Разное

Почему выгодно быть жертвой: Роль жертвы: что это и почему человеку может нравиться быть беспомощным

Содержание

Почему тебе выгодно обижаться и быть жертвой | Удобная позиция манипулятора — Психология эффективной жизни

У моей подруги есть соседи Юлия и Сергей — молодая пара слегка за тридцать. Компанейские, веселые, любят шумные посиделки и походы в гости по пятницам. Все бы ничего, но каждый такой «выход в свет» сопровождают вино, пиво и что покрепче.

А Сергей не любит себя ограничивать. Подшофе у него развязывается язык, анекдоты и скабрезные шуточки сыпятся как горох, в общем, он хочет быть «душой компании». Только Юля каждый раз напрягается. Ей такое поведение кажется излишне развязным и не по статусу.

Поэтому с пятницы на субботу она закатывает мужу (ну и соседям заодно, слышимость-то сами знаете какая) традиционную истерику с затертыми до дыр претензиями.

— Мне стыдно за тебя! Ведешь себя как алкаш какой-то! Опять свои анекдоты про ментов травил весь вечер! — кричит она. — Ну можно же вести себя хотя бы на людях прилично!

Сергей, разумеется, оправдывается как может:

— Юль, ну ведь всем было смешно, я ничего такого не сказал. Да и ты смеялась вместе с Виталиком и Лехой. Наташка так и вовсе краснела от удовольствия и просила еще!

Скандал растет как снежный ком и заканчивается Юлиной вселенской обидой. Она демонстративно хлопает дверью ванной, где долго (и так же демонстративно) рыдает под шум воды.

Утром все возвращается на круги своя. Сережа трезвеет, стыдится и покупает Юленьке очередное украшение. А потом торжественно вручает с клятвенными обещаниями впредь ее не позорить клоунскими выходками.

Но в очередную пятницу пьеса проигрывается по тому же сценарию. Друзья привыкли — ждут новых анекдотов. А Юля с гордым видом надевает на шею или палец очередной трофей семейных баталий и идет хвастаться соседкам. 🙂

Спрашивается, неужели за столько лет нельзя было привыкнуть? Или поставить вопрос ребром: «Либо я, либо такие “пьяные” походы в гости». Ответ очевиден! Юленька, божий одуванчик, на самом деле просто маэстро манипуляций. Хотя для друзей выглядит несчастной жертвой пьющего супруга. Ее демонстративная обида способ надавить на чувство вины и жалость. Силой выбить желаемое.

Как выглядят манипуляции с помощью обиды

Давайте будем честны друг с другом и прежде всего с самими собой. Любая обида, целью которой является какая-либо выгода, чистой воды манипуляция.

Отсюда вывод: неспособность простить вызвана отнюдь не вашей тонкой душевной организацией и трепетной натурой. Это банальная гордыня и удобное положение «жертвы».

Именно оно позволяет вам манипулировать близкими с помощью собственной обиды и чувствовать себя максимально удобно. Быть жертвой выгодно.

Именно ее, страдалицу, окружают заботой. Прихоти этой бедняжки стараются выполнить в первую очередь. Терпящую лишения жертву готовы носить на руках, лишь бы облегчить ее моральные страдания. Несчастная настолько чиста и невинна, что нимб святости у нее едва не светится прям над головой! 🙂 При этом остальные просто мерзавцы, незаслуженно обижающие это прекрасное создание. 🙂

Кто пострадавшая сторона — еще нужно разобраться

Как же так? — спросите вы. Ведь это я пострадала! Меня нужно жалеть, а обидчика переехать подъемным краном, облить бетоном и выставить на мороз, а то и придумать казнь похуже! 🙂 В чем тут разбираться? Меня надо холить, лелеять и всячески поддерживать. Ему высказывать всеобщее порицание. Что непонятно?

И потом, я бы с удовольствием простила, но разве можно выдавить из себя прощение насильно?

А теперь перестаньте себя обманывать. Именно позиция жертвы мощное оружие для манипуляций. Злитесь и уже готовы строчить гневные комментарии в мой адрес? Отлично! Вот мои аргументы:

  • Во-первых, любовь не всегда заставит дать ответ «да» на требования и просьбы. А вот из жалости или чувства вины чего только не сделают. При этом давить на жалость вы можете неосознанно. И так же неосознанно вцепляться в свои обиды мертвой хваткой питбуля. Ведь это ж практически «волшебная кнопка»!
  • Во-вторых, простить значит снова взять на себя ответственность за промахи, неудачи и «тяжкую судьбину». 🙂 Жертвой быть определенно проще можно обвинить в своих неудачах какого-то «злобного Буратино». А простить людей и лицом к лицу окажетесь перед фактом: ваше «несчастливое» детство, неудавшаяся карьера и печальная личная жизнь плод ваших собственных усилий и ничегонеделания!

Обида лучший инструмент для манипуляции

Манипуляция обидой это способ «выбить» из другого человека желаемое поведение за счет давления на эмоции. Жертве не так уж важно выговориться и облегчить свои терзания. Ей необходимо изменить модель поведения обидчика через жалость. Звучит это примерно так: «Ты меня обидел, поэтому брось все свои дела, займись моими проблемами и сделай так, чтобы мне снова стало хорошо».

Скажете, не манипуляция? От взрослого человека вы подобного нытья никогда не услышите. Он скорее скажет: «Ты унизил меня, и мне неприятно такое поведение. Поэтому разговаривать сейчас я с тобой не хочу. Если это повторится еще раз — я прекращу с тобой любые отношения».

И, главное, он будет готов привести угрозу в исполнение. В этом и заключается разница. Эгоистичное желание «жертвы» получить немедленное внимание к собственной персоне. А взрослого интересуют решение проблемы и собственный комфорт.

Как выйти из роли жертвы?

Открою секрет, который давно известен всем взрослым: Никто. Никому. Ничего. Не должен. Если, конечно, вы денег в долг не взяли. 🙂 Примите тот факт, что люди имеют право жить, говорить и поступать как им нравится. И не обязаны принимать в расчет ваши интересы, подстраиваться под ваше настроение и читать ваши мысли.

Прекратите терзать близких непомерными ожиданиями и займитесь собой. Возьмите на себя ответственность за собственную жизнь. Как это сделать?

  • Перестаньте искать виноватых и крайних.
  • Прекратите гневно вопрошать: «Ну почему это должно было случиться именно со мной?»
  • Начните решать-таки свои проблемы самостоятельно. Даже если сейчас вам кажется, что виноват в них кто-то другой.

В такой взрослой позиции есть и бонус! Вы вправе предпочесть собственные проблемы, а не проблемы другого человека. Вправе выбирать, что вам нравится, а что вы считаете совершенно неприемлемым. Вы освободитесь от привычки подстраиваться под ожидания окружающих.

Тот, кто отвечает за свои поступки и сам решает свои проблемы, зарабатывает право НЕ БЫТЬ ДОЛЖНЫМ. Никому. И отстаивает свою позицию взрослого, независимого, состоявшегося человека. Вы пишете личные правила, которые вполне могут не совпадать с нормами близких.

Как перестать вести себя как жертва?

Запомните: люди не обязаны оправдывать ваши ожидания.

А попытка надавить на них с помощью обиды нападение и манипуляция с вашей стороны. Как изменить уже существующие отношения? Как сделать их более здоровыми и зрелыми?

Все очень просто! Вместо того чтобы бесконечно давить на жалость, научитесь экологично озвучивать свои требования.

Я предлагаю два варианта. Выбирайте наиболее комфортный или можете придумать свой:

  • Договор. «Я хочу предложить тебе договорится о… Я делаю для тебя вот это, а ты для меня то. Мне такие условия кажутся справедливыми и честными, а тебе?» Вместо привычного давления вы предлагаете взаимовыгодное сотрудничество. Этот подход сработает не сразу, но уж точно заставит партнера задуматься;
  • Просьба. «Мне хотелось бы попросить тебя о… Мне будет приятно, если ты поступишь именно так». Вы озвучиваете свои желания, но не давите на чувства партнера. Вы оставляете за ним право на другое решение.

Это взрослый разговор, в котором учтены права и интересы обеих сторон.

Вы можете быть и более прямолинейны. Пригрозить разводом мужу или бойкотом родителям, хуком в челюсть надоедливому коллеге или вилкой в глаз зарвавшейся подруге. Главное, готовность привести угрозу в исполнение. 🙂 Как известно, «пацан сказал пацан сделал», даже если вы и не пацан вовсе, а очень даже прекрасная дама.

Только озвучивайте свои планы сразу, в первую минуту, пока гнев не затмевает доводы разума. Измените привычное поведение жертвы, и вы с удивлением заметите, что быть взрослым человеком, умеющим постоять за себя, интереснее, чем играть роль ноющего, вечно недовольного ребенка.

Ольга Юрковская на Фейсбук:
https://www.facebook.com/olgayurkovskaya

 

От редакции

Часто обиженный пытается надавить на наше чувство вины. Разобраться в источниках этого чувства поможет книга практикующего психолога Марины Сульдиной «Вина мнимая и настоящая. Как научиться жить в мире с собой». Ключевые идеи автора вы найдете в нашем обзоре: https://psy.systems/post/marina-suldina-vina-mnimaya-i-nastoyaschaya.

При общении с излишне «обидчивыми» людьми важно понимать, что часто обида — это способ манипулировать вами, попытка скорректировать ваше поведение под свои ожидания. Как справляться с обидой, рассказывает специалист психологического консультирования Ольга Спиридонова: https://psy.systems/post/obida-istochnik-stradanij-i-manipulyacij.

Часто в ответ на постоянные придирки и обиды партнера внутри копится злость, которая даже не осознается. К чему приводит неосознаваемая ненависть и как от нее избавляться, рассказывает психолог Владимир Куц: https://psy.systems/post/nenavist-v-otnosheniyax-osoznat-nelzya-sderzhivat.

 

Чувствительные и оскорбленные: кому выгодно быть жертвой в соцсетях | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Почему в ленте новостей в соцсетях мы все чаще видим гневные или жалобные посты? Из-за чего люди перестали бояться писать о своих настоящих эмоциях и переживаниях? Кому нужны посты о депрессии и насилии? Журналист и культуролог Юрий Сапрыкин считает, что настала эпоха новой чувствительности. Где грань между настоящей обидой и манипуляцией и кому выгодна позиция жертвы, он объяснил в интервью DW.

DW: Можно ли сегодня утверждать, что Facebook превратился в площадку для нытья и жалоб, некий кружок для обиженных?

Юрий Сапрыкин: Это площадка не для жалоб, а для выражения сильных чувств: обиды, возмущения, злости. Понятно, что высказывания, в которых прочитываются сильные эмоции, гораздо быстрее достигают своей цели и лучше считываются. Facebook — это просто платформа, отражающая то, что сейчас овладевает людьми.

— Как людьми овладела новая чувствительность, что это такое?

— Речь идет о сильных эмоциях и обидах, которые становятся более значимыми в общественных дискуссиях, политической жизни и спорах в соцсетях. Часто это новый язык эмоций заимствован из психотерапевтической практики и говорит о новых оттенках оскорбленных чувств.

Юрий Сапрыкин

Теперь у нас есть слова, чтобы так думать и говорить. Когда мы говорим об абъюзе, токсичности, травме, то имеем в виду не только личные семейные отношения: например, какие-то высказывания в интернете нам кажутся токсичными. Само наличие таких чувств дает нам право требовать неких изменений.

Оскорбленные чувства — важный политический фактор. Например, если мои чувства как православного активиста оскорблены, я имею право требовать запрета спектакля. Или наказания людей, которые оскорбили меня своими высказываниями, если я представитель общества, защищающего жертв домашнего насилия в американском университете.

