Разное

Людмила петрановская психолог: Людмила Петрановская — официальный сайт

Содержание

Биография Людмилы Петрановской

В юности я хотела быть писателем. Но всегда было понимание, что неплохо
складывать слова я, пожалуй, могу, но вот сказать пока особо нечего. Сюжеты и герои
придумывались легко, но так же легко таяли, не имея достаточной жизненной силы,
чтобы воплотиться в текст. А потом я нашла свое дело и узнала сторону жизни, в
которой такие сюжеты и герои, что никакой литературе не приснится. Теперь было о
чем писать и было зачем. И вымысел не понадобился.
Первую книжку (не считая детских), «В класс пришел приемный ребенок» я
буквально выдохнула – за месяц, в очень тяжелый период времени, когда писать
удавалось по два-три часа в день от силы. И получила в ответ столько тепла и
понимания от читателей, что пришлось продолжать.
«Дитя двух семей» — книжка совсем небольшая, но она очень мне дорога. Она
появилась из самой глубины контакта с огромной душевной болью и с любовью, которая
могла бы быть еще больше.

«Минус один. Плюс один» — более практичная, собранная, деловая, она была написана
в помощь людям, которые задумались о том, чтобы стать приемными родителями.
Книга, в которой я рассказала свое видение теории привязанности – «Тайная
опора», мне очень радостно слышать от сотен родителей, что она позволила им стать
спокойнее, больше доверять себе и получать больше радости от родительства. Но было
и немало людей, которые рассказывали, что книга заставила их грустить и плакать,
остро переживая то, чего им не хватило в детстве или что они хотели бы, но невполне
смогли дать своим детям.

Случается и такое, что книгу возводят в абсолют, понимая все сказанное слишком
категорично, так что сейчас я думаю о том, что пора писать книгу-поправку,
призывающую сохранять критичность и не доводить идеи теории привязанности до
абсурда. Отчасти такой коррекцией стала и книга «Selfmama», посвященная
работающим матерям, ведь теория привязанности, говоря о важности для ребенка
отношений с родителями, вовсе не утверждает, что ребенку нужно посвятить себя
полностью и что женщина – лишь средство для выращивания потомства, и не должна
иметь собственных жизненных целей и интересов.

«Если с ребенком трудно» — это своего рода практическая, прикладная часть
теории привязанности, примененной к ежедневным родительским вопросам: что делать,
если ребенок…? Она изначально была написана для приемных родителей, но потом
оказалось, что ситуации с обычными детьми и вопросы родителей в целом очень
похожи.

Сейчас несколько новых книг ждут своей очереди, чтобы я наконец нашла время,
села за стол и дала им выйти на свет. Очень хочется, чтобы это случилось.

Family Tree — Людмила Петрановская: «Не теряйте голову и не думайте, что кто-то знает лучше вас, как вам жить»

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

Правда ли, что современные родители по отношению к родителям начала 2000-х годов стали больше осмыслять свою родительскую роль? Стали больше читать, размышлять, учиться быть осознанными родителями?

Да, часть российских родителей (прежде всего образованные жители больших городов) безусловно сейчас больше уделяют внимания осмыслению своей родительской роли, размышляют о том, как правильно и как неправильно себя вести с детьми, как их развивать, воспитывать.

У родителей прежних поколений был достаточно трудоемкий быт, часто они работали на двух-трех работах, чтобы «поднять» детей, и у них просто не было сил и времени на глубокую рефлексию. Они не могли себе позволить такую роскошь, как переживать над каждым своим словом, сказанным ребенку, или часами читать статьи о «правильном» родительстве. 

За последние пятнадцать-двадцать лет быт стал проще, в целом вырос уровень благополучия — опять-таки, в основном у образованных горожан. По мере того как решаются базовые, жизненно важные вопросы, родители получают возможность заниматься более тонкими потребностями, как-то: хорошими отношениями в семье, успешным родительством.

Для детей, растущих в этих новых условиях, это безусловное благо?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужны результаты длительных и масштабных исследований. Но важно понять, что в жизни не бывает линейного прогресса. Все явления имеют теневую сторону, у всего есть свои издержки.

Простая логика, что родители стали больше читать психологов и от этого дети стали как на подбор счастливее и успешнее, тут не работает.

То есть у роста родительской рефлексии есть и обратная сторона? Например, высокий уровень родительской тревожности?

Тревожность действительно растет, но вряд ли она растет буквально из-за того, что родители больше читают о детской психологии. Скорее, наоборот, тревожность делает рекомендации психологов востребованными. Сейчас правила игры в мире меняются слишком быстро, и поэтому нам сложно справиться с одной из базовых задач родителей: адаптировать ребенка к жизни. Ведь от родителей требуется не только, чтобы дети были живы и здоровы, но и чтобы им объяснили, как здесь все устроено. Сформировали у них полезные навыки, привычки, ввели ограничения, которые сделают их более жизнеспособными в данном социуме с данными правилами.

Но сегодня правила меняются быстро, и все мы, как родители, находимся в затруднительном положении: поди пойми, что в современных условиях сделает ребенка успешным и социально адаптивным!

Мы и сами-то зачастую не знаем, за что хвататься, пребываем в полной растерянности, не можем даже относительно самих себя принять осмысленное решение. Как и во что инвестировать деньги? Куда и чему идти учиться, чтобы быть востребованным на рынке труда? Как расставлять приоритеты между личной жизнью и профессией? Интернет, гаджеты, новые технологии — это все изменения достаточно заметные. Но сложнее осмыслить изменения на уровне ценностей и культурных норм. Что сейчас считается хорошей семьей, удавшейся карьерой, умным вложением средств, счастливой жизнью? Что считается правильным или неправильным воспитанием?

Вы говорите о стремительно меняющемся мире. А как сами психологи? Они тоже фрустрированы быстрыми изменениями в мире? Они тоже не знают, как адаптировать своих детей?

С одной стороны, психолог — такой же человек, как все остальные. Он тоже многого не знает, и его тоже окружает эта же изменчивая реальность. Но у психолога есть ряд профессиональных привычек: навык рефлексии, умение смотреть на вещи со стороны и видеть системные связи. С точки зрения рынка труда, для психологов ситуация достаточно благоприятна, так как психолога заменить искусственным интеллектом сложнее, чем водителя или кассира в магазине. Кроме того, вся тревожность современных людей, их внимание к себе, своим отношениям, детям в конечном итоге тоже является полем деятельности психологов. 

Еще важно помнить, что психолог — профессия помогающая. Если можешь кому-то помочь, тебе тоже становится легче. Особенно сильный стресс мы испытываем, когда ничего не можем изменить. Известный факт: даже в концлагерях и катастрофах лучше сохранялись люди, которые имели силы и желание помогать другим.

При этом важно, чтобы психологи всегда осознавали границы своей компетенции и своих возможностей. Рост тревоги родителей после чтения статей психологов может возникать тогда, когда автор увлекся и вещает «сверху», делая слишком категоричные заявления и вольные обобщения. К сожалению, такого тоже немало. И история психологии знает немало примеров, когда органические заболевания объясняли «не таким» отношением родителей. Все это потом опровергалось исследованиями, но эта информация оставалась в научных кругах, а яркая доходчивая «теория» оставалась жить в поле популярной психологии, да еще и много раз с усилением и упрощением пересказанная.

Сегодня многих родителей полезные, разумные статьи по детской психологии и педагогике буквально ранят. Они слышат упрек в свой адрес, испытывают чувство стыда, переживают, что они недостаточно хорошие родители… Почему возникает такая реакция на нужную, актуальную информацию?

Отчасти это — поколенческий синдром. Сегодняшние родители по большей части — представители поколения детей, которые росли у родителей не вполне зрелых, в силу разных причин.

Дети девяностых с детства привыкли быть в позиции гиперответственности и гиперконтроля за все, что происходит вокруг.

Иногда это приобретает даже вид комплекса всемогущества: если они хорошенько постараются, то родители не разведутся, папа не станет пить, они добьются успеха и так далее. Теперь, когда они выросли и сами стали родителями, им кажется: если они будут общаться с детьми четко «по науке», будут стараться на все сто, то результат будет прекрасным. Дети вырастут успешными, счастливыми, гениальными.

А на самом деле успех родителя не зависит от старания?

Отчасти зависит. Но то, о чем мы с вами говорим, это — поколенческий родительский невроз: представление о том, что на самом деле есть возможность все просчитать и вырастить ребенка «в лучшем виде», чтобы все получилось идеально.

Перфекционизм расцветает у каждого в своем месте: кому-то нужно, чтобы ребенок был не как все — ярким и особенным. Кому-то — чтобы всем нравился, со всеми ладил. Кому-то — чтобы блестяще учился и был везде лидером. Кому-то — чтобы он был безгранично добрым и переживал за проблемы экологии и мира во всем мире.

При всем разнообразии проявлений общее место здесь — родительская фантазия, что существуют алгоритмы получения желаемого результата воспитания.

Родители, которые оказываются в плену этой фантазии, часто имеют положительный опыт воплощения этой идеи: они много работали и учились, достигли успеха, построили бизнес, написали диссертации, сделали карьеру в чужом городе или стране, освоили самые новые технологии… Они на себе почувствовали, что если подключить голову, приложить максимум усилий, то получишь результат. Этот опыт они переносят в родительство. Но родительство — совсем другая история: тут мы имеем дело не с собой, а с другим человеком, у которого своя личность, своя жизнь, скорее всего, свои цели и ценности. Более того, мы с этим человеком и другими людьми образуем семью, систему со своими правилами и «законами сохранения», и по этим правилам гиперфункционирование одного члена семьи, его успешность и «правильность» часто уравновешивается за счет других.

Что делать родителям, которые твердо верят в то, что их метод воспитания принесет желаемый результат? Как избавиться от иллюзии?

Прежде всего, ответить себе на вопрос, что мы считаем результатом родительства. С одной стороны, это очень простая и суровая правда: ребенок вырос — цель достигнута.

Вот перед вами стоит практически здоровая, половозрелая, жизнеспособная особь, значит, вы молодец. Дальше этот новый человек будет жить своей жизнью, а ваша миссия (Признайте это!) фактически выполнена.

С другой стороны, родительство — это подготовка ребенка к жизни, и тут, повторю, мы не очень знаем, как и к чему готовить. А значит, не можем и дать ответ, что считать положительным результатом. Наверное, если человек условно готов жить самостоятельно, ориентируется в современном мире людей — все уже не так плохо.

Есть и третья сторона — это все то, что мы навешиваем на простой и ясный «скелет». Якобы, мы родители, а значит, должны сделать так, чтобы он, ребенок, был счастливым, успешным, умным, творческим, должен пользоваться успехом у лиц противоположного пола, родить побольше детей, сделать блестящую карьеру, заработать миллион, и все это сразу… Вот с этой историей нужно расставаться, потому что она доведет до ручки любого родителя, а заодно и самого ребенка. Ничего такого мы нашим детям не должны, это попросту не в нашей власти.

Как понять, что ты оказался в плену фантазий и слишком большие надежды возлагаешь на свои методы воспитания? Есть ли тревожные симптомы для гиперответственных родителей?

Основной симптом вы уже назвали: если при чтении каждой новой статьи о правильном и неправильном воспитании вы «рассыпаетесь», теряете почву под ногами, испытываете вину, горюете, что вы недостаточно хороши — это знак того, что есть зона уязвимости. Если ознакомившись с новой методикой, вы ощущаете готовность вдруг все поменять, начать новую жизнь с понедельника, внедрить, выполнить — это тоже не про доверие к себе.

Никакие рекомендации от психологов не должны тут же «проваливаться в ноги»: прежде чем действовать, нужно остановиться и подумать.

Подумать, например, вот о чем.

Отношения родителей и ребенка — это устойчивая система. Если ребенок сравнительно благополучен, жив и здоров, значит, как-то вы справляетесь, что-то точно делаете правильно. Может быть, в каком-то месте вам сложно, вас истощает принятый способ жить, или что-то можно улучшить, но, если ребенок в общем и целом в порядке, значит, есть смысл в том, как вы действуете сейчас. Вы уже вложились в этот способ, и он себя как-то оправдывает. Не стоит, да и не выйдет его обесценивать и «выбрасывать в мусорку».

Далее. Любые общие рекомендации — «про сферических детей в вакууме». У вас своя история и свой ребенок.

Не теряйте голову и не думайте, что кто-то знает лучше вас, как вам жить. Скорее всего, он знает об общих законах и принципах, но не о том, как жить конкретно вам.

Поэтому всегда и во всем сохраняйте критичность. Если вам кто-то что-то говорит, задавайте вопросы: «Кто это сказал? С чего он это взял? А почему так?» Это не подозрительность, а разумный подход. Все, что вам говорится, говорится зачем-то. Но уж точно не затем, чтобы вы закрыли лицо руками и разрыдались. Задача автора очередной статьи или книги — не обидеть вас, не обесценить ваш родительский труд, не довести до угрызений совести. Вероятнее всего, он хочет сообщить вам какую-то информацию, которая может быть вам полезна — или нет. Вы же не берете в магазине все, что лежит на прилавке? Выбирайте то, что подходит именно вам и именно сейчас.  Пробуйте, осмысляйте и позже вы сможете внести коррективы в свой выбор. Не пугайте себя фантазиями о том, что можно фатально навредить ребенку, «не так» с ним поговорив. Увидите, что поговорили не очень — признаете это и попробуете иначе. Родительство — это не раз и навсегда полученная квалификация, это путь.

И, в целом, чем устойчивее у нас привычка осмысливать происходящее, не слипаться с ним, смотреть со стороны, оставляя критический зазор, тем нам же лучше.

В некоторых направлениях психологии есть термин «авторство своей жизни». Каким бы ни был мир тревожным и изменчивым, нам важно научиться не колыхаться, как веткам на ветру, от каждого модного веяния в психологии, а учиться лучше понимать свои собственные цели и ценности, руководствоваться собственным здравым смыслом и состоянием наших отношений с детьми.

Интервью провела Александра Чканикова

Вас может заинтересовать:

Вас могут заинтересовать эти статьи

Психолог Людмила Петрановская: биография (фото)

Людмила Петрановская – известный психолог, который специализируется на вопросах воспитания детей. Познакомиться поближе с ней, ее биографией, книгами и идеями можно в этой статье.

Биография

Людмила Петрановская — психолог, писатель и эксперт по детскому воспитанию. В 2002 году ей вручили Премию Президента РФ в области образования. В 2012-м она организовала Институт развития семейного устройства. Профильной задачей учреждения является работа с сиротами, а занятия здесь проводятся для практиков, занимающихся адаптацией детей в семье и жизни. Авторству Петрановской принадлежат книги «Трудный возраст», «В класс пришел приемный ребенок», «К вам пришел приемный ребенок» и другие.

Людмила Петрановская: биография

Родилась 20 апреля 1967 года в Узбекистане. По первому образованию филолог, психологическое образование получила в Институте психоанализа, специализируется на семейном консультировании и психодраме. В 2002 году ей присуждают премию Президента РФ в сфере образования. В 2012 году Людмила Петрановская создает институт развития семейного устройства для детей-сирот. Институт является общественной организацией, цель которой – подготовка специалистов в этой сфере. Для психолога важно, чтобы дети, оставшиеся без родителей, не попадали в интернат, так как это совершенно ненормальный мир.

В широких кругах Людмила Петрановская, фото которой можно увидеть ниже, стала известна благодаря своим книгам, посвященным вопросам воспитания детей. Книги написаны с целью помочь приемным родителям, но и родители не приемных детей находят в них очень много ценного для себя.

Биография писателя

Людмила Петрановская – педагог-психолог, специалист по семейному устройству детей сирот, тренер, психодраматист, писатель.

Людмила Владимировна родилась 20 апреля 1967 года в Ташкенте. В 1998 году Окончила Институт психоанализа по специальности семейное консультирование, психодрама. В 2002 году Петрановская становится Лауреатом Премии президента РФ в области образования. В 2012 году психолог самостоятельно создает Институт развития семейного устройства для детей сирот – общественную организацию, обучающую практиков в этой сфере. Она уже много лет занимается семейным устройством таких непростых детей. Отношение к интернату у Людмилы Петрановской очень негативное, как она сама говорит “Сейчас интернат – это абсолютно ненормальный мир, похожий на тюрьму с патологическим контролем”.

Так же Людмила Петрановская автор книг в области психологии и воспитания детей: «В класс пришел приемный ребенок», «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка», «Если с ребенком трудно», «Что делать, если…». Эти работы должны помочь и направить будущих родителей детей сирот. Психолог всеми силами пытается поменять общественное мнение и ведет борьбу с проблемами усыновления в России.

написала рецензию5 апреля 2020 16:11

“Немало проблем, отравляющих жизнь множества людей, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребёнка с родителями”

Вообще быть родителем довольно страшно. Кажется, словно бесконечно играешь в “сапёр”, когда за малейшим просчётом следуют непоправимые ошибки, и всё, игра проиграна. Вот только здесь на кону не выигрыш или проигрыш, а будущее целого человека.

Психолог Людмила Петрановская доходчиво объясняет, как не сойти с ума в первые годы жизни ребёнка, помочь своему сыну или дочери стать самостоятельней, а также преодолеть возрастные кризисы и не потерять себя в материнстве. При этом автор опирается на результаты научных исследований в области воспитания, подтверждает свои суждения примерами из жизни.

Читая, согласно кивала, особенно когда сталкивалась со знакомыми ситуациями. Например, кого из нас не заставляли через слёзы давиться ненавистным супом? Зачем тратить нервы, свои и ребёнка, из-за подобных мелочей? А многим ли говорили, мол, ах, всю молодость потратила/потратил на воспитание детей. Но кто просил тратить молодость? Ребёнок не должен быть тяжким грузом, посвящать всю свою жизнь воспитанию, позабыв о себе, – дело бессмысленное и неблагодарное, потому что когда-нибудь ваше чадо вырастет и начнёт строить собственную жизнь, а с чем останетесь вы?

Не со всеми советами Петрановской я согласна, хотя она сама спешит отметить ещё в самом начале: “Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта – не исключение”. Но, в целом, для меня “Тайная опора” стала ключом к пониманию собственного ребёнка, потому я могу с уверенностью её рекомендовать.

Полезность информации перекрывает косяки книги, а их не мало. Опечатки чуть ли не на каждой странице, несоответствие глав, указанных в содержании, пунктуационные ошибки. У меня много книг издательства АСТ, но я ни разу не встречала у них столько промахов. Надеюсь, когда-нибудь книгу переиздадут и больше внимания уделят качеству. И вот тогда, красивую, отшлифованную редакторами-корректорами, её запросто можно выдавать родителям сразу при выписке из роддома, как инструкцию.

написала рецензию20 февраля 2018 19:47

Я примерно на середине “Тайной опоры”, но не удержусь от рецензии.
Как по мне, необходимо на федеральном уровне рассмотреть законопроект, который обеспечит каждую мамочку, вставшую на учет по беременности, этой книгой!
Книга безусловно полезная и написана очень легким языком. Приведенные примеры из жизни помогают усвоить материал на уровне подсознания. Очень жаль, что “Тайная опора” не попала в мои руки во время беременности(
Некоторые моменты я прожила вновь на эмоциональном уровне (момент рождения ребенка, психоэмоциональная связь с младенцем до года и реакции на первые самостоятельные шаги). В каких-то моментах я увидела ошибки своих родителей, что вызвало легкую грусть и желание не допустить таких ошибок со своими детьми.
Книга прочитана на половину, а уже масса закладок и я обязательно прочту актуальные для меня труды Петрановской и буду с нетерпением ждать анонсированные в “Тайной опоре” книги.
Я очень настоятельно рекомендую всем небезразличным к своим деткам родителям включить эту книгу в список must have. А так же все, кто только планирует вступить на путь родительства – не поленитесь, обязательно уделите время “Тайной опоре”.
Всем приятного книгопровождения!!!

написала рецензию22 апреля 2018 12:42

Эта небольшая книжка зацепила меня прежде всего своим невероятно удачным названием – Если с ребенком трудно. А есть ли вообще те, кому легко? Не то что с момента рождения, а чуть ли не с момента зачатия начинаются страхи, мысли, планы, самонакручивания и кошмары. Шевелится-не шевелится, что покажут скрининги, как пройдут роды, родится ли малыш благополучно, крепким и здоровым? Дальше колики, зубки, прикорм, ночные бдения, все положенные по возрасту болячки и проблемы, развивайки, садик, кризисы роста и так на всю оставшуюся жизнь. И часто родители в хлопотах по обеспечению внешней комфортной благополучной жизни своему чаду напрочь забывают о внутренних потребностях ребенка – потребность в любви, привязанности, потребность в общении со значимым взрослым, потребность в его одобрении.

И в этой тонкой книжке, мне кажется, дается самое нужное и самое главное – понимание, на чьей вы стороне. Понимание, что можно и нужно прекратить эту войну с ребенком и с самим собой. Все изложено очень просто и ясно. Одним из самых важных моментов для меня стало объяснение с физиологической точки зрения, почему крик не действует на человека, будь то ребенок или взрослый. Дело даже не в том, что я теперь поняла, почему нет смысла кричать на ребенка, я поняла, почему я сама не выношу крика и разговоров на повышенных тонах. Во второй части книги есть конкретные рекомендации и шаги, как наладить, починить то, что сломано и разрушено в отношениях с ребенком. Без манипуляций, без механических формул, без зомбирования.

Книга сильна в психоэмоциональном воздействии, катарсис вам обеспечен – ну, или это я такая чувствительная. Первый раз начала ее читать в транспорте, и пришлось выйти из трамвая, обливаясь слезами. Сейчас читаю ее же “Селфмама”, по ощущениям первых пятидесяти-шестидесяти страниц это более развлекательная и занимательная тема, хотя и не менее полезная. С нетерпением жду еще книг, ищу лекции Петрановской в интернете и желаю ей сил и здоровья как можно дольше продолжать свое благородное дело.

написала рецензию21 апреля 2018 22:38

Жаль, что я прочитала “Тайную опору” на четырнадцать лет позже, чем надо было бы. И сейчас, если кто-то ждет малыша, у кого-то только что родился малыш – очень советую прямо сейчас, не откладывая, идти и покупать эту книгу. Читать ее никогда не рано. И надеюсь, никогда не поздно. Так что если вашему ребенку год, два, три, десять – надо читать.

На меня она оказала огромное действие. Все оказалось до смешного простым, а сложное сейчас – привыкнуть к этой мысли, что все просто. Любите своих детей безусловно, дарите им свое время, свою привязанность – и все будет хорошо, все будут счастливы.

Эта книга – скорее стратегическая, она дает общий план, общее направление развития, общее понимание психологии ребенка, общее представление о гуманной педагогике. Здесь нет конкретных методик и приемов. И мне кажется, что в гуманной педагогике и не может быть всего этого, ведь все это – манипуляция. Нормально ли манипулировать человеком, которого ты любишь?

Петрановская пишет очень просто и понятно, с юмором, а главное, что безумно импонирует – с искренним уважением к родителям. Она ясно показала и “разоблачила” все капканы, в которые вынужденно попадают современные родители. Умная мудрая женщина, спасибо ей огромное, что поделилась своим опытом, своими идеями! Отличная вдохновляющая книга, очень полезная, очень правильная.

написала рецензию6 декабря 2017 15:57

“Благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится.”

“Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка” Л. Петрановской –
книга реально стоящая!
Написана детским психологом очень разумно и доступно. Основная идея в том, что ребенку от родителей в первую очередь нужна любовь, забота и личный пример. Мысль не новая, но в книге она адаптирована к сегодняшним реалиям (технологии, детсады и школы) и к проблеме взрослых (которые переносят на детей опыт своего детства).
В книге 8 глав – о 7 возрастных периодах детства и после него. О том, что свойственно и что важно детям в каждом из периодов. А еще простые рецепты совместного счастья и заботы о ребенке.
Моему ребенку нет и двух лет, но я с удовольствием прочитала книгу от корки до корки. Чего и вам желаю!

Про привязанность

— Благодаря вашим книгам мы узнали про привязанность как базовую вещь в жизни человека. А как сформировать это чувство у ребенка, если женщине нужно много работать и, соответственно, отсутствовать дома? Тем более если речь идет о приемном ребенке, который изначально был депривирован.

— Эта проблема была общей в советские времена. Когда ребенка уже в двухмесячном возрасте отправляли в ясли, фактически он получал ту самую депривацию. Семьи, позволяющие себе не отдавать ребенка в ясли, скорее, были исключением, чем правилом. Пусть это была не тотальная депривация, но советскому ребенку доставалась мама, измотанная рабочей сменой на заводе и достаточно тяжелым бытом. Неслучайно до сих пор у старшего и среднего поколений мы видим последствия депривации.

— В чем они выражаются?

— У человека, уже взрослого, отсутствует контакт с собственными чувствами, у него нет контакта со своим телом, с родителями, со своими потребностями и даже со своими выросшими детьми.

— Чтобы не повторить советский опыт, что важно учитывать современной работающей женщине?

— Одно дело, когда мама часто звонит куда-то, раз в неделю ездит на совещания или, в конце концов, кормит ребенка в перерыве делового мероприятия. И совсем другое — оставляет ребенка на сменных нянь. Если женщина не чувствует материнство сферой своей самореализации и понимает, что не желает много заниматься ребенком, имеет смысл искать постоянное замещающее лицо: папу, бабушку или постоянно проживающую няню.

Но в этом случае маме придется согласиться, что няня, папа, или бабушка станут основной привязанностью ребенка. В общем-то, многие годы имущие классы так и жили, а мать начинала фактически заниматься ребенком в его более взрослом возрасте. Так, например, мы все знаем имя няни Пушкина, но не знаем, как звали его мать, верно? Если маму такой расклад устраивает, то все в порядке.

— То есть проблемы с привязанностью начинаются, когда мама не может или не хочет заниматься ребенком и никому не передает эту ответственность?

— Да, такая мама сначала нанимает няню, потом ее меняет, потому что ребенок к ней привязывается, и мама начинает ревновать. Очень часто няню увольняют с формулировкой: «Претендует на роль матери». Но при этом, когда ребенок болеет, когда у него температура, режутся зубы, его тошнит или его надо везти в больницу, с ребенком все равно находится няня. И при этом любить он должен только маму. Извините, но такой способ привязанности не работает. Ребенок привязывается к тому взрослому, который рядом с ним в самые тяжелые моменты. И такую няню лучше беречь как зеницу ока и молиться, чтобы она от вас не ушла.

— Деловая женщина, как правило, хорошо умеет распределять и делегировать обязанности. А что в воспитании ребенка можно и нельзя делегировать?

— Если вы хотите стать для ребенка главной привязанностью, вы все равно можете ходить на работу и делать свою карьеру. Приходящая няня может гулять, играть, кормить дитя, но его базовые потребности — когда он болеет или перед сном, когда ребенок максимально беззащитен, — должна удовлетворять мама. Если вы понимаете, что этим заниматься не хотите и не можете, согласитесь с фактом, что основной привязанностью ребенка будете не вы. Так вы только поможете своему ребенку.

— Женщины, не желающие портить свою карьеру, часто оправдывают свой ранний выход в офис тем, что не хотят выглядеть неинтересно в глазах собственного ребенка, когда он подрастет.

— Если честно, не так много таких карьер, в которых нельзя на год-два отлучиться из офиса. Особенно если мы говорим о по-настоящему успешной женщине, о востребованном профессионале, уже сделавшем себе имя и должность в бизнесе. И тем более, когда мы говорим, что многие заводят детей не в 25-летнем возрасте, а значительно позже, когда карьера сформирована. Думаю, к 35 годам уже можно иметь такое рабочее место, где тебя тебя не забудут за пару лет. К тому же никто не отбирает возможность работать в качестве консультанта или фрилансера с неполной занятостью. А начиная с трехлетнего возраста ребенка уже можно позволить себе полную занятость.

— Родители часто обосновывают свою занятость необходимостью зарабатывать деньги на все самое лучшее для ребенка — самый лучший (и соответственно, дорогой) сад, школа, курсы, игрушки. Как вписать материальные ценности в воспитание?

— Чаще всего это растет из детства самих родителей, когда они сами были многого лишены. Важно спросить у себя взрослого: «Чья это потребность — моего ребенка или моя собственная из детства?».
Если вам в детстве хотелось красивого платья, то идите и купите его себе. Но не морочьте, пожалуйста, голову ребенку, таская его примерочным, когда он (или даже она) желает надеть старые штаны и залезть в лужу.

— Как быть с мелкими подарками от мамы и папы после позднего возвращения с работы или командировки, например?

— Есть дети, для которых подарки — это важно. Это про то, что мама с папой про них помнят и любят. Подарки сами по себе не криминал. Но если вместо своего общества я предлагаю ребенку подарок и при этом жду, чтобы он хотел не подарки, а меня, это уже несколько странно. Ребенок хочет того, кто дает ему силы и чувство, что он любим.

— При вашем обширном опыте общения с разными родителями, видите ли вы разницу в детях с мамами домашними и мамами работающими?

— Разница зависит не от присутствия или отсутствия мамы дома. Нередки случаи, когда у ребенка наблюдаются все признаки депривации при наличии прекрасных условий жилья и неработающей мамы, то есть при наличии эмоционального дефицита общения ребенка и родителя. В то же время полно работающих мам с прекрасными отношениями с детьми.

— А как понять, есть у твоего ребенка признаки депривации или нет?

— Депривированный ребенок чувствует себя заброшенным, чувствует, что он сам по себе никому не нужен. Бывают разные варианты того, как ребенок переживает дефицит отношений с матерью. У подростков, например, это выражается, в потребительском отношении к родителям или замещающей привязанности к ровесникам, а не к маме с папой.

Если говорить о маленьких, то трехлетний ребенок, например, может идти на ручки ко всем подряд, улыбаться в надежде, что хоть кто-то обратит на него внимание. Отдельные дети вообще уходят в себя, замыкаются, им никто не нужен. Другие, наоборот, становятся тревожными, буквально цепляются за юбку, надеясь хоть что-то получить от мамы. Как у Бергмана в фильме «Осенняя соната»: ребенок готов долго сидеть под дверью в ожидании, что мама пройдет мимо и хоть недолго на него посмотрит.

— Каким взрослым он тогда станет?

— Став взрослыми, мы часто воспроизводим модель отношений, знакомую из детства или компенсаторную по отношению к ней. Например, когда ребенок тоскливо ждал внимания родителя, он может создать модель отношений, в которой его игнорируют и бросают. Ребенок, вынужденный в детстве заслуживать внимание взрослых поступками, прыжками, достижениями или чем-то еще, будет и далее так строить отношения, уверенный, что любят только за достижения, а не за факт его существования в этом мире.

— Грустная картина получается, когда такие негативные сценарии закладываются в детстве.

— По умолчанию у любого взрослого будет базовая модель отношений, полученная им от родителей. Но такой ребенок, став взрослым, слава богу, не приговорен. Он всегда может изменить свой жизненный сценарий и отказаться от родительского, при условии его осознания и проведения глубокой внутренней работы с собой.

При этом же понятно, что нет в мире ребенка, который никогда не чувствовал, что ему мало мамы. Подобные ситуации есть всегда и у всех. Мама может заболеть, уйти в магазин, когда ребенку именно в этот момент очень хочется ее рядом. Это нормально в той или иной степени. Я тоже в своем детстве ждала свою маму под дверью.

Намного важнее, что же происходит после возвращения мамы домой. Одна мама интересуется помытой посудой, чистым полом и сделанными уроками, другая обнимает ребенка, рассказывает, как она соскучилась, и они вместе идут ужинать. Чувствуете разницу? Это два разных сценария.

Когда родителю трудно

Есть люди, которым повезло расти у спокойных, отзывчивых, любящих родителей. Расти в надежной привязанности, где на потребности откликались, где помогали справляться со стрессом, где мама и папа были предсказуемы, доступны, и радовались тебе, и в целом хорошо справлялись с жизнью. Эти люди выросли, и теперь им легче быть родителями своим детям. Но много ли таких?

Коллеги, проводившие исследование на российской выборке, насчитали не более 6%. Остальным приходится строить свое родительство из того приданого, которое досталось. У одного, говоря образно, это уже пригодный для жизни крепкий дом, теплый, всем укомплектованный. А кому-то досталась лачуга с дырами в полу или странный, неудобный дом. У кого-то получается своими силами отстроить новое «жилье», освоить новые практики родительства и жизни в целом. А кому-то не справиться без помощи. Как сделать, чтобы родители, которым тяжело, не навредили своим детям? Как сделать, чтобы дети не потеряли кровную семью? А если это все же случилось, как не оставить ребенка в детском доме, в одиночестве, в отрыве от реальной жизни, с перспективой не справиться с жизнью, которой ты не знаешь, в мире, где ты одинок?

Восемь лет назад мы с коллегами, профессиональными психологами с опытом работы в сфере сиротства, создали Институт развития семейного устройства (ИРСУ) – чтобы помогать системе меняться. Чтобы специалисты во всех опеках страны понимали, что происходит с семьей на каждом этапе, и не разрушали ее необдуманными действиями, а помогали. Чтобы сотрудники детских домов знали, что происходит с ребенком, изъятым из семьи, и не препятствовали общению с кровными родственниками. Чтобы семья, решившая взять приемного ребенка, получала поддержку, а не мелочный контроль.

Наше второе крыло – работа с приемными родителями, подготовка и последующее сопровождение семьи, когда в ней уже появляется приемный ребенок.

Все это сложно организованная работа, которая требует затрат. Ее нужно выстраивать системно, планируя на несколько лет вперед. И мы очень благодарны нашим жертвователям, которые подписываются на пусть небольшие, но регулярные платежи. Помощь сиротам часто видится как задача «зажечь радость в детских глазенках» с помощью подарков и развлечений. Но детям, оставшимся без семьи, нужны не подарки и не клоуны. Им нужны родители рядом. Именно от работы профессионалов зависит, смогут ли дети расти в семье, в своей родной или в приемной. Мы повышаем качество работы специалистов и поддерживаем приемных родителей. И с благодарностью принимаем вашу поддержку.

Узнать больше и подписаться на пожертвования можно на сайте ИРСУ.

Книги Петрановской

Воспитание, родители, взаимоотношения – круг вопросов, которые исследует Людмила Петрановская. Дети – основная тема ее книг. Самые популярные работы: «Если с ребенком трудно», «Что делать, если», «Дитя двух семей», «Минус один? Плюс один!», «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка», «В класс пришел приемный ребенок».

Кроме этого, она ведет ЖЖ, много пишет о разном: о тренингах личностного роста, об их сомнительной пользе и технике безопасности, о травме поколений, о новых навыках в комплекте со старыми представлениями и к чему это приводит, об эмоциональном выгорании родителей и многом другом полезном, актуальном, задевающем за живое. В небольшой статье невозможно охватить все творчество этого удивительного человека, поговорим об одной актуальной теме, которую поднимает Людмила Петрановская. Ее не принято обсуждать, но она порождает большое количество проблем.

Детство и юность

Родина Людмилы Петрановской — Ташкент, но по национальности она русская. Психолог появилась на свет 20 апреля 1967 года. О ее биографии в ранние годы известно малое количество фактов. В молодости она получила образование филолога в вузе Ташкента. В 1988-м окончила Институт психоанализа и стала обладателем диплома по специальности «семейное консультирование, психодрама».

Людмила Петрановская

С начала профессиональной деятельности Петрановская прониклась проблематикой социальной адаптации детей-сирот, их воспитания в приемных семьях и выстраивания взаимоотношений между малышами и подростками и их родителями. Вопрос психологической подстройки ребенка стал одним из первых, который разбирала Людмила.

Про воспитание

— Получается, что к периоду материнства любая мать (и не только приемная) должна не только разобраться со своими детскими сценариями, но и выучить новые правила воспитания детей.

— Это важно и именно сейчас. Еще недавно, даже в пору наших бабушек, человечество жило большими семьями. Тогда, в ситуации больших семей и тесных контактов с соседями, любая женщина к моменту появления первенца уже получала опыт общения с десятком детей разного возраста и на интуитивном уровне понимала, как обращаться с годовалым, трехлетним, семилетним ребенком. Сейчас в городах нередки случаи, когда первым младенцем, которого берет на руки 35-летняя женщина, становится ее собственное дитя. Тогда лучше заранее книжки прочитать.

— На рынке сейчас тысячи книг про воспитание, проповедующие разные и подчас противоположные теории. Как в них найти оптимальный вариант?

— Это очень просто. Если после прочтения книжки вы чувствуете себя плохой матерью, дальше эту книгу не читайте. Если после прочтения считаете своего ребенка прекрасным, да и сама вы как мама ничего, продолжайте читать. Книга либо помогает и становится маминым ресурсом, либо бьет по голове. А бить мать по голове не надо.

— Какова роль генов, особенно в случае с приемным ребенком, в будущих успехах ребенка? Многие усыновители боятся, что вот у ребенка проявятся гены, и тогда …

— Гены играют важную роль, но не важнейшую. Важнее, чем гены, опыт отношений ребенка в детстве: поддерживали ли его, помогали ли ему понять и пережить свои чувства, помогали ли ему быть в контакте со своими чувствами, есть ли отношения, которые для него дороги, есть ли люди, ради которых можно подумать о себе, о своей безопасности. Люди — это не запрограммированные роботы. У одного может быть не самая лучшая наследственность и отсутствуют склонности к точным наукам, но его воспитают приличным человеком и он проживет хорошую жизнь. А другой вырастет в семье профессоров, попробует наркотики или в 19 лет ляжет на диван.

Вы много знаете семейных кланов, где нет ни одного, например, пьющего или нездорового человека? Лично я не знаю. Родители с одной стороны не вершители судеб и не создатели генов, а с другой — имеют возможности для правильного воспитания.

Эмоциональное выгорание у родителей

Синдром эмоционального выгорания был зафиксирован и описан в Америке в прошлом столетии. Считалось, что он характерен только для людей помогающих специальностей: социальных работников, учителей, врачей и т. д. То есть тех людей, которые постоянно вынуждены находиться в ситуации зависимых отношений, когда рядом более слабый и уязвимый.

Такое общение создает необходимость помогающему находиться постоянно в бодром, оптимистичном состоянии, что, по сути, является длительной стрессовой ситуацией, разрушающей психику.

Однако выяснилось, что для родителей этот синдром тоже характерен. Но у нас не принято это обсуждать, такая ситуация социально не одобряется, поэтому и помогать родителю не принято, несмотря на то, что от эмоционального выгорания страдает вся семья.

Уникальность творчества

Творчество Людмилы Петрановской дает ответы на многие актуальные вопросы детства и родительства. Например, в них можно найти стратегию спокойной подготовки к экзаменам – без нервов и бессонных ночей. Несколько книг автора адресованы родителям и позволяют устранять сложности общения с ребенком. Кроме создания крупных произведений, Людмила Петрановская публикует общедоступные статьи, где также содержится много полезной для читателей информации.

Будучи психологом, писателем и публицистом, Петрановская посвятила много времени изучению психологических сложностей при усыновлении. В 2012 году ее силами была открыта общественная организация для тех, кто планирует усыновление ребенка, – Институт развития семейного устройства. Для помощи приемным родителям также была издана книга со всеми базовыми фактами и рекомендациями.

Регистрация в сервисе ЛитРес позволяет изучить ознакомительные фрагменты книг Людмилы Петрановской, скачать книги в удобном для чтения формате, слушать качественные аудиоверсии произведений.

Психология и книги

Наличие филологического и психологического образования позволило Людмиле вести лекции на актуальную тему, писать статьи, выпускать полноценные произведения на заданную тематику. Ее профессиональный опыт регулярно подкреплялся большим объемом практики. Людмила Петрановская создала организацию, где будущих приемных родителей обучают методам воспитания сирот и поведения с ними.

Читайте также8 звезд, которые растят особенных детей

Петрановская лично занимается устройством детей, чья жизнь сложилась непростым образом. Людмиле приходится регулярно вести сотрудничество с интернатами. Эксперт открыто заявляет, что для современных реалий структура этих учреждений больше напоминает для ребенка тюремные организации с постоянным гнетущим контролем.

В 1990-е автор начала сотрудничество с издательством «Аванта+». Поначалу Петрановская выпускала просветительскую детскую литературу вроде «Звездного мира в картинках». Самой известной серией стал цикл «Что делать, если». Она содержала советы для младших школьников, актуальные в трудных ситуациях. В 2013 году серию пополнила книга «Что делать, если ждет экзамен», предназначенная для детей старшего возраста.

В библиографии Петрановской сегодня следующие книги: «Дитя двух семей», «Что делать, если с ребенком трудно» «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка». Последние 2 произведения вышли в 2014 году. Главные советы психолога: избавиться от перфекционизма и не забывать о собственных интересах.

Психолог Людмила Петрановская

Людмила Петрановская часто проводит онлайн-лекции и семинары в разных городах России. В ее книгах родители черпают вдохновение и пищу для размышлений над особенностями подхода к воспитательным процессам. Цитаты из ее произведений стали руководством к действию во многих семьях. В число таких вдохновляющих фраз входят:

  • «Благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится»;
  • «Вам и ребенку должно быть хорошо сегодня, жертвы ради будущего убивают настоящее, а в будущем дают часто совсем не тот результат»;
  • «Раздражение — это признак того, что родителя вынесло из взрослой позиции, из позиции защиты и заботы».

Личная жизнь

Поклонники методик Петрановской мало что знают о ее личной жизни, так как психолог предпочитает оставлять ее за кадром. Известно, что она замужем и вместе с супругом воспитывает двух детей.

Читайте также7 звездных мам, воспитывающих близнецов

У Людмилы Петрановской есть профиль в «Фейсбуке», «Инстаграме» и группа во «ВКонтакте». Профили пополняются фото, постами и видео от автора.

Про образование

— Как действовать при выборе школы? Где та грань, когда родитель обязан дать хорошее образование, но и не толкать ребенка к неинтересным для него занятиям?

— Можно привести лошадь к водопою, но пить ее не заставишь. Можно расшибиться в лепешку, оплатить ребенку дорогущую английскую школу, а он там учиться не будет. Родители создают условия в силу своих возможностей для того, чтобы ребенок получал образование. Будет он этим пользоваться или нет — на это, по большому счету, у родителей возможности повлиять.

— Многие родители даже делают за детей домашние задания, лишь бы он остался в приличной школе.

— Если у ребенка болит голова, он устал, то сделать за него домашнее задание — это обычная семейная взаимопомощь. Но когда за ребенка учатся и подменяют его желание учиться своим желанием, смысла нет никакого. После 18 лет он перестанет бояться родительских криков-наказаний и ляжет на диван. Когда родители «парятся» больше, чем ребенок, значит, школа или вуз нужен им, а не ребенку. Не проще ли тогда самим поступить и получить еще один диплом? По крайней мере, хоть удовольствие получат.

— Что самое важное при выборе места учебы ребенку?

— Важно понимать, что школа — это услуга, предоставляемая ребенку. И важно учитывать атмосферу там, чтобы поход в школу стал для ребенка осознанным желанием, а не ежедневным подвигом. Важно, чтобы он шел туда спокойно и уверенно. Когда получение образования становится мучением, оно того не стоит.

Конечно, всегда будут героические личности типа Ломоносова, выучившиеся в любых условиях. Но обязан ли наш ребенок быть героической личностью? Ребенок — он прежде всего для родителей, а не для школы. И если родитель считает, что сегодня ребенку полезнее проваляться в кровати, то это родитель решает, а не школа.

У моей 15-летней дочери очень большая нагрузка в школе, и если я вижу, что ей лучше отлежаться и выспаться, то я разрешаю. Иногда я ее спрашиваю, и она с радостью соглашается отдохнуть, а иногда я ее уговариваю на отдых. Это тоже важный навык для ребенка и для взрослого человека — осознать, что у тебя перегрузка и что надо отдохнуть, чтобы не сорваться.

— Существуют ли мамы, особенно работающие, которые не испытывают чувства вины?

— Бывают. Материнский инстинкт в разной степени проявлен.

— То есть гармония в отношениях с детьми напрямую связана с инстинктом?

— Зависит от особенностей самого ребенка. Если он уже не маленький, сидит с любимой бабушкой или с папой, то зачем корить себя? Если человек совсем маленький, то любое физическое удаление от него в пространстве будет даваться с трудом. Это заложенный природой механизм сохранения матери рядом с ребенком, инстинктивное поведение. Но если ему уже 12, а вы не можете провести спокойно день, чтобы не позвонить ему десять раз, или не понимаете, кто ему согреет супчик, то это, наверное, перебор.

Портал changeonelife.ru – крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

Поддержать портал

Этапы эмоционального выгорания

Главное, что нужно понять, – состояние не появляется внезапно и резко, оно накапливается медленно и постепенно. На первой стадии человек понимает, что он очень устал, но может еще держать себя в руках за счет чувства долга. Если небольшой отдых позволяет почувствовать прилив сил, то такое положение дел считается благополучным. Характерное ощущение для этой стадии – раздражение.

На второй стадии мысли о том, что можно взять себя в руки и выдержать, сменяются на мысли о том, что выдержать уже нет никакой возможности. Любая новая задача вызывает чувство отчаяния, наступает нервное истощение, слезы, состояние апатии, ничего не радует.

На третьей стадии, которая считается самой тяжелой, начинается деформация личности. Для нее характерна мысль о том, что это не я плохой, это все вокруг паразиты, дети начинают ощущаться как помеха.

Людмила Петрановская сейчас

Людмила Петрановская ведет колонку для журнала «Сноб», а также публикует статьи и заметки в «ЖЖ» и блоге. В освещаемых ею темах: тренинги личного роста и их польза, травмы поколений, эмоциональное выгорание родителей и другие ситуации, которые позволяют разобраться в себе и проблемах в семье.

Людмила Петрановская сейчас

Любопытно, что аргументы и доводы, приводимые психологом, не всегда трактуются единогласно. Сейчас критики теорий Петрановской оспаривают ее взгляды в интервью и публицистических сочинениях.

В 2019 году психолог выступает экспертом на различных профильных мероприятиях, а также дает комментарии и интервью СМИ. В рамках вебинаров Петрановская работает с массовой аудиторией. На ее компетентное мнение ориентируются практикующие детские психологи и родители. Среди самых популярных лекций Людмилы Петрановской — «Воспитание с видом на будущее».

Группы риска

В группу риска попадают прежде всего мамы с двумя детьми, разница в возрасте которых меньше пяти лет, родители, у которых ребенок часто болеет, мамы, которые совмещают семью и работу, неполные семьи, когда все задачи ложатся на плечи одного родителя, семьи, в которых сложные бытовые условия, семьи, в которых постоянно возникают конфликтные ситуации.

Взрослые люди, которые в прошлом пережили неблагополучное детство. Наличие «свидетелей», то есть когда дети ведут себя плохо при посторонних людях.

Большой стресс складывается из комка маленьких проблем. Поэтому со стороны кажется, что причин нет, просто жизнь. Но когда человек уже устал, то любая мелочь может стать причиной для срыва, реакции неадекватной провинности, которая порождает в ответ чувство вины, и ситуация становится похожей на замкнутый круг.

Библиография

  • 2008 – «Энциклопедия для детей. Языки мира»
  • 2014 – «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»
  • 2015 – «Что делать, если ждет экзамен»
  • 2016 – «Дети, раненные в душу»
  • 2017 – «Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы»
  • 2017 – «Большая книга про вас и вашего ребенка»

Что делать?

Избавляться от многозадачности. Выполнять одно дело в один момент времени. Если работаете, то пусть в этот момент кто-то займется ребенком. Если уделяете время ребенку, то не отвлекайтесь на работу.

Избавляться от всех ненужных и необязательных дел. На ужин подойдут и пельмени, а не три блюда и десерт, по дому только самое важное, делегировать задачи, обращаться за помощью, заниматься собой.

Избавиться от перфекционизма. Стремление быть во всем идеальной – самая короткая дорога к эмоциональному выгоранию. Важно принять себя неидеальной, более бережно и ласково обращаться с собой.

Если чувствуете, что уже накопилась усталость, нужно переходить в режим энергосбережения. Важно количество сна по 7-8 часов. Придумать, как сделать так, чтобы хотя бы 2-3 раза в неделю высыпаться. Нормально и регулярно питаться, ходить на прогулки, пить витамины.

Если вы заметили признаки эмоционального выгорания у близкого человека, важно оказать ему поддержку: окружить заботой, накормить, дать возможность выспаться, обнять, погладить, принести завтрак в постель.

Петрановская Людмила — ЖЖ

Год совсем на исходе.
Сейчас допишу и пойду салаты резать.

В 17-м у меня было много нового, хотя вроде в целом все по-прежнему.

Сына женили. Было трогательно и нервно.

Начала водить машину. Все еще страшновато.

Увидела пять новых стран и не могу сказать сколько новых городов. Везде было очень интересно, а Пелопоннес просто проник в душу.
Очень похоже на Крым, по которому скучаю, но при этом все как будто ярче и мощнее, как если вдруг увидишь подлинник давно любимой репродукции. Еще поеду.

Впервые в жизни долетела до Владивостока. Там здорово, какой-то вольный ветер, все полны планов и идей, и очень красиво.

Попробовала вместе в новым проектом Family tree две новых для меня формы работы: двухдневные психодраматические группы и выездные ресурсные семинары с родителями.
Работали не про детей,  а про себя, конечно, много было про свои отношения с родителями. Очень понравилось: интенсивно и глубоко, хочу продолжать.

Начали в ИРСУ огромный новый проект под нахальным названием «Всеобуч». Замысел в том, чтобы взять регион и наладить в нем систему обучения специалистов, работающих в сфере проблемного детства: опеки, КДН, службы сопровождения, школьных психологов и т. д. Чтобы у них было общее понятийное поле, чтобы знали все хотя бы основное про привязанность, про принципы и современные технологии социальной работы, чтобы мыслили свою работу не как функцию от ведомства, а как реализацию права ребенка жить в семье. .
Всю осень создавали и обкатывали программу, готовили тренеров.
Новый опыт: одно дело обучаешь специалистов в регионе, и там уж твое дело провести как можно лучше, а что они возьмут и как используют — их часть ответственности. Другое дело, когда нужно научить так, чтобы на выходе был точно результат,  ровно такой, как надо. И будущие тренеры  все прекрасные, но все разные и с разным опытом.  Сто раз за это время казалось, что ничего не выйдет, потом выруливали.
В январе стартуем в Ижевске. За год хотим пропустить через программу 12 групп по 25 человек. но главная задача состоит в том, чтобы к концу года в Ижевске уже начал работать методический центр. который продолжит обучать специалистов Удмуртии. Пожелайте нам удачи (много). И денег чтобы хватило, и сил, и мотивации у коллег и руководства региона.

Параллельно начали проводить более короткие семинары по той же программе в разных других городах. Это тоже новое для меня: в Туле, Уфе и Нижнем Тагиле люди учатся, процесс идет, а я другими делами занимаюсь. И тревожно, и здорово.

Еще было новое: ресурсные группы для приемных родителей «Уже вместе» начали вести наши тренеры ШПР, а я ушла на роль супервизора. причем не только в Москве, но и Питере группа работала.

Наконец, главный приятный сюрприз года: у ИРСУ теперь новое помещение, намного больше и удобнее, а то уже невозможно было работать совсем.
У нас теперь есть где и группы проводить, и консультации, и совещания, и чай пить — и все одновремено. Это просто прекрасно.

Книжку новую написать не успела, правда. Ну, нереально было.
В блог писать тоже не успеваю. Хочу иногда, но никак. Может, станет полегче, вернусь сюда.
Зато впервые вышла моя книга на иностранном языке — в Украине издали «Что делать, если». Я еще не видела сама, но очень рада.

В общем, столько всего нового, что сейчас уже хочется сделать паузу. Собственно, я уже неделю как в отпуске, гуляю и сплю.

Огромное спасибо всем, с кем довелось вместе что-то делать. что-то преодолевать, обдумывать и пробовать.
Ничего лучше этого на свете нет.
Ну, разве что после всего настрогать салатов и посидеть тихо в кругу семьи.

Всем чудесных праздников, сбычи мечт и теплых отношений!
С Новым годом!

Людмила Петрановская — фото, биография, личная жизнь, новости, книги 2021

Биография

Людмила Петрановская — психолог, писатель и эксперт по детскому воспитанию. В 2002 году ей вручили Премию Президента РФ в области образования. В 2012-м она организовала Институт развития семейного устройства. Профильной задачей учреждения является работа с сиротами, а занятия здесь проводятся для практиков, занимающихся адаптацией детей в семье и жизни. Авторству Петрановской принадлежат книги «Трудный возраст», «В класс пришел приемный ребенок», «К вам пришел приемный ребенок» и другие.

Детство и юность

Родина Людмилы Петрановской — Ташкент, но по национальности она русская. Психолог появилась на свет 20 апреля 1967 года. О ее биографии в ранние годы известно малое количество фактов. В молодости она получила образование филолога в вузе Ташкента. В 1988-м окончила Институт психоанализа и стала обладателем диплома по специальности «семейное консультирование, психодрама».

Людмила Петрановская

С начала профессиональной деятельности Петрановская прониклась проблематикой социальной адаптации детей-сирот, их воспитания в приемных семьях и выстраивания взаимоотношений между малышами и подростками и их родителями. Вопрос психологической подстройки ребенка стал одним из первых, который разбирала Людмила.

Психология и книги

Наличие филологического и психологического образования позволило Людмиле вести лекции на актуальную тему, писать статьи, выпускать полноценные произведения на заданную тематику. Ее профессиональный опыт регулярно подкреплялся большим объемом практики. Людмила Петрановская создала организацию, где будущих приемных родителей обучают методам воспитания сирот и поведения с ними.

Читайте также8 звезд, которые растят особенных детей

Петрановская лично занимается устройством детей, чья жизнь сложилась непростым образом. Людмиле приходится регулярно вести сотрудничество с интернатами. Эксперт открыто заявляет, что для современных реалий структура этих учреждений больше напоминает для ребенка тюремные организации с постоянным гнетущим контролем.

В 1990-е автор начала сотрудничество с издательством «Аванта+». Поначалу Петрановская выпускала просветительскую детскую литературу вроде «Звездного мира в картинках». Самой известной серией стал цикл «Что делать, если». Она содержала советы для младших школьников, актуальные в трудных ситуациях. В 2013 году серию пополнила книга «Что делать, если ждет экзамен», предназначенная для детей старшего возраста.

В библиографии Петрановской сегодня следующие книги: «Дитя двух семей», «Что делать, если с ребенком трудно» «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка». Последние 2 произведения вышли в 2014 году. Главные советы психолога: избавиться от перфекционизма и не забывать о собственных интересах.

Психолог Людмила Петрановская

Людмила Петрановская часто проводит онлайн-лекции и семинары в разных городах России. В ее книгах родители черпают вдохновение и пищу для размышлений над особенностями подхода к воспитательным процессам. Цитаты из ее произведений стали руководством к действию во многих семьях. В число таких вдохновляющих фраз входят:

  • «Благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится»;
  • «Вам и ребенку должно быть хорошо сегодня, жертвы ради будущего убивают настоящее, а в будущем дают часто совсем не тот результат»;
  • «Раздражение — это признак того, что родителя вынесло из взрослой позиции, из позиции защиты и заботы».

Личная жизнь

Поклонники методик Петрановской мало что знают о ее личной жизни, так как психолог предпочитает оставлять ее за кадром. Известно, что она замужем и вместе с супругом воспитывает двух детей.

Читайте также7 звездных мам, воспитывающих близнецов

У Людмилы Петрановской есть профиль в «Фейсбуке», «Инстаграме» и группа во «ВКонтакте». Профили пополняются фото, постами и видео от автора.

Людмила Петрановская сейчас

Людмила Петрановская ведет колонку для журнала «Сноб», а также публикует статьи и заметки в «ЖЖ» и блоге. В освещаемых ею темах: тренинги личного роста и их польза, травмы поколений, эмоциональное выгорание родителей и другие ситуации, которые позволяют разобраться в себе и проблемах в семье.

Людмила Петрановская сейчас

Любопытно, что аргументы и доводы, приводимые психологом, не всегда трактуются единогласно. Сейчас критики теорий Петрановской оспаривают ее взгляды в интервью и публицистических сочинениях.

В 2019 году психолог выступает экспертом на различных профильных мероприятиях, а также дает комментарии и интервью СМИ. В рамках вебинаров Петрановская работает с массовой аудиторией. На ее компетентное мнение ориентируются практикующие детские психологи и родители. Среди самых популярных лекций Людмилы Петрановской — «Воспитание с видом на будущее».

Библиография

  • 2008 – «Энциклопедия для детей. Языки мира»
  • 2014 – «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»
  • 2015 – «Что делать, если ждет экзамен»
  • 2016 – «Дети, раненные в душу»
  • 2017 – «Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы»
  • 2017 – «Большая книга про вас и вашего ребенка»

Людмила Петрановская, семейный психолог

Детский и семейный психолог, психодраматист, педагог и публицист, специалист по семейному устройству детей-сирот. Лауреат Премии Президента РФ в области образования. Основатель Института развития семейного устройства (ИРСУ).

Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека, филологический факультет

Институт психоанализа (1998)

Книги:

  • «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»
  • «Если с ребенком трудно»
  • «#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы»
  • «Что делать, если..»
  • «Минус один? Плюс Один! Приемный ребенок в семье»
  • «Большая книга про вас и вашего ребенка»
  • «Дитя двух семей. Книга для приемных родителей»
  • «Что делать, если ждет экзамен?»
  • «Как ты себя ведешь? 10 шагов по изменению трудного поведения. Пособие для приемных родителей»
  • «В класс пришел приемный ребенок (Право на семью)»
  • «Звездное небо»

Аудио-лекции:

  • «Больше не могу»
  • «Про возрастные кризисы у детей»
  • «Братья и сестры дружить не обязаны»
  • «Родительский невроз»
  • «Умный ребенок – это какой?»

Личный блог на LiveJournal

«Привязанность в жизни ребенка»

«Родительский ресурс»

Цикл онлайн-лекций «Головоломка. Как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»

«Привязанность и травма привязанности»

«У тебя совесть есть?»

«Школа: перезагрузка»

«Детский дом: перезагрузка»

«Профессиональное сопровождение принимающих семей»

Людмила Петрановская: «Привязанностью сегодня объясняют все»

Теория привязанности, о которой лет десять назад в России не упоминали даже программы подготовки по психологии, сегодня стала достаточно популярной. С одной стороны, это радует, с другой — вызывает тревогу, поскольку любая теория упрощается и искажается в массовом восприятии иногда до неузнаваемости. Прекрасный выбор для тех, кто хочет познакомиться с этим понятием, — книга профессора психологии Джин Мерсер «Что такое привязанность».

Людмила Петрановская о том, как жить в ладу с детьми. И собой

Не общаться с бывшим супругом после развода и препятствовать его встречам с детьми… Еще не так давно это была довольно частая ситуация. Времена медленно, но все же меняются. Как именно, рассказывает в предисловии к книге «Самостоятельные мамы» наш обозреватель, психолог Людмила Петрановская.

Людмила Петрановская: «Мы не особенные, нам просто больше досталось»

Все же поражает масштаб и накал диспута вокруг награждения Нобелевским комитетом Светланы Алексиевич. Когда я увидела это сообщение, искренне обрадовалась. И за Светлану Алексиевич, и за Нобелевский комитет, и за жанр «романа голосов», и за русскоязычную культуру в целом – если уж «болеть за своих». Мне казалось, что никакой другой реакции и быть не может. Однако ж выяснилось, что даже такое событие воспринимается очень неоднозначно.

«Она боится идти в школу»

Почему-то многие взрослые считают, что шести-семилетний ребенок просто мечтает пойти в школу, что это событие должно наполнять его гордостью, ведь теперь он не «просто ребенок», у него есть свое важное дело. Так ли это? Мнение психолога Людмилы Петрановской.

Блюда из свеклы

Cвекла – один из центров русской кулинарной вселенной, явление настолько обыденное, что за этой обыденностью иногда теряется ее звонкая самобытность.

Дети растут слишком быстро

С детьми столько забот, хлопот. Порой думаешь: поскорей бы уже выросли, дали жить своей жизнью… А вырастают, и вдруг понимаешь, как же мало ценил отпущенное драгоценное время детства.

Право быть мужчиной

Психолог Людмила Петрановская прочитала для нас книгу Уильяма Поллака «Настоящие мальчики». О том, как принятое в нашей культуре воспитание мальчиков мешает им быть собой.

Он не в восторге от своих подарков…

Даже если ребенок быстро теряет интерес к новым игрушкам, это не повод расстраиваться или считать его слишком привередливым, считает психолог Людмила Петрановская. В празднике важнее всего — то удовольствие, которое мы разделяем друг с другом.

«Подросток живет дома, как в гостинице»

Подростку нужно обозначить свою территорию, объясняет психолог Людмила Петрановская. Но это не значит, что следует предоставить ему дома полную свободу. Еще более он нуждается в том, чтобы научиться выстраивать отношения с близкими и разделять с ними обязанности.

У него неприятности на личном фронте

Часть жизни подростка, связанная с любовью, неподвластна его родителям — напоминает семейный психолог Людмила Петрановская. Когда отношения не складываются, забудьте про советы и просто будьте рядом: эту боль лечит время, и совершенно точно не родители.

Какую он выберет профессию?

«Беспокоиться о будущем своего ребенка — это естественно, но наша тревога может быть заразительной, — предупреждает психолог Людмила Петрановская. — Чтобы сделать точный выбор на пороге школы, ему требуются поддержка и доверие родителей».

«Боюсь отправлять ребенка в лагерь»

«Представьте себя на месте ребенка: вы бы хотели, чтобы мама буквально умирала от страха за вас?» — спрашивает семейный психолог Людмила Петрановская. И размышляет о том, как справиться с тревогой.

«Вместо уроков я бы сейчас детям показывала кино и водила на виртуальные экскурсии»

Ребенок может быть занят делом, не только если делает уроки.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Знаменитый психолог Людмила Петрановская приняла участие в программе «Родительский вопрос» на Радио «Комсомольская правда».

— Людмила Владимировна, в новых условиях родители, по сути, стали директорами школ для своих детей. Как эта новая роль меняет взаимоотношение пап-мам и ребят?

— К сожалению, у нас уже давно есть тенденция скидывать на родителей обязанности по организации учебного процесса. Есть множество так называемых престижных и успешных школ, где учителя на собраниях еще до первого класса говорят родителям: учиться идете вы, уроки будете делать с ребенком вы и, если вам это не подходит, наша школа не для вас. Потом усилия родителей на разных аттестациях и проверках выдаются за результаты школы.

Так что в этом смысле идея не новая. Но, когда процесс обучения перешел в дистанционный формат, сложностей оказалось на порядок больше.

Вообще-то перевод обучения в дистанционный формат – это огромная работа, концептуально очень емкая. Это сложно. Мы с коллегами пытались какие-то свои курсы переводить в дистанционный формат для регионов. Для того, чтобы какой-то курс прилично выглядел и был полезным, удобным, команда из очень квалифицированных людей должна работать несколько месяцев. Не получается просто по Zoomу рассказать какую-то тему.

Нынешняя ситуация обнажила бедность существующего контента. И показала, как много держится на присутствии рядом учителя и ученика, на аналоговом общении. Насколько учеба становится голой, лысой и бедной, если не сказать убогой, когда такого общения нет.

— А, может, неплохо, что родители наконец поучатся вместе с детьми? И контакт установят, и школьную программу подтянут. У меня, например, нет уверенности, что родители сами хорошо учились в школе.

— Я думаю, что это не наше с вами дело – думать о том, подтянут они школьную программу или нет, и что с их образованием. Смысл в том, что зарплату за это получают не они. В интернете есть уже всякие шутки: «Раз я теперь учитель, прошу сдать мне деньги на занавески…».

Дело в том, что в лучшем случае родитель может тьютором. В худшем — этаким гувернером с линейкой, которой лупят, если плохо работаешь. И та и другая роль — не очень родительская. И они на самом деле плохо отражаются на отношениях. И плохо сказываются на процессе обучения.

Опытные репетиторы знают, что они ни в коем случае не должны объяснять ничего своему ребенку. Они могут быть бесконечно терпеливы и изобретательны в том, чтобы объяснять что-то чужому ребенку, который не понимает, не может учиться, не хочет. Но, когда речь идет про своего, то возникает раздражение, гнев и хочется вообще его треснуть, чтобы он понял. Как ты можешь не понимать?! Ты же мой ребенок, ты мое продолжение!

Психолог Людмила Петрановская. Фото: petranovskaya.ru

«Бочком, бочком это все пройти»

— Но все-таки сейчас ребенка надо контролировать, когда он выполняет задания на удаленке. Например, чтобы он не подглядывал, или чтобы он выполнял задания, которые дает учитель.

— Надеюсь, что мы имеем дело с временной ситуацией, а не с тем, что так теперь будет всегда. Но даже в этой временной ситуации не думаю, что школа, или общество, вообще кто бы то ни было – вправе родителя к чему-то обязывать. Ему, дай бог, справиться бы со всем остальным. Со своей дистанционной работой, со своими финансовыми проблемами, со своим бытом, с маленькими детьми, которые не ходят в детский сад.

Мы вообще не имеем права рот открывать на тему того, что он еще что-то должен. Он должен кормить ребенка горячей едой хотя бы раз в день и все, больше он ничего не должен. У нас даже нет никакой помощи тем людям, у которых нет гаджетов. Дистанционное обучение исходит из того, что у каждого есть планшет и ноутбук. Но это не так. Мы видим, что в Италии немедленно выдали семьям пособие на то, чтобы они оборудовали ребенку учебное место. У нас ни о чем подобном даже не заикаются.

Вообще, в экстремальной ситуации, мне кажется, надо быть максимально терпимыми друг к другу и не качать права, не требовать чего-то. Как-то так бочком, бочком это все пройти.

— Является ли дистанционное образование обучением? На днях было опубликовано исследование Федерального института развития образования – 43% учителей считают, что они не могут оценивать работу учеников в дистанционном формате.

— Да, это правильная мысль. Хорошо бы еще, чтобы и учителей перестали оценивать и бить их по голове за то, что они не могут в новых условиях, к которым никто не готовился, каким-то невероятным образом обеспечить процесс обучения.

Да, то, что сейчас происходит, это не процесс обучения. Чем скорее мы это поймем, тем лучше всем нам будет.

Есть уже ряд стран, которые раньше закончили учебный год. И некоторые наши регионы к этой мысли приходят. Не нужно врать друг другу, что это есть продолжение образования. В экстремальной ситуации надо детей чем-то развлечь и занять на время, чтобы родители тоже могли работать… Поэтому самое разумное, мне кажется, смотреть с ними какие-то интересные фильмы на канале «Дискавери», на других развивающих каналах. А потом обсуждать. Предложить детям: напиши три интересных мысли, которые ты вынес из этого фильма. Это было бы на порядок полезнее всех тех заданий, которые они сейчас делают.

— То есть тратить учебное время на кино и виртуальные походы по музеям?

— Надо помнить, что цена вопроса – два месяца. Это четвертая четверть, в которой все равно ничему новому особо не учат. А то, чему научат, дети все равно забудут за лето. Зачем столько нервов трепать друг другу, я не представляю.

Выбрай: жертва ты или нет

— Не думаю, что все ограничится двумя месяцами. Уже есть информация, что, скорее всего летние детские лагеря в этом году работать не будут. По крайней мере в июне и в июле. Так что родителям придется и дальше довольно тесно общаться с детьми. Многие впервые очень плотно 24 часа в сутки общаются со своими детишками. И это накладывает на отношения серьезный отпечаток… Чего делать-то?

— Прежде всего, в любой ситуации, в которой ты вынужденно оказываешься, у тебя есть выбор – чувствовать себя жертвой или чувствовать себя человеком, который сохраняет свои цели, желания. Мне кажется, это главный вопрос, на который приходится в этой ситуации отвечать.

Самое грустное, что может произойти и с родителями, и с педагогами, это провалиться в жертву: ой, какой кошмар, мы не умеем, мы не хотим, ужас, ужас, ужас… Таким образом ребенок, который и так в стрессе от всего происходящего, получает рядом с собой взрослого, который тоже в стрессе. А поведение ребенка в стрессе всегда хуже, чем без него. Он всегда ведет себя хуже, учится хуже, соображает хуже, развивается хуже… Особенно когда он еще и видит, что взрослый рядом с ним потерял присутствие духа.

— Психологию малых групп никто не отменял. Конфликты в замкнутом пространстве в семье неизбежны.

— Это как мы настроимся. Если вы воспринимаете эту ситуацию как то, что мы оказались в одной лодке, мы одна команда, которая вместе проходит экстремальную ситуацию – это одно. А если вы считаете себя жертвой, а ваших детей – помехой, которая не дает вам покоя, занимает вашу кухню, мешает вам работать… — тогда да, нервотрепка неизбежна.

Установка, сам взгляд на происходящее зависит от нас.

Дайте детям поскучать

— Но у меня на самом деле уже нервы не выдерживают. Я сам взаперти. Нужно постараться сохранить работу. А еще и дети… Никакая установка не поможет.

— Нужно использовать все способы, которые могут помочь адаптироваться к этой ситуации.

Кстати, дети со временем адаптируются к ситуации и, скорее всего, лучше взрослых. Сейчас, я считаю, очень хороший момент для многих наших детей, когда они, наконец, могут получить свободное время, чтобы поскучать и в этом состоянии скуки придумать себе какие-то занятия. Потому что наши дети обычно очень заняты, перегружены уроками, развивающими занятиями, какими-то активностями – что у них просто времени нет… Если в это время они получат возможность послоняться, поныть – заняться тем, чем занимались дети в прежние времена, мне кажется, это будет замечательным результатом.

— Поскучать?!

— А не надо считать, что ребенок занят делом, только если он делает уроки. У меня куча вопросов – что делать, если ребенок вместо того, чтобы заниматься, играет с утра до вечера в Лего? Да замечательно! Более развивающего занятия еще пойди поищи.

Если он играет в компьютерную стратегию, он развивается в этот момент. Если он болтает с друзьями, он развивается в этот момент. Если он записывает какие-то дурацкие танцы, он развивается в этот момент.

Мы хотим проектную работу в школе? Вот он делает проектную работу. Он заставил дедушку разучить танец, поставил камеры, сделал фон – вот он сделал проект. Нужно на происходящее пошире смотреть.

— Но ведь зачастую бывает так, что он сидит в гаджетах вместо того, чтобы Лего собирать…

— А почему, когда он сидит с книгой, это норм, а когда он сидит с гаджетом, — не норм?

— Потому что он играет.

— Откуда вы знаете, что он делает?

— Я вижу.

— Большинство родителей не может отвечать на вопрос, что он делает в гаджете. Он может там играть. В некоторые игры играть – это очень полезно. Он может там общаться с одноклассниками. Он может смотреть какие-то полезные вещи.

Гаджет – это просто средство, это инструмент. Мне кажется, что, если мы будем менее зашорено смотреть на то, что детей развивает – нам же самим будет легче.

Есть огромное количество детей, которых в какой-то момент затошнило от гаджетов и мультиков, и они вдруг начали делать что-то другое. Может быть, как раз это то самое, после чего наши дети потеряют интерес к гаджетам, когда все это закончится.

Оценки – не главное

— Школам нужно заканчивать учебный год. Вируальные походы – дело хорошее. Но нужно все-таки как-то оценивать успеваемость…

— Мне кажется, сейчас оценки за третью, четвертую четверть настолько не важный вопрос по сравнению с контекстом всего остального. Сейчас главная задача – это оптимизировать все по такому критерию, как сохранение всеобщего физического и психического здоровья. Потому что риски, например, подростковых депрессий сейчас очень вероятны. Они намного существенней, чем риски что-то не пройти по школьной программе.

Я бы сейчас, скорее, думала о том, чтобы минимизировать издержки всей этой ситуации для всех – и для детей, и для взрослых. Цена этого карантина может быть очень высокой в долгосрочной перспективе. Нужно думать сейчас о том, как поддерживать друг друга.

— В чем эта цена высока?

— Мы можем получить, например, рост семейного насилия (а мы его уже получаем), рост подростковых депрессий, и не только подростковых. Я бы сейчас все решения оптимизировала, прежде всего, по критерию сохранения психологического здоровья, сохранения контакта. Чтобы люди могли общаться в семье. Не надо ничего добавлять сейчас в семью, что будет провоцировать конфликты.

— А как быть учителям?

— И учителям тоже не надо добавлять стресса. Учитель может детей развлечь, поддержать, сконнектить между собой, научить их какой-то игре в мессенджерах, как-то их разрядить, снять стресс. Учитель может поддержать родителя. А родитель — поддержать учителя – шуткой, словами сочувствия. Это самое лучшее, что мы сейчас можем сделать.

В ТЕМУ

Школы ушли на дистанционку и возвращаться не собираются

«Комсомолка» стала соорганизатором масштабного исследования отношения педагогов к переходу на дистанционное обучение (подробности)

Людмила Петрановская Собственный капитал, Заработная плата, Биография, Рост, Вес, Возраст, Вики, Знак Зодиака, День рождения, Факт

Людмила Петрановская оценивает собственный капитал , биография, возраст, рост, свидания, сведения о взаимоотношениях, заработная плата, доход, автомобили, образ жизни и многое другое были обновлены ниже. Давайте проверим, Насколько богата Людмила Петрановская в 2019-2020 годах? Прокрутите ниже и проверьте более подробную информацию о текущем состоянии собственного капитала, а также о месячной / годовой зарплате, расходах и отчетах о доходах!

Биография

Людмила Петрановская родилась в Ташкенте, Узбекистан 20 апреля 1967 г. .Российский психолог, педагог и писатель, известный тем, что написал несколько книг о развитии детей, в том числе «Звездный мир в картинках» и «Что делать, если я жду экзамена?». Она также известна своим собственным блогом самопомощи под названием ludmilapsyholog. Среди других психологов и авторов из России — Наташа Кэмпбелл-Макбрайд и Александр Лурия. Она училась в Ташкентском университете, а затем в Институте психоанализа. Затем она начала свою карьеру в 1990-х годах, работая в издательском доме «Аванта».Свою первую детскую книгу она опубликовала в 2004 году.

О Popular Bio, она — один из успешных психологов. Она вошла в список тех известных людей, которым было , рожденных 20 апреля 1967 года . Она — один из самых богатых психологов, родилась в Узбекистане . Также она входит в список самых популярных психологов. Людмила Петрановская — одна из самых известных людей в нашей базе данных с возрастом 52 года .

Короткий профиль
Имя Людмила
Фамилия Петрановская
Профессия Психолог
Возраст 52 года
Знак рождения Телец
Дата рождения 20 апреля 1967
Место рождения Ташкент, Узбекистан
Страна Узбекистан

Людмила Петрановская Собственный капитал

Людмила Петрановская оценила собственный капитал в , зарплату, доход, автомобили, образ жизни и многие другие данные были обновлены ниже.Давайте проверим, Насколько богата Людмила Петрановская в 2019-2020 годах?

Согласно данным Wikipedia, Forbes, IMDb и различных интернет-ресурсов, состояние известного психолога Людмилы Петрановской в ​​возрасте 52 лет составляет 1-5 миллионов долларов. Зарабатывала она профессиональным психологом. Она из Узбекистан .

Состояние Людмилы Петрановской:
1-5 миллионов долларов

Расчетный капитал в 2020 году 1–3 миллиона долларов
Чистая стоимость капитала за предыдущий год (2019 г.) На рассмотрении
Годовая зарплата На рассмотрении.
Источник дохода Основной источник дохода Психолог (профессия).
Статус проверки чистой стоимости Не проверено

Возраст, рост и размеры тела

Людмила Петрановская на данный момент лет 52 года . Рост Людмилы Петрановской неизвестен, вес Нет справа. Размеры всего тела, размер платья и обуви будут обновлены в ближайшее время.

С кем встречается Людмила Петрановская?

Людмила Петрановская хранит свою личную и любовную жизнь в тайне.Проверяйте почаще, так как мы продолжим обновлять эту страницу новыми подробностями о взаимоотношениях. Давайте посмотрим на прошлые отношения Людмилы Петрановской, бывших подруг и предыдущие связи. Людмила Петрановская предпочитает не раскрывать подробностей семейного положения и развода.

«Свидания» — это описание этапа в жизни человека, когда он или она активно поддерживает романтические отношения с разными людьми. Если двух не состоящих в браке знаменитостей видят вместе на публике, их часто называют «свиданием», что означает, что их видели вместе на публике, и неясно, являются ли они просто друзьями, исследуют более интимные отношения или имеют романтические отношения.

Факты о Людмиле Петрановской

  1. Людмила Петрановская, возраст 52 года, .
  2. День рождения 20 апреля 1967 г. .
  3. Рождение Знака Телец.
  4. Известна также как постоянный преподаватель лицея «Прямая речь».

Людмила Петрановская (психолог) — Обзор, биография

Людмила Петрановская родилась 20 апреля 1967 года в году в Ташкенте, Узбекистан (53 года).Людмила Петрановская — Психолог , знак зодиака: Телец . Гражданство: Узбекистан . Прибл. Собственный капитал: не разглашается .

Общая информация

Известна также как постоянный преподаватель лицея «Прямая речь».

Высота Масса Цвет волос Цвет глаз Группа крови Тату
N / A N / A N / A N / A N / A N / A