Разное

Травма отвержения гештальт: как я от нее избавилась»

Содержание

Меня не хотят-травма отвержения, Психология – Гештальт Клуб

 

В то время , когда я  страстно и с интересом изучала
механизмы своей созависимости, паралельно я «боролась» с травмой
отверженности.Мне тогда в голову не приходило, что это две
подружки- сестрички, которые почти всегда вместе. Ощущение
отверженности меня догоняло в самых разных   жизненных
проявлениях .

*Отвержение-непризнание, отрицание, как результат
непринятия ОБЩЕСТВОМ*

Признание я нашла как противоположность  отвержению.Когда
обнаружила и признала  свою  потребность в признании,
потихоньку пазлы в голове начали складываться.

Осознаность появляетя тогда, когда осознаются  два
полюса.

 

Мир состоит из противоположностей, которые нельзя
рассматривать отдельно друг от друга.Вместе противоположности
составляют 100%,если их представить в виде континуума, то каждая
занимает 50%. Устойчивость находится посередине между ними и
занимает условно 10-15%(индивидуально). Находясь в этой зоне мы
катаемся на «малых качелях» комфорта.Если какая-то полярность в
проявлении  приближается к максимуму возможности(приближается
к 100%),мы катаемся на «больших качелях»(люблю-ненавижу).Чем ближе
к максимуму одна полярность- тем неустойчивей положение,тем быстрее
«большие качели» начнут движение в другую сторону.

Между крайностями-полярностями мы находим свой устойчивый
баланс.

 

               
                 
                 Зона
комфорта, устойчивости,

               
                 
                 
             баланс

50%____________________________5%___  0
____5%__________________________50%

 

В природе всегда действуют противоположные,
взаимодополняющие начала(вдох-выдох, рассвет- закат,
притяжение-отталкивание и т.п.). Без выдоха нет вдоха, точно также
без вдоха нет выдоха. Аналогичные  взаимодополняющие начала
можно найти в экономике, эмоциях, отношениях, теле, природе. Каждое
состояние находит начало в предшествующей противоположности- мы
покидаем одно состояние, заменяя его на противоположное.

 

Вместе со складывающимися пазлами в голове,удавалось замечать
признание, которое я получала, но моя зона приема настолько была
мала, что признание я принимала совсем немного, а  большую
часть  воспринимала, как издевательство и «непрямое»
отвержение. Примерная схема такова: если  в опыте травма
отверженности большая,например 90% из 100%,, а  способность
принять признания  всего оставшихся 10%, то так и выходит… что
из всего признания беру только на свои возможные 10%, остальное
принимается  с противоположным знаком, насыщаются 90%(меня
отвергают посредством «ложного» признания!!!)

И тут возникает вопрос- как расширить свою зону приема
признания  до равновесных с отвержением 50%, каждой полярности
поровну..

 Я  училась расширять зону приема  признания:
училась  распознавать собственные потребности в признании,
училась понимать от кого и в каком выражении признание мне
необходимо, научилась замечать, когда мне его дают, но. . зона
приема расширялась медленно, а сужалась очень быстро, обнаружилась
моя невозможность, неумение присвоить то, что дают.

По  аналогии с пищей, которая не усваивается без
ферментов, надо найти, возродить, активизировать свои ферменты,
свой механизм усвоения — присвоения.

Нашлась полярная пара присвоению- отторжение…? В моей
голове отвержение и отторжение звучали как синомимы, обозначающие
одно и тоже.

*Отторжение- невозможность ассимилировать или
принимать. Таким образом, тело может отторгать трансплантат органа
или пищу…
Во всех случаях подразумевается, что
система или структура отказывается или не может что-то
инкорпорировать
.*

В моем понимании: отвержение и признание-это то, что могу
получить от других,     а отторжение-это
свойство моего  организма НЕ  усваивать…получается, что я
находилась  в травме называющейся отвержение-
отторжение? С  гипертрофированной  потребностью в
признании и невозможностью  присвоить необходимое когда
дают?

Отторжение(отнятие, удаление) нужного для меня, как
противоположность присвоению(усвоению) нужного для меня…хороший
тупичок,  мозг постарался с узором.

Отторжение того, что тебе не нужно  и присвоение
себе  того,что нужно,это и есть понимание  собственного
равновесия.  

При изучении себя понимаешь сколько и какое признание тебе
нужно, от кого… можешь искренне отзываться и искренне присвоить
себе  признание других, не отвергая(кого-то) и не
отторгая(свою часть) значимость для себя…

 И точно знаешь, что тебя могут  не принимать и
отвергать, но это не приносит боли- ведь ты уже находишься в зоне
комфорта.

 Если сам себя принимаешь, присваиваешь себе свое —
принятие другими не важнее этого(не больше 50%). А непринятие уж
точно не травмирует, оно гармонизирует и возвращает
устойчивость(чтоб от признания не стошнило и оно не
обесценилось).

 

Работа с полярностями является активным инструментов
гештальттерапии. Взаимодействия полярностей в моем случае я
рассматривала в двух плоскостях:

1.В отношениях с кем-то, с обществом,с внешним
окружением(отвержение-признание от других)

2. В отношениях с самим собой(отторжение-присвоение своих
частей и функций).

 

Ниже даю несколько примеров полярностей-противоположностей, с
которыми мне посчастливилось работать.Это не догма. Из нескольких
возможных вариантов полярностей- каждый находит свою, наиболее
подходящую для него противоположность,которая соотвествует его
состоянию.

Признание  — Отвержение        
                 
             Присвоение —
Отторжение

Ценность себя — Ценность других        
                 
 Границы — Размытость

Стабильность — Переменчивость        
                 
   Сообщество — Изоляция

Скучно — Интересно            
                 
                 
 Путь-  Цель

Практик — Теоретик          
                 
                 
     Выгодно — Полезно

Опасность — Безопасность        
                 
             Сближение
— Отдаление

Расширение — Сужение            
                 
               Разрешить —
Запретить

Стереотип — Нестандарт,эксклюзив      
                 
   Агрессия — Депрессия

Брезгливость — Всеядность          
                 
           Эгоизм
— Альтруизм

Эйфория — Ностальгия            
                 
                Симпатия
— Апатия

Тревога — Надежда            
                 
                 
     Решительность — Сомнение

Мобилизация —  Паралич        
                 
                 
Автономия — Зависимость

Манипуляция — Честность        
                 
                Цельность —
Раздробленность

Доход — Расход            
                 
                 
          Активы — Пассивы

Прибыль — Убыль            
                 
                 
        Покой — Напряжение

Внимание  на присутствии — внимания на отсутствии
  То, что хочется -То, что надо

 

 

 

Ненаполняемая дыра в груди (травма отвержения)

18 октября 2017

13336

Автор: Екатерина Шарыпова, психолог, гештальт-терапевт 

Ненаполняемая дыра в груди – это одна из самых частых метафор ощущения нехватки любви, которая встречается в моей практике. Кто-то в эту дыру пытается запихнуть работу или еду, залить алкоголем, заткнуть её половым членом или засунуть туда партнера целиком. Способов много, но все они лишь временная анестезия.

Эта всепоглощающая тоска по безусловной любви часто приводит нас в детское состояние, из которого мы находим подходящий объект и обрушиваем на него всё своё необузданное желание любви, тепла и ласки.

Именно Объект, потому что в такие моменты разглядеть за своими проекциями живого человека с его желаниями и потребностями практически невозможно. Первое время он старается насытить бездонную дыру в детско-всепоглощающей душе, тем более, что берут с благодарностью, облизывают пальчики, просят добавки и говорят, что никто, кроме тебя, эту дыру не заткнет.



Потом требования любви становятся всё жестче, личного пространства всё меньше, график жизни сдвигается, потому что дома родное существо, о котором нужно заботиться, а то, не дай бог, помрет, как тамагочи, если не успеешь покормить вовремя.

Дальше сами знаете, как бывает: «Друзья тебе дороже, чем я», «Ты мне совсем не уделяешь внимания», «Я чувствую, что ты меня не любишь», и все увещевания, что «люблю, хочу, важна» проваливаются в бездонный колодец, потому что не он его выкопал.

Как правило, подобные «дыры» возникают в случаях, когда у человека в опыте была травма отвержения со стороны значимого близкого. Отвержение могло быть прямое и косвенное. Прямое отвержение заключается в регулярных вербальных и невербальных посланиях непосредственно ребенку: «Ты толстый, тебе надо похудеть», «Посмотри, другие дети себя хорошо ведут, а ты плохо», в систематическом игнорировании потребностей ребенка, отказе от общения с ним.

Косвенное отвержение происходит, когда родители накачивают ребенка признанием в какой-то одной сфере жизни, не проявляя внимания к другим. Таким образом, у ребенка часто появляется ощущение, что если он совершит ошибку и упадет с пьедестала, его перестанут любить.




Так, например, одна моя клиентка переживала, что не может принимать комплименты по поводу привлекательной внешности. Когда мы исследовали историю её взросления, то обнаружили, что родители с самого детства так сильно хвалили её красоту, игнорируя другие стороны её личности, что она начала думать, будто больше её любить не за что. В дальнейшем любые проявления интереса к её внешности женщина воспринимала как отвержение других её достоинств.

Такие травмы могут формироваться и в более взрослом возрасте. Особенно сензитивным в данном случае является подростковый период, когда ведущим видом деятельности для детей является общение со сверстниками, и их оценка становится максимально значительной.

Но, как правило, если ребенку в семье давали примерно следующее послание: «Да, у тебя есть достоинства и недостатки, но мы тебя любим и ценим, а кто говорит тебе гадости — те просто ничего не понимают, не слушай их», то ребенок способен сохранить ощущение, что хотя все на свете его любить не могут, все равно есть люди, которые способны дарить ему тепло и ласку.

Залечить эту дыру можно только изнутри: творчеством, новым опытом, самоисследованием, проработкой своих детских травм. На мой взгляд, важным этапом в этом процессе является отказ от идеи, что все твои потребности может удовлетворить один человек, и принятие того факта, что любовь можно брать понемногу от разных людей: в объятиях, в словах поддержки, в сопереживании и т.д. А там, глядишь, и Другой появится, не только кормящий любовью, но, оказывается, какой-то очень интересный со своими душевными процессами.

Источник

Метки:

Психическая травма,

Понравился пост? Поддержи журнал «Психология Сегодня», нажми:

Понравился пост? Поддержи журнал «Психология Сегодня», нажми:

Как проявляется травма отвержения во… — Психология для всех

КАК ПРИНЯТЬ ВЗРОСЛЕНИЕ СЫНА.
7 ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ МАМЫ.

Дверь открылась, и в кабинет вошла хорошо одетая женщина лет пятидесяти, за ней зашел молодой парень лет 25-ти. Она села передо мной, он остался стоять около дверей. Ее первой фразой было: «Сделайте с ним что-нибудь, у него 2 высших образования, такой он у меня хороший, но жить ему почему-то не хочется». Парень при этом никак не отреагировал и продолжал смотреть в окно. В его глазах не было желания получать помощь и вообще вступать в диалог.

Поэтому мой вопрос был адресован женщине: «Может быть в помощи нуждаетесь вы? Может быть это вы не знаете, как себя вести со своим сыном?»

На что я получила предполагаемый ответ: «Вы что? У него же проблемы. Я жизнь ему посвятила, а он – неблагодарный, жить не хочет».

Это реальный случай из моей практики. Мать заботилась о сыне 25 лет, все делала для него и ЗА НЕГО. И ей тяжело понять, что она лишила сына самостоятельной жизни. Что она забрала у сына желание желать и выбирать. Даже желание обратиться к психологу у него забрала и выбор между жизнью и смертью она пытается у него контролировать.

В преклонном возрасте опека над сыном такую маму начинает наконец-то тяготить, и она приводит сына на прием к психологу и говорит: «Сделайте с ним что-нибудь». Но она никогда не признает, что из-за своего эгоизма ее физически здоровый сын стал фактически калекой – беспомощным и неспособным на поступки и самостоятельную жизнь.

Тема отношений родителей и детей подросткового возраста. Детей, которые одной ногой уже замахнулись во взрослую жизнь, но поставить твердо ногу еще не смогли. Детей, которым лет по 13, 14, 15. И старше, старше… Детей по 25 лет, детей по 30 лет, и даже по сорок. Смогут ли они когда-нибудь поставить ногу во взрослую жизнь?

Мама переживает за 16-17-летнего лба, что он сидит в компьютере, не позавтракал до 12 часов дня, не выбрал учебное заведение, в которое будет поступать через 4 месяца. А у нее столько хлопот о нем – приготовить завтрак, постирать, поднести, выбрать его будущее место учебы, а он сидит в компьютере и носа не поднимает. И несчастная озабоченная мама это называет: «Он не делает выбор». Или по-другому, еще более «мягко»: «Он не может сделать выбор — он же еще ребенок». И начинает суетиться, выбирать ВУЗ, договариваться со знакомыми, одалживать денег, тянуть его за уши.

А он? Что он — он ничего. Он, как амеба, тащится за мамой по приемным комиссиям, глядя в телефоне ютуб и ВК, мама же все решает, самому ответственность ни за что брать не надо. Ходит без мотивации на занятия. Закончив учебу, не может найти работу. У мамы и на это готов ответ: «Время же сейчас такое – работу по специальности не найти». И тут возникает у мамы идея фикс: «А не поступить ли в университет на другую специальность?» Мама выбирает актуальную, востребованную и опять ищет деньги, работает для блага сына и … И через несколько лет приходит с сыном к психологу со словами: «Сделайте с ним что-нибудь». А приходить надо было 15 лет назад.

Так сложилось, что воспитанием в современной семье занимаются в большинстве случаев мамы. Поэтому материал этот адресован мамам взрослеющих сыновей (для пап он тоже будет полезным, и я никоим образом не исключаю пап из процесса воспитания детей, просто у пап другие белые пятна в воспитании, о которых я здесь не упоминаю).

Наши дети растут и меняются и вместе с ними надо меняться и нам, родителям. Все, что касается жизни детей – очень динамично, и в этом есть свои плюсы и минусы. И один из них – это то, что они меняются очень быстро и иногда мы не успеваем меняться вместе с ними.

«В семьях с детьми-подростками проблемы управляемости могут быть связаны с неспособностью родителей перейти со стадии заботы о малыше на стадию уважения к подростку. В этой ситуации прежние программы, хорошо прослужившие в то время, когда дети были маленькими, мешают выработке новой формы семьи. Возможно, дети уже освоились с новым уровнем своего развития, в то время как РОДИТЕЛИ НА ЭТОЙ СТАДИИ СОБСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ НЕ ВЫРАБОТАЛИ НОВЫХ АЛЬТЕРНАТИВ.» — говорит нам семейный психотерапевт С.Минухин.

То есть родитель может быть САМ слабым звеном в плотной и взаимосвязанной цепи семейной жизни. А, как мы помним, в своем глазу и бревна не замечаешь.

Динамика жизненного цикла семьи выделяет отдельным пунктом период, когда ребенок переживает переходный возраст. Это, пожалуй, самый трудный период для родителей и для ребенка, для семьи в целом. В это время начинается внутреннее психологическое отделение ребенка от семьи, появляется независимость его самооценки от оценки родителей, обостряются все скрытые и явные конфликты между членами семьи.

Задачи этой стадии развития семьи:

— установление в семье равновесия между свободой и ответственностью;

— создание у супругов круга интересов, не связанных с родительскими обязанностями;

— решение проблем карьеры.

Повторюсь, что надо четко осознавать, что те формы и стили поведения, которые мы используем с малыми детьми, являются недопустимыми для детей подросткового возраста и старше.

Что же именно надо изменить в своем поведении маме сына, который отметил свое 13-летие и получил в подарок бритвенный станок.

7 обязательных действий мамы взрослеющего сына:

1. Изменить стратегию собственного поведения.

Как вы уже поняли, начинать надо с себя. Вы — мама, которая родила и растила своего ребенка до 13, 14, 15 лет. Теперь этому ребенку надо помочь стать взрослым. Это ваша прямая обязанность – дать возможность сыну принимать самостоятельные решения. И ваша обязанность НАУЧИТЬСЯ принимать его самостоятельные решения и ВЫДЕРЖИВАТЬ их несоответствие с вашими планами.

2. Трансформировать материнскую заботу.

Для этого вам необходимо изменить обычную для вас форму общения. Забота в привычном для вас формате — вы знаете, что ему нужно и заботитесь о нем и его потребностях наперед — теперь будет приносить вред.

Необходимо задавать сыну вопросы:

Как ты думаешь?
Что тебе хочется?
Почему ты выбираешь это?
Какие твои планы на ближайшие год, два, пять?

Такие вопросы должны стать нормой общения между родителями и ребенком с детсадовского возраста. Но лучше позже, чем никогда. Задавайте вопросы, спрашивайте, что хочется и нравится ему. Учитывайте его пожелания и стремления во всем. Это тоже забота, но дающая возможность для развития самостоятельности ребенка. Не хочет завтракать – не надо. Пусть ходит голодным. Поверьте, когда вы перестанете уговаривать, он прибежит на кухню впереди вас.

3. Определить границы материального обеспечения.

Естественно, что родители обязаны обеспечивать своих детей одеждой, едой, игрушками и т.п. Но мало кто задумывается — до какого возраста.

Необходимо обозначить, что с каждым годом после 18 лет финансовое обеспечение родителями будет уменьшаться. Сын должен знать, что не получится сидеть на шее у родителей постоянно. С 13-14 лет можно предоставлять ему возможность зарабатывать собственные небольшие деньги на карманные расходы.

Например, старшеклассник может быть репетитором ученика начальной школы, можно делать хендмейд открытки и продавать их на выставках, можно помогать соседям выгуливать собаку за символическую плату, присматривать за младшим племянником и т.д.

Чтобы ограничение материального обеспечения не выглядело как гром среди ясного неба в 18-20 лет, необходимо говорить об этом с 13-14 лет. А, если вы всю жизнь собрались его кормить и одевать, покупать телефоны и компьютеры, зачем же ему напрягаться и учиться, тогда не удивляйтесь его пассивности и нежеланию самостоятельного развития.

4. Заняться воспитанием финансовой грамотности сына.

Мужчина – это добытчик. Каждая женщина мечтает рядом с собой видеть надежного и умеющего зарабатывать мужчину. Ваш сын скоро вырастет. Каким мужчиной станет он? От его способности зарабатывать в какой-то степени зависит и ваша будущая прекрасная старость.

В данный момент существует множество психологических игр, среди которых есть игра под названием «Кеш Флоу» на развитие финансовой грамотности. Моя рекомендация – дайте возможность ребенку поиграть в эту игру. Школа знаний такого формата не дает, а современный мир связан по рукам и ногам с умением владеть и приумножать свои финансы.

Для мужчины очень важно уметь зарабатывать, распоряжаться своими доходами и уметь приумножать их. Главное в этой игре то, что со временем вырабатывается определенная стратегия обращения с финансами, которая впоследствии может быть перенесена в реальную жизнь. Игру проводит ведущий, который показывает сильные и слабые стороны тактики играющих участников. В «Кеш Флоу» можно играть семьями, есть взрослые и детские игры.

5. Побороть свой страх перед его бездельем.

Родители должны понять: «Даже не делая ничего, мы делаем что-то». И всегда даже за бездельем последует результат. И человек обязательно несет ответственность за этот результат после безделья. Если ваш ребенок не заботится о своем будущем – это его выбор и его будущее. Не выучив уроки сегодня, он получит заслуженную оценку завтра. Не поступив в этом году в ВУЗ, он пойдет работать, учиться в ПТУ и будет пожинать плоды своей лени на производстве. Жизнь не закончится, если он поленится и не выполнит уроки, но результат не заставит себя ждать. Качество его жизни будет зависеть только от него самого. Дайте ему возможность оступиться сейчас, ошибиться и подняться. Поддержите его после того, как он встанет на СВОИ грабли. Пусть он поймет, что под лежачий камень вода не течет, что все сдали экзамен, а он остался не у дел. Пусть он проживет горький опыт, и выберет дело, которое будет приносить ему радость. Каждый имеет право на ошибку, и лишая сына этой возможности, вы лишаете его жизненного опыта. Не бойтесь за него. Поборите СВОЙ страх. А молодежь – она бесстрашная. Встанет, отряхнётся и полезет покорять свои вершины дальше.

6. Определиться со своими личными границами.

Вы всего лишь мама. Любящая и заботливая, но – всего лишь мама. Вы не сможете прожить жизнь за него, вы не сможете всегда стелить соломку, чтобы он мог мягко падал. Вы не бессмертны и не всесильны. Научив своего сына принимать взрослые решения и нести за них ответственность, вы останетесь с ним в памяти на всю жизнь и он будет благодарен вам за этот навык.

Принимая решения за него, вы привязываете ребенка к себе канатом зависимости, который будет со временем тяготить вас саму. Определитесь — где заканчивается ваша жизнь и ваши желания и начинаются желания вашего сына. Именно на этом пункте в подростковом возрасте разыгрывается большинство семейных драм. Когда мать не имеет собственных границ и не чувствует личных границ ребенка ни о каком самоопределении речи не может быть.

7. Самое золотое слово – Бабушка.

Помните, ваш ребенок вырастает. Он становится взрослым и открытым миру и людям. На время вы станете для него второстепенной фигурой. Теперь мнение сверстников будет для него весомее. Период окончания школы, поступления в университет, создание семьи. Все это займет время. Вы можете наконец-то посвятить его себе и по сути его не так уж и много, пользуйтесь им. Ведь скоро вы станете бабушкой, и ваша любовь и забота снова будут востребованы и нужны!

Подводя итоги, хочется подчеркнуть, что центральная задача подросткового возраста – это САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ребенка. Главным признаком этого возраста является потребность подростка занять позицию взрослого человека, осознать себя в качестве члена общества, определить себя в мире (понять себя и свои возможности, свое место и назначение в жизни). Родители имеют все возможности для создания соответствующих условий. Надо только чуть-чуть постараться и приложить усилия.

Пусть наши дети растут свободными в своих желаниях и в своем выборе, в свое время нам самим этого так не хватало, помните?

Автор: психолог Светлана Рипка

Друзья,.

.. — Генные ключи: раскройте потенциал вашей ДНК

Друзья, продолжаем рассматривать сферу Призвания, обратную сторону нашей травмы. Интересный нюанс, который касается нас всех:

Один из признаков того, что вас отпускает ваша глубинная травма — это искреннее внимание и интерес к другим людям. Вы можете заметить, что перестали зацикливаться на своих чувствах, своей боли, даже искать какой-то выход… вдруг вам стали заметны и понятны чувства и эмоции окружающих людей. Травма запирает нас в ограничениях собственных теней, под одеялом защитных реакций и неизбежного эгоизма/самоотрицания. Это не делает вас хуже, просто такова характеристика этой вибрации, и конечно она дает трамплин для взлета. Приглашаем вас к выходу в Мир)). Возможно вы и не подозревали, как много можете принести!

4 ЛИНИЯ СФЕРЫ ПРИЗВАНИЯ — ПРОДАВЕЦ

Напоминаю, что мы смотрим эту сферу по линии красного марса в карте, она соответствует нашей Сакральной Ране и нашему главному Призванию в этой жизни. Когда Травма исцелена, мы готовы проявляться в социуме своим Даром и совершить, таким образом, уникальный вклад в развитие человечества. Одновременно мы чувствуем наполненность и Осмысленность нашего пути.