Тогда я могу добиться увольнения профессора, который сказал что-то недостаточно уважительное и нанес мне сильнейшую эмоциональную травму. В одном случае это поддерживается репрессивными механизмами власти, в другом — идет снизу, но базируются эти вещи на одном приеме — чувствах, которые невозможно измерить, проверить и увидеть. Тем не менее последствия этих чувств оказываются вполне ощутимыми.

— Значит, оскорбленные чувства — прием, а не реальное состояние?

— А мы не знаем этого. Существует презумпция доверия таким высказываниям: если ты говоришь, что переживаешь боль, значит, ты ее точно переживаешь.

— Получается, что позиция жертвы сейчас — более выгодная?

— Хорошо притворяться жертвой. Удобно использовать эту позицию, чтобы сделать больно неугодным тебе людям. А настоящей жертвой быть плохо. К сожалению, это часто становится приемом для манипуляций и спекуляций.

— Но юзеры под влиянием тренда на чувствительность в соцсетях стали открыто говорить о своих диагнозах, например, о депрессии или о пережитом насилии, как это было во время акции #ЯНеБоюсьСказать. Значит, в этом явлении есть и свои плюсы?

— Обостренное внимание к собственным чувствам — явление, которое становится культурной нормой. Оно способно менять общество в сторону гуманизации, признания прав и уважения друг к другу. Иногда это повод посмотреть на мир глазами жертвы, но бывает, что это становится манипулятивным приемом, чтобы подавить и унизить тех, кто тебе не нравится. Все делается с помощью одних и тех же слов.

— Почему личные трагические истории в соцсетях привлекают больше внимания, чем радостные посты с фотографиями из отпуска?

— Сила сочувствия — более эмоционально заряженная вещь, чем солидарность с человеком, которому и так без нас хорошо. Это не всегда истории о пережитой травме, а посты, заряженные праведным гневом, злостью или оскорблением. Главное — эмоция, к которой легко присоединиться. Любой пост Алексея Навального, который нападет на своих политических не союзников, собирает вокруг себя массу людей, которые готовы разоблачить этих «предателей» и «продажных тварей».

 

К тому же понятие «мне плохо» расширяется: мы привыкаем ставить знак равенства между человеком, который пережил физическое насилие, и тем, кто прочитал про себя неприятную вещь в соцсетях. И то, и другое — травма, насилие, требует сочувствия и наказания.

— В соцсетях одна из самых обсуждаемых тем сегодня — сериал «Чернобыль». Но даже в дискуссиях вокруг этой темы мгновенно возникает агрессия: юзеры спорят за знания, о том, кто больше читал или слышал о Чернобыле. Такая борьба за знания — новый вид агрессии?

— Как раз тут я не вижу ничего страшного, это безобидные споры вокруг сериала. Но мы видим, что огонь оскорбленных чувств пытаются разжечь государственные СМИ. Они расчехлили все свои тяжелые орудия, чтобы убедить своих читателей, что этот сериал наносит оскорбления всем честным русским людям. Мол, «сериал «Чернобыль» — это не о спасении душ, а спасении шкур», оскорбление памяти погибших героев.

Это сильнейшая вещь в современной России, которая призывает к отмщению. Что нужно сделать — вместе осудить этот сериал или потребовать его запрета? Я наблюдаю, как люди, используя стандартные манипулятивные приемы, пытаются разжечь этот огонь среди своей аудитории. И это более неприятно, чем стандартные препирательства в Facebook.

В рамках проекта «The Earth Is Flat — Kак читать медиа» Гете-Института в Москве журналист Юрий Сапрыкин выступит с лекцией «Новая чувствительность: что скрывается за новым языком эмоций и как выжить в мире оскорбленных чувств» 1 июня в Ярославле. «The Earth Is Flat» — серия мастер-классов и публичных лекций для развития медиграмотности и критического мышления. Мероприятия пройдут в 15 регионах России.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | Facebook | Youtube | Telegram | WhatsApp

Смотрите также:

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Премьер-министр Индии Нарендра Моди

    Лидер самой населенной демократической страны мира редко общается с индийскими СМИ и придерживается правила — раскрывать как можно меньше информации о себе широкой общественности. А вот в социальной сети Facebook Нарендра Моди имеет наибольшее число подписчиков среди действующих политических лидеров мира: 53 миллиона (на двух аккаунтах).

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Президент США Дональд Трамп

    «Могло бы быть и больше», — думает, вероятно, Трамп. Зато какой стремительный рост! Число подписчиков на личной странице нынешнего президента США в Facebook утроилось после его инаугурации и продолжает расти: Facebook показывает около 22 миллионов.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Королева Иордании Рания Аль-Абдулла

    10 миллионов подписчиков — у королевы Иордании, которая развивает бурную деятельность также в YouTube, Instagram и Twitter. В общей сложности 311 миллионов пользователей Facebook, по данным на февраль 2017 года, подписаны на 590 профилей, принадлежащих главам государств и правительств, а также государственным ведомствам.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Президент Турции Реджеп Эрдоган

    Четвертое место по числу подписчиков в Facebook — у нынешнего президента Турции. За его деятельностью в этой социальной сети следят девять миллионов человек. В рейтинге предыдущего года Реджеп Эрдоган занимал третье место — после бывшего президента США Барака Обамы и премьер-министра Индии Моди.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Президент Египта Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси

    Президент Египта со своими семью миллионами подписчиков занимает в рейтинге популярности профилей мировых государственных лидеров в Facebook пятое место.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Премьер-министр Камбоджи Хун Сен

    У премьер-министра Камбоджи — тоже семь миллионов подписчиков. Зато в рейтинге интерактивности, который опять же возглавляет Нарендра Моди, Хун Сен занимает второе место. Агентство Burson-Marsteller выяснило, что чаще всего мировые лидеры постят фотографии (55%), но самым интерактивным форматом является видео. Именно Хун Сен активнее других политиков постит видео у себя на странице.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Белый дом

    Среди государственных учреждений и т.п. в рейтингах агентства Burson-Marsteller лидирует американский Белый дом: восемь миллионов абонентов. В десятку самых посещаемых Facebook-профилей государственных структур входит и официальная страница ведомства президента Украины.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Вне конкуренции

    Барак Обама больше не является президентом США, но его профиль в сети Facebook по-прежнему насчитывает примерно 54 с половиной миллиона подписчиков.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    В списках также значатся

    У канцлера Германии Ангелы Меркель — 2,4 миллиона подписчиков в Facebook. У премьер-министра Российской Федерации Дмитрия Медведева – полтора миллиона.

  • Мировые лидеры в сети Facebook

    Дружественное абонирование

    Мировые лидеры охотно подписываются друг на друга — видимо, из вежливости. Как выяснило агентство Burson-Marsteller, почти каждая вторая из 590 страниц, изученных в исследовании, абонирует как минимум одну другую страницу из этого числа. Подписчиком Трампа, например, является, как говорится в исследовании, российский МИД.

    Автор: Элла Володина

Почему нам выгодно быть жертвами

Как только я подумала о ней, как тут же на меня свалилось подтверждение – она везде, она крепко взяла нас в тиски и не дает свободно дышать. И я решила об этом написать. Потому что надо же что-то делать.

— Девочки, кто когда пойдет обедать? – спросила девушка за кассовым аппаратом где-то за моей спиной в супермаркете.

— А когда кто хочет? – неуверенно ответила вопросом «моя» кассир.

— Ну, я не знаю… — растерялась та, что за спиной.

— Смотри, как ты хочешь, и как я хочу, — еще больше запуталась «моя» и при этом густо покраснела. – Я могу и потом, если ты хочешь сейчас. Иди сейчас, а я потом. Или, если ты хочешь потом, то я могу сейчас. А вообще, я могу, как ты хочешь.

Приветствую тебя, моя дорогая жертва! Подойди-ка поближе, милая, сейчас я буду тебя пристально изучать. Я собрала свои покупки в сумку, улыбнулась ей широкой, как мне хотелось бы, ласковой улыбкой и спросила: «Слушай, я так и не поняла, ты голодна или нет? Если ты голодна, так какого черта ты отдаешь свое время обеда другому?» Мне очень, очень, очень хотелось это спросить. Но я не спросила, а просто поблагодарила за обслуживание и пошла домой.

Жертвами мы становимся в детстве. Это для нас как удобный, самый простой и непременно эффективный способ манипуляции. Как только мы понимаем, что слабенькому и обиженному легче получить конфетку, машинку, куклу с шелковистыми волосами и новое платьице, мы тут же включаем жертву. Всегда и повсеместно. А потом как-то с возрастом нам уже сложно отделить зерна от плевел. Мы уже сами не понимаем, где наши естественные желания, а где – маска жертвы. Так и живем – жертвами. А вы ждете каких-то зомби – да мы же с вами эти зомби и есть.

Ничто нас так очевидно не старит, как синдром жертвенности

 — Я потратила на него свои лучшие годы, а что он мне дал? Ничего! Только близнецов.

— Я не знаю, что мне еще сделать, чтобы ты был счастлив. Ну, скажи, чего тебе еще не хватает? Скажи.

— Моя дочь от меня что-то скрывает, а ведь я всегда хотела, чтобы мы были подругами. Я же из-за нее еще на одну работу устроилась, я замуж тогда не вышла, хотя Витя меня очень звал. Я все для нее, все! И что взамен? А взамен пустота и одиночество.

Часто слышите подобные жалобы? Я думаю, очень часто. Если не слышите, то сами их говорите кому-то на ухо. Синдром жертвы везде. У нас даже на лицах он проявляется. В основном этой болезнью страдают женщины, увы. У женщин-жертв всегда опущенные уголки губ и на лице выражение неоправданных надежд (читай — неоправданной жизни). Женщину-жертву видно издалека. Она проходит мимо, а за ней будто флер нафталина вперемешку с запахом гвоздик. Жертвенность нас старит. Ничто нас так очевидно не старит, как синдром жертвенности.

И я сегодня шла из магазина, покинув девушку-кассира, которая не могла определиться с обедом, и думала: а зачем он нам нужен, этот синдром? Почему мы за него так цепко держимся? Мы что, не понимаем, что это навязанное нами же наше желание – быть жертвой? Это же наше личное желание. Неужели мы этого не понимаем? Да понимаем, конечно! Так для чего тогда оно нам надо? Может, лучше вылечиться от этой болезни раз и навсегда? Расправить плечи, улыбнуться во весь рот, посмеяться и больше никогда не быть жертвой. Неужели нам этого не хочется?

Нет, не хочется!
А знаете, почему?
Потому что жертвой быть выгодно. Нам выгодно быть жертвами.
Не верите?
Давайте разбираться.

 

Мы охотно становимся жертвами, когда боимся жить своей жизнью

 Почему люди становятся жертвами? Потому что им скучно жить своей жизнью. Потому что они бояться взять на себя ответственность. Потому что не решаются сделать какой-то важный шаг. Они боятся. Или ленятся. Или то и другое. Поэтому они прилипают к кому-то пиявками, к кому-то более решительному, более яркому, к тому, кто сильнее, и навязываются ему со своей помощью.

«Ты работай, работай,» — говорят, — «А я тебе кофе сварю, сырничков нажарю, картошечки стушу и на рынок за черничкой съезжу, а ты пиши, пиши, дорогой.» Вот вам на лицо бытовая форма жертвенности. Девушка в какой-то момент почувствовала, что мужчина перспективный, подает надежды, быть может, станет известным сценаристом, надо за него держаться. А что ей трудно, что ли, кофе сварить и сырничков пожарить? Не трудно, конечно. Намного труднее начать жить не его, а своей жизнью. Вот это действительно трудно. И этому не научишься. Ее, жизнь, надо просто жить.
 
Как не быть жертвой? Непросто. Но все-таки стоит попробовать. И для этого надо:

1.  Разобраться с собой

Мы очень часто попадаем под обаяние других людей, засматриваемся на них и хотим им подражать. Мы повторяем их привычки, копируем их вкусы, а потом уже сами не знаем: а чего мы сами, собственно, хотим? Какие наши желания? Какие цели? Мы же когда-то в детстве мечтали о чем-то. Хотели стать актерами или художниками, хотели построить дом или придумать коллекцию вечерних платьев. И что теперь? А сейчас мы сидим в тени у того, кто это делает. А Золушка была у них на побегушках, да? Для начала надо разобраться со своими желаниями и целями.

2.  Начинать действовать

И ничего не бояться. Просто проснуться однажды утром с осознанием, что жизнь не бесконечна. И что дается она нам в одном экземпляре. И этот экземпляр у каждого свой. Просто нужно проснуться с таким четким осознанием. И начать все будто с чистого листа. Будто это утро – первое утро новой жизни. Именно вашей жизни, с вашими планами и мечтами, которые вы обязательно осуществите. Просто нужно решиться взять на себя ответственность за эту жизнь. И ничего не бояться.

3.  Не оглядываться

И не сравнивать себя ни с кем. Все у вас получится в одиночку. Я вам это точно говорю.
На самом деле мы прикрываем жертвенностью свои слабости и страхи. И никто в этом, кроме нас самих, не виноват. Только мы сами виноваты в том, что мы становимся жертвами. Это наш осознанный выбор. Как и все, в принципе. И не надо никого в этом винить.

Выгодно ли быть жертвой?. Опоздания и невыполненные обещания

Выгодно ли быть жертвой?

В перекладывании ответственности на других есть и вторичная (не лежащая на поверхности, неявная) выгода. «Бедная» мама, «измученный» муж, «невезучая» внучка, «обиженная» подруга – все они, с негодованием рассказывая о виновниках своих опозданий, могут рассчитывать на сочувствие и эмоциональную поддержку, а это бывает очень нужно, пусть даже такой ценой. Цена на поверку может и правда оказаться очень высокой – испорченные отношения, неадекватное представление о близких людях, отказ от трезвой оценки себя, от здоровой самокритики, искажение образа себя, которое приводит к искажению развития личности. Это не преувеличение. Самооправдание за счет обвинения других в том, в чем они не виноваты, а точнее, чему они, возможно, являются лишь косвенной причиной, – это проявление неадекватной ответственности.

Ответственность – один из ключевых признаков, по которым оценивается зрелость личности. Что человек считает возможным и необходимым контролировать и изменять? В зависимости от ответа на этот вопрос можно говорить о его зрелости или инфантильности. Зрелая личность отвечает за свои поступки, за свои мысли и чувства, за свои потребности и желания, а также за свои отношения (не за взаимоотношения, а именно за свой вклад в них). Незрелая личность либо перекладывает свою ответственность за все перечисленное на других («меня вынудили так поступить», «мне навязали эти мысли», «меня обидели / вывели из себя / сделали счастливым», «я не хотел, но…»), либо берет чужую ответственность на себя («он так поступил из-за меня», «это я заставила его так думать», «я его обидела / разозлила / сделала счастливым», «я лучше знаю, что ему надо»).


«Если бы они не…, я бы не опаздывала. Пока я их не исправлю, я не смогу перестать опаздывать…» Эта логика приводит человека в тупик: других изменить он хочет, но не может, а себя (свое поведение, мысли, чувства) – может, но не хочет, не считает нужным. По его мнению, с ним-то все в порядке, это окружающие какие-то неправильные. И это касается не только проблемы опозданий, но и многих случаев, когда люди отказываются признать адекватную ответственность за то, что с ними происходит в жизни.

Помимо перекладывания ответственности и получения сочувствия в опозданиях «по чужой вине» может быть еще одна вторичная выгода – самоутверждение за счет осуждения других. Делая кого-то виновником своего опоздания, человек указывает на его несовершенства, его слабые стороны («соня», «копуша», «несобранная», «безответственный» и пр.). Часто это еще усиливается с помощью обобщений: «он всегда…», «она никогда…», «они вечно…», «ты без конца…» и пр. Как правило, подобные обвинения сопровождаются словами: «Я не понимаю, как так можно!» Предполагается, что обвинитель ТАК никогда не поступает, т. е. он – правильный и хороший, а объект его критики – неправильный и плохой. «Точность – вежливость королей», а те, кто опаздывают, тогда кто? Подобная идеализация себя и обесценивание других – тоже признак инфантильной жизненной позиции.

Зрелая личность не только обладает адекватной ответственностью, но и реалистично воспринимает себя и окружающих, понимая, что в каждом человеке есть слабые и сильные стороны, что любой человек может совершать и правильные, и неправильные поступки. У зрелости нет осуждения человека (осуждается только поступок), нет навязывания ярлыков, нет деления людей на хороших и плохих. Каждая личность ценна независимо от совершенных поступков. Чтобы чувствовать собственную ценность, нет необходимости судить, обесценивать, принижать других. Ощущение самоценности безусловно. Когда же появляются условия, сравнения, оценки, это значит, что человек страдает от чувства неполноценности и пытается справиться с ним за счет обесценивания окружающих.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Выгоды быть жертвой

Может ли быть что-то хорошее в проигрыше, потерях, несчастье? Есть ли вообще какая-то выгода в том, чтобы находиться в позиции пострадавшего, жертвы? Вполне логичный вопрос, ведь понятия выгода и жертва несовместимы по своей сути и отрицают друг друга. И все же…

В последнее время стало даже как-то модно говорить о жертвах, либо обесценивая их страдания, как корыстолюбцев и притворщиков, либо, наоборот, преувеличивая несчастья и отрицая возможные выгоды.

Многие, столкнувшись с довольно агрессивными жертвами в своем окружении, прекрасно понимают, какая в этом корысть: мотивируя своими несчастьями, требовать защиты, заботы, внимания и помощи, в том числе финансовой. А если человек не просит поддержки и заботы? Не притворяется умирающим лебедем, не закатывает манипулятивных сцен и истерик? Если страдает молча, депрессивно переживая свой сценарий жертвы глубоко внутри? И уже не делится проблемой и болью ни с кем, потому что знает не поймут или, еще хуже, осудят. Какая выгода может быть в таком случае?

Чтобы разобраться, для начала необходимо согласиться с постулатом о том, что понятие жертва подразумевает действительно пострадавшую сторону. С очевидным и логичным выводом о существовании агрессора (или тирана, обидчика) и, по возможности, спасителя.

Иногда, в особо извращенных случаях, тиран сам берет на себя роль спасающего, периодически жалея собственную жертву и, привязывая ее к себе тем, что жертва продолжает пытаться доказать свою полноценность, хорошесть и то, что нельзя так ужасно с ней поступать, гнобя на каждом шагу.

Подачка порции жалости вселяет надежду, что тиран наконец-то оценил, понял свою ошибку и даже раскаялся. Эта мысль мотивирует терпеть дальше и бороться до победного конца. (Неизвестно, правда, чей конец наступит раньше.) То есть до полного раскаяния тирана, которое никогда по-настоящему не настанет. Сама же жертва может быть как пассивной терпилой, так и агрессивной, требовательной, буквально терроризирующей других. Из наилучших побуждений, конечно. Тема эта очень сложная, и тонкости игры могут быть достаточно запутаны, однако есть некие основные схемы, которые могут помочь узнать этих троих в себе и попробовать хоть как-то с этим всем разобраться.

Терпеть или бежать?

Добровольно ли человек становится жертвой? Говоря об этом, обычно опираются на идею о том, что каждый человек по природе своей имеет некий свободный выбор. Насколько же свободны в своей жизни люди? В отличие от животного и растительного мира свободны несомненно. Но мы так же зависим от условий рождения и окружения, от детского, а затем и рабочего коллективов, да и от обстоятельств жизни в целом, которые часто складываются независимо от воли или желания. Есть даже выражение стать заложником чего-либо. Например, говорят стал заложником своего бизнеса, стала заложницей семьи. И если на каком-то из этих этапов, в каком-то аспекте возникают тирания, агрессивная травля, болезни или другие неприятности, то так или иначе пострадавшая сторона оказывается жертвой происходящего.

И вряд ли кому-то в здравом уме может прийти в голову, что ей это выгодно быть жертвой. А вот причины, почему жертва не уходит от тирании и долгое время от нее зависит, две. Первая это вполне реальная физическая зависимость, например, как у ребенка от родителей или детского коллектива, а у взрослого человека от сложившейся жизненной ситуации, и ничего другого, как терпеть или бежать, не остается.

Вторая же причина это развитие событий после решения проблемы. Когда все в прошлом, и человек вроде мог бы вздохнуть с облегчением и жить более счастливой жизнью… А он этого не делает, залипая на восприятии себя как жертвы.

Вот здесь и возникает вопрос почему и зачем это надо? И вполне логично предположение, что есть что-то, что продолжает жертву держать, привязывать к страданиям уже пережитого сценария. Иначе в чем смысл терпеть?

О стратегии жертвы и избавлении от внутреннего садиста рассказывает гештальт-терапевт Ольга Алехина. Больше о наших моделях поведения, внутреннем мире и проявлении в обществе читайте в ее книге Размышления за чашкой кофе
Тут будет размещена реклама

Самопрограммирующееся пророчество

Часто один из показателей залипания на роли жертвы повторяющийся негативный сценарий. В личной жизни, карьере или здоровье. Чтобы было нагляднее, давайте рассмотрим несколько ситуаций одновременно с их выгодными сторонами.

Детские педагоги и психологи, говоря о раннем развитии, приводят в пример исследования с грудничками. Известно ли вам, что совсем крошечные детки так же остро нуждаются в эмоциональном контакте со взрослыми, как и в кормлении, гигиене и удовлетворении других физических потребностей? Малыши, которые недополучают витамин любви в виде воркования, улыбок и прикосновений, развиваются медленнее и даже отстают на физическом, умственном и психологическом уровне от своих сверстников! Все это актуально и для более старших возрастов, то есть некая норма порции поглаживаний у каждого возраста своя. Но именно в детстве потребность в ней намного выше так ребенок как бы заряжается позитивом на всю свою последующую жизнь, чтобы потом быть зрелой, самодостаточной личностью, способной не только принимать любовь, но и дарить ее другим.

Что происходит с человеком, у которого был недостаток любви и ласки, заботы и интереса к нему в раннем возрасте, достаточно легко представить. А если человека еще и часто игнорировали или, еще хуже, обманывали, жестоко и физически наказывали, насмехались очевидно, что его личность постепенно становилась надломленной.

И вот, наполненный обидами, горечью, разочарованием в себе и в других и, как следствие, гневом, страхом и неверием в себя, человек особенно страстно начинает желать что-то доказать. Другим, но прежде всего себе. И таких взрослых, хронически недолюбленных детей, не верящих в то, что они вообще заслуживают любви, великое множество. А потребность в любви просто огромна. И вот стоит такому незаслуживающему раз заболеть или попасть в переделку, а потом получить порцию жалости, внимания и заботы, как в душе начинает протаптываться тропинка к выводу о том, что вот он, способ получить желаемое!

А еще есть потребность самой жертвы быть заботливым, любящим, всем помогающим, безотказным человеком, демонстрирующим, как надо любить, жалейкой. И вроде бы хорошо, служение другим прекрасное качество, но… тут же возникают подводные камни. Ведь это служение не безвозмездно. И мотивация известна: любовь надо заслужить. Отсюда ранимость, обидчивость, несчастность. Постоянное ожидание оценки, иногда даже бунт и возмущение, преследование того, кого любит, собачья преданность тому, кому служит. Болезненная необходимость быть нужным чуть ли не на уровне выживания. Роль жертвы базируется на установках я не заслуживаю, недостаточно хорош (хороша), неправильный (неправильная), не такой (не такая) как надо и т.д.

И вот человек уже давно не есть жертвой кого-то или чего-то извне. Он жертва своих убеждений. Сила этих убеждений в том, что они подпитываются негативным эмоциональным зарядом, зависящим от травмирующей ситуации, шока, стыда и горя, которые были пережиты в прошлом. А убедительность происходящего становится фундаментом возникновения убеждений в принципе. Всем известно: переубедить человека, который знает, практически невозможно.

Фишка в том, что внутри нас прошлого не существует. Бессознательно мы продолжаем переживать все стрессовые моменты так, словно они происходят с нами здесь и сейчас. И это усиливает убеждения, делает их опасными, притягивает подобные события, словно проигрывая одну и ту же мелодию, тот же сценарий. Это и есть самопрограммирующееся пророчество.

А ведь кому-то даже в голову не придет вопрос о том, заслуживает он любви или нет! Глядя на маленького ребенка, легко в этом убедиться. Только со временем что-то происходит, что-то надламывается у нас внутри мы сами создаем требовательность и условность для того, чтобы любить друг друга… и попадаем в ловушку обусловленности.

В ожидании спасителя

Вполне вероятно, что лично к кому-то это не имеет никакого отношения. Но как знать, с чьего молчаливого согласия кто-то другой успешно стал хронической жертвой? Был надломлен и убежден в своей ущербности, потому что не родился красивым, или был с детства слишком худым (толстым), тугодумом, рыжим, маленьким или высоким, умным или глупым…

И поэтому над ним смеялись, унижали, ущемляли его достоинство. Может, это были не мы. Другие. А вот заступились ли? Молчаливое согласие с жестокостью порождает жертв так же успешно, как и сама жестокость. Итак, ближе к выводам. Мы обнаружили, что в залипании на неприглядной роли жертвы важную функцию играет бессознательное. Ведь для бессознательного эта позиция может оказаться способом достижения его целей, а именно: каких-то важных аспектов бытия, которых человек не смог достичь другим способом.

А какова главная цель бессознательного? Очень просто выживание. И все, что этому способствует, будет стратегией выживания. Для выживания человека как личности (эго) физические и психические аспекты его бытия одинаково важны. Если не получилось получить необходимую порцию поглаживаний естественным путем, тогда ситуацию надо создать, провоцировать. Например, привлечь спасителя, пожалеющего бедную деточку. Оценящего ее прекрасные душевные качества и т.д. Уже даже одной надежды на спасение и ожидания спасителя достаточно, чтобы стать жертвой, и прежде всего жертвой именно своего пассивного ожидания. Ведь для привлечения спасителя надо быть бедненьким. Сильного, действующего человека спасать-то не надо. В этом ловушка. В замещении понятий любовь и жалость. В переоценке или недооценке себя, самоотрицании. В, казалось бы, вполне безопасной и даже романтичной мечте о прекрасном принце (богатом папике или заботливой мамочке).

Продолжать быть жертвой это использовать стратегию побежденного в целях выживания. И ведь большинство думает: Ах, так это же не обо мне. Нет, я не такой (не такая). Я сильный мужчина (сильная женщина). Это о тех, кто вечно ноет на каждом перекрестке и жалуется на свою судьбу. И конечно же, это правда. Только с маленькой оговорочкой: ноют ведь все. Просто кто-то согласился со своим бытием жертвы в полном объеме своей жизни, а кто-то лишь в частичном аспекте, например связанным с личными отношениями, или здоровьем, или работой, карьерой, финансами и т.д. А кто-то в душе ноет, сидит и ждет, а снаружи бравирует и кичится собой, своими успехами.

Возвращаясь к понятию быть и вопросу, поставленному в самом начале, почему выгодно быть жертвой? стоит заметить: сила притворства с целью быть любимым очень велика. Принимая роль, можно играть ее достаточно убедительно. Даже создавать вполне реальные болезни и катастрофы там, где их могло и не быть. Надевать маску тирана… Или доставать других своими страданиями, буквально требуя удовлетворения своих потребностей… А в роли спасителя навязчиво помогать тем, кто даже не просил об этом… Погрязнуть в задабривании, назиданиях, наставлениях кому-то, как надо жить.

А сознание тут как тут, достаточно ловко манипулирует и орудует такими понятиями, как честь, совесть и особенно справедливость, подпевая песне своего бессознательного… Ну и, конечно же, порядочность и честность, жалость, сострадание и любовь, забота и доброта, бессердечность и жестокость все они и им подобные тут как тут, спешат на помощь справедливости. Поддерживают нашу жертву. Оправдывают ее.

Да, действительно, и в состоянии жертвы, оказывается, можно чего-то достигать. Некоторые добиваются потрясающе глобальных результатов. Только, к сожалению, это крохи со стола той жизни, которой этот же человек мог бы жить, если бы наконец-то вышел из роли жертвы.

Материал опубликован в журнале Колесо Жизни №4(57), 2012.

Почему выгодно быть жертвой? — Юлия Кравченко

Многие женщины занимают по жизни позицию жертвы, но, если у них спросить, зачем они это делают и почему не возьмут себя в руки, они врядли найдут ответ на этот вопрос. Почему выгодно быть жертвой? И в чем именно заключается эта выгода?

Каждый человек для того, чтобы жить, подпитывается энергией. Эта энергия его заряжает, мотивирует, помогает, поддерживает. Кто-то заряжается, занимаясь творчеством, кто-то работая на любимой работе, кто-то черпает силы в физических нагрузках, кто-то в путешествиях. В любом случае для того, чтобы получить желанный заряд энергии, нужно что-то делать.

А затем, когда человек полон сил, то он что делает? Тратит эту энергию на самореализацию, достижение целей, выполнение обязанностей.

Давайте посмотрим,

что привыкла делать жертва?

— Жалеть себя;

— Жаловаться другим людям на свою жизнь;

— Искать виновных в своих проблемах;

— Перекладывать ответственность за свою жизнь на других людей.

Таким образом, получается, что женщина, которая находится в состоянии жертвы, подпитывается энергией тогда, когда жалуется на свою жизнь. Другими словами, она пьет эту энергию у тех, кому плачется в жилетку. Что же она потом делает с этой энергией? Тратит на то, что жалеет себя, ищет виновных в своих проблемах и перекладывает ответственность за свою жизнь на других людей.

Меняется ли как-то при этом ее жизнь? Развивается ли она как личность? Совершенствуется? Нет. Но тогда почему выгодно быть жертвой? В чем же заключается выгода?

Во-первых, в том, что для подпитки своих сил, жертва может даже не пошевелить пальцем. Пожалуется на жизнь соседке, коллеге по работе или мужу и вот она, живительная энергия, потекла прямо ей в руки. Удобная позиция!

А во-вторых, жертва живет иллюзией, что она ничего поменять в своей жизни не может. Все вокруг ведь виноваты в ее несчастной судьбе. А раз виноваты все, кроме нее, как она может повлиять на ситуацию? Никак. Вот она ничего и не делает. Живет себе потихоньку, сгорая в собственных проблемах. Но иллюзия греет ей душу. Иллюзия невозможности выбора. Картинка мира, в котором все виноваты.

Поэтому некоторые женщины бессознательно выбирают позицию жертвы, так как с детства не научились брать ответственность за свою жизнь на себя. Так как не привыкли идти к своим целям, бороться, развиваться, чего-то достигать. Они привыкли плыть по жизни. Куда их занесет течение, там они и окажутся. А по пути будут ныть всем, кто попадется на встречу о своей несчастной судьбе и даже не задумаются, как выйти из состояния жертвы.

Почему выгодно быть жертвой?

— Не нужно брать ответственность за свою жизнь;

— Не нужно ничего в этой жизни менять, ведь от жертвы ничего не зависит;

— Можно подпитыватья энергией других людей, абсолютно не прилагая для этого усилий;

— От других людей помимо энергии можно получать еще и внимание, помощь, заботу.

Видите, сплошные плюсы! Во всяком случае для инертного человека, которому за высшее счастье ничего не делать и не напрягаться.

Поэтому я всегда говор женщинам, не нужно общаться с теми людьми, кто находится в состоянии жертвы! Они будут питаться вашей энергией, вашим процветанием, вашими жизненными силами. Старайтесь ограничивать общение с подобными людьми!

Но что делать, если человек-жертва находится в близком окружении? Если это родственник? Бабушка? Свекровь? Ведь с этими людьми невозможно просто не общаться. В таком случае нужно оградиться от них энергетически, эмоционально не втягиваться в разговор, стараться не испытывать сильных эмоций. И перестать им сочувствовать.

Так одна моя клиентка, когда пришла навестить свою бабушку, которая каждый день говорила ей по телефону, что умирает, сказала ей: «О, а что ты еще живая? Я пришла вещи твои собрать, похороны думала организовывать». Это при том, что бабушка была здоровее всех ее внуков, вместе взятых. Просто это клинический случай жертвы. Старушка тогда очень обиделась, но больше никогда ни словом не обмолвилась ей о том, что умирает.

Этот пример иллюстрирует, как можно выйти из игры, перестать питать жертву своей энергией. Еще помимо этого важно не поддаваться на провокации жертвы, не идти на конфликт. Жертва питается не только жалостью и сочувствием, а еще и проявлением негативных эмоций. Если вы начнете раздражаться, вспыхните от злости, будьте уверены, жертва подкрепилась вашей энергией. Не удивительно, сели после этого вы будете себя чувствовать обессиленной.

Надеюсь, что теперь, когда вы знаете, почему выгодно быть жертвой, вы поймете их жизненную позицию и просто будете проходить мимо, не давая излить вам душу.

С любовью, Юлия Кравченко

Harvard Business Review Россия

Проактивные менеджеры, если что-то вдруг начинает идти не так, задаются вопросом: «Что я такого сделал, что мы отклонились от плана?» Но есть другие люди, которые таких вопросов себе не задают и причину всех неудач видят во внешних обстоятельствах. Они говорят: «Так сложилось, ситуация вышла из-под контроля. На рынке турбулентность, мы не при чем». Это обращение не к себе, а к какому-то внешнему обидчику. Такая позиция «я не виноват, это все они» — позиция жертвы.

Жертва — это человек, который подчеркивает свою зависимость от людей вокруг и обстоятельств. С одной стороны, жертва настаивает на своей значимости. С другой, никогда не бывает виноватой: «Я старался, но меня подвели люди. Я распланировал, но навалились дела. Я построил стратегию, но начальник дурак и сотрудники неумные». Жертва больше других страдает от несправедливости мира. Жертва все делает правильно, но никто этого не понимает или наоборот все мешают воплощению лучших замыслов.

Приведу пример. Ольге предложили повышение. Она управляла небольшой торговой точкой в Нижнем Новгороде. Теперь ей предстояло руководить тремя магазинами в Москве. Она с радостью согласилась. Чтобы переехать, взяла небольшой кредит. В задачи теперь входило развитие: постоянных покупателей должно стать больше, средний чек выше, индекс потребительской лояльности NPS должен стабильно расти. Также Ольга отвечала за юридические и бухгалтерские формальности. Хоть бухгалтер и был в штате, им нужно было руководить. В компании понимали, что подобный опыт у сотрудника впервые, поэтому Ольге организовали обучение.

