Разное

Синдром упущенных возможностей: Что такое синдром FOMO и как с ним бороться? — Офтоп на vc.ru

Содержание

«Какая у вас жизнь интересная!» Почему мы завидуем самореализации других и что нам с этим делать

Этот термин в 2004 году упоминает в своей статье предприниматель Патрик Макгиннис. А уже в 2013-м его официально вносят в «Оксфордский словарь»: Fear of Missing Out (FoMO) — синдром упущенной выгоды, навязчивый страх или ощущение, что всё интересное происходит там, где вас нет. Это достаточно распространенный недуг: 56% респондентов (2084 жителя США старше 18 лет), принявших участие в опросе 2013 года, ответили, что боятся пропустить знаменательные события в жизни их друзей и знакомых. К сожалению, это явление до сих пор недостаточно изучено и статистики за последние годы нет вовсе. Откуда берется FoMO и можно ли с ним бороться?

Стадная природа социального страха

Homo sapiens — биосоциальное существо, и для выживания вида нам необходимо постоянно взаимодействовать с собратьями: от совместной охоты на мамонта до дружеских сплетен в офисе. Не оглядываясь на других, не будучи включенным в общество, человек не может полноценно социализироваться. Наша лимбическая система очень чутко реагирует на сомнения и подозрения, даря нам спасительное чувство страха, который, в свою очередь, запускает систему спасения.

Современный человек не так уж часто попадает в ситуации, когда его жизни всерьез что-то угрожает. И тем не менее, если ему кажется, что его исключают из общества (а изгнание всегда было тяжкой мерой наказания), становится очень страшно. Логичнее всего в этом случае проверить соцсети или личные сообщения, чтобы создать иллюзию, что ты до сих пор «в стае» и никуда не исчез, и стряхнуть с себя неприятное чувство боязни.

Так образуется замкнутый круг: общение в интернете заменяет живую коммуникацию, чувство покинутости и одиночества никуда не девается — и человек снова уходит в онлайн. Люди с FoMO неизбежно начинают казаться самим себе неполноценными, становятся более зависимыми от чужого мнения, у них постоянно снижается уровень удовлетворенности жизнью, и вместо того, чтобы что-то менять, они лишь активнее зависают в социальных сетях, надеясь облегчить свое состояние.

Забавно, что те, кто постоянно переживают из-за впустую потраченного времени, отчасти правы: они действительно бездарно транжирят один из самых ценных ресурсов — расходуя его на эти опасения.

Вместо того чтобы заниматься чем-то нужным и доступным, человек ищет нечто «действительно ценное» — с точки зрения общества. А когда находит, нередко оказывается, что это всё пустое и время вновь потрачено зря.

Правильное ли решение мы приняли?

Катализатором FoMO становится свобода выбора. В современном мире он максимально широк, и при должных усилиях мы можем сделать всё что угодно. Однако от такого разнообразия разбегаются глаза и возникает чувство растерянности, нам всё сложнее принять решение, а уже сделав выбор, мы часто осознаём, что он был неоптимальным, — и начинаем сожалеть о нем.

Человек с синдромом упущенных возможностей хочет всего и сразу, а разочарование наступает в любом случае, даже если всё сложилось как нельзя лучше. Ведь через пару часов мы откроем соцсети и обнаружим, что, пока весело проводили время с друзьями, кто-то полетел на море и встретил там рассвет.

Возможно, люди сожалеют о принятых решениях отчасти из-за того, что исчезли привычные указания «как надо жить». Тотальная свобода и отсутствие ограничений имеют и негативную сторону: нам приходится брать на себя полную ответственность, но не каждый к этому готов. В итоге у человека повышается тревожность, возникают постоянные опасения, что он совершил неверный выбор, и мы всё равно приходим к рамкам и правилам, но уже установленным кем-то другим.

Нужно ли быть идеальной матерью и сотрудником месяца?

FoMO — это не только страх упустить развлечения или не добиться популярности, он проникает абсолютно во все сферы жизни, от работы до семьи. Казалось бы, воспитывать детей и без того сложно, но при нынешнем объеме социальных взаимодействий это становится почти невыносимо.

Так уж устроен человек, что он хочет и нормально функционировать в обществе, и быть ответственным родителем, но тут возникает третье условие: нужно, чтобы социум считал тебя хорошим отцом или матерью.

При такой установке упрощается передача культурных норм, однако чрезмерная зависимость от этого фактора приводит к тому, что для родителя становится важнее уважение и признание общества, а не благополучие ребенка. И решения он принимает, руководствуясь интересами социума, а не семьи или своего чада. Конечно, в интернете тоже постоянно транслируются поступки идеальных матерей и их не менее идеальных детей, с которыми люди волей-неволей сравнивают своих. Так культивируется чувство разочарования и «недостаточности».

Однако психоаналитики считают, что не обязательно быть «идеальным» — хватит и «достаточно хорошего» родительства: уделять внимание ребенку, обеспечивать его безопасность, знать, что ошибки неизбежны, — но продолжать стараться.

С работой дела обстоят не лучше. Бывало такое, что вы трудились больным или весь отпуск сидели у ноутбука, опасаясь, что без вас всё развалится? Или похожее чувство преследует вас даже в офисе, пока вы одновременно отправляете письмо, отвечаете на звонок и жестами объясняете коллеге план действий? Иногда, чтобы выполнить все задачи, хочется буквально клонировать себя, но на самом деле это вовсе не обязательно. Опять же, нужно быть не идеальным, а всего лишь достаточно хорошим: что-то по-настоящему важное вы и так узнаете — да, возможно, на полчаса позже, чем коллега, но это тоже не страшно.

Как побороть FoMO?

Узнать свой уровень FoMO можно здесь, ответив на 10 вопросов. И если вы набрали больше 23 баллов, вам могут пригодиться кое-какие советы, ну а тем, чей результат превысил 30, они просто необходимы.

Есть простой и элегантный способ избавиться от FoMO — превратить страх в удовольствие и заменить его JoMO, Joy of Missing Out. Для этого сначала нужно признать, что люди несовершенны и вы всегда будете упускать что-то из того, чем занимаются другие.

Вы не сможете работать в лучшей компании (даже если устроитесь в нее, FoMO вскоре вознесет в топ другую организацию) и быть самым крутым тусовщиком (по той же причине).

После этого следует заставить себя не сидеть часами в соцсетях и не повторять за другими людьми просто потому, что это выглядит эффектно, а найти занятие, которое будет по душе именно вам. Вместо того чтобы участвовать везде и всюду, выделите только действительно важные мероприятия. Капелька здорового эгоизма никогда не повредит. Радость от упущенных возможностей основывается на том, что в освободившееся от ненужных занятий время человек заботится о себе и вкладывается в то, что он по-настоящему любит. Пусть лучше другие смотрят, как вам здорово живется. Шутка. С соцсетями всё еще стоит быть осторожнее.

Вначале нужно сократить время пользования гаджетами — для этого есть специальные программы или встроенный контроль экранного времени. А смартфон и вовсе полезно обвязать ленточкой или резинкой, и пусть она будет маячком, сигнализирующим, что заглянуть в него можно и позже. Конечно, не получится с первого приема раз и навсегда перестать зря сидеть в инстаграме — идите небольшими шагами, отключите уведомления, выделите особое время «когда можно», понаблюдайте за своими эмоциями. А еще проведите глобальную чистку соцсетей, создайте ту ленту, которая будет вас радовать: удалите из нее хвастунов и тех, кто постит явно постановочные фотографии, добавьте людей, которых вы лично знаете, и аккаунты по вашим интересам.

Смотрите на то, что дарит вам вдохновение, а не вызывает зависть.

Социальные сети не абсолютное зло — всё-таки с их помощью мы поддерживаем связи с давними знакомыми. Только если захотите пообщаться, делайте это не в комментариях под фотографией, а напишите личное сообщение — авось завяжется диалог, и вы поговорите хоть и онлайн, но качественно. Однако офлайн-коммуникация всё же должна стать вашей целью и наградой: запланируйте встречу с друзьями (иногда это не так уж и просто!), сходите на групповые занятия, где можно будет что-то обсудить, ищите то, что вам понравится. С проблемой недостатка общения в реальной жизни сталкиваются многие, потому и расцветают сейчас книжные, дискуссионные и киноклубы, паблики для поиска партнеров по завтраку.

Попробуйте вести дневник благодарности: каждый вечер вспоминайте пять событий за день, за которые вы сможете сказать искреннее спасибо. На первых порах подойдет и «нормально поел» или «прогулялась в парке», но со временем вы начнете замечать, что много замечательного постоянно происходит вокруг вас, а не у каких-то нереальных людей из интернета. Благодарность может повысить общую удовлетворенность жизнью, а наградой станет чувство благополучия.

Учитесь говорить нет людям и занятиям, которые не нравятся вам (а не блогеру с миллионной аудиторией), и да — тому, что настраивает вас на позитивный лад. Соглашайтесь на встречи или беседы — вдруг это окажется интереснее, чем просмотр сериалов и ленты фейсбука. Хотя и вечера наедине с собой тоже очень важны (главное в этом деле — баланс), смело отключайте телефон (или поставьте любимую музыку и закиньте смартфон повыше на шкаф) и займитесь чем-то вне интернета.

Кажется, все люди постоянно сидят в фейсбуке и инстаграме и не испытывают особенных страданий. Но FoMO тем и опасен, что это скрытая угроза, и заметить, что теряется вкус к обычной настоящей жизни, а остаются только переживания по поводу недостижимой транслируемой в интернете картинки, бывает очень непросто.

Слушайте себя, воплощайте свои желания и мечты, а не те, что вам хотят навязать.

Принимайте решения сами и не жалейте о них: всё, что случилось, уже история, и вам остается только радоваться — или скорее бежать и устранять последствия.

10 эффективных техник использования синдрома упущенной выгоды – Retail Rocket

Как привлечь огромную аудиторию с помощью главной «болезни» интернета? По данным Skyword 56% всех пользователей соцсетей регулярно испытывают синдром упущенной выгоды, он же — FOMO, Fear Of Missing Out.

Содержание:

Сегодня мы раскроем секреты FOMO-маркетинга, которые помогут значительно расширить аудиторию даже с учетом самого сложного сегментирования.

Ежедневно в новостной ленте мелькают десятки интересных событий и предложений, которыми просто необходимо воспользоваться! Ведь никто не хочет оглядываясь назад сталкиваться с надоедливым: «А что, если…».

FOMO-маркетинг апеллирует к желанию использовать возможность прежде, чем она станет неактуальной. То есть работает со страхом вкладывать деньги в продукт, который гипотетически может нас разочаровать. Когда на одной чаше весов оказывается заманчивое предложение, а на другой — возможность его упустить, страх возможного невыгодного вложения сменяется нежеланием испытывать сожаление об упущенной выгоде.

Как использовать психологический триггер FOMO в маркетинге интернет-магазина? Посмотрим на 10 самых распространенных техник.

Мы всю жизнь соблюдаем дедлайны и иногда принимаем импульсивные решения о покупке под давлением тикающих часов. Ведь предложение с ограниченным сроком действия воспринимается, как более ценное.

Эту технику эксплуатируют с помощью таймеров обратного отсчета, и предложений, которые действуют всего несколько дней. Причем чем меньше срок, чем больше довлеет страх пропустить что-то важное, и тем выше мотивация к покупке.

Не забывайте соблюдать установленные сроки. Не откладывайте окончание и не завершайте акцию раньше (если другое указано в условиях), чтобы покупатели не почувствовали себя обманутыми. Если покупатели поймут, что таймер запускается при каждом заходе на сайт, доверие пропадет полностью, и вместо мотивации к покупке вы вызовете только негатив.

Социальное доказательство — один из мощнейших маркетинговых инструментов. Эффективнее всего он работает на нижних этапах воронки, когда клиент уже почти готов к покупке.

К этой технике относятся отзывы покупателей, цифры с количеством клиентов, которые просматривают или купили товар, а для b2b компаний — логотипы брендов, которые уже пользуются товарами или услугами компании. То есть все, что подкрепляет уверенность пользователя в востребованности товара другими пользователями.

Причем, использовать принцип социального доказательства можно как на сайте, так и других каналах коммуникации, например email-рассылках. Например, добавление элемента «Куплено сегодня» повысило конверсию триггерных писем закрытого клуба распродаж Mamsy на 60%.

Мы уже говорили о лимите времени, но фокусировались в основном на скидках. В то время, как можно пойти немного дальше и создать специальное ограниченное предложение. Это даст потенциальному покупателю дополнительный стимул совершить покупку в вашем магазине.

Варианты использования ограниченного во времени предложения могут включать в себя не только акции со скидками, но и, например, бесплатную доставку при заказе в до определенного времени или подарок при покупке. Один из важных триггеров FOMO: возможность бесплатно получить товар или услугу, за который в других обстоятельствах необходимо платить.

Зачастую люди даже не задумываются о том, что та или иная вещь может понадобится. Но всё меняется, стоит появиться баннеру «Покупай 2 — плати за 1», «Вторая вещь за полцены» и т.д.. Ведь так выгодно покупать несколько товаров по более низкой цене, особенно, если они дополняют друг друга!

Маркетинг FOMO рекомендует реализовывать эту стратегию вне зависимо от отрасли, умело упаковывая или создавая новые продукты. Например, интернет-магазин RBT предлагает пользователям скидки на комплекты техники.

Общение бренда и покупателя имеет большое значение, особенно когда речь касается FOMO. Поэтому не бойтесь экспериментировать с email-маркетингом: используйте разные варианты темы письма. Добавьте сильные глаголы и привлекающие внимание прилагательные.

Классический пример FOMO в рассылке: фраза «Не пропустите это!». Но большинству пользователей такие штампы уже приелись и каждый ритейлер должен найти собственную уникальную тему письма.

Сделать это не так просто, как может показаться. Необходимо изучить аудиторию и постоянно проводить тестирования. Но результат того стоит. Например, с помощью правильно подобранной темы письма интернет-магазин детских товаров Olant-shop увеличил CTR триггерного сценария «Брошенная корзина» на 20%:

Лимитированная коллекция гарантированно поднимает продажи. Чего стоят только коллаборации брендов масс-маркета с именитыми дизайнерами, за которыми покупатели готовы стоять в очередях и сметают все с полок сразу после открытия магазина.

Многие считают, что такой прием — прерогатива люксовых брендов или сегмента fashion, но на самом деле за примером далеко ходить не надо:

Многие покупатели готовы купить ваш товар, если знают, что скоро он исчезнет с полок. Есть отдельный сегмент людей, который стремится приобретать только такие предложения. Не забывайте, что удачная эксклюзивная покупка может привести к вам постоянных покупателей.

Рекомендация влиятельного человека может значительно помочь маркетинговой кампании. Многие стремятся к образу жизни схожему со звездами, поэтому товары, которых коснулась рука знаменитости, приобретают почти символическое значение. Многие подписчики следят за своими кумирами в том числе, чтобы узнавать о каких-то новых продуктах и через использование их в повседневной жизни чувствовать себя ближе к своим любимцам.

Согласно недавнему опросу, Instagram до сих пор самая эффективная платформа для передачи сообщений бренда, поэтому работа с лидерами мнений здесь может принести наибольший эффект.

Важный совет: заранее убедитесь, что понимаете специфику ресурса, на котором планируете разместить рекламу и не стремитесь слишком коммерциализировать предложение. Помните, что в первую очередь аудитории интересен не бренд, а люди, которые его покупают.

Если компания захочет выпить кофе, то зайдет в одно заведение, а не разбежится по разным и затем снова встретится. Лояльность семьи и друзей к определенному бренду побуждает воспользоваться его услугами. Никто не хочет упускать положительный клиентский опыт, который получает его близкие.

Пользовательский контент в этом случае — самый искренний материал, доказывающий ценность бренда. Например, Starbucks регулярно выкладывает фотографии своих клиентов, указывая аккаунт. Это дополнительная мотивация для пользователей, т.к. такие акции раскручивают их аккаунты. Вы можете сделать то же самое. Подумайте о проведении конкурса или бесплатных раздач, чтобы стимулировать вашу аудиторию к созданию контента.

Как и в случае с лидерами мнений, FOMO здесь выражается в возможности упустить что-то важное, о чем уже знают и чем пользуются друзья и знакомые. Пользовательский контент работает и в качестве социального доказательства, и как страх упустить что-то важное для своей социальной группы.

Принцип дефицита побуждает пользователей присваивать большую ценность товарам, которые в скором времени могут оказаться недоступными.

Для FOMO-маркетинга принцип дефицита очень важен. Он играет на страхе потери, который в большинстве случаев не уступает желанию получить прибыль и становится важнейшим стимулом для совершения покупки.

Для того, чтобы подчеркнуть дефицит, можно, например, показать какое количество товара осталось на складе:

Пользователи привыкают, что магазины постоянно дают за что-то подарки, скидки или купоны, например, за подписку на рассылку или соцсети бренда. Поэтому ожидают при каждом посещении сайта увидеть какое-нибудь новое предложение. Некоторые даже запоминают акции на разных сайтах, чтобы воспользоваться предложениями позже.

Для того, чтобы пользователи стремились воспользоваться специальным предложением прямо сейчас, устанавливайте ограничения по сроку действия. Например, что купон необходимо активировать в течение нескольких дней, или что промо-код на покупку сгорит через несколько часов.

Так у клиента появляется повод воспользоваться предложением сейчас, а не ждать удобного случая. Ведь удобный случай — именно сейчас!

Используя синдром упущенной выгоды, можно выстроить отличную маркетинговую кампанию. Однако не забывайте о том, что ваши клиенты — живые люди. Создавайте только те предложение, которые им действительно нужны и ни в коем случае не пытайтесь «впарить» товар. Иначе все усилия пойдут насмарку.

Мы познакомили вас с основными техниками использования FOMO-маркетинга. Комбинируйте их между собой, ищите новые варианты или используйте как есть — это безграничный простор для творчества и самовыражения.


Инфоподдержка: new-retail.ru

Синдром упущенных возможностей — бич цифрового общества. Как реклама и социальные сети взращивают FoMO?

В этой статье разберем, каковы причины синдрома упущенных возможностей. Как FoMO используют в рекламных кампаниях бренды и что делать, чтобы не поддаваться и сохранить душевную гармонию.


Социальные сети, которые вошли в повседневную жизнь, привычка делиться событиями из жизни онлайн, публичность стали причиной страха упустить события или возможности. Вам уже за 30, а еще столько стран не посещено, карьера недостаточно блестящая и так далее. Пандемия коронавируса и вынужденная самоизоляция только усугубили страх упустить что-то важное.


Синдром упущенной выгоды, как это называется в психологии, за последние пару лет стал бичом цифрового общества. Люди боятся не успеть сделать запланированные дела, а их с каждым днем становиться все больше и больше. Это негативно сказывается на самооценке, ментальном и физическом здоровье, продуктивности.


Причины возникновения синдрома упущенных возможностей



Синдром упущенной выгоды или возможностей (Fear of missing out — FoMO) — навязчивый страх пропустить важное событие или мероприятие. Психологи утверждают, что эта фобия появилась «благодаря» человеческой когнитивной способности оценивать выгодные возможности, которые бы улучшили качество жизни. Если пару тысячелетий она способствовала выживанию, то сейчас стала причиной неврозов.


Интересно почитать: Мнение экспертов о новой социальной сети Clubhouse и её пользе для бизнеса


Главная причина развития FoMO — это социальные сети. Каждый день человек, пролистывая ленту, видит сотни интересных мероприятий, событий из жизни других людей. Фото с ивентов вдохновляют и в то же время вызывают негативные чувства, ведь вас там не было. А красивые изображения морских курортов или экстремальных поездок друзей и медийных личностей не прибавляют позитива в то время, когда приходиться работать над сложным проектом. Конечно, мало кто из пользователей соц.сетей напишет, что из-за очередного приключения на выходных не удалось нормально выспаться, а во время семейного отпуска ребенок подхватил простуду. Но мозг уже нарисовал картину, как другие люди продуктивно проводят день, а отличие от вас.


Синдром упущенной выгоды проявляется следующим образом

  • У человека вырабатывается стойкий страх пропустить важное событие в жизни.
  • Использованием в речи оборота: «Все, кроме меня…».
  • Стремлением быть в гуще событий, посещать буквально каждое мероприятие онлайн и офлайн.
  • Желанием быть на виду у окружающих, делиться каждым событием в социальных сетях.
  • Потребностью в одобрении обществом.
  • Постоянным обновление ленты в социальных сетях, изучение всех предстоящих ивентов и событий.

При этом человек все равно испытывает фрустрацию: «Я недостаточно активен». Иногда FoMO проявляется в апатии, угнетенном настроении и отсутствии сил. И чем активней человек использует социальные сети, тем больше ухудшается моральное состояние.


Как используется FoMO в маркетинге и как не позволить заработать на себе?


1. «Этот товар купили…»


В интернет-магазинах или на сайтах броней отелей установлены счетчики клиентов, которые приобрели конкретный продукт. Если цифры обновляются в реальном времени, то эффект востребованности товара или услуги возрастает. Человек видит, что другие потребители совершили заказ, значит, предложение заслуживает внимания.



Счетчик броней отеля на Booking.com


В некоторых случаях, это уловка маркетологов. Рейтинги накручены искусственно, чтобы создать ажиотаж вокруг предложения. Но даже если данные реальные, важно осознать, что потребители не устраивают соревнование, кто успешней, а просто покупают продукт. Проанализируйте, так ли нужен лично для вас заказ услуги или товара.


Хотите так же? Обращайтесь к специалистам компании Exiterra.com. Подробнее об услуге → «Сайты»


2. Ограниченное время действия предложения


Фразы: «Последние 24 часа истекают! Ловите скидку!» или «Успейте купить товар, и получить подарок. Акция действует только два дня» — это настоящий магнит для покупателей. У человека складывается впечатление, что больше такой возможности не будет. И хотя мозг способен мыслить логично, но выброс адреналина не позволяет оставаться в спокойствии. Поэтому маркетологи используют прием ограниченных временных рамок, который подстегивает страх человека упустить выгоду, чтобы увеличить обороты продаж.



Чтобы не поддаваться на уловку и не выходить за рамки бюджета, помните, что это очередной ловкий маркетинговый ход. Если волнение не отпускает, то закройте страницу и добавьте ее в сохраненные вкладки, а через пару часов опять откройте. Как правило, в течение часа человек отвлекается на срочные дела и не вспоминает о навязчивом желании купить продукт.


3. Бонусы первым счастливчикам!


«Станьте первым из 10-100 счастливых покупателей, которым в подарок достанется сувенир, скидка, бесплатная доставка…». У человека сразу срабатывает рефлекс получить больше выгоды от покупки: «Если уж собрался заказать товар, то почему не сделать это сегодня, и не получить бонус?».



Обезопасить кошелек, и сохранить моральное равновесие поможет анализ: «Так ли сильно нужна эта вещь?». Если не купили ли бы продукт за полную стоимость, то в товаре или услуге нет смысла.


4. Соревновательный дух и желание быть первым


Такую уловку использует Booking.com. Когда бы пользователь не зашел на сайт, чтобы посмотреть варианты отелей, человеку сообщают, что остался один или парочка номеров. Периодически, чтобы подстегнуть покупателя, вылетает окно с надписью «Только что забронировано». Возникает ощущение, что выгодное предложение ускользает.



Когда же бронь подтверждена, у пользователя остается ощущение победы: удалось обойти остальных неудачников, которым не достался номер по низкой цене.


Чтобы снизить эффект маркетинговой уловки, важно рассчитать бюджет: на что и сколько готовы потратить. Это важно при заказе на сайтах, которые применяют эффект FoMO, например, Booking, или AliExpress.


Дополнительно подключите блокировщик рекламы, чтобы избавиться от навязчивых всплывающих окон с рекламными предложениями.


5. Искусственно созданный дефицит


Бренды предлагают потребителям скидки на последние пару товаров, утверждая, что следующая партия будет дороже или модели снимут с производства. У потребителя возникает страх упустить выгодное предложение.



Чтобы снизить негативный эффект маркетинговой уловки, проверьте наличие аналогичных продуктов на других сайтах. Если товар в наличии и продается по той же цене, то стоит ли покупать его в сию секунду?