📝 Ключевые слова: влиятельный, дружелюбный, дипломатичный человек — спикер, дар — служить целому, собирать людей, открывать сердца.

🔴Призвание — это обратная сторона травмы, мы смотрим его по линии красного Марса

✨Священная Травма Отвержения, преобразованная в Дар Сердечного Влияния

🔸Основная тема Призвания 4 Линии — это Дар открывать людские сердца.
🔸Эти люди пришли, чтобы стать примером открытого общения, искренности и преодоления страхов, они учат нас говорить от сердца, минуя страхи и защиты.
🔸Могут быть также очень успешны в бизнесе. Метафорически можно сравнить с режиссером фильма — тот, кто близко работает с людьми.
🔸Людям с 4 Линией Сферы Призвания присущи дипломатичность, фокус, дар убеждать, они берут контроль в свои руки и ведут всех к общему идеалу, отсюда параллели с темами продаж.
☝Помните!! Именно из-за страха Отвержения им это может быть сложно. Важно найти в себе смелость преодолеть этот страх и действовать несмотря ни на что.
🔸Если у вас 4 Линия Сферы Призвания, вы способны подключить людей к общему делу и дать чувство приобщенности, сопричастности с единым групповым процессом. Когда тема Отверженности глубоко прожита и принята, такие люди делают все возможное, чтобы другие не чувствовали себя отвергнутыми. Часто поэтому 4 Линии работают в профессиях, связанных со служением.
🔸Резонируют с 1 Линией: 4 Линия может взять продукт 1 Линии — некую идею (сценарий) и использовать его, чтобы завязать отношения. Продукт и Продажи — это повод для дружелюбия и предлог для раскрытия сердец.
🔸4 Линия всегда действует в рамках сообщества и она всегда наполняет каким то идеалом свой круг единомышленников. В то же самое время у нее очень сильно выражена тема одиночества. Мы это видели на частоте Тени как дилемму, на частоте Дара это — демонстрация наполненности. (Одиночество как отдых после служения)
🔸4 Линия очень хорошо убеждает других. Невероятно заразительная сила! И когда причиной тому является наивысшая цель, тогда вся их жизнь поднимается на более высокий уровень.
🔸Величайший Вызов 4 линии — это осознать свою Священную Рану -Отвержение — и, пройдя путь осознанности, прийти к Служению целому, неся другим Объединяющую сердечность.

#травмы_кг #сфера_призвания
#призвание

ПОЗИТИВНЫЙ СМЫСЛ ОТВЕРЖЕНИЯ

Странная тема. Казалось бы: что может быть хуже переживания этого чувства?
Но…
В нем есть смысл. Отвержение — естественное условие обретения отдельности. Были вместе — стали врозь.
Через столкновение с этим неприятным чувством.
Я бы сказала — проходя через непереносимость отвержения, полученную когда-то…
Ведь когда-то вынести отвержение было еще невозможно или его форма была слишком ранящей. Меня не видели. Не замечали. Игнорировали. Заставляли молчать. Не давали права быть…

Сейчас будет парадокс:
«В позитивном смысле отвержение — это основная функция элементарного материнского, освобождающего выросших юнцов, в частности, людей, на определенной стадии отгоняющего их прочь. Следовательно, отвержение также позволяет живым существам достичь собственного естественного развития… Отвержение начинается в опыте индивидуума с прекращением «вмещенности»; т. е. оно всегда там, где необходимо положить конец слиянию» (Эрих Нойманн, «Великая мать»).

То есть конец слиянию — в отвержении, которое может переживаться как «лишение» любви. С этим трудно смириться. Хочется каким-то здоровым вариантом «переварить» травматическое отвержение, опыт которого есть почти у всех. «Я ведь уже переживала это в детстве! Это невыносимое чувство!». Хочется не быть в положении отвергнутого. Не чувствовать. Сделать так, чтобы больше никогда в жизни…

Но жизнь, мудрая старуха, раз за разом сыплет соль на болячку той раны, которая никак не заживет. Лишь где-то маячит призрак потери любви, потери того, кто для меня значим, я попадаю примерно туда же: в беспомощность и бессилие перед отсутствием мамы, связанное с действительной опасностью. А поскольку я все же не младенец, то вместо жуткого страха я могу испытывать закономерную тревогу. Связь порвется. Я в угрозе…

Фактически, я вынуждена быть между молотом и наковальней: одна сила неудержимо тянет меня к отдельности и индивидуации, т. е. более высокому уровню. Но это грозит неминуемым разрывом, потерей той близости, которая бывает при слиянии. Из этой точки уже виднеется Одиночество. Страшное для меня слово. Но на самом деле, я переживаю не , а Брошенность и Отверженность. Хотя является это ко мне под маской Одиночества и Отдельности…

То, что я должна пережить отвержение как условие моей индивидуации не лишает меня грандиозных переживаний по этому поводу!
Я тревожусь. Но не понимаю, о чем именно моя тревога. Успешно прячу ее подальше. Не признаюсь себе в страхе быть отдельной. Поднимаю со дна души почти младенческий страх не выжить без материнской любви, которое было и как отвержение тоже. Не даю себе возможности скорбеть об этом лишении любви. Но оно есть. И плачет внутри меня…

«Процесс сепарации и дифференциации тесно связан с проработкой скорби… различные стадии нормального развития можно рассматривать как успешное преодоление ситуаций скорби, связанных с изменениями на протяжении жизни». (Ж.М.Кинодо «Приручение одиночества. Сепарационная тревога в психоанализе»).

И что мы имеем?
Желание быть вместе.
Столкновение с отвержением в той форме, как меня отвергали в детстве: не видели, игнорировали, уходили и пр.
Страх потери.
Ее неизбежность.
Сепарационная тревога.

Что делать?

Надо горевать. Скорбеть. Как говорят аналитики, это естественный способ психически пережить потерю. Горькая цена возможного Одиночества и Отдельности вместо Брошенности и Отвергнутости…

Юлия Пирумова

Не покидай меня. Работа с травмой покинутости.

Содержание

Уважаемые коллеги и друзья, прошел почти год со времени нашей с Ирой Судиловской первой мастерской, посвященной «травме покинутости». Тема оказалась очень востребованной. Так или иначе нам (психологам) приходится с этим работать.

В течение этого времени мы переработали много материала по этой теме, рассмотрели различные близкие теории. Мы постарались объединить полученные материалы, которыми будем делиться на группе.

Приглашаем вас на терапевтическую тематическую группу «Не покидай меня.» Работа с травмой покинутости, отвержения, несправедливости, униженности, утраты, обесценивания,
предательства. Работа группы состоит из 6ти встреч:

17 декабря
24 января
14 февраля
13 марта
10 Апреля
15 Мая

С 11.00 до 19.00

В этой группе мы уделим особое внимание некоторым аспектам работы с «травмой покинутости» и  рассмотрим 7 вариантов (условно выделенной) классификации «травмы покинутости» —

Рассмотрим условия  формирования,  то, каким » способом » родитель «покидал» или эмоционально и физически оставлял или отвергал ребенка,  научимся распознавать ньюансы и тонкости отличий состояний, телесных реакций , присущей той или иной травме ( травмам отверженности, покинутости, униженности,  предательства, обесценивания, несправедливости, утраты). И их разные проявления уже во взрослой жизни.

У вас будет возможность получить собственный опыт терапевтической работы.

Эти ранние травмы могут  ощущаться, присутствовать в воспоминаниях и даже  осознаваться.
Но часто остаются  только в телесной (невербальной) памяти.

Чтобы помочь себе исцелить свою травму покинутости, важно иметь опыт совместности, наличие  поддержки от  человека, которому мы можем довериться. Группа это то место, где это можно сделать в специально организованном пространстве.

По всем дополнительным вопросам звоните

Ирина 89257667270
Ольга 89104779545

Условия в личном сообщении.
Часы студентам Московского Гештальт Института засчитываются. Приглашаем студентов МГИ, а также всех, кому интересна эта темой.

Травма покинутости и отвержения — сложность сепарации | Гештальт на коленке

Травма покинутости и отвержения — сложность сепарации

Ребёнок рождается совершенно беспомощным зависимым существом и все детство готовится ко второй сепарации после физического отделения от матери — психологической.

В возрасте 2-3 лет малыш начинает своевольничать, убегать от мамы, настаивать на своём, пытаясь диктовать свою волю взрослым, и отказываться делать то, что нужно от него нужно.

Такое поведение ребёнка жутко неудобно, люди спешат, нужно в сад, в поликлинику, на прогулку, покормить и уложить спать — делать массу повседневных дел, помимо работы, заботы о других детях или чего-то ещё.

Чаще всего взрослые любят, когда дети милы и послушны, а когда скандалят и истерят, их не любят. Им могут сказать: не нравится — уходи!

Получается, что в момент появления личности, созревания «Я», окружающие дают послание ребёнку: такой какой ты есть, ты нам не нужен!

Дети со стабильной нервной системой скорее спокойно отнесутся к таким посылам и продолжат безобразничать. 

Впечатлительные дети испугаются, особенно, если происходили острые конфликты, где родители их отвергали, бросали в момент непослушания, оставляли где-то или прогоняли прочь от себя.

Ребёнок, пытаясь проявить свою личность и волю, сталкивается с тем, что он не нужен такой, какой он есть. Если ситуация вызвала сильный испуг, он остался один, с ощущением брошенности и даже с угрозой своей жизни, то дальше будет формироваться скорее зависимая личность, стараясь угодить ожиданиям взрослых, поскольку его автономия была не поддержана или подавлена.

Однажды папа, забирая меня из детского сада, не выдержал моих капризов и сказал: или домой сама! И пошёл одевать брата в другую группу, а когда он вернулся за мной, то воспитатели сказали, что я уже ушла. Они побежали искать меня и нашли уже далеко у озера, я шла и плакала взахлёб. Была зима, но пуговицы на шубке у меня были застегнуты, значит какие-то добрые люди их застегнули на мне, сама я еще не умела ещё одеваться. Зимний вечер, темно, рядом лес, холодно и страшно, жутко одиноко. Я этого не помню, но мои травматические воспоминания актуализируют такие чувства и физические ощущения: я замерзаю, умираю, угасаю; мне срочно нужно, чтобы кто-то обнял, согрел меня, сказал, что я нужна и меня бросят.

Подобные истории есть у многих людей, когда они были брошены, когда сами, будучи крошками уходили из дома, тут как ни странно, часто трезвые отцы недооценивают свои родительские обязанности по присмотру за детьми. А так же пьющие матери и отцы, игроки в компьютерные игры, наркоманы и не слишком взрослые старшие братья и сёстры забывают о маленьких детях.  

Госпитализации, оставление у родственников, отвержение сверстниками — и это идёт в копилку разрыва связей.

Такой опыт часто становятся основой для цепляющейся привязанности. Чем меньше была автономия ребёнка, когда он пережил сильный испуг и брошенность, тем крепче он будет хвататься за все: за людей, вещества, занятия — все, что снизит его тревогу, упокоит панику покинутости и страх смерти.

Людям с таким опытом сложнее других переживать расставания и утраты, ведь в них оживает маленький ребёнок, который погибнет без значимого взрослого, без его заботы и доброго отношения, без надёжной связи малыш пропадёт — это у нас заложено в мозгу.

С развитием критичности мышления и памяти ребёнок начинает понимать, что с работы мама вернётся, что она посердится, а потом простит и снова будет разговаривать. Но даже такие обрывы в связи за счёт испуга и непонимания, насколько серьезно происходящее, есть ли угроза жизни, могут оказать разрушающее влияние на формирование психологической автономности человека.

Истории могут быть очень разные, но ключевое — переживание отвергнутости и брошенности.

Как с этим жить?

С этим необходимо работать в терапии. Обнаруживать истоки сильного испуга и прорабатывать травматический опыт.

Первое, что помогает — это осознанность. Сейчас у меня жуткая паника, я не могу дышать/спать/замерзаю/засыпаю/трясутся руки — это дикая тревога и витальный страх в ситуациях, где есть ощущение покинутости, ненужности и брошенности.

Я сейчас реагирую травмой. Даже если от меня откажутся коллеги и друзья. Даже если этот прекрасный любимый человек уйдёт в закат или он ушёл из жизни, я буду жить.

Моя жизнь продолжится, хотя и в какие-то моменты я в это не верю.

Я не малыш, который не проживёт без мамы. Сейчас я взрослый, у меня другие ресурсы, смыслы и возможности.

Есть другие люди, которым я нужен, которые уважают меня и не отказываются.

Иногда в травме больше ужаса физического несуществования, иногда стыда и отвержение собственной личности. Это травматизация разного уровня, чем она более ранняя и витальная, тем порушенее, зависимее вырастет человек. Часто они сочетаются как результат воспитания в неблагоприятной отвергающей среде.

Второе —  важно не оставаться в ужасе и одиночестве, а подтвердить свою связь с другими людьми. Поговорить, как минимум. Чтоб обняли, как максимум.

Травма проявляется через сжатие и холод, в мозг могут начать выделяться опиаты, чтобы животное заснуло и могло безболезненно умереть.

Если после разговоров в людьми и объятий, движения, самомассажа, горячего душа, вы чувствуете своё тело, свою кожу, вам стало тепло, есть ощущение расширения и наполненности, значит вам удалось выйти из травматической ситуации.

Надёжные эмоциональные связи с разными людьми наполняют нас ощущением безопасности и радости жизни. Повторюсь, связи с людьми — это древняя программа выживания, угрозы разрыва и разрывы становятся для нас травматическим опытом, особенно, когда нет автономии, только полная зависимость.

Проживание травмы через ощущение «я жив, я справился, я хороший и нужный» позволяет развиваться личности дальше. 

Появляется принятие себя, разворачиваются остановленные в детстве процессы — достижение автономии, гордости за себя. Наверное, самое главное в проживании травмы — это появление крепкой связи с самим собой: даже если все меня бросят, если отвернутся от меня, то я себя не брошу, позабочусь о себе, найду новых людей и буду с ними строить отношения.

Ставьте лайк, если тема вам откликается. 

Диалогическое воздействие в основанном на гештальт лечении посттравматического стрессового расстройства на JSTOR

Abstract

Травматические переживания могут не только привести к хорошо известным посттравматическим симптомам, но также могут изменить личность человека и его процессы. Важность способности поддерживать интрапсихический диалог, необходимый для разрешения разрушения, которое травма вызывает во взаимоотношениях и контактах, часто не принимается во внимание. Представленная здесь процессно-ориентированная терапия травм сочетает в себе гештальт-терапевтическую структуру с когнитивно-поведенческими элементами и ориентирована на интерактивный и диалогический подход.Это вмешательство, с «диалогическим воздействием» в качестве одной из основных характеристик, позволяет идентифицировать и разрешать нарушения контакта, чтобы пациенты могли снова ощутить преемственность в своем опыте и восстановить свою способность к контакту.

Journal Information

Основанный в 1997 году, Gestalt Review представляет собой рецензируемый журнал, который обеспечивает всемирный форум для обмена теорией и практикой. Он концентрируется на гештальт-подходе на всех уровнях системы: от отдельного человека, пар, семей и групп до организаций, образовательных учреждений и сообщества в целом.Журнал выходит три раза в год и включает оригинальные статьи, посвященные политике, философии, гендерным вопросам и культуре. Также есть раздел для рецензий на книги и размышлений. Он предназначен для теоретиков гештальт, гештальт-терапевтов, специалистов по организационному развитию, психологов, социальных работников, клиницистов, консультантов, педагогов и сообщества в целом.

Международный центр изучения гештальта Международный центр изучения гештальта (GISC) считает, что осознание себя и того, как вы работаете с другими, — это путь к значительному влиянию на людей, большему личному и профессиональному росту и конечному успеху.В Международном учебном центре гештальт мощный и практический опыт обучения поможет вам развить способность действовать осознанно и намеренно, с большей уверенностью и легкостью реагировать на вызовы и вызывать глубокие и позитивные изменения.

Информация об издателе

Являясь частью Университета штата Пенсильвания и отделом библиотек и научных коммуникаций Университета Пенсильвании, издательство Penn State University Press обслуживает университетское сообщество, граждан Пенсильвании и ученых всего мира, продвигая научное общение по основным дисциплинам гуманитарных наук. гуманитарные и социальные науки.Пресса объединяется с выпускниками, друзьями, преподавателями и сотрудниками, чтобы вести хронику жизни и истории университета. И как часть учреждения, предоставляющего землю и поддерживаемого государством, Press выпускает как научные, так и популярные публикации о Пенсильвании, призванные способствовать лучшему пониманию истории, культуры и окружающей среды штата.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях

Авторские права © 2014 Государственного университета Пенсильвании.Все права защищены.

Запросить разрешения

(PDF) Гештальт-терапия пар в области травм

П. Дженкинс

друзей и родственников, с которыми они были близки. За первые пару сеансов стало ясно, что Том

становится намного более изолированным, чем Кэрол. Они переехали в сельскую часть штата, он был безработным, и

проводил большую часть своего времени, слоняясь по дому, ездя в город по делам и работая над книгой,

, которая, казалось, занимала много времени. время и никуда не денешься.Кэрол стала руководителем и потратила

много времени и энергии на свою работу, как в офисе, так и дома. Это было глубоким изменением для

из них, поскольку, когда они впервые встретились, Том был кормильцем, а Кэрол была очень молодой женщиной, не имевшей профессионального пути. Фактически, по мере продвижения работы было обнаружено, что Кэрол подвергалась сексуальному насилию в своей семье

в детстве, и когда она встретила Тома, она пережила его как сильного, зрелого мужчину, который мог быстро спасти ее

из ее семейной ситуации. и поставил ее в безопасную, финансово комфортную новую ситуацию.Он мог позаботиться о

ее, поддержать ее и защитить от дальнейшего насилия. Что касается Тома, его воспитывали сердитый, агрессивный отец

и довольно пассивная асексуальная мать. Он воспринимал Кэрол как красивую, жизнерадостную, умную, напористую

молодую женщину, которая могла хорошо вписаться в его образ жизни и друзей. Он также недавно пережил разрыв

своего первого брака с женщиной, у которой был «психический срыв», которая была госпитализирована в психиатрическую больницу, и

провел несколько лет, мучая его параноидальными вспышками и обвинениями.Эмоционально травмированный

этим, Том, наконец, подал на развод, испытывая крайне смешанные чувства по поводу «оставления» его «больной» жены

и матери ради их ребенка. Том сообщил, что он также видел в Кэрол, возможно, гораздо лучшую материнскую фигуру

для его маленькой дочери.

Стало ясно, что каждый нашел в другом «лекарство» от своей травмы. Кэрол нашла не только лучшего отца,

, но и готовую семью, которая мало что требует от нее, кроме красивой и очаровательной.Том нашел «эмоционально безопасного» партнера, который был сексуальным и напористым, и позволил ему быть сильным

и контролировать ситуацию без необходимости быть злым и агрессивным, как его отец. Как и многие пары, они нашли друг в друге «идеального партнера

», который служил противовесом их более раннему насилию. К сожалению, поскольку

случается так часто, со временем это «решение» оказалось далеко не идеальным и даже повторило очень оскорбительную динамику

, которую оно должно было избежать.В случае с Томом и Кэрол, с годами,

Том стал все более зависимым от Кэрол, что привело к его страхам перед «эмоциональным насилием» со стороны могущественного другого.

По мере того, как Кэрол все больше разочаровывалась в недостаточной продуктивности Тома, она становилась все более злой и асексуальной, что спровоцировало травматические реакции Тома на отца и мать. По мере того, как Кэрол становилась более зрелой и могущественной, в ее собственном праве

, она рассматривала пассивно-агрессивные попытки Тома контролировать ее как оскорбительные и напоминающие своего рода «игры разума

», которые ее сексуальный обидчик играл с ней, чтобы получить то, что он в розыске. Эта динамика была самоусиливающейся, что приводило к увеличению числа споров, сексуальных проблем и общей межличностной дистанции.

К тому времени, когда они обратились за помощью, Том и Кэрол погрузились в интенсивный цикл стыда. Каждый de-

защищался от стыда со стороны другого, участвуя в «атаках стыда». Том регулярно критиковал

Кэрол за то, что она слишком много работает, ее отсутствие сексуального интереса и отсутствие помощи по дому. Кэрол контратаковала

, критикуя безработицу Тома, отсутствие прогресса в его писательском проекте и низкое качество содержания в его доме

.Перед терапевтом возник образ двух раненых воинов, прячущихся в глубоких бункерах,

швыряющих друг в друга эмоциональные ручные гранаты, обвиняя друг друга в войне. Каждый на протяжении многих лет неоднократно подвергался нападкам и стыдам друг друга, так что взаимное доверие пошатнулось. С небольшим доверием в

месте настоящая близость была невозможна.

По мере того как терапевт оценивал ситуацию в течение первых двух сеансов, постепенно вырисовывался план лечения

, основанный на интеграции гештальт-подходов и основных подходов к консультированию пар и травм. С точки зрения Ges-

talt было ясно, что на работе имел место нарастающий цикл стыда, который был основан на их

первоначальных травматических переживаниях в детстве. По словам Ли (1994), «стыд часто нельзя увидеть напрямую. Ra-

выделяется также защитное поведение, которое люди используют для маскировки и попытки избежать своего опыта »(стр. 263). Это было совершенно верно для Кэрол и Тома, поэтому была обсуждена и согласована цель — увеличить их вербализацию, когда они чувствовали стыд во время взаимодействия, вместо того, чтобы защищаться.Они также

согласились лучше осознавать, когда они пытаются стыдить другого, часто в ответ на чувство, что

стыдят себя.

Возможно, лучше понимать как «незавершенный гештальт», у Кэрол и Тома была история травмы, которая не была ассимилирована

и, таким образом, сохранялась как активная и искажающая сила в их отношениях. Это продолжало подавлять

их способность вступать в прямой контакт с другим, за исключением «земли», вызванной травмой каждого партнера. Таким образом, основная цель терапии

заключалась в том, чтобы помочь каждому противостоять реальности своей травматической истории, осознать

, как это повлияло на их текущую динамику отношений, и проработать когнитивные и эмоциональные последствия травмы, в области их текущих отношений друг с другом. С практической точки зрения, что это

Интеграция реляционной гештальт-терапии и EMDR — Стефан А. Тобин, доктор философии.

В этой статье я пытаюсь показать, как интеграция техник «десенсибилизации и повторной обработки движением глаз» (EMDR) в рамках подхода реляционной гештальт-терапии приводит к более мощному методу, чем любой терапевтический метод по отдельности.Я описываю этапы стандартного протокола EMDR, изложенные Франсин Шапиро, основательницей EMDR. Я кратко расскажу о том, что мы теперь знаем о том, как травма влияет на функционирование мозга, и об эффективности EMDR в разрешении «простой» травмы. Затем я объясняю, как EMDR в контексте реляционного гештальт-подхода может помочь разрешить терапевтические тупики, улучшить проработку терапевтического процесса и вызвать ассоциации, которые ни терапевты, ни клиенты не ожидают или не предсказывают.

Одной из отличительных черт гештальт-терапии является то, что ее практикующие не стесняются исследовать другие формы терапии.Однако слишком часто результатом является, как указал Йонтеф (2001), гибрид «гештальт-терапии и (чего-то еще)», в котором техники или процедуры одной формы терапии просто внедряются в гештальт-методологию. В результате получается чудовище разрозненных, иногда несовместимых методов без всеобъемлющего теоретического зонтика, под которым можно было бы их включить. Я считаю, что пытаюсь интегрировать концепции и методы психологии самости в гештальт-терапию (Tobin, 1982; 1983; 1985), но должен включать мои усилия в то время как интроективный процесс, а не то, что Йонтеф указывает как более жизнеспособный подход: ассимиляция полезных техник из одной формы терапии в теоретическую систему другой терапии.Йонтеф описывает необходимые шаги: «. . . деконструировать, ассимилировать и интегрировать то, что полезно в гештальт-терапии »(Йонтеф, 2002, стр. 22).

В качестве примеров ассимиляции Брешголд и Зам (1992), Йонтеф (1988; 2002), Джейкобс (1992), Хикнер и Джейкобс (1995), Саприэль (1998), Стэммлер (2002) и другие ассимилировали современные психоаналитические наблюдения. и концепций в гештальт-терапию, сохраняя при этом верность гештальт-принципам теории поля, феноменологии и диалога.

Сейчас я столкнулся с ассимиляционной задачей интеграции в мой гештальт-подход мощных методов «десенсибилизации и обработки движением глаз» (EMDR), открытых и разработанных Франсин Шапиро (1989; 1995; 2001). Я обнаружил, что могу очень эффективно использовать стандартизированный протокол EMDR для краткосрочного лечения людей, переживших травматический опыт, и для решения конкретных проблем, таких как простые фобии. Я также постепенно увеличиваю использование EMDR техники со многими постоянными клиентами и обнаружил, что методы лечения значительно ускорились.Плато роста, которое часто длилось годами, закончилось, и клиенты вносят важные изменения в свою жизнь. Проблемы, которые, как я думал, были полностью решены до использования EMDR, были повторно выявлены, и когда мы затем использовали методы EMDR для работы над ними, это привело к полному закрытию.

Я также начал понимать, что, хотя было известно, что EMDR эффективен в помощи клиентам в преодолении травм, возможно, даже более важным применением было, с добавлением других полезных методов, помощь клиентам в доступе к самоусиливающимся ресурсам, которые потенциально были доступны для них, и они остро нуждаются, но отсутствуют.Я обнаружил, что для людей, которые в детстве подвергались жестокому обращению и / или пренебрегали заботой, и которые перенесли множественные травмы, помощь им в развитии, а затем усвоении этих ресурсов была необходима им для достижения прогресса в своей жизни.

В этой статье я кратко опишу теорию и методологию EMDR и дам обзор того, как я интегрирую ее в свой реляционный гештальт-подход.

Что такое EMDR?

EMDR был изобретен Франсин Шапиро, которая совершенно случайно в 1987 году обнаружила, что движение глазами из стороны в сторону при обдумывании эмоционально беспокоящих мыслей приводит к внезапному исчезновению беспокойства. Она также заметила, что, когда мы снова обдумывали эти мысли, они не были такими расстраивающими и значимыми, как раньше. Она попробовала ту же технику с другими тревожными мыслями и воспоминаниями и достигла того же результата. Затем она начала пробовать эту технику с другими людьми с такими же положительными результатами.

После проведения пилотного исследования (Шапиро, 1989), она быстро разработала метод работы с клиентами и начала обучать терапевтов этому методу в 1988 году. Методология была значительно расширена и изменена благодаря общению между ней и сетью эти другие терапевты EMDR.Она обучила других клиницистов быть тренерами, постоянно проводились исследования по использованию EMDR с различными группами выживших после травм, и быстро произошло расширение использования EMDR с широким спектром эмоциональных расстройств.

На сегодняшний день в мире EMDR обучено около 40 000 терапевтов. Ряд других методов был разработан терапевтами, обученными EMDR, и были созданы различные процедуры или «протоколы» для использования с различными психологическими расстройствами. Поскольку процедура довольно проста при использовании с жертвами травм, ее эффективность относительно легко изучить, и по EMDR было проведено больше исследований, чем по любой другой форме лечения травм. Большинство этих исследований показали, что EMDR является наиболее эффективным методом лечения выживших после травм (van Etten & Taylor, 1998), и лечение обычно занимает всего несколько сеансов с клиентами, которые имеют достаточно хорошую историю привязанности и не имеют серьезных расстройств личности. .

Однако у клиентов с более сложными заболеваниями, в том числе с множественными травмами, лечение намного сложнее и занимает гораздо больше времени.А затем его необходимо интегрировать в более комплексные терапевтические подходы. Сама Шапиро рекомендует интегрировать его в другие модальности и предлагает, как он может быть совместим с психодинамическими, поведенческими, когнитивно-поведенческими и экспериментальными подходами (Shapiro, 2001, стр. 20 и далее).

Поскольку EMDR вырос из когнитивно-поведенческого zeitgeist , он, как правило, в большей степени ориентирован на технику, и существует опасность для терапевтов, обученных EMDR, быть загипнотизированными мощными, новыми процедурами. Кроме того, Шапиро и другие в истеблишменте EMDR хотят, чтобы EMDR был признан наряду с другими широко признанными ручными подходами, и склонны отговаривать новаторов, называющих то, что они делают, EMDR.

Я сам нахожу сочетание реляционного гештальт-подхода с методами EMDR, необходимыми для эффективного лечения из-за гештальт-акцента на феноменологии, диалоге и контакте. EMDR предоставляет дополнительные методы, которые могут значительно улучшить терапию, но, как показывают многие исследования, наиболее важными факторами по-прежнему являются терапевтические отношения (Horvath, 2001) и собственные способности клиента к самовосстановлению (Bohart & Tallman, 1999). в эффективной психотерапии.Кроме того, в сочетании со многими классическими техниками гештальта, такими как работа с пустым стулом, работа с субличностями в диалоге, акцентирование внимания на осознании тела и процессе, а не на содержании, может сочетаться с двусторонней стимуляцией EMDR для «закрепления» важных изменений и осведомленность, возникающая в результате работы.

Но чтобы обсудить процедуру EMDR, мне сначала нужно вкратце описать то, что мы узнали о влиянии травмы на функционирование мозга.

Природа травмы и ее влияние на память и функционирование

Травма препятствует гладкому, творческому и живому завершению процесса формирования и разрушения гештальта.Неметаболизированные травматические эффекты существуют на заднем плане человека в виде смутных мыслей, беспокойства, пугающих образов и неприятных телесных ощущений. Результатом может быть либо жесткость текущего функционирования, так что почти каждая деятельность связана с этими незавершенными фигурами на заднем плане, либо человек настолько лабильный, что он или она не ощущает в полной мере того, что происходит в настоящем, что приводит к фигуральному изображению. закрытие никогда не происходит полностью (Polster & Polster, 1973, стр. 37) в обычных повседневных делах.Я описал трудности в достижении закрытия много лет назад, обсуждая, как привязанность к прошлому мешает полноценной жизни в настоящем (Tobin, 1971). Теперь мы знаем гораздо больше о физиологии мозга, о различных типах памяти и о том, почему обработка травм часто не происходит у многих людей.

Одна из причин, по которой разговорные методы лечения, такие как психоанализ и когнитивно-поведенческая терапия, не были очень эффективны при разрешении травмы, заключается в том, что травма влияет на имплицитную память, локализованную в основном в лимбической системе правого полушария мозга (van der Kolk, 1996; Siegel, 1999; Schore, 1994).Активность гиппокампа, которая передает эмоционально заряженную информацию в кору головного мозга, подавляется. Результатом может быть то, что травмирующее событие не может превратиться в «воспоминание» в обычном смысле слова: часть информации о себе, которая явно находится в прошлом. Вместо этого элементы прошлого опыта не могут закрепиться во времени. Кажется, что они свободно плавают, часто вторгаясь в настоящее. В отсутствие активности гиппокампа воспоминания о неразрешенных травматических инцидентах могут оставаться только в системе неявной памяти (Rothschild, 2003, p.11).

Человек, который пережил травму и не прошел через нее, не переживает, что пережил травматический инцидент и не осознает, что он закончился. Вместо этого есть воспоминания, кошмары, приступы паники и т. Д., А также постоянное повторное переживание телесных ощущений, эмоций и визуальных образов, связанных с травмой. Как будто травматическое событие повторяется снова и снова. Примером может служить ветеран Вьетнама, который ныряет на землю всякий раз, когда слышит громкий шум.

В качестве примеров последствий травмы я рассмотрю травматические события на двух стадиях развития.Годовалого ребенка укусила собака за руку. Это событие кодируется в неявной, но не явной памяти, потому что корковое развитие ребенка не завершено. Позже в жизни человек может чувствовать ужас, расплывчатые, но тревожные визуальные образы, физиологическое возбуждение симпатической нервной системы и даже боль в руке при простом виде собаки. Но нет ощущения себя, с которым связаны эти симптомы. Это, конечно, лишает ее возможности обрабатывать и прорабатывать свои фобические реакции на взгляд собак без помощи терапевтического метода, который приводит к интеграции неявной и явной памяти.Другой пример — женщина, которую изнасиловал жестокий сексуальный хищник. Чтобы защитить себя от всепоглощающего ужаса и боли, она может отмежеваться во время изнасилования, представив себя в благоприятной и безопасной обстановке. Опять же, переживание не фиксируется в явной памяти. Но этот самый выживающий механизм диссоциации делает невозможным обработку событий изнасилования. Каждый раз, когда она видит мужчину, внешне похожего на насильника, или начинает вступать в половую жизнь с любым мужчиной, она может начать испытывать интенсивные аффективные, когнитивные и сенсорные переживания, которые произошли во время изнасилования.Затем следует диссоциация.

Являясь механизмом выживания, защищающим человека от подавляющего воздействия и предотвращающим фрагментацию, этот диссоциативный результат имеет очень ограничивающие эффекты на контактные функции человека. С точки зрения гештальта, процесс формирования / разрушения образного образа серьезно затрудняется, когда даже небольшая часть исходной травмирующей ситуации присутствует во внешних или внутренних стимулах. Затем эти стимулы запускают симпатическую нервную систему, высвобождаются определенные гормоны стресса, такие как кортизол, и организм катапультируется в режим работы «бегство / борьба».Если ни борьба, ни бегство невозможны, одновременно срабатывают и симпатическая, и парасимпатическая системы, и происходит замирание. Это может привести к ослаблению мускулатуры, например, к мышке, пойманной кошкой, или жесткости оленя, попавшего в свет фар автомобиля.

Травма может быть драматическим, единичным событием, например, травмой, опасной для жизни, участием в катастрофе, например землетрясении; или это может быть переживание нескольких катастрофических событий, таких как продолжительное жестокое обращение в детстве или проживание в стране, где постоянно происходят насилие или голод.Некоторые из них могут отнести к травме переживания дефицита в раннем детстве, например, когда опекун холоден и отстранен от своего ребенка, но я не считаю, что эти переживания следует определять как травму. Они, безусловно, оказывают разрушительное влияние на эмоциональное развитие, но тогда понятие травмы становится настолько широким, что становится почти бессмысленным. Я предпочитаю ограничивать термин «травма» наличием разрушительных негативных переживаний, а не отсутствием каких-либо существенных способностей, приобретенных в детстве.Однако позже я покажу, как методы, связанные с EMDR, могут помочь в устранении дефицита.

Часто человек может иметь когнитивную память о травмирующем событии (событиях), но понимание отделено от аффективных и сенсорных переживаний. Или человек может иметь аффективный и сенсорный опыт без когнитивного компонента. Первый — это жесткий, чрезмерно контролируемый, часто обсессивно-компульсивный тип человека, описанный Полстером и Полстером (1973), навязчиво нуждающийся в попытке завершить травмирующее событие.Последний — эмоционально лабильный, рассеянный тип, испытывающий трудности с саморегуляцией из-за постоянно конкурирующего, незаконченного гештальтена.

Эффективность EMDR в лечении травм

EMDR предоставляет методологию для достижения пяти вещей, которые делают его очень подходящим для гештальт-терапии.

Во-первых, он «запускает» мозг для обработки неметаболизированной травмы, так что человек быстро закрывает прошлые незавершенные события. Это чрезвычайно быстрое, часто драматическое разрешение травмирующего материала, часто достигаемое за два или три сеанса, — вот что сделало EMDR так быстро популярным.Его можно рассматривать как способ разрешения тупиковых ситуаций между влиянием прошлых травмирующих событий на текущий процесс формирования-разрушения гештальта и организменной потребностью в достижении закрытия этих прошлых влияний, чтобы они могли отступить на задний план памяти и тем самым позволить новые , живые фигуры в форме.

Например, мы с давней бывшей клиенткой провели множество сеансов, работая над последствиями избиения, которое она перенесла от руки своего мужа тридцать лет назад. Эта работа была очень значимой, так как во время этой работы она выразила на него много эмоций: страх, боль, гнев и стыд.Казалось, она точно знала, что произошло и почему, и что побудило ее остаться замужем за мужем после избиения. Однако инцидент так и не был раскрыт. Следовательно, с тех пор она оставалась эмоционально дистанцированной от своего мужа, избегала сексуальных контактов с ним, и, хотя он сам пошел к терапевту, чтобы справиться со стыдом, который он чувствовал, и умолял ее поговорить с ним об инциденте, она отказалась и все еще подсознательно боялся его.

Затем она взяла пятилетний перерыв в терапии, во время которого я прошел обучение EMDR.Когда она вернулась к лечению, мы снова работали над инцидентом с избиением и за два сеанса смогли полностью решить ее незаконченные дела. Казалось, что разница между этой работой и нашими предыдущими попытками справиться с травмой заключалась в том, что обработка EMDR немедленно катапультировала ее обратно в событие, чего не было в нашей предыдущей работе по гештальт-терапии. Она смогла почувствовать то, что чувствовала в то время, увидеть гневные глаза своего мужа и его «уродливые» губы, услышать его голос и, что, возможно, самое главное, понять, почему она не сопротивлялась.Ее пассивное подчинение его избиению, за которое она испытывала стыд много лет, затем она поняла, что мотивировано в то время верой в то, что, если она будет сопротивляться, он убьет ее. Теперь она могла простить себя и даже его.

Мы не только справились с этим инцидентом, так что в нем больше не было никакого эмоционального заряда, но и она выразила свое негодование по отношению к мужу за насилие, и, наконец, смогла противостоять жестокому боссу, на которого она работала. время.

Во-вторых, активируется EMDR “.. . целый ряд неожиданных чувств, образов и мыслей, которые обычно не используются в сочетании с другими воспоминаниями »(Norcross & Shapiro, 2002, стр. 341). В качестве примера этого Пол Вахтель, известный аналитик, ориентированный на отношения, описал, как в лечении EMDR он решил проблему, существовавшую с четырехлетнего возраста, которую он не смог решить в своем анализе. Результаты этой работы EMDR привели к его заключению: «. . . кое-что в опыте, о котором я сообщил, кажется мне убедительным и предполагает, что опыт EMDR может сильно способствовать освобождению некоторых застрявших замков в темных комнатах психики »(Wachtel, 2002, стр.133).

В-третьих, это может помочь человеку получить доступ к внутренним ресурсам для выполнения необходимых вспомогательных функций. Это достигается в EMDR с помощью процедуры разработки ресурсов, а затем их «установки» с помощью двусторонней стимуляции. Например, клиенту, который не в состоянии заботиться о себе, можно разными способами помочь приобрести эту способность. Можно было бы представить, что вы находитесь в присутствии человека, который заботился о нем, и при этом его побуждали испытать полный спектр эмоционального, физического и сенсорного сопровождения во время двусторонней стимуляции.

Чтобы это не звучало нереально волшебно, я спешу добавить, что это, возможно, придется делать много раз с различными ресурсами, прежде чем клиент начнет ощущать присутствие заботливого внутреннего «я». Среди наиболее важных терапевтических ресурсов, конечно, терапевтический альянс и я обсуждали, как самопсихологический феномен «трансмутации интернализации» может быть ускорен с помощью EMDR (Тобин, в печати).

В-четвертых, он помогает достичь целостной работы по интеграции когнитивных, эмоциональных и сенсорных функций.Есть свидетельства (van der Kolk, в печати; Siegel, 1999), что он делает это путем интеграции нейронных сетей мозга, которые были диссоциированы в результате травматических переживаний.

В-пятых, он подходит для гештальт-терапии, потому что это нелинейный подход, который полагается на естественные способности мозга обрабатывать информацию, а не требует от терапевта большой интерпретативной активности. Гештальт-терапевты классически избегали «почему» или интерпретации клиентского материала в пользу «что» и «как» опыта.Бохарт и Гринберг (2002) считают, что EMDR больше всего похож на фокусировку Гендлина и клиентоцентрированную терапию Роджера в том смысле, что терапевта предостерегают от внедрения своих собственных идей в терапию. Вахтель (Wachtel, 2002) сравнивает EMDR, по крайней мере в том смысле, в котором его рекомендуют проводить в соответствии со стандартным протоколом, описанным в руководстве, раннему психоанализу с его упором на свободные ассоциации.

Как можно оправдать использование методологии, которая так отличается от обычного гештальт-подхода к работе с тем, что клиент вносит в сеанс, особенно когда основное внимание может быть, как в перспективе реляционного гештальта, на диалоге и контакте? функции клиента? В конце концов, терапевт вводит то, о чем клиент, скорее всего, никогда не думал или с чем не сталкивался: двигает глазами вперед и назад или выполняет какой-либо другой вид двусторонней стимуляции.

Ответ кроется в проблеме экспериментов , священного аспекта методологии гештальт-терапии. Хотя многие терапевты EMDR, кажется, следуют жесткой процедуре, которая допускает небольшой диалог между ними и их клиентами и мало внимания к индивидуальным различиям терапевтов и клиентов, мое внимание в первую очередь уделяется диалогическим отношениям. Поэтому я всегда объясняю причины EMDR и предлагаю различные методы в подходящее время в качестве экспериментов, чтобы увидеть, что клиент может извлечь из них.Но последнее слово по поводу того, используем ли мы эти методы, остается за клиентом. Кроме того, мое использование техник связано с тем, что происходит в терапевтической сфере. Например, клиентка начала бояться меня, потому что выражение моего лица внезапно напомнило ей дядю, который изнасиловал ее в детстве. После того, как я помог ей ощутить физические различия между ее дядей и мной и огромную разницу между его эксплуатацией ее и моей помощью, я начал обрабатывать с помощью методов EMDR воспоминания, вызванные насилием.

Как работает EMDR?

Никто доподлинно не знает, как работает EMDR. Шапиро видит в этом метод ускоренной обработки информации из воспоминаний, которые человек не может обработать. В последнем издании своего текста EMDR (Shapiro, 2001) она обсуждает ряд возможностей: декондиционирование как функция реакции релаксации; сдвиг в состоянии мозга; усиление, активация и усиление слабых ассоциаций; и двойное внимание к прошлой травме, одновременно уделяя внимание текущим внешним сигналам.

Некоторые люди сомневаются, нужна ли вообще двусторонняя стимуляция. Сигел (1999), эксперт по нейрофизиологии мозга и теории привязанности и сторонник EMDR, предполагает, что, возможно, во время процедуры EMDR человеку рекомендуется сосредоточиться на эмоциональных, сенсорных и когнитивных аспектах травмы, испытывая при этом поддержку со стороны Терапевт. Результатом является интеграция мозга на горизонтальном (левое и правое полушарие) и вертикальном (ствол мозга, лимбическая система, орбитофронтальный контекст и неокортекс) уровнях.Однако двусторонняя стимуляция может иметь тот же результат, что и быстрые движения глаз (REM) во время сна, и хорошо известно, что у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством наблюдается отсутствие быстрого сна. Сигель считает, что консолидация коры происходит во время быстрого сна, а также при обработке EMDR.

В любом случае, есть достаточно убедительные доказательства того, что обработка информации о посттравматическом стрессовом расстройстве действительно происходит более быстрым, эффективным и тщательным образом с помощью EMDR, чем при использовании других методов. Ван Эттен и Тейлор (1998) в своем метаанализе психотерапевтических и фармакологических методов лечения посттравматического стрессового расстройства обнаружили, что EMDR и экспозиционная терапия дают аналогичные результаты и превосходят другие психотерапевтические методы лечения.Но они также обнаружили, что, в то время как лечение воздействием в среднем составляло 10 сеансов, лечение EMDR составляло в среднем только 4 сеанса. Дэвидсон и Паркер (2001) также провели метаанализ 34 разностных исследований EMDR и обнаружили, что лечение с помощью EMDR эквивалентно воздействию и другим когнитивно-поведенческим подходам, причем EMDR снова является более эффективным. Мне также стало ясно, что, хотя изначально он использовался для краткосрочного лечения выживших после травм с хорошей собственной силой, методы EMDR также могут применяться как в краткосрочном, так и в долгосрочном лечении с множественными травмами при лечении люди с более тяжелыми расстройствами и на определенных этапах лечения клиенты с меньшими расстройствами, которые относительно хорошо функционируют, но рассматривают терапию как процесс роста.Хотя гораздо труднее проводить исследования терапевтических процедур, в которых EMDR интегрирован с другими подходами, по такой интеграции было опубликовано большое количество статей и книг (например, Shapiro, 2002; Manfield, 1998). Кроме того, он был адаптирован для работы с детьми и подростками (Greenwald, 2001), семейной терапии (Kaslow, Nurse & Thompson, 2002), трансперсональной психологии (Krystal и др.), Гипноза (Gilligan, 2002) и даже психоанализ (Wachtel, 2002).

Процедура работы с травмой

Шапиро делит лечение EMDR на восемь отдельных этапов.

Фаза 1 — сбор анамнеза и планирование лечения.

Фаза 2 — это подготовка к обработке EMDR, которая требует создания терапевтического альянса, объяснения процесса EMDR и начала процедур релаксации и безопасности. Часть этого этапа включает в себя помощь клиенту в создании «безопасного места», что является лишь одним из многих методов разработки и установки ресурсов (RDI). Терапевт и клиент также определяют предпочтительный режим двусторонней стимуляции. У большинства людей он визуальный, но у некоторых он слуховой, а у других кинестетический.

Третий этап — оценка целей, которые должны быть обработаны, и определение изображения, которое лучше всего представляет память. Клиента также просят определить негативное убеждение или организационный принцип о себе, сформировавшееся в результате травмы. Обычно это что-то вроде «Я бесполезный / никчемный / нелюбимый / беспомощный / плохой». Затем клиент указывает положительное убеждение, которое позже будет использовано для замены отрицательного убеждения во время фазы 5, фазы установки. Клиента просят дать этому положительному убеждению оценку от 1 до 7, насколько оно достоверно.Терапевт также просит клиента указать по шкале от 0 до 10, насколько расстраивает событие в том виде, в каком она его помнит: 0 — это совсем не расстроено, 10 — худшее, что она может представить. Это «субъективная шкала шкалы нарушений» (SUD), первоначально разработанная Джозефом Вольпе (1990).