В первый год работы у Ольги ожидаемо не было большого роста: руководитель только учится, только выходит на пик своей продуктивности. По итогам второго года в каждом магазине был полный бардак в документах, товара на складе оказалось либо слишком много, либо не хватало. Средний чек падал, довольных клиентов стало меньше. Почему? Ольга считала, что всему виной — ее низкая зарплата и тот самый кредит, о котором она вынуждена думать каждый день. «Мне настолько мало платят, что я просто не могу ничего делать. В компании, где каждый сотрудник дурак, я просто не могла достичь нужных результатов», — призналась Ольга при увольнении.

Ее поведение — классическое поведение жертвы. Для себя она не виновата во всем, что с ней случилось, а еще она очень обижена на компанию, сотрудников, клиентов и судьбу.

Треугольник Карпмана

Психотерапевт Стивен Карпман описал одну из моделей взаимодействия между людьми. Она описывает три роли, которые люди часто занимают в разных ситуациях:

Каждая из этих ролей имеет корыстную цель:

  • Преследователь стремится доминировать над Жертвой, властвовать над другими.

  • Спаситель пытается поднять свою ценность в собственных глазах и в глазах других, «быть хорошим мальчиком», чтобы получить одобрение.

  • У жертвы единственная цель — снять с себя ответственность.

Почему выгодно быть жертвой

В юриспруденции жертве полагаются компенсации морального и материального ущерба. Такое же отношение переносится на повседневность. Если я жертва, значит:

  • Меня нужно пожалеть (сказать что-то хорошее, дать меньше работы, не увольнять, не делать замечания…)

  • Меня нужно спасать (сделать работу за меня, довезти меня до дома…)

  • Обо мне нужно всячески заботиться (отпустить пораньше с работы, принести мне кофе, отложить трудный разговор со мной на потом…)

Перечисленные выше причины — неосознанные. Жертвы редко признаются в том, что они жертвы. Даже себе они не могут сказать такого. Но их выдает поведение.

Позиция жертвы — это мощное оружие для манипуляций. Жертва не умеет договариваться. Вместо этого она часто давит на чувство вины или жалости, поэтому ей труднее отказать. Роль жертвы сама по себе манипулятивна — всем своим видом жертва вынуждает других людей делать то, что нужно ей.

Самое главное — жертва никогда и ни в чем не бывает виновата: ни в падении продаж, ни в плохой подготовке консультантов, даже в опоздании на работу есть веская причина, не зависящая от жертвы.

Почему недопустимо, чтобы руководитель был жертвой

Во-первых, на каждую жертву найдется свой преследователь. Жертва — это позиция изначально слабая. Коллега из другого отдела или руководитель найдет, за что зацепиться, и добавит жертве несчастий.

Во-вторых, жертва НЕ МОЖЕТ ничего изменить. Повысить продуктивность, развивать сотрудников, делегировать задачи, повышать удовлетворенность клиентов — это невозможно, ведь все зависит от внешних обстоятельств. И в этом самая главная причина, почему человек в позиции жертвы не может быть руководителем: он не способен управлять собой и отвечать за собственный результат. Он не способен нести ответственность за результат работы сотрудников. А влияние на результат только негативное: жертва и подчиненным транслирует свою позицию.

В-третьих, позиция жертвы — симптом низкой профессиональной компетентности. Хороший специалист всегда знает, что он может сделать, чтобы ситуацию изменить. Профессионал понимает, какие действия привели к данному результату. Жертве же понятно одно: она ни при чем. Жертва — это непрофессионал. Видите руководителя-жертву, будьте готовы к тому, что имеете дело с безграмотным управленцем. Сами принимаете позицию жертвы? Вы знаете ваш диагноз.

Можно ли перестать быть жертвой?

Можно. Каждый человек сознательно или бессознательно выбирает, как себя вести. Даже если поведение жертвы вам несвойственно, вы все равно иногда можете занимать именно такую позицию. Наблюдайте за собой, и если увидите признаки поведения жертвы, честно себе в этом признайтесь и меняйте непродуктивное поведение на то, которое приведет вас к нужному результату.

Ваш сотрудник — жертва. Что делать?

Жертва — это роль в ситуации, а не свойство человека. Но некоторые люди настолько в эту роль вжились, что по-другому уже просто не умеют. Позиция жертвы у них проявляется практически во всем: в отношениях с сотрудниками, руководителем, клиентами, задачами, детьми. Их часто можно увидеть на собеседованиях. На вопрос «Почему так получилось?» они приведут тысячу причин, и ни одна не будет внутренней. Эти люди могут быть отличными исполнителями, работать строго в рамках инструкций. Но когда они совершат ошибку, виноват будет кто-то третий. Их нельзя изменить, если они сами не захотят измениться. Видите такого человека — примите сознательное решение, готовы вы с ним работать или нет.

И последнее: не позволяйте жертве затянуть вас в треугольник и превратить в преследователя или спасателя. На каждое «потому что» из уст жертвы отвечайте вопросом, адресованным самому человеку: «Что именно ты сделал? В чем твоя ответственность? Как ты можешь повлиять?» Постарайтесь переориентировать человека и показать, что переложить ответственность ему не удастся.

Об авторе. Мария Цуркан — основатель школы руководителей «Я начальник».

Эволюционные преимущества игры в жертву — Quillette

Жертва определяется в отрицательных терминах: «состояние, когда она была ранена, повреждена или причинена страдание». Тем не менее, люди эволюционировали, чтобы сочувствовать страданиям других и оказывать помощь, чтобы устранить или компенсировать эти страдания. Следовательно, , сигнализирующий о страданиях для других, может быть эффективной стратегией для получения ресурсов. Жертвы могут получить внимание, сочувствие и социальный статус, а также финансовую поддержку и другие льготы.А быть жертвой может порождать определенные виды власти: оно может оправдывать стремление к возмездию, обеспечивать чувство законности или психологического статуса при обсуждении определенных вопросов и может даже обеспечивать моральную безнаказанность, сводя к минимуму вину за собственные проступки жертв.

Предположительно, большинство жертв с нетерпением отказались бы от таких льгот, если бы смогли освободиться из своего тяжелого положения. Но когда жертва приносит пользу, она побуждает людей сигнализировать о своей жертве другим или полностью преувеличивать или даже фальсифицировать свою жертву.Это особенно актуально в контексте предполагаемого психического вреда и когда апелляции подаются третьим сторонам, причем заявленный ущерб часто является невидимым, непроверяемым и основан исключительно на самоотчетах. Такие обстоятельства позволяют недобросовестным людям пользоваться добротой и сочувствием других, кооптируя статус жертвы для личной выгоды. И люди так и поступают.

Недавно опубликованное исследование показывает, что люди, которые чаще сигнализируют о своей жертве (реальной, преувеличенной или ложной), с большей вероятностью лгут и обманывают ради материальной выгоды и очерняют других, чтобы добиться успеха.Сигналы жертвы связаны с многочисленными морально нежелательными личностными чертами, такими как нарциссизм, макиавеллизм (готовность манипулировать и эксплуатировать других для собственной выгоды), чувство собственного достоинства, а также более низкую честность и смирение.

Ученые из Лаборатории безнравственности Университета Британской Колумбии создали шкалу сигналов жертвы, которая измеряет, насколько часто люди рассказывают другим о своих недостатках, проблемах и несчастьях. Было обнаружено, что те, кто набрал более высокие баллы по этой шкале сигналов жертвы, с большей вероятностью проявляли сигнал добродетели — внешне проявляли признаки добродетельного морального характера — при этом придали меньшее значение своей собственной моральной идентичности.Другими словами, сигнальщиков жертвы больше интересовало, чтобы выглядело морально хорошим, но меньше интересовало то, что морально хорошее, чем тех, кто реже сигнализирует о своей жертве.

В одном исследовании участники, которые набрали более высокие баллы по добродетельной сигнализации жертвы (сочетание сигнализации жертвы и сигнализации добродетели), в среднем были более склонны лгать и жульничать в задаче подбрасывания монеты, чтобы заработать бонусную выплату. В другом исследовании участников попросили представить сценарий с участием коллеги (с которым они соревновались), в котором «что-то не так», даже если коллега вел себя добродушно.Очень добродетельные связисты с жертвами чаще интерпретировали это двусмысленное поведение как дискриминационное и выдвигали обвинения в жестоком обращении со стороны коллеги, которые никогда не были описаны в сценарии.

В некоторых из этих исследований исследователи контролировали интернализацию морально добродетельных черт (то есть на самом деле отдавали приоритет добродетели) и демографических переменных, которые могли быть связаны с повышенной уязвимостью к истинной жертве. Постоянство статистически значимых эффектов предполагает, что может существовать тип личности, который — независимо от фактического опыта реальной жертвы или интернализации реальной добродетели — побуждает людей сигнализировать о добродетельной жертве как средстве извлечения ресурсов у других.

В соответствии с этой теорией, другая недавняя работа указывает на то, что жертвенность или стойкое ощущение себя жертвой может быть устойчивой личностной чертой. Эта черта личности характеризуется потребностью в других признавать и сочувствовать своей жертве, чувством морального превосходства и отсутствием сочувствия к чужим страданиям. Эта черта личности оказалась относительно стабильной во времени и в контексте отношений и была связана с более высокой воспринимаемой серьезностью полученных оскорблений, злобой, мстительностью, правом на аморальное поведение, размышлениями, недоверием, невротизмом и приписыванием отрицательных качеств другим.

В совокупности эти результаты предполагают, что заявления о статусе жертвы могут быть вызваны не только объективными состояниями страдания, но и характеристиками людей, заявляющих о жертвах. Хотя мы, возможно, не сможем контролировать такие черты у других, полезно изучить некоторые факторы окружающей среды, которые стимулируют выражение недовольства.

В общем, люди награждают сигналом жертвы. Например, одно исследование показало, что участники сообщили о большей готовности сделать пожертвование на страницу GoFundMe для молодой женщины, нуждающейся в обучении в колледже, когда она также упомянула о своем трудном воспитании, по сравнению с контрольным случаем, в котором не было предоставлено никаких дополнительных сведений о прошлых страданиях. .Во многих случаях такой результат желателен с моральной точки зрения: мы хотим, чтобы люди помогали тем, кто пострадал и больше других нуждается. Однако, когда известно, что люди могут получить выгоду, проецируя определенную биографическую информацию, оппортунисты могут быть заинтересованы в преувеличении или ложном сигнале о своих проблемах. Точно так же, как люди могут подделывать свою компетентность, чтобы получить статус и преимущества (например, употребляя допинг в спорте или используя смартфон во время пустяков в пабе), и подделывать мораль для достижения хорошей репутации (например,g., ведя себя лучше в публичных ситуациях, чем в частных), они могут притворяться жертвами, чтобы получить незаслуженное сочувствие и компенсацию.

Также важно помнить, что многие заявления о жертвах поступают незнакомым людям в Интернете, особенно через социальные сети или сайты по сбору средств. Это может увеличить охват и эффективность неискренних заявлений, поскольку они направлены на незнакомых людей, у которых нет оснований для расследования (или даже развлечения) подозрений в ложной жертве, за исключением того, что они могут показаться бессердечными.

Когда человек сознательно причиняет вред кому-либо в своей семье, кругу друзей, сообществе или профессиональной сфере, они часто готовы возместить ущерб, и поэтому жертвы часто могут напрямую обращаться к нарушителям с просьбой о возмещении ущерба. Даже если нарушитель не испытывает угрызений совести, близкие люди (например, друзья и семья), осведомленные о вреде, часто готовы оказать сочувствие и помощь. С другой стороны, сторонние апелляции к незнакомцам, возможно, особенно подвержены лжи, потому что запрашивающая сторона обращается к людям, которые не знают своих обстоятельств или характера.Это, конечно, не означает, что все (или даже большинство) апелляции подобного рода являются фальшивыми — это только то, что это будет предпочтительной стратегией тех, чьи претензии были отклонены (или, вероятно, будут отклонены) теми, кто обладает наибольшей информацией.