У компании Exiterra.com уже имеется успешный опыт в разработке продающих сайтов, что могут доказать положительные отзывы от наших клиентов.


Преодолеваем FoMO: как не упускать возможности


1. Расставьте правильно приоритеты


С FoMO борются при помощи психологии. В первую очередь, прислушаетесь к себе. Что хочется сегодня: пойти на вечеринку, доделать приоритетный проект, остаться дома и посмотреть сериал с пиццей? Прислушайтесь к собственному телу, здоровью и физическому состоянию. Если началась мигрень, то, возможно, стоит отложить поход на встречу с друзьями в новый клуб или пропустить тренировку.


Иногда, синдром упущенных возможностей, наоборот, напоминает о приоритетном деле. Например, хотели посетить курсы повышения квалификации, но отвлекались на другие дела или поддались лени.


Человеку нужно понять, что невозможно быть везде одновременно! Нужно соблюдать баланс релакса и работы. Это же касается и необдуманных импульсивных покупок.


2. Берите под контроль импульсивность


Импульсивные решения совершаются человеком с FoMO не из-за того, что он хочет скопировать действия других людей, а потому, что хочет изменить свою жизнь. В таком случае вспомните, те случаи, когда ошибались. Нужно спокойно обдумать пару-тройку вариантов, поискать альтернативы.


Чтобы справиться с фрустрацией, которая появилась после просмотра «отфотошопленных» картин жизни в Инстаграме, стоит пересмотреть подписки. Чем меньше триггеров, тем проще контролировать ментальное здоровье.


3. Время на отдых


В 2021 году жизнь бурная. Человек пытается маневрировать между постоянным желанием внедрять новые интересные проекты, путешествовать, заниматься саморазвитием, отдыхом и времяпровождением с близкими. Но это становится причиной морального выгорания. Организм дает сбой и работоспособность падает, когда нет полноценного отдыха.


Канадские ученые провели исследование, согласно которому, чем выше загрузка в течение дня, тем острее человек испытывает синдром упущенных возможностей вечером.


4. Правильное восприятие реальности


Социальные сети стали частью жизни человека. В Инстаграме пользователи делятся своими достижениями, времяпровождением с семьей, друзьями, коллегами. Общественное одобрение — это наркотик. И чем больше подписчиков и вовлеченности в профиле, тем больше хочется показывать свой успех.


Если хобби и достижения не в тренде, то количество лайков и комментарий в профиле падает. Это вызывает фрустрацию и желание заняться «модным», «достойным восхищения» хобби или поменять работу. Всегда ли то, что выбирает большинство, подходит конкретному человеку? Нет. Важно осознать, что вы контролируете жизнь самостоятельно, а не социальные сети и медийные личности.


Если вы дошли до конца, но не получили ответы на все вопросы или хотите поделиться своими мыслями, приглашаем вас оставить комментарий ниже, чтобы автор статьи смог лично ответить вам.


Автор: Exiterra Digital Agency


Синдром упущенных возможностей

Социальные сети заполонили нашу жизнь, постепенно проникнув во все ее области. Сегодня, когда все тотально на виду, особенно важно слыть членом общества, который имеет лучшие блага цивилизации и излучает позитив. Часто путешествовать, заниматься любимым делом, пользоваться новомодными гаджетами и внешним обликом не уступать людям из высшего общества. Именно такой образ и требования сформировали социальные сети. Предъявляя их к человеку, они, будто кричат: ты должен быть таким, а если не имеешь возможности соответствовать, значит, стараешься недостаточно. На этой почве у многих людей возникает стресс, унынье, депрессия и стойкое ощущение, что их жизнь проходит мимо в то время, как остальные берут от этого мира максимум. Так ли это на самом деле и как побороть синдром упущенной выгоды, расскажет эта статья.

Все, кроме меня: откуда возникает синдром упущенной выгоды?

В психологической терминологии Словаря современных терминов данная форма социального невроза именуется аббревиатурой FoMO (Fear of missing out). В буквальном смысле она трактуется, как навязчивый страх пропустить счастливую возможность сделать жизнь насыщеннее и лучше, опасение остаться не вовлеченным во всеобщую радость. Как правило, оно порождает хроническое эмоциональное напряжение, которое при нарастании повышает риск человека завалиться в глубокую депрессию. При этом, на социальном уровне его статус может быть вполне благополучным. Специфика FoMO состоит в том, что неудовлетворенность жизнью присутствует независимо от уровня успешности. Ведь, всегда найдется человек, имеющий в своей жизни больше.

Примечательно, что FoMO появился не в 21 веке, когда в основу пирамиды потребностей заложили культ успеха, а гораздо раньше. Данные из области эволюционной биологии свидетельствуют о том, что синдром провоцируется когнитивной способностью человека идентифицировать, а также оценивать ресурсы, способствующие выживанию и безопасности. Сегодня, когда эта надобность практически свелась к нулю, FoMO из защитного механизма превратился в социальную фобию. Именно она побуждает человека тратить свои деньги и время на то, что на самом деле ему абсолютно не нужно.

Упущенные возможности родом из соцсетей

Темп жизни людей в наше время по сравнению с прошлыми десятилетиями, значительно ускорился. Вокруг постоянно что-то происходит, меняется, обновляется и прогрессирует. Об этом всем нам становится известно из социальных сетей. Призрачная упущенная возможность мерещится нам везде.

Что мы видим, открывая ленту событий в ФБ или Инстаграм? Пестрый калейдоскоп событий, где все счастливы, беззаботны и веселы. Кто-то в который раз слетал за границу и выложил фото с отдыха, кто-то посетил зрелищный концерт или побывал на грандиозном фестивале. Кто-то добивается успехов на карьерном поприще. Кому-то подарили букет из сто одной розы, машину, дом, остров на Средиземном море. А кто-то стал родителем долгожданного малыша или вступил в счастливый брак. Критерии фокусировки нашего внимания на этих фактах диктуются тем, что нам ближе и важнее. И чего у нас нет. Или есть, но в недостаточном объеме. Красивая картинка действует словно раздражитель, источник стресса и сокрушений по поводу отсутствия собственной порции радости. При этом сила влияния социальных сетей растет потому, что ленту мы просматриваем в десятки раз чаще, чем ведем живое общение.

Эффектом, который производит на людей FoMO, активно пользуются маркетологи компаний по продажам товаров и услуг. В их арсенале присутствует масса уловок, которые, словно крючки, цепляют внимание и искусственно создают ажиотаж. Среди наиболее популярных: горячие цены, акции с дефицитным товаром, провокативный призыв к соревнованию и борьбе за товар и так далее.

Все это дает благодатную почву для того, чтобы ваш синдром упущенных возможностей цвел буйным цветом и благоухал вязкой беспробудной депрессией.

Как определить у себя наличие синдрома упущенных выгод?

Для людей с синдромом упущенных возможностей характерны специфические реакции на события, а также поведение в повседневной жизни.

  • Склонность следить за другими людьми в социальных сетях, а также проводить слишком много времени в интернете без определенной цели.
  • Привычка покупать товары без надобности только потому, что они трендовые или предложены по выгодной цене.
  • Самобичевание на тему Почему у меня те получается лучше выглядеть, больше зарабатывать, круче отдыхать, строить идеальные отношения? (нужное подчеркнуть).
  • Ощущение, что друзья и близкие не вовлекают вас в интересные мероприятия, в которых участвуют сами.
  • Склонность обесценивать собственные достижения, возможности и блага.

Проблемой синдрома упущенных возможностей всерьез заинтересовались только в 2013 году. Психологи и социологи считают, что в норме он базируется на вполне естественной потребности человека быть в курсе текущих дел и не отставать от окружающего мира. Паталогическую форму эта потребность приобретает, когда человеком руководит зависть к более успешным, по его мнению, людям. Исследования показали, что подобная симптоматика наблюдается у 56% людей, принявших участие в опросе. Однако, этот процент стремительно растет по мере того, как современные люди бессознательно окунаются в мир социальных сетей, создавая реальность, не соответствующую действительности.

Как побороть синдром упущенных возможностей?

Большинство людей озадачены проблемой, как не упустить возможности, опередить всех, доказать окружающим, что они достойны уважения и признания. Однако, такая мотивация подталкивает достигать чужие цели и следовать навязанному сценарию жизни. Ведь, на деле нам не всегда действительно нужны блага, пропагандируемые извне. Это является главной причиной разочарований. А стремление казаться не хуже других превращает дорогу к цели в нервный бег по замкнутому кругу.

Чтобы избавиться от синдрома упущенных выгод, встряхнитесь, включите осознанность. Каждый раз, когда вас одолевает тоска, навеянная успехами других, включайте внутреннего психоаналитика.

Признайте свою проблему

Без этого важного первого шага вы не сдвинетесь вперед. Цифровые технологии настолько крепко держат нас, что идентифицировать у себя синдром упущенных возможностей сложно. Мы не отдаем себе отчет, когда на автопилоте в который раз просматриваем ленту в соцсетях или кликаем на кнопку купить. При этом тревожные звоночки уже есть.

Ограничьте время своего пребывания в виртуальном мире

Интернет засасывает и из его ласковых сетей выбраться непросто. Вам поможет дисциплина и приемы тайм-менеджмента. Поставьте лимит, максимум которого составляет полчаса в день. В этом помогут специальные приложения. С их помощью вам будет легче контролировать себя. Если ощущаете ломку, на некоторое время и вовсе удалите социальную сеть из телефона. Да, это крайняя мера, но она сработает вам во благо.

Читайте также: Зависимость от социальных сетей

Устраивайте разгрузочные дни

К примеру, на выходных. Полностью посвятите себя живому общению, домашним делам и прочим приятным заботам реальной жизни. Никаких соцсетей, меседжеров и виртуального общения. В конце концов, обходились же мы раньше разговорами по телефону, а наши родители общались и без него.

Будьте реалистом

Роскошная жизнь блогеров и боле успешных, чем вы людей это не все, что с ними происходит. Наверняка, она тоже наполнена проблемами, конфликтами и сопряжена с ежедневным тяжелым трудом. Будьте уверены, в социальных сетях вам предъявляют только светлую сторону, которая часто еще и приукрашена. Не сравнивайте себя с другими, ведь у них свой путь, а у вас свой. Сравнивайте себя сегодняшнего с собой вчерашним и отмечайте положительные изменения. Это единственно верный путь к формированию здоровой самооценки и уверенности в себе. Что касается неуемного желания следовать трендам, помните: жить по средствам и экономить не позорно. Это лучше, чем тратить последние деньги или брать в кредит товар только для того, чтобы выглядеть статусным в чужих глазах.

Найдите здоровую альтернативу

Прервать нескончаемый поток мыслей о бренности собственного бытия на фоне успешных достигателей поможет занятие физическими упражнениями. Хорошо уравновешивает и успокаивает йога, но, если вам по душе интенсивные нагрузки, выбирайте их. Физическая активность высвобождает в человеке энергию, направляемую на новые свершения. Бонус: подтянутая фигура и, как следствие, повышение самооценки.

Синдром упущенных выгод бич нашего времени. Попасть на эту психологическую уловку сегодня очень легко. Но, у вас есть выбор: завидовать или стать объектом зависти. Выбирайте второй вариант. Вы это можете.

Попали в сеть. Как справиться с синдромом упущенных возможностей

Преданность социальным сетям привела к тому, что мы начали сомневаться в своих силах и страдаем так называемым «синдромом упущенных возможностей». Мы задаемся вопросом: почему наша жизнь не такая захватывающая и насыщенная, как у наших друзей? И как мы можем достичь баланса между загруженностью на работе и успехом в личной жизни, оставаясь при этом в здравом уме?

Текст: Игорь Шевкун

Держать марку

Аббревиатура FOMO, образованная от английского выражения Fear of Missing Out (страх упущенных возможностей), появилась в Оксфордском словаре английского языка в 2013 году. Лингвисты определяют термин как тревожное чувство, будто вы упускаете что-то важное, что успевают делать ваши сверстники. В этот момент вы чувствуете, что существуют более захватывающие перспективы, но где-то в другом месте и, увы, без вашего участия. Все бы ничего, но это происходит с интернет-пользователями ежедневно, и психологи бьют тревогу. Среди основных признаков страха упущенных возможностей выделяют боязнь упустить важные вещи и события, стремление постоянно нравиться, получать одобрение и все время быть доступным для общения. Феномен страха упущенных возможностей был впервые описан в 1996 году доктором Дэном Германом. Затем американский предприниматель и автор Патрик Дж. МакГиннис придумал в 2004 году термин FOMO, ставший популярным после публикации его статьи в журнале Harbus, выпускаемом Гарвардской школой бизнеса.

Каждое утро люди, независимо от чинов и регалий, открывают ленту в Facebook или Instagram, заваривая себе чашку ароматного кофе. Вы просматриваете чужие фотографии и обновления статусов у друзей, которые собираются на благотворительные мероприятия, завтракают в самом модном ресторане, потягивают мохито на сказочном пляже или наслаждаются SPA-процедурами в салоне красоты. Перечислять можно долго, но, присмотревшись, вы заметите интересную деталь: все фотографии обработаны с помощью различных фильтров, которые показывают идеальное лицо, тело и красивую жизнь. Вы свернулись калачиком на диване и включили сериал Netflix, собираясь провести вечер дома. Вскоре ваш iPhone начинает мигать, на него приходят уведомления из социальной сети с информацией о том, что делают ваши друзья. И внезапно ваши простые домашние радости меркнут в сравнении с тем, что, как вам кажется, вы сейчас могли бы делать на месте ваших друзей.

Так незаметно благодаря Интернету повседневная жизнь ваших друзей стала частью вашей собственной жизни. Иногда у вас возникает чувство тревоги без причины, и вы спрашиваете себя: «Неужели я лишний на этом празднике жизни?». «Не важно, буддист ли вы, как я, или христианин, как архиепископ, принадлежите к какой-либо другой религии или вовсе не религиозны, – с момента рождения каждый человек стремится к счастью и пытается избежать страдания, – пишет Далай лама XIV в своей книге «Как быть счастливым в меняющемся мире». – Это стремление не зависит от культурных различий, образования и религиозной принадлежности. Всем своим существом мы желаем радости и хотим быть довольными жизнью. Но радость часто мимолетна и труднодостижима; она как бабочка, что садится на нас и через миг улетает».

Как преуспеть и справиться с синдромом упущенных возможностей – символом цифровой эпохи? Социальные сети – Facebook, Twitter и Instagram – часто заставляют нас чувствовать себя более связанными с деятельностью друзей, врагов, коллег по работе и сверстников, которые буквально врываются в нашу спокойную и размеренную жизнь своими постами, переворачивая ее вверх дном.

Профессор психологии и поведенческой экономики в Университете Дьюка Дэн Ариэли написал книгу «Предсказуемо иррациональный», где говорится, что мы начинаем бояться нашего неверного решения о том, как провести время.

Когда дело доходит до принятия решений в нашей жизни, мы думаем, что контролируем свою жизнь и делаем рациональный выбор. Но так ли это? Ариэли пришел к выводу, что мы не только совершаем ошибки каждый день – у этих ошибок, как правило, одни и те же «мотивы». Кроме того, мы постоянно переплачиваем за вещи, недооцениваем себя и откладываем дела на потом. Однако это поведение не является ни случайным, ни бессмысленным. Оно систематично и предсказуемо, что делает нас всех «предсказуемо иррациональными», по словам Дэна Ариэли. «Один мой приятель начал с продажи своего автомобиля Porsche Boxster, чтобы затем купить Toyota Prius. Но загвоздка в том, что, когда вы получаете Toyota Prius, вы начинаете хотеть спортивный автомобиль Porsche 911, – рассуждает в своей книге Дэн Ариэли. – А вы знаете, что люди, у которых есть Porsche 911, хотели бы себе купить? Они мечтают о спортивном Ferrari. Это урок, который мы все должны усвоить: чем больше у нас есть, тем больше мы хотим. И панацеей от этой болезни является только одно – разрыв этого шаблона».

В плену иллюзий

Конечно, страх упустить что-то важное вряд ли является новым явлением, изучаемым в психологии. Этот страх присутствовал в нашей жизни и раньше – когда мы видели в светской хронике журналов, на фотографиях с вечеринок в газетах людей в их лучшем виде на светских раутах. Но сегодня мы получаем напоминания об этом круглосуточно в режиме онлайн. Автор бестселлера «Наедине» Шерри Теркл говорит о том, что по мере развития технологий наши отношения с ними становятся более интимными, предоставляя им возможность влиять на наше настроение, решения и эмоции. По словам Шона Эйкора, мы обычно не хвалим людей, а сравниваем их друг с другом. Например, мы говорим коллеге, что в этом месяце он был лучшим продавцом, работал больше и лучше других. Наиболее травматичным является такое сравнивание для детей, когда их знакомят с «самым умным ребенком». Вполне естественно, что привлечение только лучших исполнителей на сцену умаляет достоинства 95% тех, кто находится за кулисами. «Но счастье – это командный вид спорта, – говорит Шон Эйкор. – И если мы перестанем стремиться к успеху в одиночку, то сможем снять это бремя с души. Погоня за счастьем и успехом не должна быть дорогой для одиноких людей, если мы хотим полностью раскрыть свой потенциал».

По большому счету, никогда не стоит забывать, что социальные сети – это не реальная жизнь и не стоит сравнивать свою жизнь с жизнью людей в Instagram. По словам психолога Джона М. Грохола, люди всегда приукрашивают и романтизируют свои посты. Друзья хотят, чтобы вы верили в то, что их жизнь – более насыщенная и яркая, чем она есть на самом деле. Люди эгоистичны, им нравится выставлять свою жизнь напоказ и прятаться за «атрибутами роскоши». Но можно ли, не опасаясь дурных последствий, следовать примеру других людей? Постарайтесь сосредоточиться на том, что у вас есть, а не на том, чего у вас нет. «Наш социум учит: лучше быть единственным ярким светочем, чем светиться в череде ярких огоньков, – пишет в своей книге «Большой потенциал. Как добиваться успеха вместе с теми, кто рядом» Шон Эйкор. – В конце концов, разве не так мы думаем об успехах в учебе и работе? Мы хотим окончить школу лучше всех в классе, устроиться в лучшую компанию и работать над самыми престижными проектами. Когда ресурс ограничен – будь то зачисление в самый престижный университет, работа в топовой компании или место в лучшей спортивной команде, – нас учат, что мы должны показать себя и выделиться из толпы. На самом деле без этого можно обойтись. Исследователи, изучавшие светлячков, обнаружили, что когда насекомые с потрясающей точностью (до миллисекунды!) синхронизировались друг с другом, то и каждая особь по отдельности прекрасно устроилась, избавившись от необходимости конкурировать. Точно так же, когда мы помогаем другим стать лучше, мы увеличиваем доступные нам возможности, вместо того чтобы соперничать за них. Подобно светлячкам, как только мы научимся действовать согласованно и сотрудничать с окружающими нас людьми, то начнем блистать ярче – и как личности, и как коллектив в целом».

В меняющемся, непредсказуемом мире бренды и компании часто используют FOMO в рекламных и маркетинговых кампаниях. Слоган AT&T – «Не оставайся позади», а у Duracell – «Оставайся главным». Трудно недооценить слоган рекламы Nescafe «Проснись к жизни» – еще одна из «фишек» маркетинга. Нравится нам это или нет, но технологии маркетинга – это методы, которые включают таймер обратного отсчета, словно мину замедленного действия, чтобы показать своим клиентам, сколько времени у них осталось, чтобы сделать покупку. Не секрет, что страх упущенных возможностей может влиять на самоощущение человека во времени и формирование долгосрочных целей. Об этом заявили 50% респондентов, перегруженных большим объемом информации, которая позволяет им оставаться в курсе самых последних событий. Кроме того, FOMO влияет на общее психологическое благополучие, может вызвать депрессию и негативные эмоциональные состояния человека – например, скуку и одиночество.

Интернет – это идеальное место, где пользователи могут предаваться мечтам и примерять на себя новые роли, если их жизнь скучна и однообразна. Но поиск счастья в социальных сетях – это плохая идея: там вы его не найдете. Звучит банально, но недавние исследования показали, что люди, страдающие синдромом упущенных возможностей, обычно смотрят во внешний мир, вместо того чтобы смотреть внутрь себя. Об этом в свое время писал швейцарский психолог Карл Густав Юнг: «Тот, кто смотрит вне себя, – спит, кто начинает смотреть внутрь себя – просыпается». Когда вы настроены на «другого» или «лучшего» человека в своем уме, сравнивая себя с ним, вы ставите себя выше или ниже и теряете подлинное чувство «я». А социальные сети, по сути, – просто части человека, распавшегося на кусочки в своем собственном внутреннем мире. И никто иной, как сам человек, должен приложить массу усилий, чтобы аккуратно собрать паззл по-новому.

СОВЕТЫ СПЕЦИАЛИСТОВ

(как победить страх упущенных возможностей)

• Избегайте чрезмерного использования социальных сетей. Мы не призываем полностью отказаться от них, так как это полезные инструменты для работы и контактов. Но лучше использовать их несколько раз в день, а не каждые 15–30 минут. И помните: ничего важного за время вашего отсутствия там не произойдет.

• Не доверяйте простым советам, как обрести счастье, покой и духовное пробуждение, от людей в Интернете, которые, как показывает практика, не всегда знают, о чем они говорят.

• Благодарность важна – это очень сильная эмоция, которая меняет ваше внутренне состояние и создает вибрации, привлекающие в вашу жизнь больше успеха и богатства. Представьте себе, что вы теряете все то, что вам повезло иметь в жизни. Так вы начнете больше ценить эти вещи.

• Жизнь – это не сказка. Давайте будем честны сами с собой: мы не всегда можем путешествовать по миру или достигать успехов в своей профессиональной деятельности. В конце концов, это просто невозможно, а порой и утомительно. Нужно сказать себе следующее: «Я не всегда могу посещать самые фантастические места на планете и решать самые сложные задачи. И это нормально». Признание того, что жизнь – это не сказка, снимает напряжение.

• Занимайтесь интроспекцией. Все главные силы и само счастье всегда лежат внутри человека – просто, чтобы до них добраться, нужно прилагать усилия и изучать специальную литературу. Важнее в жизни все равно ничего нет, ведь плоды, которые вы будете пожинать, когда поймете алгоритм работы ума (а все страдания – всегда только в уме), будут важнее любых материальных или психологических выгод.

Синдром упущенных возможностей в рекламе FINS / Голосование

Синдром упущенных возможностей в рекламе FINS / Голосование — Итоги года 2018
















Sostav в соцсетях


Москва, ул. Полковая 3 стр.3, офис 120

© Sostav независимый проект брендингового агентства
Depot WPF

Использование опубликованных материалов доступно только при указании источника.

Дизайн сайта — Liqium

18+

Синдром упущенных возможностей в рекламе FINS

Если вам кажется, что другие богаче и успешнее

Клиент: FINS
Креативный продакшн: Бюро «Рабочее название»  

В последнее время особенно распространён финансовый FoMO (страх упущенной возможности). Если вам кажется, что другие богаче и успешнее, этот вид FoMO у вас есть. С ним поможет справиться Fins — бесплатный онлайн-помощник для получения пассивного дохода. Он анализирует финансовый рынок и под вашу сумму подбирает защищённые выгодные вложения. В ролике от Бюро «Рабочее название» молодой горожанин Марк доходит до точки кипения от страха упустить то, что используют уже все вокруг.

 



×

Ваш браузер устарел


На сайте Sostav.ru используются технологии, которые не доступны в вашем браузере, в связи с чем страница может отображаться некорректно.


Чтобы страница отображалась корректно, обновите ваш браузер.

Ваш браузер использует блокировщик рекламы.

Он мешает корректной работе сайта. Добавьте сайт www.sostav.ru в белый список.

Скрыть

определение конструкции, теоретические обоснования и обзор литературы / Хабр

Предисловие к переводу

Для тех, кто будет впоследствии знакомиться с первоисточниками в переводе я частично оставил оригинальную терминологию и аббревиатуры. Для этих же целей в списке референсов разная маркировка ссылок link | full-text | backup. Где full-text — ссылки на публикации распространяемые свободно, backup — копии собранные на моем Google Drive.

