Разное

Пищевая избирательность у детей: Пищевая избирательность у детей с РАС

Содержание

Пищевая избирательность у детей с РАС

Рекомендация Пояснение Пример
Одна обучающая сессия в день Не пытайтесь вводить новые продукты в каждый прием пищи. Выберите конкретный временной промежуток. Час дня, за полчаса до обеда.
Время сессии. Вся еда в доме (особенно любимая) под строгим контролем взрослого

 

Ребенок должен быть достаточно голоден и строго ограничен в перекусах.

При необходимости сначала введите режим питания, убрав свободный доступ к еде.

Запланируйте сессию так, чтобы не прерывать высокомотивационные занятия ребенка (просмотр мультфильмов и т п.). Пусть тренировочная сессия, например, станет частью визуализированной рутины.

Время полдника, после прогулки. Прошло минимум три часа после последнего приема пищи.
Длительность Сессия не должна длиться дольше 30 минут. Установите разумную продолжительность и завершайте сессию вовремя, вне зависимости от наличия проблематичного поведения. Сессия закончится, когда пройдет 25 минут или ребенок съест 8 ложек.
Выберите 1-2 продукта и способ их подачи. Позволит быстрее добиться успеха и перейти к следующему в списке продукту. Кабачок, в виде пюре.
Подготовьте запланированный объем порции.

 

Сколько ребенок должен съедать за одну реакцию? Сколько за всю сессию? Одна чайная ложка, всего пять чайных ложек.
Посуда Одна и та же. Удобная, соответствует возрасту ребенка, его предпочтениям. Белая тарелка с ежиком, розовая ложка.
Место Выберите одно место, с минимумом отвлекающих факторов. Последние, если есть, устраните. Снимите картину со стены напротив, зашторьте окно, вынесите из кухни телевизор.
Взрослые Максимум два инструктора. Мать и педагог.
Требования к самостоятельности Не предъявляйте дополнительных требований к ребенку. Выберите одно, согласно его текущим возможностям: либо он ест сам, либо с помощью, с использованием приборов или без. Ест самостоятельно руками.
Предъявление еды Выберите постоянный темп, наиболее подходящий ребенку. 1 ложка раз в 30 секунд.
Сидение В соответствии с возрастом, весом, ростом ребенка, поведением за столом, физическими возможностями и предпочтениями. Продумайте безопасность. Не выбирайте стул, который ребенок может раскачать, что приведет к падению. Если используются ремни, то они не должны причинять боль и оставлять следов. Маленький стульчик, прикрученный к полу, для мальчика трех лет.
Инструкции и подсказки Запланируйте формулировку. Определите, какие будете использовать подсказки и как их убирать. При необходимости прибегните к визуальной поддержке. Инструктор говорит: «Съешь», затем придвигает тарелку.

Или инструктор показывает планшетку «сначала-потом».

 

Подкрепление Заранее подготовьте отобранные в ходе тестирования эффективные мотивационные стимулы. Юла, робот и телефон лежат в прозрачной коробке на столике рядом.
Протокол завершения приема пищи Если ребенок к концу сессии демонстрирует неприемлемое поведение (ругается и т.п.), используйте подходящую технику успокоения. Когда поведение прекратится и пройдет минимум 30 секунд, отпустите ребенка из-за стола. «Ты выйдешь из-за стола, когда успокоишься. Начинаем считать…»

Пищевая избирательность у ребенка. Что делать?

У ребенка могут случаться приступы рвоты при виде или запахе нежелательных продуктов. Отказ может быть настолько резким, что это прямо влияет на жизнедеятельность: ребенок может не есть несколько дней, пока ему не предоставят требуемый продукт. Дети, имеющие такие особенности, также часто демонстрируют истерики в процессе кормления, что становится еще одной проблемой для всех.

При выборе методов лечения, первым делом необходимо показать ребенка гастроэнтерологу и сдать анализы. Однако исследования показывают, что чаще всего отказ вызван нежеланием попробовать новую или не любимую еду. В этом случае может потребоваться поведенческая коррекция данной проблемы. Существует несколько путей ее решения:

  • ​ Формирование реакции
  • Принцип Примака
  • Гашение

Формирование реакции — это постепенное освоение навыка, путем поощрения приближенной реакции и не поощрения отдаленной. То есть навык приема пищи разбивается на маленькие шаги и ребенок получает поощрение, когда достигает установленного критерия в каждом шаге. Данная процедура лучше всего подходит для коррекции рвотного рефлекса. Как только мы определили, что будет поощрением в данном упражнении, следует разбить навык на несколько шагов и начинать обучение.

Вот пример:

Миша, 4 года, отказывается есть суп. Программа обучения построена таким образом:

1 день.                      Посидеть спокойно за столом, когда на нем тарелка с супом.

N день.                     Посидеть спокойно с ложкой в руке и тарелкой супа на столе.

Опустить ложку с суп.

Зачерпнуть суп и понюхать.

Лизнуть суп.

Съесть одну ложку.

Последний день.     Съесть тарелку супа.

Миша получает поощрение сразу же после достижения критерия. Стоит отметить, что поощрение должно быть уникальным для данного поведения. Если Миша будет получать шоколад  и после того, как поел, и после того, как убрал игрушки, и во время занятий, то, возможно, это помешает сформировать целевое поведение.

Принцип Примака. Доступ к мотивационной деятельности обусловлен выполнением менее мотивационной деятельности. Или, поведение, которое возникает часто и естественным образом, может быть использовано для подкрепления менее часто используемого поведения. Принцип «Сначала-Потом». Ребенок не любит прибираться, но любит играть на планшете. Для того, чтобы увеличить частоту менее интересного занятия, мы соединяем его с высоко-мотивационной деятельностью. Мы можем ввести условие: сначала прибираешься в комнате, потом играешь на планшете. Высока вероятность, что поведение «прибираться в комнате» начнет происходить чаще. Или в случае проблем с питанием условие будет выглядеть как «сначала суп, потом жареная колбаса» или “сначала пюре, потом конфета”. Решив использовать этот метод, очень важно быть последовательным, не вступать в торги и переговоры. Для наглядности часто используют визуальное расписание наподобие этого:

На цветные квадраты прикрепляют изображения супа и колбасы. Расписание ставится на обеденный стол или находится в прямой зоне видимости ребенка. В случае протестов родитель указывает на расписание, спокойно его озвучивает «Сначала суп, потом конфета» и не поддается на эмоциональные реакции.

Гашение.  Если функция отказа от еды — избегание, нежелание пробовать новое, то теперь мы перестаем поощрять поведение отказа, т.е. человек не может уклониться от приема пищи. Пример гашения — процедура «Неубираемая ложка»: ложка с едой помещается возле рта ребенка, при повороте головы ложка движется за ртом. Ложка находится у рта, пока ребенок не возьмет в рот содержимое. Не следует применять силу или заталкивать еду в рот, но следует приготовиться к долгому процессу.

Альтернативная процедура — «Физическое направление»: мягким нажимом на нижнюю челюсть или подбородок открыть рот ребенка и положить туда еду.

Несмотря на то, что это общепринятые процедуры коррекции данного поведения, они ассоциируются с нежелательными побочными эффектами, такими как истерики, агрессия, плач. На процесс вмешательства влияют сила и размер ребенка. Более того, данная процедура может быть неприятной для родителей или учителей, если они вынуждены физически предотвращать избегание или уклонение от приема пищи. Все это может нарушить правильность выполнения процедуры, поэтому гашение — это не идеальный вариант для натуральной среды (дома или школы) и для неподготовленных исполнителей (родителей, учителей).

Эти процедуры проводятся только поведенческими специалистами и только после функционального анализа поведения отказа от еды.

Коррекция пищевого поведения – это длительный и трудоемкий процесс. В поведенческом анализе есть такой термин «история поощрения»: чем дольше поощряется какое-либо поведение, тем труднее его скорректировать. Если бы дела обстояли иначе, в нашем мире не было бы людей, страдающих от своих вредных привычек. Но и невозможного в этом деле тоже ничего нет, это подтверждено многочисленными историями успеха и научными данными.

Желаю Вам терпения, педантичности и победы в приобщении к гастрономическим удовольствиям!

Пищевая избирательность: каприз или позиция?

Случается, что ребенок или взрослый избирателен в еде и за столом ему невозможно угодить. При выборе блюда слишком много внимания уделяется ингредиентам, часть продуктов оказывается под запретом. Такая позиция очень последовательна, изменить решение обычными аргументами невозможно. Но если сравнивать пищевую избирательность с другими пищевыми расстройствами, то вред от нее менее заметен. Анорексия и булимия могут угрожать жизни, а отказ от нескольких видов продуктов лишь осложнит получение ряда ценных веществ. Есть ли здесь риск?

Корректировать пищевую избирательность можно, наверстывая упущенное за счет альтернатив — так, жирные кислоты содержатся не только в рыбе, но и в орехах, оливковом масле… Тот, кто готовит еду, чуть поломав голову, найдет замену. Но крайняя придирчивость к еде может свидетельствовать об иных запросах.

НАШ ПИЩЕВОЙ ЗАПРОС

как мы выбираем то, чем питаемся 

Можно вспомнить, как у ребенка формируется первое отношение к пище. Изначально потребности в еде (тому, как получить насыщение) придает форму кто-то вне нашего собственного тела. В ответ на крик мама спрашивает: что тебе нужно?, и, не дожидаясь ответа, дает ребенку грудь или бутылочку — вот чего ты хочешь. Малыш понемногу учится не просто стремиться к насыщению, а обращать запрос к другому человеку. 

Детская пищевая избирательность часто отражает проблемы идентичности и установления автономии. Отказываясь от маминых блюд, малыш словно спрашивает: что ты можешь на это возразить? где границы моей свободы? То же можно сказать, когда ребенок систематически отнекивается от «детской» еды в надежде быстрее повзрослеть.

Часто подростки, мучимые проблемами социализации, резко начинают отвергать домашнюю еду (или какие-то виды пищи — преимущественно молочные продукты, супы, овощи) как символ родительской заботы. Это один из многих шагов к выбору собственного пути, временный бунт против прежних правил.

Съедая, мы принимаем что-то в себя. Отказ от пищи — отказ от принятия. В некоторых религиозных практиках, системах мировоззрения пищевая избирательность является подвижничеством, знаком принадлежности к избранному кругу.

В том случае, когда школьники слишком увлекаются фастфудом и снеками, лучше не просто делать замечания, а ежедневно обеспечивать здоровую альтернативу. Если родители всерьез обеспокоены пищевой избирательностью, начать следует с искреннего и спокойного разговора: озвучить свои тревоги и сомнения, а затем узнать о мотивах ребенка. 

ВАЖНАЯ РОЛЬ ОТКАЗА ОТ ЛАКОМСТВ

Иногда пищевая избирательность может быть частью аддиктивного поведения — когда человек не может управлять собой, боится потерять контроль и попасть во власть желаний, попробовав самый маленький кусочек. Зная за собой склонность к компульсивному перееданию, то есть к непреодолимым приступам жадности к еде, такой человек боится сорваться и целиком отдаться влечению. После ряда пищевых «запоев» и последующих «похмелий» — попыток выдержать ограничения — вырабатывается отрицание наиболее соблазнительных продуктов. 

Проблема здесь кроется в том, что безапелляционно избегая любимых лакомств, мы продолжаем изводить себя. Запретные деликатесы присутствуют в фантазиях, с ними сравнивается правильная пища. В таком случае речь идет об удовольствии желать, о приближении к идеалу, и это с трудом достигнутое равновесие нарушается, когда в поле зрения попадает что-то вкусное. Чтобы обезопасить себя от тревоги, категорически отсекается возможность соблазна: «живу без сладкого», «ем только морепродукты» и т.д. 

Случается, что блюдо съедают с отменным аппетитом, не зная, из чего оно. Симптомы аллергии появляются только в том случае, если человеку уже после трапезы сообщают о невыносимом продукте в составе угощения. Многие дети (и взрослые) спокойно относятся к какому-то компоненту, если он невидим или размельчен; а вот крупные куски лука или кальмара могут вызвать истерический приступ: судороги, рвоту, спазмы.

Такая пищевая избирательность отличается от простой диеты или заботы о здоровье накалом страстей. Очень важным становится сам отказ от блюда, а выбор рациона обретает эмоциональную сверхзначимость.

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ 

Может быть очень важна форма, в которой предлагается блюдо, напиток. Например, в классическом случае, описанном З. Фрейдом, девушка долгое время была неспособна утолять жажду водой. Позже обнаружилось, что ее мучило воспоминание о том, как чопорная дама тайком поила свою маленькую собачонку прямо из стакана. Ясно, что пропиши ей врач средства, которые требовалось бы пить или запивать, лечение потерпело бы фиаско. 

Известен анекдотический случай, когда доктор, столкнувшись с повторными жалобами пациентки, решил уточнить, употребила ли она ранее назначенный им препарат. Бабушка подтвердила, что употребила лекарства наилучшим образом… заложив их за икону. Бабушка была права в плане символическом, но этого оказалось недостаточно для реального излечения.

Еда, питье, медикаменты становится формой, которую наполняют тревоги и желания. При пищевой непереносимости может быть уместным вопрос: действительно ли отвращение относится к продукту, блюду? или к тому, что за ним стоит? Многие психологи и психоаналитики склонны полагать, что принятие пищи — если взглянуть шире — говорит о принятии жизни как таковой. Взрослея, мы продолжаем воспринимать еду отчасти и как чей-то ответ на наши просьбы.

Удовлетворение потребностей тела — это воплощенное душевное тепло. Поэтому то, что и как мы инкорпорируем (то есть, помещаем внутрь своего тела) символически очень важно: принятие говорит об отношении к себе и к тому, кто помогает поддерживать жизнедеятельность. Значимую роль может иметь форма. Для построения успешной схемы питания стоит определить, есть ли подобные препятствия психологического плана. 

Отказ от какой-то еды может быть выражен симптомами, напоминающими истерические (в особенности, рвотными реакциями, конвульсиями) либо ошибочными действиями: забыванием, затериванием и т.д. Может иметь место обратная реакция: чрезмерное поглощение пищи в моменты обострений тревоги. При наличии непереносимости большого числа продуктов этот риск стоит учитывать особо.

Роль формы: если нужна лечебная диета или прием лекарств

Пероральный прием пищи — основной, первый и древнейший способ введения в организм требуемых веществ. В то же время, благодаря важности рта, пищевода в выживании и развитии человека, проглатывание имеет важное психологическое значение, отстоящее от простого утоления голода.

Бывает, что панический страх вызывает инъекция, часто жалуются на то, что «кусок застревает в горле». Некоторым может быть проще прямо или косвенно отказаться от приема пищи, чем переубедить себя. Даже если продукт или лекарство крайне важны, но способ приема вызывает тревогу, есть способы обойти предписание: напрочь забыть о часах обеда, потерять рецепт или упаковку и т.д. В решении о выборе лекарственных форм и диет стоит учитывать данную особенность.

Если предписанное лекарство своей формой порождает интенсивную тревогу, пациент найдет способ избежать неприятных ощущений активно или пассивно. Во многих случаях прямой отказ от необходимых продуктов или веществ обусловлен неприемлемым способом введения в организм. 

Для детей могут быть важны форма и цвет упаковки, яркое оформление блистера или цвет оболочки, существенен и вкус; бывает достаточно заменить таблетки на сироп.

Особое значение специалисты придают запаху медикаментов, их оформлению: например, выпускаются позолоченные пилюли с запахом земляники, конфет чтобы избежать ассоциаций с реальными компонентами лекарства и целью процедуры. У многих симпатию вызывает фантазийное оформление: в виде сердечек, мишек, звездочек. В разработке педиатрических медикаментов (O4C — Оnly for children) уделяют большое внимание прототипу флакона, нюансам ароматизации («не как в больнице»). 

Особую притягательность имеют двойные решения: например, ванильная карамель. Так субъект обретает иллюзию получения «2 в 1».

Ряд психопатологий характеризуется симптоматикой, сводимой к неспособности усваивать что-либо извне. В таком случае пациент будет избегать проглатывания препаратов так, как это происходит с непереносимыми продуктами питания при пищевой избирательности. Часто имеет смысл убедится, что способ приема важного медикамента не будет вызывать дополнительных симптомов. Твердые пероральные лекарственные формы при пищевой неофобии являются наиболее проблемными.

ПИЩЕВАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОСТЬ И АНОРЕКСИЯ/БУЛИМИЯ

Пищевая избирательность часто сопутствует анорексии-булимии, поскольку тесно сопряжена с необходимостью контроля; в узком смысле — над весом и телесными параметрами, в широком — над своими эмоциональными реакциями.

Установленные пищевые критерии при анорексии-булимии могут быть использованы для того, чтобы гарантировать прием жизненно важных веществ, витаминов. Предпочтение чаще отдается жидким формам и инъекциям. В решении о выборе лекарственных форм для таких лиц необходимо добиться полной ясности, обеспечив их недвусмысленное согласие в вопросах времени приема и дозировки. В случае, когда ситуацию прояснить не удается, требуется обращение к специалисту психологической направленности либо выбор альтернативной оптимальной лекарственной формы.

Конечно же, при пищевой избирательности конфронтация ни к чему не приведет — нужны такт, внимание, время. Принятие пищи начинается с искренней заботы о себе и близких.

Полина Ювченко для журнала HealthMedix (№3-4/2013)

 

15 ноября в киевском Музее сновидений пройдет авторский лекиар Тело + ЕДА + психоанализ. Регистрируйтесь и приходите, будем рады вас видеть!

Если ребенок избирателен в еде, советы психолога.

Почему ребенок делает назло?


Двухлетний малыш смотрит вам в глаза и делает то, что вам очень и очень не нравится, то, что вы много раз просили не делать. Строгое замечание, как правило, не работает или работает недолго. Что же происходит? Почему ребенок так делает?


Избирательность в еде обычно заметна уже в самом раннем возрасте. У любого ребенка есть более или менее выраженные предпочтения.   Ребенок, который ест абсолютно все, что ему предлагают — очень большая редкость. Особенно в семьях с материальным достатком, позволяющим покупать разнообразную пищу.


Есть дети, которые не любят почти никакие овощи, но с удовольствием едят фрукты. Есть те, кто любит из всех каш только одну — две, а остальные вызывают неприятие, вплоть до рвотного рефлекса. Есть малыши, которые долго не могут проглатывать неизмельченную в пюре пищу, не любят кусочки в общей массе, не готовы есть пищу со слишком резким вкусом (кисловатым, например). Мясо, даже самое мягкое, в не перемолотом виде, часто оказывается пожёванным и выплюнутым из-за невозможности проглотить. Некоторые дети могут есть только определенный, небольшой список продуктов и блюд. Обычно это блюда, не имеющие резких вкусов и запахов.


Родители переживают за то, что, несмотря на материальный достаток, не могут обеспечить своему ребенку полноценный, с точки зрения детской диетологии, рацион. Они изыскивают различные рецепты приготовления еды, украшают блюда, «прячут» нелюбимые продукты среди предпочитаемых, дают ребенку проголодаться, нагуляться, набегаться. Но пищевые пристрастия от этого почти не меняются или меняются очень незначительно.


«Ребенок должен есть все» — этот категоричный «совет» часто слышит растерянная мама, обратившаяся за помощью к старшим родственникам. Оптимизма это утверждение не прибавляет. Поскольку подтекст у него читается очень легко: нормальный ребенок ест все, а если твой не ест, значит, он не нормальный или не совсем нормальный или ты сама его избаловала, много ему позволяешь, в общем, плохая мать.  Грустно и обидно, ведь мама очень заботливая на самом деле. Порой и от врачей родители слышат почти то же самое: не будет питаться полноценно — не будет здоровым. Становиться очень тревожно за ребенка.


Очень помогает немного успокоиться составление списка продуктов, которые в том или ином виде все-таки ест ребенок. Их может оказаться не так уж мало. К примеру, ваш малыш не ест яйца в чистом виде, зато очень любит блины и оладьи, в состав которых они входят.  Или ребенок не любит мясо, но в перетертом виде с овощным пюре он его с удовольствием ест. Ребенок может не любить обычную белокочанную капусту, но с удовольствием есть цветную или даже брокколи, брюссельскую. Творог, в его натуральном виде, любят очень немногие дети, но в запеканках  и сырниках, он становится вполне приемлемым. Такой список, сравненный с нормами потребления продуктов для детей, очень помогает понять, что все идет не так уж плохо и болезни вашему малышу не грозят.


Иногда дети в своих пищевых пристрастиях повторяют родителей. Если вы не любите манную кашу, то ваш ребенок вполне тоже мог эту нелюбовь унаследовать, вместе с цветом глаз и волос. Дети могут не любить, когда все продукты смешаны вместе (салат), но прекрасно есть все те же продукты, выложенные на тарелке по отдельности, когда видно где что. Точно так же может не любить салаты кто-то из родственников малыша. И  как правило, взрослым иметь те или иные пристрастия позволительно, а протест малыша вызывает удивление, а порой и более негативные эмоции.


Отдельно хочется сказать про перетертую пищу. Очень много детей, которые долго не любят и не хотят есть кусочки. В этом случае хорошо найти несколько продуктов, которые малыш любит и давать их для того, чтобы навык жевания тренировался. А основную пищу можно давать и перетертой. Морковка, хлеб, твердые хлебцы, яблоки, кусочки огурца и т.п. — все это может быть дополнение к основной еде, подаваемой в перетертом  виде.


Чем старше будет становиться ребенок, тем шире будет становиться его рацион и тем больше продуктов он будет готов жевать. Обычно ближе к старшему дошкольному возрасту, дети, при необходимости, могут съесть даже не очень любимый суп в детском саду просто потому, что хочется есть. Но дома они продолжают ожидать уважения к своим пищевым привычкам. И это нормально – дома хочется покоя, тепла, защищенности и любимой еды, приготовленной заботливой мамой, так как ребенок привык. 

Проблема избирательности в пище и ограниченный рацион

1. Гиперсенсетивность к оралному сигналу (оральная защитная реакция)

— капризен в еде, часто имеет крайние предпочтения, например, очень ограниченный набор продуктов, отказывается пробовать новую еду в ресторане, отказывается есть в гостях;

— может есть только мягкую или пюреобразную еду после 2-х лет;

— может давиться едой плотной консистенции;

— сложности с сосанием, жеванием и глотанием; может давиться или испытывать страх подавиться;

— отказывается или чрезвычайно боится идти к дантисту и проделывать любые манипуляции с зубами;

— может есть только горячее или только холодное;

— отказывается лизать конверты, марки, стикеры из-за их вкуса;

— не любит зубную пасту и жидкости для полоскания рта, выражает недовольство при пользовании ими;

— избегает маринованной, острой, сладкой, кислой и солёной пищи; предпочитает пресную.

2. Гипосенситивность к оральному сигналу (низкий уровень регистрации)

— может лизать, пробовать на вкус, жевать несъедобные объекты;

— предпочитает пищу с интенсивным вкусом и запахом: очень острую, сладкую, солёную;

— избыточное слюноотделение по прошествии возраста прорезания зубов;

— часто жуёт волосы, рубашку, пальцы;

— постоянно кладёт объекты в рот по прошествии малышового возраста;

— реагирует так, как если бы вся еда имела один вкус;

— любит добавлять чрезмерное количество специй и маринадов в пищу;

— любит крутить во рту зубную щётку и даже ходить к дантисту.

 

ОЦЕНКА ПРОБЛЕМ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ У ЛИЦ С СЕРЬЕЗНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ РАЗВИТИЯ.