Почти все люди в какой-то момент своей жизни сталкиваются с неблагоприятным положением или плохим обращением. Многие тихо и смиренно справляются с этими проблемами в одиночку или с помощью близких друзей и семьи. Лишь меньшинство превратит любое пренебрежение в возможность заручиться сочувствием, статусом и возмещением ущерба от незнакомцев.В случае обнаружения они могут понести катастрофический ущерб репутации или даже попасть в тюрьму. Но, по крайней мере, в краткосрочной перспективе эта группа может получить больше преимуществ при меньших усилиях, чем первая.

Ничто из этого не означает, что нет настоящих жертв или что мы не должны заботиться о жертвах и оказывать им помощь, когда это возможно. Напротив, одна из причин, по которой стоит задуматься о системе стимулов, которую мы создаем, — это как раз , что есть настоящих жертв: привычные, ложные сигнализаторы жертв истощают доступные ресурсы для настоящих жертв, обманывают, доверяя другим в неправильном распределении их ресурсов, и могут инициировать дисфункциональный цикл конкурентной жертвы в обществе в более широком смысле.Например, исследования показали, что люди повышают свой собственный статус жертв дискриминации, когда их обвиняют в дискриминации других или даже когда их просто характеризуют как находящихся в относительно благополучном положении.

Этот феномен может помочь объяснить, почему люди часто думают, что во многих ситуациях им не по зубам. Например, в общенациональном репрезентативном опросе американцев примерно 65 процентов взрослых выразили, по крайней мере, умеренное согласие с утверждением о том, что система работает против таких людей, как они.И примерно 55 процентов респондентов, по крайней мере, умеренно согласились с утверждением, что они редко получают то, что они заслуживают в жизни. Большинство людей, кажется, думают, что статус-кво в целом несправедлив по отношению к ним. А привычки воспринимать себя как жертву и сигнализировать о своей жертве другим в основном не связаны с политической идеологией. Как и в случае со многими источниками межгруппового конфликта, это проблема не «их», а проблема человек и человек.

Исторически сложилось так, что наши предки могли лучше отличать привычных или ложных сигнализаторов жертв от тех, кто действительно нуждался.Мы жили в небольших сообществах, где обычно знали, что происходит и с кем, поэтому те, кто обманывает других, подвергались большему риску быть пойманными.

В современных, богатых обществах, напротив, люди могут сигнализировать о своих трудно поддающихся проверке страданиях тысячам или более незнакомым людям в Интернете. Хотя настоящие жертвы могут получить выгоду в такой среде (поскольку они могут распространять информацию о своем тяжелом положении и просить поддержки в больших масштабах), манипулятивные люди неизбежно будут использовать те же инструменты массового вещания для извлечения ресурсов и, возможно, даже инициирования цикла конкурентных жертвенность, которая заражает всех.Те, кто громче всех заявляет о своей жертве перед другими, часто могут оказаться злодеями.

Кори Кларк — социальный психолог Пенсильванского университета. Следуйте за ней в Twitter @ImHardcory.

Featured image: слепок сидящей жертвы извержения Везувия.

Менталитет жертвы — что это такое и почему он у вас

Автор: Walter Watzpatzkowski

Что такое «менталитет жертвы»?

Обладающий «менталитетом жертвы» означает, что вы обвиняете в своих жизненных проблемах других вокруг вас , даже если вы не можете доказать их отрицательные действия.

Вы также можете во многом винить обстоятельства, которые вы считаете всегда несправедливыми.

Быть жертвой против жалости к себе против менталитета жертвы

В жизни случаются плохие вещи. Вы можете стать жертвой преступления, такого как мошенничество или даже сексуальное насилие. В таком случае у вас есть полное право чувствовать, что вещи вышли из-под вашего контроля, потому что они были такими, и любая мысль, что это так или иначе ваша вина и вы виноваты, является ошибочным мышлением.

Также совершенно нормально время от времени жалеть себя или чувствовать себя бессильным перед лицом такой проблемы, как тяжелая утрата или развод.

Но если у вас менталитет жертвы, вы будете видеть всю свою жизнь с точки зрения того, что с вами постоянно что-то происходит. Таким образом, виктимизация — это сочетание восприятия большинства вещей в жизни как негативного, неподконтрольного вам, и того, что вам нужно сочувствовать тому, что вы «заслуживаете» большего.По сути, менталитет жертвы — это способ избежать ответственности за себя или свою жизнь. Полагая, что у вас нет силы, вам не нужно предпринимать никаких действий.

С другой стороны, здоровый человек осознает, что помимо случайных плохих происшествий, многие вещи в жизни происходят из-за выбора, который они сделали сами, и что у них есть возможность выбирать по-другому. И они понимают, что когда несчастье случается, это не имеет ничего общего с личной ценностью или «заслуживающим» или «не заслуживающим».

[Не уверены, что у вас есть или нет менталитет жертвы? Подпишитесь на оповещения, чтобы не пропустить нашу предстоящую статью «Как определить, есть ли у вас менталитет жертвы»].

Почему я должен всегда быть жертвой?

Автор: super awesome

Постоянно действующая жертва может иметь много преимуществ. Они могут выглядеть следующим образом:

  • вы не отвечаете за вещи
  • у вас есть «право» жаловаться и получать внимание
  • другие сочувствуют вам и уделяют вам внимание
  • людей реже критикуют или расстраивают вас
  • других чувствуют себя обязанными помочь вам и делать то, о чем вы просите
  • Вы можете рассказывать истории о том, что с вами происходило и показаться интересным
  • некогда скучать, потому что в вашей жизни столько драмы
  • , вы можете никогда не испытывать гнева, так как вы слишком заняты, когда грустите и расстраиваетесь.

Если вы посмотрите на приведенные выше утверждения, вы, возможно, уже увидите образец того, какими могут быть истинные преимущества быть жертвой. Это:

  1. внимание,
  2. чувство ценности,
  3. мощность.

Тайная сила жертвы

Удивлены тем, что игра жертвы дает вам силу, потому что вы убедили себя, что ваша жизнь настолько ужасна, что у вас совсем нет силы? Это то, что жертва говорит себе.

Но если другие будут жалеть вас, это может легко быть способом манипулировать ими, чтобы удовлетворить ваши потребности и желания. Это может быть что-то незначительное, например, что кто-то всегда идет за вами в магазин, или может быть более глубоким и коварным, например, означая, что ваш поступок «бедняжка» заставляет другого обращаться с вами хорошо и никогда не кричать на вас или не уходить. вы, даже если они считают, что должны.

Примером жертвы как формы власти являются созависимые отношения, например, отношения между алкоголиком и его партнером.«Воспитатель» может сыграть жертву, смирившись с ужасным поведением алкоголика и жертвуя собственными потребностями ради заботы о нем, только чтобы однажды использовать чувство вины, жалобы и тирады «бедный я», чтобы затем попытаться контролировать алкоголика.

Автор: Джереми Тененбаум

На более мрачной ноте, роль жертвы также может быть обычным способом для обидчиков взять власть, который в психологии называется «игрой жертвы». . Менее бессознательная форма жертвы, это может выглядеть как обидчик, который постоянно унижает своего партнера, а затем зацикливается на том, как однажды подвергшаяся насилию сторона огрызнулась и назвала их монстром, делая вид, что они на самом деле являются «атакованными».Или обидчик скажет, что он не виноват, что ударил другого человека, когда этот человек так раздражает и глуп, и ему приходится «мириться с ним». Таким образом, обидчик использует менталитет «бедный я» для защиты своего социопатического поведения.

Почему я из тех, кто играет жертву?

Что делает вас тем, кто живет своей жизнью, исходя из менталитета жертвы?

Как и большинство поведенческих паттернов, менталитет жертвы — это усвоенное поведение, которое можно проследить еще в детстве.

Вы могли научиться играть жертву, потому что наблюдали, как это делают взрослые вокруг вас. Если ваша мать или отец, например, всегда чувствовали, что мир не хочет их заполучить, и ежедневно жаловались на всех людей, которые обижали их, вы бы взяли на вооружение, это был способ получить личную власть и внимание.

Возможно, у вас были созависимые отношения с одним из ваших родителей. Вы бы чувствовали себя ответственными за их благополучие, либо заботясь о больном (умственном или физическом) родителе, либо если бы вас заставили поверить, что вы отвечаете за их счастье.Послание, которое может усвоить ребенок, заключается в том, что вы должны не только «зарабатывать» любовь, но и что, если вы больны или слабы, о вас позаботятся другие. И то и другое может привести к шаблонам виктимизации во взрослом возрасте.

Или вы могли научиться быть жертвой, потому что это был способ выжить в детстве . В детстве мы все нуждаемся в внимании и любви, и если наши опекуны не предлагают их добровольно, нам остается искать способы их получить. Возможно, в вашем семейном доме единственный способ получить внимание и заботу — это быть больным, вести себя слабым или позволить плохим вещам случиться с вами.

Многие люди, живущие в соответствии с менталитетом жертвы, в детстве страдали от жестокого обращения. Часто бывает сексуальное насилие. Беспомощность, которую испытывает ребенок, в сочетании с глубоким чувством стыда, вызывающим насилие, может означать, что вы вырастете взрослым, у которого нет чувства собственного достоинства и который видит мир как опасное место, в котором они потерялись.

Что мне делать, если я осознаю, что страдаю от преследования?

Следует отметить, что, поскольку менталитет жертвы — это выученное поведение, вы действительно можете «отучиться» от него.

Однако это процесс, который требует времени и может быть довольно интенсивным, особенно если он связан с детской травмой, такой как жестокое обращение или пренебрежение.

И борьба с виктимизацией означает, что вы должны столкнуться с гневом, печалью, стыдом и страхом, которые, играя жертву, защищают и скрывают от вас.

Поэтому рекомендуется обратиться за поддержкой, когда вы сталкиваетесь с менталитетом жертвы. Обученный и опытный консультант или психотерапевт может создать для вас безопасное пространство без осуждения, чтобы понять, почему вы ведете себя как жертва и какие детские события привели к такому поведению во взрослом возрасте.Затем они помогут вам научиться новым способам мышления и взглядам на мир, которые более полезны для вас.

У вас есть вопрос о менталитете жертвы? Задайте вопрос ниже, мы рады услышать от вас.

преимуществ жертвы — никто вам не верит — снова под контролем

Без очевидного источника боли пациенты в конечном итоге чувствуют, что никто не верит в их наличие. Это бесконечный источник разочарования, и вы — законная жертва.Но случайно вы попадаете в роль могущественной жертвы. Крик хронической боли

Я не только верил, что у тебя была боль, я знаю, что ты болел. Источника просто нет. По понятным причинам пациенты становятся одержимыми возможностью упустить что-то серьезное. Хирурги думают механически, и их язык основан на идее о том, что всегда должен быть структурный источник боли.

Следовательно, пациенты, страдающие хронической болью, чувствуют необходимость пройти валидацию — и все мы.Даже если шансы на успех операции невелики, они часто настаивают на операции как часть этой потребности. Имея шрам на спине, поверить в это гораздо проще.

Преимущества

Быть жертвой — чрезвычайно важная роль, и она хорошо работает. Оставаться в этом гневном режиме дает большие преимущества. Некоторые из них:

  • Другие ожидают от вас меньшего
  • Вы ожидаете от себя меньшего
  • У вас есть чувство силы, которое маскирует чувство тревоги
  • Это дает вам чувство права
  • Вы можете манипулировать теми, кто привязан к вам, чтобы вытащить вас из роли жертвы.Термин, используемый в мире наркомании, дает возможность.
    • Это огромная проблема в мире расстройств пищевого поведения. Каждый родитель желает, чтобы его дети были счастливы и здоровы. Когда сын или дочь используют контроль или его отсутствие, чтобы медленно разрушить себя, родители по понятным причинам очень обеспокоены. Огромное количество семейной энергии тратится на попытки справиться с этими иррациональными образами тела. Ребенок полностью контролирует ситуацию. Проблема неразрешима, пока родители не смогут по-настоящему отказаться от результата и просто предоставить ресурсы.Для ребенка это слишком сильная роль, чтобы отказаться от нее.

Комп. Рабочих

Все это особенно актуально в системе оплаты труда рабочих. С вами ужасно обращаются и навешивают ярлыки. Почти каждый аспект вашего страдания постоянно подвергается сомнению. Если вы не злитесь, значит, вы невероятно искусны в его подавлении. Я лично не могу разговаривать с большинством экспертов по претензиям более пяти минут, не теряя рассудка. Я понимаю, что они контролируют ВСЮ жизнь.Вы практически не можете контролировать обстоятельства. Это расстраивает.

Единственный контроль, который у вас есть, — оставаться в роли жертвы. Если вы злитесь на своего работодателя, вы действительно можете удержать его, заплатив за него. Вы можете продолжать настойчиво обращаться за медицинской помощью. Зачем поправляться? Похоже, что никого не волнует, даже если они говорят, что заботятся. Роль жертвы чем-то похожа на террориста-смертника. Ваш работодатель выживет. Ваш эксперт по претензиям пойдет на работу завтра.Нет ни одного человека, которому вы собираетесь навредить. Тем не менее, вы позволили хроническому, полностью оправданному гневу подорвать качество вашей жизни. Уничтожено хулиганами

Можете ли вы двигаться дальше?

Насколько вы привязаны к своей роли жертвы? Вы готовы посмотреть, как он может управлять вашей жизнью? Насколько жертвами вы себя чувствуете в отношении своей боли и окружающих ее обстоятельств? Насколько вы злы из-за того, что никто не хочет слушать, верить или заботиться о вашей боли? Насколько неприятно ощущение, что вам, возможно, придется прожить остаток жизни с этой болью?

Вам нужно подтверждение от других или вы можете доверять себе?

Роль жертвы универсальна. Готовность честно взглянуть на это — нет.

Игра в роли жертвы: за и против

Почему многим из нас иногда нравится чувствовать, что с нами поступили несправедливо?

Практически никому не доставляет удовольствие быть обиженным, обманутым или обманутым. Тем не менее, быть «пострадавшей стороной» может приносить удовлетворение, когда кто-то из близких не обращается с нами так, как мы хотели бы. Вам знакомо это чувство?

Вот некоторые возможные преимущества «жертвы» :

  • Вы чувствуете, что обладаете моральной высотой
  • Вы можете приписать свое несчастье кому-то другому
  • Вы можете пожалеть себя, что может позволить вам относиться к себе лучше, чем обычно
  • Вам не нужно проверять свое поведение или вносить какие-либо изменения в свое поведение, потому что вы не сделали ничего плохого
  • Вам не нужно предпринимать какие-либо сложные или вызывающие действия, чтобы улучшить ситуацию, потому что в том, что произошло, не ваша вина.

И, конечно, находиться в этом положении может быть удобно просто потому, что это старый и знакомый образец в вашей жизни.

Однако принятие роли жертвы имеет некоторые существенные недостатки. :

  • Вы позволяете себе быть беспомощным
  • Вы встаете с водительского места в своей жизни
  • Вы позволяете чужому поведению определять, как вы себя чувствуете
  • Вы обвиняете кого-то, кто вам небезразличен
  • Вы привносите обиду и гнев в свои отношения
  • Если вы не бросаете вызов себе, чтобы обдумать свое участие в том, что произошло, вы снова и снова настраиваете себя на то, чтобы быть «обиженным».

Хотите выйти из роли жертвы?

Ваш первый шаг — начать обращать внимание на свою роль в том, как протекает ваша жизнь.

Это сложно сделать в одиночку. По многим причинам гораздо легче увидеть ошибки других людей, чем исследовать, что вы вносите в плохую ситуацию.

Если вы хотите принять участие в оценке и изменении вашего позиционирования, не стесняйтесь обращаться ко мне. Я буду рад помочь вам понять, какие шаги вы можете предпринять, чтобы жить полной силой.

Издержки и преимущества жертвы

Жизнь неизбежно может быть жестокой, но у нас есть выбор, как эти жестокие переживания повлияют на нас.

Лайф-коуч и мотивирующий спикер Кимберли Спенсер часто демонстрирует силу этого выбора, рассказывая о своей личной истории. Спенсер вырос с наркоманом для отца. Позже она пережила 10-летнюю борьбу с булимией и серию оскорбительных отношений.

Прорыв Спенсер произошел, когда она поняла, что играет главную роль в собственном несчастье.

«Только когда я перестала обвинять, я начала меняться», — сказала она. «Это никогда не было моим папой, сунувшим мой палец мне в горло. Это был я. Мой отец никогда не выбирал мои дерьмовые отношения. Это тоже был я.

Эта привычка винить свое прошлое за состояние своего настоящего и будущего известна как мышление жертвы. Хотя это может ощущаться так же, как на самом деле стать жертвой, мышление жертвы больше похоже на систему убеждений, чем на травмирующее событие. Считается, что вы обречены на жизненный путь, который бессильны изменить.

«Если вы пережили травматический опыт и выжили, значит, вы стали жертвой травмирующего опыта», — сказал Спенсер. «Отличие образа мыслей жертвы в том, что этот опыт пронизывает ваше существо обвинениями. Обвинять — это все равно, что удержать этот опыт, а затем носить его с собой, как гигантский тяжелый рюкзак, через всю свою жизнь ».

Если это звучит странно, думать, что кто-то решит нести такой вес, учтите, что этот менталитет предлагает несколько вознаграждений, таких как внимание, поддержка и жалость.Возможно, самым большим преимуществом менталитета жертвы является то, что он освобождает вас от любой личной ответственности. Какой бы плохой выбор вы ни сделали, вы всегда можете сделать своего обидчика козлом отпущения.

Однако то, что на первый взгляд кажется выгодой, на самом деле оборачивается огромной потерей.

«Вините ли вы себя, других людей, правительство, экономику и т. Д., Обвинение мешает вам обладать своей властью выбирать и брать на себя личную ответственность за свою жизнь и свои результаты», — сказал Спенсер.

Ловушка жертвы

После дезориентации после переживания виктимизации легко увидеть, как мы можем потерять чувство ответственности. Такой опыт обычно застает нас врасплох и крадет нашу силу в особенно уязвимый момент.

Ана Йованович, психолог и лайф-коуч ParentingPod.com, говорит, что люди изначально принимают менталитет жертвы после травмы, потому что он освобождает их от вины, которая может стоять на пути их выздоровления.

«Например, люди, которые подверглись сексуальному насилию или оставались в отношениях с насилием, часто могут чувствовать, что их намеренное или непреднамеренное поведение спровоцировало или вызвало насилие или насилие», — сказал Йованович. «Осмеление увидеть себя жертвой может избавить человека от чувства ответственности за пережитый им травматический опыт, что создает пространство для самосострадания и исцеления».

Однако, когда мы цепляемся за этот менталитет надолго, это становится серьезной проблемой.Чтобы оставаться жертвой, мы должны пожертвовать своей способностью двигаться вперед. Вскоре каждый опыт рассматривается через призму жертвы.

«Как только они примут на себя роль жертвы, человек, вероятно, будет проверять каждую новую ситуацию, чтобы подтвердить теорию о том, что он действительно стал жертвой», — сказал Йованович.

Преподобный Шери Хеллер, межконфессиональный служитель и терапевт из Нью-Йорка, специализирующийся на наркомании, сложных травмах и нарциссическом насилии, видит образец повторения и принуждения у людей, придерживающихся менталитета жертвы, когда они пытаются пережить травму заново. и более.Их цель — воссоздать исходную травму в попытке «справиться» с ней.

«Они выбирают кого-то, кто копирует их обидчика, скажем, психопата, но они думают:« На этот раз они полюбят меня. Я буду так хорош. Я собираюсь взломать код, и на этот раз я одержу победу », — сказал Хеллер. «Это очень примитивно. Он исходит от магического мышления и исходит от детского эго ».

Со стороны может быть легко увидеть кого-то, попавшего в ловушку менталитета жертвы.Но для тех, кто глубоко укоренился, клетка не так очевидна. Они ошибочно принимают жалость за сострадание и ярость за расширение прав и возможностей.

Хеллер говорит, что единственный выход — разрушить наши иллюзии и посмотреть правде в глаза.

«В преследовании наступает момент, когда вы должны сойти с тонущего корабля и отказаться от ложной надежды, чтобы обрести настоящую надежду», — сказала она. «Но это означает, что вы должны сказать, что были беспомощны. Когда вы были жертвой, у вас не было свободы воли. Но пока вы продолжаете действовать из этого места, у вас никогда не будет свободы воли.”

Обеспечение жертвы

Виктимизация часто требует справедливости. Люди обычно ожидают компенсации, когда их заставляют страдать, даже если это просто извинения. Но если компенсация и справедливость, которых мы желаем, никогда не материализуются, мы все равно должны решить, как нам жить дальше.

«Не все можно исправить. Некоторых нам просто нужно принять », — сказал Хеллер.

Одна вопиющая проблема на пути постоянной жертвы заключается в том, что существует бесконечная потребность в компенсации, и никакая сумма никогда не сможет удовлетворить причиненный вред.

«Вы хотите получить компенсацию за свою виктимизацию, как будто это поможет залечить рану, но этого не происходит. Это просто увековечивает его », — сказал Хеллер. «Вы говорите об уровне боли, которую невозможно компенсировать».

Этот ненасытный аппетит к компенсации — заблуждение поиска снаружи себя того, что успокоит внутреннюю боль — увековечивает цикл страданий, потому что он заставляет жертв сосредоточиться на своем бессилии, а не на том, что им действительно нужно для выздоровления.

«Я вижу чувство всемогущества в менталитете жертвы, например:« Я особенный, потому что страдал », — сказал Хеллер. «Мои клиенты смеются, когда я говорю это, потому что они знают, о чем я говорю. Это та часть нас, где мы преувеличиваем свои страдания и наши жертвы. Чтобы по-настоящему исцелить, вам придется столкнуться с тем, что вы испытали ».

Хеллер говорит, что может потребоваться много работы, чтобы развить понимание, необходимое для того, чтобы вырваться из менталитета жертвы. Но это может быть еще труднее, когда силы вступают в сговор, чтобы удержать нас в таком мышлении.

По словам клинического психолога доктора Рассела Теккерея, преимущества жертвы могут вызвать привыкание. В результате долгосрочные жертвы часто тяготеют к тем, кто узаконивает их образ мышления. Это может включать в себя «заботливых терапевтов», которые побуждают их бесконечно пересказывать свое болезненное прошлое.

«Найти человека, который обеспечит жесткую любовь, — гораздо более полезный и, в конечном итоге, здоровый подход, даже если он менее прибылен для терапевта», — сказал Теккерей.

По словам Теккерея, противодействие жертве — это стойкость.Исследования показывают, что люди, которые могут оправиться даже от самых серьезных травм, — это те, кто обладает устойчивыми стратегиями и навыками, такими как эмоциональный контроль, психологическая стойкость и физиологическое понимание.

Однако, вместо повышения отказоустойчивости, гораздо больше энергии уходит на создание возможности стать жертвой. Культурные тенденции, такие как рост политики идентичности и политики, направленной на обеспечение равенства результатов, могут напрямую способствовать широкому распространению менталитета жертвы.

«Похоже, что нынешнее поколение людей, не обладающих набором навыков для структурирования и дисциплины, без стратегий борьбы с личными правами и без инструментов, позволяющих потерпеть неудачу и учиться, может вот-вот выпустить в мир поколение жертв», — сказал Теккерей.

Хуже того, это менталитет, созревший для эксплуатации. По словам Эндрю Селепака, профессора СМИ в Университете Флориды, люди, придерживающиеся мышления жертвы, становятся легкой добычей для тех, кто утверждает, что правительство, общество или какой-либо другой угнетатель является причиной того, что наш личный успех остается недосягаемым.

«Политики всегда готовы охотиться на тех, кто считает себя жертвами, предлагая им решение проблемы их предполагаемой жертвы», — сказал Селепак. «Как только мы поймем воспринимаемую жертву и то, как она играет на руку политикам, мы сможем лучше победить тех политиков, которые обещают невозможное и ничего не делают.”

Для тех, кто чувствует себя бессильным, разочарованным и полным страха, мышление жертвы может показаться безопасной передышкой. Однако, как только вы поймете, насколько этот менталитет может задержать ваш рост и продлить ваши страдания, он окажется ужасной сделкой.

Хеллер говорит, что, если мы не возьмем на себя ответственность за наши жертвы, мы никогда не сможем исцелиться.

«Когда ты чувствуешь себя достойным своих страданий, ты хочешь перенести их на более возвышенное место», — сказала она. «Нет ничего благородного в том, чтобы оставаться в страдании, цепко держаться за него как за способ чувствовать себя праведным.Он отрицает вашу собственную жизнь и отрицает мир в том, что вы можете дать ».

Психология жертвы: причины, симптомы и многое другое

У всех нас бывают взлеты и падения в жизни. Плохие вещи могут случаться с вами или людьми, которых вы знаете каждый день. Но есть люди, которые утверждают, что это никогда не их вина. Они утверждают, что не могут контролировать сложные ситуации и проблемы, с которыми они сталкиваются. С ними это просто всегда происходит.

Люди, которые постоянно обвиняют других людей или ситуации в событиях своей жизни, имеют менталитет жертвы.

Что означает менталитет жертвы?

«Я не виноват». Человек с менталитетом жертвы утверждает, что все происходящее с ним происходит по вине других. Это может быть вина их партнера, семьи, коллеги или друга. Они постоянно жалуются на плохое, что происходит в их жизни. Они не берут на себя никакой ответственности, утверждая, что обстоятельства не в их власти.

Это не комплекс мученика. Менталитет жертвы иногда можно спутать с комплексом мученика.Это два похожих поведения, но есть некоторые различия. Жертвы принимают вещи на свой счет. Даже если комментарий или утверждение были адресованы не им, они все равно воспримут их, как если бы они были. «Чем я заслужил это?» это частый вопрос для них.

Продолжение

С другой стороны, человек с комплексом мученика часто старается изо всех сил брать на себя дополнительные задачи для других людей, даже если они не хотят этого. Они жертвуют собой ради других, но часто чувствуют себя обиженными после этого.

Без копировальных механизмов. Люди с менталитетом жертвы обычно пережили травмы или тяжелые времена, но так и не научились справляться с ними. В результате у них формируется отрицательный взгляд на жизнь. Поскольку они не думают, что в чем-то виноваты, у них мало или совсем нет чувства ответственности за свою жизнь. Просто с ними такое случается.

Если кто-то пытается помочь или предложить решение, он часто составляет список причин, по которым это не сработает. Люди, которые пытаются помочь, часто остаются разочарованными и сбитыми с толку.

Зачем быть жертвой?

Что такого привлекательного в том, чтобы быть жертвой? В роли жертвы есть некоторые преимущества.

Продолжение

Нет отчетности. Ответственность за свою жизнь означает, что вы находитесь за рулем. Вы берете на себя ответственность. Это может напугать человека с менталитетом жертвы. Вы должны признать, что жизнь — это не только результат действий других. Принятие на себя ответственности разрушает защитный пузырь жертвы.

Вторичная прибыль. Некоторые проблемы людей продолжаются из-за вторичных выгод. Сочувствие, внимание и доступ к лекарствам или средствам — частые примеры вторичной выгоды. Кто-то с менталитетом жертвы может даже не осознавать, что получает эти преимущества, и часто очень огорчается.

Удовлетворяет бессознательные потребности. Люди с менталитетом жертвы, особенно когда это происходит из-за прошлой травмы, неосознанно ищут одобрения и помощи у других.Они постоянно разыгрывают карту «бедный я». Это может вызвать сочувствие и помощь со стороны окружающих.

Избегайте рисков. Проецирование вины на других — ключевая часть менталитета жертвы. Это способ не быть по-настоящему уязвимым и рисковать.

Признаки менталитета жертвы

Быть неудовлетворенным в некоторых сферах жизни — это нормально. Но важно смотреть на картину в целом. Если вы замечаете похожие модели в разных сферах своей жизни, возможно, у вас менталитет жертвы.

Первым шагом к решению проблемы является ее выявление и подтверждение. Поищите в себе эти признаки, чтобы понять, возможно ли, что вы приняли менталитет жертвы:

  • ‌ Вы обвиняете других в своей жизни
  • ‌ Вы действительно думаете, что жизнь против вас
  • ‌ Вам трудно справляться с проблемами в своей жизни и чувствуете себя бессильным по отношению к ним
  • ‌Вы чувствуете себя застрявшим в жизни и подходите к вещам с негативным отношением
  • ‌ Вы чувствуете, что вас атакуют, когда кто-то пытается предложить полезный отзыв
  • ‌Чувство плохого самочувствия приносит вам облегчение или удовольствие
  • ‌ Вы привлекаете людей, которые обвиняют других жалуются на свою жизнь
  • ‌Трудно проверить себя и внести изменения

Как перестать быть жертвой

Менталитет жертвы — это приобретенное поведение.

Другими словами, это не то, с чем вы родились. Это то, чему вы научитесь в социальной среде. Об этом можно узнать от членов семьи или в результате травмы. Однако у вас есть силы преодолеть это. Сделайте первые шаги следующими способами.

Продолжение

Возьмите на себя ответственность. Вы единственный, кто контролирует свои действия. Возможно, вы не в состоянии контролировать других, но вы контролируете свою реакцию на них. Вы контролируете, с кем и где проводите время.Реализуйте свой потенциал и станьте водителем своей жизни.

Забота о себе и сострадание. Менталитет жертвы подсознательно воспринимается как способ справиться, часто с прошлой травмой. Будьте сострадательны к себе в своем выздоровлении. Практикуйте заботу о себе и любовь к себе. Ведение дневника может быть полезным инструментом для проработки ваших чувств.

Начни говорить «нет». Вы можете отказаться от того, чего не хотите делать. Все нормально. Даже если другие люди чувствуют, что вы их подводите, позаботьтесь о своей энергии и расставьте приоритеты для себя.

Самообразование. Прочтите книги о менталитете жертвы и о том, как он влияет на вашу жизнь. Рассмотрите возможность обращения за терапией. Чем больше вы изучаете эту тему, тем больше у вас шансов не сбиться с пути выздоровления и избежать возврата к старому образу мышления.

Пособия жертвам преступлений | Lakeside Memorial Funeral Home

Служба поддержки потерпевших

Финансовая помощь:

Совет штата Нью-Йорк по делам жертв преступлений предоставляет финансовую помощь невиновным жертвам преступлений, имеющим на это право.

Совет штата Нью-Йорк по делам потерпевших от преступлений был создан в соответствии со статьей 22 Закона об исполнительной власти для выплаты компенсации невиновным жертвам преступлений, которые не были возмещены из собственного кармана.

С момента своего создания 1 августа 1966 года Совет оказывал существенную финансовую помощь жертвам преступлений и их семьям, оплачивая невозмещенные расходы, связанные с преступностью, включая медицинские и похоронные расходы, потерю заработка или поддержки, консультации, уборку на месте преступления. — дополнительные расходы, расходы на ремонт или замену основных предметов личного имущества, разумные судебные транспортные расходы, а также стоимость проживания или использования услуг приюта для жертв домашнего насилия.

Если вы являетесь невиновной жертвой преступления в штате Нью-Йорк, вы можете иметь право на получение пособия.

Вы можете иметь право на участие, если:

  • Вы стали жертвой преступления и получили телесные повреждения
  • Жертва незаконного лишения свободы первой степени
  • Жертва похищения первой или второй степени
  • Вы пожилой человек (60 лет и старше) или инвалид, жертва преступления, у которого была потеря или повреждена важная личная собственность
  • Вы оставшийся в живых супруг, родитель, дедушка или бабушка, отчим, ребенок, пасынок или лицо, находящееся на иждивении жертва, которая умерла непосредственно в результате преступления
  • Вы — лицо, которое оплатило или понесло расходы на погребение невиновной жертвы, которая умерла непосредственно в результате преступления.(ограничивается только расходами на погребение)
  • Вы являетесь ребенком-жертвой или свидетелем преступления (до 18 лет) или его / ее родителем, опекуном или братом или сестрой
  • Если вы имеете на это право, но моложе 18 лет или некомпетентны, требование заявление может быть подано от вашего имени родственником, опекуном, опекуном, комитетом или поверенным
  • Вы стали жертвой преследования

Компенсация может быть присуждена, если:

  • Жертва была невиновной жертвой преступления
  • О преступлении было сообщено в орган уголовного правосудия в течение одной недели, или может быть представлено оправдание задержки.В случаях, связанных с преступлениями на сексуальной почве, «агентство уголовного правосудия» должно включать любое медицинское учреждение, которое обеспечивает судебно-медицинское освидетельствование жертв изнасилования и сексуального посягательства.

Компенсационные пособия включают:

  • Расходы на медицинские или другие сопутствующие услуги, не покрываемые другими программами страхования или льгот
  • Потерянный заработок или потеря поддержки на сумму до 600 долларов в неделю, но не более 30 000 долларов.
  • Расходы на погребение до 2000 долларов (6000 долларов за преступления, совершенные 1 ноября 1996 года или позднее)
  • Расходы на профессиональную реабилитацию
  • Консультационные услуги жертве и определенным членам семьи оплачиваются в соответствии с тарифной сеткой Совета по делам потерпевших.Таблица гонораров основана на разумных ставках гонораров в зависимости от полномочий лечащего консультанта.
  • Стоимость ремонта или замены важного личного имущества, утраченного, поврежденного или уничтоженного в результате преступления, до 500 долларов (100 долларов наличными)
  • Транспортные расходы для необходимых явок в суд в связи с уголовным преследованием по преступлению
  • Стоимость проживания или использования услуг приюта для домашнего насилия
  • Для жертвы преступления, которая действовала как добрый самаритянин, стоимость утраченного, поврежденного или уничтоженного имущества составляет до 5000 долларов.(Жертва преступления действует как добрый самаритянин, пытаясь предотвратить преступление, законно задерживая преступника или помогая сотруднику полиции произвести арест)
  • Стоимость разумных расходов на погребение без учета финансовых трудностей оставшихся в живых, когда полицейский или пожарный умирает от травм, полученных при исполнении служебных обязанностей в результате преступления
  • Расходы на очистку места преступления и / или обеспечение безопасности на месте преступления до 2500 долларов США
  • Гонорары адвокатов за представление интересов перед Советом , максимум до 1000 долларов США.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.