Фаза 4 — десенсибилизация. Клиента просят сосредоточиться на худшей части события и обратить внимание на визуальные образы, другие сенсорные стимулы, физические ощущения, эмоции и негативное познание. Затем терапевт инициирует двустороннюю стимуляцию.Обычно это около 25 стимулов, но они могут быть намного короче или длиннее. После каждого подхода клиент просто говорит то, что он испытал, а терапевт обычно ничего не комментирует, за исключением чего-то вроде: «Ничего страшного, просто продолжай». Наборы повторяются до тех пор, пока степень нарушения не снизится до 0 или 1. Часто наборы стимуляции сами по себе недостаточны для завершения обработки, и терапевту приходится использовать дополнительные стратегии и продвинутые процедуры, такие как «когнитивное переплетение», который я опишу позже.

Фаза 5 — это установка положительного убеждения, которое клиент идентифицировал в фазе 4. Это делается с помощью коротких наборов стимуляции (обычно около 7), пока клиент не переживет положительное убеждение как «полностью истинное», т.е. е., оценка 7. Причина, по которой они остаются короткими, заключается в том, что при увеличении их длины могут активироваться другие нейронные сети, и может возникнуть больше негативного материала.

Фаза 6 — сканирование тела, чтобы увидеть, полностью ли обработана травма. Клиента просят удерживать в уме как исходную цель, так и сканировать его или ее тело, чтобы увидеть, есть ли остаточное напряжение.Если есть, то обработка ощущений напряжения нацелена на последовательные подходы.

Фаза 7 — закрытие сеанса. Часто обработка не завершается, и клиенту помогают вернуться в состояние эмоционального равновесия с помощью безопасного места или другого заземляющего и самоуспокоенного метода, который был приобретен до начала обработки. Клиента также просят вести журнал негативных мыслей, снов и воспоминаний, которые могут возникнуть между сеансами терапии.

Фаза 8 происходит во время следующего сеанса терапии и включает повторную оценку; терапевт возвращается к памяти, намеченной во время предыдущего сеанса, даже если уровень SUD достиг 1 или 0, а положительное убеждение было 7.Дальнейшая обработка происходит до тех пор, пока терапевт и клиент не убедятся, что она завершена.

Обратите внимание, что, хотя я обычно использую стандартный протокол с краткосрочными клиентами, которые приходили работать с определенными проблемами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство или фобия, а иногда и с постоянными клиентами, я часто использую только часть протокола с постоянные клиенты.

Процедуры разработки и установки позитивных ресурсов

Использование EMDR так же важно, как и быстрая обработка информации о травме, — это разработка и внедрение позитивных ресурсов.Часто эти ресурсы необходимо получить и установить до того, как можно будет начать обработку травм. Например, клиент, который не может регулировать аффект и успокаивать себя, должен научиться обеспечивать эти способности для себя, прежде чем браться за трудную задачу повторного переживания травмирующих событий. Некоторые из других положительных ресурсов — это позитивная самооценка, обоснованность, уверенность в себе и способность устанавливать границы с другими. Сильно обеспокоенные клиенты, такие как пограничники, суицидальные, диссоциативные расстройства личности и другие, которые пострадали от множественных травм, жестокого обращения и пренебрежения в детстве, могут получить помощь с помощью методов EMDR для достижения самоукрепления.Корн и Лидс (в печати) широко обсуждали использование двусторонней стимуляции с некоторыми процедурами Линехана (1993) для установки положительных ресурсов.

Одним из очень важных ресурсов являются терапевтические отношения, важность которых многие терапевты EMDR недооценивают. Хотя многие эффективные терапевты EMDR приписывают свой успех своим клиентам исключительно методам, я считаю, что большая часть силы их работы связана с их принимающим, внимательным, эмоционально настроенным стилем отношения к своим клиентам.

Однако я обнаружил, что некоторым клиентам, которые чувствуют себя в безопасности и защищенности со своими терапевтами и имеют очень позитивный союз с ними во время сеанса, не хватает объектного постоянства, чтобы поддерживать ощущение присутствия своего терапевта вдали от них. В другой статье я обсуждал, как терапевтические отношения могут быть дополнительным, очень полезным ресурсом, который можно установить через EMDR (Тобин, в печати).

В терминах гештальт-терапии терапевтический альянс при выполнении EMDR можно рассматривать как основу, как часть системы поддержки клиента.Отношения сами по себе могут стать образными, и есть терапевты EMDR, которые затем будут использовать двустороннюю стимуляцию для восприятия терапевта клиентом (Snyker, 1995). Но обычно я отношусь к отношениям в диалогическом ключе — самораскрытие, эмпатическое погружение в взгляд клиента на меня и наши отношения — реже — на интерпретацию переноса.

Методы EMDR для установки позитивных ресурсов

EMDR-терапевты очень творчески подошли к разработке методов доступа и установки позитивных ресурсов.Практически для всех клиентов используется установка Safe Place. Это используется как для ознакомления их с двусторонней стимуляцией EMDR, так и для предоставления им возможности успокоить себя, если они сильно расстраиваются между сеансами. Безопасное место является частью стандартного протокола, описанного выше.

Обсуждение всех других методов, разработанных терапевтами EMDR для разработки и внедрения ресурсов, выходит за рамки данной статьи, но я сошлюсь на некоторые из них. Один из них — это создание контейнера, в который клиенту помогают положить ошеломляющий травмирующий материал.Затем клиент может извлекать элементы из памяти по одному, когда готов с ними работать. Другой метод — заставить клиента вспомнить человека в своей жизни, который был позитивным, любящим и поддерживающим. Это подойдет клиенту с низкой самооценкой.

Я использовал этот метод в сочетании с техникой двух кресел гештальт-терапии с очень положительными эффектами с молодым человеком, у которого была очень активная внутренняя суб-личность стыда. Мы обнаружили эту часть, когда я заставил его взять на себя роль своего внутреннего критика, усевшись в пустой стул и предаваясь открытой критике, что он лишь смутно осознавал, но почти постоянно с ним происходил.Он осознал функцию того, что мы тогда назвали «шамером», откуда он появился и каковы его конечные цели, которые, как он с удивлением обнаружил, были в конечном итоге положительными. Он понял, что не хочет полностью избавляться от шамера, поскольку он служил полезной функции, удерживая его от неправильного выбора в его повседневных делах. Но он также понимал, что это было слишком сурово и экстремально в том, как оно пыталось выполнить свою защитную функцию, и он хотел смягчить его.

На более позднем сеансе я предположил, что, возможно, он мог бы использовать «хвалитель», чтобы уравновесить шамера, и он с готовностью согласился.Я спросил, знает ли он кого-нибудь в своей жизни, кто мог бы выполнять эту функцию, и он сказал мне, что директор подготовительной школы, в которую он ходил, очень его любил и очень поддерживал и ободрял. Таким образом, мы установили с помощью коротких движений глаз ощутимое ощущение присутствия этого человека рядом с ним. Этот директор был борцом, и во время нашей следующей сессии я был удивлен, услышав, что, когда на прошлой неделе шамер начал стыдить его, хвалебный ресурс повалил шеймера на землю и прижал его к ней.Я был впечатлен тем, что хвалитель выполнил прикол с юмором и даже немного привязался к шамеру.

Использование EMDR в краткосрочном лечении

Краткосрочным будет лечение «простой травмы» (на основе одного инцидента), фобий или повышения производительности, например. g., для актера или спортсмена, который желает получить ресурсы для повышения производительности. Чтобы это было кратковременным, клиент должен иметь надежные привязанности и относительно хорошо сдерживать аффект.Я также считаю, что терапевтический альянс не так необходим в краткосрочной терапии, как в долгосрочной. Ван дер Колк (2002), один из выдающихся исследователей травм, считает, что EMDR работает даже при лечении травм, когда клиент активно не любит терапевта. При краткосрочном лечении стандартный восьмифазный протокол EMDR кажется достаточным и очень эффективным.

Например, я использовал EMDR с молодой женщиной, которая жила в отеле напротив Всемирного торгового центра, когда его взорвали 11 сентября 2001 года.Она испытала наихудшую травму: она была очень близка к смерти, увидела мертвого на земле кого-то, кого она знала, видела части тел и людей, прыгающих насмерть. За четыре сеанса мы не только справились с травмой, чтобы она больше не вызывала расстройства, но и смогла вернуться в Нью-Йорк и наблюдать за Ground Zero с чувством трепета перед тем, что она пережила. Последующие контакты показали, что на момент написания этой статьи ей удалось сохранить эти достижения.

При более длительном лечении, когда клиенты сталкиваются с более серьезными нарушениями или более сложными проблемами, такими как трудности в межличностном общении, а задержка развития связана с давней детской травмой или пренебрежением, EMDR следует использовать в качестве дополнения к более комплексный подход к лечению, такой как гештальт-терапия.Далее я расскажу, как можно использовать EMDR в контексте более комплексного и долгосрочного лечения. Я кратко расскажу об использовании EMDR в работе с терапевтическими тупиками, обработке прошлых травмирующих событий, возникающих в ходе терапии, работе с симптомами, не сопровождаемыми сознательными мыслями, и помощи в создании положительных внутренних ресурсов.

Использование EMDR для выхода из терапевтического тупика

В качестве примера использования EMDR для выхода из тупика я опишу сеанс с Диком, мужчиной лет тридцати, с которым я работал около восьми лет. годы.Несмотря на то, что он красивый, умный, остроумный и обаятельный, он не добился большого прогресса в своей цели — позволить себе быть более эмоционально уязвимым по отношению к другим, что помешало ему достичь двух целей, которых он наиболее страстно желал: достичь большей глубины в своих художественных произведениях. , и в формировании любовных отношений с женщиной, включая брак и детей. Несмотря на то, что он описывал чувства неполноценности, боли и никчемности, он почти всегда проявлял жизнерадостность и добродушие.Он также почти никогда не мог позволить себе выражать гнев по отношению к кому бы то ни было, каким бы оправданным оно ни было. Во время сеанса я часто чувствовал себя нетерпеливым и безразличным к нему, даже когда он рассказывал мне о временах, когда я испытывал отчаяние.

Он имел тенденцию проводить первые полчаса своих еженедельных сессий, пересказывая все мысли, которые он получил за предыдущую неделю. Иногда я чувствовал, что эти озарения и переживания были важны и что ему нужно было рассказать мне о них. Но я часто чувствовал себя несколько отстраненным от него и иногда прерывал эти беседы и пытался сосредоточиться на том, как он избегал контакта со мной в настоящем.Это иногда вызывало у него страх, что я отвергну его, если он будет со мной искренен, и после некоторой работы на сеансе он начинал показывать печаль и пустоту, которые он испытывал внутренне. Только тогда он казался мне подлинным, и я чувствовала себя эмоционально близкой к нему. Но эта большая эмоциональная глубина никогда не длилась; на следующий сеанс он всегда приходил, как если бы на прошлой неделе ничего не происходило на терапии, и он был бы своим обычным жизнерадостным, избегающим контактов «я».

Я решил, что мы зашли в терапевтический тупик, и что EMDR может помочь в его решении. Я использовал с ним двустороннюю стимуляцию EMDR раньше; В отличие от большинства клиентов, он часто не осознавал когнитивных способностей во время наборов движений глаз, но временами выглядел испуганным, а его тело иногда дергалось. Мне казалось, что он переживал события, которые произошли либо до того, как он научился говорить, либо события, которые произошли позже, от которых он должен был отстраниться.

Затем на одном сеансе он сказал в начале, что ему не о чем особо говорить сегодня.Я предположил, что у него не обязательно была тема, чтобы он мог просто прийти на сессию. Он подумал об этом, забеспокоился, а затем описал образ пребывания внутри себя, видящего лужу воды — зеленовато-желтую, — которую он оставался наверху, а не погружался. Я попросил его остаться с этим изображением и провел с ним серию движений глаз. После того, как я прекратил двустороннюю стимуляцию, он увидел себя у края бассейна, который выглядел мелким, но, по его мнению, был действительно глубоким. Он начал чувствовать панику и беспомощность.Он считал себя «раздражителем». Меня считают незначительным, враждебно настроенным, как насекомое, от которого хочется избавиться. Я то, кем меня думают другие люди ». Я спросил, что он предпочел бы думать о себе, и он сказал: «Я могу определить свою ценность».

Во время следующей серии движений глаз, которые длились тридцать движений, он, казалось, отделился примерно через двадцать пять. Когда я остановился, он сказал: «Мне очень холодно, мне страшно». Он боялся, что утонет, если войдет в бассейн.Больше движений глаз. Затем он вспомнил семинар по дыханию Станислава Грофа, который он посетил, где он получил доступ к воспоминаниям о том, как его брат толкал его под воду в бассейне, когда ему было примерно четыре года, а его брату было девять. Его мать сидела у бассейна и читала.

Пока выполнялась следующая серия движений глаз, он снова выглядел испуганным, за которым последовало то, что выглядело как диссоциация, с его остекленевшими глазами. Я указал на то, что он выглядел напуганным, и спросил его, знает ли он о том, что он выходит из строя.Он ответил утвердительно, и его следующей мыслью было то, что он всегда должен притворяться, что все в порядке, что он просто «неактуален» в этом мире. После следующего сета, во время которого он снова диссоциировался, он сказал: «Я смотрю на себя униженным, отвратительным». После следующего подхода, который я сделал по круговой схеме, чтобы прервать диссоциацию, он сказал: «Я отстраняюсь, гадая, как у людей дела. Я слышу их голоса ». Он имел в виду звуки, исходящие из соседней комнаты. Я спросил его о бассейне с водой, и он сказал: «Я должен просто пойти и умереть, позволь мне утонуть.Это не потому, что я никчемный, но это было бы лучше для мира «.

После следующей серии движений глаз он с удивлением сказал: «Сейчас я чувствую себя хорошо, теку, как будто плыву. Процесс окончен ». Он вспомнил фильм-катастрофу «Приключение Посейдона», который ему всегда нравился. Этот фильм был об огромном корабле, который начал тонуть в океане после того, как в его передней части была проделана большая дыра. Группа людей выжила, вернувшись внутрь корабля на заднюю часть, а затем сбежав на поверхность океана.Во время следующей серии движений глаз он внезапно осознал, что, изо всех сил пытаясь подышать воздухом, в то время как его брат «игриво» держал его голову под водой, он намеренно опустился на дно бассейна и поднялся в другом Часть этого. Он всплыл очень расстроенным, разгневанным тем, что брат пытался его утопить. Но и его мать, и его брат высмеивали его за то, что он злился. Он осознал, что его частая мысль о том, что он должен просто пойти вперед и умереть, была связана с этим инцидентом, что в то время ему казалось, что его мать действительно хотела, чтобы он умер, и что смерть позволит ему сбежать от напряженной жизни. стыд.Он также осознал, что в этой и многих других ситуациях с его семьей у него не было выхода, кроме как вести себя постоянно веселым образом и отрицать осведомленность о чем-либо в том, как его семья обращалась с ним и друг с другом.

Я посоветовал нам продолжить работу над этой очень важной темой, поскольку у меня не было расписания на следующий час. Он с готовностью согласился.

Через несколько дней он собирался на юго-запад, в дом своего брата на День Благодарения.Его родители тоже будут там. Его племянница, подросток, часто рвала, и его мать была очень расстроена из-за этого, но обвиняла его невестку и его брата. Он представил, как отводит мать в сторону — «в ярости» — и заставляет ее «вести себя хорошо».

Он также понял, что в день этого сеанса была дата, когда собаку, которую он имел в детстве, отдали за то, что она укусила почтальона. Хотя он понимал, что это, вероятно, должно быть сделано, он чувствовал, что это было сделано его родителями очень нечувствительным образом, и что это было для него сигналом о том, что быть злым и агрессивным — нехорошо.Такое поведение могло бы выгнать его из семьи. Но теперь он чувствовал себя на сеансе сильным и мужественным, и ему было удобнее быть напористым мужчиной.

Я предложил на этом этапе выполнить установку ресурсов. Я попросил его испытать свое тело и мысли, которые у него были, о том, что для него нормально быть сильным и напористым, и сделал несколько наборов коротких двусторонних сеансов стимуляции. Ему становилось все более комфортно ощущать себя сильным. Он также вспомнил инциденты в прошлом, когда он был в ярости — e.грамм. избил в школе ребенка, который насмехался над ним до тех пор, пока он не взорвался от ярости — и другие дети поздравили его с самоутверждением. Но когда он пришел домой и рассказал об этом своей матери, она пристыдила его за его агрессивное поведение.

Еще одно событие вспомнили, из зрелого возраста. Он подобрал протестующего против абортов, который столкнул женщину, работающую в клинике абортов, и отбросил его назад. Он гордился собой и понял, что, защищая кого-то другого, он может позволить себе рассердиться и стать агрессивным.Я снова сделал несколько коротких движений глаз, чтобы усилить его чувство силы и уверенности в себе.

На следующей неделе он сказал мне, что во время поездки на День Благодарения он понял, что его мать, кажется, ненавидит его, его брата и его отца, когда они проявляют агрессивность или напористость, и им всем приходилось скрывать свое осознание этого факта. Он также заметил, что его мать очень расстроилась, когда его племянница во время отпуска села к нему на колени. Он понял, почему он никогда не мог жениться: он всегда начинал новые, потенциально романтические отношения с женщиной, предполагая, не осознавая, что она его ненавидит.Ему пришлось скрыть эту гипотезу и свои эмоциональные реакции, а не проверять свое предположение о ее чувствах к нему.

Обсуждение

Это занятие является хорошим примером того, как EMDR может помочь в терапевтическом тупике. Пока мы поддерживали наши встречи на вербальном, линейном уровне, мы с Диком не могли выйти за рамки его интеллектуального подхода к решению его проблем. Очевидно, что во мне, как об отце, много чего было перенесено на меня как на отца, который не на самом деле интересовался им, на самом деле не заботился о нем, и, действительно, мне действительно было трудно выразить озабоченность и интерес к нему из-за того, что поверхностность его аффекта.Однако, несмотря на все мои усилия по выходу из этого тупика, мы не смогли выйти за его пределы, пока не применили методы EMDR. Нам действительно пришлось в дальнейшем поработать над его страхами перед агрессией, выражением гнева и уязвимостью по отношению к другим, но это были решающие сеансы для преодоления его страхов. Возможно, у другого терапевта хватило бы стойкости, чтобы постоянно противостоять тому, что Дик избегает контактов, но мне удавалось это делать лишь от случая к случаю. Я был благодарен за то, что у меня есть методы EMDR, чтобы выйти из тупика.

Пример более полной интеграции EMDR и гештальт-терапии

В качестве еще одного примера интегрированного подхода гештальт-терапии / EMDR я расскажу о довольно коротком сеансе, который я провел с Джеком, очень опытным профессионалом, который работал со мной в рамках демонстрации, которую я проводил по интеграции EMDR с гештальт-терапией в июне 2002 года. Это был очень поразительный и успешный опыт для Джека, и он разрешил мне использовать сеанс в качестве примера комбинированного гештальта / EMDR. терапия.

Он выбрал своей целью EMDR просыпаться рано утром и испытывать проблемы с повторным засыпанием. Это продолжалось периодически в течение двух с половиной лет, с тех пор, как его девушка в то время разорвала их отношения. Я спросил, хочет ли он там начать нашу работу или в последний раз у него были проблемы со сном. Он выбрал самую последнюю, примерно за три недели до нашей встречи. Он предпочел звуковое сканирование, устройство с наушниками, которое воспроизводит для ушей чередующиеся тона после опробования как визуальной, так и тактической стимуляции.

Я попросил его просто сосредоточиться на своих телесных ощущениях, когда он проснулся рано утром и почувствовал напряжение в животе и груди. Я сделал серию слуховых двусторонних стимуляций, и телесные ощущения стали более интенсивными. После еще пары сеансов стимуляции ему напомнили о важном происшествии либо непосредственно перед уходом его бывшей девушки, либо после него: смерть очень дорогого друга. Когда он это сказал, я заметил, что он выглядел грустным. Я был тронут и поделился с ним своим наблюдением.Позже он сказал мне, что мой комментарий и то, как я его произнес, позволили ему почувствовать печаль, о которой он не подозревал.

За несколько недель до этого он был у этой подруги в больнице, примерно в девяноста милях от Лос-Анджелеса, и она сказала ему и другому общему другу, что хочет умереть естественной смертью, чтобы ее семья не торопила этот процесс.

Затем ему позвонили рано утром, около 3 часов ночи, из больницы и сказали, что она умирает и хочет, чтобы он и другой друг пришли навестить ее.Он позвонил другому мужчине, и они договорились, что поедут в больницу, чтобы быть с ней. Это потребовало отмены множества назначенных ими встреч, и они не могли уйти до позднего утра. Однако по прибытии в больницу они узнали, что она умерла и что ее семья разрешила врачу дать ей смертельную дозу морфина. Семья сказала, что комната, в которой она находилась, была мирной, но когда Джек вошел, она не показалась ей совсем мирной. Джек, который хорошо обучен духовным и медитативным практикам, почувствовал сильную суматоху в окружающей среде, и выражение лица его мертвого друга выглядело скорее мучительным, чем мирным.

Он был очень зол на то, что семья проигнорировала последнее желание его друга. Я спросил в этот момент, высказал ли он свой гнев по отношению к семье, и он сказал, что нет. Все время этого пересказа событий мы проводили сеансы двусторонней слуховой стимуляции. Как обычно, я делал подход, и, когда я чувствовал по выражению его лица и его дыханию, что он достиг некоторого закрытия, я останавливался, и он рассказывал мне, что он испытал. Он начал осознавать чувство вины за то, что они с другом не уехали раньше, чтобы лечь в больницу.

Я почувствовал, что у него есть нерешенная вина и печаль, связанные с его мертвым другом, и спросил его, не хочет ли он вообразить, что разговаривает с ней. Он с энтузиазмом воспользовался этой возможностью, представил ее в комнате с ним и выразил очень эмоционально о своих чувствах к ней и о своем раскаянии по поводу того, что не был рядом с ней, когда она умерла. Затем я попросил его дать ей голос, что он и сделал, и он приписал ей прощение и любящие чувства.

Я сделал больше двусторонней стимуляции.Его следующая ассоциация возникла, когда он был поздним подростком, учился в колледже и работал консультантом в общежитии колледжа. Он был у стойки регистрации в общежитии, когда внезапно выглянул в переднее окно и увидел тело студента, падающее на землю с 19-го этажа. Студент покончил жизнь самоубийством и упал прямо на машину своих родителей, которые приехали навестить его и также находились в вестибюле. Мне было интересно, чувствовал ли Джек себя виноватым из-за того, что мальчик покончил с собой, что Джек подтвердил, но он также сказал, что все эти годы чувствовал себя виноватым из-за того, что вышел и посмотрел на тело.(Во время лекции этого семинара я говорил о выжившей жертве Всемирного торгового центра, с которой работал, и упомянул ее вину за то, что был очарован видом людей, прыгающих с башен-близнецов.) В этот момент Джек понял, что чувствовал виновен по схожим причинам и теперь понял, что чувствовать влечение к подобным сценам — это естественно.

Джек сказал после того, как работа была закончена, что завершением ее для него, наряду с двусторонней стимуляцией, был мой заботливый контакт с ним и мое предложение, чтобы он дал своему мертвому другу голос, чтобы поговорить с ним.Он давно занимается медитацией и сказал, что считает двусторонние звуки очень полезными с духовной точки зрения. Он был удивлен тем, что предыдущая ситуация в колледже была связана с этим более недавним инцидентом. Он также положительно противопоставил нашу работу лекционной демонстрации опытного терапевта EMDR, на которой он присутствовал, которой не хватало диалогического характера нашей сессии. Через несколько недель он сообщил, что у него исчезли хронические головные боли и он лучше спал.

