопаты могут страдать от эмоциональной боли по разным причинам. Как и все остальные, психопаты очень хотят, чтобы их любили и заботились. Однако это желание часто остается невыполненным, потому что другому человеку, очевидно, нелегко сблизиться с кем-то с такими отталкивающими личностными характеристиками. Психопаты хотя бы периодически осознают влияние своего поведения на других и могут искренне огорчаться своей неспособностью контролировать это.Жизнь большинства психопатов лишена стабильной социальной сети или теплых, близких связей.

Истории жизни психопатов часто характеризуются хаотической семейной жизнью, отсутствием родительского внимания и руководства, злоупотреблением психоактивными веществами и антиобщественным поведением родителей, плохими отношениями, разводом и неблагоприятным окружением. 4 Эти люди могут чувствовать себя пленниками собственного этиологического определения и полагать, что у них было меньше возможностей или преимуществ в жизни по сравнению с нормальными людьми.

Несмотря на свое внешнее высокомерие, психопаты чувствуют себя хуже других и знают, что их собственное поведение клеймит их. Некоторые психопаты внешне адаптированы к своей среде и даже популярны, но они чувствуют, что должны тщательно скрывать свою истинную природу, потому что это будет неприемлемо для других. Это оставляет психопатов перед трудным выбором: адаптироваться и участвовать в пустой, нереальной жизни или не адаптироваться и жить одинокой жизнью, изолированной от социального сообщества. Они видят любовь и дружбу, которые разделяют другие, и чувствуют себя удрученными, зная, что никогда не станут их частью.

Психопаты, как известно, нуждаются в чрезмерной стимуляции, но большинство безрассудных приключений заканчиваются разочарованием только из-за конфликтов с другими и нереалистичных ожиданий. Более того, многие психопаты разочарованы своей неспособностью контролировать поиск ощущений и постоянно сталкиваются со своими слабостями. Хотя они могут пытаться измениться, низкий уровень страха и связанная с этим неспособность учиться на собственном опыте приводят к повторяющимся негативным, разочаровывающим и депрессивным столкновениям, включая проблемы с системой правосудия.

По мере взросления психопаты не могут продолжать свой энергоемкий образ жизни и становятся истощенными и подавленными, оглядываясь назад на свою беспокойную жизнь, полную межличностного недовольства. Их здоровье ухудшается по мере того, как накапливаются последствия их безрассудства.

Эмоциональная боль и насилие

Социальная изоляция, одиночество и связанная с этим эмоциональная боль у психопатов могут предшествовать насильственным преступным действиям. 5 Они верят, что весь мир против них, и в конце концов убеждаются, что заслуживают особых привилегий или прав для удовлетворения своих желаний.Как выразились серийные убийцы-психопаты Джеффри Дамер и Деннис Нильсен, жестокие психопаты в конечном итоге достигают точки невозврата, когда они чувствуют, что разорвали последнюю тонкую связь с нормальным миром. Впоследствии их печаль и страдания увеличиваются, а их преступления становятся все более и более причудливыми. 6

Дамер и Нильсен заявили, что убивали просто ради компании. 5 У обоих мужчин не было друзей, и их единственными социальными контактами были случайные встречи в гомосексуальных барах.Нильсен смотрел телевизор и часами разговаривал с трупами своих жертв; Дамер поглощал части тел своих жертв, чтобы слиться с ними: он считал, что таким образом его жертвы живут дальше в его теле. 6

Для остальных из нас невозможно представить, чтобы эти мужчины были такими одинокими, но они описывают свое одиночество и социальные неудачи как невыносимо болезненные. Каждый создал свою садистскую вселенную, чтобы отомстить за свои переживания отвержения, жестокого обращения, унижения, пренебрежения и эмоциональных страданий.

Дамер и Нильсен утверждали, что им не нравился сам акт убийства. Дамер пытался сделать своих жертв зомби, вводя кислоту в их мозг после того, как он онемел их снотворным. Он хотел получить полный контроль над своими жертвами, но когда это не удалось, он убил их. Нильсен чувствовал себя намного комфортнее с мертвыми телами, чем с живыми людьми — мертвые не могли покинуть его. Он писал стихи и говорил нежные слова мертвым телам, используя их как можно дольше для общества.У других жестоких психопатов была обнаружена связь между интенсивностью печали и одиночества и степенью насилия, безрассудства и импульсивности. 5,6

Самоуничтожение

Психопаты, склонные к насилию, подвергаются высокому риску из-за того, что нацелены на свою агрессию как на самих себя, так и на других. Значительное число психопатов умирают насильственной смертью через относительно короткое время после выписки из судебно-психиатрической лечебницы в результате собственного поведения (например, вследствие рискованного вождения или попадания в опасные ситуации). 7 Психопаты могут чувствовать, что вся жизнь бесполезна, в том числе и их собственная. 3,5,6

Лечение

За последнее десятилетие стало доступно нейробиологическое объяснение многих черт психопатии. Например, импульсивность, безрассудство / безответственность, враждебность и агрессивность могут определяться аномальными уровнями нейрохимических веществ, включая моноаминоксидазу (МАО), серотонин и 5-гидроксииндолеуксусную кислоту, трийодтиронин, свободный тироксин, тестостерон, кортизол, адренокортикотропные гормоны. гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и гипоталамо-гипофизарно-гонадной осей. 8

Другие особенности, такие как стремление к ощущениям и неспособность учиться на собственном опыте, могут быть связаны с недостаточным возбуждением коры головного мозга. 4 Поиск ощущений также может быть связан с низким уровнем МАО и кортизола и высокими концентрациями гонадных гормонов, а также с уменьшенным объемом префронтального серого вещества.9 Таким образом, многих психопатов можно считать, по крайней мере, до некоторой степени, жертвами нейробиологических заболеваний детерминированные поведенческие аномалии, которые, в свою очередь, создают постоянную пропасть между ними и остальным миром.

С помощью психотерапии, психофармакотерапии и / или нейробиоуправления можно уменьшить такие черты, как стремление к ощущениям, импульсивность, агрессия и связанные с ними эмоциональные боли. Длительная психотерапия (не менее 5 лет) кажется эффективной для некоторых категорий психопатов, поскольку психопатические черты личности могут уменьшаться. 10-12

Одной психотерапии может быть недостаточно для улучшения симптомов. Психофармакотерапия может помочь нормализовать нейробиологические функции и связанные с ними черты поведения / личности. 13 Литий отлично справляется с антиобщественным, агрессивным и агрессивным поведением. 14 Hollander 15 обнаружили, что стабилизаторы настроения, такие как дивалпроекс, СИОЗС, ИМАО и нейролептики, продемонстрировали свою эффективность в лечении агрессии и аффективной нестабильности у импульсивных пациентов. Контролируемых исследований психофармакотерапии других основных признаков психопатии не проводилось.