Почему дети переборчивы в еде и что с этим делать

  • Колин Баррас
  • BBC Earth

Автор фото, Cultura Creative (RF) / Alamy Stock Photo

Підпис до фото,

Басни о пользе витаминов и минералов не помогают

Всем родителям известно, с каким упрямством малыш может отказываться от тех или иных продуктов — но такое поведение имеет уважительную причину, говорят ученые.

Дети — самые строгие кулинарные критики в мире. Сколько бы усилий и фантазии ни прилагали родители, готовя пищу, шансы, что двухлетний привереда будет крутить носом, велики. Недоверие прежде всего порождают незнакомые продукты. И овощи занимают среди них первое место.

Как бы родителей ни огорчало такое поведение их чад, радует тот факт, что маленькие дети — не единственные капризные едоки в мире. Детеныши многих животных также с большой осторожностью относятся к новой пище.

На первый взгляд, это выглядит странным. Пищи часто не хватает, так зачем малышам отказываться от пищи, когда они есть? Биологи предлагают несколько объяснений этого явления.

Психолог Люси Кук из Университетского колледжа Лондона, которая работает также в больнице на Грейт-Ормонд Стрит, изучает пищевые привычки детей более 15 лет.

Она отличает два вида капризного поведения у детей за столом. С одной стороны, есть переборчивые едоки — те, у кого ограничено количество приемлемых продуктов. С другой стороны — неофобы, дети, которые отказываются от каких-либо новых или незнакомых блюд.

Автор фото, HD57life / Alamy Stock Photo

Підпис до фото,

Дети — самые строгие кулинарные критики в мире

Вместе с группой ученых Кук наблюдает за близнецами, родившимися в Англии и Уэльсе в 2007 году.

Поскольку гены однояйцевых близнецов одинаковы на 100%, а двойняшек — только на 50%, ученые могут узнать, являются ли определенные пищевые привычки у детей генетически обусловленными.

Результаты различных исследований показали, что как переборчивость в еде, так и страх новых продуктов действительно передаются с генами. Но только наполовину. Воспитание и опыт могут иметь примерно такое же влияние на кулинарные предпочтения малыша.

Глубокое исследование научной литературы свидетельствует, что переборчивость в пище также зависит от возраста ребенка. Она заметно возрастает после 1,5-2 лет и сохраняется до подросткового возраста.

Почему именно так?

Наши древние предки жили преимущественно собирательством. Большую часть их рациона составляли растения. А растения, прежде всего в тропиках, где проходила большая часть эволюции человеческого рода, часто содержат токсины. Следовательно, древние люди должны были обеспечить себе разнообразное питание, но при этом быть очень осторожными с новыми растениями. Ученые называют этот феномен «дилеммой всеядных».

Автор фото, Leila Cutler / Alamy Stock Photo

Підпис до фото,

Как ни странно, от шоколада они редко отказываются

В первые полтора-два года жизни дети не чувствуют дилемму всеядных, поскольку родители тщательно подбирают им еду. Но примерно с двух лет дети становятся более самостоятельными.

Они начинают исследовать окружающую среду и пищу в ней. И, следовательно, с эволюционной точки зрения вполне оправданно, что дети в этом возрасте начинают с большим страхом относиться к незнакомым продуктам. Эта теория объясняет также, почему детей так трудно уговорить попробовать овощи, прежде всего зеленые, например горох или брокколи.

Автор фото, Anup Shah/naturepl.com

Підпис до фото,

Охотники-собиратели должны были выбирать пищу с большой осторожностью

Наблюдения за детьми, которые проводила антрополог Элизабет Кашден из Университета штата Юта в Солт-Лейк-Сити, подтверждают дилемму всеядных. В частности, исследовательница выяснила, что ядовитые растения представляют опасность для детей даже в современных развитых обществах.

Пообщавшись с Центром контроля за ядовитыми веществами в Юте, Кашден узнала, что главной причиной отравлений среди детей от шести месяцев до полутора лет являются комнатные растения.

Для дальнейшего подтверждения гипотезы о ядовитых растениях ученая обратилась к другим биологическим видам. Если дилемма всеядных действительно оказывает влияние на пищевые привычки детей, она также должна быть присуща и другим видам всеядных или травоядных животных, а не только людям.

Несколько исследований, проведенных на гориллах и крысах, обнаружили, что некоторые молодые представители этих видов с осторожностью относятся к новой пище. Но в целом свидетельств, которые бы подтвердили существование дилеммы всеядных у животных, заметно не хватало.

Результаты других исследований показали, что переборчивые едоки встречаются среди любых видов животных, даже рыб. Исследовательница Никола Марплз из Тринити-колледжа в Дублине вместо термина неофобия предлагает называть такое поведение «диетическим консерватизмом».

Автор фото, Kim Taylor/naturepl.com

Підпис до фото,

Даже рыба может быть капризным едоком

Страх перед новыми продуктами должен исчезнуть по мере того, как малыш или детеныш животного будет видеть тот же продукт снова и снова. Но некоторые животные — так же, как и маленькие дети — сохраняют устойчивое нежелание есть определенные блюда, даже когда они утрачивают фактор новизны.

Еще в 1995 году Марплз и ее коллеги обнаружили, что диетический консерватизм является наследственным и, очевидно, регулируется определенными генами.

По мнению Марплз, он также объясняет один из самых загадочных феноменов в теории эволюции — почему многие виды ядовитых растений и животных имеют яркую окраску.

Ученые долго не могли понять, как это явление сложилось в процессе эволюции, ведь первый индивидуум, окрашенный ярче других, должен был наоборот привлечь внимание хищника. И как в таком случае вид мог выжить, не говоря уже о том, каким образом яркая окраска могла распространиться на всю популяцию.

Диетический консерватизм объясняет этот парадокс. Хищник может намеренно избегать употребления яркой особи, поскольку она отличается от других представителей вида, и следовательно, является чем-то новым и рискованным.

Автор фото, Dave Bevan

Підпис до фото,

Яркая окраска пчел сигнализирует об их злобности

Исследователи, однако, соглашаются, что хотя переборчивость в еде и обусловлена ​​генами, среда, в которой ребенок растет и воспитывается, имеет большое значение. Если в животном мире детеныш живет в социальной группе вместе со взрослыми особями, он внимательно наблюдает за тем, какие растения употребляют его родители, и ест то же самое.

Так же и дети в выборе безопасной пищи руководствуются опытом взрослых. Выводы этих исследований дают важные подсказки родителям, которые пытаются накормить своих маленьких приверед. Родителям стоит есть вместе с детьми. В идеале — те же блюда, которые они дают детям.

«Большую ошибку допускают рестораны, которые имеют отдельное меню для детей», — считает Клэр Лувелин из Университетского колледжа Лондона, которая также участвует в исследовании пищевых привычек близнецов.

Но, к сожалению, в реальности многим родителям в современном обществе не удается садиться за стол вместе со своими чадами. Некоторые поздно возвращаются с работы, а малыш не может ждать до 8, чтобы поужинать.

Автор фото, Radius Images / Alamy Stock Photo

Підпис до фото,

Почему-то все всегда упирается в брокколи

Образ жизни в развитых странах пагубно влияет на пищевые привычки детей и другими способами.

Многие мамы выходят на работу вскоре после рождения детей, и не имеют возможности кормить их грудным молоком.

«Но младенцы именно через молоко матери знакомятся с ароматами и вкусами той пищи, которую она употребляет, — отмечает Линн Берч, исследователь из Университета штата Пенсильвания. — Искусственная смесь не дает такой возможности, поскольку она имеет одинаковый вкус изо дня в день».

Вот почему многие дети пропускают природные сигналы, которые помогли бы им избежать дилеммы всеядных. И в результате некоторые из них становятся капризными едоками. В крайних случаях врожденная склонность ребенка к пищевой неофобии может привести к чрезвычайно ограниченной диете, которая будет удовлетворять вкусы малыша, но вредить его здоровью.

Автор фото, Roger Bamber / Alamy Stock Photo

Впрочем, Клэр Лувелин советует родителям не впадать в отчаяние, даже если их чадо — очень переборчиво в еде.

«Наши гены не определяют нашу судьбу полностью. Генетически обусловленная предрасположенность к чему-то не значит, что это нельзя преодолеть терпеливым и настойчивым воспитанием», — говорит ученый.

Как накормить капризного малыша

  • Не используйте пищу как награду, к примеру, обещая ребенку кусочек торта, если он съест брокколи. Ведь это делает блюдо все более нелюбимым, поскольку малыш считает, что его можно съесть только за вознаграждение. А торт, наоборот, становится более желанным.
  • Вместо этого родители могут предложить награду, не связанную с едой. Обычно большой успех имеют наклейки или просто похвала на словах.
  • Многие исследования показывают, что совместные трапезы и одинаковое меню с родителями помогают малышам преодолеть предвзятость к новым продуктам.
  • Исследователи также призывают родителей проявлять настойчивость. Если ребенок упорно отказывается от нового продукта, предложите его во время следующего приема пищи. Продолжайте это делать снова и снова.
  • Практика исследований свидетельствует, что дети обычно соглашаются попробовать новое блюдо, после того как его предлагали им во время 15 приемов пищи подряд.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Earth.

Почему дети настолько привередливы в еде?

Многие родители расстраиваются если их ребенок отказывается кушать. Однако, не все родители догадываются, что маленькие дети ведут себя подобным образом не из чувства отрицания.

Малышей не зря называют самыми строгими кулинарными критиками. Независимо от того, сколько усилий затратили взрослые на приготовление пищи, малолетний ребенок может начать воротить нос и отказываться от еды. Чаще всего дети не хотят есть новые и малознакомые для них продукты.

Разочарованные родители могут найти небольшое утешение в том, что их ребенок — не единственный привередливый едок в этом мире. Так ведут себя очень многие дети. Даже большинство молодых животных часто отказываются от употребления новых продуктов, хотя это факт и кажется нелогичным. В диком мире еда плохо доступна и ограничена, так зачем молодому животному отказываться от доступной пищи? Ученые еще далеки до разгадки, но уже предложили несколько теорий, которые дают научное объяснение.

Пищевая неофобия отличается от обычной привередливости

Неофобия или боязнь перемен. Эта фобия олицетворяет собой страх перед всем новым и неизведанным в жизни.

Люси Кук, психолог Университетского колледжа, занимается исследованиями пищевого поведения маленьких детей больше 10 лет. По мнению ученой помимо обыкновенных привередливых едоков: малышей, употребляющих только что, что им нравится, существуют дети-неофобы, которые подсознательно избегают любой новой и незнакомой пищи.

Photo by Austrian National Library

Кук входит в состав научной группы, изучающей близнецов, которые родились в 2007 году в Англии и Уэльсе. Родители детей, участвовавших в эксперименте, регулярно заполняли дневники пищевых привычек. Исследования базируются на следующем известном факте: геном однояйцевых близнецов идентичен на 100%, тогда как у разнояйцевых близнецов — только на 50%. Если окажется что пищевая неофобия чаще встречается у однояйцевых близнецов, то можно предположить, что черта обусловлена генетически.

Каковы причины формирования генетической склонности к неофобии

Наши прародители добывали пищу собирательством. Основную часть рациона древних людей составляли продукты растительного происхождения. Некоторые образцы растительности содержали токсины. А значит, человек эволюционным путем пришел к осторожности и избирательности в выборе новой пищи.

Первобытные люди столкнулись с дилеммой. Необходимо собрать как можно больше разнообразных растений для того, чтобы обеспечить полноценный рацион и тем самым увеличить выживаемость вида. Но не менее важно уравновесить потребность в пище с безопасностью новых продуктов. Ведь любые ягоды, коренья могли быть ядовитыми. Этот феномен назвали дилеммой всеядных.

Первобытные люди добывают еду

Ребенок вряд ли столкнется с проблемой выбора пищи в первые месяцы жизни. На этом этапе мама отвечает за формирование рациона малыша. Но примерно в 2 года у детей начинает появляться чувство независимости. Малыши активно ползают, исследуют окружающий мир (в том числе пробуют новые продукты). Родителям даже выгодно, если дети с осторожностью относятся к тому, что тянут в рот. Следовательно, гены, влияющие на развитие неофобии, должны активироваться в раннем детстве. Если бы не генетическая предрасположенность, дети без проблем ели бы любые овощи. Возможно эта информация позволит кардинально изменить отношение к детскому питанию.

Организм взрослого человека имеет достаточно развитую систему фильтрования и выведения токсинов. Случайное употребление «плохого» продукта может привести к кишечному расстройству, но вряд ли будет нести угрозу жизни. Печень, иммунная система малышей не приспособлены к агрессивному воздействию. Употребление любых токсичных продуктов в раннем возрасте может привести к летальному исходу. Разумно предположить, что дилемма всеядных наиболее остро проявляется у детей в возрасте 3-5 лет и отсутствует у малышей, находящихся на грудном вскармливании.

Эта теория действительно объясняет истинную причину проблем с кормлением малышей. Но остается непонятным, почему маленькие дети напрочь отказываются от овощей. Ведь натуральная пища очень полезна и питательна. Эволюция, наоборот, должна была бы «подталкивать» детей к зелени.

Photo by Providence Doucet

Однако для выживания человеку важнее съесть безопасный, а не питательный и витаминный продукт. К тому же большинство известных нам овощей было выведено из токсичных сортов. Возможно, некоторые дети на генном уровне «помнят» опасность. Поэтому пищевая неофобия может быть проявлением переходного периода в процессе эволюции. Со временем организм человека «поверит» в то, что новые продукты стали более полезными для здоровья.

Существуют ли доказательства теории?

Антрополог из Университета Юты, Элизабет Кэшдан, подняла вопрос в научной работе, датированной 1998 годом. В то время не проводилось масштабных официальных исследований того, действительно ли малыши не хотят ничего есть потому, что «показывают характер» или проблема в чем-то другом? Элизабет начала анализировать данные и выяснила, что наиболее частой причиной отравлений детей в возрасте от 6 месяцев до 1,5 лет было случайное проглатывание комнатных растений. Таким образом пищевая избирательность была бы полезна даже современным малышам. В исследовании были использованы данные Центра контроля отравлений в штате Юта (медицинского учреждения, помогающего людям, которые подверглись воздействию токсичных веществ).

Несмотря на то, что в каждом современном доме хранится большое количество токсичных моющих средств и лекарств, наиболее распространённой причиной отравлений детей остается проглатывание комнатных растений.

Выводы Элизабет Кэшдан соотносились с идеей дилеммы всеядных. По мнению исследовательницы, пищевая неофобия развивается у детей, которым исполнилось 2-3 года, и практически полностью исчезает к пятому году жизни. Эти данные соотносятся с другими научными исследованиями, которые также доказали, что унаследованные пищевые привычки чаще всего проявляются у ребенка в возрасте от двух до пяти лет.

Photo by Danielle MacInnes

Логично предположить: если малыши действительно остро испытывают дилемму всеядности, то такие же проблемы возникают и у других млекопитающих. Кэшдан исследовала обратилась к более ранним источникам. Удалось найти исследование пищевого поведения молодых горилл, датирующееся серединой 80-х годов. Оказалось, что детеныши младшего возраста пробовали все, что попадало в лапы. Гориллы более старшего возраста вели себя гораздо осторожнее. По результатам аналогичного исследования, проведенного примерно в тот же период времени, выяснилось, что такое же поведение характерно и для крыс.

Несмотря на полученную информацию, Кэшдан считает, что доказательства теории генной предрасположенности к пищевой неофобии все еще несущественны и ограничены.

Дилемма всеядных имеет теоретический смысл и даже подтверждается некоторыми научными фактами, но пока нельзя утверждать с полной уверенностью, что гены действительно полностью контролируют пищевую избирательность.

Биолог из Тринити-колледжа, Никола Марплс, тоже считает, что исследования далеки от завершения. Ученая изучила пищевое поведение плотоядных, всеядных и травоядных животных. Результаты ее исследования позволили предположить, что детеныши разных животных стараются употреблять в пищу достаточно небольшой набор проверенных продуктов. Удивительно, но такое поведение было присуще даже рыбам.

Связь пищевой неофобии с апосематизмом

Более двадцати лет назад Марплс и ее коллеги нашли реальные доказательства того, что диетический консерватизм (склонность к употреблению ограниченного набора продуктов) может быть наследственным. Степень привередливости тоже может регулироваться генами. Ученые скрестили перепелов, отказавшихся есть определенный вид жуков. В результате молодые птенцы стали еще более настороженно относиться к питанию новым кормом.

Марплс считает, что диетический консерватизм может объяснить одну из самых интересных загадок эволюционного процесса: почему некоторые животные, насекомые и растения стараются привлечь внимание к своей ядовитости с помощью кричащей окраски. Ведь первая особь, окрашенная ярче других, должна не скрывать, а наоборот привлекать внимание хищника, а соответственно, не может выжить и продолжить род.

Радужный кузнечик

Разгадка кроется в том, что хищник сознательно может избегать ярко окрашенных растений и насекомых из-за того, что их внешний вид так не похож на других особей. А употреблять любой новый продукт достаточно рискованно.

Марплс и ее коллеги провели исследования и доказали, что пищевая неофобия может быть связана с апосематизмом (предостерегающей окраской). Ученые предлагали малиновкам корм из муки, окрашенной коричневым красителем (цвет присущ обычной пище птиц). Далее исследователи предложили малиновкам тот же корм, но выкрашенный в ярко-красный цвет. Сначала в кормушку положили только одну цветную выпечку и 19 коричневых. Только одна птица решилась попробовать необычный продукт.

Во время каждого следующего кормления количество красного корма увеличивали. Все больше и больше птиц пробовали новинку. В конце эксперимента в кормушке осталась только один кусочек корма коричневого цвета. Некоторые птицы все же отказывались есть красный форм. Дальнейшие исследования доказали, что такое поведение проявляется в отношении любых других цветовых комбинаций. Например, новой группе птиц изначально предложили красный корм, но добавили в кормушку одну коричневую гранулу.

Удивительно, но малиновки отказались от употребления корма «привычного» коричневого цвета. Это значит, что на пищевое поведение птиц отталкивающе повлиял не яркий красный оттенок, а отличающийся коричневый.

Если аналогичное правило работает и в дикой природе, то можно предположить, что истинная суть апосематизма не в том, чтобы отпугнуть потенциального врага яркой расцветкой, а в том, что некоторые особи, должны отличиться от других, чтобы не стать первой жертвой хищника.

Марплс также обнаружила, что хоть диетический консерватизм присущ всем видам животных, далеко не каждый детеныш привередничает и отказывается от новой пищи. В каждой исследованной популяции находилась хотя бы одна особь, готовая попробовать неизвестный корм. Таких потребителей назвали «авантюрными» для того, чтобы противопоставить их основной массе животных, склонных к консервативному рациону.

Английские ученые установили маркировку: «AC» — «авантюристы» и «DC» — «консервативщики». Большинство популяций животных включают примерно 75% особей «DC» и 25% особей «АС».

Сочетание таких разных пищевых стратегий позволяет подвидам выживать, но в то же время расширять свой рацион.

Пищевая избирательность и подражание взрослым

Многодетные родители также могут заметить, что один ребенок рос привередой, а второй — ел всё, что дают. Вполне вероятно, что такая разница в поведении запрограммирована на генетическом уровне.

Однозначные рекомендации давать еще рано, но однозначно не стоит силой заставлять ребенка есть ненавистные овощи. Эволюционный процесс невозможно остановить. А вот потерять доверие ребенка, вызвать настоящее отвращение к любой новой пище очень просто.

Исследования пищевого поведения проводятся относительно недавно. Поэтому большинство идей о неофобии не получили широкого распространения. Большинству родителей легче принять тот факт, что малыш просто вредничает и «играет на нервах» взрослых.

Большинство взрослых все равно продолжают искать разнообразные пути расширения рациона ребенка. Так как неофобия довольно распространена в дикой природе, было бы логично перенять опыт животного мира. Ведь далеко не все «консервативщики» употребляют один и тот же корм всю жизнь. В дикой природе существует реальный дефицит пищи, поэтому, без расширения рациона, выживание было бы невозможным.

Photo by kazuend

Зоологи считают, что молодые животные узнают о том, что именно можно съесть без вреда для жизни, путем наблюдения за взрослыми особями. Дети с раннего детства осознают, что живут в социальной группе, где родители обладают безусловным авторитетом. Ребенок тоже может внимательно следить за тем, что именно едят его родители, а затем начинает есть то же самое. Если вы едите сосиски и картошку фри, не стоит ждать, что ваши дети с энтузиазмом примутся за овощи.

В научной литературе действительно можно найти доказательства копирования пищевого поведения в дикой природе. Одно из исследований обезьян-ревунов, датированных 1984-м годом, показало, что даже очень голодный детеныш не будет начинать трапезу, пока не увидит на каком именно дереве питается его мать. В этом же исследовании указано, что взрослые обезьяны-ревуны стараются контролировать свое пищевое поведение, если знают, что за ними наблюдают малыши. Даже те особи, которые ранее пробовали новые продукты, никогда не делали этого в присутствии молодняка. Возможно животные осознают, что молодые особи склонны копировать поведение старших сородичей. Молодые ревуны отказывались от незнакомой пищи, пока взрослые не подтверждали ее полную безопасность.

Подобное копирование родительского пищевого поведения замечено и у шимпанзе. Исследователи обнаружили несколько сообщений биологов о том, как самки «ругали» детенышей, заинтересовавшихся ядовитыми листьями.

Photo by Audronė Locaitytė

И все-таки стиль пищевого поведения нельзя считать универсальным. Ученые, которые наблюдали за ​​обезьянами-капуцинами, узнали: некоторые молодые особи отказываются пробовать новые продукты яркого цвета. Даже если некоторые сверстники начинают есть ту же самую пищу, «консерватисты» не изменяют своим привычкам. Однако молодняк все-таки учитывает опыт родителей или взрослых сородичей в принятии решения о том, что можно есть, а что — нет.

Во время исследования, проведенного Линн Бёрч из Государственного университета Пенсильвании в 2005 году, было решено кормить обезьян-капуцинов манной кашей. Новый продукт окрашивали в яркий цвет и предлагали по порции взрослым и детенышам. Молодняк отказался есть яркую кашу, тогда как некоторые взрослые особи все-таки решились на дегустацию. Через несколько дней, когда положительный опыт старших обезьян стал очевидным, большинство детенышей начало есть новую пищу.

Многочисленные исследования пищевого поведения в животном мире позволили сформулировать простое, но действенное правило для родителей, пытающихся ввести новый продукт в рацион ребенка. Необходимо есть ту же самую пищу, которую планируется предлагать малышу. Самая большая ошибка современности связана с организацией отдельного рациона для ребенка.

Грудное вскармливание: первый шаг в приучении ребенка к новой пище

Давно доказано, что грудное молоко перенимает вкус и запах продуктов, съеденных женщиной. Дети начинают знакомиться со вкусом продуктов задолго до того, как научатся есть самостоятельно. Элизабет Кэшдан пыталась проанализировать влияние рациона кормящей матери на развитие пищевой избирательности у ребенка. Однако 20 лет назад проблемы пищевого поведения мало интересовали спонсоров, поэтому исследование не удалось завершить. У ученой сформировалось предположение, что дети из стран третьего мира реже привередничают, поскольку знают, что в любой момент пищи может не хватить.

Что касается развитых стран, то родители редко принимают пищу вместе с детьми. Плотный рабочий график, передача малыша в ясли приводит к тому, что ребенок с раннего возраста привыкает есть ограниченный набор продуктов.

Еще одна проблема: отказ женщин от кормления грудью. Дети, которые с младенчества питались искусственной смесью, просто не знают реального вкуса простейших продуктов.