Обсуждение

Одним из аспектов этого сеанса, который поразил меня, была плавность интеграции EMDR и гештальт-терапии.Важно повторить, что Джек не является представителем типичного психотерапевтического клиента, многие из которых устойчивы к EMDR и не так склонны к сотрудничеству, как Джек. В то же время это хороший пример интегрирующей силы этого комбинированного подхода. На самом деле, когда мы только начинали нашу совместную работу, я думал, что проблема со сном связана с окончанием отношений Джека с его девушкой. Но, похоже, это никак не повлияло на его симптомы. Кроме того, ни Джек, ни я не могли заранее предсказать, что опыт обучения в колледже за тридцать лет до этой сессии будет иметь отношение к его проблемам со сном и его головным болям.

Резюме и заключение

Таким образом, я считаю, что методы EMDR являются отличным дополнением к моей работе гештальт-терапевта. Поскольку EMDR возникла в основном из когнитивно-поведенческой терапии с довольно жесткими процедурами, необходимо изменить эти процедуры, чтобы интегрировать их в другие терапевтические стили, и многие теоретики, включая меня, пытались эту интеграцию. Я обнаружил, что использование методов EMDR очень помогает в ускорении процесса моей работы с постоянными клиентами; в достижении более полного разрешения незавершенных, не полностью метаболизированных проблем прошлого; в увеличении интернализации того, что психологи «Я» назвали бы необходимыми функциями я-объекта; и в помощи клиентам в повышении сложности и отказоустойчивости функций самоподдержки.

В будущих статьях я более подробно расскажу, как методы EMDR могут использоваться в сочетании с другими гештальт-методами для дальнейшего роста клиентов в психотерапии, в том числе внутреннее представление терапевта, использование EMDR в сочетании с доступ к пустому креслу и использование комбинированного метода гештальт-терапии / EMDR с различными диагностическими группами.

Ссылки

Bohart, A.C. & Greenberg, L. (2002). EMDR и экспериментальная терапия. В F. Shapiro (Ed.), EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты различных ориентаций исследуют призму парадигмы (стр. 239-261) . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Бохарт, А. К., и Таллман, К. (1999). Как клиенты заставляют терапию работать: процесс активного самоисцеления . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Брешголд, Э., и Зам, С. (1992). Случай для интеграции теории развития психологии самости в практику гештальт-терапии. Гештальт-журнал 15/1 , 61-93.

Дэвидсон, П.Р. и Паркер, К.С.Х. (2001) Десенсибилизация и переработка движением глаз (EMDR): метаанализ. Journal of Consulting and Consulting and Clinical Psychology, 69, 305-316.

Гиллиган С. (2002) EMDR и гипноз. В Шапиро, Ф. (ред.) EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты разных ориентаций исследуют призму парадигмы. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Гринвальд Р. (2001) Десенсибилизация и подавление движений глаз (EMDR) в детской и подростковой психотерапии. Нортвейл, Нью-Джерси: Джейсон Аронсон:

Хорват, А. О. (2001). Альянс. [Специальный выпуск]: Эмпирически подтвержденные терапевтические отношения: Сводный отчет Целевой группы Отдела 29. Психотерапия 38/4 , 365-372.

Hycner, R., & Jacobs, L. (1995). Исцеляющие отношения в гештальт-терапии: диалогический психологический подход. Highland, NY: Gestalt Journal Press.

Джейкобс, Л. (1992). Выводы из психоаналитической психологии самости и теории интерсубъективности для гештальт-терапевтов. Гештальт-журнал, 15/2 , 25-60.

Каслоу, Ф., медсестра, А. И Томпсон, П. (2002) EMDR способствовала семейной и супружеской терапии. В Шапиро, Ф. (ред.) EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты разных ориентаций исследуют призму парадигмы. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Корн Д. Л. и Лидс А. М. (в печати). Предварительные доказательства эффективности разработки и внедрения ресурсов EMDR на этапе стабилизации лечения сложного посттравматического стрессового расстройства.

Кристал С., Прендергаст Дж. Дж., Кристал П., Феннер П., Шапиро И. и Шапиро К. Трансперсональная психология, восточная недвойственная философия и EMDR (2002) In Shapiro, F. (Ed. ) EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты разных ориентаций исследуют призму парадигмы. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Manfield, P. (1998) Расширение EMDR. Нью-Йорк: Нортон.

Linehan, M. M. (1993). Когнитивно-поведенческое лечение пограничного расстройства личности. Нью-Йорк: Guilford Press.

Норкросс, Дж. К., и Шапиро, Ф. (2002). Интеграция и EMDR. В F. Shapiro (Ed.), EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты различных ориентаций исследуют призму парадигмы (стр. 341-356) . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Полстер, Э., & Польстер, М. (1973). Гештальт-терапия интегрированная . Нью-Йорк: Бруннер и Мазель.

Ротшильд Б. (2003). Тело помнит историю болезни: Объединение методов и моделей в лечении травм и посттравматических стрессов . Нью-Йорк: Нортон.

Саприэль Л. (1998). Можно ли интегрировать гештальт-терапию, самопсихологию и теорию интерсубъективности? Британский гештальт-журнал 7/1 , 33-44.

Schore, A.N. (1994). Регулирование аффекта и происхождение личности: нейробиология эмоционального развития. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Шапиро, Ф. (1989). Эффективность процедуры десенсибилизации движением глаз при лечении травматических воспоминаний. Журнал исследований травматического стресса 2 , 199-223.

Шапиро, Ф. (1995). Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка: основные принципы, протоколы и процедуры. Нью-Йорк: Guilford Press.

Шапиро, Ф. (2001). Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка: основные принципы, протоколы и процедуры ( 2-е издание) . Нью-Йорк: Guilford Press.

Шапиро, Ф. (ред.) (2002). EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты разных ориентаций исследуют призму парадигмы. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Шор, А. Н. (1994). Регулирование аффекта и происхождение личности: нейробиология эмоционального развития. Hillsdale, NY: Erlbaum.

Сигел, Д. Дж. (1999). Развивающийся ум: к нейробиологии межличностного опыта . Нью-Йорк: Guilford Press.

Снайкер Э. (1998). Невидимый вулкан: Преодоление отрицания ярости. В: П. Мэнфилд (ред.), Расширение EMDR: Сборник инновационных приложений (стр. 91-112). Нью-Йорк: Нортон.

Staemmler, F.-M. (2002). Расщепление и пустой стул: небольшой праздничный штраф для Гэри Йонтефа. Международный гештальт-журнал 25/2 , 59-93.

Тобин, С. А. (1971). Прощание с гештальт-терапией. Психотерапия: теория, исследования и практика 8/2 , 150-155.

Тобин С.А. (1982). Самостоятельные расстройства, гештальт-терапия и самопсихология. Гештальт-журнал 5/2 , 3-44.

Тобин, С. А. (1983). Гештальт-терапия и самость: ответ Йонтефу. Гештальт-журнал 5/2 , 71-90.

Тобин С.А. (1985). Недостатки и недостатки гештальт-терапии. Гештальт-журнал 8/1 , 65-71.

Тобин С.А. (в печати). Ускорение процесса трансмутации интернализации: интеграция психологии самости и EMDR.

ван дер Колк, Б.А. (1996). Травма и память. В A. C. McFarlane & L. Weisaeth (Eds.), Травматический стресс: эффекты подавляющего опыта на разум, тело и общество (стр. 279-302) . Нью-Йорк: Guilford Press.

ван дер Колк (2002). Помимо лечения разговорами: соматический опыт и подкорковые отпечатки в лечении травм.. В Шапиро, Ф. (ред.) EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты разных ориентаций исследуют призму парадигмы. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

ван Эттен, М. Л., и Тейлор, С. (1998). Сравнительная эффективность лечения посттравматического стрессового расстройства. Клиническая психология и психотерапия 5, 126-144.

Вахтель, П. Л. (2002). EMDR и психоанализ. В F. Shapiro (Ed.), EMDR как интегративный подход психотерапии: эксперты различных ориентаций исследуют призму парадигмы (стр.123-150) . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Вольпе, Дж. (1990) Практика поведенческой терапии (4-е издание). Нью-Йорк: Pergamon Press.

Йонтеф, Г. М. (1988). Ассимиляция диагностических и психоаналитических перспектив в гештальт-терапии. Гештальт-журнал 11/1 , 5-32.

Йонтеф, Г. М. (2001 ). Реляционная гештальт-терапия: что это такое, а что нет; почему прилагательное «реляционный». В J.М. Робин (ред.), Контакт и отношения в поле зрения (стр. 79-94). Бордо: L’exprimerie.

Йонтеф, Г. М. (2002). Относительное отношение в гештальт-терапии. Международный гештальт-журнал 25/1 , 15-35.

Помощь клиентам в устранении отказов — консультирование

Тут нет двух вариантов: отказ — это универсальный опыт, и мы все столкнемся с ним несколько раз в течение своей жизни. Но все равно больно! Итак, о чем может быть полезно помнить, когда вы сталкиваетесь с тем бедным клиентом, который был отвергнут (возможно, снова)? В этой статье предлагаются некоторые моменты для понимания опыта и систематизируются варианты того, как помочь вашему клиенту с этим в соответствии с различными методами терапии.

Конечно, ваш плачущий клиент, которого только что бросили из-за любви, не получил работу или был исключен из ряда ценных друзей, будет чувствовать, что он или она единственный, кто когда-либо проходил через это. Однако для вас будет холодным утешением напомнить им, что переживание отвержения (точно так же, как мы иногда переживаем принятие) — это то, что постоянно происходит со всеми существами (людьми и другими) просто потому, что у них есть пульс.

Что может привлечь внимание клиента, так это объяснение цели отказа.Если мы вспомним наши племенные корни охотников-собирателей, для нашего выживания было жизненно важно добиться признания со стороны племени (нашим первым племенем была наша семья происхождения). Те из вас, кто следуют трансперсонально-ориентированной модели развития чакр, уже поймут, что психодуховная работа базовой чакры именно такова: принятие достаточного количества путей племени, чтобы они не убили вас, но не принятие этих убеждений и токсичное поведение, которое может вызвать проблемы в вашей жизни (возможно, гораздо позже).

В этом контексте мы видим, что отказ является ценным ранним предупреждающим сигналом для выживания, метакоммуникация для которого звучит примерно так: «Прекратите поведение / убеждения / отношение, которым вы занимаетесь, или рискуете подвергнуться остракизму со стороны группы». Остракизм — быть изгнанным из племени — равнялся смерти, потому что в дни племени было бы невозможно выжить долго без ресурсов группы, таких как защита огня. Чем болезненнее их переживания отвержения, тем больше вероятность того, что люди изменят свое поведение, чтобы избежать остракизма (Chan, 2017; Mental Health Academy, 2013a).

Отвержение может казаться смертью; это так больно. И недавние исследования с помощью визуализации мозга подтвердили наши ощущения. Исследование 2011 года из Proceedings of the National Academy of Sciences показало, что социальное отторжение активирует те же пути мозга, что и при физической боли (Chan, 2017). Более того, исследование 2017 года, опубликованное в журнале Social Cognitive and Affective Neuroscience , показывает, что те же части мозга, которые загораются, когда мы испытываем социальное отторжение, также активируются, когда мы становимся свидетелями того, как другие испытывают социальное отторжение (Chan, 2017): это главное для нас! Итак, какие есть варианты, чтобы помочь нашим клиентам в этом?

Во-первых, отметим, что мы не можем придумать такой метод терапии, который бы не поддерживал переосмысление вещей для клиента.Это может проявиться как количество вмешательств:

«Итак, вы не получили работу, но это была лучшая работа. Это показывает, что вы раздвигаете границы, живете полной жизнью, что вы мечтали о большом! »

«Она отклонила ваше предложение; это не значит, что она отвергла вас. Возможно, она сейчас ни с кем не захочет встречаться ».

«Вы принимаете его критические замечания на свой счет, но они могут быть больше связаны с происходящим с ним, чем с обратной связью с вами».

В этом контексте писатель, ставший психотерапевтом Деннис Палумбо, рассказывает о том времени, когда он присутствовал на прослушивании, чтобы выбрать молодую женщину для участия в шоу.Кастинговый комитет уже видел несколько молодых женщин, когда они выбрали одну и объявили перерыв. На выходе Палумбо услышал, как некоторые из удрученных «отвергнутых» объяснили, почему их не выбрали. Один сожалел, что она не последовала совету одеваться более сексуально. Другой сказал, что ей следовало сыграть ключевую линию более серьезно, чем в шутку, и так далее.

И по какой причине эти женщины не были выбраны? Паламбо пишет, что отборочная комиссия внезапно осознала, что они голодны, и хотела пойти пообедать.Поэтому они выбрали следующую женщину, которая была не такой высокой, как звезда шоу (Паламбо, 2012)! Когда вас отвергают, это кажется личным, но посоветуйте своему клиенту не принимать это на свой счет.

REBT или CBT: оспаривайте негативные мысли

Когнитивно-поведенческая терапия или ее предшественница, рациональная эмоциональная поведенческая терапия, позволила бы нам определить сильные чувства, возникающие в результате отвержения: грусть, гнев, негодование, ревность и так далее. За эмоциями будет прятаться мысль или убеждение (или несколько), которые сделают отказ «трагичным», а не просто «раздражающим».Когда мы идентифицируем эти (обычно иррациональные) убеждения, мы можем оспорить их, заменяя их более рациональными и добрыми убеждениями.

Если клиент испытывает чувство отчаяния, например, из-за того, что он не получил еще одну работу, на которую подавал заявку, и думает, что он некомпетентен или неприятен (скажем, на собеседовании), он может захотеть дать отпор. против этих мыслей с заменой, например: «Вы не некомпетентны. Вы очень хорошо работали на предыдущей работе »или« Вы часто получаете хорошие отзывы о том, как вы выступаете на собеседовании; некоторые интервьюеры очень тепло относятся к вам.”

Следование способу лечения отказа CBT / REBT означает, что клиент не позволит ему контролировать свое будущее с помощью саморазрушительных негативных мыслей, которые могут заставить его избегать действий, которые ему необходимо предпринять для продвижения вперед (например, больше рабочих мест, от которых будет больше отказов) (Mental Health Academy, 2017a).

Осознанность: разрядите, развейте Наблюдательское Я и просто наблюдайте

Растущая популярность осознанности в преодолении жизненных превратностей не без причины.Многие из них в последнее время знают все о КПТ, но говорят, что устали бороться с мыслями! «Хорошо», — скажете вы. «Тогда можешь просто посмотреть их». Внимательность — это привнесение осознания в настоящий момент приемлемым, непредвзятым образом (Академия психического здоровья, 2013b). Что касается последствий инцидента предполагаемого отвержения, практикующий осознанность захочет немедленно сделать несколько вещей:

  1. Признайте и примите эмоции, которые он или она испытывает в результате: чем раньше, тем лучше.
  2. Позвольте себе переживать по поводу потерянной работы, любви, дружбы или чего-то еще. Скорбь представляет собой акт «слияния» или того, что в психосинтезе называется «идентификацией». Клиент на этом этапе действительно осознает (на какое-то время), насколько это болезненно. Психосинтез, по крайней мере, утверждает, что мы не можем полностью отделиться от того, с чем мы не отождествлялись. Мы не можем избавиться от эмоций или мыслей, с которыми мы изначально не полностью связаны. Так что это важный шаг.
  3. Когда клиент готов уйти от горя, у него / нее все еще будут мысли о том, что он нелюбим, некомпетентен или по существу ущербен. Задача — заметить их, но не взаимодействовать с ними, если они бесполезны. Таким образом, отвергнутый человек может сказать: «Мне кажется, что я некомпетентен; это просто мысль «.
  4. Просто наблюдая за мыслями, но не обязательно взаимодействуя с ними, клиент практикует искусство «размыкания» (называемого «дезидентификацией» в психосинтезе).У человека появляется как «Думающее Я» (генерирующее мысли), так и «Наблюдающее Я» (наблюдающее за мыслями). Это создает более обширную психику, на основе которой человек может лучше решить, какие мысли, поведение и отношения более полезны.
  5. Тенденция зацикливаться на негативных мыслях, возникающих в результате отказа. Это может быть нормально, но практикующий осознанность захочет продолжать возвращать осознанность к опыту настоящего момента, к тому факту, что это «просто мысли», а не реальность.Он или она может даже сказать: «Спасибо тебе, разум, за твой вклад» (Wikihow, n.d .; MHA, 2013b).

Вклад, ориентированный на решения

Терапевты, ориентированные на решение, всегда осознают, что клиент, страдающий от боли отторжения, скорее всего, будет вести во время сеанса «насыщенный проблемами разговор». Хотя мы отмечаем обоснованность признания и принятия настоящих эмоций и скорби о том, что было потеряно (как указано выше), школа, ориентированная на решение проблем, предлагает клиенту обратить внимание на то, что можно или нужно сделать сейчас, чтобы двигаться вперед (Академия психического здоровья, 2017b).

Мы можем резюмировать типичные предложения, которые «живут» наиболее счастливо в этой модальности. Они связаны с тем, чтобы «делать что-то еще»: сосредоточить внимание на себе и отвлечься от боли. Вы можете, например, предложить клиенту совместно провести мозговой штурм по другим вопросам, чтобы отвлечь внимание клиента от утраченной любви / работы / дружбы и т. Д. Некоторые вещи, которые предложили другие комментаторы, включают:

  • Начало физической активности. Регулярные упражнения — большое благо для искусства отвлечения внимания, так как человек полностью сосредоточен на своем теле и, следовательно, менее способен размышлять.
  • Узнай что-то новое. Может быть, клиент всегда хотел записаться на уроки французского или уроки фотографии; сейчас может быть самое время.
  • Знакомство с новыми людьми. Новые не только помогают отвлечь клиента от потерянных (отвергающих) других, но могут быть дружескими (или даже более), которые могут развиться заново. Клиент может познакомиться с новыми людьми с помощью вышеуказанных действий: во время физических нагрузок или изучения чего-то нового.
  • Путешествие. Клиент может пожелать установить географическое расстояние, а также время между инцидентом отвержения и его или ее жизнью (Psychologia, n.d.).

Как терапевт, вы сможете помочь клиенту составить план позитивного движения вперед, включив в него эти и другие решения, которые помогут избавиться от боли.

Психодинамические / трансперсональные

Было бы упущением не добавить точку зрения психодинамической школы мысли, в том числе специфическую модальность трансперсональной психотерапии (психосинтез является в этом основной терапией).

Перенос: когда прошлое присутствует

Если клиент обеспокоен отказом и у него есть время и желание вникнуть в него более глубоко, вы можете помочь ему понять, является ли отказ болезненным только потому, что он произошел сейчас, в настоящем, или же клиент может быть более чувствителен к этому. отказ из-за происшествий или продолжающихся отношений в более раннем возрасте (Mental Health Academy, 2013c).

Одна женщина-врач, например, чувствовала себя полностью отвергнутой и уничтоженной из-за критических замечаний, которые директор ее клиники неоднократно делал в ее адрес, рассматривая их как полное аннулирование ее медицинских навыков и опыта.Когда она внимательно посмотрела на ситуацию, она поняла, что ее отец часто вел себя холодно и отталкивающе. Он любил ее как дочь, но считал, что частая критика поможет его детям стать лучше во всех отношениях, поскольку всегда есть что-то, что можно улучшить.

Женщина осознала, что нерешенные проблемы с отцом заставляли ее иметь реакцию переноса на директора (другого авторитетного мужчины), в которой она превратила его в суррогатного отца, чтобы попытаться получить одобрение (читай: принятие), которое она никогда не чувствовала себя от своего отца.Как только она осознала, что ее психика произвела эту «настройку» режиссера как трансференционного отца, критические комментарии перестали оказывать на нее такое влияние, как раньше. Она смогла расслабиться, оценить свои комментарии по достоинству и отпустить чувство отверженности, что подводит нас к другому важному моменту, особенно с точки зрения трансперсональной модальности.

Инструмент роста и развития

Отвержение — это переживание: такое же, как принятие, унижение, близость, конфликт и комфорт.В частности, если мы способны дезидентифицировать / разрядить — развивая то Я-Наблюдателя, с помощью которого мы можем наблюдать за нашими эмоциональными реакциями и мыслями — мы можем использовать отказ как трамплин для психологического и духовного развития, как и любой опыт. Чтобы он не вводил в заблуждение — то есть чем-то, на что мы реагируем, закрываясь и избегая, — мы должны принять этот опыт в полной мере, извлекая из него все, что в наших силах.

В конечном счете, наше психодуховное развитие требует возрастающей способности к этому внутреннему локусу контроля: внутреннему стальному ядру, которое может не любить такие переживания, как отвержение, но которое признает, что единственное одобрение / принятие, которое действительно имеет значение, — это то, что мы даем ему. мы сами.Вашему больному клиенту может потребоваться некоторое время, чтобы добраться до этого, но это цель, в достижении которой мы можем ему самым благородным образом помочь.

  • Чан А.Л. (2017). Вот почему отторжение больно (и как с этим справиться). Huffington Post Здоровый образ жизни. Получено 26 марта 2018 г. из: Гиперссылка.
  • Академия психического здоровья. (2013a). Использование системы чакр в консультировании и психотерапии. Академия психического здоровья.
  • Академия психического здоровья. (2013b). Внимательность: клинические вмешательства, преимущества, методы.Академия психического здоровья.
  • Академия психического здоровья. (2013c). Перенос и проекция. Академия психического здоровья.
  • Академия психического здоровья. (2017a). Когнитивно-поведенческая терапия: основы. Академия психического здоровья.
  • Академия психического здоровья. (2017b). Терапия, ориентированная на решение: введение. Академия психического здоровья.
  • Паламбо, Д. (2012). Как пережить отказ: продолжайте отдавать рынку все, что в ваших силах. Психология сегодня. Получено 26 марта 2018 г. из: Гиперссылка.
  • Психология. (нет данных). Как справиться с отказом в любви — когда он не любит вас в ответ. Psychologia.co. Получено 26 марта 2018 г. из: Гиперссылка.
  • Wikihow. (нет данных). Как справиться с отказом. Wikihow.com. Получено 26 марта 2018 г. из: Гиперссылка.

Как мы проявляем наши эмоциональные блокировки в нашем теле: гештальт-перспектива

За пределами слов: (Феноменология)

Один из моих наставников однажды сказал: Вы тратите всю свою энергию на слова.Мне потребовалось время, чтобы понять это утверждение, так как, имея опыт коучинга и НЛП, я придавал большое значение словам, выражениям и языку. Но чем больше я позволял себе соединиться со «целым» существа, тем больше я осознаю, что язык, хотя и необходим, временами ограничивает и просто отвлекает, если не подкаст хорошо отрепетированной пьесы, которая происходит в наш разум каждый день. Повторение, повторение (неприятного) приятного прошлого или прогнозирование пугающего будущего, попытки контролировать и осмыслить то, что произошло или ожидается, что произойдет.

Несомненно, что одним из основных столпов гештальт-терапии является осознание; и, возможно, в уме происходит огромная часть осознания. Однако гештальт-терапия фокусируется на осознании с точки зрения озарения, принятия себя, знания окружающей среды и, наконец, осознания ответственности за выбор. Эту информацию можно собрать в три этапа:

A) Конкретный опыт: наш собственный субъективный опыт на физическом и эмоциональном уровне — например, падение с велосипеда, испытание первого поцелуя
B) Экспериментальный опыт: тело, феноменологическое, физическое — как ощущение возбуждения адреналина при выполнении упражнений, потливости, боли и т. д.
C) Непосредственный опыт: здесь и сейчас; то, что в настоящее время широко называют «внимательностью». Осведомленность о том, что происходит здесь и сейчас, на физиологическом, сенсорном, эмоциональном и когнитивном уровне. Ни фантазий, ни фантазий ни о будущем, ни о прошлом.

Концепции и методы:

С точки зрения терапевтических техник нельзя сказать, что гештальт-терапия владеет какими-либо или изобрела какие-либо, поскольку сама по себе она возникла в результате различных течений психотерапии.Я предполагаю, что можно сказать, что гештальт-терапия позволила создать «настрой» в терапии и предоставила несколько простых инструментов, которые достигают эффективности в самой своей простоте.

Во-первых, основное предположение, упомянутое ранее, состоит в том, что организм (человека) должен рассматриваться в его окружающей среде или его контексте как часть постоянно меняющегося поля, относительного, постоянно меняющегося, взаимосвязанного и находящегося в процессе. В гештальте это называется фигура и формация (или гештальт и основа):

Например, когда человек чувствует «беспокойство» в терминах простой потребности, такой как голод, эта потребность становится фигурой на фоне текущей ситуации. (это может быть встреча на работе, которую вы просто не можете оставить по моральным причинам).

Или, когда в середине тридцатых годов, большинство друзей внезапно решают стать родителями; теперь вы можете видеть детей и коляски повсюду, это становится «видимым», это создает фигуру в вашей жизни. Обстоятельства, которые являются фоном для этой фигуры, которая делает это очевидным (ваш возраст, друзья и т. Д.), Не всегда были такими (как, конечно, вы не чувствовали этой потребности, когда вам было 14 лет). Если эта потребность не удовлетворяется, вы можете «страдать» от этого до тех пор, пока не завершите этот гештальт, либо став родителем, либо изменив фигуру и сосредоточившись на чем-то другом в фоновом режиме.

Коучинг часто практикует эту перспективную работу; измените свою точку зрения (рисунок) и / или поищите ресурсы для удовлетворения ваших потребностей и завершите гештальт, что означает, что он растворится в ничто на своем фоне.

Потребности (фигуры) меняются вместе с окружающей средой (жизнь, обстоятельства, возраст, культура, события и т. Д.) И создают то значение, которое вы придаете этой танцующей паре фигуры и фона. Ясная фигура / гештальт формируется на основе потребности, и ее завершение — излечение или разрешение страдания.

Теперь, не осознавая и не осознавая этого, вы не увидите цифру так ясно, как вам нужно, чтобы удовлетворить потребность, которую она представляет. Другими словами, как я часто говорю своим клиентам, не осознавая, что вы всегда будете рабом самого себя. Вы не можете сделать осознанный выбор, ни изменить фигуру (перспективу / точку фокуса), ни позволить изменить фон (жизнь, события, обстоятельства), если вы не осознаете.

Во-вторых, гештальт-терапия предполагает, что организмы (люди) саморегулируются или гомеостатичны.Следовательно, терапия — это просто «помощь», которая направляет и сопровождает человека к его / его собственному удовлетворению потребностей.

В качестве техник мы можем отнести к гештальт-терапии следующее (хотя и не врожденное и не исключительное для нее):

• Полярности — Top Dog и Under Dog (упражнение на внутренний диалог)
• Принятие на себя ответственности за мысли, действия, поведение и эмоции
• Оставаться с чувством, переживанием
• Упражнение «пустой стул»: экстернализируйте «интроекты» (ограничение убеждений, правил и норм, которые кажутся истинными), помогая клиенту войти в контакт с другим аспектом «я».
• Упражнение на преувеличение, техники обращения или репетиции, игровая проекция и т. Д.

Цикл опыта:

Чтобы завершить гештальт, удовлетворить ваши потребности, важно не только осознавать свои потребности. но также и о том, как вы не позволяете себе его реализовать. Другими словами, как вы себя ведете, чтобы получить желаемое или избежать этого?

В терминах гештальта это представлено циклом переживаний (также называемым контактным циклом или циклом саморегуляции), отражающим механизмы избегания.По сути, (не) осознанная потребность требует определенного контакта, во-первых, с самим собой, а во-вторых, с окружающей средой, но вы можете применять стратегии, чтобы «избежать» этого контакта. Ведь человек согласно гештальт-терапии — это организм саморегуляции. Это означает, что человек знает, как восстановить равновесие или способствовать росту и изменениям, и это показано на рисунке ниже.

Вот несколько примеров «незавершенных дел»:

  • Я хочу быть в отношениях
  • Моя мама научила меня, что я никуда не годен (Интроекция)
  • Я полагаю, что меня отвергнут (проекция)
  • Я хочу поговорить с этим человеком, но вместо этого я напиваюсь (ретрофлексия)
  • Я ухожу с вечеринки.(незавершенное дело)

Мы вернемся к циклу опыта в следующем разделе, где будут представлены практические примеры. Только сейчас я хочу отметить, что если мы не осознаем и не берем на себя ответственность за свои собственные потребности, мы всегда будем пойманы на стратегии избегания, такой как «отклонение» (меня обижает то, что вы сказали или чувствуете себя отвергнутым. , но не позволяю себе выразить это, а скорее пошутить поверхностно) или «проекция» (я считаю, что мой начальник ужасен и невежлив, а я проецирую свой гнев или, что еще хуже, другого человека i.е. отец и связанные с ним эмоции на него, без признания моей потребности в одобрении, например) и т.д. Это означает, что гештальт закрыт и состояние равновесия достигнуто. Как только одна «проблема» (гештальт) закрывается, тем самым отступая от осознания (становится землей), вскоре после этого человек сосредотачивается на другой фигуре (проблеме). Таким образом, человек «справляется» с жизнью, следя за этими фигурами в саморегулируемой и гомеостатической манере.(Перлз, 1973).

Тело в психотерапии (воздействия и техники)

Одна из самых сложных и увлекательных систем на этой планете — это наше тело: обширная сеть нервов, мышц, тканей, жидкости, энергии, газов, воды и замечательный теплогенератор. Мы знаем о своем теле намного больше, чем когда-либо прежде, можем считывать и отслеживать симптомы, оперировать и резать, но мы все еще довольно невежественны, когда дело доходит до предотвращения боли и болезней. Ну «мы» как в западном мире.Другие культуры гораздо ближе к сознанию своего тела, чем мы, и у некоторых мы учимся, чтобы снова войти в контакт с нашим телом.

Терапия, ориентированная на тело, имеет свою собственную историю, которую я не буду здесь подробно описывать, но я думаю, что важно признать то, как эти методы лечения сегодня «окрашивают» гештальт-терапию. Как описано ранее, в гештальт-терапии используются подходы, «сосредоточенные на опыте» и «в данный момент». И делает это, наблюдая за тем, что происходит в теле; телесное осознание или, так сказать, сознание.

Одним из основоположников телесной психотерапии был Вильгельм Райх, который утверждал, что мышечное напряжение отражает подавленные эмоции, то, что он называл «бронежилетом», и разработал способ использования давления для эмоциональной разрядки своих клиентов. Позже Александр Лоуэн в своем биоэнергетическом анализе и Джон Пьерракос в Core Energetics расширили выводы Райха и, как упоминалось ранее, утверждали, что нет слов столь же ясных, как язык выражения тела.

Впоследствии возникло множество других подходов и направлений телесной психотерапии, например:

• Радикс — Чак Келли
• Органическая психотерапия — Малкольм и Кэтрин Браун
• Биосинтез — Дэвид Боаделла
• Биодинамическая психология — Герда Бойесен
• Рубенфель Синергия — Илана Рубенфельд (училась у Перлза)
• Центрирование тела и разума — Бонни Бейнбридж Коэн
• Психотерапия тела и разума — Сьюзан Апошян
• Хакоми — Рональд Курц
• Терапия танцевальными движениями
• Рольфинг — Ида Рольф
• Экспериментальная психология Хакоми — Курц
• Психотерапия единого тела
• Биоэнергетический анализ
• Ориентированная на клиента вербальная и телесная психотерапия
• Интегративная телесная психотерапия — Джек Ли Розенбург
• Телесно-ориентированная психотерапия
• Соматические переживания — Питер Левин
• Системная психомоторная терапия Пессо Бойдена

Этот обширный, но не полный список подходов, ориентированных на тело, показывает, что феномен В рамках гештальт-терапии важность «здесь и сейчас» напрямую связана с подавлением эмоций или, скорее, подавлением потребностей.Таким образом, несвязанные фигуры / гештальты могут вызывать физический стресс и напряжение, создавая застойную энергию (часто в форме боли) в тканях как отражение той же фигуры / гештальта реальности человека.

Для терапии это означает, что словесная речь может быть ограничена и ограничивать процесс, поскольку мы действительно передаем наши убеждения, мысли и эмоции невербальными способами, такими как жесты, позы, темп, напряжение или расслабление наших мышц и т. Д. тонкие соматические коммуникации.Следовательно, чтобы адресовать эту информацию в теле, клиент может применять или выполнять движения, прикосновения и дыхание, чтобы двигаться вперед. Однако это тонкая процедура в сочетании со словесным выражением. Цель состоит не в том, чтобы вызвать катарсис, а в том, чтобы мягко перемещать энергию, высвобождать идеи и позу, создавая осознанность и возвращая клиента в контакт со своим телом. Таким образом, психосоматическое выражение (физиологическое ощущение, такое как боль) — это не «внешняя» вещь или часть тела, а представление «я» человека, говорящего на невербальном языке.

Хотя попытки предпринимались, нам все еще нужен «основной словарь», чтобы понимать его сообщения. Проблема здесь заключается в субъективном опыте и опасности обобщения симптомов. Как утверждалось ранее, тело представляет собой сложную систему, и утверждение, что каждая ригидность в шее или головная боль возникает из одной и той же психологической проблемы у разных клиентов, будет отвергать гештальт-предположение о том, что каждый клиент должен рассматриваться как единое целое, в его / ее субъективном понимании. и личный контекст, придающий смысл даже его / его собственной физической боли, сознательно делая ее / ее / ее.Следовательно, это исследование отношения к своему «я», к своему телу-я.

Давайте посмотрим на реальные случаи в следующем разделе, чтобы понять эти концепции.

III. Примеры из практики вытеснения и телесно-ориентированной терапии

«Гештальт-терапия основана на теории процесса. В гештальт-терапии наиболее распространенным аспектом нашего функционирования является наше взаимодействие или «контактирование» с окружающей средой, чтобы найти завершение для наших нужд.…. Результат — достижение саморегуляции, баланса поля организм / среда ».
(Кепнер, 1999; с. 90)

И именно блокировка или препятствие на пути к достижению этого баланса побуждает людей к терапии или формам руководства, чтобы клиент мог найти свой путь обратно к естественному процессу самопознания. регулирование. Посредством терапевтического процесса, выходящего за рамки слов, мы можем обратиться к преобладающей проблеме (фигуре) в более широком контексте, включая как разум, так и тело (землю).Таким образом, как клиент, вы можете «вернуть свое тело» через расширенное сознание, которое позволит вам подключиться к своей потребности, так что вы найдете конструктивные и здоровые способы удовлетворить эту потребность. (Caldwell, C.)

Для того, чтобы иметь возможность удовлетворить свою потребность «я», очень важно «знать», то есть осознавать, что это за потребность. Однако в нашем нынешнем обществе будет справедливо сказать, что мы довольно удалены от наших потребностей, так же, как мы дистанцированы от нашего тела и эмоций. Многие потребности продиктованы обществом, семьей или экономикой (статус-кво, т.е. брак, дети, стабильная работа, машина, дом и т. д.) и не всегда могут быть связаны или выражать потребность организма. Более того, хотя мы осознаем свою потребность, иногда наше поведение может встречать враждебную реакцию [желание прикоснуться к кому-то, что не является взаимным], или нам приходится откладывать удовлетворение определенной потребности, приспосабливаясь к меняющимся обстоятельствам мира. [отказ от еды (сон, движение и т. д.), когда голоден (устал, болит и т. д.) из-за социальных условностей на работе или дома] (Kepner, 1990).

Теперь, когда мы сосредотачиваемся на теле, становится очевидным, как потребность, удовлетворение или неудовлетворенность им имеет физический отклик. Может ли это быть осознанным или нет, и, если уж на то пошло, его реакция на это тоже. Со мной бесчисленное количество раз случалось, что кто-то говорил, что у него нет болей в спине или проблем с напряжением. Тем не менее, после прикосновения и исследования, внезапно осознаешь накопившееся напряжение. Если кто-то не осознает, как накапливается напряжение в теле, я склонен задаться вопросом, насколько этот человек осознает другие потребности? В конце концов, тело описывают как холст или храм, отображающий изгибы и грани эмоционального ландшафта.Как говорит Перлз:
«Человек, который потерял« чувство »самого себя… не может ожидать, что его« саморегуляция »(аппетит) будет функционировать должным образом».
(Perls, 1947/1969, стр.45)

Другими словами, если вы не осознаете потребность, вполне вероятно, что вы не сможете ее удовлетворить, поэтому повторяете шаблоны и поведение, которые приводят к разочарованию и, возможно, к формированию физическая «броня», по словам Райха.

Говоря о технологиях, убедитесь, что вы пользуетесь социальными сетями. Почему бы не создать частную страницу в Facebook или группу в LinkedIn, посвященную благополучию сотрудников? Если вы дадите людям форум сообщества, они будут поощрять друг друга и обеспечивать собственную мотивацию.

История Питера

Например, мой бывший клиент, назовем его Педро / Питер, утверждал, что страдает от боли в груди. После открытия он сказал мне, что это было ощущение давления в сочетании с жаром, которое усиливалось в определенных ситуациях, создавало пик, который парализовал его настолько, что он не мог работать в течение дня или двух. Педро / Питер сказал, что он должен уйти от мира и просто «ждать», пока он пройдет. За эти годы он испробовал несколько методов лечения, коучинга и НЛП, но не добился больших успехов.Только после первого сеанса, при соединении с телом, посредством дыхательных упражнений и мягких прикосновений вокруг диафрагмы, Педро / Питер впервые полностью «подключился» к ощущениям.

Фактически, это один из важнейших элементов гештальт-процесса: достаточно долго сосредотачиваться на теле клиента, чтобы он мог осознавать его ощущения в той степени, в которой это позволяет ему «подключиться» к глубинной потребности. Другими словами, перейти от когнитивного понимания к осознанию целостного, интегрированного в тело опыта и отдать ему должное.В случае Педро / Питера он сознательно соединился с собой и руководствовался своими физическими ощущениями, так что он столкнулся с чувствами, которые хранились в этой области. Не только чувства, но и видения, воспоминания и голоса приходили к нему в связи с его отцом, который умер за 15 лет до этого момента. Впервые после смерти отца он соединился с горем и позволил себе грустить, злиться и любить все в течение одного сеанса. Ощущение давления в его груди уменьшилось, и он почувствовал себя легче и более связанным с самим собой.

После анализа этот клиент удерживал свою потребность плакать и чувствовать эту боль из-за культурных интроектов (например, таких убеждений, как: сильные мальчики не плачут), используя стратегии отклонения (быть мистером Славным Парнем, всегда улыбающимся и шутящим) и десенсибилизация (анализ своей ситуации на когнитивном, ментальном уровне, не позволяя себе подключиться к своему телу и эмоциям). Часто на практике клиенты «думают или верят, что они чувствуют» (Kepner, 1990), как если бы они могли или должны были «знать», а не верить в то, что «текущий опыт» их тела может дать достаточное понимание эмоций. чувствовал.Если это происходит, мы говорим «о» чувствах, а не переживаем и преодолеваем их в тот момент, когда они возникают.

Я считаю, что работа по завершению Гештальта или достижению удовлетворения и того, что люди называют «разрешением / счастьем», достигается сначала путем восстановления соединения с нашим телом, с физиологическим и эмоциональным опытом здесь и сейчас, дистанцироваться от ментальных и социальных концепций, которые подавляют необходимую потребность перейти к действию. Здесь важно подчеркнуть, что гештальт-терапия «делает различие между защитой от ощущений и чувств (структурная десенсибилизация) и защитой от мобилизации и действия (структурная ретрофлексия)» Kepner (1999).Хроническое мышечное напряжение со временем может стать структурным элементом мышц и осанки, так что части тела могут не «ощущаться» или использоваться в качестве хранилища накопленных эмоций и воспоминаний. Следовательно, как указывалось ранее, напряжение, боль и дискомфорт, выражаемые клиентом, необходимо рассматривать и, что наиболее важно, испытывать индивидуально в контексте среды этого клиента. Другими словами, другой клиент с подобными симптомами, возможно, не страдал от тех же ограничивающих культурных убеждений, не страдал бы от такого невыраженного горя, или, наоборот, мог бы справиться с аналогичными проблемами совершенно по-другому.

Теперь, с точки зрения борьбы с этим видом сопротивления, психосоматическим выражением невыполнения своей потребности, важно не только соединиться с телом, но и «наблюдать очевидное» здесь и сейчас, не впадая в ловушка анализа (как клиент, так и терапевт). Следовательно, организм, тело-я, может заново приспосабливаться и спонтанно двигаться к завершению этого гештальта.

В этом случае клиенту удалось разрядить застойные эмоции (катарсис), заново собрать сознание этого тела и эмоций, открыть мечты и воспоминания о своем прошлом, которым он долгое время пренебрегал, но теперь смог преодолеть, и позволил себе процесс, который стимулировал поток энергии и прогресс.Только после нескольких сеансов он сообщил, что чувствует меньше симптомов, и, что более важно, теперь «понимал» послания своего тела не как наказание (сначала он хотел избавиться от него, например, забрать его у меня!), В сторону интеграция ощущений и изучение того, что таким образом тело выражает и делает очевидными его основные потребности, которые теперь становятся все более и более осознанными на когнитивном уровне.

История Анны

Анна пришла на терапию, потому что она сказала, что чувствовала себя сбитой с толку.У нее всегда было то, чего она хотела, она воспринималась как сильная, уверенная в себе женщина, которая путешествовала по миру и только к тридцати годам имела хорошее физическое здоровье. Однако замешательство возникло из-за разочарования результатами, которые она получила от своих действий. Энн говорила: «Я делаю все, что могу, но каждый раз ударяюсь о стену». И это относилось как к ее личной жизни, так и ее профессиональной. Эта стена была практически ее слепым пятном.

До терапии она не могла видеть, что попала в бессознательный гештальт, повторяющееся поведение, которое повторялось, следовательно, давало те же результаты.Ее поведение не следует оценивать как хорошее или плохое, но, скорее, важно заметить, что сам факт создания петли, явно не «обслуживающей» ее, привел к дискомфорту, а в ее случае — к гневу. Таким образом, Энн будет «проецировать» свой гнев на мир: на мужчин, коллег по работе и вообще, кого она считает «глупыми», получит свою справедливую долю.

Помимо механизма проецирования, Энн также «ретрофлексировала» нездоровое пищевое поведение. Этот последний гештальт она больше осознавала с самого начала; каждый раз, когда она расстраивалась, вместо того, чтобы подключиться к эмоции, Энн решила проглотить ее, независимо от эмоции, едой, напитками и тому подобным.Фактически, несмотря на ее сильный характер и идентичность «влиятельной женщины», к которой она была привязана, она причинила вред себе и другим, потому что не знала, что ей в первую очередь нужно. Гнев и разочарование из-за того, что своими «действиями» не получили желаемого, она обратилась к психотерапевту. Где, помимо очень редких случаев в своей жизни, она действительно была связана с эмоциями; — воскликнула Энн.

Клаудио Наранхо однажды сказал: «Гештальт-терапия работает, когда вы начинаете смеяться над собой. Это то, что случилось с Анной, которая через некоторое время с улыбкой сказала: «На самом деле мне нужно платить деньги, чтобы плакать».

После процесса, который связал ее с ее уязвимостью и ее телом, Анна приблизилась к своим потребностям и поняла, каков ее образец цикла переживаний. Почти каждый раз, когда она злилась, она понимала, что с ней происходит что-то еще. Чаще всего ей было грустно или она чувствовала себя бессильной.

Вдыхая его, соединяясь с телом (такие симптомы, как головные боли, жесткие плечи, проблемы с кишечником, сжатие челюстей), Анна научилась преодолевать переживания и уважать свои потребности.Такие вещи, как ревность, которую она никогда раньше не испытывала, страх, у которого не было реальной причины, имели смысл в свете ее собственной уязвимости, которая требовала (само) заботы и сострадания. То, о чем Энн не «думала», имело какую-то ценность из-за ее социокультурного контекста.

Фактически, на одном из сеансов, все, что требовалось от Анны, — это наблюдать за тем, что происходит, пока она говорит. Будучи умными и умными, сценарии и проблемы всегда были очень ясными и «очевидными». Используя эту способность, мы сосредоточились на очевидном, что происходило в тот момент во время сеанса: как вы дышите, когда говорите? Какие ощущения проявляются в вашем теле? Как вы двигаете ногами, руками и мимикой? Какие напряжения очевидны?

Когда что-то не имело смысла, Энн чувствовала головную боль.Когда ей стало страшно, ее животик среагировал. Среди них и других она научилась интегрировать тело в свой дискурс, сделав его столь же важным, как и ее «рассказ», и позволив ему направлять ее в повседневной жизни. Таким образом, Энн медленно научилась останавливаться и говорить «нет». Вместо того, чтобы верить, что она может все это сделать.

Как мы уже говорили, тело — сложная сущность. Некоторые симптомы и реакции имеют смысл только в том конкретном контексте, в котором они были созданы. И как только одна проблема (гештальт) проливается на нее и растворяется в почве, появляется другая.Эта намотка потока приводит к возникновению и падению различных кривых обучения в процессе гештальт-терапии. Своим клиентам я склонен описывать это как спираль: мы движемся по этой спирали, сосредотачиваясь на одних и тех же проблемах на протяжении всей жизни, но каждый раз узнавая новые идеи, шаблоны и стратегии самих себя, чье сознание допускает решительный выбор, сделанный из обязанность. И как говорил один из моих наставников: «Мы все учимся в жизни, но те, кто выбрал терапевтическое руководство, продвигаются вперед намного быстрее.

IV. Понимание, размышления и вызовы

Итак, цикл переживаний сложен в том смысле, что он не является линейным. Чтобы не удовлетворить потребность, можно активировать несколько механизмов. Но почему так?

Со стороны кажется очевидным, что если бы кто-то хотел удовлетворить любую потребность, такую ​​как жажду и голод, в том числе на эмоциональном уровне, мы все были бы намного счастливее. Это может быть правдой, но у тела тоже есть своя память. Следовательно, предыдущий опыт в первичном сценарии (воспитании) может бессознательно направить нас к механизму предотвращения.Не только потому, что может быть страх и боль, но, что наиболее важно, потому, что это гомеостатический способ заботы о нашем (теле) я.

Более того, это само сопротивление контакту тогда равнозначно «выражению собственной сущности» (Kepner, 1990). Иногда переживаемая боль или травма слишком сильны, и их нужно избегать, чтобы жить дальше и двигаться вперед.

Еще одна моя клиентка в молодые годы страдала от издевательств, и этот опыт навсегда запомнился ей во взрослой жизни.Она называла себя застенчивой, ее тело было худым, и то, как она использовала свое тело, было направлено на то, чтобы сделать ее меньше и крошечной, занимая меньше места в комнате или на стуле.

Устная связь с переживанием жестокого обращения в детстве была для нее слишком сильной, поэтому мы работали над очевидным: что на самом деле происходило здесь и сейчас. В этом случае она сохраняла бы эту лицевую маску, постоянную улыбку до такой степени, что иногда ее лицо начинало болеть, переходя в напряжение и головную боль (особенно в ситуациях, когда ей приходилось сталкиваться с другими, т.е. быть в контакте с другим человеком). Во время работы с этим напряжением на одном из сеансов выяснилось, что ее руки сжались в кулаки. Ее руки и пальцы воспылали жаром, энергией и напряжением; и все же напряжение, которое требовало движения, движения отталкивания, отказа, позволяющего подняться гневу как форме самозащиты и самозащиты. Это был один из первых случаев, когда она позволяла своему телу выражать гнев и сопротивление и использовать свою собственную энергию не для того, чтобы блокировать себя, а для того, чтобы подтолкнуть ее наружу, чтобы установить предел и сказать «нет».

Работа с телом и включение его в терапию временами кажется слишком «очевидным». Не всегда и не обязательно большое «вау!» момент, особенно для наблюдателя, который находится за пределами этого телесного опыта. Напротив, телесно-центрированный процесс является тонким и требует времени и внимания. Преимущественно цель состоит в том, чтобы соединиться с потребностью, которая иногда скрывается за пределами сопротивления, боли или застойной мышцы, которая препятствует движению и действию. Независимо от формы обучения, ориентированного на тело, я считаю, что важно связать это с реальной повседневной жизнью, т.е. поведение, убеждения и действия. В этом последнем примере задача для клиента заключалась в том, чтобы сначала заметить свои физические ощущения, научиться интерпретировать напряжение и жар как способ выразить несогласие и избежать контакта (конфликта) с окружающей средой. И тем самым, не говоря «нет», впоследствии сказал «да» всему, что предлагал другой или, что еще хуже, навязывалось.

Однако легко вернуться к старым привычкам, убеждениям и позам, поскольку, даже если они могут быть неудобными, со временем они стали зоной комфорта.Следовательно, возникает вопрос: что более неудобно: избегать конфронтации или выражать свои нужды и желания? Мы все доходим до точки, когда наши зоны комфорта, созданные механизмами избегания, начинают становиться некомфортными. И обычно в этот момент мы понимаем, что «что-то» должно измениться. И это наше «я», то, как мы приходим к удовлетворению наших потребностей и гештальтов.

В этом контексте я считаю важным указать на некоторые этические проблемы. Некоторые люди были отчуждены от своего тела из-за травм и жестокого обращения, и хотя связь может быть создана посредством движения и самоисследования, к прикосновениям со стороны практикующего следует относиться осторожно.Клиенты обычно хотят получить «быстрое решение», «чтобы избавиться от проблемы»; это было бы похоже на операцию, когда вырезали ту часть себя, которую вы не хотите видеть или с которой не хотите иметь дело. Процесс терапии, осознания, принятия и, следовательно, исцеления является интегративным, целостным и сострадательным по своей природе. Прежде всего, с собой. Это путешествие, наполненное сопротивлением и проблемами, потому что, если бы это было легко сделать, вы бы уже сделали это. Боди-центрированная терапия и гештальт-терапия предлагают клиенту возможность вернуться в контакт со своими собственными потребностями и саморегулироваться.

Однако справедливо сказать, что этот подход имеет свои пределы, особенно в свете таких патологий, как шизофрения. Я не буду вдаваться в подробности, так как информации опять же много. Важно, чтобы терапевт и клиент брали на себя ответственность с точки зрения интенсивности работы и способности клиента прагматично интегрировать осознание в свою жизнь. Цель состоит не только в осознании, но и в создании изменений, владении опытом и признании своих потребностей таким образом, чтобы вы чувствовали себя комфортно, изменяя свое поведение так, чтобы это послужило вам.

VI. Заключение

Как мы видели, рассматривая различные случаи из реальной жизни, человек выражает свое поведение, убеждения и сопротивление выражению потребности и связанных с ней эмоций также через тело. Не только через аспект языка тела, но как выражение, являющееся частью «целостности» человека.

Размышляя над этой статьей, я хотел бы призвать хотя бы к осознанию этих взаимосвязей, если не бросить вызов чисто лингвистическим моделям и формам терапии, чтобы они распространялись на соматические знания как форму исцеления и самовосстановления.Однако в западной культуре тело не играет важной роли, по крайней мере, с точки зрения самовыражения. Скорее, мы живем в эпоху одержимой телесной культуры, которая использует свою внешность как форму личного брендинга, еще больше отчуждая себя от нашего тела.

В наши дни циничный ум может утверждать, что мы покупаем части нашего тела (зубы, грудь, задницы и даже шесть упаковок!) Так же легко, как машины, дома или другие товары, цель которых — скрыть потребности человека. организм.Как мы видели ранее, отказ от контакта с собой, избегание контакта с нашими потребностями и эмоциями может сначала быть способом справиться со «стрессом», но также является способом избежать контакта с собственными потребностями, что в конечном итоге приведет к незавершенное дело, гештальт, который не закрыт. Тогда это может вызвать всевозможные физические симптомы в дополнение к эмоциональным, поскольку организм хочет саморегулироваться.

В области коучинга, консультирования, психотерапии и не только, мы не можем продолжать игнорировать и игнорировать симптомы своего тела и способы общения.На самом деле, забавно, сколько неспециалистов знают об этих отношениях и о том, как организм реагирует на определенные стрессовые факторы, но как мало значения и интеграции допускаются в повседневной жизни, не говоря уже о работе и бизнесе. Я надеюсь, что эта статья побудит читателя выйти из тени, полностью уважать тело как часть своего «я» и позволит вам найти способы соединиться с ним, чтобы расшифровать его послания. Таким образом, можно быть уверенным, что гештальты будут заключаться быстрее и эффективнее.Другими словами, боль, дисфункции и психосоматические симптомы могут быть значительно уменьшены и устранены изнутри.

В конце концов, гештальт-терапия — это сознание (когнитивное, а также соматическое), здесь и сейчас (того, что на самом деле происходит, а не память или ментальная конструкция) и ответственности (принятие сознательных действий для изменения точки зрения или окружающей среды, для удовлетворения потребностей).

Что такое методы гештальт-терапии

Автор: Joy Youell

Обновлено 11 февраля 2021 г.

Медицинский обзор: Уитни Уайт, MS.CMHC, NCC., LPC

Гештальт-терапия — это подход к психическому благополучию, который помогает людям разрешить прошлые конфликты и стать более настоящими. Когда вы уходите из прошлого, вы можете обрести покой в ​​настоящем и обогатить свое взаимодействие с окружающим миром. Читайте дальше, чтобы узнать о гештальт-терапии, о том, что такое гештальт, и о том, как он может помочь людям справиться с симптомами психических расстройств.

Вы застряли в прошлом и готовы перейти в настоящее?

Мы понимаем.Узнайте о доступной гештальт-терапии сегодня! Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все комиссии, связанные с платформой.

Источник: pexels.com

Что такое гештальт-терапия?

Гештальт-терапия (ГТ) сосредоточена вокруг настоящего. Участники учатся настраиваться на себя, отпускать прошлое и взаимодействовать с настоящим. Вместо того, чтобы беспокоиться о прошлом или будущем, GT сосредотачивается на настоящем и настоящем.

Некоторые формы терапии глубоко вложены в историю.Такие подходы, как психоанализ и другие дисциплины, уходящие корнями в фрейдизм, могут быть сосредоточены на том, как прошлое человека влияет на его настоящее состояние. Люди, работающие с терапевтами, практикующими эти методы, будут тратить много времени на обсуждение и анализ того, что произошло в прошлом. В GT, однако, цель состоит в том, чтобы клиенты стали более осведомленными.

Краткая история гештальт-терапии

Гештальт-терапия была основана Лаурой Перлз, Полом Гудманом и Фрицем Перлзом. Они разработали этот процесс в 1940-х годах.Затем они выпустили книгу, в которой описывался этот подход к оздоровлению в 1950-х годах. GT был результатом исследования множества систем, включая восточные религии, физику мира и теорию систем. В результате этот вид терапии довольно уникален. С момента своего создания он становился все более популярным, распространяясь среди множества демографических групп по всему миру. Теперь это влиятельная форма терапии.

Слово гештальт — немецкое слово, которое означает «форма / форма» или «целое».«Другими словами, он фокусируется на целостности человека. Основатели GT считали, что мы должны смотреть на людей в целом, а не только на отдельные части. Таким образом, практика фокусируется на том, как весь человек чувствует себя в любой данный момент. , так что они могут снять внутренние проблемы или нерешенное напряжение.

Согласно гештальт-терапии, эмоции могут быть разрешены только в том случае, если они обсуждаются в настоящем. Высвобождение эмоций, как внутренних, так и внешних, является основным способом исцеления участников с помощью этого типа терапии.Вместо того чтобы сосредотачиваться на достижении и оправдании ожиданий, люди учатся понимать себя и свои желания. Это может укрепить уверенность в себе и снять стресс, что в конечном итоге приведет к хорошему психическому здоровью.

Источник: pixabay.com

Психические расстройства, при которых может помочь гештальт-терапия

GT может помочь людям с различными психическими расстройствами. Лучше всего обсудить гештальт-технику со своим терапевтом, чтобы узнать, будет ли она эффективна для вас.Гештальт-подход подходит не всем, но для вас может оказаться очень эффективным посещение гештальт-терапевта. Ниже приведены некоторые из состояний психического здоровья, при которых посещение гештальт-терапевта может быть полезным.

Беспокойство и депрессия . GT может быть полезным подходом для преодоления чувства тревоги и депрессии. Когда исторические проблемы решены и разрешены, мир можно найти в настоящем. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) может иметь большие преимущества от гештальт-терапии.По заявлению Американской психологической ассоциации, GT помогает клиенту сосредоточиться на настоящем моменте. Людям с посттравматическим стрессовым расстройством трудно сосредоточиться на прошлом, и они могут испытывать ужасные воспоминания, ведущие к приступу паники. Кому-то с посттравматическим стрессовым расстройством, вероятно, будет полезно обратиться к гештальт-терапевту.

Самоуважение. Людям с низкой самооценкой часто не хватает уверенности в себе, и им трудно признать свою самооценку. GT способствует принятию, что может быть мощным инструментом повышения самооценки.Сидеть в пустом кресле в кабинете терапевта за ресурсами по гештальт-терапии может значительно повысить вашу самооценку.

Проблемы во взаимоотношениях . GT — это хороший способ справиться с проблемами в отношениях. Вместе или по отдельности пары могут исцелить свои отношения, приняв и отпустив прошлое.

Головные боли . Неофициально сообщалось, что ГТ устраняет физиологические проблемы, такие как боль или проблемы с пищеварением, которые могут быть связаны с психологическими состояниями.

Кроме того, GT хорошо работает для людей, которые хотят улучшить свое самосознание. Это может помочь определить личные проблемы или основные причины различных привычек. Практика, связанная с GT, может помочь выработать новые способы мышления, которые действительно улучшают внутренний мир. Наконец, GT считается нетрадиционным и может понравиться людям, которым нужны альтернативные методы лечения. Его также можно использовать в контексте арт-терапии.

Техника GT

GT использует несколько методов для поощрения взаимодействия.Некоторые из этих инструментов включают:

  1. Вопросы. Терапевт может задавать клиенту вопросы, особенно относящиеся к настоящему. Нередко можно услышать, как терапевт спрашивает, «Что сейчас происходит?» или «Как вы сейчас относитесь к этой проблеме?» Выработка привычки настраиваться на настоящий момент и осознавать его — неотъемлемый аспект GT.
  1. Ролевые игры. GT ценит сочувствие как способ понять взаимодействие между людьми.Когда вы играете роль в ролевой игре и воплощаете кого-то еще, вы можете научиться испытывать к нему больше сочувствия.
  1. Противостояние. Подобно ролевой игре, эта практика поможет вам противостоять кому-то в гипотетическом сценарии. GT ценит самовыражение и внутреннюю работу, потому что они приносят плоды во внешних отношениях.
  2. Кузовные работы. Когда дело доходит до гештальт-терапии, ваш терапевт может попросить вас заняться телесной работой. Ваш терапевт может порекомендовать вам заняться физической активностью, танцевать или выполнять другую форму движения в дополнение к сеансам терапии с вами.Это очень эффективно помогает пациентам обрести баланс и целостность.

Вы застряли в прошлом и готовы перейти в настоящее?

Мы понимаем. Узнайте о доступной гештальт-терапии сегодня!

Источник: pexels.com

  1. Мечта работает. Сны долгое время были загадкой в ​​психологическом мире, и каждая практика подходит к ним по-разному. GT считает, что сны могут дать важную информацию о внутренней жизни человека.

Обратите внимание, что у всех терапевтов GT разные подходы, и практика может быть адаптирована для каждого участника. В зависимости от ваших потребностей, вы можете захотеть найти группы поддержки, другие формы терапевтических ресурсов или другие изменения. Ваш терапевт должен работать с вами над этими вопросами, чтобы вы увидели наилучшие возможные результаты.

Другие концепции гештальт-терапии

Гештальт-терапия использует принципы целостности и осознанности для улучшения самочувствия. Это клиентоориентированная форма терапии, которая может быть очень эффективной при решении множества проблем психического здоровья.Кроме того, гештальт-терапия фокусируется на концепциях целостности и осознанности, чтобы клиент мог чувствовать себя более «завершенным» в своей повседневной жизни.

Целостность

GT смотрит на человека целиком. Этот тип терапии считает, что несчастье возникает, когда разум и тело человека разъединены, поэтому цель GT — объединить эти разрозненные элементы. Целостность позволяет людям осознавать себя.

Осведомленность

Практикующие

GT считают, что осознание не работает, когда мы озабочены прошлым или когда у нас низкая самооценка.Эти проблемы решаются путем наблюдения и обучения тому, как настраиваться на окружающую среду. Таким образом, упражнения на слушание и концентрацию являются важными элементами растущего осознания. В целом, GT помогает людям завершить прошлые дела, чтобы они могли обратить свой взор в настоящее.

Эффективность гештальт-терапии

Когда дело доходит до различных терапевтических подходов, некоторые придерживаются более жесткого научного взгляда, а другие более чувственны или мистичны. GT — это более психологическая и эмоциональная практика, которая оказалась эффективной для многих клиентов.Внимательность и самореализация — это здоровые принципы психического здоровья.

Тем не менее, GT может быть очень субъективным, и к нему следует внимательно относиться, если практикующий GT когда-либо предлагает медицинский совет или рекомендует лекарственную терапию. GT — это в первую очередь форма психологического консультирования, предлагаемая через личного или онлайн-консультанта, а не медицинская практика. В целом, это может быть удивительно эффективным для снятия стресса и обучения участников тому, как жить с удовольствием в настоящем.

Источник: pexels.com

Если вы испытываете психическое расстройство, беспокойство или другое состояние, квалифицированные и профессиональные консультанты BetterHelp могут помочь вам улучшить душевное состояние, используя такой подход, как гештальт-терапия. Вы можете встретиться с психологом в наиболее удобное для вас время, не выходя из дома, используя планшет, телефон или ноутбук. Свяжитесь с нами, чтобы узнать о нашем процессе сопоставления и начать онлайн-терапию сегодня. Прочтите обзоры ниже, чтобы узнать больше о консультантах BetterHelp.

Отзывы консультанта

«Доктор Тассава — лучший консультант, который у меня когда-либо был. Она предлагает мне реальные методы и инструменты, чтобы справиться с моим беспокойством и стрессом. Она ни разу не осудила меня ни по одной из моих проблем и честно поддерживала меня в большинстве случаев. трудное время в моей жизни. За последние несколько месяцев, с ее поддержкой и руководством, я смог изменить свое мышление, реакцию и то, как я справляюсь с серьезным беспокойством и стрессом. Я так благодарен ей. Она не только изменила мою жизнь к лучшему… честно говоря, она спасла мне жизнь. «

«Тара — потрясающий консультант. Я чувствую, что она помогла мне решить мои личные проблемы своевременно и эффективно и помогла мне научиться решать проблему, с которой я раньше не сталкивался. Я настоятельно рекомендую ее всем. изучает терапию для целей личностного роста «.

В заключение

Есть много способов работать с терапевтом. Вы можете найти практиков гештальт-терапии и других методов на BetterHelp.Если вы чувствуете депрессию, тревогу или вообще нуждаетесь в поддержке, поговорите с терапевтом, чтобы вернуть все в норму. Вы можете двигаться вперед к по-настоящему полноценной жизни — все, что вам нужно, — это правильные инструменты. Сделай первый шаг.

Часто задаваемые вопросы о методах гештальт-терапии

Какова основная цель гештальт-терапии?

Цель гештальт-терапии — преодолеть ваше отношение к прошлому и будущему.Вы хотите сосредоточиться на настоящем и прочувствовать настоящий момент. Кроме того, вы захотите сосредоточиться на своих нынешних чувствах к прошлому и взять на себя ответственность за них. Вы должны уметь понимать, что вы чувствуете сейчас, и управлять этими чувствами. Кроме того, цель состоит в том, чтобы облегчить любые неразрешенные эмоции, душевную боль, беспокойство или стресс из-за прошлой ситуации.

Как работает гештальт-терапия?

Гештальт-терапия — это клиентоориентированная форма терапии, в которой клиент сосредотачивается на настоящем моменте.Терапевт посоветует вам подумать о ваших нынешних чувствах, а не о прошлом. Это необходимо для того, чтобы переориентировать ум на настоящий момент, чтобы вы не зацикливались на прошлых происшествиях. Эти инциденты обычно вызывают стресс, беспокойство или депрессию. Таким образом, сосредоточение внимания на настоящем может считаться очень эффективным при попытке исцелить мысленно.

Каковы ключевые концепции гештальт-терапии?

Согласно веб-сайту Gestalt Theory, ключевыми понятиями являются феноменологическое исследование (осознание и понимание), перспектива теории поля (событие, которое должно произойти, чтобы повлиять на будущее), экзистенциализм (признание того, как устроен мир) и диалог (перспективы отношения).В целом, основная суть гештальт-терапии — это стремление к более глубокому пониманию ситуаций. Чтобы понять, почему что-то происходит, и как подойти к этому опыту.

Когда бы вы использовали гештальт-терапию?

Вы можете использовать гештальт-терапию по разным причинам. Любые неприятные ощущения по отношению к прошлому или настоящему — отличный повод обратиться к гештальт-терапевту. Кроме того, если вы просто хотите почувствовать себя более цельным или осознанным, это отличная форма клиентоориентированной терапии.

Для кого эффективна гештальт-терапия?

Если у вас тревожное расстройство, депрессия или проблемы в отношениях, гештальт-терапия может быть очень эффективной. Кроме того, он эффективен при снятии стресса, головных болей и даже травм. Независимо от того, с чем вы имеете дело, посещение гештальт-терапии может принести вам пользу.

Какие техники используют гештальт-терапевты?

Некоторые техники гештальт-терапии представляют собой ролевые игры, в которых терапевт поможет вам воспроизвести сцены или прошлые переживания.Затем вы сосредоточитесь на том, что чувствуете в настоящем. Другой, который, вероятно, наиболее известен, является техника пустого стула. Здесь клиент разговаривает с человеком, к которому у него есть претензия. В-третьих, это техника преувеличения, при которой терапевт побуждает своего клиента преувеличивать свое физическое поведение, например, играть с волосами или постукивать пальцами. Это делается для повышения самосознания клиента.

Что такое гештальт-упражнения?

Некоторые упражнения гештальт-терапии представляют собой методы самосознания, так что вы лучше соприкасаетесь со своими эмоциями.Когда вы будете лучше осведомлены о своих реакциях и механизмах преодоления, вы, вероятно, вылечитесь более эффективно. Еще одно упражнение — это техника пустого стула, также известная как пустой стул. Кроме того, многие терапевты предпочитают проводить со своими клиентами ролевые игры, чтобы клиент мог исцелиться от предыдущей ситуации. Это должно способствовать исцелению и преодолению своих эмоций.

Что такое гештальт-техника пустого стула?

Техника пустого стула, как упоминалось выше, — это техника, при которой вы разговариваете с пустым стулом.Вы делаете вид, что разговариваете с кем-то, кто причинил вам стресс, боль или беспокойство. Это нужно для того, чтобы выразить то, что вы чувствуете по отношению к ним, но на самом деле этого не происходит. Это очень эффективный метод, поскольку вы, вероятно, почувствуете себя лучше, когда объясните свою боль и эмоции.

Что просто объясняет гештальт?

Гештальт-терапия, если объяснить ее просто, — это метод терапии, при котором терапевт заставляет клиента чувствовать себя более цельным и законченным. Это объединение всех частей, связанных с болью, прошлой ситуацией, будущим и эмоциями, которые испытывает клиент.Цель состоит в том, чтобы клиент чувствовал себя целостным в настоящий момент, а не сосредотачивался на прошлом или будущем.

Какова основная цель гештальт-терапии?

Основная цель гештальт-терапии — избавиться от беспокойства о будущем в прошлом. Завершив гештальт-терапию, вы должны почувствовать себя комфортно, живя настоящим, и почувствовать целостность своей жизни. Если вы боретесь с тревогой или депрессией, есть надежда, что вы сможете исцелиться от этих чувств и справиться с негативными эмоциями.

В чем разница между гештальт-терапией и экзистенциальной терапией?

Гештальт-терапия — это разновидность экзистенциальной терапии, но с некоторыми отличиями. GT обычно фокусируется на ощущении целостности, в то время как экзистенциальная терапия фокусируется на аутентичности. Экзистенциальные терапевты склонны полагать, что смысл жизни сводится к тому, что он закончится, поэтому вы должны жить настоящим. Гештальт-терапия фокусируется на настоящем, а не на прошлом или будущем.

Основана ли гештальт-терапия на доказательствах?

Гештальт-терапия основана на доказательствах. Были проведены сотни исследований гештальт-терапии, и это эффективная форма терапии. Однако для некоторых состояний психического здоровья, таких как генерализованная тревога, доказано, что другие методы терапии более эффективны, например, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Чтобы узнать, добьетесь ли вы успеха с помощью GT, обратитесь к консультанту и обсудите свои симптомы. Они смогут сказать вам, будет ли GT эффективен в вашей конкретной ситуации.

Предыдущая статья

Гештальт-терапия в психологической практике

Гештальт-терапия — это расширяющая и актуальная основа для психотерапии. Это воодушевляет как практикующих, так и пациентов. Его цель — вызвать новую осведомленность, чтобы переход и решение проблем были возможны. Клиенты немедленно получают все необходимое и несут ответственность за реальную работу, вдохновляют и мотивируют находить собственные решения.Этот подход предполагает переход от разговоров к действиям и опыту в творчестве (Corey, 2009). Теория рассматривает рост и улучшение как терапию и отражает ранний гештальт-девиз: «Не нужно быть больным, чтобы поправиться» (Corey, 2009, стр. 225). Из-за множества продемонстрированных преимуществ гештальт-терапию следует использовать большему количеству практикующих психологов. Это наука, которая продолжает развивать психологию.

«Психология — очень неудовлетворительная наука», — писал в 1935 году немецкий психолог Курт Коффка (Koffka, 1935, с.18). С одной стороны, отметил он, есть объективные факты; с другой стороны, гипотезы, теории и «чистые продукты разума» (Koffka, 1935, стр. 1).

В психологии теория — это основанная на фактах и ​​проверенная структура, которая помогает классифицировать явление и предсказывать будущее поведение. Теории используются для создания моделей для понимания и интерпретации человеческих мыслей, действий и эмоций (Cherry, 2011). Сегодня существует множество терапевтических теорий. Многие психологические теории рассматривают пациента как объект, который нужно изменить.Многие психологи заявляют, что они «адлерианцы», «бихевиористы» или «фрейдисты». Но у гештальт-терапевтов другая цель. Цинкер (1977) утверждает, что гештальт-терапия — это «не столько изменение [чувства] бытия [одного] я], сколько его упражнение» (стр. 21). Ключевым принципом гештальт-теории является «усиление и обогащение осознания», которое «само по себе рассматривается как лечебное» (Corey, 2009, стр. 206). Центральная идея заключается в том, что люди уже стремятся к совершенствованию и «самореализации» и что, если они будут больше осознавать себя, они могут продолжать расти и меняться.

Этот текст призван объяснить гештальт-подход к психотерапии. Это также свидетельствует о том, что гештальт-терапия является устоявшейся и надежной структурой, на основе которой больше психологов должны работать в своей практике.

Следует описать концепцию гештальта , поскольку он является основой этой структуры. Во-первых, это слово произносится как «ГЕШТАУЛТ». Это немецкое слово, означающее «форма» или «форма» (keithyates.com, 2001). Проще говоря, гештальт — это идея, что целое состоит из частей, и все эти части необходимы для достижения целого.Кроме того, эффект всей формы не может быть достигнут простым описанием отдельных частей, которые она удерживает (keithyates.com, 2001).

Джеймс Померанц, профессор Университета Райса, признает, что перевести это слово в научные термины сложно и неуловимо. Но он объясняет гештальты как «паттерны или особенности более высокого порядка, которые появляются, когда два или более перцептивных элемента помещаются в тесную пространственную или временную близость друг к другу, паттерны… которые не возникают, когда присутствует только один элемент» (Pomeranz, 2006, п.620). Померанц (2006) утверждает, что целое воспринимается раньше его частей и что человеческий разум использует «предварительный» процесс, чтобы буквально увидеть лес перед деревьями (стр. 621).

Эта жизненно важная формула хорошо вписывается в психологическую науку: гештальтисты подходят к пациентам как к единым продуктам, которые являются результатом различных взаимодействующих систем, некоторые из которых очевидны, а некоторые нет. Например, практикующие врачи могут рассматривать такие аспекты, как темперамент, личность, семейный анамнез, убеждения, образование и когнитивные процессы конкретного пациента, а также то, как эти системы влияют на все видимое.

Эта терапия основана на предположении, что людей можно понять только в контексте их продолжительных отношений с окружающей средой, идея, также известная как теория поля (Corey, 2009). Этот научный метод отвергает разделение и однолинейную историческую причинно-следственную последовательность (Yontef, 1993). Жизнь клиента рассматривается как единое поле, а события и отношения — это части поля, которые связаны друг с другом и реагируют друг на друга.Поле состоит из переднего и заднего планов, и элементы в этих частях указывают на их важность или значимость в жизни клиента.

Понятие поля заменяет понятие дискретных, изолированных частиц (Yontef, 1993). Джеральд Кори, доктор философии, (2009) автор книги Теория и практика консультирования и психотерапии, утверждает, что для гештальт-терапевта все динамично, а поле — это вся ситуация, место, которое постоянно меняется.Все так или иначе влияет на время и пространство. Кроме того, то, что пациент непосредственно видит и чувствует, считается более надежным для терапии, чем интерпретация (Yontef, 1993). Кори (2009) объясняет, что теория поля отслеживает некоторые аспекты поля окружающей среды, поскольку они возникают из фона поля и становятся центром внимания или интереса человека.

Чем эта концепция в психологии отличается от других теорий в психологической практике, таких как бихевиоризм? Йонтеф (1993) утверждает:

«При модификации поведения поведение пациента напрямую изменяется в результате манипуляции терапевтом со стимулами окружающей среды.В психоаналитической теории поведение вызывается бессознательной мотивацией, которая проявляется в отношениях переноса. Анализируя перенос, вытеснение снимается, бессознательное становится сознательным. В гештальт-терапии пациент учится полностью использовать свои внутренние и внешние чувства, чтобы быть ответственным и самоподдерживающим » (стр. 5).

Бихевиоризм просто стремится изменить внешнее поведение и не принимает во внимание мысли или мотивацию действия.Гештальт-психология рассматривает действие как часть целого — определенные факторы были необходимы для того, чтобы произвести видимый результат. Гештальт-терапия направлена ​​на то, чтобы помочь пациентам осознать определенные формы поведения, чтобы изменить их и их взгляды на жизнь, тогда как бихевиоризм фокусируется на наблюдаемом поведении и его изменении (Corey, 2009).

Кристиан фон Эренфельс опубликовал свою книгу О гештальт-качествах в 1890 году и использовал термин гештальт для описания теории восприятия в области психологии (Woldt and Toman, 2005).В 1912 году Макс Вертхаймер обсудил свои концепции перцептивной группировки и восприятия движения в соответствии с устоявшейся традицией гештальта (Woldt and Toman, 2005). Вольдт и Томан (2005) отмечают, что вместе с Вертхаймером профессора психологии, такие как Вольфганг Кёлер и Курт Коффка, внесли свой вклад в развитие дисциплины в 1920-х годах через свои исследования и публикации.

Академики Фриц Перлз и его жена Лаура оказали значительное влияние на гештальт-терапию, начиная с 1940-х годов (Википедия, 2011).Основополагающая работа Перлза, в соавторстве с Полом Гудманом и Ральфом Хефферлайном и опубликованная в 1951 году, называлась Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности (Википедия, 2011). В 1952 году был основан первый Гештальт-институт: Фриц и Лаура запустили его из своей квартиры на Манхэттене (Википедия, 2011).

В 50-х и 60-х годах в рамках этой концепции особое внимание уделялось личностному росту и человеческому потенциалу (Wikipedia, 2011).

Экзистенциальная феноменология, гештальт-психология, эксперименты и другие концепции внесли свой вклад в развитие гештальт-терапии.Она выросла с ранних стадий в 1940-х годах до процветающей популярности в 1960-х и начале 1970-х годов (Wikipedia, 2011). Позже когнитивная революция и развитие бихевиоризма затмили гештальт-практики в психологии.

Традиционно гештальт-терапевты отвергают потребность в исследованиях, демонстрирующих преимущества гештальтизма, и игнорируют необходимость развития теории и практики гештальт (Wikipedia, 2011). Однако многие практикующие возобновили интерес к последствиям применения гештальт-терапии.

Какие еще характеристики и техники достигают гештальта гештальт-терапии? Хотя будут упомянуты не все идеи, мы обсудим наиболее важные концепции, уникальные для гештальт-терапии.

Сейчас

Гештальт-подход считает, что размышления о прошлом и фантазии о будущем могут быть способами избежать настоящего, и что есть сила, чтобы противостоять настоящему (Corey, 2009). Чтобы помочь пациенту лучше осознать настоящий момент, гештальт-терапевты задают вопросы «что» и «как» (Corey, 2009).Например, эти вопросы типичны для сеанса гештальт-терапии: «Что ты сейчас делаешь со своими ногами?» или «Вы замечаете свою улыбку?» (Долливер, 1991).

Экзистенциализм

Гештальт-терапия уходит корнями в экзистенциальную философию, которая пытается обратиться к состоянию человека. Экзистенциальная терапия применяется, чтобы помочь людям разрешить дилеммы современной жизни, противостоять общим чувствам, таким как изоляция, бессмысленность, замешательство, неуверенность или смущение (Corey, 2009).

Экзистенциальная практика пытается примирить ограничения и трагические элементы человеческого существования с возможностями и возможностями человеческой жизни (Corey, 2009). Гештальт-терапия, поскольку она экзистенциальна по своей природе, основана на понимании того, что значит быть человеком (Corey, 2009).

Таким образом, люди рассматриваются как обладающие самосознанием существа, способные делать выбор. У пациентов есть свобода, но им также возлагается ответственность за действия и мысли. Перед ними стоит задача взять на себя ответственность за то, как они хотят быть в настоящий момент (Corey, 2009).Ценится изучение конкретной реальности субъекта, в то время как диагноз и прогноз по большей части игнорируются (Corey, 2009).

Феноменологическое исследование

В психологии «феноменологический» или «эмпирический» подход относится к опыту пациента — как он или она переживает вещи. Феноменология — это дисциплина, которая помогает пациентам отойти от своего обычного образа мышления, чтобы они могли различать разницу между тем, что на самом деле воспринимается и ощущается в текущей ситуации, и тем, что связано с прошлыми событиями (Yontef, 1993).Экзистенциальная и феноменологическая терапия фокусируется на существовании людей — отношениях с другими, радостях, страданиях и т. Д. — в том виде, в каком они переживаются непосредственно.

Фактически, гештальт-терапия лечит чувства в настоящем и то, что наблюдается как ощутимые и уместные данные (Yontef, 1993). Терапевты могут задавать такие вопросы, как: «Мой опыт такой же, как ваш?» чтобы пациенты сомневались в своем восприятии. Описание ценится.

Феноменологическое исследование — это метод, фокусирующийся на том, что происходит в «настоящем» или настоящем моменте (Corey, 2009).Чтобы помочь клиенту обрести самосознание, гештальт-терапевты задают такие вопросы, как «Что происходит, , сейчас, ?» или «Что вы испытываете, когда сидите и разговариваете со мной?» или «Как вы переживаете свое беспокойство?» (Кори, 2009, с. 202). Если речь идет о сне, которое приснилось пациенту, терапевт может предложить: «Расскажите мне этот сон, как если бы он был у вас сейчас» (Corey, 2009, стр. 203).

Взаимоотношения практикующего специалиста и клиента

У терапевтов есть уникальные обязанности, когда дело доходит до применения гештальт-психологии.Из-за своей экзистенциальной природы отношения равны и индивидуальны (Corey, 2009). Присутствие терапевта очень важно для этой терапии, в отличие от наличия набора технических навыков, которые необходимо использовать на сеансах. Лаура Перлз отметила, что идеи человека и присутствия более важны, чем использование техник, и утверждала, что клиент и терапевт изобретают и создают свои отношения (Corey, 2009). Терапевт отвечает за содействие личному процессу самопознания клиента (Corey, 2009).

Отношения клиент-терапевт, согласно Кори (2009), должны быть установлены до начала терапии, чтобы клиент доверял терапевту. Доверие имеет первостепенное значение. Тогда, отмечает Кори (2009), клиент, вероятно, сможет достичь более высокого уровня осведомленности.

Кори (2009) предполагает, что терапевты должны поддерживать терапевтическую атмосферу, которая поощряет умственную работу со стороны клиента (210). Терапевты также должны быть готовы выражать свои реакции и наблюдения по мере их возникновения, как и ожидается от пациента.Они дают полезные отзывы. Они готовы исследовать со своими клиентами такие экзистенциальные эпизоды, как страхи и ожидания (Corey, 2009). Терапевты также рассматриваются как артистические участники творческого процесса (Corey, 2009).

Конфронтация — это часть отношений клиент-терапевт в рамках гештальт-системы. Йонтеф выступает за «эмпатическое исследование», сфокусированное на осознании, когда используется этот метод (Corey, 2009, стр. 215). Хотя этот термин звучит устрашающе, конфронтация — это не нападение.Это может быть приглашением для клиентов изучить свое поведение, отношения и мысли и заметить несоответствия между их вербальными и невербальными выражениями (Corey, 2009). Использование этой техники может дать пациентам шанс узнать больше о себе. Использовать его во время терапии можно так же просто, как сделать наблюдение или сказать что-то вроде: «Вы говорите [это], но ваше лицо говорит мне, что вы действительно чувствуете [это]».

Творчество

Джозеф Зинкер (1977), известный гештальт-терапевт и автор книги «Творческий процесс в гештальт-терапии », уделял особое внимание творческим начинаниям, таким как письмо, рисование, живопись и т. Д.как терапия. Он призвал терапевтов «лечить всю» жизнь, способствовать творческому процессу, отмечая, что «каждое творение является выраженным поведенческим результатом множества образов, фантазий, размышлений и мыслей» (Zinker, 1977, p. 4 ). Темы, которые возникают во время этих выражений, нужно испытать здесь и сейчас. Согласно Цинкеру (1977) творческий процесс — это шанс для роста. Это процесс решения проблем. Искусство и творчество — это возможности для развития новых концепций, исходя из собственного чувства смелости (Zinker, 1977).

Незавершенное дело

Когда цифры появляются из фона, но не завершены или не решены, гештальт-терапевты подозревают, что у человека остались незавершенные дела. По сути, это непризнанные или невысказанные чувства. Они могут проявляться в виде горя, беспокойства, вины, гнева, покинутости и множества других эмоций. Поскольку клиент не полностью осознает то, что он или она пережил, незавершенные дела остаются в тени и мешают клиенту полностью осознавать себя.Гештальтисты утверждают, что во многих случаях, когда у человека есть незаконченные дела, невыраженные чувства приводят к некоторым физическим проявлениям — например, нервным тикам или ерзанию (Corey, 2009).

Задача терапевта — провести клиента через этот незавершенный бизнес здесь и сейчас. Не расстраивая и не спасая пациента, терапевт может представить ситуации, вызывающие похожие эмоции, а затем направить человека через них.

Диалог

Гештальт-терапевт работает путем диалога; контакт с клиентом простой, но заботливый, теплый и принимающий (Yontef, 1993).Подлинность и откровенность между обеими сторонами имеют решающее значение. Диалог переживается: это что-то «делается, а не о чем говорят» (Yontef, 1993, p. 4).

Осведомленность, новые модели и внесение изменений

В гештальт-терапии пациент узнает разницу между «устаревшими навязчивыми путями и новыми мыслями, между изложением опыта и утверждением утверждения» (Yontef, 1993, p.6). Йонтеф (1993) говорит, что гештальт-терапия использует активные техники, которые проясняют переживания, и ответственность за настоящее возлагается на пациента.Когда вводятся и практикуются новые модели мышления, возможны здоровые изменения.

Пустой стул

Одно упражнение, используемое в гештальт-терапии, предполагает использование клиентом двух стульев в ролевой игре. Терапевт просит клиента сесть на один стул и сыграть одну «часть» своей проблемы, а затем переключается на другой стул, чтобы сыграть роль «другого», чтобы лучше понять борьбу. С помощью метода «пустого стула» клиенты могут определить чувство или сторону себя, которые они ранее отрицали; Кори (2009) отмечает, что вместо того, чтобы просто говорить о противоречивом чувстве, клиенты могут усилить это чувство и испытать его полностью.Цель этой техники — принятие полярностей и признание конфликтов, существующих в каждом (Corey, 2009).

Внимание к языку тела

Язык тела считается тонким индикатором сильных эмоций. Кори (2009) говорит: «Движения, позы и жесты могут передавать важные значения» (стр. 218). Когда во время сеансов замечается язык тела, терапевт часто просит клиента преувеличить движение или тиканье. Считается, что это усиливает чувство, связанное с поведением, помогает прояснить внутренний смысл (Corey, 2009).Например, в терапии могут быть подчеркнуты сжатые кулаки, напряженное нахмурение, гримаса, скрещенные руки или рукопожатие. Терапевт может спросить: «О чем говорит этот жест? Что вы говорите этим движением? Что прямо сейчас говорит твое выражение лица? »

Работа мечты

Цель обращения к сновидениям в гештальт-терапии — вернуть сны к жизни и прожить их здесь и сейчас. Предполагается, что каждая часть является проекцией самого себя; пациент придумывает сценарии для встреч между персонажами или частями (Corey, 2009).Поскольку клиенты могут разыграть конфликт между противоборствующими сторонами, в конечном итоге они могут принять свои внутренние различия (Corey, 2009). Гештальтисты считают, что сны — это спонтанное выражение себя, что они представляют собой незавершенные ситуации и содержат экзистенциальные сообщения о личных проблемах (Corey, 2009).

Как можно догадаться, гештальт-терапия не преследует ряд поставленных целей в терапевтическом применении. Хотя он не ориентирован на заранее определенные цели для пациентов, гештальт-терапевты определенно обращают внимание на основную цель — помощь клиентам в достижении большей осведомленности.Как отмечалось ранее, повышение осведомленности само по себе очень полезно.

Пациенты имеют возможность контролировать и регулировать поведение, когда они полностью осознают, что происходит внутри и вокруг них. С повышением осведомленности приходит представление новых и разнообразных вариантов выбора, а также ответственность за действия и возможные последствия (Corey, 2009). В ходе терапии пациенты постепенно начинают владеть собственными переживаниями. Они должны развивать навыки, которые помогут им измениться в своей области и пробовать новые модели бытия и поведения (Corey, 2009).

Гештальт-терапия в действии

Как выглядит гештальт-терапия в действии? Это видео поможет разъяснить некоторые уникальные концепции гештальт-терапии и ее применение в психотерапии: http://www.youtube.com/watch?v=ZbOAdMdMLdI

Исследования с использованием гештальт-терапии

Хотя психологи ранее не демонстрировали исчерпывающих эмпирических исследований преимуществ гештальт-терапии, будущие исследования выглядят многообещающими (Corey, 2009).Недавние исследования продвинули теорию и практику гештальт-терапии: она оказывает благотворное влияние на тех, у кого есть расстройства личности, психосоматические проблемы и наркозависимость (Corey, 2009). Исследования результатов показали, что гештальт-терапия равна или лучше других методов лечения различных психологических расстройств (Corey, 2009).

Гринберг и Кларк (1986) обнаружили, что диалоги на пустом стуле помогают уменьшить внутриличностные конфликты и принимать решения (Greenberg & Webster, 1982).Субъекты, участвовавшие в гештальт-диалогах с высоким аффектом, с большой вероятностью подтвердили, что гештальт-лечение было им полезно, когда они также участвовали в сравнительных процедурах (Tyson & Range, 1987).

Гештальт-терапия эффективна (Ковен, 1977; Гринберг и Кларк, 1986; Гринберг и Вебстер, 1982; Кори, 2009). Это позитивная гуманистическая терапия. Это помогает приверженцам (как клиентам, так и терапевтам) взять на себя ответственность за свой собственный опыт и экспериментировать с новыми способами поведения и мышления.Это помогает им практиковать — и полностью переживать — ключевые моменты и эмоции в жизни (Corey, 2009). Осведомленность о ключевых темах или шаблонах побуждает практиков и клиентов становиться более искренними и более открытыми для перехода или изменений.

Йонтеф (1993) утверждает, что гештальт-терапия основала множество полезных и творческих нововведений в теории и практике психотерапии. Колер (1959) подтверждает это. Он отмечает, что энтузиазм и начинания ранних гештальт-психологов были добродетелями, потому что они привели к новым откровениям и наблюдениям.Кроме того, Йонтеф (1993) говорит, что многие из этих открытий и методов были интегрированы в общую практику, причем много раз без должного доверия. Даже в этом случае гештальт-техники и методы образуют хорошую модель для психотерапии, и их следует продолжать применять и развивать (Yontef, 1993). Таким образом, идеи и концепции гештальта должны быть восприняты и исследованы большим количеством психологов из-за их большого положительного вклада в область психологии.

Хотя Коффка в начале этого текста жаловался на психологию как на дисциплину, он также утверждал это.Он утверждал, что это наука, потому что она основана на и фактах и ​​данных, с одной стороны, а с другой стороны, на гипотезах, эмоциях и догадках. Иногда бывает трудно объединить психологию в холодные, неопровержимые факты, но это наука, изучающая разум, поведение и состояние человека. Это исчерпывающая и эксклюзивная наука во многих смыслах, подвижная и постоянно совершенствующаяся.

Психология сама по себе по своей сути гештальт; он изучает целые миры — человеческий разум и мысли, человеческое поведение, взаимодействие с окружающей средой, человеческое существование.Из-за своей экспериментальной природы и преимуществ гештальт-психология очень подходит для дальнейшей практики и изучения.

Колер (1959) довольно хорошо обосновывает гештальт-психологию в своей статье под названием Gestalt Psychology Today :

«Разрешено ли нам навязать восприятию крайнюю простоту, которой … оно не может обладать [во имя науки]? … Скептицизм … препятствует [новым] работам … Наше желание использовать только совершенные методы и ясные концепции привело к методологическому бихевиоризму… [но] бихевиорист не может, не приводя более конкретных причин, отвергать ссылку на другой индивидуальный опыт… поскольку понимание отношений необходимо для всех когнитивных достижений, то же самое применимо ко всей области… [бихевиорист упускает] указывают не только на важность человеческого опыта, но и на то, что он считает истинной наукой »(стр.727-734).


About.com. Черри, Кендра. (2011). Психология: что такое теория? Проверено 14 августа 2011 г., http://psychology.about.com/od/tindex/f/theory.htm.

Кларк, К. М. и Гринберг, Л. С. (1986). Дифференциальные эффекты гештальт-вмешательства двух стульев и решения проблем в разрешении конфликта принятия решений. Журнал психологической консультации , 33 (1), 11-15.

Кори, Г. (2009). Теория и практика консультирования и психотерапии (8 изд.). Бельмонт, Калифорния: Издательство Брукс / Коул.

Ковен, А. (1977). Использование гештальт-психодраматических экспериментов в реабилитационном консультировании. Журнал персонала и руководства , 56, 3, 143-147.

Долливер Р. (1991). Пересмотр перлов с глорией: гештальт-техники и практики перлов. Журнал консультирования и развития, 69 , 299-304.

«Hesselaine». (27 октября 2007 г.). Гештальт-терапия . YouTube.com. Видео получено с http: // www.youtube.com/watch?v=ZbOAdMdMLdI

Дизайн-группа Кейт Йейтс. (2001). Глоссарий . Получено 8 августа 2011 г. с http://keithyates.com/glossary.htm#anchor514513

.

Коффка, К. (1935). Принципы гештальт-психологии . Лунд-Хамфрис, Лондон. Получено с http://www.marxists.org/reference/subject/philosophy/works/ge/koffka.htm.

Колер В. (1954). Гештальт-психология сегодня. Американский психолог , 14, 727-734.

Померанц, Дж.Р. (2006). Цвет как гештальт: выделите основные черты и сочетания. Зрительное познание , 14, 619-628. Получено 1 августа 2011 г. с сайта http://www.psypress.com/viscog.

Тайсон, Г. и Рэндж, Л. (1987). Гештальт-диалоги как лечение легкой депрессии. Журнал клинической психологии , 43 (2).

Википедия. (2011). Гештальт-теория . Получено 1 августа 2011 г. с сайта http://en.wikipedia.org/wiki/Gestalt_theory.

Вольдт, А.И Томан С. (ред.) (2005). Гештальт-терапия: история, теория и практика .

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.