Недостаточное возбуждение коры головного мозга и низкая реактивность вегетативной активности можно существенно снизить с помощью методов адаптивной нейробиоуправления. 16,17

CASE VIGNETTE

Нормана воспитывала его тетя; его родители были в разводе, и ни один из них не был способен заботиться о нем и не был заинтересован в его уходе. В детстве и юношестве он неоднократно сталкивался с правоохранительными органами за поездки на автомобиле, воровство, кражи со взломом, мошенничество, нападение и нанесение побоев. Его дважды отправляли в исправительную школу. Когда ему был 21 год, он был осужден за вооруженное ограбление и отсидел полтора года в тюрьме. Его единственный близкий друг был еще одним жестоким преступником; у него было много кратковременных отношений с подругами.В 29 лет он убил в баре двух незнакомцев, которые оскорбляли его, и был приговорен к судебно-психиатрическому лечению. Согласно контрольному списку психопатии Хейра, диагноз — психопатия. 2

Норман показал незначительные улучшения в течение 7 лет поведенческой психотерапии и становился все менее и менее мотивированным. Сотрудники судебно-психиатрической больницы сочли его неизлечимым и намеревались пресечь все попытки лечения. Адвокат Нормана организовал обследование судебным неврологом, который впоследствии обнаружил, что Норман страдает сильным недовозбуждением коры головного мозга, нарушениями серотонина и МАО, а также проблемами с концентрацией внимания.

Начато лечение D, L-фенфлурамином, препаратом, высвобождающим серотонин. (Фенфлурамин был добровольно изъят с рынка США в 1997 году.) Острые контрольные дозы (от 0,2 мг / кг до 0,4 мг / кг) вызвали значительное дозозависимое снижение импульсивных и агрессивных реакций. Через 1 месяц были добавлены ИМАО (паргилин, 10 мг / кг) и психодинамическая психотерапия. Pargyline произвел некоторую нормализацию его картины ЭЭГ и был титрован до 20 мг / кг в течение 5 месяцев. Нейробиоуправление было начато через 2 месяца и продолжалось 15 месяцев.Его картина ЭЭГ постепенно нормализовалась, а его способность к концентрации и вниманию возросла.

Норман продолжал получать D, L-фенфлурамин и психотерапию в течение 2 лет, после чего он был выписан из судебно-медицинской экспертизы. Он добровольно продолжал психотерапию еще 3 года и за 4 года после освобождения не совершил повторных преступлений.

Выводы

Чрезвычайно важно признать скрытые страдания, одиночество и неуверенность в себе как факторы риска агрессивного, преступного поведения психопатов.Изучение высказываний агрессивных психопатов-преступников проливает свет на их поразительную и специфическую уязвимость и эмоциональную боль. Для предотвращения и лечения психопатического поведения необходимы дополнительные экспериментальные исследования в области психофармакотерапии, нейробиоуправления и комбинированной психотерапии.

Текущая картина психопата неполна, потому что игнорируются эмоциональные страдания и одиночество. Если принять во внимание эти аспекты, наше представление о психопате выходит за рамки бессердечного и становится более человечным.

Примечание для читателей — Эта статья была первоначально опубликована в Psychiatric Times и размещена на PsychiatricTimes.com в 2006 году. С тех пор она остается одной из самых читаемых статей. Мы повторно публикуем его здесь с обновлениями от доктора Мартенса.

Раскрытие информации:

Д-р Мартенс — председатель Института теоретической психиатрии и нейробиологии им. В. Кана. Он также является советником по психиатрии Европейской комиссии (Леонардо да Винчи) и членом Королевского колледжа психиатров.

Каталожные номера:

1. Cleckley HM. Маска здравомыслия: попытка прояснить некоторые вопросы о так называемой психопатической личности . 6-е изд. Сент-Луис: CV Mosby Co; 1982.

2. Hare RD, Harpur TJ, Hakstian AR, et al. Пересмотренный контрольный список психопатии: описательная статистика, надежность и факторная структура. Психологическая оценка . 1990; 2: 338-341.

3. Мартенс В. Скрытые страдания психопата: новое понимание на основе самоотчетов психопатов; 2013.https://www.smashwords.com/books/view/304901. По состоянию на 15 сентября 2014 г.

4. Martens WHJ. Антисоциальные и психопатические расстройства личности: причины, течение и ремиссия: обзорная статья. Int J Преступник Ther Comp Criminol . 2000; 44: 406-430.

5. Martens WH, Палермо, Великобритания. Одиночество и связанное с ним агрессивное антиобщественное поведение: анализ историй болезни Джеффри Дамера и Денниса Нильсена. Int J Преступник Ther Comp Criminol .2005; 49: 298-307.

6. Martens WH. Садизм, связанный с одиночеством: психодинамические аспекты садистского серийного убийцы Джеффри Дамера. Психоанальная версия . 2011; 98: 493-514.

7. Black DW, Baumgard CH, Bell SE, Kao C. Смертность у 71 мужчины с антисоциальным расстройством личности: сравнение со смертностью населения в целом. Психосоматика . 1996; 37: 131-136.

8. Martens WHJ. Новая многомерная модель антисоциального расстройства личности. Am J Судебная психиатрия . 2005; 25: 59-73.

9. Рейн А., Ленц Т., Бирле С. и др. Уменьшение объема префронтального серого вещества и снижение вегетативной активности при антисоциальном расстройстве личности. Arch Gen Psychiatry . 2000; 57: 119-127.

10. Долан Б., Коид Дж. Психопатические и антисоциальные расстройства личности: лечение и вопросы исследований . Лондон: Гаскелл; 1993.

11. Долан Б. Терапевтическое внебольничное лечение тяжелых расстройств личности.В: Миллон Т., Симонсен Э., Биркет-Смит М., Дэвис Р.Д., ред. Психопатия: антиобщественное, преступное и агрессивное поведение . Нью-Йорк: Guilford Press; 1998: 407-438.

12. Sanislow CA, McGlashan TH. Исход лечения расстройств личности. Can J Psychiatry . 1998; 43: 237-250.

13. Martens WH. Преступность и моральные дисфункции: неврологические, биохимические и генетические аспекты. Int J Преступник Ther Comp Criminol . 2002; 46: 170-182.

14. Bloom FE, Kupfer DJ, eds. Психофармакология: четвертое поколение прогресса . Нью-Йорк: Raven Press; 1994.

15. Холландер Э. Управление агрессивным поведением у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством и пограничным расстройством личности. Дж. Клиническая психиатрия . 1999; 60 (приложение 15): 38-44.

16. Martens WH. Влияние антиобщественного или социального отношения на нейробиологические функции. Медицинские гипотезы .2001; 56: 664-671.

17. Рейн А. Факторы вегетативной нервной системы, лежащие в основе расторможенного, антисоциального и агрессивного поведения. Биосоциальные перспективы и последствия лечения. Энн Н. И Акад. Наук . 1996; 794: 46-59.

Что такое психопат?

Термин «психопат» используется для описания бессердечного, бесстрастного и морально испорченного человека. Хотя этот термин не является официальным диагнозом психического здоровья, он часто используется в клинических и юридических условиях.

Что такое психопат?

Термин «психопат» первоначально использовался для описания людей, которые были лживыми, манипулирующими и безразличными. В конечном итоге это слово было изменено на «социопат», чтобы охватить тот факт, что эти люди вредят обществу в целом. Но с годами многие исследователи вернулись к использованию слова психопат.

Однако важно отметить, что у психопата, скорее всего, будет диагностировано антисоциальное расстройство личности, более широкое состояние психического здоровья, которое используется для описания людей, которые хронически действуют и нарушают правила.Но лишь небольшое количество людей с антисоциальным расстройством личности считаются психопатами.

Психопатическое поведение сильно различается от человека к человеку. Некоторые из них — сексуальные преступники и убийцы. Но другие могут быть успешными лидерами. Все зависит от их черт характера.

Каковы общие черты психопатии?

Важно различать психопатов и людей с психопатическими чертами. Возможно проявить несколько психопатических черт, не будучи настоящим психопатом.

Лица с психопатическими чертами не обязательно проявляют психопатическое поведение. Психопатами считаются только люди с психопатическими чертами, которые также демонстрируют антиобщественное поведение.

Психопатические черты обычно включают:

  • Антисоциальное поведение
  • Нарциссизм
  • Поверхностный шарм
  • Импульсивность
  • Бесчувственные, бесстрастные черты характера
  • Отсутствие вины
  • Отсутствие сочувствия

Одно исследование показало, что около 29% населения в целом проявляют одну или несколько психопатических черт.Но только 0,6% населения подходят под определение психопата.

Есть ли тест на психопата?

Хотя в Интернете может быть множество бесплатных «психопатических тестов», тест, используемый в психологии, называется «Пересмотренный контрольный список психопатии» (PCL-R).

Это перечень из 20 пунктов, который чаще всего используется для оценки того, проявляет ли человек определенные черты и поведение, которые могут указывать на психопатию. Его предполагается заполнить вместе с полуструктурированным собеседованием и анализом имеющихся записей, таких как полицейские отчеты или медицинская информация.

Он оценивается профессионалом в области психического здоровья. Баллы часто используются для прогнозирования вероятности того, что преступник может совершить повторное преступление или смогут ли они реабилитироваться. Многие исследования связывают психопатические черты с насилием. Судебные системы могут оценивать психопатические наклонности преступников как способ предсказать вероятность того, что они совершат дальнейшие насильственные действия.

PCL-R часто используется в качестве доказательства, предлагаемого государством, чтобы аргументировать, что обвиняемый представляет высокий риск рецидивизма преступлений на сексуальной почве.Иногда результаты теста также используются защитой как способ доказать, что преступник представляет низкий риск повторного совершения преступления из-за отсутствия психопатических качеств.

PCL-R иногда может использоваться при определении условно-досрочного освобождения. Чаще всего это вводится государством как способ показать, что правонарушитель может совершить дальнейшие акты насилия после освобождения.

Также была введена оценка психопатии на этапе вынесения приговора по делам о смертной казни.В большинстве случаев PCL-R использовался для доказательства того, что обвиняемый может совершить насилие в тюрьме — фактор, который может служить основанием для смертной казни.

PCL-R также был введен в некоторых определениях гражданского обязательства, передаче несовершеннолетних в суды по делам взрослых, лишение родительских прав, ужесточение приговора и компетенция предстать перед судом.

Но были некоторые случаи, когда введение PCL-R было запрещено, поскольку некоторые исследования показывают, что психопатия не может быть таким сильным предиктором институционального насилия, как утверждали некоторые сторонники.

Альтернативный тест, «Опросник психопатической личности» (PPI), был введен в 1996 году. Этот тест используется для оценки психопатических качеств у не криминальных групп населения. Его по-прежнему можно использовать с заключенными, но чаще его применяют к другим группам населения, например к студентам университетов.

Признаки психопата

Психопатические черты могут проявляться в детстве и со временем ухудшаться. Вот некоторые из наиболее распространенных признаков психопата:

Поверхностное очарование Психопаты часто бывают поверхностными.Обычно они хорошие собеседники и делятся историями, которые заставляют их хорошо выглядеть. Они также могут быть забавными и харизматичными.

Потребность в стимуляции Психопаты любят возбуждение. Им нравится постоянно действовать в своей жизни, и они часто хотят жить на «скоростной трассе». Довольно часто их потребность в стимуляции связана с нарушением правил. Они могут получать удовольствие от острых ощущений, когда им что-то сходит с рук, или им может даже нравиться тот факт, что их могут «поймать» в любой момент. Следовательно, им часто трудно оставаться занятыми скучными или повторяющимися задачами, и они могут быть нетерпимы к рутине.

Патологическая ложь Психопаты лгут, чтобы хорошо выглядеть и избежать неприятностей. Но они также лгут, чтобы скрыть свою предыдущую ложь. Иногда им трудно сохранять ясность в своих рассказах, поскольку они забывают, что они сказали. Если кто-то бросает вызов, они просто снова меняют свою историю или переделывают факты, чтобы они соответствовали ситуации.

Грандиозное чувство собственного достоинства Психопаты имеют завышенное представление о себе. Они считают себя важными и авторитетными. Они часто чувствуют себя вправе жить по своим собственным правилам и думают, что законы к ним неприменимы.

Manipulative Психопаты действительно хороши в том, чтобы заставить других делать то, что они хотят. Они могут играть на вине одного человека, лгая, чтобы заставить кого-то делать за них свою работу.

Отсутствие раскаяния Психопатов не волнует, как их поведение влияет на других людей. Они могут забыть о чем-то, что причиняет кому-то боль, или могут настаивать на том, что другие слишком остро реагируют на их чувства. В конце концов, они не испытывают никакой вины за причинение людям боли. Фактически, они часто рационализируют свое поведение и обвиняют других людей.

Мелкий аффект Психопаты не выказывают много эмоций — по крайней мере, настоящих.Большую часть времени они могут казаться холодными и бесстрастными. Но когда это им хорошо служит, они могут демонстрировать драматическое проявление чувств. Обычно они недолговечны и довольно мелкие. Например, они могут проявлять гнев, если могут кого-то запугать, или могут проявлять грусть, чтобы манипулировать кем-то. Но на самом деле они не испытывают этих эмоций.

Отсутствие сочувствия Психопаты изо всех сил пытаются понять, как кто-то может чувствовать страх, грусть или тревогу. Для них это просто не имеет смысла, потому что они не умеют читать людей.Они совершенно безразличны к людям, которые страдают, даже если это близкий друг или член семьи.

Паразитический образ жизни Психопаты могут рассказывать слезливые истории о том, почему они не могут зарабатывать деньги, или они могут часто сообщать о том, что они стали жертвами других. Затем они пользуются добротой других, полагаясь на них в финансовом отношении. Они используют людей, чтобы получить все, что могут, не обращая внимания на то, что человек может чувствовать.

Плохой контроль поведения — Психопаты большую часть времени изо всех сил пытаются следовать правилам, законам и политике.Даже если они ставят перед собой задачу следовать правилам, они обычно не придерживаются их надолго.

Беспорядочное половое поведение — Психопаты, не заботясь о людях, склонны изменять своим партнерам. Они могут заниматься незащищенным сексом с незнакомыми людьми. Или они могут использовать секс как способ получить желаемое. Секс для них никогда не был эмоциональным или любовным актом.

Ранние поведенческие проблемы Большинство психопатов проявляют поведенческие проблемы в раннем возрасте.Они могут обманывать, пропускать школу, вандализировать собственность, злоупотреблять психоактивными веществами или прибегать к насилию. Их проступки со временем усугубляются и являются более серьезными, чем проступки их сверстников.

Отсутствие реалистичных долгосрочных целей Целью психопата может быть стать богатым или знаменитым. Но довольно часто они плохо понимают, как это сделать. Вместо этого они настаивают на том, что каким-то образом получат то, что хотят, не прилагая усилий для этого.

Импульсивность Психопаты реагируют на вещи в соответствии со своими чувствами. Они не тратят время на размышления о потенциальных рисках и преимуществах своего выбора. Вместо этого они хотят немедленного удовлетворения. Таким образом, они могут бросить работу, прекратить отношения, переехать в новый город или купить новую машину по прихоти.

Безответственность Обещания ничего не значат для психопатов. Обещают ли они выплатить ссуду или подписать контракт, они не заслуживают доверия.Они могут отказаться от выплаты алиментов, оказаться в долгах или забыть об обязательствах.

Отсутствие ответственности — Психопаты не берут на себя ответственность за проблемы в своей жизни. Они видят в своих проблемах всегда чью-то вину. Они часто играют роль жертвы и любят рассказывать истории о том, как другие воспользовались ими.

Многие супружеские отношения — Психопаты могут жениться, потому что это хорошо им служит.Например, они могут захотеть потратить доход партнера или разделить свой долг с кем-то другим. Но их поведение часто приводит к частым разводам, поскольку партнеры в конечном итоге видят их в более точном свете.

Уголовная универсальность — Психопаты склонны рассматривать правила как предложения — и они обычно рассматривают законы как ограничения, сдерживающие их. Их преступное поведение часто весьма разнообразно. Правонарушения, финансовые нарушения и акты насилия — вот лишь несколько примеров из множества преступлений, которые можно совершить.Конечно, не все попадают в тюрьму. Некоторые могут действовать в рамках теневого бизнеса или прибегать к неэтичным действиям, не ведущим к аресту.

Отмена условного освобождения Большинство психопатов не соблюдают правила условного освобождения при выходе из тюрьмы. Они могут думать, что их больше не поймают. Или они могут найти способы оправдать свое поведение. Они могут даже винить других людей в том, что их «поймали».

Причины психопатии

Раннее исследование психопатии показало, что расстройство часто возникает из-за проблем, связанных с привязанностью родитель-ребенок.Считалось, что эмоциональная депривация, родительский отказ и отсутствие привязанности увеличивают риск того, что ребенок станет психопатом.

Исследования обнаружили связь между жестоким обращением, жестоким обращением, ненадежной привязанностью и частым разлукой с опекунами. Некоторые исследователи считают, что эти проблемы детства могут вызывать психопатические черты.

Но другие исследователи предполагают, что может быть и наоборот. У детей с серьезными поведенческими проблемами могут возникнуть проблемы с привязанностью из-за своего поведения.Их проступки могут оттолкнуть от них взрослых.

Вероятно, что психопатические черты связаны с несколькими факторами, такими как генетика, неврологические изменения, неблагоприятное воспитание и внутриутробные риски матери (например, воздействие токсинов в утробе матери).

Психопатия и насилие

Когда большинство людей думают о психопатах, они представляют себе серийного убийцу в фильмах. И хотя некоторые психопаты могут убивать, большинство — нет. Однако это не значит, что они не опасны.

В некоторых литературных источниках предполагается, что психопаты более склонны к насилию, чем население в целом.

Но не все психопаты агрессивны. Некоторые исследования показали, что есть «успешные психопаты», которые с большей вероятностью будут продвинуты на руководящие должности и с меньшей вероятностью будут сидеть за решеткой.

Успешные психопаты могут иметь более высокий рейтинг по определенным чертам, таким как сознательные черты характера, и это может помочь им справляться со своими антиобщественными импульсами лучше, чем те, кто в конечном итоге осужден за серьезные преступления.

Процедуры

Можно ли лечить психопатов — это широко обсуждаемый вопрос. Некоторые исследователи сообщают, что лечение не помогает. Другие утверждают, что определенные методы лечения могут уменьшить определенные формы поведения, такие как насилие.

Обзор литературы за 2018 год показал, что многие исследования эффективности лечения применимы только к определенным группам населения, например к лицам, совершившим преступления на сексуальной почве. Таким образом, методы лечения, которые работают с этой группой людей, могут не работать для других психопатов.Взаимодействие с другими людьми

Точно так же женщинам-психопатам может потребоваться другой подход. Как правило, они менее агрессивны, чем мужчины, поэтому отношение к ним может немного отличаться.

Тот же обзор литературы показал, что в некоторых случаях может быть эффективной когнитивно-поведенческая терапия. Но необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, какие стратегии когнитивной реструктуризации работают лучше всего и как их использовать в конкретных группах населения.

Колпачок

Большинство психопатов не хотят меняться, потому что не видят в этом необходимости.Они по-прежнему убеждены, что вместо них ошибаются другие люди.

Так что обычно те, кто их окружает, ищут стратегии выживания. В конце концов, тяжело находиться рядом с черствым, бесстрастным человеком.

Считаете ли вы, что ваш друг, начальник или родственник может быть психопатом, их поведение может серьезно сказаться на вашем психологическом благополучии, если вы не будете осторожны. Важно установить здоровые границы и понимать, когда вы рискуете стать жертвой манипуляций.

Если это вызывает у вас изрядное беспокойство, обратитесь за профессиональной помощью. Специалист в области психического здоровья может помочь вам установить здоровые границы, чтобы вы могли позаботиться о себе.

Пять фактов о психопатах, которых вы не знали

В популярном телешоу BBC «Убить Еву» Вилланель, убийца-психопат, говорит Еве, сотруднику службы безопасности: «Никогда не называйте психопата психопатом. Это их расстраивает ». Затем она надувает губу, изображая кого-то расстроенного.

Большинство людей думают, что знают, что такое психопат: тот, у кого нет чувств. Тот, кто, вероятно, пытал животных ради развлечения, когда они были маленькими. Но вот пять вещей, которые вы, вероятно, не знали о психопатах.

1. В каждом из нас есть немного психопата. Психопатия — это спектр, и все мы где-то находимся в этом спектре. Если вы когда-либо проявляли отсутствие вины или раскаяния, или не испытывали сочувствия к кому-то, или вы очаровывали кого-то, чтобы он получил то, что вы хотите (помните то последнее собеседование при приеме на работу?), То вы проявили психопатическую черту.Может быть, вы бесстрашны в определенных ситуациях или сильно рискуете — тоже психопатические черты.

2. Психопаты не все «психи». Патрик Бейтман в «Американском психопате» и Ганнибал Лектер в «Молчании ягнят» — типичные изображения психопатов в массовой культуре. Хотя это правда, что большинство серийных убийц являются психопатами, подавляющее большинство психопатов не являются серийными убийцами. Психопаты составляют около 1% населения в целом и могут быть продуктивными членами общества.

Отсутствие у них эмоций, таких как тревога и страх, помогает им сохранять спокойствие в пугающих ситуациях. Эксперименты показали, что у них сниженная реакция вздрагивания. Если бы кто-то испугал вас, пока вы смотрели фильм ужасов, вы, вероятно, проявили бы «преувеличенную реакцию испуга» — другими словами, вы выпрыгнули бы из кожи. Психопаты гораздо менее интенсивно реагируют на такие вызывающие страх ситуации. Во всяком случае, они сохраняют спокойствие. Это может быть полезно, если вы солдат, хирург или служите в спецназе.

Психопаты также могут быть очень обаятельными (пусть даже внешне), они обладают способностью уверенно идти на риск, быть безжалостными, целеустремленными и принимать смелые решения. Это делает их подходящими для таких сред, как Уолл-стрит, зал заседаний совета директоров и парламент. Здесь психопаты скорее убивают, чем убивают.

3. Психопаты предпочитают Секс в большом городе маленькому домику в прериях. Психопаты чаще встречаются в городах.Они предпочитают то, что психологи называют «стратегией быстрой истории жизни». То есть они сосредотачиваются на увеличении своих краткосрочных возможностей для совокупления и количества сексуальных партнеров, а не на том, чтобы вкладывать много усилий в долгосрочное совокупление, отцовство и стабильность жизни. Эта стратегия связана с повышенным риском и эгоизмом. Кроме того, города предлагают психопатам лучшие возможности для поиска людей, которыми можно манипулировать. Они также обеспечивают большую анонимность и, следовательно, снижают риск быть обнаруженным.

Психопаты любят высокие ставки.Студия F8 / Shutterstock.com

4. Женщины-психопаты несколько разные. Хотя психопаты мужского и женского пола во многом схожи, некоторые исследования обнаружили различия. Например, психопаты женского пола более склонны к тревоге, эмоциональным проблемам и беспорядочным половым связям, чем психопаты мужского пола.

Некоторые психологи утверждают, что женская психопатия иногда диагностируется как пограничное расстройство личности, которое характеризуется плохо регулируемыми эмоциями, импульсивными реакциями и вспышками гнева.Это может объяснить, почему большинство исследований показывают, что уровень психопатии ниже у женщин.

Наше последнее исследование показывает, что женщины-психопаты, похоже, предпочитают краткосрочные свидания с непсихопатическими мужчинами, возможно, в качестве игрушки или для легкого обмана и манипуляций. Но для длительных отношений женщина-психопат будет искать себе подобного психопата. В конце концов, птицы перья собираются вместе.

5. Психопаты действительно имеют чувства … ну, некоторые чувства. Хотя психопаты демонстрируют определенную нехватку эмоций, таких как тревога, страх и печаль, они могут испытывать другие эмоции, такие как счастье, радость, удивление и отвращение, так же, как и большинство из нас. Таким образом, хотя они могут с трудом распознать испуганные или грустные лица и менее отзывчивы на угрозы и наказания, они могут распознать счастливые лица и положительно реагируют на вознаграждение.

Однако, хотя выигрыш пятерки может сделать вас счастливыми, психопату потребуется более крупная награда, чтобы подбодрить его.Другими словами, они могут чувствовать себя счастливыми и мотивированными, если вознаграждение достаточно велико. Конечно, они также могут злиться, особенно в ответ на провокацию, или расстраиваться, когда их цели не достигаются. Так что Вилланель в какой-то степени права. Вы можете задеть чувства психопата, но, вероятно, по разным чувствам и по разным причинам.

Непонятное расстройство личности — Ассоциация психологических наук — APS

Психопатические личности — одни из самых запоминающихся персонажей, изображаемых сегодня в популярных СМИ.Эти персонажи, такие как Патрик Бейтман из American Psycho, Фрэнк Абигнейл младший из Поймай меня, если сможешь и Алекс из Заводной апельсин , обычно изображаются очаровательными, интригующими, нечестными, невиновными, а в некоторых случаях, совершенно ужасающе. Но научные исследования показывают, что психопатия — это расстройство личности, которое многие неправильно понимают.

«Психопатия обычно используется как ярлык для людей, которых мы не любим, не можем понять или истолковать как зло», — отмечает Дженнифер Ским, профессор психологии и социального поведения Калифорнийского университета в Ирвине.Ским, Девон Полашек из Университета Виктории в Веллингтоне, Кристофер Патрик из Университета штата Флорида и Скотт Лилиенфельд из Университета Эмори являются авторами новой монографии, посвященной пониманию психопатической личности, которая появится в декабрьском номере журнала Psychological Science in the Public. Интерес, журнал Ассоциации Психологических Наук.

В ходе своих исследований авторы рассмотрели множество научных открытий, которые, казалось, противоречат друг другу.«Психопатия долгое время считалась единичным расстройством личности. Однако появляется все больше свидетельств того, что это слияние нескольких разных личностных качеств », — говорит Ским. Авторы монографии утверждают, что психопатия не является «чем-то одним», как это часто предполагается, она представляет собой сложное, многогранное состояние, отмеченное сочетанием личностных черт, отражающих различные уровни расторможенности, смелости и подлости. И научные данные также предполагают, что значительная подгруппа несовершеннолетних и взрослых правонарушителей, признанных психопатическими, на самом деле более эмоционально нарушена, чем эмоционально отстранена, проявляя признаки беспокойства и дисфории.

По словам Скима, эти важные различия давно ускользнули от внимания психологов и политиков. В результате она и ее соавторы попытались развеять некоторые мифы и предположения, которые люди часто делают о психопатии. Хотя многие люди могут предположить, что психопаты «рождаются», а не «созданы», авторы подчеркивают, что психопатия — это не просто вопрос генов — она, по-видимому, имеет множество конституциональных причин, которые могут быть сформированы факторами окружающей среды.Многие психологи также предполагают, что психопатия неизменна — однажды психопат, всегда психопат. Однако в настоящее время существует скудное количество научных доказательств, подтверждающих это утверждение. Недавние эмпирические исследования показывают, что молодежь и взрослые, получившие высокие баллы по показателям психопатии, могут меньше проявлять агрессивное и другое преступное поведение после интенсивного лечения.

Наряду с оспариванием предположения о том, что психопатия является монолитной сущностью, возможно, еще один наиболее важный миф, который авторы надеются развеять, заключается в том, что психопатия является синонимом насилия.Ским отмечает, что психопатические люди часто не имели истории насильственного поведения или уголовных судимостей. «Психопатию нельзя приравнивать к крайнему насилию или серийным убийствам. На самом деле «психопаты» не кажутся отличными от других людей или неизменно опасными », — отмечает она. Также не ясно, что психопатия предсказывает насилие намного лучше, чем насильственные и другие виды преступного поведения в прошлом или общие антисоциальные черты.

По мнению авторов, эффективное развенчание этих мифов важно, потому что точные политические рекомендации зависят от того, какие личностные черты — и какие группы людей — связаны с психопатией, которую исследуют.«Решения о несовершеннолетних и взрослых правонарушителях, основанные на ошибочных предположениях о риске насилия, этиологии и возможности лечения, имеют неблагоприятные последствия как для отдельных правонарушителей, так и для общества», — говорит Ским.

Уточняя черты личности, характеризующие психопатию, ученые могут внести свой вклад в стратегии профилактики и лечения, которые улучшают здоровье и безопасность населения. «Короче говоря, исследования психопатии достигли уровня, который может значительно улучшить нынешний политический подход« под одну гребенку », — заключает Ским.

Все, что вы хотели знать о науке о психопатах

Мастер-манипуляторы. Серийные убийцы. Психопаты.

Что заставляет кого-то сходить с ума? Что происходит в сознании серийного убийцы? Мастера-манипуляторы сумасшедшие?

В этом посте я хочу ответить на все эти и многие другие вопросы. Мы собираемся углубиться в психологию психопатов.

Прежде чем мы углубимся в науку, термин «психопат» не следует использовать легкомысленно.

Что такое психопат?

По данным исследователей, психопаты составляют около 1% населения в целом и до 25% правонарушителей мужского пола в федеральных исправительных учреждениях.

Клиника Мэйо описывает психопатию как расстройство личности, при котором человек «обычно не заботится о добре и зле. Они могут часто нарушать закон и права других ». Часто у психопатов мало сочувствия, они асоциальны и лишены запретов.

↑ Содержание ↑

Научные черты личности психопатов

Новое исследование, проведенное австрийскими исследователями Сагиоглу и Грайтемейер, выявило определенные черты личности, связанные с пристрастием к еде и напиткам, имеющим горький вкус.

500 участникам показали список продуктов со всем спектром вкусов — соленый, кислый, горький, сладкий — и попросили оценить, насколько им понравилась эта еда. После отправки мужчины и женщины прошли личностный тест на сумму

.

Результаты исследования показали, что предпочтение горького вкуса связано с «темной личностью» или связано с психопатией, нарциссизмом и садизмом. Однако люди, которым не нравится горьких вкусов, оказались более приятными, отзывчивыми и отзывчивыми.

↑ Содержание ↑

Темные личности

Исследователи предположили, что причина, по которой люди с темным характером склонны к горькому вкусу, заключается в том, что им нравится , ищущий сенсации и супер-дегустация .

Стремление к сенсациям : черта личности, определяемая поиском «разнообразных, новых, сложных и интенсивных» переживаний и чувств, а также готовностью «ради физического, социального, юридического и финансового риска. таких переживаний.”

Люди с более темным характером предпочитают взлеты и падения этих интенсивных переживаний. Те, кто любит кофеин и острую пищу, уже положительно коррелируют с стремлением к ощущениям. Легким, «нормальным человеком», ищущим сенсации, может быть что-то такое, например, как катание на американских горках.

Супер-дегустация : высокая чувствительность к горьким соединениям.

Супер-дегустация ранее была связана с повышенной эмоциональностью у людей — еще одной характеристикой, типичной для психопатов.Они предпочитают есть горькую пищу. Мы можем предположить, что психопаты будут любить горькую пищу, потому что в дикой природе горькая пища является предупреждающим признаком того, что они ядовиты, поэтому они могут испытывать острые ощущения от ее употребления (опять же, поведение, связанное с поиском ощущений).

Нормально ведущие себя люди или «не дегустаторы» сочли бы горькую пищу непривлекательной. Сообщается также, что эти люди более расслаблены и спокойны.

Учитывая все это, результаты исследователей показали, что люди, предпочитающие горький вкус, были связаны с более враждебными мыслями и поведением.Это люди, которые отметили «да» рядом с «при достаточной провокации я могу кого-нибудь ударить» и «мне нравится мучить людей».

Другими словами, следите за людьми, которые заказывают черный кофе в вашей местной кофейне или пьют джин с тоником в баре — это может дать вам ключевое представление об их истинной личности.

↑ Содержание ↑

Психопатические наклонности

Это очень тревожная видеозапись ребенка-психопата из документального фильма 1990 года Дитя ярости :

Бет проявляет так называемые «психопатические наклонности», которые, по мнению психологов, связаны с жестоким обращением со стороны родителей.Бет НЕ психопат; после терапии и крепких, любящих отношений Бет стала полноценным взрослым человеком. К счастью, ее психопатические наклонности так и не переросли в настоящую психопатию.

Исследователи психопатии обнаружили, что у психопатов часто есть следующие общие черты:

  • отсутствие сочувствия, вины, совести или раскаяния
  • поверхностное переживание чувств или эмоций
  • импульсивность и слабая способность откладывать удовлетворение и контролировать поведение
  • поверхностное обаяние и бойкость
  • безответственность и неспособность принять ответственность за свои действия
  • грандиозное чувство собственной значимости

↑ Содержание ↑

Предупреждающие знаки психопатии

Психопаты обычно очень импульсивны и очень эмоциональны.Они подвергаются высокому риску злоупотребления психоактивными веществами и тюремного заключения. По словам Джозефа Ньюмана из Университета Висконсина, «криминальные психопаты примерно в три раза чаще совершают насилие, чем другие преступники, и примерно в два с половиной раза чаще совершают другие антиобщественные действия, такие как ложь и сексуальная эксплуатация. . » С ними очень трудно поддерживать отношения, потому что им не хватает социальной доброты и сочувствия. Исследователи считают, что психопатия уходит корнями в раннее детство. Наибольшему риску подвергаются дети, которые с самого начала проявляют отсутствие страха, безразличие по отношению к сверстникам и кажутся черствыми перед лицом эмоций.

↑ Содержание ↑

Мозг психопата

Исследователи полагают, что психопаты имеют разные модели мозговой активности, чем непсихопаты. В частности, меньшее количество проявляет меньшую активность в миндалевидном теле, где обрабатывается страх, и в орбитальной лобной коре или областях, где происходит принятие решений. Одно исследование показало, что у людей с антисоциальным расстройством личности (часто связанным с психопатическим поведением) лобная извилина головного мозга в среднем на 18% меньше.

В другом исследовании из Архива общей психиатрии исследователи сравнили 27 психопатов с 32 непсихопатами и обнаружили, что у психопатов меньше объема в миндалине, где происходит сочувствие, обработка страха и эмоциональная регуляция. Это исследование также показало, что у психопатов меньше активности в области мозга, которая обрабатывает сочувствие.

Это говорит о том, что существует взаимосвязь между тем, как функционирует мозг, и поведением психопата.

Были ли Адольф Гитлер, Фидель Кастро, Саддам Хусейн психопатами?

ЦРУ опубликовало всевозможные интересные отчеты об исторических личностях. Прочтите некоторые выводы ниже. Видите какое-нибудь сходство?

Адольф Гитлер:

Генри А. Мюррею было поручено провести оценку личности Адольфа Гитлера в 1943 году. В отчете делается вывод, что Гитлер был мазохистом и суицидальным невротическим нарциссом.

Фидель Кастро:

В 1961 году психиатрический персонал ЦРУ составил отчет, в котором говорилось, что Фидель Кастро был «настолько невротичным и нестабильным человеком, что был весьма уязвим для определенных видов психологического давления.Выдающиеся невротические элементы в его личности — это его жажда власти и его потребность в признании и лести масс ».

Саддам Хусейн:

Джерольд Пост, основатель Центра анализа личности и политического поведения ЦРУ, обнаружил, что стремление Саддама к власти связано с мессианскими мечтами и «нет никаких доказательств того, что его сдерживает совесть; его единственная лояльность — Саддаму Хусейну. Преследуя свои цели, Саддам инструментально использует агрессию.Он использует любую необходимую силу и, если сочтет это целесообразным, пойдет на крайние меры насилия, включая использование оружия массового уничтожения… Хотя Хусейн не психопат, у него сильная параноидальная ориентация ».

Мы не можем окончательно сказать, были ли Гитлер, Кастро или Хусейн «психопатами», но мы можем заметить некоторые из их склонностей.

↑ Содержание ↑

Можно ли вылечить психопатов?

Нет лекарства от психопатов, но чем раньше будут выявлены психопатические склонности, тем больше будет оказана помощь.Научить сочувствию невероятно сложно, но любовные отношения и терапия могут помочь восстановить здоровое социальное поведение. Дискуссия о лечении психопатов не сильно отличается от разговора о снижении рецидивов и помощи в реабилитации преступников.

Поскольку по оценкам исследователей, 25% преступников в государственных учреждениях проявляют психопатические наклонности, мы знаем, что лечение могло быть одинаковым. Одна из моделей, которая имела некоторый успех, называется моделью декомпрессии.Он был разработан сотрудниками Центра лечения несовершеннолетних Мендота (MJTC) и основан на том факте, что психопаты не думают о наказании и не реагируют на него так же, как непсихопаты (из-за различий в мозге). Таким образом, наказание не препятствует плохому поведению — на самом деле психопаты-преступники в шесть раз чаще, чем другие преступники, совершают новые преступления после выхода из тюрьмы.

Модель декомпрессии — это положительное подкрепление. Когда замечается хорошее поведение, сотрудники MJTC немедленно предлагают какое-то вознаграждение.Это потому, что, хотя психопатический мозг не реагирует на наказание, он реагирует на вознаграждение. Это увеличивает и укрепляет обучение новому поведению.

Результаты: Более 300 субъектов, лечившихся в MJTC, были сопоставлены с аналогичными субъектами, не лечившимися в MJTC, и наблюдались в течение пятилетнего периода. Девяносто восемь процентов молодых людей, не состоящих в MJTC, были снова арестованы в течение четырех лет по сравнению с только 64% ​​молодежи MJTC. Это снижение рецидивов на 34%!

молодых людей из MJTC на 50% реже совершали насильственные преступления, и хотя молодые люди, не являющиеся членами MJTC, убили 16 человек после своего освобождения, молодые люди из MJTC не совершили ни одного убийства! Более того, подробный экономический анализ показал, что «на каждые 10 000 долларов, потраченных в MJTC, штат Висконсин сэкономил 70 000 долларов за счет сокращения будущих затрат на содержание под стражей.”

↑ Содержание ↑

БОЛЬШОЙ вывод

Может быть, в вашей жизни есть кто-то, кто, как вы думаете, проявляет психопатические наклонности. Если это так, то последнее исследование криминальной молодежи MJTC имеет для вас решающее значение.

Когда имеешь дело с психопатами, наказания не действуют.

Попытки дать последствия, наказать или стыдить за поведение только усугубят их — помните, их мозг не реагирует на наказание и страх так же, как наш. Положительное подкрепление — это самое доброе и эффективное, что вы можете сделать.Самое главное, что это лучший способ взаимодействия в целом. Всегда ищите хорошее поведение, чтобы вознаградить, а не наказывать за плохое.

Всегда награждайте добро, и вы увидите его еще больше.

Готовы продолжать учиться? Читайте дальше…

Психопатия — обзор | Темы ScienceDirect

3.4.3 Психопатия

Психопатия — это расстройство, характеризующееся атипичными эмоциональными реакциями и антисоциальным поведением. 130 Психопатия обычно ассоциируется со снижением эмпатической реакции, и этот дефицит подчеркивается несколькими способами.Например, готовность психопатических индивидуумов действовать антисоциально, имея мало свидетельств обеспокоенности по поводу воздействия, которое такое поведение может оказать на других, 130 предполагает снижение эмпатической реакции. Кроме того, результаты показывают, что психопатия связана со сниженной физиологической реакцией на перцептивные эмоциональные стимулы 131,132 и при представлении себя в опасных / пугающих ситуациях. 133,134 Исследования также показали, что дети с психопатическими наклонностями имеют нетипично низкие показатели эмоционального заражения в ответ на стимулы, описывающие негативные эмоциональные переживания других. 133,135–137

Исследования нейровизуализации показывают, что атипичные эмпатические исходы, наблюдаемые у психопатических людей, могут быть связаны со снижением активности в областях, связанных с эмоциональной обработкой, таких как ИИ и миндалевидное тело. 94,138–140 В дополнение к свидетельствам, свидетельствующим об аномальной функциональной нейронной активности при психопатии, исследования также показали, что психопатия связана со структурными аномалиями в AI 141 (например, уменьшение объема серого вещества в этой области, а также в миндалины). 93,94 Было показано, что уменьшение объема серого вещества в ИИ и миндалевидном теле коррелирует со случаями агрессивного поведения и уровнями сочувствия у подростков с расстройством поведения. 93

Как обсуждалось ранее, НЕКОТОРЫЕ 5 утверждает, что эмоциональное заражение является предпосылкой для сочувствия и развивается через усвоенные ассоциации между внутренними аффективными состояниями и внешними сигналами, указывающими на соответствующие состояния в других. Помимо дефицита эмпатии, наблюдаемого у психопатических людей, есть свидетельства того, что психопатия характеризуется атипичным переживанием собственных эмоций. 142 143 Предыдущее исследование показало, что люди с психопатией демонстрируют ненормальные эмоциональные переживания, особенно в связи с тревожными эмоциями, такими как страх и печаль 144 ; в рамках системы НЕКОТОРЫХ 5 такое атипичное функционирование могло иметь значительный пагубный эффект на развитие эмоционального заражения (и, следовательно, сочувствия). Если негативные эмоции и дистресс испытывают реже (и / или в меньшей степени) дети с психопатией, то логично предположить, что у них будет меньше возможностей изучить соответствующие ассоциации между внешними аффективными сигналами и внутренними аффективными состояниями, что приведет к непонимание неблагополучных состояний других, что подавляет эмоциональное заражение и сочувствие. 5

Хотя есть убедительные доказательства в поддержку предположения о дефиците эмоционального заражения у людей с психопатией, такие люди не страдают во всех аспектах понимания опыта других. 5 Психопатия часто характеризуется готовностью и умением манипулировать другими, как правило, для личной выгоды. 145 Такие способности в значительной степени зависят от ToM, и действительно, утверждение о том, что способности ToM остаются неизменными у психопатов, получило поддержку в ряде исследований. 133,137,146,147

Bird and Viding 5 предполагают, что, хотя ToM остается неизменным при психопатии (позволяя людям с психопатическими тенденциями когнитивно представлять аффективные состояния других), их возможности формировать ассоциации между внутренними эмоциональными состояниями и эмоциональными сигналами, проявляемыми другие означают, что они не разделяют аффективных представлений о страданиях других, что приводит к дефициту эмпатии, характерному для этого состояния.

Как психопаты видят мир

Баскин-Соммерс обнаружил, что заключенные-психопаты демонстрировали обычный уровень эгоцентрического вмешательства, то есть их собственная точка зрения совпадала с точкой зрения аватара. Но у них было гораздо меньше альтерцентрического вмешательства, чем у других заключенных — точка зрения аватара не противоречила их собственной, как это было бы для большинства других людей.

Конечно, не все психопаты одинаковы, и они значительно различаются по своему поведению. Но Баскин-Соммерс также обнаружил, что чем выше их результат в тесте на оценку психопатии, тем меньше на них влияет то, что видит аватар.И чем меньше они были затронуты, тем больше у них было обвинений в нападении.

Психопаты могут лукавить, но маловероятно, что они могли намеренно выполнить задачу, чтобы добиться интересных результатов. «Задача выполняется слишком быстро, и мы не видим различий в точности между ними и другими людьми с более низким уровнем психопатии», — говорит Баскин-Соммерс.

Для нее результаты показывают, что психопаты (или, по крайней мере, мужчины) не принимают автоматически точку зрения других людей. То, что для большинства людей является непроизвольным, — это их осознанный выбор, который они могут активно включить, если это помогает им достичь своих целей, и игнорировать в других ситуациях.Это помогает объяснить, почему они ведут себя так бесчеловечно, жестоко и даже жестоко.

Но Ута Фрит, психолог из Университетского колледжа Лондона, отмечает, что есть некоторые разногласия по поводу задания аватара, которое использовалось в других исследованиях. «Что он на самом деле измеряет?» она сказала. Возможно, аватар действует не столько как человек, сколько как стрела — визуальный сигнал, привлекающий внимание. Возможно, вместо того, чтобы оценивать перспективу, задача просто измеряет, насколько спонтанно люди переключают свое внимание.

Баскин-Соммерс утверждает, что задача состоит в и внимании, и взгляде на перспективу, и «для исследования психопатии, это хорошо». Это потому, что, как она и другие показали, психопаты уделяют необычно пристальное внимание вещам, имеющим отношение к их цели, но в основном игнорируют второстепенную информацию. «Похоже, они хуже всех умеют многозадачность», — говорит Баскин-Соммерс. «Все плохо умеют многозадачность, но они на самом деле плохо». Так что, возможно, отсутствие у них автоматического взгляда на перспективу — всего лишь еще одно проявление этой разницы во внимании.Эти две вещи связаны.

Другие группы людей также демонстрируют различия в своих теориях разума. Например, в одном исследовании Фрит просил людей предсказать, где девушка может искать шарик, который был перемещен без ее ведома. Зрители знали, где находится мрамор, так могли ли они отвергнуть собственное знание и занять место девушки? Программное обеспечение для отслеживания взгляда показало, что нейротипичные взрослые смотрят на то же место, что и девочка, но люди с синдромом Аспергера смотрят меньше.Похоже, они не спонтанно предвосхищают действия других.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.