Другая крайность: придерживаться строгой диеты для кормящих матерей. Если женщина каждый день употребляет одни и те же «безопасные» продукты, то ее малыш вряд ли положительно воспримет все разнообразие вкусов и ароматов взрослой пищи.

Кормление привередливого ребенка: советы экспертов

Могут ли родители что-то предпринять и заставить детей попробовать новые продукты? Ведь выходит, что малышам придется пойти против естественных инстинктов. Клэр Ллевелин из Университетского колледжа Лондона также изучала проблему и сформировала несколько полезных советов.

  • Во-первых, забудьте об использовании еды в качестве награды. Нельзя обещать ребенку его любимые конфеты за съедение порции брокколи. Такая сделка только усилит неприязнь. Ребенок будет уверен в том, что овощи действительно отвратительны, раз за их употребление дается награда. Обратная сторона медали: сладкие продукты станут для малыша более запретными и одновременно более желанными. Если ребенка уже приучили к системе наград, то стоит перейти на непищевые поощрения (например, наклейки) и постепенно прийти к словесным похвалам.
  • Во-вторых, нельзя забывать о собственном примере. Не стоит кормить ребенка отдельно от взрослых. Если малыш увидит, что его родные спокойно едят аналогичную пищу, то подсознательно поймет, что опасности нет. Не стоит сдаваться, если ребенок упрямо отказывается от новых блюд. Предлагайте один и тот же новый продукт при каждом удобном случае. Исследования показывают, что для привыкания ребенку требуется примерно 15 приемов пищи.

Также не стоит путать пищевую неофобию с привередливостью. Термин «неофобия» подразумевает реальный страх всего нового. По определению, любой продукт не может быть новым долгое время. Даже если ребенок будет просто наблюдать за тем, как родители едят незнакомую пищу, через некоторое время страх, как и нежелание есть, исчезнет.

А вот привередливый ребенок, который хочет привлечь внимание родителей, не станет есть «нелюбимые» продукты даже после того, как они утратят свою новизну. Можно провести эксперимент и поставить перед малышом тарелку с брюссельской капустой.

Ребенок с неофобией просто выбросит или вообще не обратит внимания на овощ. Маленький привереда начнет плакать, просить замену блюда.

Многочисленные исследования продолжаются, а значит, привередливость маленьких детей скоро будет объяснена с научной точки зрения. Люди, по сути, остаются всеядными млекопитающими. Как и детеныши других всеядных животных, человеческие малыши опасаются пробовать новые продукты. Дилемма всеядного защищает детей от случайного отравления. Преодолеть пищевую избирательность у ребенка вполне реально — главное запастись терпением. Также, как и животные в диком мире, дети постепенно расширяют рацион, наблюдая за родителями и копируя их пищевые привычки.

Если есть возможность, то лучше кормить грудью младенца хотя бы до шестимесячного возраста. Дети, выросшие на искусственных смесях, склонны чаще отказываться от новых продуктов.

В редких случаях проблема пищевой неофобии не исчезает с возрастом. Некоторые дети категорически отказываются от новых продуктов даже если чувствуют, что самоограничения не приносят пользы. В таких случаях необходимо обратиться за помощью к специалисту, ведь насильственное кормление только усугубит проблему.

Нужно помнить, что наши гены — это не наша судьба. Любые природные склонности можно развить или изменить.

НравитсяНе нравится

Обзор стратегий решения проблемы избирательности питания и отказа от пищи у людей с аутизмом

Проблемы с кормлением часто встречаются у типично развивающихся детей (2-35%) и еще чаще встречаются у детей с проблемами развития (33-80%; Babbitt, Hoch, & Coe, 1994; Burklow, Phelps, et al, 1998). . Проблемы с кормлением у людей с аутизмом — одна из самых серьезных проблем, с которыми сталкиваются клиницисты. Эти проблемы проявляются в нескольких формах, включая отказ от еды и крайнюю избирательность в пище.Конкретные проблемы могут включать неадекватное потребление пищи, недостаточный ассортимент потребляемых продуктов, отказ от еды и вызывающее поведение. Часто люди с этими проблемами страдают ими в течение многих лет, безуспешно лечились с помощью различных стратегий, и у них развились последствия для здоровья в результате долгой жизни и серьезности проблемы. Попытки вмешаться могут быть встречены эскалацией вызывающего поведения и участившимся отказом от еды. Документально подтвержденные последствия селективности питания при аутизме для здоровья включают рахит, дефицит витаминов, потерю костной массы и задержку роста (Williams, 2010).

Воздействие на лиц, осуществляющих уход, также значимо, и члены семьи часто испытывают чрезвычайно сильный стресс, связанный с едой и приемом пищи (Singer, Song, Hill, & Jaffe, 1990). Родители и другие лица, осуществляющие уход, часто чрезвычайно обеспокоены и могут искренне беспокоиться о влиянии на здоровье проблем с отказом от еды. Кроме того, они могут чувствовать себя побежденными из-за многих лет безуспешных попыток решить эту проблему. Тревога родителей также могла привести к некоторым моделям взаимодействия во время еды, которые также являются частью нынешней проблемы.Например, родители могут часто убирать предмет, от которого отказываются, непреднамеренно показывая ребенку, что отказ приведет к удалению еды. Кроме того, они могут уговаривать, умолять или иным образом поощрять человека, уделяя чрезмерное внимание отказу от еды. Во многих случаях, просто чтобы заставить своего ребенка что-нибудь съесть, родители предоставляют доступ к предпочтительным продуктам, если попытки заставить их ребенка есть нежелательную пищу терпят неудачу. Многие исследователи подтвердили, что бегство и внимание — две наиболее распространенные родительские реакции, которые могут поддерживать такое поведение (Piazza et al., 2003; Borrero et al., 2010; Кейси и др., 2009). Поэтому обучение лиц, осуществляющих уход, является важным аспектом лечения, поскольку протоколы являются специализированными и должны применяться последовательно. Более того, вмешательство может первоначально усилить проблемное поведение, увеличивая беспокойство опекунов.

Клиницисты, столкнувшиеся с этими проблемами, должны обладать впечатляющим набором навыков, чтобы успешно лечить проблемы с кормлением. Специалисты, не имеющие специальной подготовки, могут не обладать набором навыков для удовлетворения этих потребностей, в зависимости от характера проблемы.Крайне важно, чтобы врачи оценивали свою способность эффективно вмешиваться и получали необходимый опыт, когда поведение превышает их уровень навыков.

Кроме того, эти проблемы часто многогранны и могут потребовать опыта врачей, логопедов и языковых патологов, а также поведенческих аналитиков. Часто проблемы с кормлением взаимодействуют с медицинскими проблемами, в первую очередь с проблемами рефлюкса и моторики (обзор этиологии проблем с кормлением см. В Williams et al., 2010).Возникающие в результате стойкие проблемы могут потребовать как медицинского, так и поведенческого вмешательства, и лечение следует разрабатывать в сочетании с одновременным медицинским обследованием и / или планом лечения.

В этой статье мы кратко рассмотрим некоторые специализированные стратегии, которые, как было показано, улучшают кормление. Эти стратегии являются аналитическими по поведению и, как было эмпирически показано, уменьшают количество отказов, увеличивают принятие и расширяют разнообразие потребляемых продуктов.

Сводка эффективных вмешательств

Одна из гипотез поведенческого аналитического вмешательства при отказе от еды состоит в том, что побег часто является поддерживающим фактором.Детей, которые протестуют и отказываются от еды, часто забирают еду (и, таким образом, исчезает ожидание еды). Наиболее часто используемым клиническим вмешательством является положительное подкрепление и предотвращение исчезновения (например, Ahearn, Kerwin, et al., 1996; Piazza, Patel, et al, 2003). Позитивное подкрепление обычно включает доступ к предпочтительным стимулам для желаемого приема пищи, в то время как случай «побег-угасание» (EE) включает в себя запрет на побег или избегание.

Процедуры EE принимают различные формы.Часто используемой процедурой является «невынимание ложки» (Hoch et al., 1994), при которой ложка остается во рту человека до тех пор, пока укус не будет съеден. Другими словами, человек не может избежать предъявления укуса. Иногда в этой процедуре также используется физический контроль, чтобы облегчить потребление. При таком подходе распространены поведенческие эскалации, особенно при первом внедрении. Этот опыт может быть как беспорядочным, так и стрессовым для лиц, осуществляющих уход, побуждая некоторых предполагать, что это может быть осуществимо не для всех условий или с неопытными / неподготовленными лицами, осуществляющими уход.

Альтернативы ЭЭ были разработаны для решения проблемы эскалации поведения. Процедуры дифференциального подкрепления альтернативного поведения (DRA) обеспечивают подкрепление для принятия пищи или глотания укусов. Процедуры без условного подкрепления (NCR) обеспечивают постоянный доступ к предпочтительным стимулам. Эти процедуры работают лучше всего, если можно легко идентифицировать наиболее предпочтительные предметы и если человека можно лишить этих предметов до начала занятий. DRA и NCR часто используются в сочетании с EE, помогая смягчить характерные поведенческие эскалации (см. Piazza et al., 2003 и Reed et al., 2004).

Некоторые врачи изменили предшествующие условия (вместо того, чтобы сосредоточиться на последствиях). Например, есть некоторые свидетельства того, что одновременное представление предпочтительных и менее предпочтительных продуктов питания может эффективно увеличить диапазон принимаемых продуктов (например, Ahearn, 2003; Buckley & Newchok, 2005). Иногда соотношение / концентрации нежелательных пищевых продуктов можно систематически изменять, чтобы постепенно формировать толерантность к нежелательным пищевым продуктам. Наконец, поведение с высокой вероятностью иногда используется для создания импульса к поведению и увеличения числа случаев поведения с низкой вероятностью.Например, ребенок может принять несколько презентаций пустой ложки, а затем принять пищу, представленную ложкой (например, Kerwin et al., 1995).

Клиническое применение для увеличения вкусовых ощущений

Уильямс недавно предложил использовать протокол тарелки A / тарелки B, в котором крошечные кусочки 2 или 3 новых или нежелательных продуктов содержатся на тарелке A, а тарелка B содержит 2 или 3 предпочтительных продукта. Ребенок должен съесть небольшой кусок из тарелки A, чтобы получить продукт (или напиток) из тарелки B.

В недавнем расширении работы Уильямса, проведенной врачами в Мелмарке, утвержденной частной школе и учреждении-интернате для детей с отклонениями в развитии, процедура пластины A / пластины B была использована с двумя людьми с диагнозом аутизм, оба с длительным анамнезом. отказа от еды. Один участник ранее лечился в стационарной клинике кормления и до лечения получал большую часть своих ежедневных калорий из гастрономической трубки, поскольку он постоянно потреблял только 3-5 продуктов.Второй участник также имел в анамнезе строгую пищевую селективность, в результате которой был поставлен диагноз «неспособность к развитию», и имел риск нуждаться в гастрономической трубке. У обоих участников была история вмешательства, включая спасение от вымирания. Для этих участников была выбрана процедура «Пластина A / пластина B», поскольку предполагалось, что ее проще для персонала реализовать с высокой степенью процедурной целостности и менее жесткой в ​​качестве вмешательства для детей, которых лечили, поскольку она не препятствовала исчезновению.Процедура для планшета A / планшета B сравнивалась с условием, состоящим из планшета A / планшета B с добавлением сеансов вкусового воздействия в альтернативном дизайне лечения, чтобы определить, повысит ли воздействие вкусовое воздействие эффективность вмешательства на планшете A / планшете B. .

Хотя один участник продемонстрировал некоторый прогресс в обоих состояниях, вмешательство на планшете A / планшете B не дало клинически значимых результатов ни для одного из участников, независимо от добавления сеансов воздействия на вкус, вероятно, из-за низкой частоты сеансов вкусовых ощущений.После того, как к вмешательству было добавлено предотвращение исчезновения в виде невынимания ложки, потребление укусов увеличилось для обоих участников. Вмешательство было настолько успешным для одного студента, что в настоящее время он ест порциями для взрослых, содержащими не менее 30 продуктов, и, вероятно, в ближайшем будущем сможет отказаться от гастрономической трубки. Это было значительным повторением, потому что оно расширило исследование пластины A / пластины B на не говорящих участников с диагнозом аутизм в частной школе / жилом доме.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, когда необходимо избежать исчезновения.

Сводка

Проблемы с кормлением относятся к числу наиболее устойчивых к вмешательству, но их могут успешно лечить высококвалифицированные врачи. Важное значение имеет опыт в вопросах кормления / селективности корма, особенно при более сложных и давних трудностях. Все лечение должно координироваться с членами семьи и опекунами в разных условиях, чтобы гарантировать, что эффекты лечения будут обобщенными и сохранятся.Есть несколько методов поведенческой аналитики, которые, как было продемонстрировано, успешно решают эти проблемы. Успешные вмешательства включают в себя использование побега от вымирания, использование подкрепления для правильного питания, использование процедур угасания стимула для постепенного увеличения соотношения нежелательных продуктов, представленных в сочетании с предпочтительными продуктами, и использование поведенческого импульса для формирования толерантности к нежелательной еде. Предметы. Было также показано, что процедуры, увеличивающие количество вкусовых ощущений, увеличивают ассортимент потребляемых продуктов.Проблемы с питанием являются одними из наиболее важных целевых форм поведения, которые необходимо решить, поскольку изменения качества жизни могут быть драматичными как для человека, так и для его семьи. Кроме того, улучшенное кормление, более разнообразное питание и улучшенное питание имеют значительные последствия для здоровья.

Кристофер Перрин, доктор философии, BCBA-D, старший врач Программы поведенческого здоровья детей, Аманда Гулд, доктор философии, BCBA-D, директор по профессиональному развитию и обучению, и Мэри Джейн Вайс, доктор философии, BCBA-D, Исполнительный директор по исследованиям Melmark.Для получения дополнительной информации посетите www.melmark.org.

Список литературы

Ahearn, W.H. (2003). Использование одновременного предъявления для увеличения потребления овощей у умеренно избирательного ребенка с аутизмом. Журнал прикладного анализа поведения, 36 , 361 — 365.

Ахерн, В. Х., Кервин, М. Э., Эйхер, П. С., Шанц, Дж., И Свирингин, В. (1996). Сравнение альтернативных методов лечения двух интенсивных вмешательств при отказе от еды. Журнал прикладного анализа поведения, 29, 321-332.

Бэббит, Р.Л., Хох, Т.А., и Коу, Д.А. (1994). Расстройства поведенческого питания. В D.N. Tuchman & R. Walter (Eds.), Детские расстройства кормления и глотания: патофизиология, диагностика и лечение (стр. 77-95). Сан-Диего, Калифорния: Singular Publishers.

Бакли, С.Д., & Ньючок, Д.К. (2005). Оценка одновременного представления и дифференциального усиления со стоимостью отклика для уменьшения упаковки. Журнал прикладного анализа поведения, 38 , 405-409.

Бурклоу, К.А., Фелпс, А.Н., Шульц, Дж. Р., МакКоннелл, К., и Рудольф, К. (1998). Классификация сложных педиатрических нарушений питания. Журнал детской гастроэнтерологии , 27 , 143-147.

Кэрри С. В. Борреро, Джулия Н. Вудс, Джон К. Борреро, Элизабет А. Маслер и Аарон Д. Лессер (2010). Описательный анализ отказа и принятия пищи у детей. Журнал прикладного анализа поведения, 43, 71-88.

Casey, S.C., Перрин, К.Дж., Лессер, А.Д., Перрин, С.Х., Кейси, К.Л., и Рид, Г.К. (2009). Использование описательного анализа в лечении принятия поклевок и отказа от еды. Behavior Modification, 33, 537-558.

Кейси, С.С., Перрин, К.Дж., Мерикал, К.Л., ЛеКонт, Дж. М., Миллиган, Дж., И Уолш-Чекальски, М. (2008). Повышение готовности к укусу и уменьшение отказов от еды у ребенка с аутизмом, выходящего за рамки клиники . Журнал анализа поведения в здравоохранении, спорте, фитнесе и медицине, 1, 34-44 .

Kerwin, M.E., Ahearn, W.H., Eicher, P.S., & Burd, D.M. (1995). Стоимость еды: поведенческий экономический анализ отказа от еды. Журнал прикладного анализа поведения, 28 , 245 — 260.

Пол К., Уильямс К.Е., Ригель К., Гиббонс Б. (2007). Сочетание многократного воздействия вкуса и предотвращения побега: вмешательство для лечения избирательности пищевых продуктов. Appetite, 49, 708-711.

Piazza, C., Patel, M., Gulotta, C., Sevin, B., & Layer, S. (2003). Об относительном вкладе положительного подкрепления и возможности избежать исчезновения в лечении отказа от пищи. Журнал прикладного анализа поведения, 36, 309–324.

Пьяцца, К. С., Фишер, В. В., Браун, К. А., Шор, Б. А., Патель, М. Р., Кац, Р. М., Севин, Б. М., Гулотта, К. С., и Блейкли-Смит, А. (2003). Функциональный анализ неправильного поведения во время еды. Журнал прикладного анализа поведения, 36, 187-204.

Рид, Г., Пьяцца, К., Patel, M., Layer, S., Bachmeyer, M., Bethke, S., et al. (2004). Об относительном вкладе неконтролируемого подкрепления и возможности избежать исчезновения в лечении отказа от пищи. Журнал прикладного анализа поведения, 37, 27–42.

Сингер Л.Т., Сонг Л., Хилл Б.П. и Джаффе А.С. (1990). Стресс и депрессия у матерей неблагополучных детей. Journal of Pediatric Psychology, 15, 711–720.

Уильямс, К.Е., Филд, Д.Г., Сейверлинг, Л. (2010). Отказ от еды у детей: обзор литературы. Исследования нарушений развития, 31 , 625-633.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Дети с аутизмом часто имеют различные сенсорные проблемы. Иногда они очень чувствительны к определенным ощущениям или, наоборот, очень нечувствительны к определенным ощущениям. Понимание сенсорных потребностей вашего ребенка может быть важным компонентом лечения.

Кажется, одна из самых распространенных сенсорных проблем связана с едой и приемом пищи.В частности, у многих детей с аутизмом есть особый вкус, который значительно ограничивает то, что они будут есть. Это известно как избирательность питания.

Избирательность пищевых продуктов против привередливого питания

Селективность в еде — это НЕ просто разборчивость в еде. Многие люди разборчивы в еде. Однако, когда дело доходит до дела (или когда они достаточно голодны), они будут есть любую доступную еду. Когда ребенок ест избирательно, он или она будет есть только определенные продукты или строго избегать продуктов и не будет изменять свой рацион без чрезвычайного вмешательства.Может доходить до того, что ребенок заболевает. Ребенок не может есть, если ему не доступны любимые продукты. Для родителей, которые едят избирательно, это может сделать прием пищи напряженным и трудным.

Примеры

За 15 с лишним лет работы и жизни с детьми с аутизмом я несколько раз видел в действии избирательность питания. Однажды меня посоветовали о молодой девушке, чья диета полностью состояла из куриных наггетсов и картофеля фри. Это было все, что она хотела съесть.Чтобы накормить ребенка, ее мать покупала по четыре порции каждой из них в «Макдональдс» во время обеда. Она разогревала одну порцию за ужином и собирала одну в школу утром. Она делала это семь дней в неделю. Любая попытка заставить ее ребенка есть что-нибудь еще приводила к тяжелым истерикам и агрессии. Чтобы положить ей в рот еду, отличную от куриных наггетсов или картофеля фри, практически потребовалось прижать ребенка к груди и принудительно кормить ее. Команда, в которой я работал, помогла разработать план поддержки поведения, направленный на уменьшение приступов истерики во время приема пищи и повышение принятия новых продуктов.Потребовалось несколько лет и много тяжелой работы, чтобы изменить ее вкус и заставить ее придерживаться более сбалансированной диеты.

Еще один ребенок, с которым я работала, был моим приемным ребенком. Он пришел к нам в 6 лет. Нам сказали, что его диета состоит из следующих блюд: круглые хлопья, куриные наггетсы, картофель фри и жареные бутерброды с сыром (мы быстро узнали, что он не любит жареный сыр). Я помню, как положил ему на тарелку кусочек сахарного горошка с курицей; он начал кричать и швырнул тарелку с едой через всю комнату.По сути, если мы пытались накормить его чем-нибудь выращенным из земли, но не обжаренным, он отказывался от этого. Его диета была с высоким содержанием жиров и крахмала — то, что я с любовью называю диетой для аутизма. Мало того, что его диета была ограничена, у него были серьезные проблемы с желудочно-кишечным трактом из-за высокого уровня свинца в крови (что может привести к запору) в сочетании с семейным анамнезом запоров. Для него сбалансированная диета, богатая овощами с высоким содержанием клетчатки, была не просто хорошей идеей, а необходимостью. Я разработал протокол формирования поведения, направленный на то, чтобы заставить его принимать новую пищу, и мы работали над ним в течение многих лет.Это было медленно и разочаровывающе, но мы добились прогресса. Он до сих пор с нами и теперь придерживается довольно сбалансированной диеты. Он даже научился наслаждаться свежими фруктами, такими как яблоки и апельсины.

Это не результат ленивого воспитания детей

Некоторым читателям может быть интересно, не являются ли эти проблемы результатом ленивого воспитания. Ответ — решительное нет. Подумайте о вышеупомянутых примерах и представьте, что каждый прием пищи представляет собой буквальную физическую борьбу за то, чтобы пища попала в вашего ребенка. Представьте, что вам нужно часами уговаривать ребенка поесть, пока он кричит, кричит, бьет и кусает вас.Представьте, что вы делаете это каждый день по несколько раз в день. Возможно, вам будет легче найти пару продуктов, которые будет есть ваш ребенок. Тихая еда может стать невероятным подарком.

Я знаю много родителей детей с особыми потребностями, и очень немногие из них ленивы. Они просто имеют дело с проблемами, которые выходят далеко за рамки того, с чем многим родителям приходится сталкиваться с нейротипичными детьми.

Лечение проблем с питанием — это лечение аутизма

После того, как мы с сыном добились успеха в том, чтобы заставить его лучше питаться, я посетил конференцию, посвященную проблемам питания при аутизме.Ведущий был национальным экспертом, практика которого вращалась вокруг этого вопроса. Я был приятно удивлен, обнаружив, что методы, которые я использовал с моим сыном, точно отражали то, что он делал. Одна вещь, которую он сказал, резонировала со мной, — это то, что лечение проблем с питанием — это лечение аутизма. Акт расширения вкуса вашего ребенка решает многие основные проблемы аутизма, такие как ригидность, терпимость к изменениям, сенсорные потребности, а также улучшение здоровья и благополучия.

Почему они просто не едят, когда достаточно проголодались

Я не могу точно сказать, почему дети с аутизмом и избирательным питанием просто не едят непривычные продукты из-за голода.Из того, что я лечил своего сына и работая со многими другими детьми, я знаю, что эти дети скорее сделают себя больными, чем будут охотно есть непривлекательную пищу. Один ребенок несколько дней отказывался от еды только потому, что в кафетерии сменили марки масла, и ему не понравился новый намаз. Поскольку в основном он ел половину буханки хлеба с маслом в качестве основной части своей еды, нам приходилось удерживать излишки пакетов со старой пастой и постепенно заставлять его медленно приспосабливаться к новой пасте, просто чтобы заставить его поесть.

Мой сын, несмотря на болезненные проблемы с желудочно-кишечным трактом, не отказывался от продуктов, от которых ему становилось хуже. Ему так и не удалось связать боли в животе с диетой. Потребовались экстраординарные меры (и много времени), чтобы изменить ситуацию к лучшему. Суть в том, что в то время как нейротипичный ребенок, вероятно, будет есть по-другому, когда нет другого выбора, дети с аутизмом обычно не будут. Это ставит их родителей в затруднительное положение: голодают ли они и причиняют вред своему ребенку, чтобы заставить соблюдать здоровую диету, или они просто уступают давлению аутизма и уступают желаниям своего ребенка накормить его или ее? К счастью, есть возможное решение.

Расширение вкуса учит гибкости и терпимости

Одна из отличительных черт аутизма — потребность в структуре и сходстве. Дети с аутизмом просто плохо переносят перемены. Рассматривая пищевую селективность и обучая ребенка принимать новые продукты, мы боремся с этой потребностью в единообразии и вводим толерантность. Если научиться любить новую пищу, сенсорный мир ребенка расширяется в положительном направлении.

Улучшение здоровья и благополучия снижает трудное поведение

Селективность питания часто приводит к плохому питанию.Плохое питание влияет на общее состояние здоровья и самочувствие. Когда у человека плохое здоровье и самочувствие, это приводит к плохому самочувствию. Когда ребенок с аутизмом чувствует себя плохо, он или она склонны действовать. Улучшая питание ребенка, вы улучшаете его или ее здоровье, что приводит к улучшению самочувствия и сокращению проблемного поведения.

Базовая система за пять шагов

Вот система, которую я разработал для лечения проблемы селективности питания моего сына. В течение примерно полутора лет мне удалось вывести его из употребления четырех продуктов (круглые хлопья, красный сок, куриные наггетсы и сырные бутерброды на гриле) к разнообразным фруктам и овощам и по крайней мере попробуйте кусочки новой еды.Эта система основана на здравых принципах формирования поведения.

  • Добавляйте по одной еде за раз: Не стоит сразу перегружать ребенка слишком большим количеством изменений. Выберите новую еду и работайте с ней, пока ваш ребенок не примет ее. Затем введите следующую еду. Обычно после успешного введения трех новых продуктов все быстро ускоряется. В случае с моим сыном он внезапно начал есть яблоки (еда, которую мы не вводили), и это стало его новой любимой закуской.
  • Маленькие укусы / чередование с любимой едой: Когда вы проводите сеансы кормления с вашим ребенком, вводите еду небольшими кусочками (микробы… размером не больше горошины).Чередуйте новую пищу с любимыми продуктами. Я считаю, что полезно класть продукты на отдельные тарелки, чтобы их было легче менять.
  • Легкость в еде: Не заставляйте ребенка сначала есть новую пищу. Начните с того, что ребенок просто захочет взять еду (позвольте ему или ей посмотреть на нее, понюхать, привыкнуть), прежде чем вознаградить его или ее кусочком любимой еды. Как только это будет выполнено, наградите ребенка за то, что он поднес еду к его или ее губам, затем за то, что он положил ее на свой язык, затем за то, что положил ее в рот (но не проглотил), затем за то, что он откусил крошечный кусочек, и так далее, пока ребенок не сможет съесть небольшую порцию новой пищи.Всегда чередуйте новую и любимую пищу. Если у ребенка начинается истерика, используйте свое суждение; если истерика незначительная, переждите. Если истерика серьезная, прекратите прием пищи. Повторите попытку позже, когда ваш ребенок успокоится.
  • Частые занятия в течение дня, а не только во время еды: Не выполняйте это только во время еды. Добавьте частые практические занятия с небольшими перекусами в течение дня, на которых вы делаете большую часть своей работы. На самом деле, может быть полезно выполнять большую часть своей работы во время этих практических занятий и предлагать новую пищу только во время еды с немного меньшим давлением, чтобы ее съесть (чтобы убедиться, что ваш ребенок сначала получает некоторое питание).Просто помните, что чем больше ваш ребенок знакомится с новой едой, тем раньше он научится ее принимать. Также обратите внимание на продукты, которые ваш ребенок просто не принимает. Если через неделю или две у вашего ребенка не наступит улучшение, перейдите на другую пищу. В случае с моим сыном он просто не любил кукурузу. Как бы часто мы ни пытались это ввести, он этого не принимал. В конце концов мы поняли, что ему не понравится кукуруза, и сосредоточились на других продуктах.
  • Соберите данные о прогрессе: Отметьте, какие продукты вводятся и когда.Составьте диаграмму, сколько и каких типов подсказок необходимо для каждого испытания. Собрав эти данные, вам будет легче отслеживать небольшой прогресс. Вы также можете быстрее уловить такие вещи, как плато и развороты, и внести важные коррективы.

Последние мысли

Подумайте, как часто мы едим. Если каждый прием пищи — это борьба, представьте, насколько это истощает и деморализует родителей. Используя эту систему, время приема пищи может стать менее стрессовым и более приятным. Акт лечения селективности питания — важная часть лечения аутизма.Для этого не требуется никакой изысканной терапии (хотя работа с опытным поведенческим терапевтом может сделать процесс более быстрым и плавным), и он вполне возможен для самых преданных родителей. Я приветствую ваши мысли и опыт в отношении селективности питания и ее лечения.

Помните, родители: у вас есть это!

© Copyright 2013 GoodTherapy.org. Все права защищены.

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.орг. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

границ | Сенсорное время перекуса: школьное мероприятие, направленное на решение проблемы пищевой селективности у аутичных детей

Введение

Проблемы с кормлением в детстве относительно распространены, при этом трудности с кормлением или приемом пищи выявляются по крайней мере у 25% нейротипически развивающихся детей (Lindberg et al., 1991; Маникам, 2000; Silverman et al., 2009), однако эти проблемы как минимум в два раза чаще встречаются у детей с аутизмом. Проблемы с кормлением или приемом пищи широко признаны как проблема для детей с аутизмом (Schreck et al., 2004; Schreck and Williams, 2006; Provost et al., 2010; Nadon et al., 2011a, b; Kral et al., 2013; Sharp et al., 2013; Hubbard et al., 2014; Marí-Bauset et al., 2014; Suarez et al. al., 2014b) и часто усугубляются сопутствующими трудностями, такими как весьма идиосинкразические пищевые предпочтения, потребность в еде, которая должна быть представлена ​​определенным образом, узкая диета, отвращение к ряду текстур и пика (Kerwin et al., 2005; Шрек и Уильямс, 2006; Мартинс и др., 2008; Cermak et al., 2010; Seiverling et al., 2010; Hendy et al., 2013).

Обычно выявленные проблемы с едой и кормлением в раннем детстве (например, придирчивое питание) в нейротипичной популяции часто рассматриваются как легкие или временные (Bernard-Bonnin, 2006; Mascola et al., 2010), тогда как для детей-аутистов эти трудности оказываются более выраженными. сохраняются в детстве, оставаясь значительным препятствием в подростковом и взрослом возрасте (Cornish, 2002; Suarez et al., 2014b; Kuschner et al., 2015) и может привести к неадекватному питанию и ряду негативных последствий, включая потерю веса, нарушение когнитивного развития, недоедание и плохое общее состояние здоровья, а также рост (Keen, 2008; Schmitt et al., 2008; Herndon et al. ., 2009; Бандини и др., 2010). Как утверждает Джонсон и др. (2014) отметили, что в существующей литературе выделяются три категории трудностей с кормлением у аутичных детей: избирательность питания, отказ от еды и деструктивное поведение во время приема пищи (см. Johnson et al., 2014). Из них селективность питания (которая может проявляться в предпочтении или избегании пищи на основе запаха, текстуры или цвета) определяется как наиболее распространенная трудность (Fodstad and Matson, 2008; Twachtman-Reilly et al. , 2008; Laud et al., 2009; Matson, Fodstad, 2009; Bandini et al., 2010; Cermak et al., 2010; Sharp et al., 2013; Marí-Bauset et al., 2014; Rastam and Wentz, 2014) и имеет значительную связь с деструктивным поведением во время приема пищи (Curtin et al., 2015).

Распространенность избирательного питания у детей с аутизмом сильно различается, Postorino et al.(2015) сообщают, что различные определения избирательности пищевых продуктов, наряду с отсутствием последовательной методологии, могут объяснить диапазон распространенности от 13 до 87% в существующей литературе (Postorino et al., 2015). Bandini et al. (2010) стремились ввести в действие термин «селективность питания», предполагая, что он состоит из трех областей: отказ от еды, ограниченный набор продуктов и однократный прием пищи с высокой частотой (HFSFI). Хотя область HFSFI не была обнаружена как серьезная проблема для аутичных людей, их исследование подтвердило предыдущие выводы относительно негативного влияния ограниченного набора продуктов на потребление питательных веществ (Herndon et al., 2009; Бандини и др., 2010; Bicer and Alsaffar, 2013). В результате потенциального воздействия на здоровье ограниченного набора продуктов питания это часто является основным направлением изучения избирательности питания у детей с аутизмом (Cermak et al., 2010; Rastam and Wentz, 2014). Поэтому исследования были направлены на изучение того, почему у аутистов такой высокий уровень избирательности питания по сравнению как с нейротипичными детьми, так и с детьми с другими отклонениями в развитии (Field et al., 2003; Schreck et al., 2004; Twachtman-Reilly et al., 2008; Sharp et al., 2010), особенно потому, что отчеты родителей предполагают, что это не результат отсутствия аппетита (Williams et al., 2000). Основная диагностическая особенность ограниченных интересов и повторяющегося поведения была предложена в качестве основной причины некоторых форм поведения, связанных с селективностью питания, таких как жесткость способа подачи пищи и жесткие правила приема пищи (Twachtman-Reilly et al., 2008 г.). Однако появляется все больше данных в поддержку причинно-следственной связи между сенсорными различиями (такими как гипо- или гиперреактивность к сенсорному входу) и избирательностью питания у детей в спектре аутизма (Cermak et al., 2010). Акцент на поведении во время еды или сенсорных различиях послужил основой для нынешних кормлений детей с аутизмом.

Поведенческие вмешательства

Эффективность поведенческих вмешательств получила эмпирическую поддержку при лечении проблем с питанием у детей (Ahearn, 2002; Ledford, Gast, 2006; Greer et al., 2008; Bachmeyer, 2009; Sharp et al., 2010; Gale et al. , 2011; Silbaugh et al., 2016). Большинство существующих поведенческих исследований, отражающих эффективные протоколы лечения при кормлении, состоят из отдельных тематических исследований или небольших выборок (Najdowski et al., 2003; Tarbox et al., 2010; Peterson et al., 2016). В них описываются различные подходы, которые оказались эффективными в этих случаях (недавний обзор см. В Silbaugh et al., 2016). Однако высокое соотношение специалистов и детей этих вмешательств может ограничить их эффективность в школьных условиях. Действительно, мы не смогли найти никаких исследований, в которых изучали бы подход, проводимый целым классом в школьной обстановке, и существует потребность в исследованиях, которые учитывали бы экологию школьной среды (Ledford et al., 2018). Существуют также более широкие опасения относительно воспроизводимости положительных эффектов некоторых конкретных поведенческих вмешательств (Silbaugh and Swinnea, 2018) и обобщения поведенческих методов лечения на продукты, которые не были специально нацелены на вмешательство (Peterson et al., 2016), подчеркивая необходимость дополнительных исследований в этой области. В то время как поведенческие вмешательства для селективности пищевых продуктов оказались многообещающими, а рост доказательств, полученных на основе индивидуальных исследований, является многообещающим, поведенческие вмешательства не соответствуют критериям Совета по делам исключительных детей для практики, основанной на фактах (Silbaugh et al., 2016). Кроме того, вмешательства, основанные на поведении, часто могут не учитывать сенсорные проблемы, с которыми дети сталкиваются при кормлении, и степень их влияния на избирательность питания (Overland, 2011). Сосредоточив внимание именно на поведении, вмешательство может не учитывать того факта, что сенсорное восприятие определенных продуктов питания может быть негативным для аутичных детей. Таким образом, пищевую избирательность, увековеченную отказом от новой пищи и потенциально негативным поведением, связанным с принятием новой пищи, следует рассматривать как адаптивную и коммуникативную реакцию на физиологически мотивированную проблему.Настоящее исследование направлено на удовлетворение потребности в дальнейших исследованиях, посвященных изучению вмешательств, направленных на устранение избирательности питания и сенсорных различий с более крупными выборками детей в естественных условиях (Ledford et al., 2018).

Сенсорный подход

Сенсорные различия при аутизме все чаще признаются в результате свидетельств из первых рук (Grandin, 1992, 2000; Williams, 1994; Jones et al., 2003), а также более широких исследований, подчеркивающих преобладание гипер- или гипореактивности по отношению к сенсорному восприятию. данные для аутичных людей (Leekam et al., 2007; Томчек и Данн, 2007; Бен-Сассон и др., 2009; Баум и др., 2015). Клиническое признание этих различий пришло с пересмотренными диагностическими критериями аутизма, которые впервые включали различия в сенсорной обработке (DSM 5; Американская психиатрическая ассоциация, 2013). В частности, сенсорные различия в обработке информации в проксимальных областях осязания и обоняния / вкуса, как было показано, различают группы аутистов и не аутистов (Schreck et al., 2004; Schreck and Williams, 2006; Leekam et al., 2007; Tomchek and Dunn, 2007), тем самым потенциально подразумевая сенсорные различия как причину селективности питания (Williams et al., 2000; Rastam, 2008; Twachtman-Reilly et al., 2008; Cermak et al., 2010). Действительно, сообщалось, что конкретные контекстные факторы, такие как текстура, вкус, температура, запах и консистенция пищевых продуктов, связаны с селективностью питания (Whiteley et al., 2000; Williams et al., 2000; Schreck et al., 2004 ; Seiverling et al., 2010, 2011; Kuschner et al., 2015; Luisier et al., 2015; Посторино и др., 2015). Растущее количество доказательств, подтверждающих значительную взаимосвязь между сенсорными различиями и большей избирательностью питания не только у аутичных людей (Matson and Fodstad, 2009; Cermak et al., 2010; Nadon et al., 2011b; Suarez et al., 2012, 2014b) ; Beighley et al., 2013; Mazurek et al., 2013; Johnson et al., 2014; Zobel-Lachiusa et al., 2015; Chistol et al., 2018), но также и у типично развивающихся детей (Farrow and Coulthard, 2012 ; Johnson et al., 2015; Coulthard et al., 2016) и лиц с умственной отсталостью (Engel-Yeger et al., 2016) не должны вызывать удивления. Таким образом, эти результаты подчеркивают необходимость вмешательств по селективности питания, чтобы сосредоточить внимание на сенсорных компонентах приема пищи (Nadon et al., 2011b; Chistol et al., 2018; Nederkoorn et al., 2018). Понимание потенциальной сенсорной основы избирательности пищевых продуктов послужило основой для подхода, разработанного для настоящего исследования.

Сенсорный подход часто фокусируется на поощрении тактильного и орального исследования, стремясь нормализовать ощущения в качестве первых шагов к решению проблемы избирательности питания (Twachtman-Reilly et al., 2008), а не обращать внимание на поведение, которое отображается как основная проблема. Действительно, сенсорная деятельность, как было показано, способствует формированию поведенческой готовности, необходимой для улучшения выполнения функциональных навыков, необходимых для приема пищи (Field et al., 1997; Fertel-Daly et al., 2001; Smith et al., 2005). ; Schaaf and Nightlinger, 2007). Один из сенсорных подходов, который набирает популярность, особенно в клинических условиях в США, — это последовательный оральный сенсорный подход (SOS) (Toomey and Ross, 2011; Benson et al., 2013; Peterson et al., 2016). Подход SOS обычно представляет собой 12-недельную программу, которую проводит терапевт, которая основана на типичных этапах развития, связанных с кормлением (Benson et al., 2013). Игра также занимает центральное место в подходе, который направлен на «увеличение ассортимента и количества продуктов, которые ребенок будет есть с помощью игрового вмешательства» (Toomey and Ross, 2011, стр. 86). Подход разработал шестиэтапную иерархию питания (зрительная толерантность, взаимодействие, запах, прикосновение, вкус и еда) в качестве протокола для продвижения ребенка вперед с воздействием и переживанием различных продуктов и текстур, основанных на реакции ребенка на каждую из них. шаг (Туми и Росс, 2011).Обоснование вмешательства заключается в том, что в рамках процесса систематической десенсибилизации в контексте шестиступенчатой ​​иерархии дети начинают взаимодействовать с более разнообразными продуктами и есть их (Mattingly et al., 2015). Хотя изначально он не был разработан специально для аутичных людей, он все чаще используется для решения проблем с кормлением, таких как ограниченная диета, с которой сталкиваются дети с аутичным спектром (Benson et al., 2013; Peterson et al., 2016). Как и в случае с поведенческими вмешательствами, рассмотренными Silbaugh et al.(2016), сенсорные подходы пока не соответствуют критериям доказательной практики. Хотя существует некоторая эмпирическая поддержка сенсорных подходов (Benson et al., 2013; Aswathy et al., 2016; Reinoso et al., 2018), рандомизированное контрольное исследование модифицированного подхода SOS (M-SOS) не проводилось. было признано эффективным в решении проблемы избирательности питания у четырех из шести детей, принявших участие в исследовании (Peterson et al., 2016). Одна из возможных причин этого могла заключаться в том, что «игровой» элемент мог быть не таким детским, как первоначально предлагалось в подходе SOS, а M-SOS «не являлся истинным и всеобъемлющим методом SOS» (Peterson et al. ., 2016, стр.3). Несмотря на это ограничение и исследовательскую литературу, подчеркивающую взаимосвязь между сенсорными различиями и избирательностью питания при аутизме (Zobel-Lachiusa et al., 2015), все еще необходимы дальнейшие исследования для изучения сенсорных подходов к решению проблемы избирательности питания у аутичных детей. Мы не нашли исследований, посвященных этому типу подхода в школьной среде Великобритании. Как и в случае с поведенческими вмешательствами, одним из потенциальных препятствий для внедрения сенсорных вмешательств являются ресурсы, необходимые для их реализации.Например, программа SOS, которую рекомендуется проводить в групповой обстановке, часто проводится многопрофильной командой, которая может состоять из логопеда и лингвиста, эрготерапевта и диетолога (Boyd, 2007), по крайней мере, один из которых требуется обучение методу SOS. Хотя привлечение такого широкого круга профессионалов будет полезным, в реальности во многих школах нет таких ресурсов. Таким образом, настоящее исследование является уникальным не только с точки зрения изучения вмешательства, которое может быть интегрировано в повседневную школьную практику с использованием существующего персонала и ресурсов, но также и тем, что оно направлено на ответ на призывы к исследованию практических пробелов в исследовании аутизма (Dingfelder and Mandell, 2011; Carrington et al., 2016; Гульдберг, 2017).

Цель

Настоящее исследование было направлено на изучение избирательности питания в выборке детей, посещающих начальную школу для учеников с аутизмом и / или глубокими и множественными трудностями в обучении в центре Лондона. Краткий опрос персонала в учреждении выявил преобладание учеников, для которых время приема пищи было проблемой. Предыдущие исследования выявили негативное влияние, которое трудности с питанием могут оказывать на учеников в образовательной среде (Koenig and Rudney, 2010).В соответствии с предыдущими исследованиями, которые показали сильную корреляцию между поведением во время приема пищи и родительским стрессом и негативным влиянием на семейную жизнь (Kerwin et al., 2005; Bagby et al., 2012; Suarez et al., 2014a; Postorino et al. , 2015; Thullen and Bonsall, 2017), родители сами определили диету своего ребенка как приоритетную область для поддержки (Galpin et al., 2017). Таким образом, целью настоящего исследования было изучить влияние сенсорного вмешательства для решения проблемы избирательности питания у аутичных учеников, которое может быть проведено преподавательским составом в школьных условиях.Вторичной целью исследования было также обратиться к исследованию практического пробела в аутизме (Dingfelder and Mandell, 2011; Carrington et al., 2016).

Методы

Исследование проводилось с повторными измерениями внутри субъекта. Каждый ребенок служил в качестве его или ее собственного контроля, с предварительными и последующими измерениями поведения во время приема пищи и разнообразием съеденной пищи, обеспечивающими измерения результатов. Хотя вмешательство стало неотъемлемой частью практики и, следовательно, продолжалось, результаты были приняты через 12 недель.

Участников

Хотя вмешательство было предложено всем ученикам, три полных класса (всего 23 ребенка) из одной и той же финансируемой государством специальной школы в центре Лондона были первоначально отобраны для включения в исследование после оценки учителем, родителями и терапевтом необходимость селективного вмешательства в питание. Четверо детей не были включены в окончательный анализ, так как отсутствовали более 25% ( n = 15) сессий. Всего в занятиях приняли участие 19 детей (3 девочки и 16 мальчиков) в возрасте от 4 лет 10 месяцев до 10 лет 7 месяцев ( M = 6 лет; 5 месяцев; SD = 1; 7). 12-недельный период вмешательства.

Всем детям был поставлен независимый клинический диагноз состояния аутистического спектра в соответствии с МКБ-10 (Всемирная организация здравоохранения, 1992) или DSM-IV-TR (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 4-е издание, редакция текста) (American Psychiatric Ассоциация, 2000). Все дети познакомились с Kasari et al. (2013) определение минимально вербального, то есть они могут не использовать язык или могут иметь очень небольшой набор отдельных слов и фиксированных фраз, которые используются редко и в ограниченном контексте.Кроме того, у всех детей были трудности с общением, и у значительной части детей было сложное поведение и сложные потребности, включая дополнительные трудности в обучении. Чтобы посещать школу, ученики должны иметь Заявление об особых образовательных потребностях (SEN) или, в последнее время, План образования, здравоохранения и ухода (UK Department for Education, 2014), который является юридическим документом, в котором подробно описываются потребности и услуги ребенка. что местный орган управления образованием обязан предоставить. Все дети были определены школьным логопедом как обладающие необходимыми орально-моторными навыками для приема пищи за столом и не имеющие физических осложнений, таких как дисфагия.

Исследование было проведено с одобрения Комитета по этике исследований The Bridge London Trust и соответствовало Кодексу этики исследований на людях Британского психологического общества (BPS) (Британское психологическое общество, 2010) и Руководящим принципам этики для образовательных учреждений Британской ассоциации образовательных исследований (BERA). Исследования (Британская ассоциация исследований в области образования, 2011 г.). Все ученики, принимающие участие в «Сенсорном перекусе», были проинформированы о том, что у них будет новый тип перекусов. Все ученики могли отказаться от перекуса, удалившись в «тихое место» в классе или вообще покинув класс (в соответствии с повседневной практикой, при которой ученики могут отказаться от действий, которые причиняют им страдания).Родители и / или опекуны предоставили информированное письменное согласие на участие своего ребенка и были дополнительно проинформированы о том, что они могут отозвать своих детей и / или свои данные из сессий перекуса и / или анализа в любое время. Все данные учеников были закодированы при входе, чтобы удалить любую информацию, которая могла бы связать их с человеком.

Процедура

Сенсорное избирательное вмешательство в перекусывание пищи «Сенсорное время перекуса» было разработано для использования в рамках всего класса в школе для детей с аутизмом и / или серьезными трудностями в обучении.Чтобы обеспечить высокую точность выполнения сеансов, участвующие сотрудники посетили короткое учебное занятие, чтобы объяснить программу и принципы сенсорного подхода к кормлению (Greenberg et al., 2004). Кроме того, школьный диетолог (CP) присутствовал на первом занятии и либо вел это занятие, либо помогал классному руководителю вести занятие. Затем диетолог посетил не менее 30% последующих занятий в классе, чтобы дать обратную связь и убедиться, что подход используется правильно.

Обучение персонала

Школьный диетолог (CP) вместе с классным руководителем, который также был обученным логопедом (LO), разработали одночасовое учебное занятие, основанное на сенсорном подходе к ограничению питания, с целью дать возможность классным группам ввести время сенсорного перекуса. в целом классовый подход. Соответствующие групповые группы учителей и специалистов с особыми потребностями (вспомогательный персонал — SNP) посетили тренинг до начала 12-недельного блока вмешательства в своих классах.

Во время обучения была описана сложность кормления, чтобы продемонстрировать, как на способность к кормлению влияет успешное вовлечение всех систем органов, мышц и сенсорных систем, способность человека к обучению (включая влияние различных способов мышления, связанных с аутизмом). ), их возрастом развития, статусом питания и влиянием окружающей среды. Это было объяснено, чтобы предоставить платформу для обсуждения и опровержения распространенных мифов о кормлении. Оперантное кондиционирование и физиологические реакции на стресс также объяснялись в контексте кормления.

Подход «Сенсорное время перекуса» был кратко обсужден в связи с его основанием для систематической десенсибилизации под руководством детей посредством последовательного представления продуктов. Шаги к еде обсуждались, чтобы подчеркнуть сложность кормления и количество шагов, необходимых человеку, чтобы съесть определенную пищу. Иерархия из шести шагов к еде (зрительная толерантность, взаимодействие — без прикосновения, запаха, прикосновения, вкуса и еды), используемая в вмешательствах SOS-кормления (Toomey and Ross, 2011), далее разбита на 32 подэтапа, как описано в вмешательство M-SOS (Peterson et al., 2016), также использовался для руководства учителями и SNP при оценке взаимодействия детей с пищевыми продуктами во время интервенционных приемов пищи. Это было основано на индивидуальных реакциях и потребностях ребенка. Было обсуждено последующее создание индивидуализированной пищевой иерархии с учетом сенсорных качеств каждой пищи и приведены примеры. Была подчеркнута важность учета пищевой аллергии, диетических требований и дисфагии, и персоналу было рекомендовано обсудить любые проблемы с соответствующими школьными медицинскими работниками, чтобы обеспечить безопасное применение этого подхода.

Видеозаписи сенсорного кормления, ранее применявшиеся диетологом, были предоставлены персоналу, демонстрируя различные этапы групповой терапии и терапии кормления 1: 1 с нейротипически развивающимися детьми и детьми с аутизмом и / или серьезными трудностями в обучении. В видеороликах были показаны примеры сенсорной подготовки на столе, такие как мытье рук, чистка столов и выдувание пузырей. Они также показали процесс представления и взаимодействия с каждым блюдом в соответствии с индивидуальным уровнем комфорта детей с этой пищей.Далее были выделены такие стратегии, как наличие «выплевываемой» миски для поощрения взаимодействия с едой без необходимости ее есть. В роликах показано поведение аутичных детей, вызывающее отвращение к пище, которое обсуждалось в связи с иерархией шагов к еде.

Наконец, план урока содержал схему того, как этот подход будет использоваться в классе (см. Приложение A), и отдельные учителя встретились с диетологом и логопедом, чтобы построить иерархию питания, специфичную для детей в их классах.Количество продуктов в иерархии варьировалось от 4 до 8 в зависимости от потребностей и толерантности детей в классе.

Классовое вмешательство

До начала мероприятия был установлен последовательный распорядок перекусов, который был включен в распорядок занятий. Перед сессиями «Время перекуса» дети принимали участие в сенсорных подготовительных играх и мероприятиях, которые поддерживали сенсорную интеграцию и готовность к обучению. Создаваемые типы игр и мероприятий основывались на профессиональном суждении, чтобы гарантировать, что они соответствуют потребностям конкретных учеников (Twachtman-Reilly et al., 2008). Детей побудили сесть за стол самостоятельно с помощью игры с пузырями и ручных бумажных ветряных мельниц, что привело к мытью рук и занятиям по оромоторному осознанию для дальнейшей сенсорной подготовки. Взаимодействие на протяжении всего сеанса осуществлялось под руководством детей.

Ассортимент из 52 различных продуктов, трех жидкостей и пяти соусов, разделенных на категории в зависимости от их текстуры и группы продуктов питания, был предоставлен ученикам в течение 12 недель сессий Sensory Snack Time (примеры предлагаемых продуктов см. В Приложении B), с 4–8 продукты, доступные во время каждого сеанса.Систематическая десенсибилизация через последовательные иерархии пищевых продуктов определяла, какая пища подавалась и в каком порядке. Пищевые иерархии поддерживали потребности в питательных веществах и сенсорные качества каждого продукта питания и всегда начинались и заканчивались с предпочтительных продуктов. Еда была представлена ​​одна за другой в прозрачных пластиковых пакетах, чтобы уменьшить предвзятость в отношении брендов (Whiteley et al., 2000). Чтобы отвлечься, минимизировали использование упаковки и оборудования, например тарелок. Руководитель сеанса (учитель или SNP) определял, когда вводить следующую еду, наблюдая за реакциями детей.В среднем одна и та же иерархия пищевых продуктов использовалась в течение 2 недель подряд, прежде чем были внесены изменения для продвижения детей по иерархии.

Терапевтический подход под руководством ребенка гарантировал, что ребенок не будет ожидать взаимодействия с пищей. Поддержка взрослых смоделировала игровое и исследовательское взаимодействие с едой на основе индивидуальных потребностей детей, чтобы создать комфортную и расслабляющую среду (Ernsperger and Stegen-Hanson, 2004). Знание соответствующих взаимодействий было основано на шести этапах иерархии питания, описанных в подходе SOS (Toomey and Ross, 2011).Например, передать сумку, не открывая ее (взаимодействие), открыть сумку, вынуть из нее продукты или поиграть с продуктами на уровне стола (прикосновение). Взрослые также смоделировали стратегии управления нежелательными продуктами питания, например, имея салфетку, чтобы вытереть ее, и поднос, на который можно было положить пищу, когда она была закончена. Напиток завершил распорядок перекуса, дав четкий сигнал к завершению занятия.

Меры

Краткий список поведения при аутизме во время еды (BAMBI)

BAMBI — это стандартизированный инструмент оценки, предназначенный для измерения проблем поведения детей с аутизмом во время еды.Он состоит из опросника, состоящего из 18 пунктов, с использованием 5-балльной шкалы Лайкерта (от 1 = никогда / редко до 5 = почти при каждом приеме пищи) (Lukens and Linscheid, 2008). Пункты включают «Мой ребенок плачет или кричит во время еды», «Мой ребенок хочет попробовать новую еду» и «Мой ребенок гибко подходит к режиму приема пищи». Сообщается, что надежность повторного тестирования составляет 78, а надежность между экспертами — 78 (Lukens and Linscheid, 2008). Общий балл частоты рассчитывается с более высокими баллами, отражающими более проблемное поведение во время приема пищи.Тех, кто заполняет BAMBI, также просят оценить каждый элемент как «Да», если они считают, что этот элемент представляет собой конкретную проблему для их ребенка, или «Нет», если они считают, что это не проблема. На более серьезные нарушения поведения во время приема пищи указывает большее количество ответов «Да». Первоначальный факторный анализ Люкенса и Линшайда поддержал три подшкалы: восемь пунктов, относящихся к ограниченному разнообразию ; пять пунктов, связанных с отказом от еды ; и пять пунктов, относящихся к чертам аутизма , таким как короткая продолжительность концентрации внимания, агрессивное и самоповреждающее поведение, ригидное и повторяющееся поведение и ненормальная реакция на сенсорный ввод (Lukens and Linscheid, 2008).Однако в более крупном, более недавнем исследовании подтверждающий факторный анализ, проведенный DeMand и его коллегами, не подтвердил трехфакторную структуру (DeMand et al., 2015). Кроме того, три пункта было рекомендовано удалить из анкеты. Полученный в результате исследовательский факторный анализ поддержал четырехфакторную структуру: селективность питания (4 элемента, α = 0,87; например, «готов попробовать новые продукты»), разрушительное поведение во время приема пищи (5 элементов, α = 0,70; например, «нарушает порядок во время еды»). время приема пищи »), Отказ от еды (3 пункта, α = 0.54; например, «отворачивается от еды») и жесткость во время еды (3 пункта α = 0,60; например, «Предпочитает, чтобы еда подавалась определенным образом») (DeMand et al., 2015). Общая внутренняя согласованность пересмотренной шкалы была хорошей для полной шкалы (то есть для всех 15 пунктов) с альфой Кронбаха, равной 835. BAMBI из 15 пунктов, поддерживаемый DeMand et al. (2015) использовался в текущем исследовании, и были рассчитаны средние значения по пунктам для каждой подшкалы. Для повышения клинической ценности BAMBI DeMand et al.(2015) также определили пороговый балл 34 для квалификации проблемных кормушек на основе общего балла по 15 пунктам BAMBI.

Хотя BAMBI изначально был разработан как анкета для отчета родителей, все пункты применимы к отчету учителя о поведении в школе во время еды. Краткость измерения, высокая надежность, подшкала «Избирательность пищевых продуктов» и возможность его заполнения неклиническими специалистами сделали его особенно актуальным для текущего исследования.

Разнообразие продуктов питания

В нескольких исследованиях, направленных на изучение селективности пищевых продуктов, сообщалось о неявной основной цели увеличения разнообразия пищевых продуктов, а не об объеме потребляемой пищи (Marshall et al., 2014). Это может быть связано с отсутствием стандартизованных инструментов для определения растущего разнообразия продуктов питания и отсутствием мер «золотого стандарта» (Cermak et al., 2010). Один из желаемых результатов текущего исследования заключался в том, чтобы ученики стали внутренне мотивированными пробовать новые продукты, поэтому разнообразие продуктов питания оценивалось количественно через разницу между количеством продуктов питания (из тех, которые были доступны во время вмешательства), которые ученики выбирали самостоятельно и ел до и после вмешательства.Всего в ходе вмешательства было предоставлено 52 различных продукта питания, три жидкости и пять соусов (далее именуемые просто продуктами). В таблице 1 показаны продукты с разбивкой по группам продуктов и текстуре. До начала вмешательства продукты были доступны во время перекуса в течение 1 недели. Количество продуктов, которые каждый ребенок выбрал и съел без подсказки, записывалось сотрудниками класса. Так же, как и индивидуальные итоги, было рассчитано общее среднее значение для группы, чтобы обеспечить базовую меру количества выбранных продуктов.

Таблица 1 . Продукты, доступные во время вмешательства, по группам продуктов и текстуре.

Результаты

БАМБИ

Исходные и общие баллы после вмешательства и баллы по подшкалам для BAMBI были рассчитаны и показаны в таблице 2. Кроме того, была рассчитана оценка серьезности проблемного поведения, ответы «Да» были закодированы как 1 и «Нет» ответы, закодированные как 0, чтобы обеспечить количественное значение серьезности ( баллов серьезности ).

Таблица 2 . Баллы BAMBI для исходного уровня и после вмешательства *.

Было проведено сравнение исходных оценок и баллов после вмешательства по шкале BAMBI. Для оценки общего количества, селективности питания и отказа от пищи были проведены парные пробы t -тест. Эти сравнения показали, что общие баллы участников по шкале BAMBI были значительно ниже после вмешательства ( M = 31,00, SD = 9,37), чем на исходном уровне ( M = 38.53, SD = 12,49), t (18) = 4,66, p <0,001, d = 1,07. Точно так же оценка пищевой селективности была значительно ниже после вмешательства ( M = 11,37, SD = 4,31), чем на исходном уровне ( M = 14,00, SD = 4,67), t (18) = 5,06, p <0,001, d = 1,16. Показатели отказа от еды также были значительно ниже в среднем после вмешательства ( M = 5.53, SD = 2,04), чем на исходном уровне ( M = 7,26, SD = 2,85), t (18) = 3,18, p = 0,005, d = 0,73.

Так как данные для оценки степени тяжести, оценки разрушительного поведения во время еды и жесткости во время еды обычно не распределялись (Шапиро-Уилк = p <0,05), были проведены тесты Вилкоксона с знаковыми рангами. Тесты показали, что баллы серьезности были значительно ниже после вмешательства ( Mdn = 1, диапазон: 0–6), чем на исходном уровне ( Mdn = 5, диапазон: 0-15), Z = −3.00, p <0,001, r = -0,49. Показатели разрушительного поведения во время еды также были значительно ниже после вмешательства ( Mdn = 7, диапазон: 5–14), чем на исходном уровне ( Mdn = 10, диапазон: 5–21), Z = -2,46, p <0,05, r = -0,4. Разница между исходным уровнем и оценками после вмешательства для ригидности во время еды не была значимой ( Z = -1,51, p = 0,13).

DeMand et al.(2015) определили сокращенную оценку 34 для выявления проблемных кормушек. Средний балл учеников был выше этого порога на исходном уровне ( M, = 38,53, SD, = 12,49) и ниже этого порога после вмешательства ( M = 31,00, SD = 9,37). Из 19 участников 14 имели исходный балл 34 или выше по сравнению с 7 после вмешательства.

Селективность пищевых продуктов

Среднее количество продуктов, съеденных всеми участниками на исходном уровне и после вмешательства, по всем 17 категориям (по группам продуктов и текстуре) показано ниже в таблице 3.Среднее количество съеденных продуктов увеличилось по всем категориям продуктов, за исключением «Мягкого кубика углеводов», который остался прежним после вмешательства. Смешанный дизайн повторных измерений ANOVA с категорией пищевых продуктов (17 пунктов) в качестве переменной включенных субъектов и времени (исходный уровень или после вмешательства) в качестве фактора между субъектами был проведен для изучения значимости разницы между исходным уровнем и после него. вмешательство означает количество съеденных предметов. Тест Мочли показал, что предположение о сферичности было нарушено (χ (152) 2 = 1521.78, p <0,001), поэтому степени свободы были скорректированы с использованием оценок сферичности Greenhouse-Geisser (ε = 0,07). Результаты показывают, что существует значительный эффект взаимодействия между категорией продуктов питания и временем F (1,24, 44,67) = 10,42, p <0,001, ηp2 = 0,22, наблюдаемая мощность = 0,93. Post-hoc тесты с поправкой Бонферрони показали, что исходное и среднее количество съеденных продуктов после вмешательства значительно различались ( p <0.05) по семи конкретным категориям (см. Таблицу 3), а также общее среднее значение по всем категориям.

Таблица 3 . Среднее (SD) количество продуктов, попробованных учениками при исходном и последующем вмешательстве по категориям продуктов питания.

Был также исследован диапазон категорий продуктов питания, которые были опробованы. 17 из 19 участников попробовали по крайней мере одну новую категорию продуктов питания, а два других участника попробовали каждую категорию на базовом и последующем тестах. Была статистически значимая разница между средним количеством категорий продуктов, попробованных на исходном уровне ( M = 5.53, SD = 3,64) и после вмешательства ( M = 9,26, SD = 3,48), как определено с помощью однофакторного дисперсионного анализа [ F (1, 36) = 10,46, p = 0,003 , η 2 = 0,23). Затем данные участников были закодированы как съели или не съели хотя бы один продукт из категории, чтобы затем изучить конкретную взаимосвязь между исходным уровнем и количеством опробованных категорий после вмешательства. Эти результаты отображаются в таблице 4. Хи-квадрат. Затем был проведен тест на исходных данных и данных после вмешательства для каждой категории.Значительная взаимосвязь была обнаружена для восьми категорий (обозначенных звездочкой в ​​Таблице 4), участники были значительно более склонны после вмешательства съесть продукт из: Твердые углеводы [χ (2, N = 38) 2 = 4.07, p = 0,04, ϕ = 0,38]; Трудноплавкий углевод [χ (2, N = 38) 2 = 4,77, p = 0,03, ϕ = 0,34]; Углеводная мягкая механика [χ (2, N = 38) 2 = 7,24, p = 0,007, ϕ = 0,44]; Углеводная жидкость [χ (2, N = 38) 2 = 5,7, p = 0.02, ϕ = 0,39]; Твердые фрукты и овощи [χ (2, N = 38) 2 = 8,92, p = 0,003, ϕ = 0,49]; Трудноплавкие фрукты и овощи [χ (2, N = 38) 2 = 5,7, p = 0,02, ϕ = 0,39]; Мягкий кубик из фруктов и овощей [χ (2, N = 38) 2 = 8,92, p = 0,003, ϕ = 0,49]; и соусы [χ (2, N = 38) 2 = 4,39, p = 0,04, ϕ = 0,34].

Таблица 4 . Количество участников ( N = 19), которые съели хотя бы один продукт из категории продуктов питания на исходном уровне и после вмешательства.

Обсуждение

Это исследование было направлено на решение проблемы избирательности питания у аутичных детей посредством сенсорного вмешательства, проводимого в школе существующим школьным персоналом. Исследование уникально тем, что оно стремилось превратить ранее клинически обоснованные типы вмешательств по сенсорному вскармливанию в жизнеспособную часть повседневной школьной рутины (изучение эффективности вмешательства), которая решила бы проблему, которая была определена как приоритетная область для поддержки родители (Галпин и др., 2017). Таким образом, еще одним вкладом в более широкую литературу является ответ на призыв к исследованиям аутизма для решения проблем, определенных сообществом аутистов как приоритетные (Pellicano et al., 2014). Мероприятие «Сенсорное время перекуса» было направлено на расширение ассортимента продуктов, которые дети добровольно выбирали для перекуса в школе, а также на снижение любого стресса, испытываемого детьми в это время. Результаты показывают, что в среднем сенсорное вмешательство во время перекусов привело к тому, что ученики стали есть более широкий выбор продуктов во время перекусов.Также наблюдалось значительное снижение пяти из шести баллов, полученных с помощью BAMBI, при этом жесткость во время приема пищи была единственной областью, в которой не было значительного улучшения.

После сенсорного вмешательства во время перекуса меньшее количество детей достигло порогового значения, указывающего на проблемное кормление (DeMand et al., 2015). Также значительно снизились баллы за разрушительное поведение во время еды и отказ от еды. В свете влияния, которое трудности в этих областях могут оказать на семейную жизнь, особенно стресса родителей (Kerwin et al., 2005; Багби и др., 2012; Суарес и др., 2014а; Посторино и др., 2015; Thullen and Bonsall, 2017), эти результаты особенно обнадеживают. Родители детей-аутистов определили диету и питание как приоритетную область поддержки для них и их детей (Galpin et al., 2017). В то время как вмешательства по избирательному питанию, которые проводятся в клинических условиях или в небольших группах, могут привести к улучшениям для некоторых людей, вмешательство в школе, которое может быть проведено существующими сотрудниками, имеет то преимущество, что оно доступно для всех учеников, посещающих школу.Для родителей нет дополнительных затрат, а затраты для школы минимальны, поскольку больше разнообразия еды во время перекуса и времени для обучения персонала и для персонала, чтобы иметь возможность планировать занятия, которые являются основными расходами ресурсов.

Увеличение разнообразия потребляемых продуктов, отраженное не только в баллах по подшкале выборочного питания BAMBI, но и более четко в списках попробованных продуктов, еще раз демонстрирует перспективность вмешательства «Сенсорное время перекуса» для решения проблемы селективности питания.Увеличение количества опробованных продуктов из группы фруктов и овощей в свете проблем со здоровьем у детей с аутизмом, которые едят только ограниченный набор продуктов (Herndon et al., 2009; Bandini et al., 2010; Bicer and Alsaffar, 2013) с призывами к вмешательству для особого изучения этой группы продуктов питания (Bandini et al., 2017) также обнадеживает. Анекдотические отзывы от школьного персонала, а также неформальные наблюдения за Сенсорным перекусом также показали, что ученикам понравились занятия. Снижение баллов по шкале BAMBI в отношении вредного поведения во время еды может еще раз отразить это.Отзывы персонала также подчеркнули, что занятия были простыми в проведении. Следует отметить, что, поскольку время перекусов было особой школой, до вмешательства было четко структурировано, и, следовательно, проведение сеансов «Сенсорные перекусы» потребовало небольшой дополнительной работы. Потребность в высоком уровне последовательности и структурированности в использовании подхода потенциально может стать препятствием для его внедрения в менее специализированных школах. Точно так же необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, может ли требуемый уровень структуры и согласованности затруднить выполнение родителями «Сенсорного перекуса» дома.Удовольствие учащихся и простота реализации для персонала указывают на то, что ежедневное групповое перекусывание (весь класс) возможно в условиях специальной школы. Поэтому практикующие врачи и родители, возможно, пожелают рассмотреть возможность использования сенсорного подхода под руководством детей, чтобы помочь решить проблему избирательности питания.

Ограничения

Хотя результаты исследования дополняют зарождающуюся литературу о сенсорных вмешательствах для избирательного питания (Benson et al., 2013; Aswathy et al., 2016), это исследование не лишено ограничений.Несмотря на увеличение разнообразия потребляемых продуктов питания, степень, в которой это произошло в результате вмешательства и систематической десенсибилизации, конкретно предлагаемой вмешательством, неясна. Что касается вмешательства в целом, в исследовании отсутствовал базовый контрольный период, который позволил бы оценить, как избирательность питания и поведение во время приема пищи могут изменяться естественным образом (без вмешательства во время сенсорного перекуса) в течение 12-недельного периода вмешательства. Что касается систематической десенсибилизации, ученики могли испытывать отвращение к определенным продуктам питания на исходном уровне просто потому, что они были незнакомы, в отличие от какого-либо конкретного сенсорного качества пищи.Действительно, не было значительного снижения жесткости времени приема пищи (по данным BAMBI), что свидетельствует о том, что ученики твердо понимали время перекуса и предлагаемую пищу, а представление новых продуктов питания могло нарушить это и поэтому изначально избегалось. Тот факт, что не было значительного увеличения по всем представленным новым продуктам питания, тем не менее, предполагает, что другие качества, помимо новизны, мотивировали сопротивление пробовать определенные продукты. Чтобы лучше понять увеличение разнообразия потребляемых продуктов, необходимо провести более конкретный сенсорный профиль каждого ученика.Перекрестная проверка индивидуального сенсорного профиля с съеденной пищей дала бы более четкое указание на конкретные сенсорные различия, которые могут лежать в основе ограниченного разнообразия пищи, и дополнительно прояснила бы степень, в которой систематическая десенсибилизация сенсорного вмешательства во время перекуса повлияла на увеличение разнообразия еды. Недавнее исследование, посвященное изучению поведения во время еды, выявило значительную взаимосвязь между сенсорными профилями и поведенческими трудностями (Shmaya et al., 2017), в будущих исследованиях следует рассмотреть явную меру сенсорных различий в отношении избирательного питания, чтобы обеспечить дополнительную поддержку эффективности вмешательство.

сотрудников школы принимали участие в сборе всех данных. Частично это было связано с необходимостью интегрировать вмешательство в повседневную школьную практику, когда персонал собирает данные об учениках в течение дня. Однако это привело к тому, что некоторые оценщики (школьный персонал) выполнили как меру BAMBI, так и закодировали съеденные продукты. Это отражает более широкие ограничения в отношении эффектов тестирования и потенциальной предвзятости экспериментатора. Ограниченный кадровый потенциал затруднил достижение определенной степени согласия между наблюдателями, которую можно было бы включить в будущие исследования с большими кадровыми ресурсами.

Размер выборки был относительно небольшим, и она предназначалась для разнородной группы учеников, что затрудняет обобщение результатов на более широкую популяцию. Неоднородность выборки и, в действительности, населения, для которого вмешательство может принести пользу, способствует методологическому ограничению отсутствия контрольной группы. Существуют значительные трудности в возможности сопоставления выборочных групп в этой популяции из-за широкого диапазона потребностей учеников, которые могут иметь такой дисбаланс между группами в базовых переменных.Отсутствие значимых стандартизированных мер оценки, которые могут позволить сопоставить группы вмешательства и контрольные группы по исходным переменным, дополнительно влияет на потенциальную достоверность сопоставимых контрольных групп. Тем не менее, результаты показывают, что это вмешательство может иметь положительное влияние на широкий круг учащихся-аутистов с большой степенью вариативности с точки зрения их интеллектуальных и языковых сил и потребностей и, следовательно, применимо и потенциально полезно для целых групп класса в рамках особого школьная обстановка.

Направления будущего

Мера, используемая для оценки трудностей во время приема пищи, BAMBI, была выбрана исходя из простоты применения и для конкретных промежуточных баллов, которые он давал, которые имели отношение к текущему исследованию, в частности, баллов за выборочное питание. Хотя подтверждающий факторный анализ не смог поддержать исходную трехфакторную структуру BAMBI (DeMand et al., 2015), он, тем не менее, продолжал использоваться в своей первоначальной форме из 18 пунктов (Thullen and Bonsall, 2017). Он также был адаптирован для использования с более широким кругом детей (Hendy et al., 2013). Отсутствие единообразия в литературе по использованию этой меры может усугубить трудности в создании надежной работы по поддержке трудностей во время приема пищи у аутичных детей. Кроме того, показатель, подтвержденный DeMand и его коллегами (DeMand et al., 2015), удалил два вопроса, которые явно исследовали сенсорные аспекты пищевых продуктов (текстуры и вкусы). В своем анализе они отмечают, что, возможно, в измерении было недостаточно пунктов, связанных с сенсорными проблемами, связанными с кормлением, и что их следует включать больше, поскольку это может привести к другому фактору в BAMBI (DeMand et al., 2015). Следовательно, может потребоваться дальнейшее развитие BAMBI, чтобы он стал более эффективной мерой для исследований в этой области. Важно отметить, что предостережения в отношении BAMBI отражают более широкую проблему с измерениями, используемыми в исследованиях с аутичными людьми, особенно с более высокими потребностями (Tager-Flusberg et al., 2017).

В то время как интервенция «Сенсорное время перекуса» продемонстрировала значительное увеличение количества продуктов, потребляемых во время перекуса, обобщение этого увеличения разнообразия продуктов на основные приемы пищи и другие условия, особенно дома, в данном исследовании не рассматривалось.Дальнейшие исследования должны быть направлены на изучение влияния сенсорного кормления на основные приемы пищи и того, как любое улучшение ассортимента съедаемых продуктов распространяется на различные условия. Представленный здесь протокол Sensory Snack Time в настоящее время адаптируется и индивидуализируется, чтобы родители могли использовать его в домашних условиях.

Заключение

Настоящее исследование продемонстрировало, что сенсорное кормление может быть успешно реализовано в специальной школе существующим школьным персоналом при относительно минимальных затратах.Вмешательство «Сенсорное время перекуса» было связано со значительным улучшением селективности питания, поскольку ученики предпочитали есть более широкий выбор продуктов. Во всех будущих приложениях вмешательства следует проводить более подробное изучение конкретных сенсорных потребностей каждого учащегося, чтобы лучше понять влияние вмешательства на сенсорный отказ от еды. Принимая это во внимание, в настоящее время подход расширяется, чтобы изучить его способность влиять на домашние условия и основные приемы пищи в школе, особенно в обеденное время.

Авторские взносы

JG, LO и CP разработали исследование. JG просмотрел литературу, проанализировал данные и подготовил большую часть статьи. LO и CP собрали данные и составили раздел «Методы» документа, а также предоставили обсуждение, а также обзоры / правки. Все авторы просмотрели и одобрили полную рукопись.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/feduc.2018.00077/full#supplementary-material

Сноски

Список литературы

Ахерн, У. Х. (2002). Влияние двух методов введения продуктов во время кормления на принятие ранее отвергнутых продуктов. Behav. Интерв. 17, 111–127. DOI: 10.1002 / bin.112

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Американская психиатрическая ассоциация (2000). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая больница.

Американская психиатрическая ассоциация (2013 г.). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing.

Асвати А.К., Манохаран А. и Манохаран А. (2016). Решение проблем оральной чувствительности и возможное лечение у детей с расстройствами аутистического спектра: проиллюстрировано тематическим исследованием. World Acad. Sci. Англ. Technol. Int. J. Med. HealthBiomed. Bioeng. Pharm. Англ. 10, 374–377.

Google Scholar

Багби, М. С., Дики, В. А., и Баранек, Г. Т. (2012). Как сенсорный опыт детей с аутизмом и без него влияет на семейные занятия. Am. J. Occup. Ther. 66, 78–86. DOI: 10.5014 / ajot.2012.000604

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бандини, Л. Г., Андерсон, С. Э., Кертин, К., Чермак, С., Evans, E. W., Scampini, R., et al. (2010). Селективность питания у детей с расстройствами аутистического спектра и у типично развивающихся детей. J. Pediatr. 157, 259–264. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2010.02.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бандини, Л. Г., Куртин, К., Филлипс, С., Андерсон, С. Е., Маслин, М., и Муст, А. (2017). Изменения в пищевой селективности у детей с расстройством аутистического спектра. J. Autism Dev. Disord. 47, 439–446.DOI: 10.1007 / s10803-016-2963-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баум, С. Х., Стивенсон, Р. А., Уоллес, М. Т. (2015). Поведенческие, перцептивные и нейронные изменения сенсорной и мультисенсорной функции при расстройстве аутистического спектра. Прог. Neurobiol. 134, 140–160. DOI: 10.1016 / j.pneurobio.2015.09.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейли, Дж. С., Матсон, Дж. Л., Риске, Р. Д., и Адамс, Х.Л. (2013). Селективность питания у детей с расстройствами аутистического спектра и без них: исследование диагноза и возраста. Res. Dev. Disabil. 34, 3497–3503. DOI: 10.1016 / j.ridd.2013.07.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бен-Сассон, А., Хен, Л., Флусс, Р., Чермак, С. А., Энгель-Егер, Б., и Гал, Э. (2009). Метаанализ симптомов сенсорной модуляции у людей с расстройствами аутистического спектра. J. Autism Dev. Disord. 39, 1–11.DOI: 10.1007 / s10803-008-0593-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бенсон, Дж. Д., Парк, К. С., Ганнон, К., и Му-оз, Д. (2013). Ретроспективный анализ подхода последовательного орального сенсорного вскармливания у детей с трудностями при кормлении. J. Occup. Ther. Sch. Раннее интервью. 6, 289–300. DOI: 10.1080 / 19411243.2013.860758

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бисер А. Х., Альсаффар А. А. (2013). Индекс массы тела, рацион питания и проблемы с питанием турецких детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). Res. Dev. Disabil. 34, 3978–3987. DOI: 10.1016 / j.ridd.2013.08.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бойд, К. Л. (2007). Эффективность программы группового питания последовательного орального сенсорного подхода (докторская диссертация). База данных диссертаций и диссертаций.

Google Scholar

Кэррингтон, С. Дж., Ульяреви, М., Робертс, А., Уайт, Л. Дж., Морган, Л., Вимпори, Д. и др. (2016). Получение знаний и данные исследований в области аутизма: перспективы и участие исследователей и практиков. Res. Dev. Disabil. 51, 126–134. DOI: 10.1016 / j.ridd.2016.01.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cermak, S., Curtin, C., and Bandini, L. (2010). «Сенсорная чувствительность и пищевая избирательность у детей с расстройствами аутистического спектра», в Всеобъемлющем руководстве по аутизму , редакторы В. Б. Патель, В. Р. Приди и К. Р. Мартин (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Спрингер), 2061–2076.

Google Scholar

Чистол, Л.Т., Бандини, Л.Г., Муст А., Филлипс С., Чермак С. А. и Куртин К. (2018). Сенсорная чувствительность и пищевая избирательность у детей с расстройством аутистического спектра. J. Autism Dev. Disord. 48, 583–591. DOI: 10.1007 / s10803-017-3340-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корниш, Э. (2002). Диеты без глютена и казеина при аутизме: исследование влияния на выбор продуктов питания и питание. J. Hum. Nutr. Диета. 15, 261–269. DOI: 10.1046 / j.1365-277X.2002.00372.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Култхард, Х., Харрис, Г., Фогель, А. (2016). Связь между тактильной сверхчувствительностью и потреблением овощей на раннем этапе введения твердой пищи и ее изменением с возрастом. Matern. Детский Nutr. 12, 848–859. DOI: 10.1111 / mcn.12228

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кертин, К., Хаббард, К., Андерсон, С. Э., Мик, Э., Муст, А., и Бандини, Л. Г. (2015). Избирательность питания, проблемы с поведением во время приема пищи, супружеский стресс и семейный выбор продуктов питания у детей с расстройством аутистического спектра и без него. J. Autism Dev. Disord. 45: 3308–3315. DOI: 10.1007 / s10803-015-2490-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеМанд, А., Джонсон, К., Фолдс, Э. (2015). Психометрические свойства краткого перечня поведенческих моделей аутизма во время еды. J. Autism Dev. Disord. 45, 2667–2673.DOI: 10.1007 / s10803-015-2435-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дингфельдер, Х. Э., и Манделл, Д. С. (2011). Преодоление разрыва между исследованиями и практикой вмешательства при аутизме: применение теории распространения инноваций. J. Autism Dev. Disord. 41, 597–609. DOI: 10.1007 / s10803-010-1081-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгель-Егер Б., Хардал-Насер Р. и Гал Э. (2016). Взаимосвязь между нарушениями сенсорной обработки и проблемами питания у детей с нарушениями интеллектуального развития. руб. J. Occup. Ther. 79, 17–25. DOI: 10.1177 / 0308022615586418

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрнспергер Л. и Стеген-Хансон Т. (2004). Просто перекусите: простые и эффективные ответы на пищевые отвращения и проблемы с питанием. Арлингтон, Техас: горизонты будущего.

Google Scholar

Фэрроу, К. В., и Култхард, Х. (2012). Взаимосвязь сенсорной чувствительности, тревожности и избирательного питания у детей. Аппетит 58, 842–846.DOI: 10.1016 / j.appet.2012.01.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фертел-Дейли Д., Беделл Г. и Инохоса Дж. (2001). Влияние утяжеленного жилета на внимание к задаче и самостимулирующее поведение у дошкольников с распространенными нарушениями развития. Am. J. Occup. Ther. 55, 629–640. DOI: 10.5014 / ajot.55.6.629

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Филд, Т., Ласко, Д., Манди, П., Хентелефф, Т., Кабат С., Талпинс С. и др. (1997). Краткий отчет: внимательность и отзывчивость аутичных детей улучшаются после сенсорной терапии. J. Autism Dev. Disord. 27, 333–338. DOI: 10.1023 / A: 1025858600220

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фодстад, Дж. К., и Матсон, Дж. Л. (2008). Сравнение проблем с кормлением и приемом пищи у взрослых с ограниченными интеллектуальными возможностями с аутизмом и без него. J. Dev. Phys. Disabil. 20, 541–550.DOI: 10.1007 / s10882-008-9116-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейл К. М., Эйкесет С. и Рудруд Э. (2011). Функциональная оценка и поведенческое вмешательство при проблемах с питанием у детей с аутизмом: исследование, проведенное в естественной среде с участием родителей и наставников ABA в качестве терапевтов. J. Autism Dev. Disord. 41, 1383–1396. DOI: 10.1007 / s10803-010-1167-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галпин, Дж., Барратт П., Эшкрофт Э., Грейтхед С., Кенни Л. и Пелликано Э. (2017). «Точки просто не сходятся»: понимание потребностей в поддержке семей с детьми в спектре аутизма. Аутизм 22, 571–584. DOI: 10.1177 / 1362361316687989

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грандин, Т. (2000). Мой разум — это веб-браузер: как думают люди с аутизмом. Cerebrum 2, 14–22.

Google Scholar

Грандин, Т. (1992).«Взгляд на аутизм изнутри», в Высокофункциональные люди с аутизмом , ред. Э. Шоплер и Г. Б. Месибов (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Plenum Press), 105–126.

Google Scholar

Гринберг, М. Т., Домитрович, К. Э., Грачик, П. А., и Зинс, Дж. Э. (2004). Исследование применения профилактических мероприятий в школах: теория, исследования и практика . Заключительный отчет по проекту. Вашингтон, округ Колумбия: Департамент здравоохранения и услуг, Управление служб психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами, Центр психиатрических услуг.

Google Scholar

Грир А. Дж., Гулотта К. С., Маслер Э. А. и Лауд Р. Б. (2008). Стресс воспитателя и результаты лечения детей с расстройствами питания в детском возрасте в рамках интенсивной междисциплинарной программы. J. Pediatr. Psychol. 33, 612–620. DOI: 10.1093 / jpepsy / jsm116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гульдберг, К. (2017). Научно обоснованная практика в образовательных исследованиях аутизма: можем ли мы преодолеть разрыв между исследованиями и практикой? Oxford Rev.Educ. 43, 149–161. DOI: 10.1080 / 03054985.2016.1248818

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хенди, Х. М., Сейверлинг, Л., Люкенс, К. Т., и Уильямс, К. Э. (2013). Краткая оценка поведения детей во время еды: психометрия и связь с характеристиками ребенка и реакциями родителей. Ребенок. Здравоохранение 42, 1–14. DOI: 10.1080 / 02739615.2013.753799

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херндон, А. К., Ди Гуисеппи, К., Джонсон, С. Л., Лейферман, Дж., И Рейнольдс, А. (2009). Отличается ли рацион питания детей с расстройствами аутистического спектра от детей с типичным развитием? J. Autism Dev. Disord. 39, 212–222. DOI: 10.1007 / s10803-008-0606-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаббард, К. Л., Андерсон, С. Е., Кертин, К., Муст, А., и Бандини, Л. Г. (2014). Сравнение отказов от еды, связанных с характеристиками еды, у детей с расстройством аутистического спектра и у типично развивающихся детей. J. Acad. Nutr. Диета. 114, 1981–1987. DOI: 10.1016 / j.jand.2014.04.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонсон, К. Р., Тернер, К., Стюарт, П. А., Шмидт, Б., Шуи, А., Маклин, Э. и др. (2014). Взаимосвязь между проблемами питания, поведенческими характеристиками и качеством питания у детей с РАС. J. Autism Dev. Дисорд . 44, 2175–2184. DOI: 10.1007 / s10803-014-2095-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонсон, С.Л., Дэвис, П. Л., Боулс, Р. Э., Гэвин, У. Дж., И Беллоуз, Л. Л. (2015). Характеристики пищевой неофобии и сенсорное поведение детей младшего возраста связаны с их приемом пищи. J. Nutr. 145, 2610–2616. DOI: 10.3945 / jn.115.217299

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс Р. С., Куинни К. и Хьюз Дж. С. (2003). Рассказы из первых рук о чувственном перцептивном опыте при аутизме: качественный анализ. J. Интеллект. Dev. Disabil. 28, 112–121. DOI: 10.1080 / 1366825031000147058

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Касари К., Брэди Н., Лорд К. и Тагер-Флусберг Х. (2013). Оценка минимально вербального ребенка школьного возраста с расстройством аутистического спектра. Autism Res. 6, 479–493. DOI: 10.1002 / aur.1334

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кин, Д. В. (2008). Детский аутизм, проблемы с кормлением и неспособность развиваться в раннем младенчестве: семь тематических исследований. евро. Ребенок-подростокc. Психиатрия 17, 209–216. DOI: 10.1007 / s00787-007-0655-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кенни, Л., Хаттерсли, К., Молинс, Б., Бакли, К., Пови, К., и Пелликано, Е. (2016). Какие термины следует использовать для описания аутизма? Перспективы британского сообщества аутистов. Аутизм 20, 442–462. DOI: 10.1177 / 1362361315588200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кервин, М.E., Eicher, P. S., and Gelsinger, J. (2005). Отчет родителей о проблемах с питанием и желудочно-кишечных симптомах у детей с распространенными нарушениями развития. Ребенок. Здравоохранение 34, 217–234. DOI: 10.1207 / s15326888chc3403_4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кениг, К. П., и Рудни, С. Г. (2010). Проблемы успеваемости для детей и подростков, которым трудно обрабатывать и интегрировать сенсорную информацию: систематический обзор. Am. J. Occup.Ther. 64, 430–442. DOI: 10.5014 / ajot.2010.09073

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крал, Т. В., Эриксен, В. Т., Содерс, М. К., и Пинто-Мартин, Дж. А. (2013). Пищевое поведение, качество диеты и желудочно-кишечные симптомы у детей с расстройствами аутистического спектра: краткий обзор. J. Pediatr. Nurs. 28, 548–556. DOI: 10.1016 / j.pedn.2013.01.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кушнер, Э.С., Айзенберг, И. В., Орионзи, Б., Симмонс, В. К., Кенуорти, Л., Мартин, А. и др. (2015). Предварительное исследование самооценки пищевой селективности у подростков и молодых людей с расстройством аутистического спектра. Res. Аутизм Спектр. Disord. 15, 53–59. DOI: 10.1016 / j.rasd.2015.04.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лауд, Р. Б., Джиролами, П. А., Боско, Дж. Х. и Гулотта, К. С. (2009). Результаты лечения тяжелых проблем с питанием у детей с расстройством аутистического спектра. Behav. Модиф. 33, 520–536. DOI: 10.1177 / 0145445509346729

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ледфорд, Дж. Р., и Гаст, Д. Л. (2006). Проблемы питания у детей с расстройствами аутистического спектра: обзор. Focus Autism Other Dev. Disabl. 21, 153–166. DOI: 10.1177 / 10883576060210030401

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ледфорд, Дж. Р., Уайтсайд, Э., и Северини, К. Э. (2018). Систематический обзор вмешательств в отношении поведения, связанного с кормлением, для людей с расстройствами аутистического спектра. Res. Аутизм Спектр. Disord. 52, 69–80. DOI: 10.1016 / j.rasd.2018.04.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ликам, С. Р., Нието, К., Либби, С. Дж., Винг, Л., и Гулд, Дж. (2007). Описание сенсорных аномалий у детей и взрослых с аутизмом. J. Autism Dev. Disord. 37, 894–910. DOI: 10.1007 / s10803-006-0218-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линдберг, Л., Болин, Г., и Хагекулль, Б.(1991). Проблемы с кормлением в раннем возрасте у нормальной популяции. Внутр. J. Eat. Disord. 10, 395–405. DOI: 10.1002 / 1098-108X (199107) 10: 4 <395 :: AID-EAT2260100404> 3.0.CO; 2-A

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луизье А.С., Петитпьер Г., Фердензи К., Клерк Берод А., Гиборо А., Руби К. и др. (2015). Восприятие запахов у детей с расстройством аутистического спектра и его связь с пищевой неофобией. Фронт. Psychol. 6: 1830. DOI: 10,3389 / fpsyg.2015.01830

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Люкенс, К. Т., и Линшайд, Т. Р. (2008). Разработка и проверка инвентаря для оценки проблем поведения во время еды у детей с аутизмом. J. Autism Dev. Disord. 38, 342–352. DOI: 10.1007 / s10803-007-0401-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маникам Р. (2000). Текущая литература: педиатрические расстройства питания. Nutr. Clin. Практик. 15, 312–314. DOI: 10.1177 / 088453360001500608

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мари-Босет, С., Зазпе, И., Мари-Санчис, А., Лопис-Гонсалес, А., и Моралес-Суарес-Варела, М. (2014). Данные о безглютеновой и без казеиновой диете при расстройствах аутистического спектра — систематический обзор. J. Child Neurol. 29, 1718–1727. DOI: 10.1177 / 0883073814531330

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маршалл, Дж., Хилл, Р.Дж., Зивиани Дж. И Додрил П. (2014). Особенности затруднения кормления у детей с расстройством аутистического спектра. Внутр. J. Speech Lang. Патол. 16, 151–158. DOI: 10.3109 / 17549507.2013.808700

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартинс Ю., Янг Р. Л. и Робсон Д. К. (2008). Кормление и пищевое поведение у детей с аутизмом и у типично развивающихся детей. J. Autism Dev. Disord. 38, 1878–1887. DOI: 10.1007 / s10803-008-0583-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маскола, А.Дж., Брайсон, С. В., Аграс, В. С. (2010). Придирчивое питание в детстве: продольное исследование в возрасте до 11 лет. Ешьте. Behav. 11, 253–257. DOI: 10.1016 / j.eatbeh.2010.05.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Матсон, Дж. Л., и Фодстад, Дж. К. (2009). Лечение избирательности питания и других проблем с питанием у детей с расстройствами аутистического спектра. Res. Аутизм Спектр. Disord. 3, 455–461. DOI: 10.1016 / j.rasd.2008.09.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маттингли, Р., Муккада, В., Смит, А., и Питтс, Т. (2015). Оптимизация протокола терапии отвращения к кормлению для ребенка с синдромом энтероколита, вызванного пищевым белком (FPIES). J. Pulm. Респир. Med. 5: 287. DOI: 10.4172 / 2161-105X.1000287

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mazurek, M.O., Vasa, R.A., Kalb, L.G., Kanne, S.M., Rosenberg, D., Keefer, A., et al. (2013). Беспокойство, повышенная сенсорная чувствительность и желудочно-кишечные проблемы у детей с расстройствами аутистического спектра. Дж. Абнор. Child Psychol. 41, 165–176. DOI: 10.1007 / s10802-012-9668-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надон, Г., Фельдман, Д. Э., Данн, В., и Гизель, Э. (2011a). Проблемы с приемом пищи у детей с расстройством аутистического спектра и их типично развивающихся братьев и сестер: сравнительное исследование. Аутизм 15, 98–113. DOI: 10.1177 / 1362361309348943

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надон, Г., Фельдман, Д. Э., Данн, В., и Гизель, Э. (2011b). Связь сенсорной обработки и проблем с питанием у детей с расстройствами аутистического спектра. Autism Res. Рассматривать. 2011: 541926. DOI: 10.1155 / 2011/541926

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Найдовски А.С., Уоллес М.Д., Дони Дж.К. и Геззи П.М. (2003). Родительская оценка и обработка избирательности питания в естественных условиях. J. Appl. Behav. Анальный. 36, 383–386.DOI: 10.1901 / jaba.2003.36-383

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Недеркоорн, К., Тейбен, Дж., Таммерс, М., и Рофс, А. (2018). Почувствуйте вкус или почувствуйте вкус: тактильное воздействие на текстуру пищи способствует принятию пищи. Аппетит 120, 297–301. DOI: 10.1016 / j.appet.2017.09.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оверленд, Л. (2011). Сенсорно-моторный подход к кормлению. SIG 13 Perspect.Глотание. Расстройство глотания. 20, 60–64. DOI: 10.1044 / sasd20.3.60

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пелликано, Э., Динсмор, А., Чарман, Т. (2014). На чем должны сосредоточиться исследования аутизма? Взгляды и приоритеты сообщества из Соединенного Королевства. Аутизм 18, 756–770. DOI: 10.1177 / 1362361314529627

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, К. М., Пьяцца, К. К., Фолькерт, В. М. (2016). Сравнение модифицированного последовательного орального сенсорного подхода с прикладным поведенческим аналитическим подходом к лечению пищевой селективности у детей с расстройством аутистического спектра. J. Appl. Behav. Анальный. 49, 485–511. DOI: 10.1002 / jaba.332

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Посторино В., Санжес В., Джованьоли Г., Фатта Л. М., Де Пеппо Л., Армандо М. и др. (2015). Клинические различия у детей с расстройством аутистического спектра с избирательностью питания и без нее. Аппетит 92, 126–132. DOI: 10.1016 / j.appet.2015.05.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Провост, Б., Кроу, Т. К., Осборн, П. Л., Макклейн, К., и Скиппер, Б. Дж. (2010). Поведение детей дошкольного возраста во время еды: сравнение детей с расстройством аутистического спектра и детей с типичным развитием. Phys. Ок. Ther. Педиатр. 30, 220–233. DOI: 10.3109 / 01942631003757669

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Растам, М. (2008). Нарушения питания при расстройствах аутистического спектра с акцентом на подростковом и взрослом возрасте. Clin. Нейропсихиатрия 5, 31–42

Google Scholar

Растам, М., и Венц, Э. (2014). «РАС, проблемы с питанием и их совпадение с анорексией и нервной булимией», в Всеобъемлющем руководстве по аутизму , ред. В. Б. Патель, В. Р. Приди и К. Р. Мартин (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер), 2015–2034 гг.

Google Scholar

Рейносо, Г., Карсоне, Б., Велдон, С., Пауэрс, Дж., И Белларе, Н. (2018). Пищевая избирательность и чувствительность у детей с расстройством аутистического спектра: систематический обзор, определяющий проблему и оценивающий меры вмешательства. Н.Z. J. Occup. Ther. 65, 36–42.

Google Scholar

Шааф, Р. К., и Найтлингер, К. М. (2007). Трудотерапия с использованием сенсорного интегративного подхода: пример эффективности. Am. J. Occup. Ther. 61, 239–246. DOI: 10.5014 / ajot.61.2.239

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмитт, Л., Хейсс, К. Дж., И Кэмпбелл, Э. Э. (2008). Сравнение потребления питательных веществ и пищевого поведения мальчиков с аутизмом и без него. Верх. Clin. Nutr. 23, 23–31. DOI: 10.1097 / 01.TIN.0000312077.45953.6c

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шрек, К. А., и Уильямс, К. (2006). Пищевые предпочтения и факторы, влияющие на избирательность питания детей с расстройствами аутистического спектра. Res. Dev. Disabil. 27, 353–363. DOI: 10.1016 / j.ridd.2005.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шрек К. А., Уильямс К. и Смит А. Ф.(2004). Сравнение пищевого поведения детей с аутизмом и без него. J. Autism Dev. Disord. 34, 433–438. DOI: 10.1023 / B: JADD.0000037419.78531.86

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сейверлинг, Л., Уильямс, К., и Стурми, П. (2010). Оценка проблем с питанием у детей с расстройствами аутистического спектра. J. Autism Dev. Disord. 22, 401–413. DOI: 10.1007 / s10882-010-9206-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зайверлинг, Л.Дж., Хенди, Х. М., и Уильямс, К. Э. (2011). Дочерние и родительские переменные, связанные с проблемами текстуры при кормлении детей. J. Dev. Phys. Disabil. 23, 303–311. DOI: 10.1007 / s10882-011-9229-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шарп У. Г., Берри Р. К., Маккракен К., Нуху Н. Н., Марвел Э., Сольнье К. А. и др. (2013). Проблемы с питанием и потребление питательных веществ у детей с расстройствами аутистического спектра: метаанализ и всесторонний обзор литературы. J. Autism Dev. Disord. 43, 2159–2173. DOI: 10.1007 / s10803-013-1771-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шарп, У. Г., Жакес, Д. Л., Мортон, Дж. Ф., и Герцингер, К. В. (2010). Расстройства питания у детей: количественный синтез результатов лечения. Clin. Детский Fam. Psychol. Ред. 13, 348–365. DOI: 10.1007 / s10567-010-0079-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмая, Ю., Эйлат-Адар, С., Лейтнер, Ю., Рейф, С., и Габис, Л. В. (2017). Трудности с поведением во время еды, но не дефицит питания, коррелируют с обработкой сенсорной информации у детей с расстройством аутистического спектра. Res. Dev. Disabil. 66, 27–33. DOI: 10.1016 / j.ridd.2017.05.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Силбо, Б. К., Пенрод, Б., Уилан, К. М., Эрнандес, Д. А., Вингейт, Х. В., Фалькомата, Т. С. и др. (2016). Систематический синтез поведенческих вмешательств для селективности питания детей с расстройствами аутистического спектра. Rev. J. Autism Dev. Disord. 3, 345–357. DOI: 10.1007 / s40489-016-0087-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Силбо, Б. К., и Суинни, С. (2018). Неспособность воспроизвести эффекты высокой вероятности обучающей последовательности на кормление у детей с аутизмом и селективность питания. Behav. Модиф. DOI: 10.1177 / 0145445518785111. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сильверман, А.Х., Тарбелл, С., Робертс, М.С., и Стил, Р.Г. (2009). Проблемы с кормлением и рвотой у детей. Справочник по детской психологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press, 429–445.

Смит А. М., Ру С., Найду Н. Т. и Вентер Д. Дж. (2005). Выбор продуктов тактильной защиты детей. Nutrition 21, 14–19. DOI: 10.1016 / j.nut.2004.09.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суарес, М. А., Атчисон, Б. Дж., И Лагервей, М.(2014a). Феноменологическое исследование опыта приема пищи у матерей детей с аутизмом и пищевой избирательностью. Am. J. Occup. Ther. 68, 102–107. DOI: 10.5014 / ajot.2014.008748

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суарес, М. А., Нельсон, Н. В., и Кертис, А. Б. (2012). Связь физиологических факторов, возраста и сенсорной сверхчувствительности с избирательностью питания у детей с расстройствами аутистического спектра. Открыть J. Occup.Ther. 1:22.

Google Scholar

Суарес, М. А., Нельсон, Н. В., и Кертис, А. Б. (2014b). Длительное наблюдение за факторами, связанными с избирательностью питания у детей с расстройствами аутистического спектра. Аутизм 18, 924–932. DOI: 10.1177 / 1362361313499457

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tager-Flusberg, H., Plesa Skwerer, D., Joseph, R.M., Brukilacchio, B., Decker, J., Eggleston, B., et al. (2017). Проведение исследования с минимально вербальными участниками с расстройством аутистического спектра. Аутизм 21, 852–861. DOI: 10.1177 / 1362361316654605

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tarbox, J., Schiff, A., and Najdowski, A.C. (2010). Осуществляемая родителями процедурная модификация метода избегания вымирания при лечении пищевой селективности у маленького ребенка с аутизмом. Educ. Рассматривать. Ребенок. 33, 223–234. DOI: 10.1353 / etc.0.0089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Таллен М., Бонсалл А. (2017).Качество совместного воспитания, родительский стресс и проблемы с кормлением в семьях с ребенком с диагнозом расстройство аутистического спектра. J. Autism Dev. Disord. 47, 878–886. DOI: 10.1007 / s10803-016-2988-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томчек, С. Д., Данн, В. (2007). Обработка сенсорной информации у детей с аутизмом и без: сравнительное исследование с использованием короткого сенсорного профиля. Am. J. Occup. Ther. 61, 190–200. DOI: 10.5014 / ajot.61.2.190

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Туми, К. А., Росс, Э. С. (2011). SOS подход к кормлению. SIG 13 Perspect. Глотание. Расстройство глотания. 20, 82–87. DOI: 10.1044 / sasd20.3.82

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Твахтман-Рейли, Дж., Амарал, С. К., и Зебровски, П. П. (2008). Решение проблем с питанием у детей с аутизмом в школьных условиях: физиологические и поведенческие проблемы. Lang. Речь Слушайте. Серв. Sch. 39, 261–272. DOI: 10,1044 / 0161-1461 (2008/025)

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Министерство образования Великобритании (2014). Свод правил для лиц с особыми образовательными потребностями и инвалидностью: от 0 до 25 лет. Лондон: HMSO.

Уайтли П., Роджерс Дж. И Шатток П. (2000). Модели питания при аутизме. Аутизм 4, 207–211. DOI: 10.1177 / 1362361300004002008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямс, Д.(1994). Кто-то где-то . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Times Books.

Google Scholar

Уильямс П. Г., Далримпл Н. и Нил Дж. (2000). Пищевые привычки детей с аутизмом. Pediatr. Nurs. 26, 259–264.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Всемирная организация здравоохранения (1992). Классификация психических и поведенческих расстройств по МКБ-ИО: клинические описания и диагностические рекомендации. Женева: Всемирная организация здравоохранения.

Зобель-Лакиуса, Дж., Андрианопулос, М. В., Майлу, З., и Чермак, С. А. (2015). Сенсорные различия и поведение во время еды у детей с аутизмом. Am. J. Occup. Ther. 69, 1–8. DOI: 10.5014 / ajot.2015.016790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блог | Центр исследований аутизма

Овощи — отстой! Как справиться с пищевой избирательностью и аутизмом

Прием пищи и прием пищи могут стать серьезным источником стресса для детей с аутизмом и их родителей.От недоедания до переедания и чрезмерной разборчивости в еде или «избирательности в еде» — жесткое поведение и повышенная чувствительность к пище могут заманить детей с аутизмом в ловушку диеты, лишенной разнообразия и питания.

Почему дети с аутизмом часто разборчивы в еде? Выборочная пища может возникать по разным причинам: отвращение к определенному вкусу, текстуре, запаху или марке пищи, желудочно-кишечные проблемы или предыдущий негативный опыт — это одни из самых распространенных вариантов.

« Выбор правильного лечения для ребенка с избирательным питанием имеет решающее значение» говорит Эмили С.Кушнер, доктор философии, лицензированный клинический психолог Детской больницы Филадельфии, специализирующийся на селективности питания. Д-р Кушнер разработал программу «Повышение гибкости питания и воздействия на организм» (БУФФЕТ), чтобы помочь молодежи с аутизмом научиться справляться с тревогой и негибкостью в отношении еды и приема пищи, используя когнитивные поведенческие навыки и экспозиционную терапию. « Чем больше дети смогут научиться справляться со своим стрессом и жесткостью в отношении еды, тем больше у них будет навыков, чтобы пробовать новые продукты и расширять разнообразие своего рациона», — говорит доктор .Кушнер.

« Мы часто думаем о детях и подростках с аутизмом как о разборчивых едоков, однако обычно развивающиеся дети также избирательны в своих пищевых предпочтениях и ограничены в своем рационе. Нам нужны дополнительные исследования, чтобы определить, как и даже если избирательность питания различается у детей обеих групп », — говорит д-р Кушнер. В ее предстоящем исследовании будут опрошены люди с аутизмом и их родители об их диете и пищевых предпочтениях с целью узнать, насколько выборочно еда (и ее влияние на повседневную жизнь) различается между людьми с РАС и их нейротипичными сверстниками.

Для тех, кто заинтересован в участии в исследовании селективности пищевых продуктов, сотрудник доктора Кушнера, доктор Таня Крал, доцент кафедры диетологии Университета Пенсильвании, недавно получила финансирование NIH на создание захватывающего интерактивного мобильного приложения (приложения) для улучшения здоровья. питание детей с аутизмом, которые разборчивы в еде. Детей с аутизмом в возрасте от 6 до 10 лет и их родителей приглашают принять участие в четырех 90-минутных заседаниях консультативного совета, чтобы предоставить команде отзывы о дизайне и функциональности приложения для питания.Компенсация будет предоставлена. Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с доктором Таней Крал, доцентом кафедры диетологии, по телефону (215) 573-7512 или [email protected]

Для отдельных лиц и семей, которые избирательно борются с едой:

Снижение стресса во время еды

Боли в животе, привередливое питание и раздражительность: следует ли вам беспокоиться?

Мой ребенок с аутизмом не будет есть продукты, которые «пахнут»

Аутизм и прием пищи: 10 главных советов терапевта для достижения успеха

Прием пищи и дети с аутичным спектром: помимо привередливости, суетливости и причуд: Статьи: Ресурсный центр Индианы по аутизму: Университет Индианы Блумингтон

Еда и кормление — общие темы среди родителей маленьких детей.Родители впервые узнают и собирают информацию о том, как и чем кормить своих детей, чего ожидать на разных этапах развития и как способствовать формированию положительных и здоровых привычек в питании. У многих детей на каком-то этапе развития возникают так называемые легкие проблемы с кормлением или питанием. При каждом посещении врачи могут уделять несколько минут проверке на наличие проблем с кормлением и диетой, а также измерению статуса роста. Врачи и медсестры выслушают и дадут некоторые рекомендации по общим вопросам кормления и питания.Многие проблемы разборчивости в еде и времени приема пищи можно решить с помощью небольшого руководства и некоторого терпения. Тем не менее, родители детей с аутизмом часто обращаются за помощью и поддержкой к более серьезным проблемам с питанием.

Многие родители детей с аутистическим спектром борются с серьезными проблемами питания своих детей, практически не прибегая к профессиональной помощи. Отчасти это просто связано с ограниченным количеством специалистов, занимающихся проблемами пищевого поведения и кормления.Кроме того, из этого ограниченного числа специалистов немногие имеют достаточное понимание и опыт работы с детьми с расстройствами аутистического спектра. Часто предлагаемая стратегия для многих детей с расстройствами пищевого поведения и кормления включает отказ от еды до тех пор, пока ребенок не станет достаточно голодным, чтобы поесть. Было показано, что этот подход опасен и не подходит для детей с аутизмом. К сожалению, профессионалы, а также заинтересованные члены семьи и друзья ошибочно обвиняют родителей детей с расстройствами аутистического спектра в плохих пищевых привычках их детей.Иногда заботы родителей игнорируются, и им говорят не волноваться, поскольку большинство детей проходят этапы привередливости в еде и пищевых пристрастий.

Хотя достоверных статистических данных о кормлении и расстройствах пищевого поведения у детей с аутистическим спектром нет, похоже, что это относительно обычное явление. Исследования, проведенные в 2006 году, показывают, что от 46 до 89 процентов детей с аутизмом имеют определенный уровень избирательности в еде (Ledford & Gast, 2006). Семьи этих детей могут в конечном итоге столкнуться с трудностями в одиночку, не имея достаточного понимания со стороны семьи, друзей и профессионального сообщества.Одна британская мама из-за одиночества и разочарования попыталась провести опрос, в результате которого были заполнены и возвращены 89 анкет. Книга Бренды Легг (2002) «Не могу есть, не буду есть: диетические трудности и расстройства аутистического спектра», в которой она резюмирует проблемы с кормлением и питанием, с которыми сталкиваются семьи, несомненно, может помочь семьям убедиться в том, что они не одни. Хотя каждый ребенок уникален, информация, полученная в результате ее опроса, показывает необходимость дальнейших исследований по этому вопросу и служит для ознакомления семей с некоторыми общими проблемами питания.

При возникновении проблем с кормлением и приемом пищи необходимо учитывать медицинские, поведенческие факторы и факторы окружающей среды, включая сенсорные трудности. В рамках этой статьи будут кратко рассмотрены медицинские и поведенческие факторы. Медицинские проблемы и часто поведенческие проблемы необходимо оценивать и решать, работая с соответствующими профессионалами. Вопросы, связанные с окружающей средой и органами чувств, будут обсуждены и описаны более подробно. Это экологические и сенсорные проблемы, которые семьи часто могут решать самостоятельно, когда они лучше понимают потребности своего ребенка.

Медицинские условия могут влиять на пищевые привычки ребенка, а пищевые привычки влияют на здоровье. Важно сначала оценить и решить проблемы, связанные с кормлением, связанные с медициной, чтобы можно было определить потребности ребенка в отношении здоровья и управлять ими. После того, как медицинские проблемы изучены и разработаны планы решения этих проблем, важно решить и лечить поведенческие проблемы, если таковые остались. Иногда поведенческие проблемы бывают настолько серьезными, что для решения этих проблем также требуется медицинское вмешательство.Проблемы окружающей среды, включая сенсорные трудности, можно рассмотреть после того, как будут решены медицинские и поведенческие проблемы.

Медицинское обследование навыков питания и приема пищи

Во-первых, если это еще не сделано, важно провести тщательный стоматологический осмотр, чтобы проверить зубы и десны на наличие кариеса, инфекций и / или других аномалий. Эти иногда скрытые проблемы могут причинять ребенку боль и приводить к затруднениям с приемом пищи и кормлением. Из-за сенсорной чувствительности регулярная чистка зубов и уход за полостью рта могут быть затруднены для детей с аутизмом.

Посещение стоматолога также может быть затруднено из-за повышенной чувствительности полости рта и страха перед незнакомыми людьми и незнакомыми местами. Если это касается вашего ребенка, вам может помочь опытный детский стоматолог.

Что касается навыков кормления и приема пищи, медицинские обследования могут включать оценку двигательной функции полости рта, включая исследования глотания, оценку пищевой чувствительности и аллергии, лекарств и их влияния на прием пищи, а также профиль питания ребенка и связанные с этим проблемы с питанием.

Необходимо записать пищевой анамнез. История приема пищи должна включать сбор следующей информации:

  • Подробные сведения о частом удушье, кашле или рвоте во время еды;
  • Потеря кислорода (сине-пурпурный) во время еды;
  • Образец жидкости или пищи, выходящей через ноздри ребенка во время еды; и
  • Повторяющиеся респираторные проблемы и / или пневмония.

Эрготерапевт, логопед, диетолог или диетолог вместе с врачом и медсестрой участвуют, когда для оценки кормления используется групповой подход.Часто в группу по кормлению входит также социальный работник или детский психолог.

Был предложен дополнительный аспект медицинского осмотра детей с расстройствами аутистического спектра, связанный с проблемами питания и кормления. С конца 1990-х аномальное функционирование желудочно-кишечного тракта у многих людей с расстройствами аутистического спектра получило все большее признание и обеспокоенность. Исследования детского гастроэнтеролога Тима Буйе и гастроэнтеролога Артура Кригсмана показывают, что по крайней мере половина всех детей с расстройствами аутистического спектра имеет клинически значимые желудочно-кишечные симптомы.Эти исследователи провели биопсию кишечника и другие оценки и обнаружили уникальные формы воспалительного заболевания кишечника, включая энтероколит, эзофагит и гастрит, у детей с расстройствами аутистического спектра. Доктор Буйе и другие предполагают, что оценка боли в животе, ГЭРБ и хронического запора может быть важна для некоторых детей с аутизмом (Buie et. Al., 2010).

Для некоторых людей лечение этих аномалий пищеварительной системы привело к различной степени улучшения основных симптомов расстройств аутистического спектра, включая поведение, общение и социальные навыки.Основные методы лечения этого аномального воспалительного заболевания кишечника включают диету, лечение кишечных дрожжей и дополнительные ферменты. Более подробную информацию о биомедицинских методах лечения, связанных с желудочно-кишечными проблемами и расстройствами аутистического спектра, можно найти в книгах Марты Герберт (2013) и некоторых других. Эти книги перечислены в конце статьи. В 1995 году Научно-исследовательский институт аутизма (ARI) создал форум для исследователей, где они могут поделиться информацией о различных сопутствующих медицинских и неврологических заболеваниях, которые они обнаруживают у детей с аутизмом.В настоящее время ARI предлагает вебинары по непрерывному медицинскому образованию, которые могут быть просмотрены профессионалами, членами семьи и всеми другими заинтересованными лицами. Вы можете получить доступ к этой информации на их веб-сайте https://www.autism.org.

Некоторые диеты помогают некоторым людям с расстройствами аутистического спектра. Безглютеновая и казеиновая диета — это то, с чего многие семьи начинают изучать желудочно-кишечную связь между поведением своего ребенка и его диетой. Семьи часто анекдотично предполагают, что они обнаруживают, что добровольно ограниченный выбор продуктов питания их ребенка значительно расширяется, когда они переходят на безглютеновую и казеиновую диету.Специфическая углеводная диета (Gottschall, 2002) также представляет интерес для семей, в которых есть дети с расстройствами аутистического спектра. Лучше всего ознакомиться с последними исследованиями и информацией, а также найти квалифицированного медицинского работника, с которым можно будет работать, если вы рассматриваете конкретную диету, лечение кишечника и / или добавки для вашего ребенка. Этот подход, безусловно, работает не для всех, он очень индивидуален и является существенным обязательством для большинства семей, если или когда они начнут.

Когда ребенок постоянно отказывается от еды или испытывает другие проблемы с кормлением или приемом пищи, важно оценить любые возможные медицинские проблемы и определить факторы, которые необходимо решить с медицинской точки зрения, чтобы добиться максимального успеха в кормлении и приеме пищи.К сожалению, у некоторых детей вообще отсутствует аппетит. Они могут не иметь способности чувствовать или интерпретировать чувство голода. Эта неспособность чувствовать или интерпретировать голод сбивает с толку и обычно означает, что семьи прилагают больше усилий, чтобы накормить своего ребенка, потому что он / она будет мало или совсем не заинтересован сам по себе. Пищевая аллергия и пищевая непереносимость также должны рассматриваться как часть медицинского обследования. Отсутствие способности определять голод, пищевую аллергию и / или пищевую непереносимость также может повлиять на проблемы с питанием и, в конечном итоге, на здоровье ребенка.

Поведенческие проблемы, влияющие на кормление и прием пищи

Расстройства пищевого поведения являются сложными и продолжают изучаться среди различных групп населения. Расстройства пищевого поведения, такие как задержка развития, пережевывание, пика, ожирение и нервная анорексия, могут влиять на детей с расстройствами аутистического спектра. Дети, испытывающие эти проблемы, подвержены риску серьезных проблем со здоровьем и ростом, которые могут привести к опасным для жизни последствиям. В литературе часто упоминается (Kedesdy & Budd, 1998; Macht, 1990; Woolston, 1991), что люди с ограниченными возможностями могут подвергаться большему риску этих типов поведенческих расстройств пищевого поведения.

Пика, употребление непитательных веществ, — это поведение, которое может начаться в любой момент жизни при различных обстоятельствах. Если ребенок постоянно ест несъедобные предметы, такие как бумага, грязь или поделки, и / или грызет штукатурку или дерево, необходимо провести обследование, чтобы попытаться определить причину. Очевидно, что за ребенком следует внимательно следить и держать его подальше от веществ, связанных с этим поведением pica. Есть несколько причин и методов лечения пика. Знающий профессионал может оценить и решить проблему pica.Недостаток питания, сенсорная стимуляция, отсутствие способности различать несъедобные предметы и облегчение беспокойства — все это возможные факторы, которые могут привести к пика. Если пика не представляет серьезной угрозы для здоровья или жизни, иногда замените съедобные и / или сенсорные альтернативы, чтобы решить эту проблему.

Руминация — это постоянное срыгивание, повторное пережевывание, повторное глотание или иногда рвота ранее съеденной пищей, и это вторая поведенческая проблема, связанная с приемом пищи, которая может иметь серьезные последствия для здоровья.Причины руминации не ясны, но предполагается, что они начинаются из-за желудочно-кишечных расстройств и продолжаются из-за самостимулирующих поощрений индивидуального опыта. Руминация — относительно редкое заболевание; лучший курс действий — это соответствующее медицинское обследование и лечение. Поведенческие вмешательства могут быть надлежащим образом разработаны и реализованы после того, как будут тщательно решены медицинские проблемы. Поведенческие проблемы, если они серьезны, также должны быть оценены и лечиться с медицинской точки зрения.

Проблемы окружающей среды, влияющие на кормление и питание

В ограниченной литературе по вопросам питания и расстройств пищевого поведения (Morris & Klein, 1987; Macht, 1990; Kedesdy & Budd, 1998; Cermak et.al., 2010) основное внимание уделяется факторам окружающей среды. переменные сенсорной обработки. Дети с чрезмерной избирательностью питания часто сталкиваются со многими факторами окружающей среды, связанными с сенсорной модуляцией и регуляцией. Селективное питание определяется как употребление в пищу очень небольшого количества пищи и / или ограничение съеденных продуктов чрезвычайно узким выбором, иногда всего одним или двумя предметами.Селективное питание может иметь серьезные последствия для развития и здоровья. Проблемы с крайне избирательным питанием часто сопровождаются сильной негативной реакцией на введение новых продуктов. Согласно различным исследованиям, умеренное избирательное питание распространено среди всех детей ясельного и раннего возраста. Невозможно переоценить то обстоятельство, что значительную часть детей с аутизмом беспокоит проблема крайней избирательности в пище.

Чрезвычайная селективность пищевых продуктов, связанная с экологическими и сенсорными проблемами, во многих случаях может быть успешно решена.Для начала нужно проанализировать пищевые привычки, а затем сенсорные переменные. Сбор информации о том, что ребенок ест успешно, и о том, как, когда и где ребенок ест лучше всего, может дать подсказки для расширения рациона ребенка. Необходимо ответить на следующие вопросы: какие продукты, с кем, где, когда и как ребенок ест какие-либо продукты, даже если это всего лишь несколько продуктов. Часто существует определенная закономерность в отношении того, какую пищу ест ребенок или где он успешно ест.

Родители часто обнаруживают, что интерес их ребенка к определенной пище или отказ от нее связан с обычными сенсорными ощущениями.Описание общих сенсорных процессов, связанных с приемом пищи, и различных сенсорных факторов обсуждается ниже. Вы знаете, какие сенсорные входы мотивируют вашего ребенка? Ваш ребенок избегает определенных сенсорных входов?

Некоторые дети с расстройствами аутистического спектра будут есть в основном продукты, которые относятся только к одной из этих четырех категорий: сладкое, кислое, горькое или соленое. Например, часто ребенок предпочитает есть в основном или только соленые продукты и не проявляет интереса к сладкому.«Естественно» соленая пища, такая как чипсы, бекон и крекеры, может составлять большую часть рациона ребенка. Это может встревожить родителей и побудить их искать информацию и помощь.

Есть некоторые дети, которые, кажется, понимают, что любая еда вкуснее для них с кетчупом или иногда с какой-нибудь другой приправой. Семья и специалисты могут решить, что эти начинки подходят, если они помогают ребенку получать больше необходимых им питательных веществ из продуктов, которые они отказались бы есть без их предпочтительной «начинки».»

« Ощущение »или прикосновение к еде обычно является сенсорным фактором для людей с расстройством аутистического спектра. Температура или текстура продуктов должны быть «правильными». Дети часто настаивают на том, чтобы все продукты были комнатной температуры. Это может означать, что холодные продукты, такие как мороженое или фруктовое мороженое, недопустимы, и что приготовленные продукты необходимо охладить до комнатной температуры, прежде чем ребенок их съест.

Дети с расстройствами аутистического спектра также часто отдают предпочтение еде определенной текстуры, например, хрустящей или гладкой.Например, картофельное пюре должно быть каждый раз одинаковой консистенции. При введении новых продуктов питания важно рассмотреть возможность введения продуктов со схожей текстурой или продуктов, которые можно изменить, чтобы они имели схожую текстуру. Некоторым детям, по сравнению с обычными детьми, приходится тяжелее, когда они переходят от еды, которую можно есть пальцами, к еде, которую едят с помощью посуды. Переход от бутылочки также может быть более проблематичным для детей с аутизмом.

Некоторые дети с расстройствами аутистического спектра в большей степени подвержены влиянию запаха еды.Запах незнакомой и непривычной пищи может повлиять на их способность есть. Это может повлиять на их способность выходить за пределы дома, чтобы поесть. Некоторые чрезвычайно чувствительные люди могут быть не в состоянии есть за одним столом или в той же комнате, где другие едят пищу с неприятным и / или незнакомым запахом. Имейте в виду, что запах может влиять на проблемы с питанием вашего ребенка.

То, как продукты «выглядят» — это еще одна проблема, о которой следует помнить, когда еда и кормление являются проблемами.Родители часто говорят, что их ребенок ест только продукты одного цвета, такие как продукты белого или оранжевого цвета. Многие дети с аутичным спектром будут есть что-то только в том случае, если это будет каждый раз предлагаться в одной и той же тарелке или контейнере. Некоторые чрезвычайно избирательные дети захотят «идеальной» единообразия своей еды и откажутся от еды, если заметят даже малейшее изменение.

Стратегии решения проблем питания и кормления

При разработке плана увеличения количества и разнообразия продуктов, которые ребенок будет есть, важно сохранять спокойствие и не контролировать.Фактически, наиболее успешный опыт — это когда ребенку дают некоторый контроль или, по крайней мере, он чувствует, что у него есть некоторый контроль. Чаще всего проблемы с перееданием только усугубляют ситуацию. Очень важно постепенно знакомиться с новыми продуктами. Часто в отчаянии матери предлагают новый набор продуктов каждый день, надеясь, что ребенок случайно что-нибудь попробует. Чем больше вариантов выбора, тем больше шансов на успех, звучит так, как будто это имеет смысл, но не для ребенка в спектре аутизма.

Постепенное введение новой пищи поможет ребенку стать менее чувствительным к запаху, внешнему виду и, возможно, ощущению незнакомой пищи. Если вы выберете новую пищу, которая обладает очень желаемыми для ребенка сенсорными качествами, у вас будет больше шансов на успех. Начните с еды, которая лучше всего подходит для сенсорных ощущений. Ежедневно предлагайте еду, кладя ее там, где ребенок сможет снизить к ней чувствительность. Подумайте, как вашему ребенку лучше всего принять новый предмет в его / ее пространстве. Часто подойдет небольшая отдельная миска или тарелка в непосредственной близости от детского сиденья.Иногда ребенок может терпеть новый предмет на своей тарелке, если он понимает, что единственное ожидание состоит в том, что он просто останется на его тарелке.

Повторное воздействие идентичного пищевого продукта следует предлагать один или два раза в день во время еды, без каких-либо ожиданий. Иногда этот прием в сочетании с другими членами семьи, особенно с братом или сестрой, моделирующий удовольствие от поедания этого нового блюда, может облегчить ребенку попробовать его на вкус. Вы можете пробовать один и тот же продукт в течение двух или трех недель.Для детей, которые реагируют на социальные повествования (Gray, 2000; Gray & White, 2003; Lofland, 2015), информация может быть предложена в этом формате. Социальные повествования — это короткие рассказы, написанные вами и адаптированные для потребностей вашего ребенка в информации. Эти рассказы могут также включать изображения. Социальное повествование в этом случае будет сосредоточено на чудесных преимуществах пробования новой еды. Иногда в рассказе описание любимого персонажа, такого как Барни или Человек-паук, поедающего эту конкретную еду, вызывает у них интерес, и они могут ее попробовать.См. Ссылки в конце этой статьи, чтобы найти дополнительную информацию о социальных рассказах.

Если десенсибилизация, моделирование и социальная история не привели к опробованию новой пищи, стратегия предложения чередования небольших кусочков очень желанной пищи с небольшим кусочком новой пищи является другим вариантом. Как всегда, важно, чтобы этот прием не превратился в битву. Идея состоит в том, чтобы попробовать новую еду как можно приятнее и успешнее. Это общая стратегия, которую используют все дети.Информацию можно сделать наглядно (поместив на тарелке различные закуски) вместе с инструкциями «Сначала любимая еда, затем новая / нежелательная еда, а затем любимая еда». Примером может быть «Сначала макароны, затем горох, а затем макароны». Оба эти подхода к введению новых продуктов питания положительны и не представляют опасности для ребенка. Ребенок может чувствовать, что у него есть некоторый контроль.

Дети не хотят, чтобы их обманывали. Такие уловки, как сокрытие «лишних» овощей в соусе для спагетти или добавок в любимый напиток ребенка, иногда работают, но могут иметь неприятные последствия.Иногда, обнаружив «дополнения» к знакомым фаворитам, ребенок учится с подозрением относиться ко всем продуктам и еще больше ограничивает свой рацион. Эта стратегия, вероятно, работает лучше всего, когда сенсорная характеристика, на которой фокусируется ребенок, — это «внешний вид» еды. Если ребенок более чувствителен к запаху, вкусу или текстуре пищи, может быть труднее делать «добавки», потому что их обычно легче обнаружить. Будьте осторожны при использовании этой стратегии.

Слуховое восприятие обычно не связано напрямую с проблемами еды и кормления.Косвенно звуки могут способствовать комфорту окружающей среды, в которой происходит прием пищи и кормление. Люди с аутичным спектром часто бывают перегружены в шумной и многолюдной обстановке, такой как школьный кафетерий или McDonalds в субботу днем. Важно учитывать потребности людей, чтобы окружающая среда сама по себе не мешала успешному питанию из-за сенсорной перегрузки.

Некоторым детям требуется больше времени, чтобы переключиться с бутылки на чашку или научиться пользоваться посудой.Отчасти проблема заключается в том, что этим детям в целом трудно измениться. Сенсорные проблемы также могут быть частичной причиной этой трудности. Можно разработать план снижения чувствительности при использовании чашки и / или посуды. Если проблема серьезная, эрготерапевт с обучением сенсорной интеграции может помочь порекомендовать методы десенсибилизации. Иногда возможны и уместны изменения, например, использование пластиковой посуды вместо металлической.

Помимо сенсорных свойств продуктов питания и сенсорных стимулов в окружающей среде, влияющих на способность ребенка есть в определенной среде, третьей распространенной проблемой является способность сидеть за столом и есть вместе с другими.Это может быть сложно по ряду причин. Еда за столом с другими людьми — это социальная активность. Еда сама по себе не может быть очень мотивирующим или полезным занятием. Соедините это с социальными проблемами, связанными с приемом пищи, с другими, и вы, возможно, начнете лучше понимать ситуацию с точки зрения вашего ребенка. Кроме того, многие из наших детей активны и им трудно оставаться на одном месте, независимо от того, чем они занимаются. Есть несколько возможностей, которые следует рассмотреть, рассматривая вопрос о том, чтобы сесть за стол вместе с другими, чтобы поесть.

Определение причины, по которой ваш ребенок не может сидеть за столом, поможет решить, что делать, чтобы удовлетворить потребности вашего ребенка. Некоторым детям нужно привести свое тело в порядок с помощью небольшой физической активности, прежде чем их попросят сесть за стол. Иногда необходимо установить таймер, чтобы более конкретно показать, что во время еды ожидается сидение, по крайней мере, в течение нескольких минут, пока таймер не зазвонит. Ожидаемое время, в течение которого ребенок будет сидеть, можно постепенно увеличивать, поэтому успех нарастает медленно.Некоторые дети могут быстро сесть и поесть за столом, но не смогут сесть и ждать, пока их не подадут, и / или после того, как они закончат свою еду. Эту неспособность ждать иногда можно решить с помощью специальных игрушек для ожидания или занятий. Иногда бывает полезно сосредоточиться на вещах, на которых нужно сосредоточиться во время ожидания. Даже некоторым детям старшего возраста и взрослым с аутичным спектром необходимо разработать стратегии ожидания, чтобы использовать их во время еды во время еды с другими. В этой ситуации принесение чего-нибудь для чтения, карманной игры или игры, на которой можно сосредоточиться во время ожидания, также является позитивной стратегией выживания для детей старшего возраста и взрослых.

Проблемы с едой и кормлением иногда могут доминировать в семейной жизни. Если проблемы с питанием очень серьезны и так тесно связаны со здоровьем и развитием вашего ребенка, то легко потерять самообладание. Тот факт, что прием пищи происходит не реже трех раз в день, а семьи и дети не всегда могут есть дома, усугубляет стресс. Получите помощь по любым медицинским и поведенческим проблемам. После того, как эти области будут решены, семьи часто могут заняться факторами окружающей среды, спокойно работая над снижением чувствительности ребенка к новым продуктам со структурой и неконтролирующим планом попробовать новую пищу.Ожидание того, что вы будете сидеть и есть за столом, можно структурировать в виде небольших шагов и шагов, чтобы ребенок добился успеха. Терпение в этом процессе также является ключом к успеху. Общайтесь с другими семьями, чтобы делиться успехами и неудачами, а также собирать новые советы или ресурсы, которые могут иметь значение. Кроме того, когда вы обратитесь к другим, вам напомнят, что вы не единственный, кто справляется с этими проблемами!

Ссылки

Buie, T., Fuchs, G.J., Furuta, G.T., et. al. (2010).Рекомендации по оценке и лечению общих желудочно-кишечных проблем у детей с РАС. Педиатрия, 125, Supp 1, 19-29.

Cermak, S.A., Curtin, C., & Bandini, L.G. (2010). Пищевая избирательность и сенсорная чувствительность у детей с расстройствами аутистического спектра. Журнал Американской диетической ассоциации, 110 (2), 238-246.

Готтшалл, Э. (2002). Разрыв порочного круга (изд. Millennium). Онтарио, Канада: Kirkton Press.

Грей, К. (2000). Новая книга социальных историй.Арлингтон, Техас: Future Horizons, Inc.

Gray, C. & White, A.L. (2003). Моя книга социальных историй. Филадельфия, Пенсильвания: Jessica Kingsley Publishers.

Герберт, М. и Вайнтрауб, К. (2013). Революция аутизма: стратегии всего тела для того, чтобы сделать жизнь такой, какой она может быть. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Ballantine Books.

Кедесди, Дж. Х. И Бадд, К. (1998). Расстройства пищевого поведения у детей: биоповеденческая оценка и вмешательство. Балтимор, Мэриленд: Издательство Пола Брукса.

Ледфорд, Дж.Р. и Гаст, Д.Л. (2006). Проблемы с питанием у детей с расстройствами аутистического спектра: обзор. Сосредоточьтесь на аутизме и других нарушениях развития, 21, 153-166.

Легге, Б. (2002). Не могу есть, не буду есть: проблемы с питанием и расстройства аутистического спектра. Филадельфия, Пенсильвания: Jessica Kingsley Publishers.

Лофланд, Кристи (2015). Написание и использование социальных повествований во всех средах. Получено из социальных повествований о написании и использовании.

Махт, Дж. (1990). Бедные едоки: помощь детям, которые отказываются есть.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press.

МакКэндлесс, Дж. (2003). Дети с голодным мозгом: Руководство по лечению расстройств аутистического спектра (2-е изд.). Патерсон, Нью-Джерси: Bramble Books.

Моррис, S.E. И Кляйн, доктор медицины (1987). Навыки перед кормлением: исчерпывающий источник для развития кормления. Сан-Антонио, Техас: Создатели терапевтических навыков.

Шоу В. (2002). Биологические методы лечения аутизма и PDD (пересмотренная ред.). Ленекса, К.С.: Лаборатория Великих равнин.

Шоу В. (2009).Аутизм за пределами основ: лечение расстройств аутистического спектра. Ленекса, К.С.: Лаборатория Великих равнин.

Сири, К. и Лайонс, Т. (2014). Передовые методы лечения аутизма (4-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Skyhorse Publishing.

Уильямс, К.Э., и Сейверлинг, Л. (2018). Учебный лагерь по брокколи: базовый тренинг для родителей, которые едят отборно. Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

Вулстон, Дж. Л. (1991). Нарушения питания и роста у младенцев и детей. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.


Уиллер, М. (2019). Время приема пищи и дети с аутичным спектром: помимо разборчивости, суетливости и причуд. Получено из Mealtime и дети с аутичным спектром: за пределами разборчивости, суетливости и причуд.

3 совета по изменению времени приема пищи для семей с детьми с избирательным подходом к еде

Двенадцатилетний Кевин страдает аутизмом и ест только пять продуктов. Когда одно из блюд, которые он любит, подается не так, как ему нравится, обычно в результате происходит срыв.

Такая селективность питания делает прием пищи стрессовым и утомительным для всех. Часто семья ест отдельно, потому что поведение Кевина за обеденным столом очень расстраивает его отца, братьев и сестер. Мама Кевина часами уговаривает, подкупает и даже угрожает Кевину, чтобы тот попытался заставить его поесть.

Селективность Кевина в еде нанесла ужасный урон этой семье.

Терапевты, занимающиеся избирательным питанием, постоянно слышат подобные случаи. Одна из первых вещей, которую мы можем решить во время лечения, — это то, как семья может снова насладиться едой, и эти советы помогут достичь этой цели.

1. Представьте себе идеальную семейную трапезу

К тому времени, когда семья переходит на терапию кормлением, время приема пищи, вероятно, становится совершенно невыносимым. Как терапевты, мы можем помочь им сделать шаг назад и представить себе идеальный обед для их семьи. Иногда нам нужно расширить фокус — на мгновение отойти от того, что ест ребенок, чтобы помочь семье снова получить удовольствие от общения друг с другом.

Обеденные настольные игры могут помочь в этом. Эти игры могут включать:

  • Две правды и ложь
  • Угадай игры («Угадай мое любимое животное / цвет!»)
  • Назовите эту еду («Она хрустящая, сладкая и полезная!»)
  • Вы бы предпочли («Уметь летать или быть невидимым?»)
  • Я шпион

Переориентация на общение во время еды может уменьшить беспокойство и способствовать здоровым отношениям.Кроме того, вместе играть в игры — это весело!

2. Восстановите семейный распорядок обеда

Семейная трапеза должна быть временем для общения между членами, а также для питания тела и духа. Выработка четкого и последовательного режима приема пищи может вернуть спокойствие в это важное время дня.

Часть этого распорядка может включать в себя поощрение ребенка с избирательным подходом к еде участвовать в приготовлении еды. Они могут подавать еду на тарелку, перемешивать, наливать и, если это необходимо и безопасно, измельчать и готовить.Это позволяет ребенку установить некоторый контроль над тем, что он ест. Кроме того, взаимодействуя с пищей, они могут подготовить свое тело и разум к сенсорным ощущениям от еды.

Кроме того, визуальные инструменты могут прояснить ожидаемое время приема пищи и уменьшить беспокойство в семье. Например, можно использовать визуальный таймер, чтобы сообщить, сколько времени каждый участник проведет за обеденным столом. В качестве альтернативы, ребенок с избирательным подходом к питанию может поместить карточку «не есть» над продуктами, которые особенно страшны, и знает, что родители не заставят его есть эти продукты.

Творческий подход с помощью визуальных подсказок может помочь и детям, и родителям снизить тревогу и укрепить привычный режим приема пищи.

3. Празднуйте небольшие и значимые изменения

Работая над созданием мирного и приятного семейного обеда, мы также можем постепенно добавлять новые продукты в рацион ребенка. Для воспитателей важно понимать, что это будет постепенный устойчивый процесс.

Использование этих общих принципов может помочь опекуну успешно сотрудничать со своим ребенком и добавлять продукты в его рацион:

  • Предлагая новую еду, убедитесь, что она очень маленькая и не пугающая.
  • Воздействие и постепенное взаимодействие с пищей являются ключевыми. Родители и терапевт по кормлению должны определить, какую ступеньку иерархии пищевых взаимодействий ребенку следует практиковать с новыми продуктами.
  • Поощряйте ребенка изменять предпочтительную пищу в небольших количествах. Может быть, они добавили свой любимый цветной пищевой краситель в макароны с сыром или посыпали спагетти пармезаном. Психотерапевт и родитель будут работать вместе, чтобы определить одно небольшое изменение, которое можно внести в предпочтительные продукты.
  • Никогда не обманывайте и не вводите в любимую еду ребенка непривычную пищу. Это может подорвать доверие, которое необходимо для более широкого принятия пищи с течением времени.

По мере того, как семьи вместе со своим терапевтом по кормлению начинают решать вопросы избирательности питания, эти советы могут помочь им двигаться в правильном направлении. Вскоре семья сможет общаться и делиться жизненными взлетами и падениями во время семейной трапезы и получать как физически, так и эмоционально питание от этого позитивного времени, проведенного вместе.

Дополнительная литература:

Суарес, М. А. и Буш, Э. (2020). Пилотное исследование протокола питания Just Right Challenge Feeding Protocol для лечения избирательности питания у детей. Открытый журнал трудотерапии, 8 (2), 1-9.

Избирательность питания у детей с аутизмом

Придирчивое или избирательное питание, также известное как избирательность питания, часто встречается у детей с расстройством аутистического спектра.Это серьезная проблема, которая может привести к проблемам со здоровьем и недостатку питания у этих детей. У некоторых детей может быть такая строгая избирательность в еде, что они могут есть только пять разных продуктов. (Cermak, et. Al., 2010).

Неясно, что вызывает селективность питания, но сенсорные проблемы могут быть одним из факторов. Отвращение к запаху, текстуре, цвету или температуре некоторых продуктов может способствовать селективности питания, поэтому следует учитывать это при программировании поведения.Кроме того, консультации с компетентными профессионалами и практика только в рамках своей компетенции и обучения, когда это уместно, является этической практикой, которая применяется в отношении избирательного подхода к продуктам питания.

Обучение поведенческим навыкам — это один из способов научить родителей работать над селективностью питания дома, помимо лечения. В одном исследовании Cermak, Curtin и Bandini (2010) использовалась тренировка поведенческих навыков, чтобы помочь родителям работать над воздействием вкуса, избежать исчезновения и угасания для своих детей, у которых были трудности с избирательностью питания.Они обнаружили, что родители улучшили свою успеваемость после тренировки и что вмешательство привело к улучшению восприятия детьми еды. Также произошло снижение дезадаптивного поведения. Даже при последующем наблюдении дети из исследования сохраняли увеличение разнообразия продуктов, которые они потребляли.

Mueller et al. (2003) использовали обучение поведенческим навыкам (BST), включающее инструкции, моделирование, репетиции и обратную связь, чтобы научить родителей работать с их ребенком над селективностью питания.Родителей учили использовать угашение и либо дифференциальное подкрепление альтернативного поведения (DRA), либо неконтролируемое подкрепление (NCR). Результаты их исследования показывают, что родители могут эффективно реализовать вмешательство, которое было обучено профессионалом ABA, и что положительные результаты могут быть замечены в результате вмешательства, осуществляемого родителями.

Для обучения родителей методике ABA селективности питания у детей с аутизмом важно, чтобы провайдер ABA обладал компетенцией в этой области, чтобы давать рекомендации семье по вопросам, связанным с кормлением.Согласно Кодексу профессионального и этического соответствия BACB, BCBA должны практиковать только в своей области компетенции и получать надлежащую подготовку для новых областей, в которых они хотели бы стать компетентными.

Родителей можно обучить работе над селективностью питания, сначала научив их завершите сеанс вкуса, как это было завершено в исследовании Sieverling, et. al. (2012). Это может включать в себя то, что опекун преподносит ребенку хоть один кусок еды. После того, как ребенок съел представленный укус, ему разрешили покинуть это место на 3 минуты.В исследовании представленные укусы вначале были размером с горошину, а затем после того, как ребенок откусил пищу в течение 30 секунд после предъявления без дезадаптивного поведения в течение трех сеансов, размер укуса был увеличен до половины ложки. Воспитатель старался обеспечить ребенка продуктами всех групп питания.

«Вымирание» использовалось в исследовании, если ребенок выплевывал пищу и представлял новую презентацию пищи. Игнорирование неадаптивного поведения использовалось для уменьшения отображаемого проблемного поведения.После десяти дегустационных сессий воспитатель представил 10-минутные пробные обеды с новыми продуктами, чтобы оценить обобщение пробования новых продуктов.

Может быть полезен анализ задачи, проводимый во время обучения родителей ABA, в частности, для работы над селективностью питания. Когда вы помогаете родителям научиться использовать анализ задач, использование BST полезно. Провайдер ABA может использовать моделирование, репетицию и обратную связь, чтобы помочь родителям изучить этапы анализа задачи.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *