Разное

Конституциональная психопатия: РОП — произошла ошибка

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Считать ли все случаи психопатий эндогенной, конституциональной аномалией характера или признать возможность их формирования исключительно под влиянием неблагоприятных, прежде всего социальных, влияний среды? Ответ на этот вопрос стал предметом споров с первых шагов зарождения учения о психопатиях.

В. М. Бехтерев (1886) полагал, что причиной могут быть как неблагоприятная наследственность, так и тяжелые нравственные условия, неправильное воспитание, дурной пример родителей, тяжкие общие заболевания. Однако большинство исследователей склонялись к эндогенной концепции происхождения психопатий [Koch J., 1891; Kraepelin E. 1915; Kretschmer E., 1921; Schneider К., 1923; Kahn E., 1928; Ганнушкин П. Б., 1933]. Изменения характера под очевидным влиянием среды стали выделяться в особые формы, называемые «социопатией» [Ленц А. К., 1927], ситуационным развитием [Ганнушкин П. Б., 1933], псевдопсихопатией [Осипов В.  П., 1936], реактивными изменениями характера [Сухарева Г. Е., 1969] и т. п.

Формирование психопатий под влиянием тяжелой и длительной психической травматизации стало актуальной проблемой в детской и подростковой психиатрии. Подростковый возраст — это период формирования характера, и поэтому обнаруживается большая податливость влияниям среды. Условия последней могут способствовать не только развертыванию и развитию, но и подавлению, компенсации эндогенно заложенных или в раннем онтогенезе приобретенных аномалий. Тяжкие удары судьбы, обстановка, резко искажающая развитие личности, могут оставить неизгладимый след в характере, если падают на период его формирования.

Особую группу составляют изменения характера под влиянием пренатальных, катальных и ранних постнатальных поражений головного мозга травмами, инфекциями, интоксикациями. Эти изменения характера обычно обозначают как «органические психопатии» [Певзнер М. С., 1941; Сухарева Г. Е., 1959]. Они существенно отличаются от тех последствий, которые могут оставить те же вредные воздействия на мозг, но в возрасте, когда морфологическое формирование мозга уже в основном завершено [Сухарева Г.  Е., 1972]. Последние случаи, в отличие от органических психопатий, обычно квалифицируются как психопатоподобные расстройства на почве резидуального органического поражения головного мозга.

К настоящему времени благодаря исследованиям Н. Binder (1960), О. В. Кербикова (1962), В. В. Ковалева (1969), Г. К. Ушакова (1978) и др. может быть предложена следующая рабочая систематика различных психопатических форм применительно к подростковому возрасту.

Конституциональные, генуинные, «ядерные» психопатии. Решающей в происхождении является неблагоприятная наследственность. Иногда удается проследить один и тот же тип характера у кого-то из родителей, сиблингов или других кровных родственников. Чаще же в роду приходится встречать психопатические личности разных типов, а иногда и психические заболевания.

Конституциональные психопатии выявляются даже при самых благоприятных условиях воспитания. Однако степень их тяжести в значительной мере определяется влиянием среды [Морозов Г.  В., 1969]. Несмотря на эндогенную обусловленность, только некоторые типы психопатий (например, шизоидная) раскрываются с раннего детства. Для каждого типа имеется свой критический возраст, на который обычно падает развертывание психопатических черт.

Психопатические или патохарактерологические развития, «приобретенные психопатии», «патохарактерологические формирования» (по В. В. Ковалеву). Здесь важнейшими являются неправильное воспитание, дурное влияние окружающей среды, особенно в подростковом возрасте, когда совершается становление характера. Последствия подобных же влияний в раннем детстве могут сглаживаться в подростковом периоде, если в это время развитие личности происходит в благоприятном окружении.

Известно, однако, что далеко не все дети и подростки, растущие в одних и тех же неблагоприятных условиях, обнаруживают психопатические черты. В одинаковой среде, в одной и той же семье вырастают и разные типы психопатов, и совершенно здоровые личности. Вероятно, что в подавляющем большинстве случаев необходимо, чтобы семена дурных воздействий среды упали на подходящую для них эндогенно подготовленную почву. Такой почвой чаще всего может служить акцентуация характера. Для психопатического развития на почве акцентуации необходимо не просто любое неблагоприятное социально-психологическое воздействие. Оно должно быть таким, чтобы адресоваться к «месту наименьшего сопротивления» данного типа акцентуации, и, кроме того, быть достаточно продолжительным, чтобы оставить стойкий след. Взаимоотношения между разными видами неправильного воспитания и психической травматизации, с одной стороны, и наиболее чувствительными к ним типами акцентуаций, с другой, будут рассматриваться в гл. V.

Лишь исключительные условия, особенно тяжкие удары судьбы, способны, видимо, сформировать психопатию на любой почве. Из прежней практики в дореволюционной России известны случаи психопатий на почве детско-подросткового госпитализма, когда все развитие от младенчества до юности шло в закрытых воспитательных учреждениях, где сугубо формализованный режим прикрывал жестокие отношения между воспитанниками. Другим примером могут послужить дети узников в фашистских концентрационных лагерях, выросшие в заключении со своими родителями: все они оказались особого рода психопатическими личностями. Но во всех этих случаях правильнее говорить не о психопатическом (пато-характерологическом), а о психогенном развитии [Binder Н., 1960].

На первых порах психопатическое (патохарактерологическое) развитие еще обратимо, но далеко зашедшее становится неотличимым от конституциональной психопатии [Кербиков О. В., 1961].

В термины «психопатическое развитие» и «патохарактерологическое развитие» нередко вкладывается различное содержание [Щербина Е. А., Сергеева Г. Е., 1978; Ковалев В. В., 1979]. Первое определяют как процесс становления конституциональной психопатии в детском, подростковом и молодом возрасте. Патохарактерологическим развитием обозначают, в отличие от «приобретенных» или «краевых» психопатий, только тог ранний этап их формирования, когда еще нет соответствия всем диагностическим критериям психопатии, когда еще девиации характера обратимы, возможна «депсихопатизация» [Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980].

С нашей точки зрения, нет нужды в эти сходные понятия вкладывать разный смысл. Процесс становления конституциональных психопатий вряд ли нуждается в особом термине. Нарушения характера, обусловленные влиянием среды, но не достигающие уровня психопатии, не следует рассматривать как стойкую форму патологии и относить к патохарактерологическому развитию. Их правомерно относить к реакциям или транзиторным, обратимым нарушениям на фоне акцентуаций характера.

Органические психопатии. Здесь аномалии характера бывают обусловлены действием пренатальных, натальных и ранних (первые 2—3 года жизни) постнатальных вредностей на формирующийся в раннем онтогенезе мозг. К этим вредностям относятся тяжелые токсикозы беременности, родовые травмы, внутриутробные и ранние мозговые инфекции, нейроинтоксикации, тяжелые длительные истощающие соматические заболевания с первых месяцев жизни и т. п. Эта группа психопатий рассматривается в гл. VI.

Психопатоподобные расстройства на почве резидуального органического поражения головного мозга. Сюда относят стойкие изменения характера после черепно-мозговых травм, мозговых инфекций и тяжелых интоксикаций нейротропными ядами, начиная с возраста, когда формирование мозга в основном завершено: после первого критического периода, т.  е. после 3—4 лет. Для подросткового периода особое значение имеют черепно-мозговые травмы. Чаще всего приходится видеть известные картины церебрастении или энцефалопатии, которые в подростковом возрасте имеют некоторые особенности проявлений [Личко А. Е., 1979]. Перечисленные факторы в подростковом возрасте могут иногда играть роль «второго удара» на фоне уже имевшихся в раннем онтогенезе пренатальных, натальных или ранних постнатальных вредностей. Тогда вслед за таким вторым ударом может развернуться картина органической психопатии, до этого затушеванная или вовсе незаметная.

К этой же группе психопатоподобных расстройств примыкают изменения характера, встречающиеся у некоторых больных эпилепсией. Изменения, сходные с конституциональной эпилептоидной психопатией, встречаются не ранее 5—6-летнего возраста [Абрамович Г. Б., 1965]. В генезе этих изменений важнейшую роль играет органическое поражение головного мозга — либо то же самое, что послужило причиной эпилепсии, либо явившейся следствием эпилептической болезни.

Психопатоподобные (псевдопсихопатические) расстройства при шизофрении и аффективных психозах. В подростковом возрасте большинство случаев шизофрении дебютирует с изменений характера. При остро начавшейся шизофрении они могут встречаться в периоде предвестников. При прогредиентной шизофрении с постепенным началом нередко имеют место Психопатоподобные дебюты [Личко А. Е., 1979]. Ремиссии у подростков особенно часто сопровождаются психопатоподобными нарушениями. После перенесенного в детстве или юности приступа шизофрении могут быть многолетние ремиссии с психопатоподобными изменениями личности — «постпроцессуальные психопатии» [Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980]. Наконец, существует особая форма — психопатоподобная вялотекущая (или медленнотекущая, по Д. С. Озерецковскому, 1973) шизофрения, начало которой обычно относится к подростковому возрасту. Здесь изменениями характера в основном исчерпываются проявления болезни. Дифференциальная диагностика между психопатоподобными проявлениями шизофрении и становлением психопатии в подростковом возрасте представляет собой одну из самых сложных и трудных диагностических задач в психиатрии.

При аффективных психозах (маниакально-депрессивном и шизоаффективных) как гипоманиакальные, так и депрессивные состояния в подростковом возрасте нередко могут маскироваться психопатоподобным поведением, и на первых порах распознание истинной причины такого поведения не всегда бывает легким. Злокачественное течение маниакально-депрессивного психоза у подростков может повести к формированию стойких психопатоподобных изменений [Личко А. Е., 1979].

Таковы основные пять форм психопатий и психопатоподобных расстройств, встречающихся в подростковом возрасте. С нашей точки зрения, первые три формы (конституциональные психопатии, психопатические развития и органические психопатии) правомерно включать в понятие психопатий в широком смысле слова. Две последние формы — изменения характера при резидуальных органических поражениях головного мозга и при психических заболеваниях — правильнее относить к психопатоподобным расстройствам.

Психопатии и психопатические реакции: концепция O.

Bumke | Пятницкий

1. Краснушкин ЕК. Проблема динамики и изменчивости психопатий (1940). В кн.: ЕК. Краснушкин. Избранные труды. Москва: Государственное издательство медицинской литературы (Медгиз), [State Publishing House of Medical Literature]. 1960:375–392.

2. Ганнушкин ПБ. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. Москва: Север. 1933:142.

3. Bumke O. Lehrbuch der Geisteskrankheiten. Dritte Auflage. München: Verlag von J. F. Bergmann. 1929:808.

4. Kraepelin E. Psychiatrie. Ein Lehrbuch fuer Studierende und Aerzte. Achte, vollstaendig umgearbeitete Auflage. IV Band. Klinische Psychiatrie. III. Teil. Leipzig: Verlag von Johann Ambrosius Barth. 1915:1397–2340.

5. Bleuler E. Lehrbuch der Psychiatrie. Dritte Auflage. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1920:539.

6. Reichardt M. Allgemeine und spezielle Psychiatrie. Ein Lehrbuch fuer Studierende und Aerzte. Dritte, neu bearbeitete Auflage. Jena: Verlag von Gustav Fischer. 1923:498.

7. Schneider Kurt. Die Psychopathischen Persoenlichkeiten. In: Handbuch der Psychiatrie (Herausgeb. von Gustav Aschaffenburg). Spezieller Teil. 7. Abteilung. 1. Teil. Leipzig und Wien: Franz Deuticke. 1923:96.

8. Schneider K. Die abnormen seelischen Reaktionen. Leipzig und Wien: Franz Deuticke. 1927:43.

9. Пятницкий НЮ. К проблеме соотношения характера симптомов и границ нозологических единиц в психиатрии: концепция O. Bumke. Психиатрия. 2017;76(4):123–128.

10. Bumke O. Lehrbuch der Geisteskrankheiten. Zweite, umgearbeitete Auflage der Diagnose der Geisteskrankheiten. Muenchen: Verlag von J.F. Bergmann. 1924:1176.

11. Bumke O. Lehrbuch der Geisteskrankheiten. Siebente Auflage. Muenchen: JF. Bergmann, Berlin – Goettingen – Heidelberg: Springer Verlag. 1948:613.

12. Bumke O. Die Diagnose der Geisteskrankheiten. Wiesbaden: Verlag von JF. Bergmann. 1919:657.

13. Magnan V. Hereditaires Degeneres. Dans: V. Magnan. Recherches sur les Centres Nerveux. Alcoolisme, folie des hereditaires degeneres, paralyse generale, medicine legale. Deuxieme Serie. Paris: G.Masson, Editeur. 1893:135–149.

14. Magnan V, Legrain P. Les dégénérés (etat mental et syndromes episodiques). Paris: Rueff et Cie Editeurs. 1895:275.

15. Kraepelin E. Psychiatrie. Ein Lehrbuch fuer Studierende und Aerzte. 7 Auflage. Zweiter Band: Klinische Psychiatrie. Leipzig: Verlag von Johann Ambrosius Barth. 1904:892.

16. Morel BA. Traité des maladies mentales. Paris: Librairie Victor Masson. 1860:866.

17. Kraepelin E. Compendium der Psychiatrie. Zum Gebrauche fuer Studierende und Aerzte. Leipzig: Verlag von Ambr. Abel. 1883:384.

18. Пятницкий НЮ. E. Kraepelin и учение о конституциональной предрасположенности к психическим расстройствам (от 1-го до 7-го издания «Психиатрии»). Психическое здоровье. 2012;(8):83–92.

19. Kretschmer E. Koerperbau und Charakter. Untersuchungen zum Konstitutionsproblem und zur Lehre von den Temperamenten. Berlin: Springer. 1921:192.

20. Wilmanns K. Die Schizophrenie. Zeitschrift fuer die gesamte Neurologie und Psychiatrie. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1922;(Band 78, zweites und drittes Heft):325–372.

21. Gruhle HW. Psychiatrie fuer Aerzte. Zweite, vermehrte und verbesserte Auflage mit 23 Textabbildungen. Berlin, Verlag von Julius Springer. 1922:304.

22. Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. Vierte, voellig neu bearbeitete Auflage. Berlin und Heidelberg: Springer Verlag. 1946:748.

23. Schneider Kurt. Die psychopatische Persoenlichkeiten. Zweite, wesentlich veraenderte Auflage. Leipzig und Wien: Franz Deuticke. 1928:87.

24. Kretschmer E. Der sensitive Beziehungswann. Ein Beitrag zur Paranoiafrage und zur psychiatrischen Charakterlehre. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1918:166.

25. Serejski M. Zur Fragestellung ueber Umfang und Klassifikation der schizophrenen Reaktionen. Zeitschrift fuer die gesamte Neurologie und Psychiatrie. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1935;(Band 152, Heft 3):310–323.

26. Wilmanns K. Die Psychopathien. In: Handbuch der Neurologie (Herausgegeb. von M. Lewandowsky). Fuenfter Band. Spezielle Neurologie IV. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1914:513–580.

27. Mauz F. Zur Frage des epileptischen Charakters. Zentralblatt fuer die gesamte Neurologie und Psychiatrie. 1927;(Bd. 45):833–835.

28. Bleuler E. Die Probleme der Schizoidie und der Syntonie. Zeitschrift fuer die gesamte Neurologie und Psychiatrie. 1922;(Bd.78.Zweites und drittes Heft):373–399.

29. Bleuler E. Lehrbuch der Psychiatrie. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1916:518.

30. Sommer R. Diagnostik der Geisteskrankheiten fuer praktische Aerzte und Studirende. Mit 24 Illustrationen. Wien und Leipzig: Urban & Schwarzenberg. 1894:302.

31. Коберская НН, Пятницкий НЮ, Менделевич СВ, Дамулин ИВ. Случай диссоциативной амнезии у пациента молодого возраста. Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2007;107(12):82–86.

32. Jahno NN, Pyatnitskiy NYu., Koberskaya NN. Dissociative fugue: problems of diagnosis. A case study. European Neuropsychopharmacology. 9th Regional Meeting of the European College of Neuropsychopharmacology. 2007;17(Suppl.3):159–160. DOI: https://doi.org/10.1016/S0924-977X(07)70148-7

33. Birnbaum K. Kriminalpsychopathologie. Systematische Darstellung. Berlin: Verlag von Julius Springer. 1921:214.

Классификация психопатий — это… Что такое Классификация психопатий?

Классифика́ция [конституциона́льных] психопати́й (от др.-греч. ψυχή — душа и греч. πάθος — «страдание») — разработанная в 1933 году П. Б. Ганнушкиным классификация личностных расстройств, использовавшаяся в советской и российской психиатрии до перехода на Международный Классификатор Болезней в 1997 году.

Термин «психопатия» весьма неоднозначный (может употребляться как синоним антисоциального расстройства личности, и как обозначение психических расстройств вообще, и др.), в связи с чем Ганнушкин употребляет выражение «конституциональная психопатия», подчёркивая статичную и, по его мнению, врождённую природу этой группы расстройств. К моменту перехода на МКБ-10, термин «психопатия» уже прочно закрепился именно за расстройствами личности.

В основу классификации положены особенности патологического характера, проявляющиеся в сочетании различных психопатических черт, и тип нарушения высшей нервной деятельности.

Астеническая психопатия

Основная статья: Расстройство типа зависимой личности

Для психопатических личностей этого круга характерны с детства повышенная робость, стеснительность, нерешительность, впечатлительность. Особенно теряются они в незнакомой обстановке и новых условиях, испытывая при этом чувство собственной неполноценности. Повышенная чувствительность, «мимозность» проявляется как в отношении психических раздражителей, так и физических нагрузок. Довольно часто они не выносят вида крови, резких перепадов температуры, болезненно реагируют на грубость и бестактность, но их реакция недовольства может выражаться в молчаливой обидчивости или брюзжании. У них часто бывают различные вегетативные расстройства: головные боли, неприятные ощущения в области сердца, желудочно-кишечные нарушения, потливость, плохой сон. Они быстро истощаемы, склонны к фиксации на своем самочувствии.

Психастеническая психопатия

Личностям этого типа свойственны выраженная стеснительность, нерешительность, неуверенность в себе и склонность к постоянным сомнениям. Психастеники легко ранимы, застенчивы, робки и вместе с тем болезненно самолюбивы. Для них характерно стремление к постоянному самоанализу и самоконтролю, склонность к абстрактным, оторванным от реальной жизни логическим построениям, навязчивым сомнениям, страхам. Для психастеников трудны любые перемены в жизни, нарушение привычного уклада (смена работы, места жительства и т. д.), это вызывает у них усиление неуверенности и тревожных опасений. Вместе с тем они исполнительные, дисциплинированные, нередко педантичны и назойливы. Они могут быть хорошими заместителями, но никогда не могут работать на руководящих должностях. Необходимость принятия самостоятельного решения и проявления инициативы для них губительны. Высокий уровень притязаний и отсутствие чувства реальности способствуют декомпенсации таких личностей.

Шизоидная психопатия

Личности этого типа отличаются замкнутостью, скрытностью, оторванностью от реальности, склонностью к внутренней переработке своих переживаний, сухостью и холодностью в отношениях с близкими людьми. Для шизоидных психопатов характерна эмоциональная дисгармония: сочетание повышенной чувствительности, ранимости, впечатлительности — если проблема лично значима, и эмоциональной холодности, непробиваемости в плане чужих проблем («дерево и стекло»). Такой человек отрешен от действительности, его жизнь направлена на максимальное самоудовлетворение без стремления к славе и материальному благополучию. Увлечения его необычны, оригинальны, «нестандартны». Среди них много лиц, занимающихся искусством, музыкой, теоретическими науками. В жизни их обычно называют чудаками, оригиналами. Их суждения о людях категоричны, неожиданны и даже непредсказуемы. На работе они часто неуправляемы, так как трудятся, исходя из собственных представлений о ценностях в жизни. Однако, в определенных областях, где требуется художественная экстравагантность и одаренность, нестандартность мышления, символизм, они могут достичь многого. У них нет постоянных привязанностей, семейная жизнь обычно не складывается из-за отсутствия общности интересов. Однако, они готовы к самопожертвованию ради каких-то отвлеченных концепций, воображаемых идей. Такой человек может быть абсолютно безразличен к больной матери, но в то же время будет призывать к оказанию помощи голодающим на другом конце света. Пассивность и бездеятельность в решении бытовых проблем сочетается у шизоидных личностей с изобретательностью, предприимчивостью и упорством в достижении особо значимых для них целей (например, научная работа, коллекционирование).

Следует заметить, что не всегда наблюдается подобная клиническая картина. Так, материальное благополучие и власть, как средство самоудовлетворения, может стать основной задачей шизоида. В некоторых случаях шизоид способен использовать свои (хотя и порой не замечаемые другими) уникальные способности, чтобы воздействовать на внешний для него мир. В отношении же деятельности шизоида на рабочем месте следует отметить, что наиболее удачная комбинация наблюдается тогда, когда эффективность работы приносит ему удовлетворение, причем не важно, какого типа деятельностью он занимается (естественно, только в том случае, если она связана с созиданием или, по крайней мере, с восстановлением чего-либо).

Параноидная психопатия

Главной особенностью психопатических личностей этого круга является склонность к образованию сверхценных идей, которые формируются к 20—25 годам. Однако, уже с детства им свойственны такие черты характера, как упрямство, прямолинейность, односторонность интересов и увлечений. Они обидчивы, злопамятны, самоуверенны и очень чувствительны к игнорированию их мнения окружающими. Постоянное стремление к самоутверждению, безапелляционная категоричность суждений и поступков, эгоизм и крайняя самоуверенность создают почву для конфликтов с окружающими. С возрастом личностные особенности обычно усиливаются. Застреваемость на определенных мыслях и обидах, ригидность, консервативность, «борьба за справедливость» являются основой для формирования доминирующих (сверхценных) идей, касающихся эмоционально значимых переживаний. Сверхценные идеи, в отличие от бредовых, базируются на реальных фактах и событиях, конкретны по содержанию, однако суждения при этом основаны на субъективной логике, поверхностной и односторонней оценке действительности, соответствующей подтверждению собственной точки зрения. Содержанием сверхценных идей может быть изобретательство, реформаторство. Непризнание достоинств и заслуг параноидальной личности ведет к столкновению с окружающими, конфликтам, которые, в свою очередь, могут стать реальной почвой для сутяжного поведения. «Борьба за справедливость» в таких случаях заключается в бесконечных жалобах, письмах в разные инстанции, судебных разбирательствах. Активность и настойчивость больного в этой борьбе не могут сломить ни просьбы, ни убеждения, ни даже угрозы. Сверхценное значение для подобных личностей могут представлять также идеи ревности, ипохондрические идеи (фиксация на собственном здоровье с постоянным хождением по лечебным учреждениям с требованиями дополнительных консультаций, обследований, новейших методов лечения, не имеющими реального обоснования) .

Возбудимая психопатия

Ведущими чертами возбудимых личностей являются крайняя раздражительность и возбудимость, взрывчатость, доходящая до приступов гнева, ярости, причем реакция не соответствует силе раздражителя. После вспышки гнева или агрессивных поступков больные быстро «отходят», сожалеют о случившемся, но в соответствующих ситуациях поступают так же. Такие люди обычно многим недовольны, ищут поводы для придирок, вступают в споры по любому поводу, проявляя излишнюю горячность и стараясь перекричать собеседников. Отсутствие гибкости, упрямство, убежденность в своей правоте и постоянная борьба за справедливость, сводящаяся в конечном итоге к борьбе за свои права и соблюдение личных эгоистических интересов, приводят к их неуживчивости в коллективе, частым конфликтам в семье и на работе. Одним из вариантов возбудимой психопатии является эпилептоидный тип. Для людей с этим типом личности, наряду с вязкостью, застреваемостью, злопамятностью, характерны такие качества, как слащавость, льстивость, ханжество, склонность к употреблению в разговоре уменьшительно-ласкательных слов. К тому же чрезмерный педантизм, аккуратность, властность, эгоизм и преобладание мрачного угрюмого настроения делают их невыносимыми в быту и на работе. Они бескомпромиссны — либо любят, либо ненавидят, причем окружающие, особенно близкие люди, обычно страдают как от их любви, так и от ненависти, сопровождаемой мстительностью. В некоторых случаях на первый план выступают нарушения влечений в виде злоупотребления алкоголем, наркотиками (снимают напряжение), стремления бродяжничать. Среди психопатов этого круга встречаются азартные игроки и запойные пьяницы, сексуальные извращенцы и убийцы.

Истерическая психопатия

Для истерических личностей наиболее характерна жажда признания, то есть стремление во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих. Это проявляется в их демонстративности, театральности, преувеличении и приукрашивании своих переживаний. Их поступки рассчитаны на внешний эффект, лишь бы поразить окружающих, например, необычно ярким внешним видом, бурностью эмоций (восторги, рыдания, заламывания рук), рассказами о необыкновенных приключениях, нечеловеческих страданиях. Иногда больные, чтобы обратить на себя внимание, не останавливаются перед ложью, самооговорами, например, приписывают себе преступления, которых не совершали. Таких называют патологическими лгунами. Для истерических личностей характерен психический инфантилизм (незрелость), что проявляется и в эмоциональных реакциях, и в суждениях, и в поступках. Их чувства поверхностны, неустойчивы. Внешние проявления эмоциональных реакций демонстративны, театральны, не соответствуют вызвавшей их причине. Для них характерны частые колебания настроения, быстрая смена симпатий и антипатий. Истерические типы отличаются повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, поэтому постоянно играют какую-то роль, подражают поразившей их личности. Если такой пациент попадает в больницу, то он может копировать симптомы заболеваний других больных, находящихся вместе с ним в палате. Истерическим личностям свойственен художественный тип мышления. Суждения их крайне противоречивы, часто не имеют под собой реальной почвы. Вместо логического осмысления и трезвой оценки фактов, их мышление основано на непосредственных впечатлениях и собственных выдумках и фантазиях. Психопаты истерического круга нередко достигают успехов в творческой деятельности или научной работе, так как им помогает необузданное стремление быть в центре внимания, эгоцентризм.

Аффективная психопатия

К этому типу относятся личности с различным, конституционально обусловленным, уровнем настроения. Лица с постоянно пониженным настроением составляют группу гипотимных (депрессивных) психопатов. Это всегда мрачные, унылые, всем недовольные и малообщительные люди. В работе они излишне добросовестны, аккуратны, исполнительны, так как во всем готовы видеть осложнения и неудачи. Для них характерны пессимистическая оценка настоящего и соответствующий взгляд на будущее, в сочетании с пониженной самооценкой. Они чувствительны к неприятностям, способны к сопереживанию, но чувства свои пытаются скрыть от окружающих. В беседе сдержанны и немногословны, боятся высказать свое мнение. Им кажется, что они всегда неправы, ищут во всем свою виновность и несостоятельность. Гипертимные личности, в отличие от гипотимных, отличаются постоянно повышенным настроением, активностью и оптимизмом. Это общительные, оживленные, говорливые люди. В работе они предприимчивы, инициативны, полны идей, но их склонность к авантюризму и непоследовательность вредят в достижении поставленной цели. Временные неудачи не огорчают их, они с неутомимой энергией берутся вновь за дело. Чрезмерная самоуверенность, переоценка собственных возможностей, деятельность на грани закона часто осложняет их жизнь. Такие личности бывают склонны ко лжи, необязательности при исполнении обещаний. В связи с повышенным сексуальным влечением бывают неразборчивы в знакомствах, вступают в опрометчивые интимные связи. Лица с эмоциональной неустойчивостью, то есть с постоянными колебаниями настроения, относятся к циклоидному типу. Настроение их изменяется от пониженного, грустного, до повышенного, радостного. Периоды плохого или хорошего настроения разной продолжительности, от нескольких часов до нескольких дней, даже недель. Их состояние и активность изменяются в соответствии с переменой настроения.

Неустойчивая психопатия

Люди этого типа отличаются повышенной подчиняемостью внешним влияниям. Это слабовольные, легко внушаемые, «бесхарактерные» личности, легко поддающиеся влиянию других людей. Вся их жизнь определяется не целевыми установками, а внешними, случайными обстоятельствами. Они нередко попадают в дурную компанию, спиваются, становятся наркоманами, мошенниками. На работе такие люди необязательны, недисциплинированны. С одной стороны, они всем дают обещания и стараются угодить, но малейшие внешние обстоятельства выбивают их из колеи. Они постоянно нуждаются в контроле, авторитетном руководстве. В благоприятных условиях они могут хорошо работать и вести правильный образ жизни.

См. также

Литература

Проблемы аномальной психической конституции в детском возрасте

2. Этиология и патогенез психопатии


Взгляды на этиологию психопатий претерпели определенную эволюцию, сходную, очевидно, с изменением взглядов на причины и других конституциональных аномалий. Сначала преимущественное внимание уделялось наследственности (Крепелин, Е. Кречмер, Кан, К. Шнейдер, М.О.Гуревич, Е.К.Краснушкин, Н.И.Озерецкий, Т.П.Симсон, Г. Е. Сухарева и др.). Затем причину психопатий начали искать и в экзогенных вредностях: ранних инфекциях, интоксикациях, травмах нервной системы (Биндер, Кох, Циген, С. С. Корсаков, В. X. Кандинский, Т. А. Гейер, В. А. Гиляровский, О. В. Кербиков и др.). Много данных об этиологической роли ранних экзогений представили детские психиатры (Нобили, Трамер, Слейтер, А. И. Винокурова, В.П.Кудрявцева, С.С.Мнухин, Т.П.Симсон, М.С.Певзнер, Г.Е.Сухарева, Л. С. Юсевич и др.).
Г.Е. Сухарева подчеркивает, что аномалия, ограниченная конституциональным уровнем, вызывается вредностью, обладающей небольшой тяжестью: негрубым токсическим и аутоинтоксикационным воздействием, обменными расстройствами, действующими на ранней стадии онтогенеза.


Наконец, ряд исследователей (О.В.Кербиков, В.В.Ковалев, В.А.Гурьева и др.) в этиологии психопатий, наряду с наследственными и экзогенными вредностями, придают значение ранней и длительной психической травматизации, неправильным условиям воспитания. Таковы на сегодняшний день основные предположения об этиологии психопатий. Если исходить из ее полиэтиологичности, то каков основной радикал патогенеза, позволяющий рассматривать данную аномалию как самостоятельную нозологическую форму?


Таким радикалом явился предполагаемый тип психического дизонтогенеза. Э. Крепелин одним из первых связал возникновение психопатии с парциальным психическим инфантилизмом — задержкой эмоционального созревания. Э. Кречмер также считал незрелость эмоционально-волевой сферы неизменной конституциональной основой психопатической личности. На патогенетическую связь инфантилизма и психопатий указывают Б. Линдберг, Матес, Г.Ског, О. В. Кербиков, В. В. Ковалев, М. И. Буянов и др.


Идея Э.Кречмера об «асинхрониях развития» явилась теоретической платформой для дальнейшего изучения патогенеза психопатий, центрирования внимания на незрелости одних компонентов личности и опережающем возраст созревания других (Мышлевечек и др.).


Г.Е. Сухарева, исходя из определения психопатии как дизонтогении, использовала тип нарушения онтогенеза в качестве основного критерия классификации психопатий.


Различные варианты аномальных психических конституций в зависимости от типа нарушений развития были распределены ею по трем основным группам:


1. Задержанное развитие (по типу «дисгармонического инфантилизма»). Сюда отнесены психопатии, в клинической картине которых, наряду с чертами психической незрелости (эгоцентризм, неспособность к волевому усилию, инфантильный характер интересов, склонность к вымыслам и т. д.), наблюдаются черты более грубой патологии: раздражительность, лживость, склонность к истерическим формам реагирования
В зависимости от основного синдрома выделяются 3 клинические формы дисгармонического инфантилизма: неустойчивые, истеричные и псевдологи. Общим радикалом для всей группы дисгармонического инфантилизма является и преимущественный тип телосложения и моторики, коррелирующий с психической незрелостью: инфантильные пропорции, преобладание экстрапирамидального компонента в двигательной сфере (детская пластичность и грациальность движений при недостаточности их силы и точности).


2. Искаженное (диспропорциональное) развитие, при котором наиболее выражена асинхрония созревания отдельных систем. К этой группе, имеющей наследственную этиологию, отнесены шизоиды, эпилептоиды, циклоиды, паранойяльные и психастенические личности. И здесь психопатическая картина часто соответствует преимущественному типу телосложения и моторики: шизоидные и психастенические формы — астеническому типу с мышечной гипотонией, моторной вялостью и неловкостью; циклоидная психопатия — пикническому телосложению, двигательной активности; эпилептоидная — преимущественно атлетическому типу с не только психической, но и моторной медлительностью и тугоподвижностью.


3. Поврежденное развитие — аномалия, возникшая вследствие негрубого поражения, «надлома», определенных отделов нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза. Этот тип аномалии является более сложным, так как наряду с задержкой развития одних систем имеется повреждение других, что выражается в присутствии негрубых остаточных явлений церебрального поражения. В эту группу отнесены органические психопатии (возбудимые, безтормозные, с патологическими влечениями). Черты раннего мозгового повреждения часто накладывают «органический» отпечаток и на внешний облик этих детей в виде тех или иных диспазий (гидроцефальная форма черепа, высокое небо, гипертрофированные надбровные дуги, короткопалость и т. д.).


Данная классификация психопатий, с нашей точки зрения, имеет значение, выходящее за рамки клиники.


Не может ли критерий аномалии развития отдельных физиологических систем в их онтогенезе: задержки, искажения, либо раннего повреждения — служить вообще радикалом их патологической конституции? Психопатии являются удобной моделью для обсуждения этих вопросов.


Поделитесь нашими статьями с Вашими друзьями

Лебединская К.С. Проблемы аномальной психической конституции в детском возрасте // Альманах Института коррекционной педагогики. 2005. Альманах №9 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-9/problemy-anomalnoj-psihicheskoj-konstitucii-v
(Дата обращения: 08.06.2021)

Психопатия (значения)


Психопатия — многозначный психиатрический термин:
Психопатия — устаревшее понятие с размытыми границами, обозначающее психическое расстройство.
Психопатия — психопатологический синдром, проявляющийся в виде констелляции таких черт, как бессердечие по отношению к окружающим, сниженная способность к сопереживанию, неспособность к искреннему раскаянию в причинении вреда другим людям, лживость, эгоцентричность и поверхностность эмоциональных реакций.
Психопатия — синоним диссоциального антисоциального расстройства личности, также известного как социопатия.
Конституциональная психопатия — устаревшее название расстройств личности см. также классификация психопатий.


DSM — 5 Section III психопатия может проявиться как особый вариант антисоциального расстройства личности однако, в целом, психопатия не эквивалентна этому
конституциональная психопатия подчёркивая статичную и, по его мнению, врождённую природу этой группы расстройств. К моменту перехода на МКБ — 10, термин психопатия уже
личности эмоционально малоспособных, антисоциальная психопатия гебоидная психопатия психопатия социопатия — расстройство личности, характеризующееся
аналогом смешанных расстройств личности была мозаичная психопатия или мозаичная полиморфная психопатия 301.82301.82 Стандартные наборы критериев в МКБ — 10
Американский психопат 2 англ. American Psycho II: All American Girl часто используется название Американский психопат 2: Стопроцентная американка
психопат — название нескольких произведений: Американский психопат 1991 — роман американского писателя Брета Истона Эллиса. Американский психопат 2000
Семь психопатов англ. Seven Psychopaths — чёрная комедия режиссёра Мартина Макдонаха. Премьера состоялась на кинофестивале в Торонто 7 сентября 2012
Американский психопат англ. American Psycho — роман известного американского писателя Брета Истона Эллиса, в котором повествование ведётся от лица
психопатий 301.0. Параноидная паранойяльная психопатия расстройство личности параноидного паранойяльного типа 301.1. Аффективная психопатия
Американский психопат англ. American Psycho — криминальная драма 2000 года по одноимённому роману Брета Истона Эллиса. Роль Патрика Бэйтмана исполнил


импульсивный тип, ранее известное как эксплозивная психопатия эпилептоидная психопатия — психическое расстройство, характеризующееся взрывчатостью
людях. В родственных проектах Значения в Викисловаре Цитаты в Викицитатнике Предательство Ложь Подлые люди Лесть Психопатия Порядочность Честность Верность
использовалась классификация психопатий разработанная П. Б. Ганнушкиным, в которой выделялась психастеническая психопатия В современной классификации
Дом психопата англ. Psycho House — психологический роман — триллер 1990 года, написанный американским писателем Робертом Блохом. Десять лет спустя после
близком к современному значении влечение к противоположному полу был впервые предложен Рихардом Крафт — Эбингом в книге Половая психопатия 1886 Крафт — Эбинг
научный обиход Крафт — Эбингом в изданной в 1886 году монографии Половая психопатия лат. Psychopathia sexualis Садист — человек, склонный к садизму. В
Психоз значения Psyco — компилятор языка Python. Американский психопат — роман американского писателя Брета Истона Эллиса. Американский психопат — триллер
Психопаты англ. Psychopaths — американский фильм ужасов, режиссёра Мики Китинга, мировая премьера состоялась на кинофестивале Трайбека 20 апреля
понятие акцентуация определяется через понятие расстройство личности психопатия и вторично по отношению к нему. Из утверждений Личко об отличиях акцентуаций
самой знаменитой работой Рихарда фон Крафт — Эбинга является книга Половая психопатия одно из первых опубликованных исследований сексуальных девиаций. Вышедшая


названия — расстройство личности истерического типа, истерическая психопатия — расстройство личности, характеризующееся неиссякающей потребностью
П. Б. и Личко А. Е. Основная статья: Психопатия Основные варианты нарушения психического развития при психопатиях Дисгармония в аффективной сфере при
устаревшие названия — расстройство личности шизоидного типа, шизоидная психопатия по МКБ — 9 также аутистическая личность — расстройство личности, характеризующееся
эпилептоидной психопатией по классификации психопатий П. Б. Ганнушкина Однако это устаревшие данные, использующие старую классификацию как психопатий так и
опубликовал более 300 работ, главными темами которых были аутистическая психопатия и смерть. Поскольку его публикации выходили на немецком языке и мало
трёх полнометражных кинофильмов — Залечь на дно в Брюгге 2008 Семь психопатов 2012 и Три билборда на границе Эббинга, Миссури 2017 Лауреат премии
истерического типа и т. д. Генетическая систематика психопатий Кербикова — Фелинской Данная систематика разделяет психопатии по этиологическому признаку на следующие
СССР. В данной работе А. Е. Личко обогатил учение о психопатиях показав, что, наряду с психопатиями и психопатоподобными расстройствами, следует выделять
П. Б. Клиника психопатий их статика, динамика, систематика — 1933. Ганнушкин П. Б. Избранные труды — 1964. Классификация психопатий Миллон, Теодор
подробно описан, в частности, Рихардом фон Крафтом — Эбингом в книге Половая психопатия От имени сержанта Бертрана образован термин бертранизм, синоним термина

  • DSM — 5 Section III психопатия может проявиться как особый вариант антисоциального расстройства личности однако, в целом, психопатия не эквивалентна этому
  • конституциональная психопатия подчёркивая статичную и, по его мнению, врождённую природу этой группы расстройств. К моменту перехода на МКБ — 10, термин психопатия уже
  • личности эмоционально малоспособных, антисоциальная психопатия гебоидная психопатия психопатия социопатия — расстройство личности, характеризующееся
  • аналогом смешанных расстройств личности была мозаичная психопатия или мозаичная полиморфная психопатия 301.82301.82 Стандартные наборы критериев в МКБ — 10
  • Американский психопат 2 англ. American Psycho II: All American Girl часто используется название Американский психопат 2: Стопроцентная американка
  • психопат — название нескольких произведений: Американский психопат 1991 — роман американского писателя Брета Истона Эллиса. Американский психопат 2000
  • Семь психопатов англ. Seven Psychopaths — чёрная комедия режиссёра Мартина Макдонаха. Премьера состоялась на кинофестивале в Торонто 7 сентября 2012
  • Американский психопат англ. American Psycho — роман известного американского писателя Брета Истона Эллиса, в котором повествование ведётся от лица
  • психопатий 301.0. Параноидная паранойяльная психопатия расстройство личности параноидного паранойяльного типа 301.1. Аффективная психопатия
  • Американский психопат англ. American Psycho — криминальная драма 2000 года по одноимённому роману Брета Истона Эллиса. Роль Патрика Бэйтмана исполнил
  • импульсивный тип, ранее известное как эксплозивная психопатия эпилептоидная психопатия — психическое расстройство, характеризующееся взрывчатостью
  • людях. В родственных проектах Значения в Викисловаре Цитаты в Викицитатнике Предательство Ложь Подлые люди Лесть Психопатия Порядочность Честность Верность
  • использовалась классификация психопатий разработанная П. Б. Ганнушкиным, в которой выделялась психастеническая психопатия В современной классификации
  • Дом психопата англ. Psycho House — психологический роман — триллер 1990 года, написанный американским писателем Робертом Блохом. Десять лет спустя после
  • близком к современному значении влечение к противоположному полу был впервые предложен Рихардом Крафт — Эбингом в книге Половая психопатия 1886 Крафт — Эбинг
  • научный обиход Крафт — Эбингом в изданной в 1886 году монографии Половая психопатия лат. Psychopathia sexualis Садист — человек, склонный к садизму. В
  • Психоз значения Psyco — компилятор языка Python. Американский психопат — роман американского писателя Брета Истона Эллиса. Американский психопат — триллер
  • Психопаты англ. Psychopaths — американский фильм ужасов, режиссёра Мики Китинга, мировая премьера состоялась на кинофестивале Трайбека 20 апреля
  • понятие акцентуация определяется через понятие расстройство личности психопатия и вторично по отношению к нему. Из утверждений Личко об отличиях акцентуаций
  • самой знаменитой работой Рихарда фон Крафт — Эбинга является книга Половая психопатия одно из первых опубликованных исследований сексуальных девиаций. Вышедшая
  • названия — расстройство личности истерического типа, истерическая психопатия — расстройство личности, характеризующееся неиссякающей потребностью
  • П. Б. и Личко А. Е. Основная статья: Психопатия Основные варианты нарушения психического развития при психопатиях Дисгармония в аффективной сфере при
  • устаревшие названия — расстройство личности шизоидного типа, шизоидная психопатия по МКБ — 9 также аутистическая личность — расстройство личности, характеризующееся
  • эпилептоидной психопатией по классификации психопатий П. Б. Ганнушкина Однако это устаревшие данные, использующие старую классификацию как психопатий так и
  • опубликовал более 300 работ, главными темами которых были аутистическая психопатия и смерть. Поскольку его публикации выходили на немецком языке и мало
  • трёх полнометражных кинофильмов — Залечь на дно в Брюгге 2008 Семь психопатов 2012 и Три билборда на границе Эббинга, Миссури 2017 Лауреат премии
  • истерического типа и т. д. Генетическая систематика психопатий Кербикова — Фелинской Данная систематика разделяет психопатии по этиологическому признаку на следующие
  • СССР. В данной работе А. Е. Личко обогатил учение о психопатиях показав, что, наряду с психопатиями и психопатоподобными расстройствами, следует выделять
  • П. Б. Клиника психопатий их статика, динамика, систематика — 1933. Ганнушкин П. Б. Избранные труды — 1964. Классификация психопатий Миллон, Теодор
  • подробно описан, в частности, Рихардом фон Крафтом — Эбингом в книге Половая психопатия От имени сержанта Бертрана образован термин бертранизм, синоним термина


Психопатия значения: психопатия лечение и прогноз, возбудимая психопатия, психопатия тест, этиология психопатий, параноидная психопатия у женщин, истерическая психопатия, для паранойяльных психопатических личностей характерно, паранойяльный психопат

Паранойяльный психопат.

Читать книгу В душе психопата. Путешествие в мир без. Далеко не все психопаты ходят по улицам с окровавленным ножом в объяснить значение разных эмоционально окрашенных слов оказалось, что у. Возбудимая психопатия. 9 признаков того, что перед вами социопат Газета.Ru. Туаций, а значение каждого из критериев будет различ ным в зависимости от типа психопатии и акцентуации. Многочисленные исследователи.

Психопатия лечение и прогноз.

Лишённые совести. Пугающий мир психопатов. Школьные. Потрошитель. Черепу фактически придавалось большее значение, чем мозгу. Особое внимание приковано к причинам психопатии. Этиология психопатий. Диссертация на тему Судебно психиатрическая оценка. Ционным факторам большого значения в проис хождении психопатий он не придавал. Тем не ме нее, в его рассуждениях заложено начало более. Для паранойяльных психопатических личностей характерно. Половые Философско социологический факультет ПГНИУ. В данном случае психопатия употребляется в единственном числе и ​психопат в значении человек без совести, так как в этом значении сейчас​.

К вопросу о границах психопатий Российское Общество.

Клинические описания пронизаны собственными размышлениями Клекли о значении поведения психопатов. Психопату незнакомы, а следовательно,. Почему психопаты нравятся женщинам и как их распознать?. В понятия аутистов и амбитендентных психопатов E. Kahn вкладывает иное значение, нежели E. Bleuler, подчеркивающий роль этих феноменов. Гоголевич Т.Е. Психотерапевтическая помощь людям сложного. Позже мужчин протестировали на наличие психопатических черт. не имеет значения, завтра он сможет легко найти новую жертву. Слово ПСИХОПАТИЯ Что такое ПСИХОПАТИЯ? Значения. ПСИХОПАТИЯ проф. ПСИХОПАТИЯ, и, ж. Расстройство психической деятельности человека, выражающееся в нарушении связей между воле ​выми и.

Значение слова Психопатия в 10 онлайн словарях Даль.

Редко когда говорят психопат, подразумевая клиническую психопатию, одну из разновидностей диссоциального расстройства личности. Часто же. Динамика психопатий РЛС. Одновременно с этим активные исследования зарубежных авторов способствуют обособлению нового, более узкого значения психопатии,. Лжецы, мошенники, интриганы Журнал Практической. Ничто более не имеет значения. Например, эпилептоидный психопат крайне раздражителен и возбудим, для него характерен. Неврологический вестник им. В.М.Бехтерева: Некоторые. Или он придал бы большее значение его воспитанию? Редлих утверждает, что мало какие обстоятельства из детства Гитлера могут. Статья Параноидные рассройства психики. Ранее считалось, что они полностью лишены ее. Способность к эмпатии имеет важнейшее значение в развитии социальных навыков. Слово Психопатия. Большое значение в формировании психопатии имеет неблагоприятное влияние среды неправильное воспитание, психические травмы и др.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹История и эпистемология пограничной.

Большое значение условий, тормозящих или развязывающих психопатические черты, можно наблюдать хотя бы в том, что многие психопаты в своей. Истерия: дефиниции истерических расстройств Сетевое. 1994 среди наркозависимых психопатия диагностируется в 28.9% случаев. Исследования стороны окружающих и т.д. Особое значение при этом. 7. Возникновение и развитие понятия Психопатия КиберЛенинка. Употребив термин психопатия, также имел в виду всю психическую патологию, то в дальнейшем значение этих терминов стало иным, более узким,.

Темной триады МГУ.

Ем, что психопатия может сформироваться под влиянием различных факторов нии и резком преувеличении значения только тех факто ров, которые. Сходные с шизофренией симптомокомплексы при психопатиях. Положение занимает группа психопатов, у которых эмоциональная неустойчивость, как таковая, имеет более самостоятельное значение и занимает. Лечение психопатии в СПб Клиника Доктор САН. К сожалению, очень часто родители не придают этому значения, начиная бить тревогу уже в подростковом возрасте, когда психическое. ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Пограничные психические нарушения. Размеры эффектов для психопатии находятся в пределах 0.26–1.27. Положительные значения коэффициента d Коэна свидетельствуют о большей.

Как правильно сказать психопат? словарь Таких дел.

Известно, какое большое значение имеет для развития личности утверждение своего я. своего значения, своих интересов. В этом отношении вполне. Развитие концепта психопатии в отечественной и зарубежной. Несмотря на то, что психопатические особенности характера довольно Кроме этого, большое значение в формировании психопатии имеет. 34. психопатии ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психиатрия. Одним полюсом психопатии примыкают к эндогенным психозам, а другим к наибольшую известность и сохраняющих клиническое значение до.

Стратификационная концепция психопатических личностей E.

Но если психопат склонен хладнокровно строить и воплощать свои планы, то социопат способен на спонтанные, необъяснимые, часто. Значение слова ПСИХОПАТИЯ. Что такое ПСИХОПАТИЯ?. Социопаты и психопаты в чем разница. Очень часто значение слов ​социопат и психопат путают. Это два близких, но все же. Захаров М. Г. Алкоголизм и паранойяльность: передающийся. Опросник психопатии Левенсона, Шкала психологической разумности, Новый опросник толеран ции, расширяет значения понятия психопатия. ПСИХОПАТИЯ значение Словарь иностранных слов. Слово Психопатия: значение слова из толкового словаря, разбор слова. Значения слова Психопатия. Психическая ненормальность, обычно.

Ваш внутренний садист. О мозге Гитлера, агрессии и психопатии.

Связь капитализма и психопатии одна из тем известного журналиста Из статьи об исследованиях психологического значения денег:. Министерство здравоохранения российской федерации санкт. Пугающий мир людей, лишенных способности чувствовать – психопатов. психопатий, обосновал сохранившие свое значение до настоящего. Г.Е. Сухарева: Шизоидные психопатии в детском возрасте. П. Психопаты – правонарушители в психиатрических больницах Психопатии и их судебно психиатрическое значение. – М., 1934. – С. 70–86. 64. Капитализм это психопатия. Такой. Психологи против. Психопатия психопатологический синдром, проявляющийся в виде таких черт, Заходите на сайт, чтобы посмотреть все значения.

Психопатия и нарциссизм 74 книги LiveLib.

В современных классификация клинический термин психопатия истерия​ не употребляется из за многочисленности и разнообразия его значений. Расстройства личности психопатии в современных. Астеническая и психастеническая психопатия. 197. 20.7. Сексуальная психопатия. 198. 20.8. Судебно психиатрическое значение психопатий. 199.

Ovp Психологическая диагностика Google Sites.

Кого значения психопатии, определяющего конкретное личностное расстройство. Исто рически исследователи этого вопроса фокуси ровали свое. Корпорация психопатов. При психопатиях, их судебно психиатрическое значение. Это обстоятельство обусловлено тем, что некоторые психопатические проявления,. Человек Выпуск №5 Психопат как новый герой литературы. Сигналы в мозге людей, демонстрирующих признаки психопатии, отвечающие за оценку значений двух предлагаемых вариантов.

Психика человека и его поведение. Индивидуальные.

Значение типа ВНД при психопатиях. Основные клинические формы психопатий: паранояльные, аффективные, возбудимые, шизоидные, эксплозивные. Кто такие социопаты: 9 признаков диссоциального расстройства. У психопатических личностей алкоголизм отличается более глубокой Основное значение, по мнению многих научных деятелей в области психологии. Глоссарий стандартизованные психопатологические синдромы. ПСИХОПАТИЯ, и, ж. спец. Психическая ненормальность, обычно наследственно обусловленная. прил. психопатический, ая, ое. Ударение:​. Ученые разобрались, как работает мозг психопатов Телеканал. Гипертимная психопатия. эпилептоидная психопатия. 28. Какие из указанных факторов имеют решающее значение в формировании психопатий?. Томас Эриксон, Кругом одни психопаты. Кто они такие и как не. Просто именно так поступают психопаты. Они получают то, что им нужно. Любыми способами. А последствия не имеют значения. Они соблазняют и.


для паранойяльных психопатических личностей характерно

жизненный путь и научно-педагогическое наследие (к 125-летию со дня рождения)

В 2016 г. кафедра детской психиатрии и психотерапии Российской медицинской академии последипломного образования (в прошлом — ЦИУВ — Центральный институт усовершенствования врачей) отметила свое 80-летие. Основателем этой кафедры являлась Груня Ефимовна Сухарева, которой в 2016 г. исполнилось бы 125 лет со дня рождения. Она по праву считается основоположником детской психиатрии в нашей стране. За многие годы руководства кафедрой Г.Е. Сухарева с сотрудниками подготовила несколько поколений детских психиатров, создала собственную научную школу и внесла существенный вклад в науку и практику важнейшей медицинской специальности.

Родилась Груня Ефимовна Сухарева 11 ноября 1891 г. в Киеве.

В 1915 г. она окончила медицинское отделение Киевских высших женских курсов (с 1916 г. — Женский медицинский институт), после чего в течение 2 лет работала врачом эпидемиологического отряда. В 1917 г. она стала ординатором в Киевской психиатрической больнице, а затем там же работала врачом, одновременно исполняя обязанности ассистента и заведующей секцией дефектологии во врачебно-педагогическом институте. С этого периода началась научная деятельность Г.Е. Сухаревой. Одной из первых ее работ было выполненное в 1920 г. «Исследование расстройства вкусовых восприятий у больных прогрессивным параличом и эпилептиков». Ее научное творчество всегда отличалось близостью к актуальным задачам медицинской науки и свидетельствовало о широчайшем диапазоне научных интересов, глубине научных взглядов и тонком понимании психопатологии. При этом все ее работы отличались простотой, ясностью, последовательностью и систематичностью изложения материала.

С 1921 г. профессиональная жизнь Г.Е. Сухаревой продолжилась в Москве, где она совместно с Н.И. Озерецким и Е.А. Осиповой в течение 3 лет работала в распределительно-наблюдательном пункте и школе-лечебнице для «дефективных» детей отдела детской психопатологии Московского Наркомздрава. Здесь ею были выполнены исследования, посвященные систематизации психических расстройств у детей, детским фантазиям, в том числе при детской шизоидной психопатии.

С 1923 по 1933 г. Г.Е. Сухарева работала сначала ординатором, потом старшим ассистентом и затем заведующей Психоневрологической клиникой Института охраны здоровья детей и подростков, где, помимо лечебной и научной деятельности, совместно с Е.А. Осиповой занималась проблемой организации психоневрологической помощи детям. Результаты их деятельности послужили основой для создания сети психоневрологических лечебных и санаторных учреждений для детей и подростков в СССР. Одновременно с работой в клинике Института охраны здоровья детей и подростков с 1928 по 1933 г. Г.Е. Сухарева являлась внештатным ассистентом и приват-доцентом психиатрической клиники I Московского медицинского института, где работала под руководством П.Б. Ганнушкина.

В 1926 г., т. е. за 20 лет до классических статей Л. Каннера и Х. Аспергера, Г.Е. Сухаревой была представлена клиническая картина расстройства, которое сейчас носит название раннего детского аутизма. В работе были приведены истории болезни мальчиков, наблюдавшихся ею в течение 2 лет. Первоначально для обозначения описываемого расстройства Г.Е. Сухаревой был использован термин «шизоидная психопатия», но позднее он был заменен на «аутистическую психопатию». Симптомы данного состояния идентичны тем признакам, которые позднее описали Л. Каннер и Х. Аспергер. В представленном Г.Е. Сухаревой подробном описании детей отмечено парадоксальное сочетание высокого уровня интеллекта и бедной моторики у всех детей, которых она наблюдала. По результатам патогистологических исследований был определен и анатомический субстрат этого расстройства: изменения мозговой ткани в области мозжечка, базальных ганглиев и лобных долей. Результаты исследования были опубликованы в 1925 г. в России, а через год — в немецком Научном журнале психиатрии и неврологии [1]. Тем не менее данная публикация осталась незамеченной. Впервые зарубежные специалисты узнали о ней в 1996 г. благодаря работе S. Wolff [2], которая не только перевела оригинальную статью с немецкого на английский язык, но и представила Г.Е. Сухареву как первооткрывательницу аутизма. В 2004 г. в нашей стране была переведена книга «Психиатрия детского и подросткового возраста» под редакцией шведских ученых К. Гиллберга и Л. Хеллгрена [3], в которой также указывается, что за 20 лет до классических статей Л. Каннера и Х. Аспергера, посвященных детскому аутизму, «русский врач Груня Ефимовна Сухарева» описала сходные состояния.

В 30-х годах ХХ века Г.Е. Сухаревой была разработана эволюционно-биологическая концепция психических расстройств, имеющая значение не только для детской, но и общей психиатрии. Ее современная интерпретация способна обогатить активно развивающуюся биологическую психиатрию фило-онтогенетическими подходами и достижениями социальной биологии и этологии [4].

Г. Е. Сухаревой были сформулированы важнейшие положения об особенностях психических заболеваний в детском и подростковом возрасте. Одним из них является положение о том, что в картине психических заболеваний у детей наряду с деструктивными компонентами постоянно выступают не только защитные механизмы, но и своего рода прогрессивные тенденции, отражающие продолжение общего и психического развития. Изучая факторы, влияющие на динамику болезненного процесса, Г.Е. Сухарева [5, 6] отмечала не только роль наследственности, но и значение возрастной и индивидуальной реактивности организма на воздействия окружающей среды. Учет этого положения весьма важен для теоретической разработки проблемы психопатологического диатеза и практического введения «стандартов терапии».

Г. Е. Сухарева [7] одной из первых изучила и описала клинику шизоидных и органических психопатий у детей и подростков, тесно увязав эти расстройства с различными видами дизонтогении, и разработала классификацию психопатий в детском возрасте, при этом аргументированно доказав, что многие психопатические черты приобретаются в раннем детстве. В разработанной ею классификации психопатий детально описаны их типы, которые могут формироваться еще в детстве — «аутисты», как «ранние шизоиды», так и «истероиды»; в младшем школьном возрасте — «неустойчивые личности», «психастеники», «органики», реже «гипертимики». Придерживаясь точки зрения о существовании как конституциональных (ядерные, наследственные), так и нажитых психопатий, Г.Е. Сухарева указывала, что психопатологические проявления нажитого патологического развития личности при благоприятном изменении социальной среды легче редуцируются, нежели конституциональные психопатические свойства​1​᠎.

Г. Е. Сухаревой был выделен также «бестормозной» вариант «органиков», клиническая картина которого складывается из дефицита внимания, гиперактивности и импульсивности. В настоящее время он рассматривается как самостоятельное психическое расстройство и в современных классификациях болезней соответствует гиперкинетическому расстройству, или синдрому дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) [8].

Помимо основной работы, Г.Е. Сухарева с 1931 по 1951 г. являлась консультантом и научным руководителем Московской психиатрической больницы им. П.П. Кащенко (ныне Московская городская клиническая психиатрическая больница им. Н.А. Алексеева).

В 1933 г. Г.Е. Сухарева была назначена заведующей кафедрой детской психиатрии Харьковского психоневрологического института, входившего тогда в структуру Украинской психоневрологической академии, и работала там совместно с психиатрами В.П. Протопоповым, Т.И. Юдиным, А.И. Ющенко, Е.А. Поповым, В.В. Браиловским, Л.Л. Рохлиным. Ее кафедра сразу стала основной базой для разработки проблем психиатрии детского возраста. Только за первый год сотрудниками кафедры было выполнено и опубликовано более десяти научных работ. После возвращения в Москву Г.Е. Сухарева еще длительное время оставалась консультантом Харьковского психоневрологического института.

Защитив в 1935 г. докторскую диссертацию, Г.Е. Сухарева возглавила кафедру детской психиатрии Центрального института усовершенствования врачей (ЦИУВ) в Москве, о которой шла речь в начале статьи. Однако ее деятельность в эти годы далеко выходила за рамки этой кафедры. В 1938 г. Г.Е. Сухарева, уже будучи профессором, создала отделение психозов детского и подросткового возраста в Центральном институте психиатрии (впоследствии Московский институт психиатрии Минздрава РСФСР), которым руководила до 1969 г., а после ухода на пенсию еще 10 лет оставалась там постоянным консультантом.

В годы Великой Отечественной войны Г.Е. Сухарева вместе с коллективом Московского института психиатрии находилась в эвакуации в Томске. Здесь она вместе с профессорами А.С. Шмарьяном и И.Г. Равкиным, а также С.И. Гольденберг, Т.И. Гольдовской, Р.Г. Голодец и другими оказывала помощь в диагностике и лечении раненых с черепно-мозговыми травмами в эвакогоспитале, который располагался на территории Томской психиатрической больницы. В этот период было выполнено большое число исследований в области патогенеза соматогенных, посттравматических психозов и психогенных реакций военного времени. После возвращения в Москву и в послевоенные годы Г.Е. Сухарева была консультантом военно-госпитальных отделений Московской психиатрической больницы им. П.П. Кащенко.

Благодаря активной научной, лечебной и консультативной деятельности в различных психоневрологических учреждениях страны Г.Е. Сухаревой и ее сотрудникам удалось преодолеть методологическую ограниченность предшествующих исследований детских эндогенных психозов, отличавшихся недоучетом возрастного фактора, в его сравнительно-возрастном аспекте, когда детский возраст рассматривался отдельно от подросткового, а также доминированием представлений о фатальном исходе детской шизофрении как прогредиентном дефект-психозе. При разработке проблемы шизофрении она предложила [7, 9, 10] учитывать не только психопатологические, но и биологические критерии. К критериям биологической сущности болезни она относила темп развития болезни и возраст больных. Шизофрению у детей и подростков Г.Е. Сухарева рассматривала как наследственно обусловленное заболевание с типичной психопатологической картиной, течением и исходами. Ею были выявлены характерные для доманифестного периода особые преморбидные черты: циклоидный с эпилептоидными чертами и астенический. По ее наблюдениям, у синтонных, стеничных и активных детей прогноз обычно лучше, чем у детей, в преморбиде которых отмечается замкнутость, вялость и апатия — у них болезнь приводит к быстрому падению и до того невысокой активности. С учетом возраста, в котором началось заболевание, Г.Е. Сухарева выделяла две формы: детскую и пубертатную. По темпу развития ею впервые были выделены три формы шизофрении: вялотекущая с непрерывно-безремиссионным течением; бурно протекающая ремиттирующего и интермиттирующего типа; смешанные формы в виде сочетания вялого непрерывного течения с приступообразным. Как известно, в дальнейшем непрерывный, приступообразный и смешанный (шубообразный) типы течения болезненного процесса легли в основу клинической классификации шизофрении в отечественной психиатрии, которая наиболее четко представлена в работах школы А.В. Снежневского [11].

Она отметила психопатологические особенности приступов шизофрении у детей и выделила несколько типов острых приступов пубертатной шизофрении: состояния возбуждения и заторможенности; состояния возбуждения с маниакальной окраской; приступы, близкие к аментивным; острые кататонические; депрессивные состояния; галлюцинаторный параноид.

Работы Г.Е. Сухаревой по шизофрении открыли возможности дифференцированного подхода к прогнозу течения и исхода заболевания.

Г. Е. Сухарева плодотворно работала не только в области эндогенных, но и других болезней детского возраста. Так, многолетнее наблюдение и лечение детей со слабоумием позволило ей [12] разработать оригинальную клинико-патогенетическую классификацию олигофрении, в которой учитывались не только причина повреждения нервной системы, но и период развития ребенка. Были выделены три типичные группы заболеваний, проявляющихся олигофренией. К первой группе ею была отнесена патология, обусловленная поражением генеративных клеток родителей, ко второй — обусловленная вредностями, имевшими место в период внутриутробного развития, к третьей — вредностями, действовавшими во время родов и в первые годы жизни ребенка. Кроме того, Г.Е. Сухарева выделяла атипичную группу, к которой относила олигофрении, обусловленные гидроцефалией, эндокринной патологией и другими соматическими и неврологическими заболеваниями. Каждую из этих групп она дополнительно подразделяла на ряд видов в зависимости от конкретных особенностей действующих вредностей. Классификация Г.Е. Сухаревой соотносима с современными представлениями о природе умственной отсталости. Г.Е. Сухаревой принадлежит также описание клинической картины психозов у олигофренов. Интересны общие представления Г.Е. Сухаревой об олигофреническом слабоумии, согласно которым в этих случаях преимущественно недоразвиты наиболее дифференцированные фило- и онтогенетические молодые структуры нервной системы при большей сохранности ранее сложившихся, эволюционно более старых систем.

При изучении детской эпилепсии Г.Е. Сухаревой [6] были описаны сомнамбулизм, пароксизмальные ночные страхи и зрительные галлюцинации устрашающего характера, эмоциональные нарушения в виде напряженного монолитного аффекта с вязкостью эмоций, эпилептические психозы, протекающие вне сумеречных состояний сознания; определены дифференциально-диагностические критерии этого заболевания.

Широко известны научные разработки Г.Е. Сухаревой [5, 9] и в области психотических расстройств инфекционного генеза. Она показала, что течение и исходы инфекционных психозов у детей могут быть различными в зависимости от особенностей возбудителя, течения основного заболевания, патогенеза и степени прогредиентности, а также реактивности мозга ребенка. В одних случаях инфекционный психоз представляет собой обратимую реакцию, в других — возникают более или менее выраженные нарушения функции нервной системы, отражающие степень органического поражения головного мозга. Существенные различия в картине психических нарушений при инфекциях у детей она связывала с наличием или отсутствием структурных изменений мозга и локализацией патологического процесса. Важными являются ее наблюдения, касающиеся инфекций с рецидивирующим или затяжным течением, когда психопатологические проявления приобретают сходство с шизофренией. Инфекционные психозы, сопровождающиеся стойкими нарушениями функций нервной системы, она рассматривала как психозы органические. Детально были описаны психические нарушения у детей при врожденном сифилисе, вирусных заболеваниях и ревматизме.

Г. Е. Сухаревой [10] также было изучено влияние психической травмы на детей, что нашло отражение в работах о реактивных состояниях. Она справедливо отмечала, что «противопоставление биологической и психологической реакции противоречит клиническим данным», что существует единый психобиологический субстрат личности, в котором биологические и психологические механизмы подчинены общей целесообразности, существующей как в диапазоне здоровья, так и в состоянии болезни. Она доказывала, что «на различные вредности ЦНС имеет небольшое, строго ограниченное число форм реакций»; «психогенный фактор действует по единым биологическим механизмам с физиогенными вредностями». Она утверждала, что единственной приемлемой для клинициста может быть концепция, не противопоставляющая патофизиологическую и психодинамическую трактовки этиопатогенеза психических расстройств, но рассматривающая эти компоненты как единое целое.

Таким образом, в работах Г.Е. Сухаревой представлено все разнообразие детской психической патологии. Нет ни одного раздела детской психиатрии, в изучение которого Г.Е. Сухарева не внесла бы значительный вклад. Поэтому вполне обоснованно считать ее одним из основателей отечественной детской психиатрии.

Г. Е. Сухарева опубликовала более 150 научных работ, в том числе шесть монографий. Многолетние исследования в области психиатрии были обобщены ею в большом труде «Клинические лекции по психиатрии детского возраста», вышедшем в трех томах, изданных в 1955, 1959 и 1963 гг. [6, 7, 12], и в книге «Лекции по психиатрии детского возраста (избранные главы)» [10]. Заметим, что упоминавшийся трехтомник «Клинических лекций» публиковался в период гонений на генетику, кибернетику, психоанализ и прочие «вредные» теории. Г.Е. Сухарева с достоинством и мудростью прошла этот период, что свидетельствует о ее высоких личностных качествах. Более того, высказанные ею критические замечания в первой главе первого тома лекций [6] в адрес структурализма, феноменологии, психоанализа, генетического абсолютизма и поддержка теории И.П. Павлова не только не выглядят конъюнктурными, но большинством современных читателей воспринимаются как абсолютно обоснованные.

Трудно переоценить ее вклад в дело подготовки кадров для научных и лечебных учреждений страны. Под ее руководством было выполнено более 30 кандидатских и докторских диссертационных исследований. О педагогическом таланте Г.Е. Сухаревой можно судить по таким ее известным ученикам, как М.И. Лапидес, М.Ш. Вроно, К.С. Лебединская, В.Н. Мамцева, О.Д. Сосюкало, И.А. Полищук и др., многие из которых в последующем возглавили исследовательские подразделения в ведущих психиатрических учреждениях страны и основали собственные научные школы.

Как никогда актуальны сегодня педагогические принципы Г.Е. Сухаревой. Приведем некоторые из них, изложенные в томе I «Клинических лекций по детской психиатрии» [6]. В этих лекциях на с. 17 она указывает: «Термин «клиницист» часто неправильно толкуется. Клиницист — это не только наблюдатель у постели больного, хотя тонкость наблюдения является необходимым условием его работы; он, как и всякий ученый, собирая и описывая факты, изучает условия возникновения и законы их развития». В этом высказывании не случайно слова «клиницист» и «ученый» употребляются Г.Е. Сухаревой практически как синонимы, ибо врач, даже вполне освоивший сегодняшний уровень своей специальности и добросовестно выполняющий должностные обязанности, но утративший научный энтузиазм исследователя, предполагающий творческий выход за границы поставленной проблемы, превращается в ремесленника. Далее в тех же лекциях (с. 33) Г.Е. Сухарева останавливается на не потерявшем актуальности аспекте: «Достижение основной цели психиатра — своевременного распознавания, лечения и профилактики психических заболеваний — в значительной степени зависит от того, насколько психиатр будет вооружен различными методами обследования психического и соматического состояния больного… Появление признаков эндокринной дисфункции следует рассматривать как серьезный момент, осложняющий дальнейшее течение болезни». К сожалению, как раз психоэндокринология в целом и тем более в детско-подростковом возрасте в настоящее время далека от запросов практики, что затрудняет разработку проблем нервной анорексии — булимии и других соматоформных расстройств в детском возрасте. Это в определенной степени касается методов обследования детей, что часто дает о себе знать тенденцией к психологизации психических расстройств детского возраста [13].

Г. Е. Сухарева также подчеркивала [6]: «Детский психиатр, наблюдая больных детей в жизни, в семье и помогая им приспосабливаться в школе, получил возможность доказать, какое большое значение имеет общественная среда, правильное воспитание и обучение ребенка для стимуляции его компенсаторных возможностей». Этиологический подход, основанный на наблюдении за поведением больного в обычной для него среде остается нереализованным в отечественной детской психиатрии, хотя современные технические возможности позволяют это сделать [14, 15]. Подтверждение значительного влияния компенсаторных возможностей детского организма на клиническое выражение психопатологических симптомов дает повод возвратиться к актуальной и практичной эволюционно-биологической концепции психических болезней, сформулированной Г.Е. Сухаревой более полувека назад и незаслуженно забытой нынешним поколением специалистов.

Г. Е. Сухарева была членом многих научных советов и комиссий, членом правления и председателем детской секции Всесоюзного общества невропатологов и психиатров, членом редакционного совета «Журнала неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова». Ее заслуги отмечены высокими государственными наградами: орденом Ленина и орденом Знак Почета, ей присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР.

Г. Е. Сухарева умерла после тяжелой продолжительной болезни на 90-м году жизни 26 апреля 1981 г. и похоронена на Востряковском кладбище. После ее смерти прошло уже более 35 лет, но до сих пор ее труды по детской и подростковой психопатологии сохраняют свое значение. Работы Груни Ефимовны (клинические лекции по детской психиатрии, монографии по детской шизофрении и др.) остаются фундаментальным учебным материалом по детско-подростковой психиатрии для психиатров разных поколений.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

«Ты отдаешь ему сердце. Но этого мало». Психолог Елена Царик о том, как не вырастить в семье нарцисса

– Тяжело отличить обычные шалости от признака расстройства… 
– Наблюдала за пареньком два года. Случай. Дети бегают, один из его друзей запрыгивает на лавочку, потом на подоконник. Он отставляет лавочку, друг падает, разбивает коленку, плачет. Ни капли сочувствия и ни капли страха в глазах наблюдающего, а ведь все видели, что именно он убрал лавочку. Он с интересом наблюдает, как оказывается помощь, кто как себя ведет в такой ситуации, ждет, что будет дальше. Ни капли сожаления. Никакого уважения к учителю, который не пожалуется на его поведение классному руководителю, который, в свою очередь, может сообщить родителям, что их ребенок ведет себя безобразно. Уважает только силу. Не боится и сознательно идет на риск. Ребенок становится милым, общительным и оживленным, лишь когда ему что-то нужно, когда предлагают вознаграждение.
– И что делать в такой ситуации родителям? 
– Специалисты, которые работают с такими детьми, советуют обязательно давать им представление о возможных последствиях их поступков. Дети достаточно умны, чтобы осознать это. Формула проста: «Если ты меня не послушаешься, отправишься в свою комнату», главное – обязательно свое обещание исполнить.
Важно разговаривать спокойным тоном. Это непросто. Таким детям требуется больше похвал за хорошее, правильное поведение. Рисковые дети обычно не смотрят в глаза родителям, однако, если заставить их сделать это, они лучше понимают чувства мамы и папы. Как добиться этого понимания, специалисты тоже объясняют: «Попросите ребенка посмотреть вам в глаза и скажите «Я очень рад, что ты это сделал», когда ребенок совершит хороший поступок». Это нужно, чтобы подключить эмоциональный компонент взаимодействия и активизировать деятельность мозжечковой миндалины. Кроме того, родители должны постараться завоевать уважение детей, а для этого им нужно быть последовательными и не бросать слов на ветер. Как только ребенок начинает вести себя плохо, нужно объяснить ему, что за его поведением последует ваша реакция, и отвернуться. Как только ребенок успокоится, можно продолжать диалог с того места, на котором вы остановились, при этом следя за тем, чтобы ваши интонации были спокойными.
Психологическая возбудимость у детей чаще всего выражается в легком возникновении аффективных вспышек. Подобные дети не терпят никаких возражений, не могут сдерживать эмоции, требуют немедленного выполнения своих желаний. Встречается при этом и предрасположенность к разрушительным действиям, повышенной драчливости, немотивированным колебаниям настроения.
Дети сами меняют правила игры под себя, чтобы выиграть. Они практически не могут играть с другими детьми, соблюдая какие-то правила, их не любят сверстники, не хотят с ними проводить время. Они играют либо с младшими детьми, которые будут их слушаться, либо со старшими, которых они побаиваются.
– Мы говорим о нарциссах и социопатах, но часто звучит и слово «психопат»? 
– Да. Они даже расположены в одном кластере классификации расстройств личности. Общее у всех трех расстройств личности – отсутствие эмпатии и эксплуатация других, сексуальная распущенность. Социопаты не уважают закон и общество, права других, криминальные случаи для них не только не редкость, но и характерны, как и склонность к насилию, бессердечие. Психопатическая личность тоже не уважает закон и общество или издевается над близкими. Но их нарушения тяжело доказать, они не всегда физические. Они обладают шармом, притягательностью.
Наслаждение от страданий других – общее у психопатической и нарциссической личности. Нарцисс – это очарование, обаяние, стремление к признанию, зависимость от внимания. Вроде, не страшно, да? Но вы же помните «отсутствие эмпатии и эксплуатация других»? Им никогда не будет достаточно. Люди, которые в отношениях с психопатом или нарциссом, говорят, что уже все давно по их правилам. Уже и своей личности осталась совсем крошка, только сплошное поклонение. И кажется, что осталось лишь вынуть сердце и отдать! А он все равно скажет, что мало…
Причины возникновения нарциссического расстройства личности те же, что и психопатического: врожденные, проблемы в воспитании.

Продолжение следует…

Рецидивы психоза с психопатической личностью и психоза с умственной отсталостью

  • 1а.

    Партридж, Г. Э .: Современные концепции психопатической личности. Являюсь. J. Psychiat., 10 (старая серия 87), 53–99, июль 1930 г.

    Google Scholar

  • 1б.

    -: Психопатическая личность среди мальчиков. Являюсь. J. Psychiat., 8 (старая серия 85), 159–186, июль 1928 г.

    Google Scholar

  • 1с.

    -: Психопатическая личность. Являюсь. J. Psychiat., 7 (старая серия 84), 953–973, май 1928 г.

    Google Scholar

  • 2.

    Вишер, Дж. В .: Исследование конституциональной психопатической неполноценности. Психическая гигиена 6, 729–745, октябрь 1922 г.

    Google Scholar

  • 3.

    Брайант Р. Х .: Конституционная психопатическая неполноценность. Являюсь. J. Psychiat., 6 (старая серия 83), 671–689, апрель 1927 г.

    Google Scholar

  • 4.

    Салливан: Обсуждение ссылки 3.

  • 5.

    Силк, С.А .: Вклад в «Психопатический индивидуум, симпозиум». Психическая гигиена, 8, 174–201, январь 1924 г.

    Google Scholar

  • 6.

    Scheetz, M. M.: — То же, что 5.

    Google Scholar

  • 7а.

    Карпман, Б.: -. То же, что 5.

    Google Scholar

  • 7б.

    -: Проблемы психопатий. Псих. Quart., 3, 495–525, Oct. 1929.

    Google Scholar

  • 7с.

    -: Психозы в преступниках. J. of Nerv. Ment. Дис., 64, 331–352.

    Google Scholar

  • 8.

    Вебстер Б.Р .: Психозы среди преступников. Псих. Quart., 2, 136–143, апрель 1928 г.

    Google Scholar

  • 9.

    Гордон, А .: Психозы при психических дефектах. Являюсь. J. Psychiat., 75, 489–501, April 1928.

    Google Scholar

  • 10.

    Вольф, Х. Г., и Карран, Д .: Природа бреда и союзных государств. Arch. Neur. Psych., 33, 1175–1215, июнь 1935.

    Google Scholar

  • Психопатия и закон: опыт Соединенных Штатов

    Психопатия — это расстройство, характеризующееся эмоциональными отклонениями, такими как отсутствие сочувствия, совести и заботы о других, а также отклонениями в поведении, такими как повторяющееся антиобщественное поведение.По оценкам, до 25% осужденных, отбывающих тюремные сроки в Соединенных Штатах, страдают психопатией, которая является существенным фактором риска совершения преступлений. Поэтому реакция закона на психопатических преступников является важным моральным и практическим вопросом политики. В частности, должен ли закон привлекать психопатов к уголовной ответственности? Если да, то как следует учитывать психопатию при вынесении приговора. Если нет, то есть ли разумные альтернативные средства для устранения потенциального вреда, который наносит психопатия?

    Психопатию следует отличать от антисоциального расстройства личности (ASPD), которое, в отличие от психопатии, является диагностической категорией, включенной в авторитетное Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации , 4-е издание редакции текста.Все, кроме одного из критериев ASPD, — это повторяющееся антисоциальное поведение, и единственный психологический критерий, отсутствие раскаяния, не является необходимым для постановки диагноза. Около 40–60% заключенных страдают ASPD, что в значительной степени совпадает с психопатией. Несмотря на включение ASPD в DSM-IV, существуют разногласия по поводу того, следует ли, согласно определению, рассматривать его как психическое расстройство. Психопаты, напротив, лишены психологических качеств, которые кажутся ключевыми для успешной совместной жизни.

    В этой главе рассматривается реакция законодательства США на психопатию и связанные с ней состояния, связанные с ASPD.Соединенные Штаты состоят из 50 штатов, каждый из которых имеет собственное уголовное и гражданское право, а также федеральной системы, которая также имеет свою собственную правовую систему. Если Верховный суд Соединенных Штатов решает вопрос на конституционных основаниях, это решение имеет значение везде. В остальном правовая доктрина и практика относятся к сфере компетенции отдельных юрисдикций. Несмотря на то, что между государствами могут быть значительные различия в правовой доктрине, есть тенденция к достаточному единообразию, чтобы сделать общие утверждения возможными.Это особенно верно в отношении психопатии и ASPD, которые лечатся довольно единообразно во всех Соединенных Штатах.

    Короче говоря, ни психопатия, ни ASPD не являются предикатом оправдания преступления; они почти никогда не будут основанием для смягчения приговора, даже если такое смягчение наказания разрешено; иногда они могут использоваться для ужесточения приговора; и они не являются достаточными психическими отклонениями, чтобы претендовать на принудительное гражданское обязательство. Они будут использоваться в качестве факторов риска для будущих оценок опасности, если эти оценки будут вызваны другими факторами.

    Глава начинается с рассмотрения логики предотвращения в американском праве. Затем рассматриваются критерии уголовной ответственности, а затем рассматривается связь между этими двумя условиями и уголовной ответственностью. В следующей главе рассматривается связь этих условий с практикой вынесения приговоров. Впоследствии исследуются принудительное гражданское обязательство и квазикриминальное обязательство. Наконец, в этой главе рассматривается использование психопатии и ASPD в оценке риска помимо вынесения приговора.Поскольку психопатия и ASPD в настоящее время играют такую ​​небольшую роль в американском праве, потенциал правовой реформы будет играть существенную роль в анализе.

    Умы психопатов | Житель Нью-Йорка

    Книга Клекли потеряла популярность, и Клекли называл себя в конце жизни «голосом, вопиющим в пустыне». Когда он умер в 1984 году, его больше всего запомнили благодаря популярному исследованию расстройства множественной личности, написанному вместе с Корбеттом Тигпеном «Три лица Евы».

    «Мне скучно.

    В 1960 году Роберт Хэр устроился на работу постоянным психологом в тюрьму строгого режима примерно в двадцати милях от Ванкувера. В его первый день в кабинет зашел высокий, стройный темноволосый заключенный и сказал: «Привет, Док, как дела? Слушай, у меня проблема. Мне нужна твоя помощь.» Позже Хейр писал об этой встрече: «Воздух вокруг него, казалось, гудел, а зрительный контакт, который он установил со мной, был настолько прямым и интенсивным, что я задался вопросом, действительно ли я когда-либо смотрел кому-нибудь в глаза раньше». Заяц попросил сокамерника, которого в своем аккаунте назвал Рэем, рассказать ему о своей проблеме.«В ответ он вытащил нож и замахал им перед моим носом, все время улыбаясь и поддерживая этот интенсивный зрительный контакт», — написал Хэйр в своей книге 1993 года «Без совести: тревожный мир психопатов среди нас». ” Рэй сказал, что планировал применить нож к другому заключенному, который делал предложения своему «протеже» — тюремному заключению для более пассивного члена гомосексуальной пары ». Рэй никогда не причинил вреда Хэру, но он успешно манипулировал им на протяжении восьми месяцев, проведенных Хэром в тюрьме, а два с половиной года спустя, после того, как Хэйр поступил на факультет в Университете Британской Колумбии, Рэй, освобожденный условно-досрочно, попытался там зарегистрироваться. поддельная стенограмма.

    Заяц не был знаком с литературой по психопатии, когда работал в тюрьме. Позже в том же году он переехал со своей семьей в Лондон, Онтарио, где получил степень доктора философии. в Университете Западного Онтарио. (Когда его тормоза вышли из строя на первом крутом холме по дороге на восток, он вспомнил, что Рэй работал над своей машиной в тюремном гараже.) Его диссертация была о влиянии наказания на обучение и работоспособность человека. Однажды в библиотеке он наткнулся на «Маску рассудка.Читая истории болезни Клекли, Хейр вспомнил о Рэе и других людях, которых он встречал в тюрьме строгого режима. Были ли эти мужчины психопатами? В течение следующего года Хэйр читал не только Клекли, но и раннюю литературу, синтезированную Клекли. После получения докторской степени в 1963 году и возвращения в Ванкувер он приступил к тому, что станет делом всей его жизни: изучению психопатии и созданию Контрольного списка психопатии, диагностического инструмента из двадцати пунктов, который Киль использует в Western.

    Благодаря контрольному списку ученые, работающие в разных местах, могут быть уверены, что изучаемые ими предметы таксономически схожи. PCL также имеет широкий спектр криминалистических приложений. Он используется по всей Канаде на слушаниях в комиссии по условно-досрочному освобождению и набирает популярность в США. В тридцати семи штатах, где разрешена смертная казнь, прокуратура часто использует высокий балл психопатии как «отягчающий фактор» на этапе наказания в столице. случаи. Оценки психопатии также использовались в случаях опеки над детьми; высокий балл может привести к потере опеки одним из родителей.Влияние Хэра на сферу психопатии огромно. Сегодня бывшие ученики Хейра занимают важные административные должности во всей канадской пенитенциарной системе и широко представлены в следующих двух поколениях исследователей психопатии по всему миру.

    Однажды, когда Кенту Килю было восемь лет, его отец, Джефф, редактор редакции Tacoma News Tribune , пришел домой и рассказал о местном жителе по имени Тед Банди. «Это был парень, который вырос на улице, — сказал мне Киль, — и он якобы убил всех этих женщин.Банди, чья семья переехала в Такому, когда он был ребенком, известен тем, что в 1970-х годах изнасиловал и убил по меньшей мере тридцать женщин. Но внешне он был исключительно многообещающим молодым человеком. Он получил блестящие рекомендательные письма как от профессора психологии Вашингтонского университета, где он учился («он чрезвычайно умный, представительный, высоко мотивированный и сознательный»), так и от республиканского губернатора Вашингтона Дэна Эванса. , на которого он работал.Его внешность, обаяние и словесные навыки — качества, которые сделали его таким эффективным хищником — убедили многих в общине Такома в его невиновности вплоть до того момента, когда он был осужден за убийство и приговорен к смертной казни в 1979 году. Банди был казнен. во Флориде в 1989 году.

    Отец Кила был спортивным фанатиком, но страдал от мышечной дистрофии, из-за которой ему было трудно ходить. (Он умер, когда Килю было двадцать два года.) «Самым большим желанием моего отца было, чтобы я играл в американский футбол», — сказал мне Киль.Кент мечтал выступить за Вашингтонский университет хаски на глазах у пятидесяти тысяч фанатов. Он закончил Калифорнийский университет в Дэвисе, где играл перед несколькими тысячами. Он записался на подготовительный курс, собираясь стать врачом, но не мог совмещать свои академические и спортивные обязательства. Когда он сломал себе колено в начале второго курса, его выбор стал очевиден.

    Киль прошел курс психологии под руководством Дебры Лонг, профессора психолингвистики, которая также была его научным руководителем, и ему нравилась их работа по обработке эмоций и мозга.Киль вспоминал, как долго спрашивал, что его вдохновляет. «Я сказал, что хочу понять, почему люди делают плохие поступки — как кто-то может стать похожим на Теда Банди — и я хочу изучить мозг. Поэтому она сказала: «Вы должны объединить эти две вещи и изучать психопатов». Первая опубликованная статья Киля была основана на данных, собранных у четырехсот восьмидесяти пяти студентов Калифорнийского университета. Дэвис, которому он раздал адаптированный из Hare контрольный список психопатии, который они заполнили сами. Он обнаружил, что большая часть психопатических черт удивительно согласуется с паттерном деструктивного поведения.

    Раннее обучение Киля психопатологии совпало с появлением функциональной нейровизуализации; Киль, технарь, быстро овладел компьютерными навыками, необходимыми для проведения экспериментов. Самый ранний метод, измеряющий так называемый потенциал, связанный с событием, или E.R.P., составляет диаграмму электрической активности мозга с использованием черепной шапки, уложенной электродами. В знаковом 1991 году компания E.R.P. Исследование, проведенное в тюрьме Ванкувера Робертом Хейром и двумя аспирантами, показало, что психопаты обрабатывают такие слова, как «ненависть» и «любовь», иначе, чем нормальные люди.В другом исследовании, проведенном в Бронксе, В.А. Medical Center, Hare, Joanne Intrator и другие обнаружили, что психопаты обрабатывают эмоциональные слова в другой части мозга. Вместо того чтобы проявлять активность в лимбической области, в среднем мозге, который является центром обработки эмоций, психопаты проявляли активность только в передней части мозга, в языковом центре. Заяц объяснил мне: «Как будто они могли понимать эмоции только лингвистически. Они знали слова, но не музыку, так сказать.

    С тех пор в когнитивной нейробиологии преобладает сканирование мозга, хотя оно не так широко используется в исследованиях психопатии. До сих пор исследования психопатов с помощью фМРТ только подкрепляли различные модели психопатии, которые существовали до того, как фМРТ стала популярной, теории, которые Киль изучал во время получения докторской степени в лаборатории Хейра в Университете Британской Колумбии. Некоторые ученые считают, что психопаты страдают от крайнего и далеко идущего дефицита внимания, из-за которого они временно забывают о моральных и социальных последствиях определенных антиобщественных действий.Джозеф Ньюман, заведующий кафедрой психологии Висконсинского университета в Мэдисоне, является ведущим сторонником этой теории. Его модель основана на традиционных методах исследования, таких как лабораторные работы с использованием крыс с поражением мозга и исследования людей с использованием хорошо известной карточной игры, в которой игроки постепенно начинают терять деньги; игроки в контрольной группе остановились, поскольку их заработок уменьшился, но психопаты могли сосредоточиться только на исходе выбора следующей карты. Другая гипотеза состоит в том, что психопаты не боятся личной травмы и, что более важно, морального страха — страха наказания.Дэвид Ликкен стал пионером этой теории в 1950-х годах, и ее подхватили Джеймс Блэр, Кристофер Патрик и другие. Обновленная версия этой модели утверждает, что психопатия является результатом дисфункции миндалевидного тела, миндалевидного пучка серого вещества, расположенного в среднем мозге, который является еще одной областью, способствующей обработке эмоций.

    Когда Киль прибыл в Университет Британской Колумбии, Хэйр отправил его в новую тюрьму строгого режима поблизости. Киль вспоминал: «Боб сказал:« Это новая тюрьма, которая только что открылась, с самыми ужасными преступниками — вы можете там работать.«Итак, я подал свое предложение заняться E.R.P. учится и встретился с тюремным психиатром по имени Иоганн Бринк. Он сказал: «Я привел вас в этот кабинет, вот ваши ключи, а есть сокамерники» — это было моим обучением. Открывают дверь, а на меня смотрят пятьдесят парней с татуировками. В первую неделю я брал интервью у серийного убийцы. Он сказал мне, что убил шестнадцать человек, и описал, как зарубил их — а я сижу прямо напротив этого парня за столом ». [#unhandled_cartoon]

    Самым запоминающимся «идеальным сорока» Киля на PCL был заключенный, которого я назову Джорджем.Киль был в тюрьме в то утро, когда прибыл Джордж. После обработки Джордж разделся догола и пошел по дорожке за пределами корпуса под проливным дождем. «Я был здесь новичком», — объяснил он позже Килу, — «и я хотел сразу установить, что я сумасшедший ублюдок, так что оставь меня в покое». Джордж подробно описал свое криминальное прошлое. Он начал совершать мелкие преступления в детстве и к семнадцати годам был осужден за поджог. В начале девяностых, отсидев восемнадцать месяцев в тюрьме за взлом и проникновение, он вернулся к своей матери.Однажды они поссорились, и его мать взяла трубку, чтобы позвонить в полицию. «Чувак, ты можешь поверить в яйца этой цыпочки?» — спросил Джордж Киля. Он намотал телефонный шнур на шею матери и задушил ее. «Затем я сбросил ее с лестницы в подвал, но я не был уверен, что она мертва, поэтому я взял кухонный нож и ударил ее ножом, и ее тело издавало эти странные звуки, я предполагаю, что происходит утечка газа, но я не был уверен, поэтому я схватил большую канистру с пропаном и разбил ей мозги ». Затем он вышел и праздновал три дня.«Когда я вернулся, в этом доме воняло — какая вонь». Он вымыл весь подвал отбеливателем, завернул тело матери, положил в багажник ее машины и поехал в горы.

    По дороге его остановил милиционер и спросил, пьян ли он. Джордж сказал, что просто искал место, чтобы пописать. Полицейский указал ему на грунтовую дорогу, и Джордж поднялся по ней и оставил тело в лесу. Выяснилось, что он бросил свою мать в районе, кишащем горными сосновыми жуками, и несколько дней спустя бригада лесников обнаружила тело.«Гребаные сосновые жуки», — заметил Джордж. Сначала полиция не могла найти никаких улик в доме, но Джордж не позаботился почистить баллон с пропаном, который был залит кровью его матери. Когда его признали виновным в непредумышленном убийстве и приговорили к пожизненному заключению, Джордж просто улыбнулся.

    Киль с удовольствием просканировал мозг Джорджа. Но транспортировка заключенных из тюрем к аппаратам фМРТ, которые обычно находятся в больницах и нейробиологических центрах, была сложной и дорогой; Необходимо было принять тщательно продуманные меры безопасности, чтобы обеспечить безопасность персонала и предотвратить побег подопытных.На протяжении всей своей карьеры Киля разочаровывала сложность сканирования преступников и крошечные образцы данных, с которыми приходится работать ученым. «Вы хотите иметь восемьсот предметов, а не восемь», — сказал он. За восемь лет аспирантуры в UBC Киль смог просканировать только около пятидесяти заключенных, а за семь последующих лет в качестве адъюнкт-профессора Йельского университета он просканировал около двухсот бывших сокамерников, но лишь немногие из них имели высокие баллы по PCL. .

    Киль имел в виду лекарство с 1993 года, когда на автостраде в Ванкувере он проехал мимо грузовика с надписью «Mobile MRI Unit» на боку.«Я сразу подумал, чувак, как было бы здорово иметь одну из этих штуковин в тюрьме», — сказал Киль. В то время у него не было особых надежд на получение двух-трех миллионов долларов, которые будет стоить сканер. Наконец, в 2006 году Университет Нью-Мексико попросил его переместить лабораторию в Альбукерке. Киль получил должность доцента в университете и должность главного исследователя в Mind Research Network, центре нейробиологии в Альбукерке, который оплатил изготовление портативного сканера в соответствии с его спецификациями компанией Siemens в Германии.В январе 2007 года аппарат был установлен в исправительном учреждении Западного Нью-Мексико, и с помощью гранта Национального института психического здоровья Киль начал сканирование. «На данный момент мы просканировали более пятисот заключенных за более чем тысячу сеансов», — сказал он мне. «За четыре месяца я просканировал вдвое больше психопатов, чем за всю свою предыдущую карьеру».

    Проблема гражданской ответственности. | Аннотированная Конституция США | Закон США

    Как и в случае с несовершеннолетними правонарушителями, некоторые другие категории лиц подлежат лишению свободы в судебном порядке, который считается скорее гражданским, чем уголовным.В эту категорию «защитных обязательств» входят недобровольные обязательства по лечению безумия и других степеней умственной отсталости, алкоголизма, наркотической зависимости, сексуальной психопатии и т.п. В деле O’Connor v. Donaldson Суд постановил, что «государство не может конституционно ограничивать без более того неопасного человека, который способен безопасно выжить на свободе самостоятельно или с помощью добровольных и ответственных членов семьи или друзей». Присяжные пришли к выводу, что Дональдсон не представляет опасности ни для себя, ни для других, и суд постановил, что он содержался под стражей неконституционно.На другой день остались такие вопросы, как «когда и с помощью каких процедур психически больной человек может быть помещен в тюрьму государством на любом из оснований, которые в соответствии с современными законами обычно выдвигаются для оправдания принудительного заключения такого человека в тюрьму». предотвращать причинение вреда населению, обеспечивать его собственное выживание или безопасность или облегчить или вылечить его болезнь », а также право, если таковое имеется, получать лечение от болезни ограниченного лица. Чтобы соответствовать требованиям надлежащей правовой процедуры, процедуры добровольного госпитализации должны учитывать возможность того, что лица, нуждающиеся в лечении, могут быть не в состоянии дать информированное согласие; это не та ситуация, когда наличие значимого средства правовой защиты после лишения свободы может исправить нарушение надлежащей правовой процедуры.

    С процедурной точки зрения очевидно, что свобода интересов человека в том, чтобы быть свободным от неоправданного заключения и от неблагоприятных социальных последствий того, что его назвали психически больным, требует, чтобы правительство взяло на себя большую долю риска ошибки при доказательстве существования такого заболевания в качестве предварительного условия. к заключению. Таким образом, доказательственный стандарт перевеса, обычно используемый в судебных разбирательствах между частными сторонами, конституционно неадекватен в процедурах принятия обязательств.С другой стороны, уголовный стандарт вне разумных сомнений не является необходимым, потому что цель государства не является карательной и потому, что некоторые или даже значительная часть последствий ошибочного решения не совершать могут падать на человека. Более того, уголовный стандарт решает, по сути, вопрос фактов, в то время как интерпретативные и предсказательные определения также должны быть сделаны при вынесении заключения об обязательстве. Таким образом, Суд установил стандарт «четких и убедительных» доказательств.

    В деле Parham v. J.R. Суд столкнулся со сложными вопросами относительно того, какие надлежащие процедуры требуются в контексте принятия на себя обязательств предположительно психически больных и умственно отсталых детей их родителями или государством, когда такие дети находятся под опекой государства. В соответствии с оспариваемыми законами не было официальных слушаний перед поступлением, но психиатры и социальные работники опросили родителей и детей и достигли некоторой формы независимого определения того, что обязательство требовалось.Суд признал возможность жестокого обращения, но уравновесил это с такими факторами, как ответственность родителей за уход и воспитание своих детей и юридическая презумпция того, что родители обычно действуют от имени своих детей, независимая роль медицинских работников в принятии решения принять детей для приема, и реальная возможность того, что возбуждение состязательного процесса будет удерживать родителей от добросовестных действий по помещению детей, нуждающихся в такой заботе, и препятствовать способности родителей помогать в уходе за детьми, помещенными в специализированные учреждения.Точно так же те же опасения, отраженные в установленном законом обязательстве государства заботиться о детях, находящихся под его опекой, заставили Суд применить те же стандарты к принудительному обязательству со стороны правительства. Оставленным на будущее решение оставался вопрос о надлежащих процессуальных требованиях для проверки необходимости дальнейшего содержания под стражей после поступления.

    Психопатия — обзор | Темы ScienceDirect

    Введение

    Психопатия — это расстройство, которое характеризует человека, демонстрирующего выраженный эмоциональный дефицит и повышенный риск проявления антисоциального поведения (Frick, 1995; Hare, 2003).Аффективный компонент психопатии, часто называемый чертами бездушия-неэмоциональности (CU), является отличительной чертой расстройства по сравнению с другими поведенческими профилями, связанными с повышенной вероятностью антисоциального поведения (Blair, 2007). Черты CU относятся к отсутствию вины, раскаяния и сочувствия (Frick et al., 2005). Хотя антисоциальное поведение в прошлом особенно важно для прогнозирования будущей преступной деятельности (Walters, 2003), именно черты CU лежат в основе траектории развития, связанной с психопатией (Frick and White, 2008).Расстройство связано с развитием. Было показано, что черты CU в частности и психопатия в целом относительно стабильны с детства до взрослого возраста (Lynam et al., 2007; Munoz and Frick, 2007). Кроме того, функциональные нарушения, наблюдаемые у взрослых с психопатией (например, при ответе на эмоциональные выражения, аверсивное обусловливание, обучение пассивному избеганию, обратное обучение, угасание), также наблюдаются у подростков с психопатическими тенденциями (см. Ниже).

    Существует несколько формальных инструментов оценки психопатии, в том числе Устройство для проверки антисоциальных процессов (Frick and Hare, 2001) и Контрольный список психопатии — Молодежная версия (Forth et al., 2007) для подростков и Пересмотренный контрольный список психопатии (Hare, 2003) для взрослых. Большинство исследований выявили три аспекта поведения, составляющие психопатию (Cooke et al., 2006; Frick et al., 2000; Neumann et al., 2006), хотя были предложены и другие модели (Cooke et al., 2006). Эти три измерения заключаются в следующем: аффективный фактор, который фокусируется на чертах CU; высокомерный, лживый и самовлюбленный стиль межличностного общения; импульсивное, безответственное и антиобщественное поведение (Cooke et al., 2006; Фрик и др., 2000; Neumann et al., 2006).

    Психопатия не эквивалентна психиатрическим состояниям расстройства поведения (CD) или антисоциального расстройства личности (ASPD), как это определено в DSM-5 или их аналогах в МКБ-10. Диагностические критерии этих расстройств сосредоточены на антисоциальном поведении, а не на этиологических факторах, таких как эмоциональная дисфункция, наблюдаемая при психопатии (Blair et al., 2005). Как таковые, эти психические состояния описывают людей с трудностями в исполнительной дисфункции (Moffitt, 1993), а также людей с симптомами, проистекающими из черт CU.Следовательно, люди с психопатией представляют собой более однородную группу, чем люди, отвечающие критериям CD и ASPD (Karnik et al., 2006). Однако следует отметить, что DSM-5 включает спецификатор CD «с ограниченными просоциальными эмоциями», который непосредственно вытекает из исследования молодежи с чертами CD и CU (Pardini et al., 2010; Pardini and Fite, 2010 ). Кроме того, диагноз ASPD теперь включает компоненты психопатии (APA, 2013). Хотя расстройство психопатии по-прежнему не будет эквивалентно диагнозам CD и ASPD по DSM-5, в диагностической концептуализации будет больше совпадений.

    Психопатия характеризуется повышенным риском антиобщественного поведения (Frick and Dickens, 2006; Hare, 2003). В то время как некоторые психические расстройства и неврологические состояния, включая БК и ASPD (APA, 2013), связаны с повышенным риском реактивной агрессии (Anderson et al., 1999; Leibenluft et al., 2003), психопатия уникальна тем, что несет в себе повышенный риск инструментальной агрессии (Frick et al., 2003). Кроме того, психопатия является сильным предиктором институциональной дезадаптации и рецидивизма (Edens and Campbell, 2007; Walters, 2003), особенно насильственного рецидивизма (Edens et al., 2007; Hemphill et al., 1998).

    : :: Решения Апелляционного суда Калифорнии :: Прецедентное право Калифорнии :: Закон Калифорнии :: Закон США :: Justia

    [Крим. № 3260. Первый р-н, отд. Один. 4 июня 1957 г.]

    ЛЮДИ, ответчик, против УИЛЬЯМА А. ЛЕВИ, подателя апелляции.

    СОВЕТ

    Питер М. Накахара, по назначению Окружного апелляционного суда, подает апелляцию.

    Эдмунд Г. Браун, генеральный прокурор, Кларенс А. Линн, помощник генерального прокурора, и Джон С.Макинерни, заместитель генерального прокурора, от имени ответчика.

    МНЕНИЕ

    PETERS, PJ

    Суд высшей инстанции в соответствии с положениями Закона о сексуальных психопатах (Welf. & Inst. Code, §§ 5500-5521) счел Леви сексуальным психопатом, которому дальнейшие Он был госпитализирован и представлял угрозу для здоровья и безопасности других людей, и на неопределенный срок отправил его в Департамент психической гигиены для помещения на лечение в качестве сексуального психопата в Сан-Квентин.Леви подает апелляцию, признавая, что суды низшей инстанции точно выполнили положения соответствующих законодательных актов, но утверждает, что это деяние является по существу уголовным по своему характеру и неконституционным применительно к нему. На самом деле заявитель добивается переоценки этим судом сущности Закона о сексуальных психопатах и ​​отмены ряда решений Верховного и апелляционного судов, утверждающих, что этот акт является по сути гражданским по своей природе.

    Предпосылки этого противоречия довольно сложны.В июле 1954 года заявителю было предъявлено обвинение в раздражении и растлении ребенка в возрасте до 18 лет в нарушение части (1) статьи 647a Уголовного кодекса. Он признал себя виновным в городском суде. У него был, по крайней мере, один предыдущий судимый секс за проступок. После слушания дела об испытательном сроке муниципальный суд отложил уголовное производство и заверил апеллянта в вышестоящем суде, как это предусмотрено в разделе 5501 Кодекса социального обеспечения и учреждений. Как предусмотрено в законе, вышестоящий суд назначил двух психиатров для допроса заявителя.Они сообщили, что он был предполагаемым сексуальным психопатом. В соответствии с разделом 5512 Кодекса социального обеспечения и учреждений суд признал заявителя предполагаемым сексуальным психопатом и отправил его в государственную больницу Мендосино на 90-дневный период наблюдения. В течение ограниченного времени медицинский директор Мендосино сообщил суду, что после того, как заявитель прошел медицинское и психиатрическое обследование и находился под наблюдением, его состояние было диагностировано как случай «социопатического расстройства личности, сексуальных отклонений (гомосексуальность и педофилия). ).»Медицинский директор в Мендосино также высказал мнение, что заявитель был сексуальным психопатом [151 Cal. App. 2d 462] , как определено в статуте, представлял угрозу здоровью и безопасности других и не получил бы пользы от лечения в Государственная больница. В отчете отмечалось, что податель апелляции имел долгую историю антиобщественного поведения и являлся подтвержденным гомосексуалистом с предрасположенностью к приставанию к малолетним. Заявитель был возвращен в вышестоящий суд, и этот суд 29 октября 1954 года после слушания признал его быть сексуальным психопатом, которому не помогут ни уход, ни лечение, и он отправил его в городской суд для дальнейшего разбирательства.

    В ноябре 1954 года муниципальный суд по постановлению всех заинтересованных сторон снова заверил апеллянта в суд высшей инстанции для слушания, чтобы определить, был ли он сексуальным психопатом. 19 ноября 1954 года вышестоящий суд на основании предыдущего отчета медицинского директора Мендосино снова установил, что заявитель был сексуальным психопатом, и на этот раз приказал передать его на неопределенный срок в Департамент психической гигиены для размещение в Государственной больнице Атаскадеро.(Welf. & Inst. Code, § 5518.)

    Примерно 17 месяцев спустя, в апреле 1956 года, медицинский директор Атаскадеро диагностировал состояние заявителя как такое же, как диагноз в Мендосино. Он подтвердил, что заявитель не оправился от своей психопатии, и полагал, что заявитель по-прежнему представляет угрозу для здоровья и безопасности других лиц. В соответствии с разделом 5517 (c) Кодекса социального обеспечения и учреждений он рекомендовал, чтобы заявитель «был повторно направлен в Департамент психической гигиены для помещения в учреждение для лечения сексуальных психопатов в учреждении (тюрьма штата Калифорния в Сан-Квентин)» Департамент исправительных учреждений.»Вышестоящий суд передал дело в свой отдел пробации, было проведено еще одно слушание, и 11 мая 1956 г. апеллянт был снова признан сексуальным психопатом и представлял угрозу для других, и дело было снова возвращено в муниципальный суд для дальнейшее разбирательство в соответствии с разделом 5518 Кодекса о социальном обеспечении и учреждениях. Муниципальный суд, рассмотрев дополнительный отчет об испытательном сроке, незамедлительно (16 мая 1956 г.) повторно аттестовал подателя апелляции в вышестоящий суд. Вскоре после этого суд в четвертый раз постановил тот апеллянт был сексуальным психопатом, пришел к выводу, что дальнейшая госпитализация ему не поможет, обнаружил, что он все еще представляет угрозу здоровью и безопасности других и что он был предрасположен к совершению сексуальных преступлений, и совершил его «за » [151 Cal.Приложение. 2d 463] на неопределенный срок в Департамент психической гигиены для помещения в учреждение для лечения сексуальных психопатов в учреждении Департамента исправительных учреждений, а именно в тюрьме штата Калифорния в Сан-Квентине ». Необходимо отметить, что апеллянт был представлен адвокатом на протяжении большей части этих разбирательств.

    Первым важным утверждением апеллянта является то, что данное действие применимо к лицу, впервые осужденному за мисдиминор и удостоверенному суд высшей инстанции как вероятного сексуального психопата, а затем переданный этим судом в Сан-Квентин на неопределенный срок, является неконституционным по той причине, что он подвергает обвиняемого двойной опасности в нарушение раздела 13 статьи I Конституции Калифорнии.Этот аргумент необоснован, если судебное разбирательство по закону является по существу гражданским по своему характеру, поскольку оговорка о двойной ответственности, конечно, применима только к двум последовательным уголовным разбирательствам по одному и тому же правонарушению.

    [1] Это больше не является открытым вопросом в этом состоянии. Суды, когда бы они ни сталкивались с этой проблемой, признавали этот акт гражданским по своему характеру. В деле Гросс против Верховного суда, 42 Cal. 2d 816 [270 P.2d 1025], Верховный суд постановил, что раздел 963 Гражданского процессуального кодекса, касающийся апелляций в рамках специальных разбирательств, которые, конечно, носят гражданский характер, применим к апелляциям в соответствии с этим законом.Верховный суд постановил (стр. 820): «Судебное разбирательство по делу о сексуальной психопатии — это специальное производство гражданского характера, которое является дополнительным элементом уголовного дела». В деле People v. Gross, 44 Cal. 2d 859, 860 [285 P.2d 630], было сказано: «Судебные разбирательства по поводу сексуальной психопатии — это не уголовные действия, а особые процессы гражданского характера». В деле People v. Howerton, 40 Cal. 2d 217, 219 [253 P.2d 8], суд указал: «Судопроизводство в соответствии с разделом 5512 Кодекса о социальном обеспечении и учреждениях носит гражданский характер.[Цитаты.] Дело о сексуальном психопате не обязательно должно рассматриваться тем же судьей, который рассматривал уголовное обвинение. [Цитата.] Вина подсудимого окончательно определяется, когда обвинительный приговор оглашается в уголовном процессе, и ничто, сделанное в процессе сексуального психопата, не может изменить или аннулировать это определение ». В деле People v. McCracken, 39 Cal. 2d 336 , 346 [246 P.2d 913], было указано, что «очевидно, что основная цель Законодательного собрания заключалась в защите общества от действий сексуальных психопатов…, и что это не было предназначено для того, чтобы сексуальную психопатию смягчить. [151 Cal. Приложение. 2d 464] Напротив, сексуальный психопат может быть удален из общества в соответствии с Законом о сексуальных психопатах до тех пор, пока он не вылечится или пока он больше не будет считаться угрозой безопасности других. После этого суд может возобновить уголовное производство и назначить наказание, разрешенное законом, поскольку заключение в качестве сексуального психопата не заменяет наказание, а вся установленная законом процедура носит скорее гражданский характер, чем уголовный.»В деле People v. Gross, 139 Cal. App. 2d 607, 613 [294 P.2d 88] (апелляция отклонена и certiorari отклонено, 351 US 977 [76 S. Ct. 1057, 100 L.Ed. 1493]), утверждается, что раздел 1200 Уголовного кодекса «не применяется к слушанию дела о сексуальной психопатии, которое является гражданским разбирательством, дополнительным к уголовному делу, по которому апеллянт был впервые привлечен к ответственности». В деле People v. Bachman, 130 Cal. App. 2d 445, 448 [279 P.2d 77], Окружной апелляционный суд пришел к тому же выводу, что и Верховный суд в деле Gross v.Верховный суд, 42 Cal. 2d 816 [270 P.2d 1025], используя следующую формулировку: «Поскольку было решено, что судебное разбирательство по делу о сексуальной психопатии является специальным судебным разбирательством гражданского характера … из этого следует, что правила обжалования в гражданских делах регулируют время, в течение которого такое разбирательство может быть подана апелляция, и что правила обжалования по уголовным делам не имеют к ним применения в том, что касается времени, в течение которого такие апелляции должны быть рассмотрены «. А в In re Keddy, 105 Cal. Приложение. 2d 215, 217 [233 P.2d 159], апелляционный суд заявил: «Производство по делу, предусмотренное статьей 5501 Кодекса о социальном обеспечении и учреждениях, является гражданским по своему характеру, а не уголовным, и лицо, совершенное в соответствии с его положениями. заключен не за совершение уголовного преступления, а потому, что было установлено, что он является «сексуальным психопатом».'»(См. Также People v. Olds, 140 Cal. App. 2d 156 [294 P.2d 1034]; People v. Martinez, 130 Cal. App. 2d 239 [278 P.2d 727]; 24 ALR2d 350; 44 CJS (Insane Persons) § 130, 1956 Pocket Part.)

    [2] Перед лицом этих властей заявитель, тем не менее, утверждает, что, хотя закон, возможно, первоначально был задуман Законодательным собранием как гражданское разбирательство, он постепенно превратился в Этот аргумент основан на том факте, что некоторые процессуальные гарантии, обычно существующие в уголовных делах, существуют также и в делах, связанных с актом сексуального психопата.Таким образом, вовлеченное лицо имеет право на освобождение под залог до определения его статуса; он имеет право присутствовать на слушании; если у него нет адвоката, суд может назначить его или приказать государственного защитника [151 Cal. Приложение. 2d 465] служить; его свобода, конечно, поставлена ​​на карту; и он имеет право на получение оплачиваемой государством транскрипции по апелляции. (См. Дело Гросс против Верховного суда, 42 Cal. 2d 816 [270 P.2d 1025].) Во многих из приведенных выше случаев эти вопросы были рассмотрены, но, тем не менее, судебное разбирательство было признано гражданским, а не уголовным. .Конечно, если, как признает заявитель, действие изначально было гражданским по существу, добавление процессуальных гарантий, которые обычно присущи уголовному судопроизводству, обычно не может преобразовать производство из гражданского в уголовное. Его характер определяется его существенным действием, а не его процессуальными аспектами. Все вышеперечисленные дела утверждают, что деяние носит не карательный, а гражданский характер. Это решающий момент в том, что касается утверждения о наличии опасности.

    [3] Конечно, даже несмотря на то, что акт носит гражданский характер, он действительно включает лишение личной свободы, и поэтому обязательно подлежит конституционным гарантиям. [4] Основываясь на этой предпосылке, заявитель утверждает, что определение «сексуального психопата» в разделе 5500 Кодекса социального обеспечения и учреждений применительно к лицу, первоначально осужденному за мисдиминор, является настолько расплывчатым, неопределенным, произвольным и необоснованным, что нарушает должную статьи конституции штата и федеральной конституции.В этом разделе говорится:

    «В контексте данной главы« сексуальный психопат »означает любого человека, который подвергается воздействию, в форме, предрасполагающей к совершению сексуальных преступлений, и в определенной степени представляющей угрозу для здоровья или безопасности других. , с любым из следующих состояний:

    «(a) Психическое заболевание или расстройство.

    «(b) Психопатическая личность.

    » (c) Заметные отклонения от нормального менталитета. «

    Сложность этого аргумента состоит в том, что суды уже прямо или косвенно постановили, что данное действие не нарушает равную защиту и должное положения о процессе.(См. In re Keddy, 105 Cal. App. 2d 215 [233 P.2d 159]; People v. Gross, 139 Cal. App. 2d 607 [294 P.2d 88]; People v. Albin, 111 Cal. App 2d 800 [245 P.2d 660]; People v. Hector, 104 Cal. App. 2d 392 [231 P.2d 916]; People v. Barnett, 27 Cal. 2d 649 [166 P.2d 4].)

    Перед тем, как закон может быть правильно истолкован, его цель и намерение должны быть выяснены. В деле People v. McCracken, 39 Cal. 2d 336, 345 [246 P.2d 913], Верховный суд заявил: «Закон о сексуальных психопатах был принят Законодательным собранием, потому что опыт показал, что лица, попавшие в пределы [151 Cal.Приложение. 2d 466] классификация сексуальных психопатов не могла пользоваться обычным тюремным заключением и нуждалась в лечении. … Таким образом, Законодательное собрание предоставило судам право направить человека, признанного сексуальным психопатом, в медицинское учреждение на неопределенный период времени, пока это лицо не будет вылечено или не сможет получить дальнейшее лечение. …

    «… Таким образом, очевидно, что основная цель Законодательного собрания заключалась в защите общества от действий сексуальных психопатов.»

    Верховный суд США в Миннесоте ex rel. Pearson v. Probate Court, 309 US 270 [60 S. Ct. 523, 84 L. Ed. 744, 126 ALR 530], уже передал конституционные вопросы здесь Закон Миннесоты определяет (стр. 272) «психопатическую личность» как «наличие у любого человека таких состояний эмоциональной нестабильности или импульсивного поведения, либо отсутствия общепринятых стандартов здравого смысла, либо неспособности оценить последствия. его действий или комбинации любых таких условий, которые делают такое лицо безответственным за его поведение в отношении сексуальных вопросов и тем самым опасным для других лиц.«

    Суд штата истолковал это положение как включающее (стр. 273)« тех лиц, которые в результате привычного неправильного поведения в сексуальных вопросах продемонстрировали полное отсутствие возможности контролировать свои сексуальные влечения и которые в результате, могут атаковать или иным образом причинить травмы, потери, боль или другое зло объектам своего неконтролируемого и неконтролируемого желания. Было бы неразумно применять положения закона к каждому человеку, виновному в сексуальных домогательствах, или даже к лицам, имеющим сильные сексуальные наклонности.Такое определение не только сделало бы акт неосуществимым для исполнения и, возможно, неконституционным в его применении, но также явилось бы необоснованным отходом от общепринятого значения определяемых слов «.

    Верховный суд Соединенных Штатов, принимая статут в том виде, в каком он был истолкован судом штата, защищал его от нападений. Суд постановил, что три критерия, изложенные в статуте, были достаточно определенными. Суд заявил (стр. 274): «Эти основные условия, требующие доказательства прошлого поведения, указывающие на вероятные последствия, так же поддаются доказыванию, как и многие критерии, постоянно применяемые при судебном преследовании за преступления.«

    В отношении иска о том, что такой закон нарушает положение о равной защите законов, суд заявил (стр. 274): [151 Cal. App. 2d 467] « Вопрос, однако, заключается в том, могут ли законодательные органы конституционно может составить класс из выбранной группы. То есть, есть ли рациональные основания для такого выбора. Мы не видим причин для сомнений по этому поводу. Вопрос не в том, мог ли законодательный орган пойти дальше. Класс, который он действительно выбрал, определяется судом штата в терминах, которые ясно показывают, что лица, принадлежащие к этому классу, представляют собой опасный элемент в сообществе, которое законодательный орган по своему усмотрению может поставить под надлежащий контроль.Как мы часто говорили, законодательный орган может свободно признавать степень вреда и может ограничивать свои ограничения теми классами дел, в которых необходимость считается наиболее очевидной. Если закон «предположительно поражает зло там, где оно наиболее ощутимо, его нельзя свергать, потому что есть другие случаи, к которым он мог быть применен». «

    Определение в разделе 5500 нашего закона, очевидно, соответствует широкому определению, утвержденному в последнем процитированном деле. Три критерия, использованные Верховным судом при поддержании статута Миннесоты, также могут быть использованы при толковании статута Калифорнии.

    Законодательное собрание не обладает детальными знаниями в области психиатрии. В этой области лучшее, что он может сделать, — это принять общие широкие определения и предоставить здравому смыслу и справедливости судов следить за тем, чтобы права личности не были нарушены незаконным путем. Есть много подобных статутов, столь же «расплывчатых», как и рассматриваемый. Таким образом, определение «душевнобольных» в разделе 5040 Кодекса социального обеспечения и учреждений является довольно общим. Столь же общим и расплывчатым является определение здоровых людей в статье 21 Уголовного кодекса.Раздел 5250 Кодекса социального обеспечения и учреждений имеет целью дать определение «слабоумным людям», и такое определение принципиально не отличается от рассматриваемого. Следует также упомянуть широкие определения, содержащиеся в законе об обязательной стерилизации — разделе 6624 Кодекса социального обеспечения и учреждений — поддержанном в деле Бак против Белла, 274 U.S. 200 [47 S. Ct. 584, 71 L. Ed. 1000].

    Закон штата Калифорния подвергся резкой критике. (См. Hacker and Frym, 43 Cal.L.Rev. 766.) Содержащиеся там аргументы лучше адресовать Законодательному собранию, чем судам. Хотя определение «сексуального психопата», содержащееся в статуте, является несколько общим, учитывая наши нынешние знания в области психических наук, любое конкретное определение излишне сковывает расширение и экспериментирование в этой области. Конечно, мы знаем, что [151 Cal. Приложение. 2d 468] Все психиатры не согласны с характером рассматриваемого типа психического заболевания, так что по необходимости любое юридическое определение должно быть широким.(См. 39 Columb.L.Rev. 534; 1 Stanford L.Rev. 486.)

    Последнее утверждение апеллянта тесно связано с уже обсужденными пунктами. Дело в том, что установленная законом процедура, которая разрешает перевод лица, осужденного за проступок, из суда в суд и из больницы в суд, из больницы в суд, как подавал апелляцию, является произвольной и необоснованной, особенно когда такая процедура завершается неопределенным обязательством Сан-Квентин. Этот аргумент основан на неправильном понимании целей закона.[5] Основная цель закона — защитить общество от действий сексуальных психопатов. Вторая цель — реабилитация сексуального психопата. (См. People v. McCracken, 39 Cal. 2d 336 [246 P.2d 913]; People v. Hector, 104 Cal. App. 2d 392 [231 P.2d 916].) В People v. McCracken на стр. 346 Верховный суд правильно указал, что «сексуальный психопат может быть удален из общества в соответствии с Законом о сексуальных психопатах до тех пор, пока он не вылечится или пока он больше не будет считаться угрозой безопасности других».»Таким образом, место совершения и возможность уголовного наказания по обвинению в правонарушении не влияет на действительность целей деяния, которые, по общему признанию, являются надлежащими.

    Акцент, который апеллянт делает на том факте, что он был первоначально осужден проступок, и теперь он оказывается в Сан-Квентине, возможно, на всю жизнь, неуместен. Этот аргумент был бы здравым, только если бы его наказали в виде лишения свободы. Как мы уже видели, цель лишения свободы состоит в том, чтобы защитить общество и попытаться вылечить обвиняемый.

    Доводы заявителя безосновательны. Обжалованный приказ подтвержден.

    Брей Дж. И Вуд (Фред Б.) Дж. Согласились.

    Глазами психопата — Mind Hacks

    В New Yorker есть увлекательная статья о психопатах и ​​о том, что психологи начинают узнавать о психологии и нейробиологии людей, которым, как считается, не хватает сочувствия.

    Психопатия не обязательно подразумевает насилие.Наиболее часто используемое современное определение, основанное на работе психолога Роберта Хэра, предполагает, что психопатия включает такие вещи, как отсутствие совести, манипулятивное поведение, импульсивность и антисоциальный образ жизни.

    Заболевание было впервые клинически описано в 1801 году французским хирургом Филиппом Пинелем. Он назвал это «манией без бреда». В начале девятнадцатого века американский хирург Бенджамин Раш писал о типе «морального расстройства», при котором больной не был ни бредом, ни психотиком, но, тем не менее, был вовлечен в глубоко антиобщественное поведение, включая ужасающие акты насилие.Раш отметил, что заболевание появилось в раннем возрасте. Термин «моральное безумие» стал популярным в середине девятнадцатого века и широко использовался в США и Англии для описания неисправимых преступников. Слово «психопат» (буквально «страдающая душа») было придумано в Германии в 1880-х годах. К двадцатым годам «конституционная психопатическая неполноценность» стала универсальным выражением, которое психиатры использовали для обозначения общей смеси агрессивных и антисоциальных характеристик, присущих непоправимым преступникам, у которых, казалось, отсутствовала совесть.

    В конце 1930-х годов американский психиатр по имени Херви Клекли начал сбор данных об определенном типе пациентов, с которыми он столкнулся во время своей работы в психиатрической больнице в Огасте, штат Джорджия. Эти люди были из разного социального и семейного происхождения. Некоторые были бедны, но другие были сыновьями самых зажиточных и уважаемых семей. Клекли приступил к уточнению расплывчатой ​​конструкции конституциональной психопатической неполноценности и выделению ее среди других форм психических заболеваний.В конце концов он выделил шестнадцать черт, проявляемых пациентами, которых он назвал «первичными психопатами»; в их число входили обаяние и умное, ненадежное, нечестное, безответственное, эгоцентричное, эмоционально поверхностное, отсутствие сочувствия и проницательности.

    Однако в статье основное внимание уделяется работе психолога Кента Киля, который завершил большое количество недавних исследований мозга психопатов с помощью визуализации мозга, и утверждает, что основная проблема заключается в дисфункции паралимбической системы.

    Сюда входят такие области, как орбитальная лобная кора, передняя поясная извилина и миндалевидное тело, которые, как известно, участвуют в эмоциональных реакциях и, как часто считается, участвуют, в частности, в социальном взаимодействии и сочувствии.

    You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.