Разное

Контейнирование это в психологии: «Понимаю, что с тобой»: как работает контейнирование детских эмоций и зачем этому учиться?

Содержание

«Понимаю, что с тобой»: как работает контейнирование детских эмоций и зачем этому учиться?

«Понимаю, что с тобой»: как работает контейнирование детских эмоций и зачем этому учиться?

Ребенок пока не может справиться со своими эмоциями, и ему нужен тот, кто поможет пережить непонятные и пугающие состояния, примет их — родитель. Что такое «контейнирование» и чем оно полезно, рассказывает психолог Анна Скавитина.

Анна Скавитина, психолог, аналитик, член IAAP (International Association of Analytical Psychology), супервизор РОАП и Института Юнга (г. Цюрих), эксперт журнала «Psychologies»

Неожиданно для меня, но такой сложный психологический термин, как «контейнирование», всё чаще встречается не только в разговорах коллег, но и в обсуждениях родителей. Одна мама другой советует в чате: «Тебе просто нужно ребенка контейнировать, и будет легче», вторая отвечает «Да я вроде бы так и делаю». Возможно, новое иностранное слово отражает что-то важное, чему пока не нашлось адекватной замены в русском языке?

Что же это такое? Под «контейнированием» в психоаналитической психологии понимают способность к выдерживанию различных видов психических содержаний, таких как эмоции, напряжение, инстинктивные порывы и импульсы. Своих содержаний и чужих.

Этот термин используют для описания отношений между ребенком и матерью, пациентом и психоаналитиком, личностью и обществом, то есть там, где один может удерживать, оберегать, включать, впускать в себя психические содержания другого. Там, где отношения не на равных, где есть «принимающий» и «отдающий». Известнейший психолог Карл Юнг говорил, что во многих отношениях есть Содержащий и Содержимое. В равных отношениях мы становимся друг для друга и содержащими и содержимым одновременно. Пример — символ свадебных колец: в той части, где они пересекаются, они друг друга и содержат, и одновременно являются содержанием друг для друга.

Понять и вернуть

Термин «контейнирование» появился в психоаналитической литературе благодаря британскому психоаналитику У. Биону (1897−1979), который предложил модель отношений, основываясь на идеях К. Г. Юнга — «контейнер-контейнируемое». В основе этой модели лежат представления о том, что младенец не в состоянии справиться со своими эмоциями, переживаниями, и ему нужен человек, который поможет пережить неконтролируемые, пугающие, непонятные состояния, поэтому он неосознанно отдаёт эти переживания в мир, ожидая, что кто-то примет их и сделает что-нибудь, а потом обьяснит, что же можно с этим поделать.

Обычно рядом со страдающим ребёнком находится мать или отец, которые становятся приёмниками, контейнерами, и пытаются разобраться, что же это такое они получили от малыша и что с этим можно сделать. После чего они возвращают это ребёнку — уже в понятной для него форме. Например, младенцу очень плохо, он кричит от возмущения и беспомощности. Его родитель догадывается, что у младенца, похоже, болит животик. Например, они догадывается потому, что младенец прижимает ножки к животу, а у родителей есть уже опыт, с этим связанный, или проснувшаяся интуиция. Мама или папа переваривают, «контейнируют» происходящее, и берут ребёнка на руки, прижимая его живот к своему тёплому животу, или делают легкий массаж животика, или еще какие-то действия, чтобы младенцу стало легче. И говорят ему и самим себе:

«Похоже, что у тебя разболелся животик, тебе больно и ты не знаешь, что с этим поделать. Сейчас я сделаю то-то и то-то, и тебе станет полегче». Младенец постепенно успокаивается, и понимает, что с помощью взрослых его непереносимое состояние может быть изменено — и станет полегче.

Это и называется «контейнирование»:

1. Младенец «отдаёт» родителю непереносимое.

2. Родитель принимает.

3. Родитель пытается понять и придумать способ помощи.

4. Родитель помогает.

5. Родитель формулирует происходящее словами (этот пункт не всегда осуществляется).

6. Ребенок успокаивается и понимает, что непереносимое состояние можно изменить.

7. Ребенок постепенно приобретает знания, как с этими состояниями справляться без помощи родителя.

Что происходит, если родители такой способностью не обладают или обладают недостаточно? А может быть, у них самих так много разных трудных непонятных состояний, с которыми они сами не справляются? Тогда родителям приходится довольно трудно, а ребёнку ещё труднее.

Взрослые люди с годами волей-неволей, с помощью жизненного опыта, находят хоть какие-то способы выживать в этом мире с самими собой и со своими состояниями. Они знают, кто и что может их привести в чувство: другие люди, звонок другу, психотерапевт, еда, спорт, алкоголь, сон, просто лежание на диване, слёзы. А у ребёнка пока таких возможностей нет. Ну кроме слез, которые скорее изматывают, а не приносят облегчение. Со всеми своими трудностями он может справиться только с помощью близкого человека. И при его постоянном отсутствии или непонимании близкими его состояний, младенец, а позже ребёнок, а дальше — взрослый человек, так и остаётся в сложных, непонятных самому себе состояниях и страдает.

Если не получается?

Например, мама не понимает, почему малыш плачет, и сама реагирует на плач ребёнка интенсивной тревогой. Тогда она как будто не в состоянии забрать, принять переживания малыша, и между ними появляется эмоциональная дистанция. А малыш, наоборот, получает и чувствует дополнительную мамину тревогу, и вместо того, чтобы успокоиться от присутствия близкого человека, начинает переживать ещё сильнее — и, конечно, же, и ему самому, и маме не понятно — от чего. То есть суммируются его тревога + мамина тревога — и все в семье в полном ужасе.

«Понимающая мать способна переживать чувство ужаса, с которым ребенок пытается справиться…, но при этом сохранять уравновешенность» (Bion 1959, p. 103). Давайте будем честны, что не все такие устойчивые Родители нам достались в детстве, и возможно, мы сами не настолько устойчивые Родители. Что может помочь нам и ребёнку? В те моменты, когда вы как родители не выдерживаете происходящее с ребёнком, вам стоит позаботиться о том, чтобы рядом был кто-то более устойчивый, сумел поддержать, удержать, «контейнировать» ребёнка, а лучше и маму. Прекрасно, если такой человек есть среди близких людей и родственников, готов постоянно быть на подхвате, когда тревога или другие сложные состояния накрывают вас. А если таких людей нет, то именно это и делают профессиональные психологи, психотерапевты. Нужна ли ребёнку или родителям такая помощь постоянно? Это что же, недополучил в детстве, и теперь всю жизнь бегать «контейнироваться»? При постоянном принятии, объяснении, успокоении, контейнировании в человека должна встроиться функция самоконтейнирования, то есть появится навык справляться со своими состояниями самостоятельно и даже, возможно, помогать другим, в том числе своим детям. Можно ли это развить за одну встречу со специалистом? А как вы думаете? Но привести себя в порядок на какое-то время в отдельной сложной ситуации можно и за одну встречу. То есть, если не получилось эту способность обрести в детстве с помощью родителей, можно ее развивать и доращивать с помощью специалистов по психическим содержаниям.

Читайте также:

Почему мальчикам сложнее справляться с негативными эмоциями?

«У нас будет новый папа»: как наладить отношения ребенка с отчимом

«Обращайтесь к цели»: как правильно работать с негативными эмоциями?

Фото: bogdanhoda, fizkes, Cherries/Shutterstock

Как работает контейнирование эмоций и что не так с этим приемом?

О необходимости контейнирования много говорит теория привязанности: этот прием нужен, чтобы мать лучше чувствовала ребенка. Контейнирование — хорошая штука, но ровно до того момента, пока не переходит в абсурд. Часто разными теориями воспитания увлекаются тревожные родители, которые пытаются найти в книгах некую безопасность и подтверждение своей позиции: да, я хорошая мама и правильно воспитываю ребенка. Тревожный родитель читает про контейнирование: если ребенок плачет, надо вобрать его эмоции — и начинает использовать этот прием и когда нужно, и когда не нужно. Следуя теории привязанности, многие люди не совсем понимают, когда надо переставать контейнировать и как научить ребенка переживать эмоции. Бесспорно, мать учит многому. Но маленький ребенок — не только часть матери, он еще и часть самого себя. Однажды наступает момент, когда он должен учиться переживать эмоции сам.

Контейнирование должно быть не просто актом передачи эмоций от одного человека другому, оно должно в конечном итоге приводить к какому-то действию. Принять эмоции — это только первый шаг. Второй, необходимый, который многие не делают, — научить ответственности. С трех-пяти лет ребенок социализируется среди детей и должен понимать, что его могут обидеть и поступить с ним несправедливо. Он должен учиться переживать свои сильные эмоции и нести ответственность за свои действия, а также понимать, что его эмоции зависят только от него, а не от успокаивающих объятий с мамой, в которых все плохое исчезает.

Нужно дать ребенку возможность самому пережить эмоции, объяснить, что они уместны и нормальны. Когда ситуация уже эмоционально пережита, ребенок с помощью родителя способен более взвешенно подойти к ее решению: «Мы немножко погрустили, а теперь давай думать, как мы будем с этим разбираться. Что тебе нужно делать, чтобы больше не допустить такую ситуацию или исправить случившееся?» Маленькому ребенку родитель должен предложить варианты действий: он сам выберет подходящий, исходя из своего темперамента или по другим причинам. Более старшему ребенку важно разобраться с проблемами самому — чтобы сделанный выбор обязательно переходил в действие.

Если первый этап, контейнирование, есть, а второго, решения проблемы, нет, ребенок не становится сознательным и ответственным. В этом случае велика вероятность того, что в будущем он продолжит жаловаться и искать себе контейнер, а не постарается взять себя в руки и решить проблему самостоятельно. У человека просто не будет этого навыка. Рассказать о своей проблеме другому — нормально, это способ ее пережить. Но взрослый человек отличается от инфантильного тем, что он не ищет контейнер для своих эмоций в других людях, он понимает свою ответственность и способен выбрать, как будет реагировать на проблему.

Контейнирование применяется не только в воспитании детей, оно вообще часто встречается во взаимодействии людей, и это не всегда хорошо. Чаще всего контейнерами становятся люди, которые этого не хотят: их просто поймали и слили эмоции. Контейнирование у взрослых должно быть приемлемо для обоих участников. Один человек не должен всю жизнь работать контейнером, потому что в конечном итоге он превращается в мусорный контейнер. Если кому-то нужна ваша помощь и вы хотите помочь, это неплохо. Но если вы видите, что поток жалоб продолжается, а человек не намерен искать решения, нужно это пресекать. Главный способ справиться — предлагать свою помощь, только когда о ней просят, и ограничивать время: «Я готов слушать пять минут, но потом, к сожалению, у меня дела».

Если эмоции ребенка не контейнировать, ничего особенного не случится. Он в любом случае научится управлять своими эмоциями, возможно, просто чуть позже, возможно, немного неправильно. Но контейнирование — не рецепт от бед. Любой родитель может иногда запутаться, ошибиться и сказать «ты испугался», хотя на самом деле ребенок разозлился. Дети пойдут в садик или другие детские коллективы, там будут и обиды, и страхи, и дети сами научатся их переживать — потому что они растут. Жалеть, поддерживать и любить ребенка можно без очень умных и сложных слов — этого вполне достаточно.


Обложка: Даша Скребцова

Патрик Кейсмент о преодолении деструктивности — Моноклер

Рубрики : Последние статьи, Психология

Коротко о монстрах, которые живут внутри нас: член Британского психоаналитического общества Патрик Кейсмент о том, как рождается детская ненависть, какие потребности стоят за этим чувством и каким образом неумение «контейнировать» детские деструктивные эмоции может привести к формированию тирана, циника или человека с «ложной самостью».

Все мы в разные моменты своей жизни испытываем гнев, ненависть и ярость. Но впервые мы открываем свою деструктивность ещё в детстве, когда внезапно на нас обрушивается вспышка бешенства и мы начинаем ненавидеть того, кто мешает нам получить желаемое. Во многом эта ситуация оказывается решающей, потому что от её исхода и реакции матери зависит многое: сможем ли мы справиться с тираном, которого внезапно открыли в себе, поможет ли нам взрослый в этом нелёгком деле или пойдёт на уступки, тем самым дав нам понять, что он бессилен против той внутренней негативной энергии, что вырвалась наружу, и нам необходимо остаться с ней один на один, в конце концов, к чему приведет наша бессмысленная победа?

Как отмечают исследователи, в этой ситуации предельно важна способность матери или другого значимого взрослого «контейнировать»ⓘТермин «контейнирование» введен психоаналитиком Уилфредом Бионом. Он предложил модель «контейнер-контейнируемое», в основе которой лежат представления о том, что младенец проецирует свои неконтролируемые эмоции (контейнируемое) на мать (контейнер), чтобы благодаря механизму проективной идентификации получить их обратно в более приемлемой и легко переносимой для него форме. Другими словами, это способность значимого взрослого «вбирать» различные виды психических проявлений ребенка, такие как напряжение, эмоции, инстинктивные импульсы, и помощь в их переживании. чувства ребёнка, то есть «переваривать» их, пропускать через себя и возвращать ему в приемлемом для него виде, тем самым помогая ему справиться с неконтролируемыми страстями. Неумение контейнировать может привести к самым печальным последствиям — от банального воровства со стороны ребенка до формирования бесконтрольного тирана, который без поддержки взрослых не сумел победить деструктивное начало в себе и выпустил его наружу. Что чувствует ребенок, открывший в себе ненависть, как можно ему помочь и к чему может привести бессмысленное потакательство и неумение устанавливать пределы допустимого, рассказывает известный психоаналитик и супервизор Патрик Кейсмент в своей лекции «Ненависть и контейнирование».

«Смысл контейнирования в том, когда другой принимает ваши чувства, не отвечая вам на них напрямую из своих эмоций, а так как сам он обладает (как предполагается) способностью контейнировать свои, то может помочь вам разобраться и в ваших. В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно».

Ненависть и контейнирование

Ненависть

Обычно ненавистью называют некую интенсивную неприязнь. Ненависть может быть по большей части рациональной, например, когда мы ненавидим незнакомца, вторгшегося в семейный дом и его развалившего. Она может быть полностью иррациональной, когда ребенок ненавидит шпинат за его цвет. Она может быть довольно сложной, когда нас подводит кто-то, кому мы доверяли — тогда мы можем ненавидеть также себя за то, что позволили себя одурачить тому, кто не заслуживал доверия.

Мы все способны ненавидеть. И длительность этой ненависти может разниться от коротких вспышек до продолжительных периодов, которые могут тянуться всю жизнь, и даже в течение жизни нескольких поколений. Мгновенную вспышку ненависти испытывает, например, ребенок, которому не удалось добиться своего. Длительную ненависть человек может испытывать к сопернику, который воспринимается как угроза для значимых отношений. И существует та постоянная и обычно иррациональная ненависть, которую некоторые люди испытывают к определенным группам людей, или к определенной нации или расе. Мы можем ненавидеть некоторых людей за то, что они слишком похожи на нас, поскольку они отвлекают от нас внимание, когда мы хотим, чтобы нас считали уникальными. Точно так же мы можем ненавидеть других людей за то, что они непохожи на нас, а их манеры или обычаи кажутся нам странными — противоречат нашему пониманию того, как следует жить или вести себя. И в частности мы можем ненавидеть некоторых людей, потому что усматриваем в них то, что не хотим усматривать в себе самих.


Читайте также
— «Гнев – это кратковременное помешательство»: стоики знали, как обуздать его
— Коротко: Карл Юнг о том, почему некоторые люди раздражают нас

Контейнирование

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Если ребенку не удалось найти у других адекватного и надежного контейнирования, его развитие может пойти по одному из следующих двух путей. Один состоит в том, что ребенок начинает выходить из-под контроля, и становится все труднее с ним справляться. Это бессознательный поиск прочного контейнирования, которое еще не было найдено, контейнирования, которого было бы наконец достаточно и которое смогло бы справиться с тем в ребенке, с чем пока никто, по-видимому, справиться не смог. Его, это контейнирование, все еще ищут у других. Винникотт считает, что такой ребенок все еще бессознательно надеется, что найдет то, что ему нужно. Другие последствия наблюдаются, когда ребенок начинает развивать ложную Самость, поскольку у него возникло чувство, что он один должен нести ответственность за контейнирование того, с чем остальные, по-видимому, справиться не в состоянии. «Ложная Самость» в данном случае — маска для окружающих, которую иногда развивает неуверенный в себе ребенок и под которой он становится способным скрывать свои самые истинные мысли и чувства. При естественном ходе вещей его поведение бы ухудшилось, но он становится покладистым, стремится угодить, так что оказывается неестественно хорошим. Дети такого типа, по-видимому, потеряли надежду найти у других то, в чем они испытывают самую глубокую потребность. Такой ребенок может начать бояться, что родители не выживут, если не защищать их постоянно от того в нем самом, что, по его ощущениям, будет для них чересчур. Тогда ребенок в своей душе «заботится» о родителях, которые только внешне будто-то бы заботятся о нем.

Ненависть и её связь с контейнированием

Мы все способны ненавидеть. Дети тоже способны ненавидеть, и зачастую их ненависть гораздо более безусловна и конкретна, чем у большинства взрослых. Дети склонны к колебаниям между абсолютной любовью и абсолютной ненавистью. Мы, взрослые, можем спокойно называть это «амбивалентностью». Но ребенок никак не может спокойно к этому относиться. Часто маленький ребенок чувствует необходимость удерживать эти состояния души обособленно друг от друга, поскольку просто не может справится с конфликтом столь противоположных чувств в отношении одного и того же человека. Многое зависит от того, как понимается и как воспринимается ненависть ребенка. Для матери один из самых трудных моментов — обнаружить, что ребенок ее ненавидит, относится к ней так, будто она — плохая мать, тогда как на самом деле она изо всех сил старается быть хорошей матерью. Например, когда ребенок настаивает на своем, ему необходимо найти родителя, знающего, когда сказать «нет». Но ребенок, который не получил требуемого, часто впадает в «бешенство», пытаясь сломить твердое сопротивление родителя. Родитель может не выдержать криков и воплей и уступить, и ребенок получит то, на чем настаивает.

Обычная проблема с такими вспышками «бешенства» включается в том, что зачастую ребенок специально пытается вызвать ими смятение у родителя, чтобы увеличить шансы на получение желаемого. В такие моменты от матери может потребоваться вся ее уверенность, чтобы сохранить любовь к ребенку, особенно когда у нее вызывает чувство, что отрицательный ответ означает отсутствие любви. Стоит отметить, что искушение матери уступить вспышкам раздражения ребенка зачастую обусловлено ее желанием показать и ощутить свою любовь, поскольку глубоко внутри ею может двигать бессознательное желание заглушить ощущение ненависти — в себе или в ребенке.

Когда родители или воспитатели слишком легко уступают бешенству ребенка, для него это «бессмысленная победа». Такие дети в результате могут вновь и вновь прибегать к настоянию на своем, чтобы получить «доказательство» любви. Но это доказательство ничего не значит, поскольку не может заменить ощущение действительно глубокой любви, любви родителя, способного вынести направленную на него ненависть. Зачастую на отыскание именно этой твердости и контейнирования, в способности родителя установить пределы допустимого, и направлены бессознательно приступы раздражения ребенка и другие формы плохого поведения.

К сожалению, не находя необходимого контейнирования, ребенок может развить растущее чувство того, что в его поведении, по-видимому, есть нечто, с чем родитель не в состоянии справиться. Вместо того, чтобы принять и помочь контейнировать то, что может начать ощущаться как неконтролируемое «чудовище» в ребенке, родитель иногда как будто пытается «откупиться», уступая требованиям ребенка. Такой ребенок в результате оказывается лишенным чувства более глубокой родительской любви, а также того чувства безопасности, которое обеспечивается прочным, но заботливым контейнированием. Тогда ребенок может ощутить, что внутри него как будто действительно есть что-то плохое, как в его гневе или ненависти, чего оказывается чересчур даже для родителя, который не способен с этим справиться.

Теория

<…>Винникотт отмечал, что ребенок, лишенный чего-то важного для ощущения безопасности и роста, и лишенный этого слишком надолго, может стремиться к получению недостающего компонента символически, путем воровства — если еще надеется на его обретение.

Самое важное в этих различных формах чреватого правонарушениями поведения — чтобы нашелся кто-то, кто мог бы распознать в них бессознательный поиск; кто бы мог соответствовать тому, что Винникотт называет «моментом надежды». Он подразумевает тем самым, что ребенку требуется найти кого-то, кто бы мог распознать бессознательный поиск, выражающийся в его плохом поведении, бессознательную надежду на то, что это поведение будет понято и найдется кто-то, способный соответствовать выражающейся в нем потребности.

Если момент надежды находит отклик, будет уделено внимание потребности, выражаемой в плохом и даже злобном поведении, оно постепенно может стать ненужным. Происходит это потому, что ребенок начинает находить то контейнирование, которого не хватало и которое он бессознательно искал.

Однако если момент надежды не находит отклика, можно ожидать, что плохое (предделинквентное) поведение усилится и будет вызывать все больше проблем. Бессознательный поиск выйдет за рамки семьи и охватит других людей. Однако может случиться так, что ребенок в предделинквентном состоянии начнет наказывать мир вне дома и семьи за глухоту к его потребности.

Винникотт напоминает нам, что растущий ребенок, и особенно подросток, нуждается в поиске конфронтации с родителями или другими взрослыми:

«Конфронтация является частью контейнирования без оттенков кары и возмездия, но обладающего собственной силой».

Он также предупреждает нас, что, если родители пасуют перед этими нуждами растущего ребенка, он или она может обрести ложную зрелость. Подросток на этом пути скорее всего станет не зрелым взрослым, а тираном, ожидающим, что все будут ему уступать.

Винникотт описывает, как ребенок, фантазируя, может «разрушать» объект в своей психике. Его потребностью в этом случае является способность внешнего объекта (то есть реальных родителей или реального аналитика) пережить такое разрушение без разрушения или отмщения. Тогда обнаружится, что внешний объект (то есть родитель или аналитик) обладает собственной силой, а не только той, которая путем фантазирования была ему «дана» ребенком или пациентом, защищающим его от всего того, что для него чересчур, и что он, предположительно, не мог бы вынести.

Бион говорит об ощущении ребенком того, что он умирает. Ребенку настоятельно необходимо сообщить этот страх матери, и под влиянием такого дистресса у матери может возникнуть чувство чего-то неуправляемого. Однако если мать способна вынести этот удар и понять, что ей сообщается и почему, возникнет возможность того, что ребенок получит свое состояние испуга назад, но оно уже будет управляемым благодаря способности матери справится с ним в себе самой. Бион описывая неудачу контейнирования говорит:

«Если проекция не принимается матерью, ребенок чувствует, что его ощущение того, что он умирает, лишается своего смысла. Тогда ребенок реинтроецирует, но не страх умирания, ставший переносимым, а безымянный ужас» <…>.

Клинический пример

<…> У девочки Джой было два брата, старший и младший, и не было сестер. К моменту первой встречи ей исполнилось 7 лет. Я узнал от направившего ее аналитика, что ее матери было очень трудно смириться с тем, что у нее родилась дочь, она открыто обожала своих сыновей, но по отношению к Джой вела себя холодно и отчужденно. Я также услышал, что мать не могла выдержать, когда Джой заставляла ее чувствовать ненависть к себе, выказывая свою ненависть по отношению к ней. Поэтому она вместо того, чтобы устанавливать пределы допустимого и выдерживать приступы ярости, следующие за ее попыткой сказать дочери «нет», попустительствовала Джой. В результате Джой позволялось делать все, что она хотела, и получать все, что она хотела. Поэтому Джой стала по-настоящему «испорченным ребенком».

Неудивительно, что в ходе моей работы с ней Джой подвергла меня весьма суровым испытаниям и стала со мной очень требовательной. Когда же я говорил «Нет», она сердилась. Она сердилась иногда настолько сильно, что начинала пинать меня или пыталась укусить меня или оцарапать.

К счастью, её мать разрешила мне вести себя с Джой строго, поэтому она была готова услышать вопли Джой, иногда доносившиеся из моего кабинета. Было несколько случаев, когда я вынужден был держать беснующуюся Джой, пока она не успокаивалась.

Я обнаружил, что могу держать Джой таким образом, что она не может пнуть, оцарапать или укусить меня. В такие моменты она начинала кричать: «Отпусти, отпусти!». Каждый раз я спокойно отвечал на это: «Не думаю, что ты уже готова сдерживаться сама, поэтому я собираюсь держать тебя, пока ты не будешь готова сдерживаться самостоятельно».

В этих случаях, а их было несколько в ходе первых месяцев моих занятий с ней, Джой всякий раз кричала «Отпусти, отпусти», но от раза к разу все менее решительно. Тогда я стал говорить ей: «Думаю, ты уже, наверное, готова сдерживаться сама, но если нет, я снова буду тебя держать».

После этого Джой успокаивалась, и всякий раз, когда это случалось, она затем шла на сотрудничество и начинала заниматься каким-нибудь творчеством. Это повторилось несколько раз, и Джой продемонстрировала, что начала обретать со мной безопасность нового типа. Что бы ни казалось ей в себе неподвластным контролю «чудовищем», с которым не могла справиться ее мать, она чувствовала, что я могу справиться с этим. Таким образом она оказалась способной перенимать что-то от моего сдерживания, что помогало ей сдерживать себя. Ее взгляд на себя стал меняться, и вместе с этим изменилось ее поведение.


• Подборка по теме

— Что мы культивируем в детях: нарциссизм или чувство собственного достоинства?
— Дети не для экспериментов: разбираемся в холиварах о раннем развитии
—  Нарциссизм и страх близости: что такое эмоциональная недоступность
— Жизнестойкость: от чего она зависит и как её развить

Литература

1. Bion, W.R (1962) The Psycho-Analytic Study of Thinking. International Journal of Psycho-Analysis, 43:306-310.

2. Winnicott, D. W. (1949) Hate in the Counter-Transference. Int. J. Psycho-Anal., 30:69-74.

3. Winnicott, D.W. (1971). Playing and Reality. London: Tavistock.

Источник: Кейсмент П. Ненависть и контейнирование / Журнал практической психологии и психоанализа. — 2004, №2
Перевод: З. Баблоян


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Контейнирование и Отыгрывание. В чём отличие? :: Европейская школа Коучинга

КНИГИ для самостоятельного изучения этой темы(авторы):

  • Дональд Винникотт
  • Уилфред Бион
  • Патрик Кейсмент

   Контейнирование- один из базовых концептов в психологии. И сколько авторов, столько и мнений, точек зрения. Здесь постараемся посмотреть на разные стороны этой темы. Патрик Кейсмент заговорит о том, что Контейнирование заключается в том, что когда другой принимает наши чувства, не отвечая на них напрямую из своих эмоций, а так, как он сам обладает, как предполагается способностью контейнировать свои чувства, то может помочь нам разобраться и в наших. В детстком возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока ещё справиться не можем. К числу таких вещей относится:

  • наш гнев,
  • наша диструктивность,
  • наша ненависть

  Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы вероятно будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, то скорее всего мы вырастим с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно. Здесь мы с Вами видим, что Контейнирование- это, по сути, процесс обратный ОТЫГРЫВАНИЮ.

  То есть Патрик Кейсмент пишет о том, что контейнирование- это когда другой отвечает нам не напрямую из своих эмоций. То есть если, например, другой человек Вас разозлил, вызвал злость, Вы можете ответить из этой злости каким-то образом(тоже накричать в ответ, или сказать какую-то колкость или обидеть, или промолчать и т д, то есть выдать какую-то реакцию из этой эмоции). И тогда это будет отыгрывание. Либо Вы можете сконтейнировать, а это значит свою эмоцию попробовать ПОНЯТЬ что происходит. Понять, что вызвало мою эмоцию, откуда она пришла и т д. То есть у Вас есть способность размышлять над своей эмоцией во время её возникновения. Вот это, по сути, и есть КОНТЕЙНИРОВАНИЕ.

  Контейнирование- это способность к выдерживанию различных видов психической энергии, таких как эмоции, напряженные инстинктивные импульсы и многое другое. Само слово «контейнер» понятно для всех. То есть это некий сосуд, куда что-то можно поместить и какое-то время там хранить, что-то с этим делать. Например, есть просто вода и есть вода, которая помещена в бутылочку, с ней можно что-то делать, мы можем ее в какое-то место поставить, в какое-то место перенести, кому-то отдать, можем выпить, продать и т д. То есть можем что-то с этой водой сделать. Вот таким вот образом контейнирование позволяет управлять своей психической энергией.

  В психоаналитической теории процесс контейнирования связывают с двумя именами:

  • Дональд Винникотт
  • Уилфред Бион

  Это два известных психоаналитика, которые развивали эту концепцию, описывали эти процессы. И все последующие описания базируются на работах этих двух авторов. Д.Винникод называл этот процесс холдингом(от анг.слова -держать, удерживать).

   В детстве через отношения со своей матерью ребенок получает структуру своего собственного мыслительного аппарата, который позволит ему быть все более и более независимым, то есть он со временем приобретает способность осуществлять функцию контейнирования самостоятельно. Но развитие может пойти и ложным путем, если мама реагирует тревожно, не понимая, что случилось с ребенком. Тем самым она устанавливает слишком большую эмоциональную дистанцию между собой и плачущим ребенком.  Таким образом мама отвергает те переживания, которые ребенок хочет эвакуировать(то есть она не принимает это в себя и не говорит ребенку, не называет, что с ним происходит и он с этим остается). Ещё хуже ситуация складывается в том случае, если мама чрезвычайно тревожная сама по себе, и возвращает обратно ребенку не только его немодифицированную тревогу, но  и эвакуирует в него свою тревогу. Она использует его как хранилище для своих непереносимых душевных содержаний или может пытаться поменяться с ним ролями, стремясь быть самой контейнированной в ребенка. В тяжелых случаях вместо мыслительного аппарата развивается психотическая личность. Контейнирование помогает ребенку образовывать мыслительные представления, понимать свои эмоции и декодировать их. Это позволяет ребенку быть толерантным к отсутствию какого-либо значимого объекта и последовательно укрепляет его способность переносить фрустрацию.

как справляться с сильными эмоциями ребенка

Жизнь малышей насыщена событиями, которые порой вызывают в них бурю эмоций — это часто ставит взрослых в тупик: они теряются и не знают, как реагировать. Оставляя детей наедине с их переживаниями, родители забывают, что подавление и отрицание и эмоций негативно сказывается на детской психике.

Лучший способ контроля над эмоциональными проявлениями — проговаривание своих чувств и умение называть их своими именами.

Научить детей справляться с чувствами — осознавать их, принимать, перерабатывать и отпускать — поможет психологическая техника контейнирования эмоций.

Что такое «контейнирование» эмоций

Суть техники — на какое-то время стать контейнером для детских эмоций — помочь малышу разобраться и пережить сильные эмоции — успокоить, выслушать и объяснить, что это за чувства.

Рассмотрим конкретный пример.

Малыш травмировался, при этом сильно испугался. Ему не только больно, но и страшно.

Вариантов развития событий может быть несколько.

Мама жалеет, рассматривает рану, сочувствует, задает вопросы, суть которых не в констатации фактов – и так все очевидно. Главное — перевести эмоции ребенка в другое русло: вместо страха и негатива дать понимание, что его любят, ему сопереживают и стараются помочь. Негативные эмоции уходят.

Мама испугана сама, хватает ребенка, несет его домой для обработки раны, накручивает себя возможностью серьезных последствий. Страх у ребенка остается.

Мама кричит, возлагает на ребенка вину за произошедшее, потому что тот не слушался. Может быть, потом мама и пожалеет малыша, но он уже обиделся, и ему будет сложно вернуться к позитивному состоянию.

Очевидно, что во втором и третьем случае эмоции ребенка остались внутри него. Новое падение усилит страх, а крик мамы породит новую обиду. В первом примере мама применила технику контейнирования, и негатива от случившегося не осталось.

Родители в приведенных ситуациях поступают так, как вели себя с ними их мамы. Если не было опыта принятия эмоций, то мамы растеряны, так как не знают других вариантов поведения в подобных случаях.

Контейнирование для гармоничного развития личности


В последнее время среди родителей активно обсуждается психологическая техника контейнирования по воспитанию детей. Это очередной новомодный тренд или реально работающие приемы? Ответы на эти вопросы дает практикующий психолог и специалист по детскому развитию.

Что такое контейнирование?


Контейнирование — это термин, который широко применяется в психоанализе. Означает способность выдерживать различные психологические содержания как свои, так и чужие. Это способ контролировать эмоции, напряжение, импульсы и инстинктивные порывы.

Роль контейнирования в детском воспитании


Для контроля чужих психологических содержаний должны быть 2 НЕравные стороны. Одна — принимает, т.е. впускает в себя психологическое отношение другого; а вторая — отдает. Именно так и происходит в отношениях между родителями и детьми.


В этом контексте контейнирование становится особенно важным в воспитании ребенка. Основными аргументами в пользу такого подхода являются следующие:

  • родившийся ребенок не знает, что такое эмоции, как их выражать и мириться с ними, что приемлемо, что нет;


  • ребенок сразу после рождения испытывает различные чувства, но не знает, что это такое и как на них реагировать;


  • родители сначала воспринимают эти эмоции на себя, стараются успокоить ребенка и помогают взять контроль над чувствами, объясняя что это и как правильно поступить. Это и есть процесс обучения ребенка самостоятельно взаимодействовать с различными эмоциональными состояниями.


Большинство родителей, даже не догадываясь о том, что такое контейнирование, инстинктивно поступают, согласно принципам этой техники. И это правильно. Пользу такого подхода доказали многочисленные исследования. Они показали, насколько важно для формирования личности научить ребенка правильно воспринимать и правильно реагировать на свое психическое состояние. Однако есть категория родителей, которые имеют проблемы с контейнированием. Именно поэтому последнее время так широко стали обсуждать эту технику.

Основные правила контейнирования


Во всем важна «золотая середина». Не стоит злоупотреблять контейнированием в тех ситуациях, когда этого делать не нужно. Особенно грешат этим тревожные родители.


Каждый раз, прибегая к этой технике, следует помнить ее основное правило — помочь малышу научиться самостоятельно переживать свои чувства и находить правильный выход из сложившейся ситуации. Для этого психологи советуют придерживаться 3 простых правил:


1. Принимать эмоции ребенка такими, какими они есть. Не стоит давать им оценку, запрещать или осуждать те или иные проявления.


2. Давать словесные формулировки, объясняя ребенку, что произошло, почему он испытывает те или иные чувства, и как они называются.


3. Разобраться в ситуации через ее понимание и предложить ребенку способы справиться с ней.


Воспитывайте ребенка гармонично, используя технику психологического контейнирования.

Контейнирование — что это такое?

Психолог фонда «Дорога жизни» Мария Беккер рассказывает про технику «контейнирования». Что это за «контейнер» и для чего он нужен?

Итак, сам термин контейнирование стал популярен благодаря психоанализу и теории привязанности.

 

Что это такое?

Контейнирование – способность к выдерживанию различных видов психических проявлений, таких как эмоции, напряжение, инстинктивные импульсы и многое другое. Такой инструмент является неотъемлемой частью большинства психотерапевтических практик. Но чаще всего этот термин больше ассоциируется с отношениями «родитель – ребёнок». Ведь способность распознавать и контролировать эмоции, как свои, так и чужие, приобретённая, т.е. мы с ней не рождаемся, мы этому учимся. И учат этому ребёнка с первых дней родители.

 

Как работает эта техника?

В основе техники контейнирования лежат представления о том, что маленький ребенок не в состоянии справиться со своими эмоциями, переживаниями, и ему нужен человек, который поможет пережить неконтролируемые, пугающие, непонятные состояния. Поэтому малыш неосознанно отдаёт свои переживания в мир, ожидая, что кто-то примет их и сделает с ними что-нибудь. А потом объяснит, что же сам ребенок может с этим сделать. Т.е. рядом с маленьким человеком нужен взрослый, который может вместить в себя состояние ребёнка, переработать его и вернуть обратно.

 

Он меня не понимает?

За последние десять лет одним из ведущих запросов, поступающих детским психологам является «дети очень жестокие», «он совсем меня не понимает», «я не понимаю что ему надо» и т.д. Все эти фразы всегда говорят о том, что есть проблема в невербальном контакте, в считывании и отражении эмоционального состояния как своего, так и окружающих. Действительно, современный мир с его гаджетами усугубил и без того такой сложный процесс как «прочувствование» себя и других.

Попробуйте сейчас провести два простых эксперимента.

  1. Опишите своё эмоциональное состояние (здесь и сейчас или относительно какой-то заряженной ситуации) в пяти развёрнутых предложениях.
  2. Напишите в столбик алфавит. На каждую букву напишите две-три эмоции.

Второе задание намного сложнее, но и с первым обычно возникают проблемы. И это у нас, взрослых. А каково детям? Из огромного спектра эмоций они, дай Бог, знают такие простые как радость, грусть, злость. А все потому, что мы, взрослые, зачастую довольно закрыты эмоционально, да и большую часть времени проводим в социальных сетях…

 

Эмоции у детей-сирот

А каково детям, лишенным родительского попечения? Где им видеть проявление различных эмоций? Лишение материнской заботы и любви самая страшная из видов деприваций, т.к. она включает в себя все остальные. В первую очередь, эмоциональную депривацию. Именно по этой причине мы так часто встречаем со стороны сирот очень резкие перепады настроения и непредсказуемые реакции на самые обычные для нас вещи. Специалистами сиротских учреждений прилагается много усилий, чтобы преодолеть эту трудность, однако только постоянному значимому взрослому это под силу.

 

Зачем это моему ребёнку?

В первую очередь, это огромный задел для будущего ребёнка. Когда-нибудь в жизни каждого из нас наступает момент, когда мы остаёмся одни. И только в том случае, если нас в детстве научили встречать свои «состояния», быть с ними и обрабатывать их, мы сумеем сохранить наше психическое здоровье. Во-вторых, нам будет намного проще понимать «состояния» окружающих. И даже способность самостоятельно успокаиваться или засыпать зависит от данной техники.

Есть разные мнения относительно того, полезно ли родителям применять такую технику по отношению к детям, не вырастят ли они слишком чувствительное чадо. Моё мнение по этому поводу следующее: любую вещь можно довести до абсурда. Т.е. я очень рекомендую родителям как кровным, так и приемным применять, широко применять данную технику, но не изобретать свои велосипеды и не возводить (одну из множества техник) в абсолют.

основных концепций психотерапии: сдерживание — Психотерапия Алисс Томас

Основные концепции психотерапии: сдерживание

В этой серии статей зарегистрированный психотерапевт Алисс Томас объясняет некоторые полезные концепции психотерапии, которые вы можете применять в повседневной жизни.

Когда я объясняю клиентам некоторые из моих любимых психотерапевтических идей, они находят их интересными, просветляющими и, что самое главное, непосредственно полезными. Эти концепции могут показаться теоретическими, но они невероятно практичны.Мое понимание сложилось за многие годы практики. Первая статья посвящена идее сдерживания.

Изолятор

Здесь я обсуждаю идею о том, что, будучи маленькими детьми, мы испытываем чрезвычайно яркие и сильные эмоции, и мы должны научиться сдерживать их здоровым образом, чтобы мы могли жить вместе с другими в гармонии и сотрудничестве. Детские эмоции настолько сильны, что иногда мы даже чувствуем, будто на нас «нападают» или полностью подавляют наши чувства, будь то ярость, ужас или печаль.Как маленькие дети, мы должны чувствовать, что наши эмоции распознаются и понимаются безопасным взрослым, который может сдержать их за нас. Взрослый может позволить нам безопасно выражать свои чувства, но нам не позволят создавать хаос. Мы также не будем чувствовать себя брошенными из-за неконтролируемых эмоций. Взрослый должен принимать участие с маленьким ребенком, когда он испытывает и выражает эмоции.

Проблема отсутствия сдерживания в детстве

Поведение взрослых, которое мешает детям научиться управлять своими эмоциями, включает в себя крик в ответ, когда ребенок кричит, отвергание или критику ребенка за то, что он испытывает чувства, игнорирование, унижение или отправка ребенка прочь, потому что они выражают чувства, или нет даже осознавая, что ребенок испытывает важные чувства.Эти реакции взрослых мешают ребенку узнать об их эмоциональной жизни и не помогают ребенку со временем развить эмоциональную зрелость. Чтобы поддержать эмоциональное развитие ребенка, взрослые должны помочь ребенку понять, что испытывать тяжелые эмоции безопасно, и привести примеры из реальной жизни того, как они умело справляются со своим эмоциональным выражением, показывая, что сильные чувства не помогают. должны иметь плохое влияние на людей вокруг нас.

Когда ребенка не поддерживает настоящий и принимающий взрослый, это может создать эмоциональные трудности в будущем ребенка — не из-за случайного эпизода, а из-за частого повторения. Эмоции не «уходят» сами по себе, и в дальнейшей жизни ребенок чувствует себя небезопасно в отношениях. Ребенок, которого игнорировали, игнорировали или не замечали во время эмоционального переживания, научится отстраняться, препятствовать общению, становиться замкнутым или даже впадать в депрессию, потому что он или она чувствует, что никого никогда не будет интересовать, как он или она на самом деле себя чувствует.Ребенок, который злится, ревнив, гнев или злобен, которого стыдят и критикуют за то, что испытывают эти чувства, не научится справляться с этими чувствами. Это может, например, привести к саморазрушающему поведению или членовредительству, если подросток обращает свои чувства внутрь себя против себя. Человек, который очень чувствителен и которому некуда передать свои глубокие чувства, может научиться подавлять, успокаивать или притуплять чувства, употребляя пищу, алкоголь, сигареты или наркотики. Взрослый, который вырос среди людей, которые кричали и кричали на нее, будет использовать ту же стратегию, пытаясь помешать своим детям доминировать в семейной жизни своими эмоциональными требованиями.Фактически, когда ребенок переживает, что его оставили одного или отвергли из-за невыносимых эмоций, это переживается внутри молодого существа как форма травмы. Это может предрасполагать кого-то к тому, что у кого-то с большей вероятностью разовьются симптомы посттравматического стресса, если дальнейшие стрессовые события происходят даже спустя много десятилетий.

Когда взрослый сопровождает ребенка, проявляя внимание, присутствуя и принимая, когда, например, она злится из-за чего-то, чего он хочет и не может иметь, ребенок очень внимателен и осознает, какую реакцию испытывает взрослый.Они копируют взрослого — так учится ребенок. Взрослые, которые сами не были обучены навыкам сдерживания, могут чувствовать себя очень провоцированными и активированными их собственными детьми, просящими о сдерживании, которого они сами не получали. Таким образом, в отсутствии сдерживания существует межпоколенческий аспект, который может продолжаться в семьях.

Жесткая верхняя губа

Британцы известны стереотипом сдерживания, известным как «жесткая верхняя губа» — однако я не предлагаю это как искусную форму сдерживания, поскольку жесткая верхняя губа подразумевает отрицание.Отрицание — это форма психологической защиты, которая, по сути, говорит о том, что то, что произошло, либо не произошло, либо не заслуживает нашего внимания. Игнорирование чего-либо в надежде, что это исчезнет, ​​не работает на территории человеческой психологии, потому что никогда не уходит ничего из того, что было пережито эмоционально или психологически. Еще одна защита, которая часто встречается вместе с «жесткой верхней губой», — это притвориться, что что-то не болит, или что вы должны притворяться, что когда что-то болит, это не имеет значения.Итак, если мальчик падает, повреждает колено и плачет, отец говорит: «Почему ты плачешь? Это не о чем болтать, выходи и играй ». Это не столько демонстрация мужественности отца, сколько его отсутствие сочувствия. Отец, по сути, говорит: «Я буду ценить тебя только в том случае, если ты будешь вести себя так, как будто твоя боль не имеет значения, и ты не беспокоишь меня своими жизненными ранами». Отец чувствует, что помогает своему сыну вырасти, но на самом деле он не учит его эмоциональной компетентности или эмоциональному интеллекту, он учит его действовать так, как его самого учили.

Сдерживающее поведение по отношению к ребенку

Итак, из чего состоит умелое сдерживание? По сути, сдерживающий взрослый общается с ребенком: я знаю, что вы чувствуете, и я знаю, что это плохо. Они называют эмоцию , рассказывая ребенку, что он чувствует. Например: «Ты очень злишься из-за того, что я не дал тебе игрушку. Я понимаю, ты очень злишься на меня, потому что ты так хотел эту игрушку. Однако я не позволил тебе это получить, потому что тебе небезопасно играть с ним, пока ты не станешь старше, это может причинить тебе вред, и я не хочу, чтобы ты был ранен.Я знаю, что ваш старший брат играет с ней, но он выучил правила игры с ней. Почему бы тебе не поиграть с этим? Я знаю, что ты злишься и расстраиваешься, но это нормально. Это плохое предчувствие, но мы можем оправиться от него, и мы не позволим ему испортить вам весь день. «Многие из этих слов могут не соответствовать возрасту, и они могут вылететь из головы ребенка. Однако отношение, тон голоса и состояние ума взрослого, который их произносит, будут внимательно изучаться и усваиваться.Ребенок также заметит, согласен ли взрослый с этим подходом, и будет фактически проверять взрослого, чтобы увидеть, будет ли это повторяться снова и снова, или могут ли они спровоцировать взрослого на неконтролируемые и гневные действия. Это потому, что детям нужно знать, что они будут в безопасности.

Иногда бывает труднее распознать последствия отсутствия сдерживания у детей, которым не уделяется эмоционального внимания. Дети, которые не получают особой эмоциональной обратной связи, иногда растут в своего рода эмоциональном «вакууме», когда они ощущают, что их чувства либо ненастоящие, либо не имеют значения.Иногда это может привести к тому, что взрослый человек ставит потребности других людей выше своих собственных, и которому нужно успокаивать и угождать другим, чтобы заслужить их одобрение. Она может даже не осознавать свои собственные потребности. Поскольку этот человек может быть продуктивным и преданным в своих взрослых ролях, он может провести всю свою жизнь, чувствуя себя незамеченным, но свое чувство личной ценности он получает от того, что делает для других.

Изучение навыков сдерживания во взрослом возрасте, когда вы не получали сдерживания в детстве, — непростой процесс, поскольку у вас нет встроенного «шаблона» для определения того, что такое сдерживание и как оно на самом деле ощущается.Это то, что вам нужно будет практиковать. Вот несколько способов, с которых можно начать.

Обратите внимание, что вы чувствуете, когда люди вокруг вас или ваши дети выражают свои чувства. Подумайте об этих чувствах и о том, что они могут вам рассказать о вашем собственном опыте сдерживания или об отсутствии такового, когда вы были ребенком в годы формирования.

Подумайте о воспоминаниях о собственном детстве и о том, как взрослые вокруг вас реагировали на вас, когда вы выражали свои чувства.

Когда вы обнаружите, что испытываете сильные чувства в повседневной жизни, подумайте обо всех способах, которыми вы могли бы отреагировать на это чувство. Посмотрите на свой привычный выбор и подумайте, есть ли какие-то новые варианты, которые вы могли бы попробовать, например, позитивный разговор с самим собой, где вы подтверждаете важность и ценность того, что вы чувствуете, и подумайте о том, как вы могли бы выразить свои чувства безопасно и без причинить вред кому-либо. Новые варианты для рассмотрения могут включать ведение журнала; присоединиться к группе поддержки людей, находящихся в той же жизненной ситуации, что и вы; структурированные физические упражнения, на которых вы сосредотачиваете свою энергию; развивать и практиковать творческий выход, поскольку многие формы творчества позволяют вам исследовать эмоции; разработка новых поддерживающих распорядков; или поделиться своими чувствами с наставником, другом или родственником, который принимает вас такими, какие вы есть.Если у вас есть сильные чувства, которые требуют выражения, например гнев, вам нужно научиться управлять ими, не подавляя их или не проявляя их разрушительным образом для вас самих или окружающих. Это может потребовать некоторого терпения, но так вы сможете научиться быть собственным терапевтом и надежным другом.

Сдерживание в терапии

Так как же психотерапевт работает с сдерживанием? Психотерапия — это необычная ситуация, когда сдерживание предлагается очень активно.Если вы выражаете свои чувства во время разговора с психотерапевтом, они не останутся незамеченными, и психотерапевт ответит на них напрямую. Когда клиенты впервые начинают психотерапию, у них может не быть слов, чтобы описать, как они переживают этот процесс сдерживания, за исключением того, что они чувствуют, что их выслушали и поняли. Иногда вначале клиенты даже не осознают, что их слушают по-новому, поскольку они никогда не испытывали этого раньше.

Одна из вещей, о которой очень хорошо осведомлен психотерапевт, — это необходимость уловить и отреагировать на ваши глубинные чувства, даже если вы научились маскировать их вежливым и социальным поведением.Психотерапевты ценят чувства. Часто люди, которые годами не обращали особого внимания на свои чувства, могут бояться, что если они начнут контактировать с ними, они будут потрясены, и это будет слишком много. Психотерапевт может заверить их в том, что их чувства понятны и что, работая в партнерстве, вы можете идентифицировать их, давать им имена, лучше с ними справляться и, в конечном итоге, принимать новые решения о том, как жить с ними, чтобы вы более уравновешен и обеспечен ресурсами в вашей эмоциональной жизни.Психотерапевта не испугают и не встревожат ваши чувства. В конце концов, вы сможете усвоить подход психотерапевта к своим чувствам и принять к себе доброту и принятие.

Осмысленное воспитание | Психология сегодня

Воспитание: обзор

Это первая из серии статей о воспитании детей. В этой серии статей воспитание детей рассматривается как значимая задача в жизни как для взрослых, так и для детей.Обзор задает тон серии. Цели, перспективы и основные положения будут изложены ниже. В последующих статьях рассматриваются конкретные и практические принципы, которые являются важными аспектами воспитания детей, и обсуждаются детали воспитания и того, что такое здоровая дисциплина, а что нет.

Источник: конфиденциальность транзакций:

FJN

Обращается к ребенку как целому человеку. А чтобы ребенок стал цельным, у него должен быть целостный образец. Учитывается не только поведение, но также эмоциональные и мыслительные процессы.Здесь подразумеваются моральные и духовные аспекты. Управление физическим телом — это конкретная платформа, позволяющая происходить трансформирующему родительскому взаимодействию. Наиболее очевидным его выражением является поведение, а цель состоит в том, чтобы предложить стратегии, оптимизирующие «хорошее», желательное, полезное и здоровое поведение и минимизирующие «плохое», нежелательное, бесполезное и нездоровое поведение.

Дошкольное учреждение: от 3 до 5 лет

Эта первая статья представляет собой общий обзор и применима ко всем детям.Тем не менее, важно учитывать широкое различие: дошкольный возраст от 3 до 5 и школьный возраст от 6 до 13 лет. Для дошкольника содержательное воспитание подчеркивает заботу, сострадательную дисциплину и положительный пример. Дети этого возраста сосредоточены на теле и увлечены движением и чувствами. Они очень восприимчивы к обучению, прежде всего посредством имитации и постоянного повторения. Это означает, что дидактические, познавательные и интеллектуальные методы, хотя и полезны отчасти, гораздо менее эффективны и должны быть сведены к минимуму.Лучше всего добиться эффективных результатов, воспитывая подражание здоровым примером и повторением.

Школьный возраст: от 7 до 13 лет

Напротив, ребенок школьного возраста , начиная примерно с первого класса, теперь более восприимчив к когнитивному мышлению . Это означает, что в дополнение к имитации и моделированию процессы памяти только начинают расширяться, и познание больше входит в процесс обучения и запоминания ребенка. Ум полностью поглощает. Таким образом, уместны простые, ясные и простые обсуждения.Быть продуктивным и осознавать важность социальных отношений со сверстниками. В эту эпоху развития также важны воображение и усердная искусная игра и рассуждения, вдохновляемые воображением, и они могут иметь важное значение для обучения. Например, от более простого к сложному: сказки, басни, мифы, легенды, а затем биографии могут служить моделями, представляющими ценности для обсуждения.

Компетенция

Таким образом, здоровое поведение отражает умение успешно действовать в конкретных ситуациях.Вот что означает компетентность. Конкретное моделирование родителями в реальном времени имеет решающее значение. Направление детей к обучению на собственном опыте поддерживается, когда и родители, и дети мотивированы и действуют в рамках непрерывной имплицитной функциональной структуры. Такая динамичная межличностная структура способствует росту, созреванию и развитию. В следующих разделах будут рассмотрены три решающие функции с этой целью: (1) создание осмысленности, (2) обеспечение сдерживания и (3) руководство переходами.

Воспитание создает осмысленность

Осмысленно выдающееся воспитание представляет и укрепляет идеи, полезные для более глубокого понимания жизни ребенка. Лавинный темп современной жизни требует периодических пауз, размышлений и рассмотрения базовых ценностей для поддержания баланса, морального компаса и душевного равновесия.

Базовые значения

Ценность означает важность и ценность идеи, стремления или поведения.Ценности могут быть сознательно закрепленными идеями или идеалами, но, как правило, это подсознательные предпочтения, полученные в результате темперамента, обучения, выбора или их комбинации. Важно добавить моральное измерение к прагматической стороне ценности. Это придает им такие черты, как укрепление здоровья для себя и других, неразрушающее намерение и качества их гуманности и благотворности.

Как избежать чрезмерной стимуляции

Хотя это может показаться очевидным, важно повторить, что аксиома первой ценности f оценивает жизнь ребенка .Ребенок в целом — это его прекрасное физическое тело и зарождающееся сознание. Новый способ понять, как ребенок видит мир, — это посмотреть, как он рисует картинку. Понимание сосредоточенности, добросовестности, внимания к деталям, выбора линии, цвета, формы и т. Д. Открывает взрослому крохотную частичку ярких внутренних эмоций, фантазий и развивающегося значения («внутреннего мира»), которые есть у ребенка, и выражает перед вами.

Еще одно широкое значение — это значение , позволяющее избежать чрезмерной стимуляции в жизни детей всех возрастов. Эта аксиома наиболее важна для младшего ребенка, особенно в младенчестве. В то время младенцы — это фактически сырые сенсорные организмы, которые синхронизируются с окружающей средой и подключаются к опекуну. Уход в первый год жизни включает в себя действие в качестве любящего защитного щита от вторжений, вызывающих чрезмерную стимуляцию. По мере того, как ребенок прогрессирует в хронологическом порядке и в процессе развития, постоянная минимизация чрезмерной стимуляции является важной и разумно адаптированной модуляцией со стороны родителей.Делать это примерно до подросткового возраста — стоящая задача.

Важные материалы по воспитанию детей

Ритмы в семейной жизни

И последнее, о чем часто забывают, — это привнесение ритмов в семейную жизнь и особенно в жизнь ребенка. Это начинается с выявления и определения уже естественных и врожденных ритмов новорожденного и развивающегося ребенка и их формализации в распорядке дня, например, в режимах кормления и сна.Домашние семейные распорядки могут включать в себя структурирование семейного времени приема пищи, особенно по выходным, и даже гибкие ритуальные празднования праздников и дней рождения. Этот тип гибкого структурирования , который варьируется от ежедневного, еженедельного и ежегодного повторения, устанавливает циклы, которые обеспечивают ожидаемость и неявное ощущение стабильности для детей.

Осмысленное воспитание помогает детям познавать себя и в процессе улучшать свое развитие. Такое отношение и стиль обостряют у детей представления о значимости как больших, так и меньших способностей, которые составляют жизненные навыки и значимые отношения.Вдумчивое и разумное воспитание обогащает как ребенка, так и родителей в том, что касается осмысленной, приносящей удовлетворение и целенаправленной жизни. В этот повседневный процесс встроено явное и неявное включение ценностей — «хорошего и плохого, а также того, что можно и чего нельзя». Смысл и ценности тесно взаимосвязаны.

Работа в команде

Полезное воспитание создает условия, в которых дети получают возможность развивать себя в семье и, в конечном итоге, в обществе. Семьи функционируют лучше всего, когда они действуют как команды, в которых определен, четко сформулирован и ожидается ряд общих обязанностей.В таких системах родители берут на себя руководящие роли, задавая тон и эмоциональный климат для позитивной, полной энтузиазма и здоровой семейной жизни.

Позитивное воспитание направлено на пробуждение осознания, привлечение внимания и расширение участия в жизненных событиях в реальном времени. Такое воспитание требует внимания и чувствительности к практически бесконечной эмоциональной и мотивационной палитре внутренней и внешней жизни ребенка. Члены расширенной семьи также могут сыграть важную роль в развитии ранних талантов и любопытств, которые могут открыть для ребенка новые захватывающие пути открытий.Фактически, заручиться помощью родственников — даже друзей семьи — может быть важной стратегией воспитания в том или ином смысле, например, для повышения психологической устойчивости.

Пластичность и устойчивость в развитии

Родители добиваются большего успеха, когда они работают над выявлением и воспитанием сильных сторон своих детей. Также могут быть выявлены ограничения в способностях. Когда распознаются проблемы, детям следует предоставлять новые и альтернативные возможности для изменения различных способностей.Существенная биоментальная пластичность человека должна быть признана и задействована в таких усилиях. Как поддержка сильных сторон и способностей ребенка, так и устранение его или ее уязвимостей со временем повышают психологическую устойчивость ребенка.

Осмысленное воспитание разумно создает условия, которые позволяют детям свободно «показывать» себя, свою «сущность», выражая свою индивидуальность, интересы, таланты и даже «мерзость» — со всеми их коннотациями — в обстановке безопасности.Обеспечение заботы, дисциплины и корректирующего руководства помогает ребенку достичь интеграции тела, разума и сердца. Считать такую ​​работу праздником, а не идеологической обработкой, и весело, и познавательно. В этом процессе также просыпается «живой ребенок» внутри взрослых. Это движение «юности» еще больше способствует личному развитию родителей.

Воспитание — это творческое занятие, направленное на укрепление и улучшение нормального развития.

Осмысленное воспитание как сдерживание: начало-остановка

Сдерживание: Кожа разума

Биоментальное развитие ребенка признает, что роли родителей сложны и разнообразны.Недооцененной центральной задачей является признание и поддержка разработки контейнера сдерживания . Родители не должны упускать из виду особенности сдерживания, впервые проявленные в младенчестве и детстве. Возможно, первый случай сдерживания — это когда младенец находится внутри матери до рождения. Хотя этот факт может показаться обозначающим физические аспекты сдерживания, биоментальное развитие ребенка понимает его как реальность, характеризующуюся бесчисленными биологическими и умственными интеграциями.Они обеспечивают безопасность и защищенность и неявно сводят к минимуму ощущение уязвимости.

Сдерживание, как высший замысел, представляет собой суждение, которое охватывает биоментальные границы, ограничения и функционально подразумевает самомодуляцию, саморегуляцию, паузу, а также межличностные и социальные разветвления каждого из них. Эти биоментальные пространственные отношения необходимы для развития младенцев и, в более широком смысле, важны для личности всех людей.

В биоментальной перспективе сдерживание также сильно ассоциируется как материально, так и динамически с конструкцией «лица» — а именно, фактическое лицо вместе с телом в целом, передающее умственную сдержанность, достоинство, уравновешенность, приятность, приятность и возможность взаимодействия.Неявное сообщение зрителя об уважении к достоинству, ценности и целостности развивающегося ребенка поддерживает сдержанность.

Персональные границы

Ощущение границ — неявное ощущение запуска и остановки — существует на нескольких уровнях. Элементы включают в себя кожу, на которой находится тело, тело по отношению к другим телам и все уровни психологического восприятия, которое человек испытывает к себе, а также отношения близости и дистанции с другими.Эта психологическая сторона — «кожа» разума.

Способность к бессознательному сдерживанию — целостное чувство самодостаточности — превосходит простую дисциплину, полученную посредством сознательного обучения. Сдерживание здесь относится к психологической концепции, которая охватывает то, как человек неявно воспринимает себя как относительно связную личность. Он противостоит безусловному хаосу и необузданным эмоциям. Масштабы и сложность этой подсознательной и невольной психологической функции могут быть рассмотрены в этом разделе только в общих чертах.

Сдерживание включает в себя развитие осознания и способности сдерживать эмоции, импульсы и острую потребность реагировать автоматическим и регрессивным способами. В детстве и юности нормативный опыт «срочности» на всех уровнях обычно претерпевает гомеостатические изменения, и способность к «паузе» начинает расширяться. Это возникающее чувство связного «я» отражается в развивающейся способности ждать в течение длительных периодов времени, чтобы получить удовлетворение потребностей, желаний и желаний.

Содержит эмоции

Эмоции — это автоматические кратковременные состояния биоментального возбуждения, которые обычно предупреждают и привлекают людей к приятным событиям, а не отталкивают их от неприятных ситуаций. Неприятные ситуации ассоциируются с угрозой, уязвимостью и незащищенностью. Родителям необходимо выявлять эмоции и поддерживать активную стратегию управления, когда эти биоментальные состояния возникают как у них самих, так и у их детей. Эта способность помогает поддерживать развивающуюся самодостаточность ребенка, в том числе самооценку, целостность и чувство собственного достоинства.Самодостаточность означает снижение тревожности и уровень уверенности в себе, подразумевающий самоэффективность.

Для взрослых важным аспектом ведения переговоров в этом процессе становится осознание естественного регрессивного стремления к более незрелому поведению, которое может возникнуть в окружении детей. Это регрессивное притяжение неизбежно из-за незрелой смеси эмоций ребенка. Однако то, как это пережить и как справиться, является результатом сочетания целостности, гибкости, приспособляемости, жесткости и защитной структуры взрослого.

В оптимальных условиях взрослые, которые хорошо интегрированы, имеют установленный набор психических защитных механизмов, которые достаточно гибки, чтобы управлять тревогой и лежащими в ее основе конфликтными фантазиями. Эти механизмы ограничивают потенциально выводящие из строя эффекты сильных стрессоров. В идеале зрелый характер такого взрослого также может задействовать плавные навыки совладания с собой, чтобы успешно адаптироваться к меняющимся условиям. Как защитная чрезмерная реакция, так и защитное отступление в сложных ситуациях — менее эффективные ответы.

Взрослые обычно берут на себя роль лидера и наставника вместе с детьми. В подходящее время эти позы можно выполнять менее взрослыми и более пористыми способами, которые синхронно соответствуют текущим и подвижным способностям ребенка. Такие действия могут включать в себя более простую речь, оживление и творческое, игровое поведение, в котором есть элементы некоторой глупости. Это представление — временная экскурсия, подходящая для потребностей ребенка в сдерживании в определенные моменты.Взрослые, сохраняющие здоровое чувство личной сдержанности или целостности эго, остаются эластичными в своей взрослой позиции. Их защита гибкая и адаптивная. Эта здоровая способность гарантирует, что межличностные границы между родителями и детьми остаются нетронутыми, но отчетливыми. Важной частью этого является поддержание здорового чувства юмора.

Люди обычно воспринимают отрицательные эмоции, такие как грусть и гнев, как «плохие», в то время как положительные эмоции, такие как любовь и удивление, воспринимаются как «хорошие». Эта воспринимаемая ассоциация наиболее сильна у взрослых и проявляется в их дискомфорте с отрицательными эмоциями.Негативные чувства часто сопровождаются чувством уязвимости и беспокойства. Столкновение с широким спектром детских порой сильных и ярких положительных и отрицательных эмоций требует от родителей чуткости, чтобы помочь детям распознать и правильно сдержать все эмоциональные состояния, особенно тревожные (например, всплески гнева), соответствующими с точки зрения развития способами.

Импульсный контроль: да и нет

Внимание к вопросам сдерживания также касается развивающейся способности младенцев и детей регулировать свою биоментальную импульсивность. Импульсивность — это неспособность задерживать мысли и действия. Хронологический возраст и статус развития напрямую влияют на способность человека регулировать импульсы. В младенческом и дошкольном возрасте взаимодействие родителей с детьми в контексте родительской потребности сказать «нет» обеспечивает как функцию торможения («остановку») при прерывании нежелательного поведения, так и модель, позволяющую детям начать усваивать их.

«Нет» указывает на «стоп-сигнал», тогда как «Да» предлагает жизнеспособные альтернативные варианты поведения.Импульсивность — это нетерпимость к задержке. Импульсивность во внимании, двигательной активности и принятии решений — если ее не контролировать — могут стать серьезными проблемами, которые ухудшают обучение и способствуют возникновению множества поведенческих проблем в детстве, подростковом и взрослом возрасте. Эта идея сдерживания имеет сильную биохимическую основу, которая действует на протяжении всего жизненного цикла.

Например, импульсивность, проявляющаяся у детей и подростков, связана как с экологическим сдерживанием, так и с созреванием мозга.Гибкое целенаправленное поведение может постепенно достигаться по мере того, как со временем созревают определенные области мозга. В частности, контроль над импульсами (способность к сдерживанию), обнаруживаемый в лобных долях и верхних отделах коры головного мозга, оказывает свое влияние, модулируя импульсивность, исходящую от подкоркового мозга. Это постепенное созревание от младенчества до взрослой жизни до 30 лет. Большая часть этого развития мозга происходит в контексте воспитания, что может решающим образом влиять на нейробиологический курс; это концепция биоментального созревания в модулировании опыта — обучении и моделировании.

Идея саморегуляции (модуляция биоментальной активности для достижения цели) черпает смысл из таких разнообразных концепций, как ощущение себя, границы эго, личное пространство, регулирование интенсивности эмоций, контроль импульсов, намерение, мотивация, торможение и т. Д. подавление, задержка импульса к действию, предпочтение, привычка, выбор и намеренное действие, которые имеют последовательность с началом и концом. Эти умственные операции — некоторые из которых требуют сознательного осознания, а другие более бессознательно реактивны — начинаются в первый момент жизни и постепенно, но неуклонно развиваются сложными и запутанными способами на протяжении всей жизни.

Саморегуляция обозначает способность модулировать (неявная форма «остановки и запуска») биоментальную активность, особенно умственную, для того, чтобы вести себя таким образом, чтобы достичь текущей или будущей цели.

Сдерживание и социальный интеллект

Таким образом, сдерживание относится к сдерживанию, межличностному сдерживанию и просоциальному поведению. . Реальная способность к самодостаточности во взрослом возрасте выходит за рамки чувства индивидуума, ограниченного простым соответствием ожиданиям других — группы и расширенного общества.Вместо этого он сосредотачивается на внутренних ценностях саморегулирования в усилиях по достижению и поддержанию здоровой социализации, которая сама по себе доставляет удовольствие. Как будет подробно рассмотрено в следующей статье, то, что я предложил как центральную роль «сдерживания», коррелирует с ядром самодисциплины . А дисциплина — один из трех суперфакторов воспитания, наряду с заботой и жизненным примером, которые способствуют развитию самодисциплины у детей.

Сдерживание в социальном смысле включает идеи общительности и вежливости.Они включают сдержанность, вызванную осознанием социальных норм, ценностей и ограничений. Чувство общества и человека «другие смотрят на себя» рано развивается и поддерживает общительность — социальный интеллект . Функции безопасности, приписываемые совести, морали и этике, во многом проистекают из структуры и качества чувства сдержанности. С этой точки зрения развитое чувство личного сдерживания способствует успешной интеграции в общество, предоставляя человеку правильно модулированные и ограниченные импульсивные, антисоциальные и деструктивные импульсы и поведение.

На личном уровне самодостаточность относится к тому, как индивид когерентно удерживает воедино субъективно одержимые импульсы, идеи, эмоции и телесное осознание, а также выражает эти субъективные части во внешне модулированном поведении. Эта содержащая функция «я» означает, как мысленное содержимое переживается, обрабатывается, обрабатывается, управляется, интегрируется и безопасно поддерживается. Контролируемая импульсивность, разумная воля и самоэффективность — это различные выражения надлежащей самодостаточности .Они способствуют тому, где и в материальном, и в ментальном пространстве человек ощущает начало и конец.

Опыт в группах

До сих пор большая часть этих дискуссий была посвящена индивидуальной психологии развивающегося младенца и ребенка. Все люди социальны, и все люди существуют во взаимоотношениях и во взаимоотношениях друг с другом. Практический и конкретный пример заключается в следующем. Основное пересечение вышеупомянутого — границ эго и импульсного контроля у индивидов с группой — можно увидеть в конкретных повседневных ситуациях, когда происходит начало и прекращение ситуации, например, встречи.

Часто, хотя и не всегда, запуск не начинается «вовремя». Колебания и промедления возникают из-за множества причин как руководства, так и участников. Здесь они не рассматриваются. Однако прервать встречу, как правило, намного сложнее, и ораторы не могут справиться со своими временными рамками. В конце всегда возникают вопросы, и кажется, что они продолжаются бесконечно. Эта трудность с остановкой, отпусканием, окончанием и продолжением имеет глубокое психологическое значение, не обязательно психопатологическое.

Разделения и окончания чреваты сильными эмоциями, особенно из прошлого опыта, и эта эмоциональная привязанность предотвращает легкую диссоциацию. Это основная причина, по которой дети помогают детям как можно более выгодно договариваться о завершении жизни в раннем возрасте. Последствия сохраняются на протяжении всего жизненного цикла. Все, что было сказано о сдерживании и границах, разворачивается в этих повседневных событиях разделения. Основное чувство границ эго и самости обозначает, где человек психологически начинается и заканчивается по отношению к другим.Сдержанное чувство собственного достоинства влияет на межличностный процесс вовлечения и выхода из повседневных отношений («начало и конец»).

Роль матери и отца в формировании условий содержания

Важнейшим элементом, лежащим в основе этого развивающего навыка, является сначала знание того, как подготовиться к реализации этого навыка. Это состояние дел (создание границ эго и самости) запускается через первичные отношения между младенцем и родителем и требует формируются по-разному по мере того, как впоследствии происходит социальный контакт с другими людьми.Нормальное эмоциональное восприятие ребенком своих межличностных отношений дает важную социальную информацию, которая развивает способность к здоровым отношениям. Эти отношения развиваются дальше в дошкольном возрасте, а затем приобретают более широкое ощущение более широкой групповой идентичности в начальной школе. Ощущение этого «социального клея» — основа типичного развития.

Сдерживание является основой основы биоментальной перспективы. Он проходит через всю модель как явно, так и неявно.Основная идея заключается в том, что mother обычно работает как живой, динамичный и интерактивный контейнер для развивающегося младенца. Ее уровень вовлеченности характеризуется изысканной восприимчивостью и сопоставлением, как физического, так и психологического, и отражает транзакционную чувствительность . Это не только рецептивная интроекция, это еще и переработка, и, что наиболее важно, благотворное возвращение. Эта «обратная связь» сообщает ребенку как молоко доброты, так и молоко понимания.

Чуткое материнство означает открытость и принятие всех эмоциональных переживаний ребенка. Матери не только осознают физические потребности в кормлении, тепле, ласке и физической гигиене, но также ощущают другие, менее очевидные эмоциональные группы мучительных переживаний. Это «цепляние» — гораздо больше, чем интеллектуальное предчувствие. Это глубоко эмпатическое поглощение, отождествление, не знающее слияния. Захват здесь означает обращение с биоматериалом .

В этом упражнении сдерживающая функция матери реконструирует душераздирающее эмоциональное содержание типичного младенца, и, в процессе, младенец ассимилирует этот ограниченный и менее подавляющий опыт.Таким образом, уменьшается состояние дистресса. Успокаивает и усиливает саморегуляцию.

С точки зрения сдерживания отца и ребенка, роль отца обычно выходит на первый план после младенчества. С дошкольного возраста и до подросткового возраста роль отца важна для его родительской заботы, хотя обычно она отличается от роли матери. Решающее влияние отца широко обсуждается в Биоментальное развитие ребенка , уделяя внимание его роли в понимании эмоционального развития и реализации здоровых эмоциональных навыков и управления на собственном примере.Отец может стать примером сострадательной, но гибкой силы. Способность показать, что дополнительный диалог возможен и продуктивен, — еще одна деятельность, которую могут продемонстрировать отцы.

Матери и отцы конкретным образом моделируют «начало и конец» деятельности своих детей. Это решающий и мощный инструмент для обоих родителей.

Родители как проводники по переходам

Основная роль, которую играет родитель, — это роль проводника при переходах .Во многих смыслах повседневный опыт — это серия событий, удерживаемых множеством переходов. Переходы — это процессы изменения и перехода из одной ситуации в другую, которые требуют перемещения, переориентации и реконфигурации. Активные и пассивные компоненты этих динамических связей задействованы, и детям обычно требуется направление с активными компонентами.

Важная причина развития для управления переходами заключается в том, что познание в дошкольном возрасте нейроматурально основано на ощущении конкретного неизменного присутствия здесь и сейчас.Более того, предпубертатный ребенок в значительной степени, хотя и не полностью, живет настоящим моментом. Восприятие времени не развито и все еще находится в процессе развития, поэтому руководство детьми через переходы является необходимостью.

Примерно в возрасте года, семи лет , дети только начинают понимать промежутки времени и определять время дня, когда их видят по часам. Однако понимание времени остается конкретным. Ребенок может сказать: «Пора идти в школу». Примерно к годам девяти годам к понимание времени расширяется и включает оценку продолжительности.Попытки спланировать последовательность событий в течение дня только начинают появляться. Руководство и руководство по-прежнему необходимы, но типичный ребенок проявляет больше личной инициативы. Таким образом, естественная частота повседневных переходов дает родителям готовые возможности для конструктивного взаимодействия с детьми.

Родители как руководители

Родители — учителя и руководители, особенно в восприятии детей. Обычно дети ищут матери для утешения, а отцов — для физической защиты и приятного возбуждения.Они воспринимают обоих родителей как исполнительные «компасы», указывающие направления, по которым родители помогают ориентироваться. Однако для детей притягивает эмоциональная доступность родителей.

Матери часто используют основанный на отношениях, обсуждаемый стиль социализации, который имеет тенденцию подчеркивать убеждение, чтобы вести детей к желаемым целям. Отцы , напротив, склонны тратить меньше времени на рассуждения и объяснение директив; вместо этого они устанавливают ограничения, используя более императивные, ориентированные на действия инструкции.И мать, и отец действуют как посредники, посредническая функция которых заключается в обеспечении ориентации, направления и модуляции в периоды, когда настроения, отношения, саморегуляция и фактические материальные установки вот-вот изменятся или должны измениться.

Коучинг для родителей может дать направление и изменить качество отрывков, которые дети испытывают в процессе развития. У детей переходов регулярно происходят на множестве внутренних и внешних уровней. Две важные области, в которых происходят изменения и необходимая реконфигурация, — это (1) внутри их внутренней динамики развития как часть их внутреннего смыслового мира (например,g., постепенное развитие гендерной идентичности) и (2) в ходе внешних требований окружающей среды (например, потребность оставаться в моче и кишечнике без подгузников). Биоментальные способности каждого подростка движут общим процессом развития, поскольку внутренний человек согласовывает свое организующее «я» с внешним миром в соответствии с ожидаемыми культурными материальными потребностями.

Внешний, материальный аспект очевиден и важен; внутренний, ментальный аспект, однако, является ареной развития, где когнитивные и эмоциональные переориентации необходимы для создания нового ощущения себя.При успешных переговорах дети испытывают чувство мастерства, выполненного долга и компетентности. Этот подвиг никогда не бывает единичным событием. Вместо этого это повторяющаяся серия ритмических расширений, плато и организационных реконфигураций — как положительных, так и отрицательных.

Понимание и распознавание родителями типичного развития является большим подспорьем для развития детей, помогая им успешно пройти через эти биопсихосоциальные изменения. Иногда родители могут ожидать либо слишком многого, либо слишком мало.В то время как развитие во многом определяется собственными силами и способностями ребенка, благоприятная среда — рациональная, любящая и гибкая, — созданная внимательными и услужливыми родителями, помогает этим переходам протекать неторопливо и менее напряженно.

Переходные периоды: разлука, обучение ходьбе и половое созревание

Ежедневным примером является группа из переходов во время сна . Процесс подготовки ко сну, засыпания, засыпания и последующего пробуждения включает в себя грубые и тонкие сложности на многочисленных биологических и межличностных уровнях.Важным компонентом этого ночного перехода является двойное переживание разлуки — от бодрствования и от значимых взрослых.

Расставание — это эмоциональный полигон для проверки качества привязанностей и интимности межличностных инвестиций . Разделение — естественный противовес привязанностям; возможно, их значение более сильное, потому что оно имеет тенденцию быть более интенсивным и ограниченным — заряженным множеством смешанных эмоций, часто одновременно.То, как человек держится, а затем может отпустить — по крайней мере, временно засыпая, — можно понимать как мини-репетицию для более значительных событий отстраненности в более поздней жизни, таких как значительные потери. Знание этой точки зрения может помочь родителям понять и справиться с разделением перед сном с той чувствительностью, которую они заслуживают. . Традиционное использование ночной колыбельной в большинстве культур свидетельствует об этом осознании и о полезных аспектах этого успокаивающего ритуала.

Другой пример перехода — это ожидание развития способности стоять, а затем ходить, которое происходит примерно в двенадцатимесячном возрасте .Помощь младенцу в этом переходе посредством разумной материальной помощи (например, поддержание и поддержка тела), подготовка физической среды безопасности (например, установка ворот на лестнице, обеспечение безопасности шкафов и удаление хрупких предметов с журнальных столиков) и оказание психологической помощи. поощрение (например, поздравление с движениями ног, приближающимися к более зрелым шагам) сводит к минимуму проблемы и максимизирует безопасные достижения в развитии.

Кроме того, три конкретных и повседневных примера некоторых из самых сложных переходных периодов, с которыми сталкиваются дети, — это начало детского сада в возрасте лет в возрасте пяти лет , поступление в первый класс в возрасте года в возрасте шести лет , а затем в возрасте года, переход в подростковый возраст года.Переход с одной должности на другую имеет двойственные компоненты. Один — это реальный материальный прогресс; другой включает психологическое «отпускание» того, что было, и движение вперед к чему-то новому. Оба перехода требуют принятия и готовности двигаться дальше без чрезмерного сопротивления, обиды или недовольства. Если возникает одно или оба из этих препятствий на пути к продвижению, дети реагируют тревожно. Различные формы «тревоги разлуки» получили названия «избегание школы», «отказ от школы» и «школьная фобия».«Когда условия достигают таких беспорядочных размеров, требуется профессиональное руководство.

Для повседневных и обычных переходов может пригодиться новая система доставки. Он включает в себя то, что родители идентифицируют переходное событие, а затем используют словесную директиву «Не обращайте внимания» при описании менее значимых и отвлекающих аспектов перехода. Эта фраза обозначает настороженность к важности игнорирования при использовании менее распространенного выражения в качестве альтернативы или дополнения к часто используемому термину «Игнорировать».«Когда он включается в потенциально стрессовые ситуации, он может превратить атмосферу беспокойства в атмосферу более расслабленной естественности.

Сводка

Подготовка психологической, а также материальной среды для этих неизбежных биоментальных реорганизаций может помочь естественным ритмам развития протекать с большей плавностью. Освоение навыков перехода позволяет получить удовлетворение от достижений и, в свою очередь, укрепить самооценку.

Ежедневное возникновение переходов дает родителям возможность подавать детям живой пример, чтобы помочь сформировать их чувство личных границ , сдерживания, и контроля импульсов на , определяя начало и конец . Показывая детям, что изменения неизбежны и их можно обсудить, можно снизить тревогу, вызванную предвкушением, и повысить эффективность навыков.

Можно говорить о значимом воспитании детей, но это очень сердечная и интимная связь между родителем и ребенком, матерью и отцом, а также всеми членами семейной системы.Такие фразы, как «биопсихологический» или «биопсихосоциальный», могут правильно намекать, но могут недооценивать глубину этой деликатной и значимой человеческой деятельности.

Более поздние статьи предлагают конкретные инструменты воспитания: Дисциплина, забота или живой пример: что работает лучше всего? и Вы — первый глагол вашего ребенка.

твиттер @ constantine123A

Эмоциональное сдерживание в психотерапии »myShrink

Хотя понятие сдерживания считается техническим термином в теории психотерапии, вы испытываете его во взаимодействии с хорошим другом или в близких отношениях с партнером.

«Эмоциональное сдерживание» в хороших дружеских отношениях

Один из способов проиллюстрировать эту концепцию — подумать о том, как вы взаимодействуете с другими.

Представьте, что в последний раз вы чувствовали себя эмоционально расстроенными происшествием….

А теперь представьте, что вы сидите с близким другом и обратите внимание на то, как она эмоционально присутствует для вас. Возможно, она мягко наклоняется вперед, в пространство между вами, с выражением горячего сочувствия. Вы чувствуете, что имеете всю свободу и безопасность, необходимые для того, чтобы чувствовать то, что вы хотите чувствовать.

Когда вы чувствуете себя в безопасности и поддерживаете, пространство вокруг вас энергетически «сдерживается».

А теперь представьте, что вы разговариваете с менее сочувствующим другом.

Она, , говорит , что хочет слышать, что у вас на уме, но выглядит рассеянно и почти не смотрит в глаза. Она может сделать вывод, прежде чем услышит всю историю. Она может даже прервать момент своей проблемой.

Вам наверняка будет менее комфортно говорить то, что вам нужно. Вы можете даже заметить, что игнорируете чувства и впечатления, которые в глубине души вы считаете важными.

Пространство между вами не ограничено, потому что нет энергетической границы. Вы не будете раскрывать свои глубокие чувства, потому что чувствуете себя уязвимым и уязвимым.

Вы с чувством осознания делаете вывод, что это не тот человек, которому следует рассказывать вашу историю.

Объяснение сдерживания эмоций

Когда встречаются два человека, две нервные системы обмениваются рукопожатием. Это означает, что нервная система других людей влияет на вас, в том числе и особенно на вашего терапевта.

Когда вы говорите, что пытаетесь «удержать это вместе», вы в некотором смысле пытаетесь «сдержать» эту накопленную энергию.

Если вы находитесь на сеансе со своим терапевтом, его или ее нервная система на самом деле облегчает вам сдерживание этой энергии по той простой причине, что мы все таким образом взаимосвязаны. (Эта динамика, конечно, зависит от того, что у вашего терапевта более здоровая нервная система, чем у вашей 😉

Хороший терапевт «сдерживает пространство», будучи эмоционально настроенным, поддерживая четкие границы и создавая ощущение, что «у вас все время вам нужно ».

Саморегулирующиеся терапевты лучше умеют создавать атмосферу общения.Они чувствительны к этому и могут создать то теплое чувство безопасности, когда это нужно клиенту. Это потому, что они имеют сильное ощущение себя через собственное тело.

Эмоциональное сдерживание и границы

Способность «держаться за себя, чувствовать себя внутри себя» необходима для поддержания хороших границ. Например, вы можете обнаружить, что всю неделю нужно бороться за то, чтобы просто «держаться вместе», а к выходным вам нужно перегруппироваться.

Это когда вам легче пересечь свои границы.Чувство «ты» не сдерживается.

С хорошим терапевтом, у которого нервная система хорошо регулируется, вы можете научиться развивать свою собственную способность к сдерживанию и, следовательно, иметь лучшие границы. (Вы можете узнать больше об этой концепции, войдя в мой список. Начните с моих 7 способов выйти из строя в терапевтическом фильме.)

Могут ли руководители здравоохранения обеспечить эмоциональное сдерживание своих сотрудников при падении уровня COVID-19? Кэтрин Сандлер — Официальный блог BMJ Leader

Как коуч для руководителей, работающий с лидерами бизнеса и государственного сектора во время рецессии 2008-11 годов, я был поражен тем, как одни группы сотрудников справлялись с ситуацией гораздо лучше, чем другие, в трудные времена.Некоторые организации, казалось, смогли сохранить производительность, мотивацию и доверие во время кризиса, в то время как другие в том же секторе характеризовались высоким уровнем связанных со стрессом заболеваний, прогулов, слухов и обвинений. Стало ясно, что лучше всего люди преуспели в тех организациях, где лидеры обеспечивали хорошее содержание движения. Эта концепция восходит к детской психологии, но имеет большое значение для жизни организаций. Человеческие существа с рождения запрограммированы на поиск чувства психологической безопасности, и это продолжается на протяжении всей жизни, поскольку мы сначала обращаем внимание на своих родителей, а затем на тех, кто облечен властью, чтобы помочь нам почувствовать себя спокойными, понятыми и поддерживаемыми.Без этого срабатывает наша защита, и мы изо всех сил пытаемся оставаться наиболее устойчивыми и умелыми. [1,2]

Опыт показывает, что есть четыре взаимосвязанных шага, которые лидеры должны предпринять, чтобы обеспечить эмоциональное сдерживание в тревожные времена:

  • Оперативное и видимое действие
  • Ясное и честное общение
  • Сочувствие и понимание
  • Вдохновение, подчеркивая сильные стороны организации [3]

Как нация, мы недавно испытали, насколько плохо себя чувствует сдерживание, когда правительство не смогло продемонстрировать такое поведение во время первоначального ослабления изоляции.Отсутствие прозрачных объяснений и запутанные сообщения заставили многих людей испытывать повышенное беспокойство и разочарование. Это также вызвало заметное падение поддержки премьер-министра, тогда как ясность логики и правил первоначальной изоляции привела к росту. С тех пор разоблачение и попустительство сомнительному подходу Доминика Каммингса к правилам изоляции привело к гневу, потере доверия и сокращению сотрудничества, что часто является результатом кажущегося отсутствия честности и сочувствия со стороны ответственных лиц.

Сдерживание эмоций особенно важно для тех, кто работает в сфере здравоохранения. Ключевая часть роли медицинского работника — дать уязвимым и зависимым пациентам чувство безопасности, предпринимая и объясняя соответствующие действия, проявляя сочувствие и поддерживая. Во время пандемии возможности тех, кто находится на переднем крае COVID-19, поставить это под угрозу из-за необходимости использования СИЗ, тяжести заболевания, высокого уровня смертности и запрета на посещение у постели больного.Заставить пациентов чувствовать себя в безопасности и успокоить — центральный и полезный аспект роли лица, осуществляющего уход. Меньшая способность делать это вместе с огромным чувством подавленности, которое испытают многие на передовой, подорвет их собственное чувство психологической безопасности, в то время как неудачи в организационном и правительственном руководстве сделают это чувство еще более острым.

Тем не менее, поскольку уровень инфицирования начинает падать, а врачи и медсестры переводятся из палат с COVID-19, наибольшее давление на их благополучие, вероятно, все еще будет.В разгар кризиса, подпитываемого адреналином, канонизированного страной и поддерживаемого сильным духом корпуса, их способность справляться с трудностями вышла на первый план. По мере замедления пандемии многие будут бороться с чувствами подавленности и истощения, болезненными и навязчивыми мыслями, чувствами и воспоминаниями и даже с посттравматическим стрессовым расстройством.

Способность клинических и управленческих лидеров на всех уровнях здравоохранения и социальной помощи обеспечить эмоциональное сдерживание — и тем самым восстановить или сохранить доверие — будет иметь решающее значение в предстоящий период.Они должны:

  • Объясните шаги, которые они предпринимают для преодоления развивающегося кризиса, будьте прозрачны в отношении того, что они могут и не могут делать, и почему
  • Общайтесь честно, часто и подробно по нескольким каналам, например еженедельное электронное письмо, даже если нет ничего нового для сообщения
  • Демонстрируйте сочувствие, признавая и узаконивая опыт сотрудников
  • Дайте надежду, подтверждая сильные стороны, например путем выделения индивидуальных историй успеха

Кроме того, если были допущены ошибки, особенно в отношении предоставления спасательных средств индивидуальной защиты, искренние извинения будут очень полезны.

Неспособность продемонстрировать этот набор моделей поведения подорвет доверие, повлияет на моральный дух и подпитывает гнев и недовольство на системном уровне в организациях; это, в свою очередь, рискует подорвать работу персонала и уход за пациентами. Если все руководители — от линейных менеджеров до национальных должностных лиц — примут их, будет много сделано для того, чтобы дать персоналу большее чувство безопасности и сдержанности, что поможет им как можно быстрее восстановить свою психологическую и физическую устойчивость.

Список литературы

  1. Д.У. Винникотт, Ребенок, семья и внешний мир (1964)
  2. Дж. Боулби, Привязанность и потеря (1969)
  3. К. Сандлер, «Психологическая роль лидера в неспокойные времена», Strategic HR Review (2009)

Доктор Кэтрин Сандлер

Доктор Кэтрин Сэндлер — одна из старейших тренеров для руководителей высшего звена в Великобритании с 25-летним опытом работы с руководителями высшего звена во всех секторах. Она является квалифицированным консультантом, преподавала в ведущих бизнес-школах и широко публиковала материалы по данной тематике, в том числе ее книгу «Коучинг руководителей : психодинамический подход » (McGraw-Hill, 2011).

Конфликт интересов

Я прочитал и понял политику декларирования интересов BMJ и хочу заявить о следующих интересах: нет.

(Посещали 257 раз, сегодня 1 посещали)

Среды содержания и содержания

9,6

Здравствуйте и добро пожаловать. Спасибо, что зашли. Я здесь, чтобы поговорить с вами сегодня о сдерживании в условиях содержания под стражей. Меня зовут Лаура Стекли, я работаю в Школе социальной работы и социальной политики, а также в CELCIS в Университете Стратклайда.Итак, сначала я расскажу вам, чем это не так. Сдерживание. В некоторых кругах сдерживание часто пренебрежительно используется для обозначения сдерживания вещей или ограничения свободы людей или их свободы действий. И когда в этом видео я говорю о сдерживании, я говорю о другом. И через минуту я расскажу, что это такое.

49

Если у вас уже есть уже существующее представление о сдерживании как о такой плохой вещи, я просто приглашаю вас сделать шаг назад и немного открыть свой разум.Точно так же сдерживающую среду, которая является своего рода родственной областью теоретизирования, иногда путают с удерживающей терапией. Итак, я еще раз скажу вам, чем не является удерживающая среда, прежде чем я перейду к тому, что это такое. Проведение терапии — это спорный метод лечения, который в некоторых кругах был полностью дискредитирован, а в других вызывает серьезное беспокойство. И я не собираюсь комментировать его достоинства или недостатки. Я просто хочу сказать, что я здесь не для того, чтобы говорить об этом.

89,8

Условия содержания, на самом деле, способ понять, как мы думаем об условиях ухода. И вот о чем я говорю. Но мы начнем с сдерживания. Теория сдерживания была впервые представлена ​​Бионом в начале 60-х годов. И он говорил о том, как, например, когда вы рождаетесь в первый раз, как младенец, когда у них болит живот, или у них пустой живот, или у них грязные подгузники. И они плачут, и они расстраиваются, что на самом деле здесь что-то происходит.Они проецируют эту неуправляемость ситуации — потому что они не могут ее исправить — на воспитателя. И опекун получает это, а затем возвращает его младенцу в более управляемой, сносной и сдержанной форме.

135,3

Итак, сдерживание действительно основано на тех ранних переживаниях, когда кто-то приходит и успокаивает вас, меняет подгузник и наполняет ваш живот. И перенесет вас с этой неограниченной переливающейся стадии к тому, чтобы она снова стала управляемой и управляемой.И на самом деле в то время к этому относились как бы метафорически, что это была метафора того, как мы понимаем этот процесс. Но, судя по текущим нейробиологическим исследованиям, мы начинаем видеть, что на самом деле это происходит в мозге. Младенцы, по сканированию мозга, вы можете видеть неконтролируемое состояние. И вы можете видеть, что у воспитателя такой же, но более управляемый рост. И сначала немного опускается опекун. И ребенок проходит через этот процесс ухода.

186.7

И именно этот непрерывный процесс в некоторых отношениях является очень приземленным и повседневным. Это думает любой из вас, у кого были дети или младшие братья и сестры. Это не ракетостроение. Это происходит постоянно, миллион раз в день. Правильно? Но Бион говорил, что этот процесс позволяет детям думать, чтобы управлять эмоциями. Я собираюсь поговорить с вами об этом более подробно. Но если вы вообще изучали теорию привязанности или смотрели видео Джуди Фернивалл, вы могли бы начать проводить параллели между процессами привязанности, которые очень похожи, и процессами сдерживания.

226,2

Я думаю, что Бион и Боулби говорили об одном и том же, но с разных точек зрения. Итак, именно эти ранние непрерывные переживания, когда вы стали управляемыми в детстве, позволяют думать, чтобы управлять грубым опытом и эмоциями. И когда это прерывается, либо из-за ушных инфекций, либо из-за какой-то болезни, иногда из-за бедности или зависимости, возможно, у одного или обоих сиделок. Когда это прерывается, и младенец остается в этом необузданном состоянии на периоды времени, это фактически нарушает способность развивать мышление, чтобы управлять грубым опытом и эмоциями.А это, таким образом, влияет на все остальные области развития. И поэтому мы принимаем это как должное.

282,1

То, что вы все время думаете, чтобы управлять своими эмоциями и переживаниями. И все же, когда вы становитесь несдерживаемым, или я становлюсь несдержанным, это может внезапно улетучиться. Так что вы можете вспомнить времена, когда вы чувствовали себя настолько расстроенными и настолько подавленными каким-то переживанием или эмоцией, или обычно их комбинацией, что вы не могли мыслить правильно.Вы не можете закончить предложение. И то, что может быть очевидно для кого-то другого, кто не находится в таком затруднительном положении, для вас совершенно невидимо. Или вы видели кого-то еще в совершенно несдержанном состоянии. Так что не только люди в младенчестве сильно прерывали процесс сдерживания.

322,7

Мы все можем переживать периоды несдержанности в нашей жизни или моменты несдержанности в нашей жизни. В этом есть что-то очень человечное.И в наших повседневных обсуждениях мы используем язык, который это отражает. Мол, он разваливается по швам. Или я просто пытаюсь удержать это вместе. И на самом деле это отражает то, о чем Бион пытался говорить более систематично и подробно. Итак, теперь я перехожу к Винникотту, который примерно в то же время говорил об этой вещи, называемой эмоциональным удержанием. эмоциональное удержание. Итак, он говорил о том, когда детей держат в младенчестве. Оба буквально, физически. Образно говоря, та среда, которую мы создаем для детей и молодежи.

369,4

Это делает возможным эмоциональное развитие. И он рассказал обо всем, что пережил физически и эмоционально в младенчестве. Он говорил об этом как о холдинговой среде. И в этом у ребенка развивается доверие, способность распознавать мысли и чувства. И вы можете увидеть параллель с Бионом, использующим мышление для управления опытом и эмоциями. Винникотт говорит о способности распознавать мысли и чувства.И даже способность символизировать и играть, все проистекает из раннего опыта удерживающей среды. И понятие удержания — и удержания, не обязательно в буквальном смысле. Но метафорическое удержание — это центральное место в отношениях по уходу. По словам Винникотта, условия содержания создают надежно безопасные границы. Они предлагают защитное пространство.

426,3

Позвольте детям почувствовать себя ценными и безопасными. И это связано с надежной базой.Итак, опять же, территория очень похожа на теорию привязанности, но с немного другим акцентом. Итак, и Бион, и Винникотт применили свои модели к отношениям между терапевтом и клиентом. И они подчеркивают важность метафорического сдерживания или метафорического удержания для процесса исцеления и развития. Но также эти концепции впоследствии применялись во всевозможных отношениях и условиях. Сюда я включил образование, социальную работу и консультации.Его даже применили к бизнес-настройкам.

468,1

Так что я бы предложил это. Если вы посмотрите видео о привязанности, в нем также будет рассказано о развитии доверия и взаимоотношений. Разница, особенно с сдерживанием, заключается в том, что она действительно помогает нам понять влияние тревоги на мышление. А детям, у которых это было постоянное состояние, будет гораздо труднее использовать мышление для управления своим поведением.Мы часто называем это импульсивностью. И вы можете видеть детей, которые с криком выходят из своей шкуры, потому что они пережили много несдержанности. Но на самом деле это имеет большое значение на протяжении всей жизни. Не только понимание для детей.

510,6

Он может информировать о том, как мы пытаемся помочь людям, которые находятся в затруднительном положении, но он также может информировать только наши собственные рабочие места. И как необузданная тревога, которую люди не понимают, не понимают и не делают управляемой, может мешать людям работать продуктивно.Или люди понимают, что они должны делать, скажем, в своей работе или в других сферах своей жизни. Так что я хотел бы поощрять дальнейшие исследования в области сдерживания, а также среды сдерживания. Спасибо большое.

Понимание психологического воздействия пандемии COVID-19 и мер сдерживания: эмпирическая модель стресса

Аннотация

Исследования показывают, что эпидемии и соответствующие меры сдерживания имеют негативные последствия для человека и вызывают стресс.Психологические механизмы, определяющие стресс, вызванный пандемией COVID-19, и мерами сдерживания пока не ясны. В ходе опроса, проведенного во время карантина в Швейцарии (n = 1565), мы обнаружили значительно повышенный уровень стресса среди населения. В частности, люди, не согласные с мерами сдерживания, а также те, кто не видел ничего позитивного в кризисе, испытали еще более высокий уровень стресса. Напротив, люди, входящие в группу риска, работающие в сфере здравоохранения или в магазинах первой необходимости, испытывали такой же уровень стресса, как и все остальные.Мы провели анализ пути, чтобы глубже понять психологические механизмы во время изоляции. Страх перед болезнью — главная причина для беспокойства. Наша модель также показывает, что беспокойство об индивидуальных, социальных и экономических последствиях кризиса сильно усиливает стресс. Уровень инфицирования в кантоне (т.е. государстве) проживания также способствует возникновению стресса. Позитивное мышление и предполагаемая социальная, организационная и государственная поддержка смягчают беспокойство и стресс.Чтобы предотвратить стресс, власти должны хорошо объяснить меры сдерживания, выделить положительные аспекты кризиса, снять беспокойство и способствовать поддержке.

Заявление о конкурирующем интересе

Авторы заявили об отсутствии конкурирующего интереса.

Отчет о финансировании

Внешнего финансирования получено не было.

Заявления авторов

Все соответствующие этические нормы были соблюдены; были получены все необходимые разрешения IRB и / или комитета по этике, а подробная информация об IRB / надзорном органе включена в рукопись.

Да

Получено все необходимое согласие пациента / участника и заархивированы соответствующие институциональные формы.

Да

Я понимаю, что все клинические испытания и любые другие проспективные интервенционные исследования должны быть зарегистрированы в одобренном ICMJE реестре, таком как ClinicalTrials.gov. Я подтверждаю, что любое такое исследование, указанное в рукописи, было зарегистрировано и предоставлен идентификатор регистрации исследования (примечание: при публикации проспективного исследования, зарегистрированного ретроспективно, просьба предоставить заявление в поле идентификатора исследования, объясняющее, почему исследование не было зарегистрировано заранее) .

Да

Я выполнил все соответствующие инструкции по составлению отчетов об исследованиях и загрузил соответствующие контрольные списки отчетов по исследованиям сети EQUATOR и другие соответствующие материалы в качестве дополнительных файлов, если применимо.

Да

Психология сдерживания: неправильное / представление эмоциональных и поведенческих трудностей в австралийских школах

ван Берген П., Грэм Л. Дж., Свеллер Н. и Додд Х. Ф.

(2014)

Психология сдерживания: неправильное / представление эмоциональных и поведенческих трудностей в австралийских школах.

Эмоциональные и поведенческие трудности, 20 (1).

С. 64-81.

ISSN 1363-2752

Рекомендуется ссылаться на версию издателя, если вы собираетесь цитировать эту работу. См. Руководство по цитированию.

Для ссылки на этот элемент DOI: 10.1080 / 13632752.2014.947101

Резюме / Резюме

В некоторых австралийских штатах количество учащихся в специальных школах быстро увеличивалось, отчасти из-за увеличения набора по категориям эмоционального нарушение (ED) и расстройство поведения (BD).Тем не менее, диагностические различия между ED и BD неясны. Более того, несмотря на международные выводы о том, что учащиеся с определенным образованием чрезмерно представлены в специальных школах, мало что известно о биографии учащихся, поступающих в такие учреждения в Австралии. В этом исследовании изучались данные о приеме в государственные школы Нового Южного Уэльса, самого густонаселенного штата Австралии. Линейные и квадратичные тренды использовались для описания количества и возраста учащихся, зачисленных в специальные школы по категориям ED и BD.Наблюдались изменения между 1997 и 2007 годами. Результаты показали, что доля мальчиков увеличилась за десятилетие, а возраст мальчиков и девочек различается. В соответствии с международными результатами, эти результаты показывают, что тенденции в размещении в специальные школы не связаны с распространенностью инвалидности среди населения. Скорее предлагается, чтобы школы действовали, чтобы сэкономить время и ресурсы для других, удаляя более трудных учеников: чаще всего мальчиков.

Загрузки

Загрузки в месяц за последний год

Дата депонирования: 11 мая 2015 11:48 Дата депонирования элемента в CentAUR
Последнее изменение: 10 июля 2021 22:39 Дата последнего изменения элемента

Персонал университета: Запрос исправление | Редакторы Кентавров: Обновите эту запись

.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.