Поскольку для части терминов не существует русских аналогов, я использую их свободную интерпретацию и использование и оригинальное написание.

Введение

FoMO — Fear of Missing Out / Синдром упущенных возможностей — одна из новых психологических конструкций связанная с опытом эксплуатации цифровых сервисов и продуктов.

Фокус обзора заключается в том, чтобы определить и декомпозировать конструкцию FoMO, выявить его теоретические недостатки, а также освятить последние исследования связывающие FoMO с уровнями вовлеченности в соц сети, проблемным использования Интернета (problematic internet use — PIU ), негативной аффективностью и социально-демографические характеристики.

FoMO — универсальный феноменом, которой было исследован и поддержан как действительная психологическая конструкция во многих странах: Израиля ⁽²²⁾, Турция ⁽²⁹⁾, Бельгия ⁽³¹⁾, Польша ⁽³²⁾, Великобритания ⁽³³⁾, Новая Зеландия ⁽³⁴⁾, Германия ⁽³⁵⁾, Италия ⁽³⁰⁾, Китай ⁽³⁶⁾, Босния ⁽³⁷⁾, Индия ⁽³⁸⁾, Латинская Америка ⁽³⁹⁾ и США ⁽²⁷⁾ ⁽⁴⁰⁾ ⁽⁴¹⁾.

Центральным предметом в изучении FoMO является предполагаемая необходимость настойчиво оставаться на связи со своими соц. сетями, что приведет к увеличению частоты и длительности (для некоторых людей, чрезмерной) использования соц. сетей и мессенджеров ⁽¹⁾ ⁽²⁾ ⁽³⁾.

Определение и измерение FoMO

FoMO впервые был представлен в СМИ в начале 2010 года и был охарактеризован как конструкция провоцирующая тревогу ⁽⁴⁾ ⁽⁵⁾. С этого времени использование соц. сетей росло в геометрической прогрессии по всему миру ⁽⁶⁾ ⁽⁷⁾. Разнообразие средств аналитики, особенно с повсеместным распространением смартфонов, предоставило больше возможностей узнать о потенциально полезном опыте (offline и online), который так боятся упустить.

В научной литературе FoMO определяется как психологическая конструкция включающий два основных компонента:

  • осознание того, что другие получают положительный опыт, а вы нет

  • стойкое желание оставаться на связи с людьми в своих соц. сетях ⁽¹⁾.

Первый компонент отсылает к аспектам тревоги: беспокойству, руминации и т. д. Второй, определяет поведенческую стратегию, направленную на облегчение этой тревоги, аналогично тому, как навязчивые действия направлены (хотя и дезадаптивно) на облегчение беспокойства при обсессивно-компульсивном расстройстве.

Чаще всего поведенческий компонент FoMO характеризует частая проверка соц. сетей и мессенджеров ⁽¹⁾. Эту особенность, определяет не только действие, когда у человека есть время для просмотра подключенных к интернету устройств, но и реакция, на уведомлениям и индикаторы обновлений, что есть само собой является фактором побуждающий к отклику.

С одной стороны, уведомления полезны для социального общения и имеют положительную оценку ⁽⁸⁾ ⁽⁹⁾, потому что они удовлетворяют и смягчают FoMO. Общение online может также увеличить социальный капитал для многих людей ⁽¹⁰⁾ .

С другой стороны, уведомления от приложений на смартфонах, компьютерах и в соц. сетях имеют неблагоприятные последствия. Они могут отвлекать и привести к менее сфокусированному опыту: ухудшению внимания ⁽¹¹⁾ и прерыванию работы, учебы ⁽¹²⁾ ⁽¹³⁾ и других повседневных действий ⁽¹⁴⁾ из-за «затрат на переключение», которые затрудняют возвращение к первоначальной задачи ⁽¹⁵⁾.

Таким образом, FoMO может стимулировать чрезмерную проверку уведомлений и реакции на них, что затрудняет сохранение продуктивности ⁽¹⁶⁾.

В этом контексте набирают внимание дискуссии о необходимости регулирования количества встроенных элементов в приложения соц. сетей, которые вызывают FoMO ⁽¹⁷⁾ ⁽¹⁸⁾ в попытке увеличения времени использования приложений и сбора большего количества личных данных в эпоху «большого брата» ⁽¹⁹⁾ ⁽²⁰⁾.

Измерение

Широко используется модель Пшибыльского и др. типа Лайкерта (Likert-type) состоящая из 10 пунктов ⁽¹⁾. Она включает такие пункты, как «Я боюсь, что у других будет больше возможностей, чем у меня» и «Когда я пропускаю запланированную встречу, это меня беспокоит». Вторая — модель Д. Альта, с версиями из 17 ⁽²¹⁾ и 10 пунктов ⁽²²⁾.

Третья дополняет модель Пшибыльского путем включения понятий state-FoMO (состояние), чтобы отличать его от trait-FoMO (черта личности) ⁽²³⁾. Авторы добавили пункты state-FOMO, такие как «Я постоянно online, чтобы ничего не пропустить» и «Я боюсь не быть в курсе последних событий в своих соц. сетях».

Trait-FoMO — диспозиционная черта с точки зрения относительно стабильной индивидуальной характеристики и как общий страх индивида что-то упустить.

Термин state-FoMO характеризует тип FoMO, который считается важным в контексте использования приложений для online-коммуникации. State-FoMO является посредником между основными характеристиками человека и Интернет-расстройством (ICD), тогда как trait-FoMO представляет собой одну из этих предрасположенностей к развитию state-FoMO и других когнитивных искажений, связанных с Интернетом.

Модель для анализа предполагаемых эффектов, включая скрытые факторы ICD. | link

В некоторых исследованиях использовались поведенческие метрики для изучения FoMO путем оценки физиологического стресса: частоты сердечных сокращений и артериального давления, при разлуки со смартфоном и социальными сетями ⁽²⁴⁾ ⁽²⁵⁾

Скрытые факторы и формы FoMO

В нескольких исследованиях изучались скрытые формы FoMO с помощью исследовательского (EFA) и подтверждающего факторного анализа (CFA). Их результаты сильно зависят от исследуемого цифрового пространства/сервиса.

В некоторых работах было проверено и подтверждено наличие одноразмерную структуры FoMO. ⁽²⁶⁾ ⁽²⁷⁾ ⁽²⁸⁾.

Вегманн и др. ⁽²³⁾ добавили вактор состояния к модели Пшибыльского и др. ⁽¹⁾ и уточнили его с помощью EFA на выборке немецких участников. Затем провалидировали расширенную шкалу используя CFA на отдельной немецкой выборке, выявив двухразмерную модель: trait и state FOMO ⁽²³⁾ ⁽²⁹⁾. При сравнения оценок FoMO немецких и испанских выборок было обнаружено, что немцы набрали значительно более высокие баллы по trait-FoMO ⁽²³⁾.

Подтвержденная модель связей факторов trait и state | link

Другое исследование выявило два фактора FoMO: амбициозный и стадный, связанных с упущением опыта других ⁽³⁰⁾.

Наконец, другое исследование обнаружило три фактора FOMO в социальной, новостной и коммерческой информации ⁽²¹⁾ ⁽²²⁾.

Связанные с FoMO конструкции

Рассмотрим эмпирические исследования опубликованные с 2018 года о двусторонних отношений FoMO с психопатологией, PIU, PSU, а также более ранние исследования взаимосвязи FoMO с социально-демографическими переменными, поскольку мало статей сообщали о таких результатах.

PIU и PSU

Большинство исследования, рассматривающие FoMO в отношении частоты использования соц. сетей изучали использование Facebook или соц. сетей в целом. В исследованиях с участием детей и молодежи, студентов и взрослых были обнаружены взаимосвязи соц. сетей с FoMO от умеренного до большого ⁽³⁵⁾ ⁽³⁷⁾ ⁽⁴²⁾ ⁽⁴³⁾ ⁽⁴⁴⁾ ⁽⁴⁵⁾.

Демпси и др. ⁽⁴³⁾ проанализировали данные 289 американских студентов колледжей. Авторы сообщили, что коэффициент корреляции, равный -0,19 между моделью FoMO из 10 пунктов Пшибыльского и др. ⁽¹⁾ и моделью частоты использования Facebook из пяти пунктов, рассчитанной таким образом, что более низкие оценки указывают на большую частоту использования Facebook.

Высокий уровень использования соц. сетей не обязательно является дезадаптивным, но может быть, если он становится чрезмерным или проблематичным.

Фактически, PIU определяется как чрезмерное употребление приводящие к побочным эффектам ⁽⁴⁶⁾. Последние классифицируются как и те, что наблюдаются при аддиктивных расстройствах, связанных с употреблением наркотиков и алкоголя, включая абстинентный синдром при отказе в доступе и толерантность, требующая увеличения периодов и объема использования ⁽⁴⁷⁾ ⁽⁴⁸⁾.

В работе Монтэга и др. представлена классификация расстройств, связанных с использованием цифровых технологий, включая соц. сети и PIU ⁽⁴⁹⁾

Проблемное использование интернет-игр теперь является официальным медицинским диагнозом психического здоровья ⁽⁵⁰⁾ ; предварительные эмпирические данные представлены в недавних работах ⁽⁵¹⁾ ⁽⁵²⁾.

Тем не менее, проблематичное использование других форм цифровых-технологий, таких как смартфоны и социальные сети, не менее актуальна из-за неблагоприятных последствий для здоровья и функционирования, которые могут возникнуть в результате чрезмерного использования ⁽⁵³⁾ ⁽⁵⁴⁾ ⁽⁵⁵⁾.

Поскольку сам смартфон является лишь средством доступа к приложениям соц. сетей и т. д., конструкция PSU (problematic smartphone use) — проблемного использования смартфона (зависимость от смартфона или расстройство использования смартфона) так-же часто обсуждается ⁽⁴⁹⁾ ⁽⁵⁶⁾.

Недавние литобзоры по PIU, изучающие использование смартфонов ⁽⁵⁷⁾ ⁽⁵⁸⁾ ⁽⁵⁹⁾ и соц, сетей ⁽⁶⁰⁾ ⁽⁶¹⁾, рассматривают взаимосвязь между проблемным использованием, психологическими и психопатологическими конструкциями.

Взаимосвязь между PIU и PSU также была исследована, показав корреляцию ⁽⁶²⁾ ⁽⁶³⁾ ⁽⁶⁴⁾. Психологические модели в вышеупомянутых обзорах часто использовали диагностические критерии употребления наркотиков и алкоголя, которые были модифицированы для оценки использование конкретных цифровых сред.

В нескольких исследованиях подростков, студентов и взрослых были обнаружены умеренные или большие положительные корреляции между FoMO и уровнями проблемного использования соц. сетей ⁽²⁹⁾ ⁽³⁰⁾ ⁽³⁷⁾ ⁽³⁸⁾ ⁽⁴³⁾ ⁽⁶⁵⁾ ⁽⁶⁶⁾ ⁽⁶⁷⁾ ⁽⁶⁸⁾ ⁽⁶⁹⁾

Демпси и др. ⁽⁴³⁾ обнаружили коэффициент корреляции, равный 0,32 между моделями Пшибыльского и др. ⁽¹⁾ и BFAS — Bergen Facebook Addiction Scale ⁽⁷⁰⁾. Таким образом, FoMO был связан не только с повышенной частотой использования, но и с более высоким уровнем проблемного использования соц. сетей.

Исследования FoMO в отношении уровней PSU с выборками из всех возрастных групп обнаружили умеренную или большую связь. ⁽²⁷⁾ ⁽²⁸⁾ ⁽³⁶⁾ ⁽⁴⁵⁾ ⁽⁶⁵⁾ ⁽⁶⁶⁾ ⁽⁶⁹⁾ ⁽⁷¹⁾ ⁽⁷²⁾ ⁽⁷³⁾ ⁽⁷⁴⁾ ⁽⁷⁵⁾

Эльхай, Янг, Фанг и д.р. ⁽³⁶⁾ проанализировали данные 1034 студентов китайских университетов. Они обнаружили коэффициент корреляции, равный 0,29 между китайскими версиями модели FoMO, Пшибыльского и др. ⁽¹⁾ и зависимости от смартфонов ⁽⁷⁶⁾.

Также, были выявлены корреляции FoMO с другими побочными эффектами использования смартфонов: нарушением повседневной деятельности из-за уведомлений ⁽¹⁶⁾ и с отвлеченным поведением пешеходов из-за использования смартфона ⁽⁷⁷⁾.

Негативная аффективность

FoMO был определен как конструкция, которая в первую очередь включает связанную с тревогой психопатологию ⁽¹⁾, а тревожные расстройства являются важным аспектом лежащим в основе негативной аффективности ⁽⁷⁸⁾.

Таким образом, в исследованиях с выборками подростков и взрослых, было изучено отношении FoMO к выраженности симптомов тревожности, включающую социальную тревогу.

В различных исследованиях FoMO выявлены умеренные и сильные положительные отношения с выраженностью тревожности ⁽²⁷⁾ ⁽²⁹⁾ ⁽³⁰⁾ ⁽³²⁾ ⁽³⁵⁾ ⁽³⁶⁾ ⁽³⁸⁾ ⁽⁴³⁾ ⁽⁶⁸⁾ ⁽⁷²⁾ ⁽⁷⁵⁾ ⁽⁷⁹⁾

Тревога сильно коррелирует (является коморбидной) с депрессией ⁽⁸¹⁾ ⁽⁸²⁾, которая также является фундаментальным аспектом лежащей в основе негативной аффективности ⁽⁷⁸⁾.

В исследованиях связи FoMO и депрессии, от подросткового до взрослого возраста, была обнаружена легкая или умеренная положительная связь ⁽²⁷⁾ ⁽³⁵⁾ ⁽³⁶⁾ ⁽³⁸⁾ ⁽⁴³⁾ ⁽⁷²⁾ ⁽⁷⁴⁾ ⁽⁷⁹⁾ ⁽⁸³⁾.

В исследовании Эльхая, Янг, Фанг и др. ⁽³⁶⁾ сообщалось о коэффициент корреляции, равному 0,33, между моделью Пшибыльского и др. ⁽¹⁾ и DASS — Depression Anxiety Stress Scale — депрессии, тревожности и стресса ⁽²¹⁾ ⁽⁸⁰⁾.

Эльхайя, Янг, Фанг и др. ⁽³⁶⁾ определили корреляцию между моделью FoMO Пшибыльского и др. ⁽¹⁾ и шкалой DASS — Depression Anxiety Stress Scale — депрессии, тревожности и стресса ⁽²¹⁾ ⁽⁸⁰⁾.

Были подтверждены связи FoMO от умеренной до большой с другими конструктами негативной аффективности: руминацией ⁽²⁷⁾ ⁽⁴³⁾ и негативным настроением ⁽⁷²⁾ ⁽⁷⁵⁾ ⁽⁷⁹⁾.

Обнаружена умеренная положительная корреляция между FoMO и склонностью к скуке ⁽²⁷⁾ ⁽⁷⁴⁾, которая определяется как конструкция негативной аффективности, включающая в себя нарушение внимания ⁽⁸⁴⁾.

FoMO также исследовали на предмет взаимосвязи с конструкциями, противоположными негативной аффективности: эмоциональным благополучием ⁽⁴²⁾ ⁽⁸⁵⁾ и восприятием качеством жизни. Подтверждена обратная корреляция от легкой до умеренной с удовлетворенностью жизнью ⁽²⁶⁾ ⁽⁶⁶⁾ ⁽⁶⁹⁾.

Демография

В небольшом количестве исследований FoMO был связан с конкретными демографическими характеристиками. В одних FoMO коррелировал с более молодым возрастом ⁽²⁷⁾ ⁽³²⁾ ⁽⁸⁶⁾, а другие обнаружили, что он больше связан с женщинами, чем с мужчинами ⁽²⁷⁾ ⁽³¹⁾ ⁽⁸⁷⁾. Одно исследование североамериканцев показало, что FoMO был больше связан с европиойдной рассой, чем с расовыми меньшинствами ⁽²⁷⁾.

Теоретические основы FoMO

Впервые FOMO был концептуализирована при помощи теории самоопределения (SDT), которую разработали Райан и Деси ⁽⁸⁸⁾. SDT пытается объяснить, как формируется личность и психологические потребности. Пшибыльский и др. использовали эту концепцию, чтобы сформулировать основы FOMO ⁽¹⁾ .

SDT предполагает, что внутренняя, а не внешняя мотивация к вознаграждению важна для укрепления психического здоровья и что внутренняя мотивация лучше всего поощряется, когда человек чувствует себя социально связанным с другими ⁽⁸⁹⁾.

Пшибыльский и др. предложили, что FoMO — это негативное эмоциональное состояние, возникающее в результате неудовлетворенных потребностей в связях социального характера ⁽¹⁾.

Представление о том, что FoMO включает в себя негативный эффект неудовлетворенных социальных потребностей, аналогично теориям о негативных эмоциональных эффектах социального остракизма ⁽⁹⁰⁾.

В этом контексте следует упомянуть исследования, связывающие FoMO с психологией личности, в частности с нейротизмом ⁽²⁹⁾ ⁽⁸⁶⁾, одним из наиболее известных факторов риска развития аффективного расстройства ⁽⁹¹⁾.

FoMO может играть посредническую роль между нарциссизмом и проблемным использованием соц. сетей. У уязвимых нарциссов, есть неудовлетворенные потребности в социальных связях (аналогичные тем, у которых тяжелая форма FoMO) и они чаще подвержены проблемному использовании соц. сетей ⁽⁹²⁾.

Несколько работы определяют FoMO как движущий фактора негативной аффективности ⁽³¹⁾ ⁽⁷⁹⁾ ⁽⁹³⁾, други определяют последнюю как предпосылки к FoMO ⁽²³⁾ ⁽³⁹⁾ ⁽⁹⁴⁾.

Исследования с повторными измерениями подтверждают, предположения, что FoMO приводит к негативному эффекту на короткий периоды времени — одну неделю ⁽⁷⁹⁾ ⁽⁹³⁾. Вопрос причинно-следственных связей или двунаправленности эффектов остается открытым.

FoMO также широко считается движущим механизмом для PIU. Модель I-PACE — Person-Affect-Cognition-Execution «персона-эффект-сознание-исполнение» определяет факторы риска PIU на ранних ⁽⁹⁵⁾ и на более поздних стадиях чрезмерного использования технологий. ⁽⁹⁶⁾

I-PACE предполагает, что персональные черты: психопатология, личность, биология и генетика могут повлиять на проблематичное использование.

I-PACE дополнительно предполагает, что реакции также играют роль в PIU как посреднические механизмы между чертами и проблемным использованием. К ним относятся: стратегии преодоления, когнитивные предубеждения, способность подавлять импульсивное поведение, тягу и ожидания в отношении использования Интернета ⁽⁹⁶⁾.

FoMO был определен в рамках модели I-PACE как связанная с интернетом дезадаптивное когнитивное искажение ⁽²³⁾ ⁽⁹⁴⁾. Эльхай и др. предположил, что, поскольку депрессия и тревожность связаны с социальной изоляцией, FoMO может быть естественным следствием и в свою очередь, движущим механизмом PIU ⁽⁹⁴⁾ .

Фактически, в соответствии с I-PACE, несколько работ обнаружили, что FoMO опосредует отношения между психопатологическими симптомами тревожно-депрессивного расстройства и уровнями PIU ⁽²⁷⁾ ⁽²⁸⁾ ⁽³⁶⁾ ⁽³⁹⁾ ⁽⁴³⁾ ⁽⁷³⁾ ⁽⁷⁴⁾.

Таким образом, FoMO может быть механизмом, который объясняет, как у некоторых людей с депрессией развивается PIU.

Выводы и будущие направления деятельности

FoMO — крайне актуальная психологическая конструкция в эпоху цифровых технологий. Концептуализации FoMO способствовала его связь с повышенным и проблемным использованием интернета, соц. сетей и смартфонов, выраженной тревожностью, депрессией и негативной аффективностью, а также низким уровней оценки качества жизни у респондентов.

Предварительные данные показывают, что FoMO больше относится к молодому возрасту и женскому полу.

Почти все работы по оценке взаимосвязи FoMO с высоким или проблематичным уровнем использования технологий в качестве зависимых переменных включали анкетирование. Однако показатели использования интернета, о которых сообщают сами респонденты, отличаются от объективных замеров использования — логов устройств ⁽⁹⁷⁾ ⁽⁹⁸⁾ ⁽⁹⁹⁾.

Цифровое фенотипирование может помочь психологам преодолеть проблемы, возникающие при использовании анкетирования, такие как, самодиагностика FoMO и тенденции отвечать на вопросы социально желательными способами ⁽¹⁰⁰⁾.

Нам известно только об одном исследовании, с объективными измерениями использования смартфон, в котором подтвердили связь FoMO с высоким уровнем использования цифровых-технологий ⁽⁸³⁾.

В подавляющем большинстве исследований FoMO использовалась методология перекрестных исследований и анкетирование. Мы призываем исследователей использовать повторные измерения, продолжительные по времени, ежедневные и дневники для дальнейшей оценки FoMO.

FoMO практически не исследован неврологическими инструментами, чтобы лучше понять, фактическую природу FoMO и какие нейронные процессы лежат в его основе. Это большое упущение, поскольку такие инструменты все чаще используются для изучения последствий чрезмерного использования соц. сетей и смартфонов ⁽¹⁰¹⁾ ⁽¹⁰²⁾ ⁽¹⁰³⁾, или влияние лайков на платформах типа Instagram ⁽¹⁰⁴⁾ ⁽¹⁰⁵⁾ ⁽¹⁰⁶⁾.


Исследования Вегмана и др. ⁽²³⁾ указывают на различием между FoMO состояния и личных черт. Поэтому особенно важно больше разделить аспекты состояния / черта FOMO, учитывая, что Балта и др. ⁽²⁹⁾ обнаружили, что ассоциации с невротизмом сильнее для trait-FOMO, чем state-FOMO.

Дополнительно должны быть рассмотрены и другие психологические конструкции, которые имеют ассоциации с FoMO, включая поведенческие аспекты и значимость физического прикосновения ⁽¹⁰⁸⁾, что важно для лечения серьезных депрессивных расстройств ⁽¹⁰⁷⁾.

Другая важная область изучения — это проектирование приложений, которое уменьшает FoMO путем дозирования уведомлений на устройствах ⁽¹⁰⁹⁾ .

Мы надеемся, что достижения в методологиях исследований расширит наше понимание FoMO и его отношений другими психологическими конструкциями.

Референсы

Референсы

  1. 1 Przybylski AK, Murayama K, DeHaan CR, Gladwell V. Motivational, emotional, and behavioral correlates of fear of missing out. Comput Human Behav. 2013;29:1841–8. | link full text

  2. Orben A, Przybylski AK. The association between adolescent well-being and digital technology use. Nat Hum Behav. 2019;3:173–82. | link

  3. Elhai JD, Dvorak RD, Levine JC, Hall BJ. Problematic smartphone use: a conceptual overview and systematic review of relations with anxiety and depression psychopathology. J Affect Disord. 2017;207:251–9. | link

  4. Fake C. FOMO and social media [Internet] 2011 Mar 15. [cited 2020 Mar 19] | full-text

  5. Morford M. Oh my God you are so missing out [Internet] 2010 Aug. [cited 2020 Mar 19] | link

  6. Hitlin P. Internet, social media use and device ownership in U.S. have plateaued after years of growth [Internet] 2018 Sep 28. [cited 2020 Mar 19] | link

  7. Poushter J, Bishop C, Chwe H. Social media use continues to rise in developing countries but plateaus across developed ones [Internet] 2018 Jun 19. [cited 2020 Mar 19] | link

  8. Paul CL, Komlodi A, Lutters WG. Again?!! The emotional experience of social notification interruptions. Human-Computer Interaction-INTERACT 2011, Part 2: 13th IFIP TC 13 International Conference, Lisbon, Portugal, September 5-9, 2011. Proceedings. 2011:471–8. p. | link

  9. Paul CL, Komlodi A, Lutters WG. Interruptive notifications in support of task management. Int J Hum Comput Stud. 2015;79:20–34. | link

  10. Cheng C, Wang HY, Sigerson L, Chau CL. Do the socially rich get richer? A nuanced perspective on social network site use and online social capital accrual. Psychol Bull. 2019;145:734–64. | full-text

  11. Stothart C, Mitchum A, Yehnert C. The attentional cost of receiving a cell phone notification. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2015;41:893–7. | full-text

  12. Kushlev K, Proulx JD, Dunn E. “Silence your phones”: smartphone notifications increase inattention and hyperactivity symptoms. Conference: CHI’ 2016, At San Jose, CA, USA. 2016:1011–20. p. | link

  13. Duke E, Montag C. Smartphone addiction, daily interruptions and self-reported productivity. Addict Behav Rep. 2017;6:90–5. | full text

  14. Elhai JD, Rozgonjuk D, Alghraibeh AM, Yang H. Disrupted daily activities from interruptive smartphone notifications: relations with depression and anxiety severity and the mediating role of boredom proneness [Internet] First Published June 18, 2019. [cited 2020 Mar 19] | link

  15. Salvucci DD, Taatgen NA. Threaded cognition: an integrated theory of concurrent multitasking. Psychol Rev. 2008;115:101–30. | full-text

  16. Rozgonjuk D, Elhai JD, Ryan T, Scott G. Fear of missing out is associated with disrupted activities from receiving smartphone notifications and surface learning in college students. Comput Educ. 2019;140:103590. | link

  17. Alutaybi A, McAlaney J, Stefanidis A, Phalp K, Ali R. Designing social networks to combat fear of missing out. In the 32nd Human Computer Interaction Conference (British HCI’18) – Position Papers Track. 02-06 Jul, 2018., At In the 32nd Human Computer Interaction Conference (British HCI’18) – Position Papers Track. 02-06 Jul, 2018. Belfast, Northern Ireland. 2018 | full-text

  18. Montag C, Lachmann B, Herrlich M, Zweig K. Addictive features of social media/messenger platforms and freemium games against the background of psychological and economic theories. Int J Environ Res Public Health. 2019 Jul 23;16((14)):E2612. doi: 10.3390/ijerph26142612. pii: | full-text

  19. Zuboff S. Big other: surveillance capitalism and the prospects of an information civilization. J Inf Technol. 2015;30:75–89. | link

  20. Zuboff S. The age of surveillance capitalism: The fight for a human future at the new frontier of power. London: Profile Books; 2019. | link

  21. Alt D. College students’ academic motivation, media engagement and fear of missing out. Comput Human Behav. 2015;49:111–9. | link

  22. Alt D. Students’ wellbeing, fear of missing out, and social media engagement for leisure in higher education learning environments. Curr Psychol. 2018;37:128–38. | link

  23. Wegmann E, Oberst U, Stodt B, Brand M. Online-specific fear of missing out and Internet-use expectancies contribute to symptoms of Internet-communication disorder. Addict Behav Rep. 2017;5:33–42. | full text

  24. Cheever NA, Rosen LD, Carrier LM, Chavez A. Out of sight is not out of mind: the impact of restricting wireless mobile device use on anxiety levels among low, moderate and high users. Comput Human Behav. 2014;37:290–7. | link

  25. Clayton RB, Leshner G, Almond A. The extended iSelf: the impact of iPhone separation on cognition, emotion, and physiology. J Comput Mediat Commun. 2015;20:119–35. | full-text

  26. Can G, Satici SA. Adaptation of fear of missing out scale (FoMOs): Turkish version validity and reliability study. Psicol Reflex Crit. 2019;32:3. | full-text | backup

  27. Elhai JD, Levine JC, Alghraibeh AM, Alafnan AA, Aldraiweesh AA, Hall BJ. Fear of missing out: testing relationships with negative affectivity, online social engagement, and problematic smartphone use. Comput Human Behav. 2018;89:289–98. | link

  28. Servidio R. Self-control and problematic smartphone use among Italian University students: the mediating role of the fear of missing out and of smartphone use patterns. Curr Psychol. 2019 doi: 10.1007/s12144-019-00373-z. | link

  29. Balta S, Emirtekin E, Kircaburun K, Griffiths MD. Neuroticism, trait fear of missing out, and phubbing: The mediating role of state fear of missing out and problematic instagram use [Internet] 2018. [cited 2010 Mar 19] | full-text | backup

  30. Casale S, Fioravanti G. Factor structure and psychometric properties of the Italian version of the fear of missing out scale in emerging adults and adolescents. Addict Behav. 2020;102:106179. | link

  31. Beyens I, Frison E, Eggermont S. “I don’t want to miss a thing”: Adolescents’ fear of missing out and its relationship to adolescents’ social needs, Facebook use, and Facebook related stress. Comput Human Behav. 2016;64:1–8. | link

  32. Błachnio A, Przepiórka A. Facebook intrusion, fear of missing out, narcissism, and life satisfaction: a cross-sectional study. Psychiatry Res. 2018;259:514–9. | link

  33. Buglass SL, Binder JF, Betts LR, Underwood JD. Motivators of online vulnerability: The impact of social network site use and FOMO. Comput Human Behav. 2017;66:248–55. | link

  34. Riordan B, Flett J, Hunter J, Scarf D, Conner TS. Fear of missing out (FoMO): the relationship between FoMO, alcohol use, and alcohol-related consequences in college students. J Psychiatry Brain Funct. 2015;2 | full-text | backup

  35. Reer F, Tang WY, Quandt T. Psychosocial well-being and social media engagement: the mediating roles of social comparison orientation and fear of missing out. New Media Soc. 2019;21:1486–505. | link

  36. Elhai JD, Yang H, Fang J, Bai X, Hall BJ. Depression and anxiety symptoms are related to problematic smartphone use severity in Chinese young adults: fear of missing out as a mediator. Addict Behav. 2020;101:105962. | link

  37. Tomczyk Ł, Selmanagic-Lizde E. Fear of Missing Out (FOMO) among youth in Bosnia and Herzegovina: scale and selected mechanisms. Child Youth Serv Rev. 2018;88:541–9. | link

  38. Dhir A, Yossatorn Y, Kaur P, Chen S. Online social media fatigue and psychological wellbeing: a study of compulsive use, fear of missing out, fatigue, anxiety and depression. Int J Inf Manage. 2018;40:141–52. | link

  39. Oberst U, Wegmann E, Stodt B, Brand M, Chamarro A. Negative consequences from heavy social networking in adolescents: the mediating role of fear of missing out. J Adolesc. 2017;55:51–60. | link

  40. Baker ZG, Krieger H, LeRoy AS. Fear of missing out: relationships with depression, mindfulness, and physical symptoms. Transl Issues Psychol Sci. 2016;2:275–82.| link

  41. Scalzo AC, Martinez JA. Not all anxiety is the same: how different “types” of anxiety uniquely associate with college students’ drinking intentions. J Coll Stud Dev. 2017;58:943–7. | link

  42. Chai HY, Niu GF, Lian SL, Chu XW, Liu S, Sun XJ. Why social network site use fails to promote well-being? The roles of social overload and fear of missing out. Comput Human Behav. 2019;100:85–92. | link

  43. Dempsey A, E., O’Brien KD, Tiamiyu MF, Elhai JD. Fear of missing out (FoMO) and rumination mediate relations between social anxiety and problematic Facebook use. Addict Behav Rep. 2019;9:100150. | full text | backup

  44. Franchina V, Abeele MV, van Rooij AJ, Lo Coco G, De Marez L. Fear of missing out as a predictor of problematic social media use and phubbing behavior among Flemish adolescents. Int J Environ Res Public Health. 2018;15:2319. | full text | backup

  45. Traş Z. Examining the relationships between Facebook intensity, fear of missing out, and smartphone addiction. Addicta. 2019;6:91–113. | full-text | backup

  46. Kuss DJ, Griffiths MD, Karila L, Billieux J. Internet addiction: a systematic review of epidemiological research for the last decade. Curr Pharm Des. 2014;20:4026–52. | link

  47. Billieux J, Maurage P, Lopez-Fernandez O, Kuss DJ, Griffiths MD. Can disordered mobile phone use be considered a behavioral addiction? An update on current evidence and a comprehensive model for future research. Curr Addict Rep. 2015;2:156–62. | full-text | backup

  48. Gutierrez J, de Fonseca FR, Rubio G. Cell-phone addiction: a review. Front Psychiatry. 2016;7:175. | full-text | backup

  49. Montag C, Wegmann E, Sariyska R, Demetrovics Z, Brand M. How to overcome taxonomical problems in the study of Internet use disorders and what to do with “smartphone addiction”? J Behav Addict. 2019 Oct 31::1–7. | full-text | backup

  50. MKB-11. World Health Organization (WHO) 6C51.0 Gaming disorder, predominantly online [Internet] 2019 Apr. [cited 2010 Mar 19] link

  51. Montag C, Schivinski B, Sariyska R, Kannen C, Demetrovics Z, Pontes HM. Psychopathological symptoms and gaming motives in disordered gaming: a psychometric comparison between the WHO and APA diagnostic frameworks. J Clin Med. 2019;8((10)):E1691. | full-text | backup

  52. Pontes HM, Schivinski B, Sindermann C, Li M, Becker B, Zhou M, et al. Measurement and conceptualization of gaming disorder according to the World Health Organization framework: the development of the gaming disorder test. Int J Ment Health Addict. 2019 Jun 03 doi: 10.1007/s11469-019-00088-z. | full-text | backup

  53. Grant JE, Lust K, Chamberlain SR. Problematic smartphone use associated with greater alcohol consumption, mental health issues, poorer academic performance, and impulsivity. J Behav Addict. 2019;8:335–42. | full-text | backup

  54. Luria G. The mediating role of smartphone addiction on the relationship between personality and young drivers’ smartphone use while driving. Transp Res Part F Traffic Psychol Behav. 2018;59:203–11. | link

  55. Yang G, Cao J, Li Y, Cheng P, Liu B, Hao Z, et al. Association between internet addiction and the risk of musculoskeletal pain in Chinese college freshmen – a cross-sectional study. Front Psychol. 2019;10:1959. | full-text | backup

  56. Panova T, Carbonell X. Is smartphone addiction really an addiction? J Behav Addict. 2018;7:252–9. | full-text | backup

  57. Elhai JD, Levine JC, Hall BJ. The relationship between anxiety symptom severity and problematic smartphone use: a review of the literature and conceptual frameworks. J Anxiety Disord. 2019;62:45–52. | link

  58. Thomée S. Mobile phone use and mental health: a review of the research that takes a psychological perspective on exposure. Int J Environ Res Public Health. 2018 Nov 29;15((12)):E2692. doi: 10.3390/ijerph25122692. | full-text | backup

  59. Elhai JD, Levine JC, Hall BJ. Problematic smartphone use and mental health problems: current state of research and future directions. Dusunen Adam. 2019;32:1–3. | full-text | backup

  60. Marino C, Gini G, Vieno A, Spada MM. The associations between problematic Facebook use, psychological distress and well-being among adolescents and young adults: a systematic review and meta-analysis. J Affect Disord. 2018;226:274–81. | link

  61. Seabrook EM, Kern ML, Rickard NS. Social networking sites, depression, and anxiety: a systematic review. JMIR Ment Health. 2016;3:e50. | full-text | backup

  62. Lachmann B, Duke É, Sariyska R, Montag C. Who’s addicted to the smartphone and/or the Internet? Psychol Pop Media Cult. 2019;8:182–9. | link

  63. Lachmann B, Sindermann C, Sariyska RY, Luo R, Melchers MC, Becker B, et al. The role of empathy and life satisfaction in Internet and smartphone use disorder. Front Psychol. 2018;9:398. | full-text | backup

  64. Montag C, Sindermann C, Becker B, Panksepp J. An affective neuroscience framework for the molecular study of internet addiction. Front Psychol. 2016;7:1906. | full-text | backup

  65. Liu C, Ma J. Social support through online social networking sites and addiction among college students: the mediating roles of fear of missing out and problematic smartphone use. Curr Psychol. 2018 Nov doi: 10.1007/s12144-018-0075-5.. | link

  66. Sha P, Sariyska R, Riedl R, Lachmann B, Montag C. Linking Internet communication and smartphone use disorder by taking a closer look at the Facebook and WhatsApp applications. Addict Behav Rep. 2019;9:100148. | full-text | backup

  67. Yin L, Wang P, Nie J, Guo J, Feng J, Lei L. Social networking sites addiction and FoMO: the mediating role of envy and the moderating role of need to belong. Curr Psychol. 2019 Jul 02 doi: 10.1007/s12144-019-00344-4. | link

  68. Casale S, Rugai L, Fioravanti G. Exploring the role of positive metacognitions in explaining the association between the fear of missing out and social media addiction. Addict Behav. 2018;85:83–7. | link

  69. Sette CP, Lima NRS, Queluz FNFR, Ferrari BL, Hauck N. The online fear of missing out inventory (ON-FoMO): development and validation of a new tool. J Technol Behav Sci. 2019 Jul 24 doi: 10.1007/s41347-019-00110-0. | link

  70. Andreassen CS, Torsheim T, Brunborg GS, Pallesen S. Development of a Facebook Addiction Scale. Psychol Rep. 2012;110:501–17. | link

  71. Coskun S, Karayagiz Muslu G. Investigation of problematic mobile phones use and fear of missing out (FoMO) level in adolescents. Community Ment Health J. 2019;55:1004–14. | link

  72. Elhai JD, Yang H, Rozgonjuk D, Montag C. Using machine learning to model problematic smartphone use severity: the significant role of fear of missing out. Addict Behav. 2020;103:106261. | link

  73. Wang J, Wang P, Yang X, Zhang G, Wang X, Zhao F, et al. Fear of missing out and procrastination as mediators between sensation seeking and adolescent smartphone addiction. Int J Ment Health Addict. 2019;17:1049–62. | link

  74. Wolniewicz CA, Rozgonjuk D, Elhai JD. Boredom proneness and fear of missing out mediate relations between depression and anxiety with problematic smartphone use. Hum Behav Emerg Technol. 2020;2:61–70. | full-text | backup

  75. Wolniewicz CA, Tiamiyu MF, Weeks JW, Elhai JD. Problematic smartphone use and relations with negative affect, fear of missing out, and fear of negative and positive evaluation. Psychiatry Res. 2018;262:618–23. | link

  76. Kwon M, Kim DJ, Cho H, Yang S. The smartphone addiction scale: development and validation of a short version for adolescents. PLoS One. 2013;8:e83558. | full-text | backup

  77. Appel M, Krisch N, Stein JP, Weber S. Smartphone zombies! Pedestrians’ distracted walking as a function of their fear of missing out. J Environ Psychol. 2019;63:130–3. | link

  78. Watson D. Differentiating the mood and anxiety disorders: a quadripartite model. Annu Rev Clin Psychol. 2009;5:221–47. | link

  79. Elhai JD, Rozgonjuk D, Liu T, Yang H. Fear of missing out is related to repeated measurements of negative affect using experience sampling methodology. J Affect Disord. 2020;262:298–303. | link

  80. Lovibond PF, Lovibond SH. The structure of negative emotional states: comparison of the Depression Anxiety Stress Scales (DASS) with the Beck Depression and Anxiety Inventories. Behav Res Ther. 1995;33:335–43. | link

  81. Lamers F, van Oppen P, Comijs HC, Smit JH, Spinhoven P, van Bolkom AJ, et al. Comorbidity patterns of anxiety and depressive disorders in a large cohort study: the Netherlands Study of Depression and Anxiety (NESDA) J Clin Psychiatry. 2011;72:341–8. | link

  82. Cummings CM, Caporino NE, Kendall PC. Comorbidity of anxiety and depression in children and adolescents: 20 years after. Psychol Bull. 2014;140:816–45. | full-text | backup

  83. Sela Y, Zach M, Amichay-Hamburger Y, Mishali M, Omer H. Family environment and problematic internet use among adolescents: the mediating roles of depression and fear of missing out. Comput Human Behav. 2020;106:106226. | link

  84. Eastwood JD, Frischen A, Fenske MJ, Smilek D. The unengaged mind: defining boredom in terms of attention. Perspect Psychol Sci. 2012;7:482–95.| link

  85. Roberts JA, David ME. The Social media party: fear of missing out (FoMO), social media intensity, connection, and well-being. Int J Hum Comput Interact. 2020;36:386–92. | link

  86. Blackwell D, Leaman C, Tramposch R, Osborne C, Liss M. Extraversion, neuroticism, attachment style and fear of missing out as predictors of social media use and addiction. Pers Individ Dif. 2017;116:69–72. | link

  87. Stead H, Bibby PA. Personality, fear of missing out and problematic internet use and their relationship to subjective well-being. Comput Human Behav. 2017;76:534–40. | link

  88. Ryan R, Deci EL. Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development, and well-being. Am Psychol. 2000;55:68–78. | link

  89. Koole SL, Schlinkert C, Maldei T, Baumann N. Becoming who you are: an integrative review of self-determination theory and personality systems interactions theory. J Pers. 2019;87:15–36. | full-text | backup

  90. Williams KD. Ostracism. Annu Rev Psychol. 2007;58:425–52. | link

  91. Lahey BB. Public health significance of neuroticism. Am Psychol. 2009;64:241–56. | full-text | backup

  92. Casale S, Fioravanti G, Rugai L. Grandiose and vulnerable narcissists: who is at higher risk for social networking addiction? Cyberpsychol Behav Soc Netw. 2016;19:510–5. | link

  93. Milyavskaya M, Saffran M, Hope N, Koestner R. Fear of missing out: prevalence, dynamics, and consequences of experiencing FOMO. Motiv Emot. 2018;42:725–37. | link

  94. Elhai JD, Yang H, Montag C. Cognitive- and emotion-related dysfunctional coping processes: transdiagnostic mechanisms explaining depression and anxiety’s relations with problematic smartphone use. Curr Addict Rep. 2019;6:410–7. | link

  95. Brand M, Young KS, Laier C, Wolfling K, Potenza MN. Integrating psychological and neurobiological considerations regarding the development and maintenance of specific Internet-use disorders: an interaction of person-affect-cognition-execution (I-PACE) model. Neurosci Biobehav Rev. 2016;71:252–66. | full-text | backup

  96. Brand M, Wegmann E, Stark R, Muller A, Wolfling K, Robbins TW, et al. The Interaction of Person-Affect-Cognition-Execution (I-PACE) model for addictive behaviors: update, generalization to addictive behaviors beyond internet-use disorders, and specification of the process character of addictive behaviors. Neurosci Biobehav Rev. 2019;104:1–10. | full-text | backup

  97. Elhai JD, Tiamiyu MF, Weeks JW, Levine JC, Picard KJ, Hall BJ. Depression and emotion regulation predict objective smartphone use measured over one week. Pers Individ Dif. 2018;133:21–8. | link

  98. Montag C, Blaszkiewicz K, Lachmann B, Sariyska R, Andone I, Trendafilov B, et al. Recorded behavior as a valuable resource for diagnostics in mobile phone addiction: evidence from psychoinformatics. Behav Sci (Basel) 2015;5:434–42. | full-text | backup

  99. Rozgonjuk D, Levine JC, Hall BJ, Elhai JD. The association between problematic smartphone use, depression and anxiety symptom severity, and objectively measured smartphone use over one week. Comput Human Behav. 2018;87:10–7. | link

  100. Montag C, Elhai JD. A new agenda for personality psychology in the digital age? Pers Individ Dif. 2019;147:128–34. | link

  101. Chen J, Liang Y, Mai C, Zhong X, Qu C. General deficit in inhibitory control of excessive smartphone users: evidence from an event-related potential study. Front Psychol. 2016;7:511. | full-text | backup

  102. Montag C, Markowetz A, Blaszkiewicz K, Andone I, Lachmann B, Sariyska R, et al. Facebook usage on smartphones and gray matter volume of the nucleus accumbens. Behav Brain Res. 2017;329:221–8. | link

  103. Montag C, Zhao Z, Sindermann C, Xu L, Fu M, Li J, et al. Internet communication disorder and the structure of the human brain: initial insights on WeChat addiction. Sci Rep. 2018;8:2155. | full-text | backup

  104. Montag C, Becker B. Psychological and neuroscientific advances to understand Internet use disorder. Neuroforum. 2019;25:99–107. | full-text | backup

  105. Sherman LE, Hernandez LM, Greenfield PM, Dapretto M. What the brain ‘Likes’: neural correlates of providing feedback on social media. Soc Cogn Affect Neurosci. 2018;13:699–707. | full-text | backup

  106. Sherman LE, Payton AA, Hernandez LM, Greenfield PM, Dapretto M. The power of the Like in adolescence: effects of peer influence on neural and behavioral responses to social media. Psychol Sci. 2016;27:1027–35. | full-text | backup

  107. Dimidjian S, Barrera M, Jr, Martell C, Munoz RF, Lewinsohn PM. The origins and current status of behavioral activation treatments for depression. Annu Rev Clin Psychol. 2011;7:1–38. | link

  108. Elhai JD, Levine JC, Dvorak RD, Hall BJ. Fear of missing out, need for touch, anxiety and depression are related to problematic smartphone use. Comput Human Behav. 2016;63:509–16. | link

  109. Fitz N, Kushlev K, Jagannathan R, Lewis T, Paliwal D, Ariely D. Batching smartphone notifications can improve well-being. Comput Human Behav. 2019;101:84–94. | link

  110. Fear of missing out (FOMO): overview, theoretical underpinnings, and literature review on relations with severity of negative affectivity and problematic technology use | full-text | full-text 2 | backup

Как не допустить, чтобы «страх пропустить» разрушил ваше счастье

Вы уже чувствовали это раньше. В пятницу вечером вы дома с Shark Tank по телевизору, с холодным бокалом Пино Гриджио в руке, чувствуете беспокойство и неуверенность, а не расслабленность и уверенность в себе, все потому, что вы просмотрели свой канал в Instagram и увидели доказательство того, что все ваши друзья, коллеги и даже ваш тупой младший кузен живут так же. Так много для наслаждения редкой ночью отдыха и тишины, столь необходимой для умственного восстановления.

FOMO (Страх пропустить) — мощное явление, эквивалент 21-го века идее не отставать от Джонсов. Благодаря социальным сетям и цифровым технологиям мы сталкиваемся с постоянным сравнением нашего отпуска, нашей одежды, наших отношений, нашей социальной жизни, даже нашего жизненного выбора с другими. Естественно, что этот вездесущий поток совершенства оставляет ощущение невысокого качества. Вы начинаете сомневаться и сомневаться в себе, думая о таких вещах, как: , где она берет эти удивительные силовые наряды? Мой стол похож на катастрофу, а не на симпатичную доску Pinterest. Хотел бы я позволить себе неделю в Средиземном море на свою зарплату.

Позволить FOMO заставить вас плохо относиться к личной жизни — это одно. Но если это помешает вашей карьере, это может нанести еще больший ущерб.

Ядовитым ответвлением FOMO является то, что я называю Opportunity FOMO — страх упустить, когда дело касается карьеры и профессионального развития. Постоянные вопросы и сомнения в отношении элементов вашей трудовой жизни могут негативно повлиять на вашу производительность, ваше чувство удовлетворения от работы и счастье на работе и в личной жизни.

Думаете, вы можете пострадать от Opportunity FOMO? Задайте себе следующие вопросы:

  • Говорите ли вы «да» на каждую возможность, связанную с работой, которая встречается у вас на тарелке, оправдывая это тем, что это может быть потенциальным «большим прорывом»?
  • Вы перегружаете себя, посвящаете ли вы сетевые мероприятия или возможности обучения, такие как вебинары, классы или семинары, потому что вы почувствуете себя неудачником, если не посвятите каждую секунду своего свободного времени продвижению своей карьеры?
  • Вы постоянно сомневаетесь в своем выборе баланса между работой и личной жизнью (например, рассеянно гадаете, что происходит в офисе во время обеда с коллегой, или проверяете свою рабочую электронную почту во время отдыха с супругом), тем самым не полностью присутствуя ни в одной из областей ?
  • Часто ли вы сомневаетесь в своем профессиональном пути по сравнению с теми, кого вы видите в Linkedin, слышите о более счастливых часах с друзьями из колледжа или читаете о них в блогах?
  • Часто ли вы чувствуете себя обделенным, когда вас не принимают на собрание или вас не консультируют по поводу решения?
  • Если вы не можете посетить конференцию или мероприятие, беспокоитесь ли вы о том, что не сможете завязать ценные связи, которые могли бы вывести вашу карьеру на новый уровень?

Если вы честны с собой и думаете, что, возможно, стали жертвой Opportunity FOMO, возможно, вы также страдаете синдромом самозванца — убеждением, распространенным среди высокопоставленных работающих женщин, в котором вы чувствуете себя неадекватным и неквалифицированным для своей роли. или статус, живущий в постоянном страхе быть «разоблаченным».Другими словами: если вы безумно боитесь упустить возможности для работы, это может быть связано с тем, что вы больше боитесь, что ваши коллеги могут обнаружить, что вы какой-то карьерный мошенник. (Будьте уверены: это не так!)

И FOMO возможности, и синдром самозванца добавляют дополнительный стресс в вашу жизнь. Но есть надежда. Используйте эти стратегии, чтобы успокоиться и взглянуть на вещи в перспективе.

Проведите проверку реальности в социальных сетях

Давайте будем правдой: очевидно, что вы не можете (и не хотите) полностью отказываться от социальных сетей.Но вы, , можете научить себя смотреть на это через другую линзу. Дело в том, что социальные сети представляют лучшее из чьей-либо жизни. Просмотрите свою собственную фотопленку на своем телефоне. Разве нет хотя бы горстки фотографий, которые вы сделали в данный момент, а затем выбрали ту в лучшем свете или под самым крутым углом, чтобы опубликовать ее?

Каждый из наших профилей в социальных сетях дает возможность создать безупречную капсулу себя. Мы публикуем в Твиттере только ссылки на интересные статьи, которые нас не заметят, если нас поймают за чтением.Мы публикуем обновления статуса вех, которыми гордимся или тайно ищем внимания. Мы публикуем сообщения в блогах, которые изображают нас умными, остроумными или образованными. То, что вы читаете на экране, — это , а не в полной мере. Жизнь запутана и сложна. Карьерный путь — это не прямая линия. И вы не представляете, сколько времени кто-то накопил, чтобы позволить себе отпуск на Средиземном море (или сколько она договорилась в своем последнем предложении о работе, чтобы иметь возможность себе это позволить).

Помните, что работа бесконечна, но время бесконечно

Примите тот факт, что вы не можете сделать все.Перевод: вы обязательно что-то упустите. Но это не убьет вас или вашу карьеру. Напомните себе: «Работа бесконечна, но время ограничено. «Верно, всегда мог бы сделать на своей работе больше, чем . Тем не менее, чем сильнее вы стреляете и чем выше ваши стандарты, тем быстрее вы сгорите. Не переходите на территорию трудоголиков. Осмысленная жизнь состоит из гораздо большего, чем просто должность, и вы сокрушите ее на рабочем месте, если почувствуете удовлетворение за пределами рабочего места.

Разобрать иллюзию карьеры FOMO

Если вы боитесь упустить возможности трудоустройства, будь то тоска по работе в многообещающей отрасли или переход к новому комитету исполнительного руководства, установите ограничение на расследование и получите дополнительную информацию. Вещи не всегда такие, какими кажутся, и если вы узнаете больше подробностей, это может уменьшить ваше беспокойство.

Например, если вы подчеркнули, что конференция, на которую вы не сможете присутствовать, будет заполнена потенциальными связями, напишите организаторам электронное письмо, чтобы узнать, кто именно будет присутствовать.Есть вероятность, что вы преувеличиваете престиж публики, вызывая ненужное беспокойство и стресс. Если ключевые влиятельные лица будут там , обратитесь (ознакомьтесь с стратегией РО Молли Форд, чтобы узнать точный сценарий) и используйте тот факт, что они находятся в городе, чтобы спланировать встречу, которая также соответствует вашему расписанию. Беспроигрышный вариант.

Галерея: 10 шагов к счастью на работе

11 изображений

Если вы расстроены, что вас обошли стороной из-за повышения по службе, которое досталось (раздражающе) коллеге, которого вы терпеть не можете, спросите у начальника дополнительную информацию.Есть ли какие-то особые навыки, которые вам пригодились бы? Есть ли другой путь роста, который она придумала для вас, с вашим собственным продвижением по службе?

Или, допустим, вы завидуете новой работе бывшего коллеги или отрасли, в которой работает ваш выпускник колледжа. Попросите информационного собеседования. Когда вы слышите о мелочах своей работы, это может помочь вам перейти от ощущения, что вы что-то упускаете, к признательности за свою текущую работу.

В конечном счете, жить в состоянии постоянного желания желать непродуктивно.Если вы позволите Opportunity FOMO поглотить вас, это не гарантирует, что вы участвуете в самых крутых проектах с самыми связанными людьми, максимизируя свой потенциал заработка и заставляя вас чувствовать себя удовлетворенным. Это видение столь же нереалистично, как и сообщения в социальных сетях, которые делают жизнь ваших друзей очаровательной.

Жизнь слишком коротка для FOMO. В конце концов, YOLO.

Сохранить

Как преодолеть FOMO: Страх пропустить

В наши дни вы много слышите о FOMO.Фактически, это слово было добавлено в Оксфордский словарь английского языка в 2013 году.

Что оно на самом деле означает? Недавнее исследование на эту тему определило его как:

.

… «тревожное, а иногда и всепоглощающее чувство, что вы упускаете что-то, что ваши сверстники делают, осведомлены или обладают чем-то большим или лучшим, чем вы». В рамках этой концепции FoMO почти три четверти молодых людей сообщили, что испытали это явление.

Это определенно не очень хорошо. И это заставляет вас проверять социальные сети снова и снова и снова, чтобы вы не чувствовали себя не в курсе. Итак, вы знаете, что у вас все в порядке. Так что вы не чувствуете себя обделенным.

Иногда это снимает тревогу, но часто нет. И в любом случае это заставляет вас продолжать бегать по колесу цифрового хомяка, чтобы почувствовать себя хорошо.

Это просто симптом современной жизни? Разве это не страшно? Или это говорит нам о том, что нам нужно знать? И что мы можем сделать, чтобы разорвать порочный круг?

У исследования есть ответы.И вы можете исправить эту проблему. Но сначала плохие новости: FOMO намного хуже, чем вы думаете …

FOMO исходит из несчастья

Попались в цикл FOMO? Вы, вероятно, не слишком хорошо относитесь к своей жизни. FOMO часто возникает из-за несчастья:

Наши результаты показывают, что люди с низким уровнем удовлетворения фундаментальных потребностей в компетентности, автономии и родстве склонны к более высокому уровню страха пропустить, как и люди с более низким уровнем общего настроения и общей удовлетворенности жизнью.

Значит, тебе не так жарко. Или вам интересно, развлекается ли всем остальным больше, чем вам. Как почесать зуд? Конечно, проверьте Facebook:

По результатам всех трех моделей посредничества FoMO прочно ассоциировался с вовлечением в социальные сети, b = .40, p <.001 (B-путь)… Исследование 2 показало, что страх пропажи играет ключевую и надежную роль в объяснении вовлеченности в социальных сетях сверх и выше других факторов, которые мы учли.

Фактически, FOMO заставляет людей проверять социальные сети сразу после пробуждения, перед сном и во время еды:

Результаты, концептуально воспроизводящие результаты исследования 2, люди с высоким уровнем FoMO, как правило, чаще использовали Facebook сразу после пробуждения, перед сном и во время еды.

Гм, для меня неприятно звучит как зависимость…

(Чтобы узнать четыре вещи, которые, по мнению нейробиологии, сделают ваш мозг счастливым, щелкните здесь.)

Значит, вы чувствуете себя не очень хорошо — осознаёте вы это или нет — и обращаетесь к социальным сетям, чтобы почувствовать себя лучше. Только одна проблема: это на самом деле заставляет вас чувствовать себя хуже…

Подробнее: Как заставить людей нравиться вам: 7 способов от эксперта ФБР по поведению

Иллюзия Facebook

Мы все знаем, что Facebook не дает всесторонней картины жизни людей.Это больше похоже на тщательно подобранную версию совершенства.

Часто кажется, что если бы хвастовство и хвастовство были запрещены, некоторые люди вообще ничего не публиковали бы.

Но, несмотря на это, исследования показывают, что мы не можем не сравнивать нашу жизнь с их жизнью:

После учета возможности обратной причинно-следственной связи наши результаты показывают, что пользователи (сайта социальной сети) с большей вероятностью сравнивают свои достижения с достижениями других.

И исследования показывают, что это эквивалент счастья, если взять человека, страдающего аллергией на орехи, и посадить его на диету из кешью:

По словам Берка, пассивное потребление Facebook также коррелирует с незначительным увеличением депрессии. «Если две женщины говорят со своими друзьями одинаковое количество времени, но одна из них тратит больше времени, читая о друзьях на Facebook, то чтение одной имеет тенденцию становиться немного более подавленным», — говорит Берк…

Снова и снова исследования счастья показывают сравнения с жизнями, которые кажутся лучше, чем ваша, ну, это плохой juju, hombre.Как однажды сказал Монтескье:

Если бы кто-то только хотел быть счастливым, этого можно было бы легко достичь; но мы хотим быть более счастливыми, чем другие люди, и это всегда трудно, потому что мы верим, что другие счастливее, чем они есть.

Как пишет профессор Свортмор Барри Шварц в своей превосходной книге «Парадокс выбора: почему больше значит меньше»:

«Перестань уделять так много внимания тому, что делают другие вокруг тебя» — это простой совет, которому трудно следовать, потому что свидетельства того, как поступают другие, широко распространены, потому что большинство из нас, кажется, очень заботится о статусе, и, наконец, потому что доступ к некоторым из самых важных вещей в жизни (например, к лучшим колледжам, лучшим рабочим местам, лучшим домам в лучших районах) предоставляется только тем, кто добивается большего успеха, чем их сверстники.Тем не менее, социальное сравнение кажется достаточно разрушительным для нашего чувства благополучия, поэтому стоит напоминать себе о том, что делать это нужно реже.

Итак, вы задаетесь вопросом, соответствует ли ваша жизнь требованиям, и обращаетесь к сознательно созданной иллюзией совершенства образа жизни других людей … Это счастье, эквивалентное чтению выписки из вашего банковского счета после просмотра списка Forbes 400.

Как однажды сказала Эрика Джонг: «Ревность — это все то развлечение, которое, как вы думаете, у них было.

Даже если мы логически знаем, что Facebook не является точным изображением жизни людей, что ж, круглосуточное противостояние своей кажущейся неадекватности недостижимой ложной реальности может подорвать вашу и без того уязвимую самооценку. Вы просто не можете соревноваться с их тщательно отредактированными топиариями потрясающего образа жизни, особенно когда вы чувствуете себя немного подавленным или тревожным с самого начала.

Итак, какой ответ наиболее частый? Чтобы опубликовать что-нибудь. Как бы сказать: Посмотри на меня! Я тоже классный!

Но это только усиливает цикл.Как однажды сказала интернет-знаток и соучредитель Flickr Катерина Фейк:

Социальное программное обеспечение является одновременно создателем и лекарством от FOMO. Это циклично.

И исследование соглашается. Люди с FOMO неоднозначно относятся к Facebook. Он поднимает их и отбрасывает обратно:

Чтобы оценить наш прогноз, что FoMO будет ассоциироваться с высоким уровнем амбивалентных эмоций при использовании Facebook, мы регрессировали положительный аффект, b =.31, p <0,001, и отрицательный эффект, b = 0,40, p <0,001, по шкале FoMO. Эта модель отношений указывает на то, что люди с высоким уровнем FoMO чаще испытывают смешанные чувства при использовании социальных сетей.

Американские горки эмоций. Также как взлеты и падения зависимости, а?

Но публикация для облегчения вашего дискомфорта также имеет важный вторичный эффект: представляя свою тщательно отредактированную версию жизненного великолепия, вы заставляете любого, кто ее видит, чувствовать себя хуже.Вы распространяете вирус.

Хорошо для Facebook. Хорошо для продаж Haagen Dazs. Плохо для счастья.

(Чтобы узнать, что, по мнению Гарвардского исследования, сделает вас счастливее и успешнее, нажмите здесь)

Вот как возникает FOMO и почему это так ужасно. Но как разорвать порочный круг?

Подробнее: Новая нейронаука раскрывает 4 ритуала, которые сделают вас счастливыми

Проблема в внимании

Поиск счастья в социальных сетях — плохая идея.Вы не найдете его там. Звучит банально, но исследования говорят, что нужно заглянуть внутрь:

«Проблема с FOMO в том, что люди, на которые он воздействует, смотрят вовне, а не внутрь», — сказал Маклафлин. «Когда вы так настроены на« другого »или« лучшее »(в своем уме), вы теряете свое подлинное чувство себя. Этот постоянный страх упустить что-то означает, что вы не участвуете как реальный человек в своем собственном мире ».

Facebook — это не настоящая жизнь.Очевидно, это не жизнь. А это , конечно, ненастоящее. Только настоящая жизнь есть настоящая жизнь. Но вы сравниваете себя с фальшивой жизнью. (Пожалуйста, укажите музыку из «Матрицы».)

А ключ к счастью действительно сводится к одному слову:

Внимание.

У всех нас есть плохие вещи, о которых мы можем думать. Но они не беспокоят нас, когда мы не обращаем на них внимания. «Взгляни на светлую сторону» — это клише, но оно также имеет научную ценность.

Пол Долан преподает в Лондонской школе экономики и был приглашенным научным сотрудником в Принстоне, где работал с лауреатом Нобелевской премии Даниэлем Канеманом.

Он объясняет важность внимания в своей книге «Счастье по замыслу: измените то, что вы делаете, а не то, как вы думаете»:

Ваше счастье определяется тем, как вы распределяете свое внимание.То, на что вы обращаете внимание, движет вашим поведением и определяет ваше счастье. Внимание — это клей, который скрепляет вашу жизнь … Нехватка ресурсов внимания означает, что вы должны подумать о том, как вы можете принимать более обоснованные решения о том, на что и каким образом обращать внимание, и содействовать им. Если вы не так счастливы, как могли бы, значит, вы неправильно распределяете свое внимание… Итак, изменение поведения и повышение счастья — это как отвлечение внимания от негативного, так и позитивное.

Но когда вы попадаете в петлю FOMO, вы отключаетесь от реального мира и настраиваетесь на фальшивый — Facebook.

И вот что показывает исследование: люди с FOMO перестают обращать внимание на жизнь и обращаются к социальным сетям за лекарством от счастья.

Учащиеся с FOMO уделяют меньше внимания в школе и даже чаще проверяют свой телефон, когда едут за рулем:

Этот анализ показал, что студенты с высоким уровнем FoMO были более склонны использовать Facebook во время университетских лекций … Молодые люди, которые сильно боялись пропустить, уделяли больше внимания электронной почте, текстовым сообщениям и своим мобильным телефонам во время вождения по сравнению с теми, кто был ниже на FoMO .

(Чтобы узнать больше о том, как сосредоточить свое внимание и быть счастливым, щелкните здесь)

Но как вы сосредоточите свое внимание, чтобы ценить реальный мир и не обращаться к Facebook (что только заставит вас чувствовать себя хуже)? На что можно обратить внимание, когда жизнь, откровенно говоря, грустная или скучная?

Это обманчиво просто, правда…

Попробуй Gratitude

Звучит глупо, я знаю.Но попробуйте простой эксперимент:

Посмотрите вокруг. Что хорошего вы считаете само собой разумеющимся? Дом? Семья? Друзья?

А теперь представьте, что их у вас забрали. Как бы вы себя чувствовали? Плохие вещи случаются с нами случайно, верно? Так что в какой-то степени вам повезло , что у вас есть то, что вы делаете.

Это упражнение звучит глупо? Исследования показывают, что это работает. Мысленное вычеркивание заветных моментов из своей жизни заставляет вас больше ценить их, заставляет вас чувствовать себя благодарными и делает вас счастливее.

На самом деле благодарность, возможно, король счастья. Что говорят исследования? Не могу быть более ясным, чем это:

… чем больше человек склонен к благодарности, тем меньше вероятность того, что он или она будет подавлен, тревожен, одинок, завистлив или невротичен.

И чувство благодарности не только делает вас счастливее. Это коррелирует с объективно лучшей жизнью:

… мы обнаружили, что благодарность с учетом материализма однозначно предсказывает все рассматриваемые результаты: более высокий средний балл, удовлетворенность жизнью, социальную интеграцию и поглощенность, а также снижение зависти и депрессии.

Неизбежные сравнения с фальшивыми жизнями на Facebook заставляют вас чувствовать, что у вас меньше . Созерцание того, чем вам посчастливилось обладать, заставляет вас чувствовать, что у вас на больше .

Так что, может быть, пришло время взглянуть на то хорошее, что вы считаете само собой разумеющимся, а не на свою стену в Facebook. Отключите уведомления. Как сказал автор исследования FOMO:

«Для людей, которые чувствуют себя в безопасности в своих отношениях, их отношения важны для них, но они не чувствуют себя обязанными всегда быть на связи», — сказал Пшибыльски.По его словам, социальные сети могут и не создавать такую ​​тенденцию, но они, вероятно, усугубляют ее, так как делиться ими так легко. «Иногда, — сказал он, — хорошо изолировать себя от мира возможностей».

(Чтобы узнать больше о том, как вы можете использовать благодарность, чтобы постоянно делать себя счастливым, нажмите здесь.)

Хорошо, давайте подведем итоги тому, что мы узнали о FOMO, и выясним, как лучше всего сохранять хорошее самочувствие когда вы слышите сирену в социальных сетях…

Подробнее: Новое исследование Гарварда показывает интересный способ быть более успешным

Подведение итогов

Вот откуда взялось FOMO и как его победить:

  • FOMO начинается с печали. Щелкните здесь, чтобы получить лучший способ почувствовать себя лучше и решить проблему еще до ее возникновения.
  • Социальные сети делают это хуже, а не лучше. Facebook — это не зло, но полагаться на него для счастья — это зло.
  • Счастье — это внимание. Сосредоточьтесь на хорошем, и вам будет хорошо.
  • Благодарность очень важна. Представьте, что потеряете то, что вам повезло, и вы это оцените.

Социальные сети — это не дьявол. Но мы запрограммированы сравнивать себя с другими, и вы знаете, к чему это приводит в среде, где все срезают углы, чтобы выглядеть лучше всех.

И Facebook может помочь вам быть счастливыми. Но не прокручивайте и не сравнивайте. Используйте его, чтобы планировать личные встречи. Профессор Колумбийского университета Джон Качиоппо, ведущий исследователь одиночества, говорит, что это может сделать вашу жизнь лучше:

Facebook — это просто инструмент, и, как и любой другой инструмент, его эффективность будет зависеть от пользователя. «Если вы используете Facebook для увеличения личного контакта, — говорит он, — это увеличивает социальный капитал.«Так что, если социальные сети позволяют организовать футбольный матч среди друзей, это здорово. Однако если вместо футбола вы обращаетесь к социальным сетям, это вредно для здоровья.

А когда вы с друзьями, уберите телефон . Регулярные встречи с друзьями и семьей — это счастье, эквивалентное дополнительным 97 265 долларам в год. Все, что ты хочешь проверить в социальных сетях, не стоит сотен тысяч, бубба.

Забудьте фальшивые идеальные жизни Facebook, которые привели к FOMO.Вместо этого попробуйте JOMO: радость от потери всех этих иллюзий.

Когда вы проводите все это время, с завистью глядя на такие классные фотографии умело созданного счастья на Facebook, помните об одном:

Это ваша жизнь, которую вы упускаете.

Присоединяйтесь к более чем 260 000 читателей. Получайте бесплатное еженедельное обновление по электронной почте здесь.

Эта часть впервые появилась на Barking Up The Wrong Tree

Подпишитесь на Inside TIME.Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени.Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по [email protected]

Почему отслеживание контактов было упущенной возможностью для спасения жизней в США

Армия отслеживающих контакты, работающие с телефонами, находила людей, подвергшихся воздействию вируса, предупреждая их о рисках, давая им надежные советы о том, как помещать в карантин и следить за симптомами , и предотвратить дальнейшее распространение болезни.

Это самый простой из инструментов общественного здравоохранения — способ остановить болезнь, прежде чем она может распространиться слишком далеко. Отслеживание контактов остановило первую атипичную пневмонию — вспышку тяжелого острого респираторного синдрома, которая закончилась в 2004 году после того, как во всем мире заразились около 8000 человек. Только 800 человек погибли.

Отслеживание контактов и вакцинация позволили искоренить оспу на планете.

Это простая идея: найти инфицированных людей, изолировать их и найти всех, кому они могли передать болезнь, и поместить их в карантин, прежде чем они смогут заразиться и заразить кого-либо еще.

Когда новый коронавирус начал распространяться в начале 2020 года, эксперты в области общественного здравоохранения знали, что это их лучший шанс остановить пандемию. В Южной Корее, Вьетнаме, Тайване и Новой Зеландии группы экспертов отслеживали почти каждую инфекцию и помогали людям изолироваться и помещать в карантин, чтобы остановить распространение.

Но этого никогда не происходило в США — по крайней мере, на национальном уровне. В США более 34 миллионов диагностированных случаев и 609 000 случаев смерти от Covid-19, больше, чем в любой другой стране мира, даже в Индии с гораздо более густонаселенным населением.

И это, безусловно, занижение, по данным Центров США по контролю и профилактике заболеваний, а также по данным внешних исследователей, которые пытаются следить за случаями, таких как Вашингтонский университет. По данным CDC, из-за отсутствия тестирования и отслеживания Covid-19, вероятно, заразилось вдвое или больше людей.

Упущенная возможность спасти жизни

«Мы должны были начать раньше. Мы могли бы спасти тонны жизней», — сказал д-р.Джойа Мукерджи, профессор медицины в отделении глобальной справедливости в отношении здоровья в больнице Бригама и женщин, а также доцент кафедры глобального здравоохранения и социальной медицины в Гарвардской медицинской школе.

«Отслеживание контактов спасло людей. Оно спасло семьи», — добавил Мукерджи, который работает с глобальной некоммерческой организацией Partners in Health, которая помогла с несколькими программами отслеживания контактов, которые действительно начали действовать в США.

Редкие истории успеха дают соблазнительный взгляд на то, что могло бы быть.Сан-Франциско начал программу отслеживания контактов на ранней стадии пандемии, в сотрудничестве между Департаментом общественного здравоохранения Сан-Франциско и Калифорнийским университетом Сан-Франциско.

К ноябрю прошлого года, как сообщила группа, эти средства отслеживания контактов достигли более 80% инфицированных людей и нашли их близкие контакты в течение недели.

По словам доктора Джорджа Резерфорда, эпидемиолога из UCSF, который помогал консультировать по программе, если бы в США был такой же уровень смертности от COVID-19 на душу населения, что и в Сан-Франциско, умерло бы на 200 000 человек меньше.

«Это действительно то, что должно быть повсюду», — сказал Резерфорд CNN.

А сейчас, когда США изо всех сил пытаются вакцинировать на 40% больше населения, это упущенная возможность охватить людей.

«Вы можете удвоить свои усилия по вакцинации людей», — сказал Мукерджи.

Partners in Health имеет программы в Массачусетсе, Ньюарке и Иммокали, Флорида, где эта некоммерческая организация работала с другими некоммерческими организациями и церквями, чтобы не только отслеживать контакты среди бедных сельскохозяйственных рабочих в этом районе, но и оказывать им необходимую помощь. чтобы выдержать пандемию и вынужденный отпуск по болезни, изоляцию и карантин.

«Тогда вы можете взглянуть на такой город, как Ньюарк, штат Нью-Джерси, где уровень заражения среди бездомных был намного выше, — сказала она. Там мэр помог организовать гостиничные номера, чтобы людям, которым нелегко попасть в карантин, было где держаться подальше от людей, которых они могут заразить.

Бывший директор CDC доктор Том Фриден, ныне генеральный директор Resolve to Save Lives, был одним из первых сторонников использования отслеживания контактов для борьбы с пандемией. Он говорит, что еще не поздно.

«Можно остановить распространение», — сказал Фриден CNN.«Можно использовать отслеживание контактов для продвижения вакцинации в группах населения, у которых есть случаи заболевания».

Устранение сомнений и недоверия

Люди, которые не верят, что вирус представляет собой реальную угрозу, меняют свое мнение, когда инфекция поражает их сообщество, их соседей, их семьи, сказал Мукерджи. Отслеживание контактов — это инструмент, который помогает убедить их, когда они с наибольшей вероятностью будут восприимчивы к вакцинации.

Это также лучший способ отслеживать эпидемию.Отсутствие отслеживания контактов — это упущенная возможность понять, как распространяется вирус, действительно ли новые варианты являются более передающимися и, если да, насколько более передающимися, и наблюдать в режиме реального времени, чтобы увидеть, насколько эффективны вакцинации на самом деле.

«Если вы посмотрите на страны, которые добиваются лучших результатов в мире, то у них действительно хорошая информация о том, что происходит», — сказал Фриден.

«Из-за варианта Дельта отслеживание контактов важно, и оно может помочь уменьшить влияние этого варианта на наши сообщества, если мы будем его строго применять и пытаться найти как можно больше случаев», — сказала Кристал Уотсон, старший научный сотрудник Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса и специалист по гигиене окружающей среды в Школе общественного здравоохранения Bloomberg Хопкинса.

«Если бы вы могли по-настоящему хорошо отслеживать контакты в случаях прорывных инфекций и поддерживать это в течение долгого времени, вы могли бы понять долгосрочные последствия прорывных инфекций у кого-то, кто был вакцинирован», — сказал Дэвид Холтгрейв, декан Школы клинических исследований. Общественное здравоохранение в Университете Олбани, Государственный университет Нью-Йорка. «Это может предоставить много важной информации».

Федеральное правительство США допустило ошибку, так и не приступив к отслеживанию контактов на национальном уровне, сказал Уотсон.

«Я думаю, что мы могли бы избежать многих болезней и смертей, если бы мы действительно опирались на это в апрельские и майские временные рамки прошлого года, но это явно не было главным приоритетом, как тестирование в то время», Уотсон сказал CNN.

Заброшенная инфраструктура общественного здравоохранения

Кроме того, штатам, городам и округам было не с чем работать.

«Мы начали с очень истощенных кадров общественного здравоохранения. В общественном здравоохранении не было достаточно людей, чтобы реально решить эту проблему, поэтому для начала это была большая просьба», — сказал Уотсон.

«У нас также были, особенно на уровне штата, некоторые губернаторы, просто не желавшие вкладывать много ресурсов в отслеживание контактов», — добавила она.

Недоверие также убило многие попытки использовать технологии в качестве средства отслеживания контактов. Apple, Google и другие компании предоставили приложения, которые люди могут установить, чтобы сообщить им, были ли они рядом с кем-то, кому позже был поставлен диагноз.

«Эта технология не получила широкого распространения, хотя в некоторых штатах дела обстоят лучше, чем в других.Недостаток общественного доверия к новым технологиям — в сочетании с нехваткой ресурсов у агентств общественного здравоохранения, торгующих этой технологией, — препятствовал как темпам внедрения, так и тому, как люди использовали системы «, — сказал д-р Питер Килмаркс, заместитель директора Fogarty International. Центр при Национальном институте здравоохранения, который следит за усилиями по отслеживанию контактов.

И политика помешала.

«Было много политизации отслеживания контактов, в результате чего люди в некоторых местах очень скептически относились к этому и не хотели участвовать », — сказал Уотсон.

Для многих идея рассказать незнакомцу, с кем вы могли контактировать, попахивала сообщением против друзей и сотрудничеством с Большим Братом.

«Сказать кому-то, кто пытается работать на двух работах и ​​живет в групповом доме, что им нужно поместить в карантин, не предлагая той социальной поддержки, в которой они нуждаются, не будет очень эффективным», — сказал Килмаркс.

Фриден повторил это.

«Мы как бы отравили колодец тем, как подходили к отслеживанию контактов.Это должна быть услуга. Это должен быть способ помочь людям получить необходимые им услуги », — сказал он.

« Это очень, очень важно, чтобы мы провели ребрендинг отслеживания контактов. Это действительно должна быть служба поддержки Covid ».

Люди обычно выбирают свою работу, а не защищают себя или свое сообщество от неопределенного риска заражения, поэтому они должны видеть, что сотрудничество с представителями общественного здравоохранения принесет им пользу.

По словам Резерфорда, у Сан-Франциско было преимущество в этом деле, поскольку в течение десятилетий отслеживание контактов использовалось в качестве службы поддержки для людей с высоким риском заражения ВИЧ / СПИДом.Таким образом, люди поверили в усилия по распространению информации.

«Мы довольно хорошо соблюдаем все это, — сказал Резерфорд. «Они определенно выгнали всех пожилых бездомных с улиц, разместили их в отелях. И мы также предложили номера в гостиницах для людей, которым приходилось изолироваться», — добавил он.

«Итак, если у вас есть четыре парня из Латинской Америки, строители, делящие квартиру в районе Миссионер в Сан-Франциско, вы не можете просто сказать:« О, да, вы собираетесь изолироваться в этой постели ». и мы обклеим вас простыней », — добавил он.

Город набирал библиотекарей, бездействующих из-за остановок работы, аспирантов и даже налоговых инспекторов, которых держали дома. UCSF обучил их навыкам, необходимым для получения конфиденциальных деталей от людей, которые могут быть сбиты с толку и насторожены.

Устранение неравенства

По словам Мукерджи, отслеживание контактов — один из лучших инструментов, который поможет выровнять неравенство, которое широко распространилась в результате пандемии.

«Многие люди имели возможность работать из дома или в достаточно большом доме, чтобы им не приходилось делить ванную комнату», — сказала она.Для более богатых американцев изоляция или карантин в худшем случае были неудобством.

«Но для других это было не так просто», — сказал Мукерджи. «Многие из наших передовых рабочих живут в небольших домах или в небольших домах».

Успешные программы, поддерживаемые Partners in Health, помогли обеспечить доставку еды, услуги подгузников и помощь в соблюдении законов, предотвращающих выселение.

«Мы считаем, что отслеживание контактов очень важно, чтобы попытаться контролировать и понять, где распространяются вещи, но что предоставление социальной поддержки является еще одним важным аспектом, так что вы не просто даете людям информацию, но вы помогаете им. чтобы принять меры «, — сказал Мукерджи.

США, возможно, упустили второй шанс на всестороннее отслеживание контактов этой весной, когда количество случаев прекратилось, сказал Холтгрейв.

«Раньше, в самом начале, было ощущение, что отслеживание контактов является ключевым моментом, и мы должны его использовать. Затем количество дел стало настолько огромным, что было почти невозможно угнаться за ними. Прошлой весной количество дел сократилось. до уровня, на котором, возможно, отслеживание контактов было более осуществимым. Но теперь мы быстро видим, что этот показатель растет », — сказал он.

Watson видит ту же проблему.«Если у нас будут большие вспышки, я не уверена, что отслеживание контактов сможет не отставать», — сказала она.

Психолог объясняет, как бороться с синдромом самозванца — Кливлендская клиника

Вы когда-нибудь чувствовали, что недостаточно хороши для выполнения работы, для которой вас наняли, и что ваш босс может понять это в любой момент? Или, может быть, вам казалось, что вы всего лишь притворяетесь взрослым, способным купить дом или вырастить человеческого ребенка, хотя все, кого вы знаете, это полностью поняли.

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

Спойлер: большинство людей тоже так думали.

Независимо от того, сколько доказательств того, что мы успешно ориентируемся в своей жизни, работе и отношениях, многие из нас придерживаются ложных убеждений, что на самом деле мы не такие способные или умные, как думают другие.Это называется синдромом самозванца или феноменом самозванца.

Это не диагноз или медицинская проблема, а образ мышления, который может привести к неуверенности в себе, негативному внутреннему диалогу и упущенным возможностям.

«Такое ощущение, что все остальные точно знают, что делают, но ты чувствуешь себя потерянным», — объясняет психолог Сьюзан Альберс, психолог. «У вас есть страх, что окружающие поймут, что вы не понимаете, о чем говорите, и разоблачат вас как мошенника.”

Самое худшее в синдроме самозванца? Это легко может превратиться в круговорот с серьезными негативными последствиями. Но осознание этого и наличие инструментов, позволяющих преодолеть это, может помешать вам встать на своем собственном пути.

Синдром самозванца: когда вы чувствуете себя мошенником

Если вы когда-нибудь чувствовали себя самозванцем, то вы в хорошей компании. Одно исследование показало, что 7 из 10 взрослых в тот или иной момент испытывают это.

«Первоначальное исследование синдрома самозванца, проведенное в 1970-х годах, касалось женщин с высокими достижениями, которым было трудно приписать себе свой успех.Но если вы перенесетесь в сегодняшний день, мужчины, женщины и все люди сталкиваются с этим феноменом », — говорит д-р Альберс.

Интересно, что часто мошенниками чувствуют себя трудолюбивые, успешные и перфекционисты, в том числе многие врачи, юристы, ученые и знаменитости. «Даже Эйнштейн однажды сказал, что, по его мнению, его исследованиям уделяется гораздо больше внимания, чем он думал, — говорит доктор Альберс.

Синдром самозванца может проявляться разными способами, в том числе:

  • На работе: Люди с самозваным мышлением часто приписывают свой успех удаче, а не своим собственным способностям и трудовой этике, которые могут удерживать их от просьб о повышении или повышения по службе.Они также могут чувствовать, что им приходится перенапрягаться, чтобы достичь установленных ими невероятно высоких стандартов.
  • Дома: Любой родитель, вероятно, может вспомнить момент времени, когда он чувствовал себя невежественным, неспособным и совершенно неподготовленным к ответственности за воспитание ребенка. Если эти чувства не остановить, родители могут с трудом принимать решения за своего ребенка из-за страха, что они собираются испортить жизнь своего ребенка.
  • В школе: Ученики могут не говорить в классе или задавать вопросы, опасаясь, что учителя или одноклассники могут подумать, что они невежественны.
  • В отношениях: Некоторые люди чувствуют себя недостойными любви, которую они получают от второй половинки, и опасаются, что их партнер обнаружит, что они на самом деле не так хороши. «Иногда люди саботируют эти отношения и заканчивают их раньше, чем другой человек», — говорит доктор Альберс.

Чувство неуверенности в себе может вызвать страх, беспокойство и стресс. Исследования показали, что синдром самозванца может привести к снижению производительности и удовлетворенности работой, одновременно увеличивая выгорание.Это также было связано с тревогой и депрессией.

Советы по преодолению синдрома самозванца

Преодоление синдрома самозванца начинается с осознания собственного потенциала и принятия на себя ответственности за свое достижение. Доктор Альберс предлагает следующие предложения:

  • Отдельные чувства от фактов: Скорее всего, вы почувствуете, что в какой-то момент вашей жизни закрадывается синдром самозванца. «Будьте готовы к этим чувствам, наблюдайте за ними, помните о них и будьте готовы к ответу», — сказал доктор.- предлагает Альберс. Осознайте, что то, что вы думаете, это не значит, что это правда. «Если ваш разум говорит:« Я не знаю, о чем говорю », напомните себе, что вы знаете больше, чем думаете, и способны учиться».
  • Запишите свои достижения: В моменты, когда вы чувствуете себя хуже, может быть полезно иметь реальное напоминание о ваших успехах. Когда ваш менеджер отправляет вам электронное письмо с признанием вашей отличной работы над проектом, сохраните это письмо в специальной папке.Если ваш ребенок сделает вам открытку, рассказывающую, какой вы хороший родитель, повесьте ее на холодильник, чтобы вы могли увидеть ее в тот день, когда вам покажется, что все идет не так.
  • Прекратите сравнивать: Сосредоточьтесь на измерении собственных достижений, а не на сравнении их с другими. Например, сравнение собственной жизни с тщательно подобранной лентой влиятельных лиц в социальных сетях — это ловушка, в которой вы чувствуете, что не соответствуете требованиям.
  • Синдром самозванца с ног на голову: Помните, что умные, целеустремленные люди чаще всего сталкиваются с синдромом самозванца.Так что сам факт того, что вы узнаете это в себе, многое о вас говорит. «Настоящие самозванцы не испытывают этого чувства», — утверждает д-р Альберс. Пусть это будет мотивацией продолжать двигаться вперед.
  • Поговорите с другими: Иногда хороший разговор с кем-то, кто знает вас и поддерживает вас, может помочь вам понять, что ваши чувства самозванца нормальны, но также иррациональны.
  • Поговорите с терапевтом: Терапевт может помочь вам распознать чувства, связанные с синдромом самозванца, и создать новые модели поведения, чтобы их преодолеть.«Действия действительно помогают преодолеть это», — говорит д-р Альберс. «Речь идет не о том, чтобы застрять в мысли« Я не могу этого сделать », а о том, чтобы убедиться, что вы действуете и двигаетесь вперед».

Неуверенность в себе может парализовать. Но теперь, когда вы знаете, как распознать эти чувства и справиться с ними, вы можете приложить усилия, чтобы двигаться вперед, вместо того, чтобы застревать в круговороте самозванцев.

молодых бездомных в сельских районах Америки — количество голосов молодежи

Вывод 1. Уровень бездомности среди молодежи в сельских и других населенных пунктах примерно одинаков

Эти аналогичные показатели могут противоречить общепринятым представлениям о том, где существует бездомность.Мы обнаружили аналогичные показатели бездомности среди молодежи в возрасте от 18 до 25 лет в сельских (9,2%) и городских (9,6%) общинах. Среди подростков в возрасте 13-17 лет распространенность той или иной формы бездомности в домашних хозяйствах составляла 4,4% в сельских и 4,2% в городских округах. 2 В то время как белая молодежь составляет большинство населения в целом, а также входит в подгруппу, испытывающую бездомность, чернокожая и латиноамериканская молодежь в сельских общинах по-прежнему испытывает бездомность в непропорционально большой степени.

Хотя показатели распространенности бездомности среди молодежи одинаковы в сельских и несельских общинах, количество молодых людей, испытывающих бездомность, меньше в сельских общинах, потому что в этих общинах меньше численность населения.Различные определения «сельского» затрудняют окончательную оценку того, сколько «сельской молодежи» испытывают бездомность. Применение более узкого определения Бюро переписи населения дает 9% молодых людей, сообщающих о бездомности в сельских округах. Конгресс выделил два раунда финансирования программы YHDP для HUD для присуждения конкурсных грантов CoCs для новаторских, скоординированных мер по борьбе с бездомностью среди молодежи с использованием множества систем и услуг.

Используя критерии YHDP для сельского округа в рамках второго раунда финансирования, доля молодых людей, проживающих в сельских общинах, сообщающих о бездомности, увеличивается до 17% (примерно 1 из 6).Хотя определение «сельской» общины может значительно изменить количество вовлеченных молодых людей, очевидны свидетельства того, что сельская молодежь борется с проблемами бездомности так же сильно, как и городская молодежь.

Даже в городских округах многие молодые люди, испытывающие бездомность, живут в менее густонаселенных районах, которые часто испытывают недостаток в услугах и ресурсах. Фактически, среди всех молодых людей, сообщивших о бездомности в течение 12-месячного периода, мы оценили следующее:

• 40% жили в почтовых индексах с плотностью населения менее 1000 человек на квадратную милю;

• 20% проживали в почтовых индексах с плотностью населения от 1 000 до 3 000 человек; и

• 40% проживали в почтовых индексах с плотностью населения более 3000 человек.

Эти результаты подчеркивают важность адаптации стратегий для выявления, охвата и предоставления услуг молодым людям в менее густонаселенных районах, которые в противном случае могли бы не получить необходимого внимания. Контроллеры сертификатов и другие общедоступные системы могут использовать эту информацию для целей планирования.

Выводы и рекомендации

Федеральные программы и финансирование должны гарантировать, что молодежь во всех частях страны имеет доступ на разумном расстоянии к помощи бездомным, предназначенным для молодежи, жилью и поддержке. Результаты ясно показывают, что бездомность среди молодежи — это действительно национальная проблема, которая затрагивает как сельские, пригородные, так и городские сообщества. Любое сельское сообщество, в котором отсутствуют стратегии и услуги по предотвращению и решению проблемы бездомности среди молодежи, скорее всего, будет сообществом с неудовлетворенными потребностями и упущенными возможностями. Федеральные программы и финансирование, направленные на решение проблемы бездомности среди молодежи, должны быть нацелены на создание равных возможностей для сообществ с разной плотностью населения, чтобы получить выгоду от этих ресурсов.

Федеральная политика по борьбе с бездомностью среди молодежи может имитировать целевые программы и техническую помощь, предоставляемую сельским общинам через другие федеральные инициативы. Например, осознавая уникальные проблемы доступа к медицинскому обслуживанию и оказанию услуг в сельских районах страны, Министерство здравоохранения и социальных служб США (HHS) руководит Программой охвата услугами здравоохранения в сельских районах и Информационным центром здравоохранения в сельских районах. Это программы грантов и технической помощи, направленные на продвижение услуг здравоохранения в сельской местности за счет улучшения их предоставления.Целенаправленные федеральные усилия могли бы аналогичным образом предоставить столь необходимую финансовую и техническую помощь сельским общинам в борьбе с бездомной молодежью с уникальными проблемами доставки. Однако, учитывая значительную неудовлетворенную потребность в городских сообществах, любые новые ресурсы и поддержка, ориентированные на сельские районы, должны дополнять ресурсы, предоставляемые городским сообществам, а не перемещать ресурсы из них.

Для финансирования программы HUD по программе YHDP определенное количество грантополучателей должны были быть сельскими общинами, и критерии HUD для сельской общины были расширены в рамках второго раунда финансирования.Это позитивные шаги, которые помогут большему количеству сельских сообществ получить доступ к ресурсам. Переход к постоянной финансовой поддержке и технической помощи, ориентированной на сельские районы, такой как упомянутый выше пример сельского здравоохранения, может с пользой развиваться на основе этих достижений.

Аналогичным образом, HHS предлагает две программы, которые, если их продолжать, оценивать и расширять, могут увеличить ресурсы для сельских сообществ. Программа базовых центров (BCP) предоставляет краткосрочное убежище, семейное вмешательство и услуги поддержки для сбежавших из дома и бездомных молодых людей.Программа Street Outreach Program (SOP) включает в себя информационно-разъяснительную работу и службы доверия на передовой для молодых людей, страдающих от бездомности. Инновационные меры, такие как сельские принимающие дома (BCP) и мобильные и технологические аутрич (SOP), могут улучшить поддержку в сельских условиях. Учитывая уникальные условия сельских общин, федеральное финансирование может быть более эффективным за счет инвестирования в гибкие жилищные условия и ваучеры, транспорт, консультации, образование и планы последующего ухода вместо традиционных приютов или в дополнение к ним.Кроме того, более тесное партнерство между HUD и HHS по ресурсам и инструментам для сельской молодежи поможет сообществам максимально использовать федеральные ресурсы.

Вывод 2. Молодежная бездомность часто выглядит и проявляется по-разному в сельских общинах

Молодежная бездомность в сельской местности особенно скрыта. Команда Voices of Youth Count провела краткие опросы молодежи в 22 округах с привязкой к моменту времени. По сравнению с молодежью из округов с большим населением, молодежь из округов с небольшим населением в два раза чаще оставалась с другими и примерно вдвое реже оставалась в приютах.Молодежь из небольших графств также чаще спала на улице.

В частности, в ночь подсчета в крупных графствах 20% молодежи оставались с другими, 22% не имели приюта, а 50% находились в приюте. Для сравнения, в небольших округах 40% сообщили, что жили с другими, 28% не имели приютов, а 23% имели приют. Привязанность Джесси к улицам и кушин-серфингу в округе Уолла-Уолла является примером этих тенденций.

В крупных округах половина опрошенных молодых людей в ночь подсчета проживала в приютах или временном жилье.Это подчеркивает степень, в которой зависимость от услуг определяет идентификацию и подсчет оценок в городских районах. В сельских общинах, где обычно отсутствуют приюты для молодежи, бездомная молодежь не имеет таких мест для скопления и поэтому менее заметна. Учитывая эту более высокую степень «скрытности» в сельских общинах, административные данные и традиционные методы подсчета на определенный момент времени могут иметь больший риск недооценки масштабов бездомности молодежи в этих районах.

Проблемы, характерные для сельской местности, могут повлиять на то, как молодые люди становятся бездомными и преодолевают их. Предыдущее исследование показало, что уровень бедности выше в районах, где нет метро. Сельские общины также предлагают меньше экономических возможностей молодым людям для получения достаточного дохода, чтобы избежать бедности и сохранить жилищную стабильность. Отсутствие экономических возможностей может быть более сильным фактором роста бездомности в этих сообществах, чем в городских.

Согласно нашим кратким опросам молодежи, 57% молодых людей в возрасте от 16 до 24 лет, которые были бездомными в небольших графствах, не посещали школу и не работали, по сравнению с 46% молодежи в крупных графствах. Тот же опрос показал, что 23% молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет, которые были бездомными в небольших округах, были трудоустроены, по сравнению с 35% сверстников в крупных округах. Молодежь из небольших графств также чаще находилась в заключении для несовершеннолетних, в тюрьмах или тюрьмах, чем молодежь из крупных графств (52% vs.43%). Этот опыт еще больше затрудняет доступ молодых людей к работе и жилью. Хотя эти показатели касаются всей бездомной молодежи, они предполагают особенно высокий уровень изолированности от образования и экономических возможностей среди сельской молодежи.

Хотя травмы, невзгоды в детстве, семейная нестабильность и конфликты были ключевыми факторами бездомности среди молодежи в целом, интервью VoYC в округе Уолла Уолла показали, как такие проблемы могут легко повлиять на целые сельские общины. Например, закрытие консервных заводов ознаменовало структурный переход рабочих мест в Уолла-Уолла. Закрытие непропорционально сильно затронуло домохозяйства с низкими доходами и усилило семейную нестабильность и напряженность. В связи с этим проблема употребления психоактивных веществ охватила большую часть социально-экономически неблагополучных слоев населения округа, что привело к дальнейшему износу систем социальной защиты семьи. Эти силы на уровне общины сыграли заметную роль на пути молодежи Уолла Уолла к бездомности.

В свете эскалации опиоидной эпидемии в стране опасность того, что химическая зависимость быстро распространится в большем количестве сельских общин и будет способствовать нестабильности, вызывает особую озабоченность.Действительно, недавнее исследование показало, что количество детей, рожденных с симптомами отмены опиоидов, растет намного быстрее в сельских и Аппалачских районах, чем в городских. 3

Выводы и рекомендации

Сельским общинам необходимы ресурсы и руководство для использования более творческих подходов к выявлению и подсчету бездомной молодежи. HUD оценки людей, оказавшихся бездомными, во многом основываются на подсчете количества убежищ и улиц. В сельских общинах приютов, как правило, мало, особенно для молодежи.В результате люди, которые испытывают «буквальную бездомность» (то есть пребывающие в местах, не предназначенных для проживания людей), могут быть рассеяны и спрятаны (например, в транспортных средствах и в кемпингах). Традиционные методы подсчета могут быть дополнены творческими подходами к идентификации, такими как более тесное сотрудничество со школами, колледжами, другими государственными системами, религиозными организациями и общественными организациями для охвата и опроса молодежи. Хорошо разрекламированные магнитные мероприятия также можно использовать для привлечения молодежи в определенные места для участия в опросах об их жилищной ситуации.Кроме того, когда это возможно, репрезентативные опросы населения, такие как те, которые используются в Национальном опросе VoYC, могут дать более полную картину бездомности среди молодежи и нестабильности жилья.

Стоимость упущенных возможностей

Если вы работаете в среде B2C, ваши клиенты, безусловно, регулярно взаимодействуют с вашим брендом: они задают вопросы, решают свои проблемы, обращаются к вам за помощью. То, как вы взаимодействуете с ними, открывает огромные возможности.

Очевидные упущенные возможности

Когда вы разговариваете с довольным покупателем, у вас есть возможность превратить его в представителя бренда, который будет не только покупать больше, но и продвигать ваш бренд среди своих коллег. В среднем счастливый покупатель рассказывает девяти другим людям. Воспользовавшись этой возможностью, вы увеличиваете ценность этого конкретного клиента и сеете семена для будущих клиентов, чтобы получить конечный результат, который намного превосходит затраты на заботу об этом человеке. Если вы этого не сделаете, вы потеряете все преимущества и потенциально испортите свои отношения с этим клиентом.

Стоимость упущенной возможности: (увеличение потребительской ценности * время жизни клиента) + (пожизненная ценность клиента * 9)

Когда вы взаимодействуете с недовольным покупателем, у вас есть возможность превратить его в довольного покупателя, который не оттеснит и не нанесет вред имиджу вашего бренда. В среднем недовольный покупатель расскажет еще 15 человек. Когда вы упускаете эту возможность, цена огромна: во-первых, вы теряете клиента, на приобретение которого потратили время и деньги, а также весь доход, который он мог бы получить в будущем, затем вы уменьшаете свои шансы на привлечение других клиентов в его сети. .

Стоимость упущенной возможности: стоимость привлечения клиента + пожизненная ценность клиента + (пожизненная ценность клиента * 15)

Эти два очевидных примера упущенных возможностей имеют очевидную цену. Но есть и другие упущенные возможности, от которых может пострадать ваш бренд.

Молчаливые клиенты

На каждую полученную вами жалобу 26 клиентов хранят молчание. Эти люди могут быть довольны или не довольны вашим обслуживанием, они могут быть на грани отказа, вы просто не знаете, поскольку они не участвуют.Причина, по которой они не обращаются к вам, заключается просто в том, что вы недостаточно упрощаете их взаимодействие: усилия, необходимые для установления контакта, превосходят разочарование из-за проблемы или вопроса, который у них есть (узнайте больше о молчаливых клиентах).

Если бы вы были доступны на каналах, которые они предпочитают, они могли бы обратиться, и вы получили бы новые возможности удовлетворить их или сохранить отношения до оттока.

Стоимость упущенной возможности: 26 * количество жалоб * стоимость недовольного клиента

Уровень отказов

К счастью для вас, некоторые из ваших клиентов НЕ молчат — им есть что сказать, и они действительно хотят поговорить с вашим брендом.

К сожалению, когда они обращаются через синхронные каналы (обычно по телефону или в чате), им регулярно приходится ждать. Когда время ожидания невелико, они могут принять его и подождать. Но слишком часто время ожидания длится долго, и у клиентов просто не хватает терпения ждать, пока появится ваш следующий агент. Также может случиться так, что ваш IVR создан для того, чтобы отпугнуть клиентов и заставить их потеряться, прежде чем они успеют с кем-то поговорить.

Затем клиент кладет трубку еще до того, как поговорит с представителем службы поддержки.Это то, что мы называем коэффициентом прерывания: количество людей, которые бросили вызов, по сравнению с общим количеством звонков.

Упущенная возможность в этой ситуации, опять же, состоит в том, чтобы удовлетворить покупателя. Риск состоит в том, чтобы расстроить потенциально счастливого покупателя и превратить его в хулителя.

Если вы предложите альтернативные асинхронные решения (обмен сообщениями, социальные сети, электронная почта, форумы и т. Д.) И упростите взаимодействие людей по этим каналам, вы сократите синхронный объем и сделаете очередь короче, а ваши клиенты будут более довольны.

Стоимость упущенной возможности: количество сброшенных звонков * стоимость недовольного клиента

Неконтролируемые каналы

Интернет общедоступный. Есть люди, которые говорят с вами, а другие говорят о вас.

Twitter — прекрасный пример: многие люди могут говорить о вашем бренде, не обязательно разговаривая с вами напрямую. Если вы не отслеживаете такой канал, чтобы поймать разговоры о себе, вы в конечном итоге упускаете возможности.

Есть хорошие разговоры, которые можно монетизировать, неуверенные перспективы, которых можно убедить, рассерженные клиенты, которых можно успокоить и т. Д. Кроме того, мониторинг платформы, такой как Twitter, позволяет снизить риск плохой шумихи и контролировать свое общение.

Цена упущенной возможности в этом случае огромна, и ее очень трудно оценить: вы не знаете того, чего не знаете.

Общественные комментарии

Вы наверняка уже знаете несколько платформ для отзывов: TripAdvisor, Yelp, Foursquare или Google my Business.

Самым важным из них, безусловно, является Google My Business: он охватывает все отрасли (в то время как другие являются более конкретными), он собирает больше отзывов, чем другие, и напрямую влияет на ваше SEO.

Тем не менее, если у вас есть компания с несколькими филиалами, филиалами, агентствами, ресторанами или магазинами, управлять всеми ими может быть невероятно сложно. Вы не можете просто подключаться к каждой учетной записи ежедневно, чтобы проверять, кто что сказал, и отвечать в Интернете. При этом, независимо от того, создавали ли вы страницы или нет, ваши клиенты и потенциальные клиенты будут оставлять отзывы и создавать страницы для вас, если это еще не сделано.

Зная, что почти 95% покупателей читают онлайн-обзоры перед покупкой, возможно, стоит посмотреть, что люди говорят о вас! И если вы знаете, что 54% ​​потребителей посещают веб-сайт местной компании после прочтения положительного отзыва, вам определенно следует попытаться добиться большего количества положительных отзывов.

Но что происходит, если вы НЕ отслеживаете эти обзоры? Что происходит, если вы НЕ отвечаете на отрицательные и положительные комментарии о вашем бренде или продукте?

Негативных комментариев накапливаются, и люди, читающие их, понимают, что вы не пытались объяснить или разрешить ситуацию.Тебе просто все равно. Это сильно вредит вашим отношениям с комментаторами и читателями; это вредит вашему общему имиджу и заставляет вас упускать возможности читателей, которые в противном случае могли бы у вас купить.

Стоимость упущенной возможности: количество отрицательных комментариев * среднее количество просмотров на комментарий * стоимость недовольного покупателя

Скрытая стоимость

Помимо видимой стоимости упущенных возможностей, есть скрытая цена.Имидж вашего бренда страдает от упущенных возможностей, и молва быстро распространяется.

Интернет отслеживает все и вряд ли прощает: плохие онлайн-обзоры в конечном итоге повредят вашему бизнесу и, в свою очередь, могут повлиять на ваши продажи в порочном круге.

Что мне делать с этим?

Есть несколько важных шагов, которые вы должны предпринять, чтобы предотвратить упущенные возможности и страдания от них.

Первый — понять, кто ваши клиенты, как они общаются со своими друзьями и семьей, какие каналы они предпочитают и почему.
Как только вы сделаете это правильно, вы можете начать делать свой бренд доступным на этих каналах и позволять потенциальным клиентам взаимодействовать с вами там.

Ваш следующий шаг — уменьшить усилия, необходимые для взаимодействия с вами: речь идет не только о том, чтобы быть доступными на правильных каналах, но и о том, чтобы упростить поиск и взаимодействие с вами. Например, размещение вашего бренда в WhatsApp кажется разумным шагом, если ваши клиенты широко используют этот канал, но скрытие кнопки контакта WhatsApp где-нибудь на странице контактов — неправильный подход.Ваши контактные данные не следует где-то зарывать. Он должен быть виден и доступен из любого места: с вашего веб-сайта, вашего приложения, ваших социальных каналов, упаковки ваших продуктов, даже ваших электронных подписей! Расскажите миру, как легко взаимодействовать с вами, и поощряйте людей к этому.

Следующий шаг — изменить вашу внутреннюю культуру, чтобы изменить представление людей о вашем контакт-центре. Его больше не следует рассматривать как центр затрат, где каждый разговор отрицательно сказывается на бюджете.Вы должны превратить его в центр прибыли, где каждый разговор — это возможность повысить ценность и лояльность клиентов, а также увеличить доход.

Этот шаг легче сказать, чем сделать: это, безусловно, будет постоянным изменением, поскольку изменение видения людей требует времени. Однако важно, чтобы ваша стратегия работала.

Когда вы доступны по нужным каналам и ваша компания становится более клиентоориентированной, пора выйти за рамки прямого взаимодействия с клиентами и рассмотреть косвенные источники.

Вам следует сканировать определенные платформы и агрегировать разговоры, которые вас беспокоят. Такие платформы, как Twitter, отлично подходят для этого: люди, безусловно, говорят о вас в Twitter, даже если вы этого не знаете. Если это хорошо, вы можете поблагодарить их и закрепить сообщение. Если это плохо, вы можете прояснить ситуацию, превратить недоброжелателей в послов бренда. Это можно сделать, только если вы знаете, где искать.

Вам также следует подумать о мониторинге и реагировании на платформах для обзора.Google my Business или Google Play — отличные примеры платформ, за которыми вы должны следить, если хотите контролировать свое изображение. Как обсуждалось ранее, оставленные без внимания комментарии не создают хорошего имиджа вашей компании. В лучшем случае это показывает, что вам все равно; в худшем — показывает, что вы не берете на себя никакой ответственности.

Собирайте и централизуйте все комментарии со всех платформ, имеющих отношение к вашему бизнесу, анализируйте их, отвечайте на них и убедитесь, что ни один недовольный клиент не остался неудовлетворенным.В зависимости от количества страниц, которые у вас есть, вы можете решить отвечать на все глобально из своей штаб-квартиры или перераспределить сообщения в локальные филиалы, чтобы они могли обрабатывать это в локальном контексте. В обеих ситуациях вам нужно внимательно следить и контролировать ситуацию, чтобы не оставлять комментарии без ответа. Скорость также является фактором успеха: люди не ожидают ответа в течение 5 минут, но они также не ожидают, что они будут ждать недели, прежде чем вы проявите интерес к их отзывам.

Каждый ответ, на который вы отвечаете, окажет положительное влияние на этого конкретного клиента, а также на всех читателей, которые могут найти этот комментарий в ближайшие годы.

Теперь вы готовы повысить лояльность своих клиентов и убедиться, что никогда больше не упустите возможность?

Жюльен Рио.

Не попадает в цель: упущенные возможности для диагностики ВИЧ в городском медицинском центре, несмотря на универсальные рекомендации по скринингу | Семейная практика

Абстрактные

Фон.

Несмотря на утвержденные рекомендации Центров по контролю за заболеваниями (CDC) по расширению масштабов тестирования в США, это исследование показывает, что полномасштабное внедрение этих рекомендаций может все еще не осуществляться.Мы предполагаем, что пациенты постоянно испытывают упущенные возможности для более ранней диагностики ВИЧ, несмотря на частые обращения в Медицинский центр Монтефиоре (MMC), интегрированную больничную систему в Бронксе, штат Нью-Йорк.

Методы.

Ретроспективный обзор электронных медицинских карт пациентов, у которых впервые был диагностирован ВИЧ в 2012 и 2013 годах в различных клинических центрах MMC. Упущенные возможности были определены как> 1 предыдущее обращение за медицинской помощью в MMC в течение трех календарных лет после постановки диагноза, при котором тестирование на ВИЧ не предлагалось тем, у кого был предыдущий отрицательный тест или не было предыдущего теста.

Результаты.

За исследуемый период в MMC впервые был диагностирован ВИЧ-инфекция у 218 пациентов; 31% имели CD4 <200 клеток / мм 3 ; 22% при постановке диагноза не имели симптомов. Пациенты (56%), не прошедшие предварительный тест на ВИЧ, имели в среднем 4,72 клинических визита в MMC в течение 3 лет до постановки диагноза ВИЧ. Более 95% посещений до постановки диагноза происходили в отделениях неотложной помощи (ED) или амбулатории первичной медицинской помощи (OPD) и составляли подавляющее большинство упущенных возможностей.

Выводы.

ВИЧ-инфицированные пациенты по-прежнему поздно обращаются за помощью, с низким уровнем CD4 и обычно используют OPD и ED, где часто упускаются возможности для более ранней диагностики. Необходимы методы, направленные на расширение существующих стратегий тестирования на ВИЧ, особенно в амбулаторных условиях и в условиях оказания неотложной помощи при первом контакте.

Введение

Тестирование на ВИЧ и ранняя диагностика — важнейший первый шаг на пути к непрерывной помощи в связи с ВИЧ и ключ к созданию поколения, свободного от СПИДа в США.Люди, которые знают свой статус, получают немедленную помощь и получают антиретровирусную терапию, могут предотвратить распространение ВИЧ среди других. Эффективная антиретровирусная терапия также улучшает качество и продолжительность жизни людей с ВИЧ. Несмотря на значительный прогресс, достигнутый в области методов лечения и диагностики ВИЧ, 14% ВИЧ-инфицированных взрослых и 60% подростков по-прежнему не знают о своем ВИЧ-статусе (1,2). Недиагностированные инфекции являются основными причинами новых инфекций. Две трети новых случаев инфицирования передаются от тех, кто не знает своего статуса (3).Это явление может способствовать относительному постоянству заболеваемости ВИЧ с 1990-х годов, которая колебалась на уровне 50000 новых случаев инфицирования ежегодно (4,5).

Новые тенденции выделяют мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ) всех рас, как лиц, несоразмерно затронутых ВИЧ-инфекцией. На МСМ приходится 63% новых случаев инфицирования ВИЧ. Новые данные Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям (CROI) 2016 года показывают, что каждый шестой МСМ может заразиться ВИЧ в течение своей жизни (каждый второй афроамериканец; каждый четвертый латиноамериканец; каждый одиннадцатый белый) (6).Молодые МСМ (13–24 лет) — самая быстрорастущая когорта новых инфекций. С 2008 по 2010 год в этой группе наблюдался рост числа новых случаев инфицирования на 22% (7). Этнические и расовые меньшинства, особенно афроамериканцы, сильно страдают от ВИЧ. В 2014 г. 44% новых случаев инфицирования в США приходилось на афроамериканцев (40% новых случаев инфицирования среди мужчин и 62% новых случаев инфицирования среди женщин) (8).

Исследования подчеркнули, что упущенные клинические возможности диагностики ВИЧ являются важным препятствием на пути предотвращения новых инфекций.Пациенты обращаются за медицинской помощью, часто несколько раз в одно и то же учреждение, прежде чем они проходят скрининг на ВИЧ. Исследование, проведенное в Южной Каролине до вынесения в 2006 году универсальных рекомендаций по скринингу на ВИЧ Центром по контролю за заболеваниями (CDC), показало, что в среднем у пациентов было четыре клинических визита в учреждения первичной медико-санитарной помощи и неотложной помощи до постановки диагноза. Семьдесят восемь процентов этих посещений вряд ли повлекли за собой тестирование на ВИЧ в соответствии с подходом к тестированию, основанному на оценке риска (9). Более недавнее исследование, проведенное в Медицинском центре Университета Дьюка в Дареме, Северная Каролина, показало, что 47% вновь диагностированных пациентов дважды или более посещали систему здравоохранения до постановки диагноза.В нем также были выделены отделения неотложной помощи как потенциальные места, где часто возникают упущенные возможности (10). Упущенные возможности представляют собой серьезную проблему для общественного здравоохранения, поскольку это явление подчеркивает недостатки в стратегиях тестирования на ВИЧ и их реализации. Это имеет особые последствия для больниц и клиник, которые работают в городских районах бедности, где показатели распространенности ВИЧ остаются высокими и часто обратно пропорциональны социально-экономическому статусу (11).

Текущие рекомендации CDC призывают проводить скрининг на ВИЧ у лиц 13–64 лет во всех медицинских учреждениях.Сюда входят отделения неотложной помощи, клиники неотложной помощи, стационарные службы, клиники для лечения наркозависимости, государственные клиники, общественные клиники, исправительные медицинские учреждения и учреждения первичной медико-санитарной помощи. Руководящие принципы также призывают к повторному тестированию у лиц с высоким риском заражения ВИЧ (12). Усилия по профилактике ВИЧ должны быть сосредоточены в городских районах бедности (13). Несмотря на рекомендации CDC и поддерживающие рекомендации Целевой группы США по профилактическим услугам (USPSTF) и Национальную стратегию президента Обамы по борьбе с ВИЧ / СПИДом по расширению масштабов тестирования, мы предполагаем, что медицинские учреждения в сообществах с высокой распространенностью могут продолжать упускать ключевые возможности для диагностики. ВИЧ (12,14,15).Это исследование направлено на описание упущенных возможностей диагностики ВИЧ в крупном городском медицинском центре в Бронксе, штат Нью-Йорк.

Методы

Цели исследования

Это исследование представляет собой ретроспективный обзор пациентов, у которых впервые был диагностирован ВИЧ в 2012 и 2013 годах в Медицинском центре Монтефиоре (MMC) в Бронксе, штат Нью-Йорк. В исследовании описываются условия присутствия при посещениях с целью диагностики ВИЧ, определяется место и частота посещений при упущенных возможностях и описываются жалобы при посещениях при упущенных возможностях.

Настройка

Сообщество Бронкса в Нью-Йорке имеет один из самых высоких показателей инфицирования ВИЧ в стране. В Бронксе проживает 1,4 миллиона жителей; 1,7% из них инфицированы ВИЧ. Показатели распространенности ВИЧ достигают 2,6% в некоторых почтовых индексах Бронкса (16,17). Медицинский центр Монтефиоре (MMC) — крупнейшая система оказания медицинских услуг в Бронксе, ежегодно обслуживающая более 300 000 пациентов. MMC объединяет 4 больницы, 3 центра неотложной помощи и 22 клиники первичной медико-санитарной помощи в интегрированную модель оказания помощи (18).

Больничная система оказывает помощь в связи с ВИЧ в рамках трех основных программ: специализированной клиники по СПИДу для взрослых и программы первичной медико-санитарной помощи при ВИЧ, основанной в отдельных центрах здравоохранения, входящих в состав MMC, и Программы по борьбе со СПИДом среди подростков, которая предоставляет помощь подросткам и молодым людям. MMC оказывает помощь почти 4000 людям, живущим с ВИЧ, 95% из которых — чернокожие и латиноамериканцы.

В 2012–2013 годах в ГМК было проведено более 144000 тестов на ВИЧ (19). Тестирование на ВИЧ проводится в больницах, поликлиниках и отделениях неотложной помощи.Восемьдесят процентов и 12% тестов на ВИЧ были проведены в амбулаторном отделении первичной медицинской помощи (OPD) и отделении неотложной помощи (ED), соответственно. На момент проведения этого исследования не существовало установленной политики регулярного тестирования на ВИЧ в отделениях неотложной помощи или стационарных службах больниц. Протоколы тестирования для рутинного скрининга были внедрены в OPD.

Участники

Участниками исследования были пациенты с MMC, у которых впервые была диагностирована ВИЧ-инфекция в период с 1 января 2012 г. по 31 декабря 2013 г.Право участников было определено с помощью анализа электронной карты медицинских карт (EMR). Диаграммы были первоначально проверены на предмет первого упоминания ВИЧ-инфекции в течение периода исследования. Критерии для первого упоминания включают четко задокументированную дату ВИЧ-инфекции, или если поставщик определил пациента как новый положительный после первоначального положительного результата теста. Пациенты были исключены, если дата постановки диагноза не была задокументирована, или если не было никаких указаний от поставщика медицинских услуг, что у пациента был новый положительный результат.

Анализ

Мы собрали клиническую и демографическую информацию о пациентах, а также информацию обо всех клинических визитах, которые имели место за 3 года до постановки диагноза. Три года были выбраны в качестве точки отсечения, когда большинство диагнозов ВИЧ будет зафиксировано в медицинской карте. Упущенные возможности для диагностики ВИЧ были определены как ≥1 предыдущее обращение за медицинской помощью в течение трех календарных лет после постановки диагноза, когда тестирование на ВИЧ не предлагалось или не проводилось. Это решение было основано на рекомендации CDC о повторном тестировании в группах высокого риска.Для сравнения пациенты были разделены на две когорты, прошедшие и не прошедшие предварительное тестирование на ВИЧ.

Статистический анализ

Все анализы проводились в SAS версии 9.3., И перед любым двумерным или многомерным анализом данные проверялись на наличие выбросов и / или несоответствий. Описательная статистика для всех переменных была изучена с использованием процентов или средних значений. Отношения шансов использовались для проверки двумерной взаимосвязи между теми, кто ранее проходил тестирование на ВИЧ, и теми, кто этого не делал, и пропустил посещения по трем категориям: отделение неотложной помощи, стационарные и амбулаторные посещения.

Результаты

Всего за период исследования 1006 пациентов впервые упомянули о ВИЧ-инфекции в истории болезни. Семьдесят пять процентов (760) пациентов имели установленный диагноз ВИЧ до 1 января 2012 года и были исключены из анализа. У 28 пациентов дата диагноза неизвестна. Двести восемнадцать пациентов соответствовали критериям отбора для нового диагноза ВИЧ и были включены в анализ исследования. Из этих 218 подходящих пациентов 117 пациентов имели документально подтвержденные клинические визиты до постановки диагноза ВИЧ.

Характеристики впервые диагностированных пациентов приведены в таблице 1. Следует отметить, что 64% ​​были мужчинами, 82% — чернокожими или латиноамериканцами и 31% пациентов имели количество CD4 + Т-лимфоцитов менее 200 клеток / мм. 3 при постановке диагноза. . Шестьдесят процентов пациентов были диагностированы в OPD и 12% в ED. Тридцать четыре процента пациентов ранее имели отрицательный результат теста на ВИЧ.

Таблица 1.

Характеристики впервые выявленных ВИЧ-положительных пациентов в Медицинском центре Монтефиоре в 2012–2013 гг. ( n = 218)

908 82 (59%)

9 2 (1%)

Пациенты с

CD4 <50
Средний возраст
.
37 лет (14–71)
.
Пол n = 218 n (%)
Мужской 140 (64%)
Женский 60 78 908 908

Черный 113 (52%)
Латиноамериканец 66 (30%)
Белый 13 (6%)
Многонациональный 17 (8%)
Неизвестно / другое 9 (4%)
Риск передачи a
Мужчина и женщина-трансгендер n = 140 n (%)
HET 52 (38%)
IDU 2 (1%)
BT 2 (1%)
UNK
Женский n = 78 n (%)
HET 73 (94%)
IDU 60 1 (1%) 908

BT 1 (1%)
UNK 3 (4%)
CD4 и вирусная нагрузка при постановке диагноза b
Медиана вирусной нагрузки (копий / мкл) 3313860
Средняя вирусная нагрузка (копий / мкл) 251139
Число пациентов с неизвестной вирусной нагрузкой 20
Среднее количество CD4 (клеток / мкл) 320
34 (15%)
Пациенты с CD4 51–200 35 (16%)
Пациенты с CD4 201–500 77 (35%)
Пациенты с CD4> 50 1 64 (30%)
Место диагностики
Отделения неотложной помощи 25 (12%)
Стационарные отделения 42 (19%)
Амбулаторные отделения 130 (60%)
Неизвестно 21 (9%)
Пациенты с предшествующим отрицательным тестом на ВИЧ 74 (34%)

908 82 (59%)

9 2 (1%)

Пациенты с

CD4 <50
Средний возраст
.
37 лет (14–71)
.
Пол n = 218 n (%)
Мужской 140 (64%)
Женский 60 78 908 908

Черный 113 (52%)
Латиноамериканец 66 (30%)
Белый 13 (6%)
Многонациональный 17 (8%)
Неизвестно / другое 9 (4%)
Риск передачи a
Мужчина и женщина-трансгендер n = 140 n (%)
HET 52 (38%)
IDU 2 (1%)
BT 2 (1%)
UNK
Женский n = 78 n (%)
HET 73 (94%)
IDU 60 1 (1%) 908

BT 1 (1%)
UNK 3 (4%)
CD4 и вирусная нагрузка при постановке диагноза b
Медиана вирусной нагрузки (копий / мкл) 3313860
Средняя вирусная нагрузка (копий / мкл) 251139
Число пациентов с неизвестной вирусной нагрузкой 20
Среднее количество CD4 (клеток / мкл) 320
34 (15%)
Пациенты с CD4 51–200 35 (16%)
Пациенты с CD4 201–500 77 (35%)
Пациенты с CD4> 50 1 64 (30%)
Место диагностики
Отделения неотложной помощи 25 (12%)
Стационарные отделения 42 (19%)
Амбулаторные отделения 130 (60%)
Неизвестно 21 (9%)
Пациенты с предыдущим отрицательным тестом на ВИЧ 74 (34%)

Таблица 1.

Характеристики впервые выявленных ВИЧ-положительных пациентов в Медицинском центре Монтефиоре в 2012–2013 гг. ( n = 218)

908 82 (59%)

9 2 (1%)

Пациенты с

CD4 <50
Средний возраст
.
37 лет (14–71)
.
Пол n = 218 n (%)
Мужской 140 (64%)
Женский 60 78 908 908

Черный 113 (52%)
Латиноамериканец 66 (30%)
Белый 13 (6%)
Многонациональный 17 (8%)
Неизвестно / другое 9 (4%)
Риск передачи a
Мужчина и женщина-трансгендер n = 140 n (%)
HET 52 (38%)
IDU 2 (1%)
BT 2 (1%)
UNK
Женский n = 78 n (%)
HET 73 (94%)
IDU 60 1 (1%) 908

BT 1 (1%)
UNK 3 (4%)
CD4 и вирусная нагрузка при постановке диагноза b
Медиана вирусной нагрузки (копий / мкл) 3313860
Средняя вирусная нагрузка (копий / мкл) 251139
Число пациентов с неизвестной вирусной нагрузкой 20
Среднее количество CD4 (клеток / мкл) 320
34 (15%)
Пациенты с CD4 51–200 35 (16%)
Пациенты с CD4 201–500 77 (35%)
Пациенты с CD4> 50 1 64 (30%)
Место диагностики
Отделения неотложной помощи 25 (12%)
Стационарные отделения 42 (19%)
Амбулаторные отделения 130 (60%)
Неизвестно 21 (9%)
Пациенты с предшествующим отрицательным тестом на ВИЧ 74 (34%)

908 82 (59%)

9 2 (1%)

Пациенты с

CD4 <50
Средний возраст
.
37 лет (14–71)
.
Пол n = 218 n (%)
Мужской 140 (64%)
Женский 60 78 908 908

Черный 113 (52%)
Латиноамериканец 66 (30%)
Белый 13 (6%)
Многонациональный 17 (8%)
Неизвестно / другое 9 (4%)
Риск передачи a
Мужчина и женщина-трансгендер n = 140 n (%)
HET 52 (38%)
IDU 2 (1%)
BT 2 (1%)
UNK
Женский n = 78 n (%)
HET 73 (94%)
IDU 60 1 (1%) 908

BT 1 (1%)
UNK 3 (4%)
CD4 и вирусная нагрузка при постановке диагноза b
Медиана вирусной нагрузки (копий / мкл) 3313860
Средняя вирусная нагрузка (копий / мкл) 251139
Число пациентов с неизвестной вирусной нагрузкой 20
Среднее количество CD4 (клеток / мкл) 320
34 (15%)
Пациенты с CD4 51–200 35 (16%)
Пациенты с CD4 201–500 77 (35%)
Пациенты с CD4> 50 1 64 (30%)
Место диагностики
Отделения неотложной помощи 25 (12%)
Стационарные отделения 42 (19%)
Амбулаторные отделения 130 (60%)
Неизвестно 21 (9%)
Пациенты с предшествующим отрицательным тестом на ВИЧ 74 (34%)

В таблице 2 обобщены симптомы при диагностике ВИЧ .Тридцать восемь процентов пациентов с новым диагнозом не имели симптомов или имели неспецифические симптомы; У 38% пациентов появились симптомы, которые могут вызвать тест на ВИЧ. Потенциальные триггеры для тестирования на ВИЧ включают: заболевания, определяющие СПИД, последующее наблюдение после контакта с высоким риском, гинекологические, мочеполовые симптомы или симптомы заболеваний, передающихся половым путем (GYN / GU / STD).

Таблица 2.

Распределение состояний при постановке диагноза среди ВИЧ-положительных пациентов ( n = 218)

Жалобы GYN / STD / GU 31 (14%)
СПИД-определяющие состояния 28 ( 13%)
Острый ретровирусный синдром 3 (1%)
Последующее наблюдение после контакта с высоким риском 23 (11%)
Неспецифические симптомы 35 (16%)
Бессимптомный скрининговый тест 47 (22%)
Неизвестно 25 (12%)

55

908 50

Жалобы GYN / STD / GU 31 (148%) Состояние, определяющее СПИД 28 (13%)
Острый ретровирусный синдром 3 (1%)
Последующее наблюдение после контакта с высоким риском 23 (11%)
Неспецифические симптомы 35 (16%)
Бессимптомный скрининговый тест 47 (22%)
Неизвестно 25 (12%)

Таблица 2.

Распределение состояний при постановке диагноза среди ВИЧ-положительных пациентов ( n = 218)

Жалобы GYN / STD / GU 31 (14%)
Определяющие СПИД условия 28 (13%)
Острый ретровирусный синдром 3 (1%)
Последующее наблюдение после контакта с высоким риском 23 (11%)
Неспецифические симптомы 35 (16%)
Бессимптомный скрининговый тест 47 (22%)
Неизвестно 25 (12%)
, определяющие состояния
Жалобы GYN / STD / GU 31 (14%)
28 (13%)
Острый ретровирусный синдром 3 (1%)
Последующее наблюдение после контакта с высоким риском 23 (11%)
Неспецифические симптомы 35 (16%)
Бессимптомный скрининговый тест 47 (22%)
Неизвестно 25 (12%)

В Таблице 3 обобщены расположение и частота упущенная возможность посещений за 3 года до постановки диагноза.Среди пациентов, ранее проходивших тестирование на ВИЧ, 30% посещений с упущенной возможностью произошли в течение одного года после посещения, когда было предложено пройти тестирование на ВИЧ. Среди пациентов, ранее не проходивших тестирование на ВИЧ, 50% посещений с упущенной возможностью имели место в отделении неотложной помощи и 45% — в отделении OPD. Среднее количество посещений с упущенной возможностью на пациента в этой группе составило 4,72.

Таблица 3.

Сравнение посещений при упущенной возможности за 3 года до постановки диагноза среди пациентов с и без предварительного тестирования на ВИЧ

посещений, в которых было предложено пройти тестирование на ВИЧ 49 (21%)
. Пациенты, ранее прошедшие тестирование на ВИЧ
.
Пациенты без предварительного тестирования на ВИЧ
.
Всего пациентов с предыдущими посещениями, n = 117 51 (44%) 66 (56%)
Всего посещений с доступной информацией о посещениях 236 312
приемов неотложной помощи 74 157
Стационарные отделения 5 15
Амбулаторные отделения 157 140
2 a
Всего посещений при упущенной возможности b 187 310
Отделение неотложной помощи 66 (35%) 156 (50 )
Стационарные отделения 4 (2%) 15 (5%)
Поликлиники 117 (63%) 9 0860

139 (45%)
Среднее количество пропущенных посещений на пациента 4.00 4,72
посещений, в которых было предложено пройти тестирование на ВИЧ 49 (21%)
. Пациенты, ранее прошедшие тестирование на ВИЧ
.
Пациенты без предварительного тестирования на ВИЧ
.
Всего пациентов с предыдущими посещениями, n = 117 51 (44%) 66 (56%)
Всего посещений с доступной информацией о посещениях 236 312
приемов неотложной помощи 74 157
Стационарные отделения 5 15
Амбулаторные отделения 157 140
2 a
Всего посещений при упущенной возможности b 187 310
Отделение неотложной помощи 66 (35%) 156 (50 )
Стационарные отделения 4 (2%) 15 (5%)
Поликлиники 117 (63%) 9 0860

139 (45%)
Среднее количество пропущенных посещений на пациента 4.00 4,72

Таблица 3.

Сравнение посещений при упущенной возможности за 3 года до постановки диагноза среди пациентов с и без предварительного тестирования на ВИЧ

посещений, в которых было предложено пройти тестирование на ВИЧ 49 (21%)
. Пациенты, ранее прошедшие тестирование на ВИЧ
.
Пациенты без предварительного тестирования на ВИЧ
.
Всего пациентов с предыдущими посещениями, n = 117 51 (44%) 66 (56%)
Всего посещений с доступной информацией о посещениях 236 312
приемов неотложной помощи 74 157
Стационарные отделения 5 15
Амбулаторные отделения 157 140
2 a
Всего посещений при упущенной возможности b 187 310
Отделение неотложной помощи 66 (35%) 156 (50 )
Стационарные отделения 4 (2%) 15 (5%)
Поликлиники 117 (63%) 9 0860

139 (45%)
Среднее количество пропущенных посещений на пациента 4.00 4,72
посещений, в которых было предложено пройти тестирование на ВИЧ 49 (21%)
. Пациенты, ранее прошедшие тестирование на ВИЧ
.
Пациенты без предварительного тестирования на ВИЧ
.
Всего пациентов с предыдущими посещениями, n = 117 51 (44%) 66 (56%)
Всего посещений с доступной информацией о посещениях 236 312
приемов неотложной помощи 74 157
Стационарные отделения 5 15
Амбулаторные отделения 157 140
2 a
Всего посещений при упущенной возможности b 187 310
Отделение неотложной помощи 66 (35%) 156 (50 )
Стационарные отделения 4 (2%) 15 (5%)
Поликлиники 117 (63%) 9 0860

139 (45%)
Среднее количество пропущенных посещений на пациента 4.00 4,72

Связи между упущенными возможностями и тестированием на ВИЧ не наблюдалось. Число посещений отделения неотложной помощи при упущенных возможностях не показало значимости с OR 0,6 (95% ДИ 0,24–1,47). Не было разницы ни для стационарных посещений при упущенной возможности, OR 0,4 (95% ДИ, 0,12–1,34), ни для амбулаторных посещений при упущенной возможности OR 2,1 (95% ДИ, 0,91–5,03).

Таблица 4 обобщает основные жалобы на упущенную возможность посещения, среди тех, кто прошел и не прошел предварительный тест на ВИЧ.Небольшая, но значительная часть пациентов имела симптомы GYN / GU / STD. Ни один из симптомов не наблюдался в высокой пропорции, а ВИЧ-специфические или связанные с ним заболевания были редкими.

Таблица 4.

Обзор упущенных возможностей посещения Главные жалобы

. Посещения пациентов, ранее прошедших тестирование на ВИЧ ( n = 185)
.
Посещения пациентов без предварительного тестирования на ВИЧ ( n = 309)
.
Скелетно-мышечная / острая травма 23 (12%) 42 (14%)
Симптомы нижних и верхних дыхательных путей 34 (19%) 63 (20%)

Неспецифические симптомы 39 (21%) 92 (29%)
Поддерживающая медицинская помощь / наблюдение за хроническими заболеваниями 42 (23%) 70 (23%)
GYN / ГУ / Симптомы ЗППП 45 (24%) 33 (11%)
Прочие 2 (1%) 9 (3%)
. Посещения пациентов, ранее прошедших тестирование на ВИЧ ( n = 185)
.
Посещения пациентов без предварительного тестирования на ВИЧ ( n = 309)
.
Скелетно-мышечная / острая травма 23 (12%) 42 (14%)
Симптомы нижних и верхних дыхательных путей 34 (19%) 63 (20%)

Неспецифические симптомы 39 (21%) 92 (29%)
Поддерживающая медицинская помощь / наблюдение за хроническими заболеваниями 42 (23%) 70 (23%)
GYN / ГУ / Симптомы ЗППП 45 (24%) 33 (11%)
Прочие 2 (1%) 9 (3%)

Таблица 4.

Обзор упущенных возможностей посетить главные жалобы

. Посещения пациентов, ранее прошедших тестирование на ВИЧ ( n = 185)
.
Посещения пациентов без предварительного тестирования на ВИЧ ( n = 309)
.
Скелетно-мышечная / острая травма 23 (12%) 42 (14%)
Симптомы нижних и верхних дыхательных путей 34 (19%) 63 (20%)

Неспецифические симптомы 39 (21%) 92 (29%)
Поддерживающая медицинская помощь / наблюдение за хроническими заболеваниями 42 (23%) 70 (23%)
GYN / ГУ / Симптомы ЗППП 45 (24%) 33 (11%)
Прочие 2 (1%) 9 (3%)
. Посещения пациентов, ранее прошедших тестирование на ВИЧ ( n = 185)
.
Посещения пациентов без предварительного тестирования на ВИЧ ( n = 309)
.
Скелетно-мышечная / острая травма 23 (12%) 42 (14%)
Симптомы нижних и верхних дыхательных путей 34 (19%) 63 (20%)

Неспецифические симптомы 39 (21%) 92 (29%)
Поддерживающая медицинская помощь / наблюдение за хроническими заболеваниями 42 (23%) 70 (23%)
GYN / ГУ / Симптомы ЗППП 45 (24%) 33 (11%)
Другое 2 (1%) 9 (3%)

Обсуждение

Результаты этого исследования подчеркивают, что упущенные возможности тестирования на ВИЧ являются постоянной проблемой в нашем большом городском медицинском центре в Бронксе, штат Нью-Йорк.Были выявлены упущенные возможности для пациентов как с тестированием на ВИЧ, так и без него. Среди пациентов, ранее проходивших тестирование на ВИЧ, почти треть посещений с упущенной возможностью произошла в течение года после посещений, во время которых предлагалось пройти тестирование на ВИЧ. Это говорит о важности повторного тестирования среди групп высокого риска и для пациентов, проживающих в районах с высокой распространенностью ВИЧ, поскольку даже ежегодное рутинное повторное тестирование может оказаться недостаточным для выявления новых инфекций как можно раньше.Это исследование также показало, что пациенты обращались в больничную систему 4–5 раз за предшествующие 3 года с момента постановки диагноза, и значительное число пациентов обращались на поздних стадиях болезни. Эти результаты сопоставимы с более ранними исследованиями, посвященными упущенным возможностям в других крупных городских больничных системах. Упущенные возможности вкупе с низким уровнем тестирования на ВИЧ в MMC демонстрируют, что полномасштабное выполнение текущих рекомендаций остается проблемой и представляет собой системную неспособность в полной мере продвигать тестирование на ВИЧ.

MMC добилась определенных успехов в реализации стандартной программы скрининга на ВИЧ, но недостатки в тестировании остаются. Программа по борьбе со СПИДом среди подростков в MMC разработала ACTS (Консультирование, согласие, тестирование, поддержка), оптимизированную практику консультирования и тестирования в 2003 году. ACTS была внедрена в процесс клинической работы первичной медико-санитарной помощи в качестве метода тестирования на ВИЧ, предоставленного провайдером в 2008 году. доказано, что это устойчивая практика, но для более точного достижения полномасштабного внедрения национальных руководств необходимо увеличение количества тестов.

Низкие показатели тестирования могут представлять собой препятствия для тестирования на ВИЧ со стороны пациента, поставщика медицинских услуг и / или системы. Пациенты могут не ощущать себя подверженными риску заражения ВИЧ, даже если они практикуют рискованное поведение, являются частью плотных сексуальных сетей или живут в районах с высокой распространенностью (20–24). Кроме того, врачи могут не предлагать в плановом порядке тестирование на ВИЧ (25). Это исследование также поддерживает идею о том, что симптоматика не является надежным критерием для своевременного тестирования на ВИЧ. Медицинские работники также могут сопротивляться предложению тестирования, потому что считают, что пациенты этого не хотят.Тем не менее, исследования показывают, что пациенты соглашаются с тестом лучше всего, когда медицинские работники рекомендуют его в качестве рутинной практики (26). Все эти препятствия подчеркивают, что изменение практики является сложным процессом, который может помешать полномасштабному внедрению тестирования на ВИЧ в крупных больничных системах.

Улучшение тестирования на ВИЧ в отделениях неотложной помощи и неотложной помощи может улучшить общие показатели тестирования во всем медицинском центре и выявить новые инфекции. Это исследование показало, что значительная часть упущенных возможностей произошла в отделении неотложной помощи, несмотря на небольшую долю диагностированных там диагнозов.Текущие показатели тестирования в MMC ED очень низкие и составляют 12%. Отделения неотложной помощи часто являются первым контактным лицом для незастрахованных, пациентов с ограниченным доступом к первичной медико-санитарной помощи, бездомных, лиц с низким социально-экономическим статусом и потребителей наркотиков и алкоголя (27–29). Эти же группы населения подвергаются наибольшему риску заражения ВИЧ (30,31). Регулярная практика тестирования на ВИЧ не так хорошо закреплена в ED в MMC и сильно отстает от ее реализации в OPD. Отсроченная реализация в ED может помочь объяснить низкие показатели тестирования в этой обстановке.

Наш опыт внедрения ACTS научил нас, что для успешного перехода к стандартному тестированию на ВИЧ требуется сдвиг как парадигмы, так и практики со стороны поставщиков услуг и учреждений (19). Это требует устранения системных барьеров для проведения теста, включая требования согласия и ограниченный доступ к методам быстрого тестирования. Это также требует поддержки на правительственном и институциональном уровнях для разработки политики, поддерживающей эту практику, и предоставления стартовых ресурсов.Инновационные технологии, использующие электронные медицинские записи, также могут быть использованы для побуждения клиницистов к предложению тестирования. Защитников медицинских услуг или первых приверженцев рутинного тестирования на ВИЧ также можно нанять, чтобы побудить свои колледжи к изменению практики. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить другие стратегии, которые эффективно регламентируют тестирование на ВИЧ, особенно в городских условиях с высокой бедностью.

У исследования было несколько ограничений. Пациенты могли пройти предварительное тестирование на ВИЧ, которое не было зарегистрировано в электронной медицинской карте.Небольшое меньшинство клиник MMC регулярно проводят скрининг на ВИЧ с помощью экспресс-тестов в пунктах оказания медицинской помощи, которые не всегда документируются так же, как результаты сыворотки. Размер выборки сильно зависел от полной клинической документации в EMR. Многие пациенты были исключены из анализа из-за отсутствия даты постановки диагноза ВИЧ или из-за того, что пациенты не были идентифицированы как новые в клинических записях.

Декларация

Финансирование: Это исследование стало возможным благодаря щедрому гранту Программы стипендий Ассоциации медицины ВИЧ.

Этическое одобрение: Комитет по клиническим исследованиям Медицинской школы Альберта Эйнштейна одобрил это исследование.

Конфликт интересов: Никто из авторов не имеет потенциальных, предполагаемых или реальных конфликтов интересов в этом проекте.

Список литературы

1.

Зал

HI

Ан

квартал

Тан

т

и другие.
;

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC)

.

Распространенность диагностированной и недиагностированной ВИЧ-инфекции — США, 2008-2012 гг.

.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

2015

;

64

:

657

62

.2.

Занони

г. до н.э.

г.

Майер

КН

.

Каскад оказания помощи подросткам и молодым взрослым в связи с ВИЧ в США: преувеличенные различия в состоянии здоровья

.

Уход за больными СПИДом ЗППП

2014

;

28

:

128

35

. 3.

Зал

HI

Холтгрейв

DR

Маулсби

С

.

Уровень передачи ВИЧ от людей, живущих с ВИЧ, которые знают и не знают о своей инфекции

.

СПИД

2012

;

26

:

893

6

.4.

Центры профилактики заболеваний

.

ВИЧ и СПИД — США, 1981–2000 гг.

.

MMWR

2001

;

50

:

430

.6.

Центры по контролю за заболеваниями

.

Пожизненный риск диагностики ВИЧ среди МСМ по расе / этнической принадлежности

.

Конференция по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям (CROI)

.

2016

.

Бостон

,

Массачусетс

. 7.

Центры по контролю за заболеваниями

.

Расчетная заболеваемость ВИЧ среди взрослых и подростков в США, 2007–2010 гг.

.

Дополнительный отчет по эпиднадзору за ВИЧ

,

2012

.9.

Центры по контролю за заболеваниями

.

Упущенные возможности для более ранней диагностики ВИЧ-инфекции — Южная Каролина 1997–2005

.

MMWR

2006

;

55

(

47

):

1269

1272

.10.

Подбородок

т

Хикс

С

Самса

G

МакКеллар

м

.

Диагностика ВИЧ-инфекции в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: упущенные возможности

.

Уход за больными СПИДом ЗППП

2013

;

27

:

392

7

. 11.

Деннинг

ДиНенно

E.

Сообщества в кризисе: существует ли генерализованная эпидемия ВИЧ в бедных городских районах США? Центры по контролю за заболеваниями

.http://www.cdc.gov/hiv/group/poverty.html (дата обращения) 16.

Ежегодная статистика эпиднадзора за ВИЧ / СПИДом в Нью-Йорке

.

Показатели зарегистрированных диагнозов ВИЧ, ЛЖВС и смертей среди ЛЖВ в Нью-Йорке, 2011 г. Таблица 2.2. В целом и по району и ДМВ микрорайон резиденции

. Согласно сообщению Департамента здравоохранения и психической гигиены г. Нью-Йорка 30 сентября

2012

.18.

Чейз

Д.

Медицинский центр Монтефиоре: комплексная помощь уязвимым группам населения

.

Фонд Содружества

.19.

Футтерман

D

Стаффорд

S

Мейснер

и другие.
.

Десять участков, 10 лет, 10 уроков: расширение масштабов обычного тестирования на ВИЧ в общинных центрах здоровья в Бронксе

.

Нью-Йорк

,

Нью-Йорк

:

Отчеты об общественном здравоохранении

,

2016

.20.

Тэмми Чин

EA

.

Диагностика ВИЧ-инфекции в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: упущенные возможности

.

Уход за больными СПИДом ЗППП

2013

;

27

:

392

97

. 21.

Дуглас Уайт

EA

.

Упущенные возможности для более ранней диагностики в отделении неотложной помощи, несмотря на программу скрининга на ВИЧ

.

Уход за больными СПИДом ЗППП

2009

;

23

:

245

50

.22.

Жирарди

E

Сабин

CA

Монфорте

н.э.

.

Поздняя диагностика ВИЧ-инфекции: эпидемиологические особенности, последствия и стратегии для поощрения более раннего тестирования

.

Синдр иммунодефицита J Acquir

2007

;

46

:

S3

S8

. 23.

Рейли

КН

Neaigus

А

Дженнесс

SM

и другие.
.

Высокий показатель распространенности ВИЧ среди чернокожих женщин с низким доходом в Нью-Йорке с отрицательным ВИЧ-статусом и неизвестным статусом

.

J Womens Health (лиственница)

2013

;

22

:

745

54

. 24.

Адимора

AA

Шенбах

VJ

Доэрти

IA

.

ВИЧ и афроамериканцы на юге США: сексуальные сети и социальный контекст

.

Секс-трансмиссия

2006

;

33

:

S39

45

. 25.

Зелински

м

Леунг

SY

Аккая-Хочагил

т

и другие.
.

Корреляты рутинной практики тестирования на ВИЧ: опрос врачей первичного звена здравоохранения штата Нью-Йорк, 2011 г.

.

J Синдром иммунодефицита Acquir

2015

;

68

:

S21

S29

.26.

Монтой

JCC

Доу

WH

Каплан

г. до н.э.

г.

.

Выбор пациента при включении, активном выборе и отказе от скрининга на ВИЧ: рандомизированное клиническое исследование

.

BMJ

2016

;

352

:

h6895

. 27.

Fuda

к.к.

Иммекус

R

.

Частые пользователи отделений неотложной помощи Массачусетса: анализ по всему штату

.

Ann Emerg Med

2006

;

48

:

16

,28.

Хуан

JA

Цай

WC

Чен

YC

Ху

WH

Ян

DY

.

Факторы, связанные с частым обращением за неотложной помощью в медицинском центре

.

J Formos Med Assoc

2003

;

102

:

222

8

,29.

вс

г. до н.э.

г.

Burstin

HR

Бреннан

TA

.

Предикторы и результаты частых обращений в отделения неотложной помощи

.

Acad Emerg Med

2003

;

10

:

320

8

.31.

Санкофф

Дж

Хопкинс

E

Сассон

С

и другие.
.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *