Тест

Хадс тест: Госпитальная шкала тревоги и депрессии — Пройти онлайн тест

Содержание

Госпитальная Шкала Тревоги и Депрессии (HADS)

Шкала составлена из 14 утверждений, и включает две части: тревога ( I часть) и депрессия ( II часть)

Для интерпретации необходимо суммировать баллы по каждой части в отдельности:

  • 0-7 баллов норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги и депрессии)
  • 8- 10 баллов субклинически выраженная тревога /депрессия
  • 11 баллов и выше клинически выраженная тревога / депрессия

Например: по шкале тревоги получилось 11 баллов, по шкале депрессии -3 балла. Можно сделать вывод, что имеет место клинически выраженная тревога, а уровень депрессии находится в пределах нормы.

Или: по шкале тревоги получилось 15 баллов, по шкале депрессии – 9 баллов. Можно сделать вывод о том, что имеет место клинически выраженная тревога и субклинически выраженная депрессия.

Или: по шкале тревоги получилось 6 баллов, по шкале депрессии 7 баллов. Можно сделать вывод о том, что уровни и тревоги, и депрессии находятся в пределах нормы ( т.е. суммировать баллы каждой из частей между собой не нужно!)

Каждому утверждению соответствуют 4 варианта ответа. Выберите тот из ответов, который соответствует Вашему состоянию, а затем суммируйте баллы.

Часть I (оценка уровня ТРЕВОГИ)

  1. Я испытываю напряжение, мне не по себе
    3 — все время
    2 — часто
    1 — время от времени, иногда
    0 — совсем не испытываю
  2. Я испытываю страх, кажется, будто что — то ужасное может вот — вот случиться
    3 — определенно это так, и страх очень велик
    2 — да, это так, но страх не очень велик
    1 — Иногда, но это меня не беспокоит
    0 — совсем не испытываю
  3. Беспокойные мысли крутятся у меня в голове
    3 — постоянно
    2 — большую часть времени
    1 — время от времени и не так часто
  4. Я легко могу сесть и расслабиться
    0 — определенно, это так
    1 — наверно, это так
    2 — лишь изредка, это так
    3 — совсем не могу
  5. Я испытываю внутреннее напряжение или дрожь
    0 — совсем не испытываю
    1 — иногда
    2 — часто
    3 — очень часто
  6. Я испытываю неусидчивость, мне постоянно нужно двигаться
    3 — определенно, это так
    2 — наверное, это так
    1 — лишь в некоторой степени, это так
    0 — совсем не испытываю
  7. У меня бывает внезапное чувство паники
    3 — очень часто
    2 — довольно часто
    1 — не так уж и часто
    0 — совсем не бывает

Часть II (оценка уровня ДЕПРЕССИИ)

  1. То, что приносило мне большое удовольствие, и сейчас вызывает у меня такое же чувство
    0 — определенно, это так
    1 — наверное, это так
    2 — лишь в очень малой степени, это так
    3 — это совсем не так
  2. Я способен рассмеяться и увидеть в том или ином событии смешное
    0 — определенно, это так
    1 — наверное, это так
    2 — лишь в очень малой степени, это так
    0 — совсем не способен
  3. Я испытываю бодрость
    3 — совсем не испытываю
    2 — очень редко
    1 — иногда
    0 — практически все время
  4. Мне кажется, что я стал все делать очень медленно
    3 — практически все время
    2 — часто
    1 — иногда
    0 — совсем нет
  5. Я не слежу за своей внешностью
    3 — определенно, это так
    2 — я не уделяю этому столько времени, сколько нужно
    1 — может быть, я стала меньше уделять этому времени
    0 — я слежу за собой та же, как и раньше
  6. Я считаю, что мои дела ( занятия, увлечения) могут принести мне чувство удовлетворения
    0 — точно так же, как и обычно
    1 — да, но не в той степени, как раньше
    2 — значительно меньше, чем обычно
    3 — совсем так не считаю
  7. Я могу получить удовольствие от хорошей книги, радио — или телепрограммы
    0 — часто
    1 — иногда
    2 — редко
    3 — очень редко

Количество баллов:

  • 0-7 баллов — Норма
  • 8-10 баллов – субклинически выраженные симптомы
  • Более 11 баллов – клинически выраженные симптомы
  • < Назад
  • Вперёд >

Шкала тревоги и депрессии (HADS)

1.Я испытываю напряжение, мне не по себе

Все время

Часто

Время от времени, иногда

Нет, совсем нет

2.Я испытываю страх, кажется, что что-то ужасное может вот-вот случиться

Определенно это так, и страх очень велик

Да, это так, но страх не слишком велик

Иногда, но меня это не беспокоит

Нет, совсем не испытываю

3.Беспокойные мысли крутятся у меня в голове

Постоянно

Большую часть времени

Время от времени, не так часто

Лишь иногда, редко

4.Я легко могу сесть и расслабиться

Да, определенно это так

Наверное, это так

Могу, но лишь изредка

Нет, совсем не могу

5.Я испытываю внутреннее напряжение или дрожь

Нет, совсем не испытываю

Иногда

Часто

Очень часто

6.Мне постоянно нужно двигаться, я испытываю неусидчивость

Да, все время

Да, часто

Да, но лишь изредка

Нет, совсем не испытываю

7.У меня бывает внезапное чувство паники

Очень часто

Довольно часто

Редко

Совсем не бывает

8.То, что ранее доставляло мне удовольствие, и сейчас вызывает те же чувства

Да, определенно это так

По большей части это так

Лишь в малой степени это так

Нет, совсем нет

9.Я способен рассмеяться, когда происходит что-то смешное

Да, конечно!

Обычно да, но не всегда

Редко

Нет, совсем не способен

10.Я испытываю бодрость

Совсем нет

Редко, но бывает

Да, часто

Практически всегда

11.Мне кажется, что я стал все делать очень медленно

Практически все время

Часто

Иногда

Нет, совсем нет

12.Я не слежу за своей внешностью

Да, определенно не слежу

Слежу, но не уделяю этому столько времени, сколько нужно

Слежу, но определенно стал уделять этому меньше времени, чем раньше

Слежу, как и раньше

13.Мои дела (занятия, увлечения) могут принести мне чувство удовлетворения

Да, как и раньше

Да, но не в той степени, как раньше

Значительно меньше, чем бывало раньше

Нет, совсем не могут

14.Я могу получить удовольствие от хорошей книги, фильма или музыки

Часто

Иногда

Редко

Очень редко

Связь тревожно-депрессивных расстройств с когнитивными нарушениями у пациентов с сахарным диабетом Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

care

© ГАЦКИХ И. В., ОКЛАДНИКОВА Е. В., ШАЛДА Т. П., ПЕТРОВА М. М., НАРКЕВИЧ А. Н. УДК [б16.8-008.64-06:616.89-008.46/.48]:616.379-008.64 DOI: 10.20333/2500136-2018-2-94-99

СВЯЗЬ ТРЕВОЖНО-ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВ С КОГНИТИВНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ

И. В. Гацких, Е. В. Окладникова, Т. П. Шалда, М. М. Петрова, А. Н. Наркевич

Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого, Красноярск 660022, Российская Федерация

Цель исследования. Изучение связи между тревожно-депрессивными расстройствами и когнитивной дисфункцией у пациентов с сахарным диабетом 2 типа.

Материал и методы. В исследование было включено 113 человек с сахарным диабетом 2 типа. Оценку нарушений в эмоционально-волевой сфере проводили при помощи Госпитальной Шкалы Тревоги и Депрессии (HADS), для скрининга когнитивных нарушений использовали Монреальскую шкалу оценки когнитивных функций (МоСа тест) и батарею лобной дисфункции (Frontal Assesment Battery).

Результаты. Полученные нами данные показали наличие у 53,1±9,2 % пациентов с сахарным диабетом 2 типа когнитивных дисфункций, которые проявлялись трудностью запоминания новой информации, сложностью сосредоточения и решения кратковременных задач. Анализ влияния гендерных отличий и уровня образования на состояние когнитивных функций у пациентов с СД 2 типа показал отсутствие статистически значимых различий. По результатам шкалы FAB у 37,2±8,9 % пациентов с сахарным диабетом 2 типа была выявлена умеренная лобная дисфункция. Анализ шкалы HADS пациентов с СД 2 типа выявил наличие тревожно-депрессивных расстройств в 54,9±9,2 % случаев, которые были связаны с возрастом пациента (лица 65 лет и старше) и длительностью заболевания (13 лет и более). Установлена отрицательная корреляционная связь между тревожными нарушениями у пациентов с сахарным диабетом 2 типа и параметрами шкалы FAB, а также между уровнем тревоги (шкала HADS) и показателями теста МоСа.

Заключение. В результате исследования была установлена связь между наличием тревожно-депрессивных расстройств и выраженностью когнитивных нарушений у пациентов с сахарным диабетом 2 типа.

Ключевые слова: сахарный диабет 2 типа, когнитивные нарушения, тревожно-депрессивные расстройства, тест МоСа, батарея лобной дисфункции (FAB), Госпитальная Шкала Тревоги и Депрессии (HADS).

Для цитирования: Гацких ИВ, Окладникова ЕВ, Шалда ТП, Петрова ММ, Наркевич АН. Связь тревожно-депрессивных расстройств с когнитивными нарушениями у пациентов с сахарным диабетом. Сибирское медицинское обозрение. 2018;(2): 94-99. DOI: 10.20333/2500136-2018-2-94-99

CONNECTION OF ANXIETY-DEPRESSIVE DISORDERS WITH COGNITIVE DISORDERS IN PATIENTS WITH DIABETES

I. V. Gatckikh, E. V. Okladnikova, T. P. Shalda, M. M. Petrova, A. N. Narkevich

Professor V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University, Krasnoyarsk 660022, Russian Federation

The aim of the research. To study of the relationship between anxiety-depressive disorders and cognitive dysfunction in patients with type 2 diabetes mellitus. Material and methods. The study included 113 people with type 2 diabetes mellitus.

Evaluation of disorders in the emotional-volitional sphere was carried out with the help of the Hospital Scale of Anxiety and Depression (HADS), the Montreal Cognitive Evaluation Scale (MoCA test) and the Frontal Assesment Battery were used to screen cognitive impairment.

Results. Our data showed that 53.1 ± 9.2% of patients with type 2 diabetes had cognitive dysfunctions, which were manifested by the difficulty of remembering new information, the difficulty of concentrating and solving short-term problems. An analysis of the effect of gender differences and educational level on the state of cognitive functions in patients with type 2 diabetes showed no statistically significant differences. According to the results of the FAB scale, moderate frontal dysfunction was detected in 37.2 ± 8.9% of patients with type 2 diabetes. Analysis of the HADS scale of patients with type 2 diabetes revealed the presence of anxiety-depressive disorders in 54.9 ± 9.2% of cases that were associated with the age of the patient (persons 65 years and older) and the duration of the disease (13 years or more). A negative correlation was established between anxiety disorders in patients with type 2 diabetes and FAB scale parameters, as well as between the alarm level (HADS scale) and the MoCa test values.

Conclusion. As a result of the study, a link was established between the presence of anxiety-depressive disorders and the severity of cognitive impairment in patients with type 2 diabetes mellitus.

Key words: type 2 diabetes, cognitive disorders, anxiety-depressive disorders, MoCa test, frontal dysfunction battery (FAB), Hospital Anxiety and Depression Scale (HADS).

Citation: Gatckikh IV, Okladnikova EV, Shalda TP, Petrova MM, Narkevich AN. Connection of anxiety depressive disorders with cognitive disorders in patients with diabetes.Siberian Medical Review.2018;(2): 94-99. DOI: 10.20333/2500136-2018-2-94-99

Практическая медицина /Pproblems of practical health

Актуальность

Проблема психоэмоциональных расстройств, таких как тревожность и депрессивные расстройства, остро стоит в современном мире. Актуальность этой патологии связана с выраженным ухудшением качества жизни при ее развитии и отрицательным влиянием на течение психосоматических заболеваний [1, 2].

Тревожные и депрессивные расстройства широко распространены среди пациентов с сахарным диабетом (СД) 2 типа, частота их встречаемости составляет в среднем 14,4-32,5 %, что значительно выше популя-ционных показателей (5-10 %) [3-5]. Причины развития тревожно-депрессивных расстройств у пациентов СД 2 типа остаются не до конца изученными. Существует несколько гипотез, объясняющих причины развития субклинически и клинически значимых тревожных расстройств и депрессии. Согласно одной из них, депрессия является результатом прямого влияния биохимических изменений, происходящих при СД. С другой стороны, депрессия развивается в результате нозогении — реакции человека на ситуацию хронической болезни, резко нарушающей его качество жизни (систематический прием лекарственных средств, инъекции инсулина, ограничения в диете и т.д.) [6]. Развитие депрессии может привести к нарушениям ней-ропластичности, что, в свою очередь, может служить основой для развития когнитивных нарушений. Исследованию клинически значимой когнитивной дисфункции при СД уделяется в настоящее время большое внимание [7-10]. Это связано с развитием социальной дезадаптации пациентов, что в значительной степени снижает качество жизни, повседневное функционирование, а также оказывает влияние на их комплаент-ность к терапии и приводит к колоссальным материальным затратам государства на лечение, и социальное обеспечение данной группы пациентов [11-15].

К сожалению, связь тревожно-депрессивных расстройств и когнитивных нарушений при СД изучена недостаточно. Исследование данной проблемы с установлением степени зависимости развития когнитивных нарушений от психо-эмоционального состояния пациента, может послужить обоснованием к использованию препаратов, обладающих противотрево-жным и антидепрессивным действием у пациентов, страдающих СД 2 типа.

Цель исследования Изучение связи между тревожно-депрессивными расстройствами и когнитивной дисфункцией у пациентов с СД 2 типа.

Материал и методы Исследование проводили на базе НУЗ «Дорожная клиническая больница на ст. Красноярск ОАО

«РЖД», МБУЗ Городская поликлиника № 7 г. Красноярска. Протокол настоящего исследования был утвержден комитетом по Этике КрасГМУ им. проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава РФ № 62/2015 от 27.05.2015 г., больными было подписано информированное согласие на участие в исследовании. Все пациенты были информированы о характере исследования, его цели и возможных осложнениях, а также могли в одностороннем порядке отказаться или прервать свое участие в исследовании.

В исследуемую группу входило 113 пациента (39 мужчин и 74 женщины) с СД 2 типа. Медиана возраста пациентов составила 61 [56; 66] лет, длительности заболевания — 8 [5; 12] лет. Группу контроля составили 33 человека, медиана возраста — 62 [53; 67] года, 11 -мужчин и 22 женщин, без СД 2 типа. Из исследования исключались пациенты с тяжелой сопутствующей соматической патологией, перенесенными нейроинфек-циями, острым нарушением мозгового кровообращения (за предшествующие 6 месяцев до исследования), неврологическими и/или психическими заболеваниями, препятствующими обследованию (кроме патогенетически связанных с СД 2 типа, артериальной гипертонией (АГ) и ишемической болезнью сердца (ИБС), больные, принимающие ноотропные или психотропные препараты на момент исследования.

У всех пациентов ретроспективно анализировали медицинскую документацию (истории болезни, амбулаторные карты), анамнез жизни и болезни и жалобы, указывающие на наличие когнитивных расстройств.

Для верификации нарушений в эмоционально-волевой сфере использовали Госпитальную Шкалу Тревоги и Депрессии (ЙАЛ8). Шкала HADS была разработана А. S. Zigmond, Я. Р. Snaith (1983), предназначена для скринингового выявления тревоги и депрессии у пациентов с соматической патологией [10]. Опросник заполнялся самим пациентом. Отсутствию достоверно выраженных симптомов тревоги и депрессии соответствовала сумма баллов 0 до 7, 8-10 баллов -«субклинически выраженная тревога/депрессия», 11 баллов и более — «клинически выраженная тревога/ депрессия».

Скрининг когнитивных нарушений проводили с помощью Монреальской шкалы оценки когнитивных функций (МоСа тест). При подборе методики и проведении тестирования использовались консультации соответствующих специалистов. С помощью МоСа теста оценивали оптико-пространственную деятельность, исполнительные функции, внимание, концентрацию и оперативную память, речь, отсроченное воспроизведение, ориентировка.

Для исследования лобных функции у пациентов использовалась батарея лобной дисфункции (Frontal Assessment Battery — FAB). С помощью FAB оценивали концептуализацию (сходство между предметами), беглость речи, динамический праксис, простую и усложненную реакции выбора, хватательные рефлексы. Нормальным считался результат 16 и более баллов, 12-15 баллов — умеренная лобная дисфункция, менее 12 баллов — выраженная лобная дисфункция. Максимальное количество баллов, которое могли набрать исследуемые, составил 18.

Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием программного пакета IBM SPSS Statistics версия 19. Проверку на нормальность распределения количественных признаков осуществляли с помощью W-теста Шапира-Уилка. Все количественные данные не подчинялись закону нормального распределения. В связи с этим количественные данные представлены в виде медианы, а также первого и третьего квартилей (Me [Q1-Q3]). Номинальные данные представлены в виде процентов и их ошибок (Р±ОШ%).

Статистическая значимость различий между двумя группами по количественным признакам определялась с помощью критерия U-Манна-Уитни, а по номинальным признакам — критерия Хи-квадрат. Для оценки связи между количественными признаками использовался коэффициент корреляции Спирмена. Для оценки влияния различных факторов на развитие когнитивных нарушений использовался показатель отношения шансов и 95% доверительный интервал (ОШ [L; U]). Полученные результаты считались статистически значимыми при уровне значимости менее 0,05 (р<0,05).

Результаты и обсуждение

Анализ жалоб пациентов показал, что наиболее часто пациентов с СД 2 типа беспокоили снижение памяти 66 (58,4±4,6 %), утомляемость 58 (51,3±4,7 %), головная боль 33 (29,2±4,3 %), головокружение 10 (8,8±2,7 %). Снижение памяти проявлялось трудностью запоминания новой информации, сложностью сосредоточения и решения кратковременных задач. В группе контроля добровольцы предъявляли жалобы на утомляемость 10 (30,3±8,0 %), головную боль 17 (51,5±8,7 %) и снижение памяти 13 (39,4±8,5 %).

При сравнении сосудистых факторов риска когнитивных нарушений (АГ, ИБС) в группах наблюдения статистически значимых различий выявлено не было.

При анализе показателей тревоги и депрессии в основной и контрольной группе было выявлено, что число тревожно-депрессивных расстройств у пациентов с СД 2 типа значимо выше, чем у пациентов без СД и составило 54,9±4,7 % и 18,2±6,7 % соответственно (р<0,001). По результатам нашего исследования сочетание симптомов тревоги и депрессии в основной группе составило 32,7%±4,4 %, в контрольной 15,2±6,2 %. Значения параметров шкалы HADS в группах представлены в таблице 1.

Таблица 1

Значения параметров шкалы HADS у пациентов с СД 2 типа и группы контроля

Группа/ Шкала HADS (субтест) Основная группа (СД 2 тип), n= 113 Контрольная группа (лица без СД 2 типа), n= 33 р

HADS: субтест тревога 6 [4; 8] 5 [4; 6,5] <0,001

HADS: субтест депрессия 4 [3; 7] 3 [1; 4] <0,001

HADS: сумма баллов 10 [7; 13] 7 [6; 10] <0,001

Изолированная субклиническая тревога регистрировалась у 37 (32,7±4,4 %), клиническая тревога — 3 (3,7±1,5 %), субклиническая депрессия -19 (16,8±3,5 %), клиническая депрессия — 3 (3,7±1,5 %) пациентов основной группы.

В контрольной группе субклиническая тревога регистрировалась у 4 (12,1±5,7%), а субклиническая депрессия у 2 (6,1±4,2%) пациентов (рисунок 1).

20%

15%

и. Клиническая депрессия гг Субклиническая депрессия к Клиническая тревога гСубклиническая тревога

Основная группе Контрольная Основная групп; Контрольная пруппа пруппа

Рисунок 1. Соотношение субклинических и клинически значимых тревожных расстройств в основной и контрольной группах.

Примечание: статистическая значимость различий между основной и контрольной группами составила менее 0,05 (р<0,05).

Пациентами с субклинической и клинической тревогой были свойственны настойчивые жалобы на когнитивные проблемы (рассеянность или забывчивость, снижение памяти и опасение возможного развития слабоумия). Однако данные жалобы в повседневной практике не привлекают достаточного внимания специалиста. Тем не менее, за жалобой пациента на снижение памяти может скрываться патологический процесс, ведущий к развитию и прогрессирова-нию когнитивного дефицита и/или деменции.

Представляет особый интерес изучение объективных характеристик соматического заболевания, влияющих на формирование тревожно-депрессивных расстройств у пациентов с СД 2 типа. С помощью корреляционного анализа мы оценили связь возраста, длительности заболевания, уровня ЫЬЛ1с у пациентов СД 2 типа с симптомами тревоги с пациентами без тревожных расстройств (табл. 2).

При проведении статистического анализа было установлено, что пациенты с симптомами тревоги отличались по возрасту (р=0,003) от пациентов без тревожных расстройств. Медиана длительности СД у пациентов с тревожными расстройствами составила 13,0 [8,0; 16,5] лет, у пациентов без тревожных расстройств — 5,0 [0,0; 7,0] лет (р<0,001). По степени компенсации СД 2 типа, который оценивался по уровню ЫЬЛ1с, пациенты с тревожными расстройствами и без них статистически значимо не отличались (р=0,246).

Аналогичный анализ был проведен для пациентов с наличием или отсутствием симптомов депрессии (табл. 3).

При сопоставлении групп пациентов с симптомами депрессии и без них выявлено, что медиана возраста у пациентов с депрессией составила 65,0 [63,0; 70,0] лет и отличался от медианы возраста пациентов без депрессии — 60,0 [54,5; 66,0] лет (р<0,001). Медиана длительности заболевания у пациентов с депрессией составила 15,0 [10,0; 20,0] лет, что статистически значимо больше, чем у пациентов без депрессии — 5,0 [0,5; 8,0] лет (р<0,001). По уровню ЫЬЛ1с пациенты с депрессивными расстройствами и без них статистически значимо не отличались (р=0,377).

Следующим этапом исследования было проведение оценки когнитивных функций с использованием суммарных показателей двух скрининговых шкал (MoCa, FAB).

В связи с полученными результатами было принято решение исключить из дальнейшего исследования на когнитивную дисфункцию пациентов с наличием клинически выраженной тревоги и депрессии (6 человек), по данным шкалы HADS. В противном случае, это могло привести к необъективной оценке выраженности когнитивных нарушений у пациентов с СД 2 типа.

По результатам проведенного нами МоСа теста было выявлено, что СД 2 типа может проявляться когнитивной дисфункцией в 53,1 ±4,7 %, что оказалось статистически значимо выше по сравнению с контрольной группой 15,2±6,2 %, (p<0,001). Анализ влияния гендерных отличий и уровня образования на состояние когнитивных функций у пациентов СД 2 типа показал отсутствие статистически значимых различий. При этом выявлена связь когнитивной дисфункции с возрастом: чаще когнитивные нарушения по результатам теста МоСа и FAB диагностировались у пациентов с СД 2 типа в возрасте старше 60 лет (табл. 4).

Таблица 2

Факторы, ассоциирующиеся с развитием тревожных расстройств у пациентов с СД 2 типа

Фактор Наличие симптомов тревоги (субтест тревога шкалы HADS), n=37 Отсутствие симптомов тревоги (субтест тревога шкалы HADS), n=76 р

Возраст, лет 65,0 [59,0; 67,0] 60,0 [53,0; 65,5] 0,003

Длительность СД 2 типа, лет 13,0 [8,0; 16,5] 5,0 [0; 7,0] <0,001

HbA1c, % 7,0 [6,1; 7,9] 7,0 [5,0; 7,5] 0,246

Таблица 3 Факторы, ассоциирующиеся с развитием депрессивных нарушений у пациентов с СД 2 типа

Фактор Наличие симптомов депрессии (субтест депрессия шкалы HADS), n=19 Отсутствие симптомов депрессии (субтест депрессия шкалы HADS), n=94 р

Возраст, лет 65,0 [63,0; 70,0] 60,0 [54,5; 66,0] <0,001

Длительность СД 2 типа, лет 15,0 [10,0; 20,0] 5,0 [0,5; 8,0] <0,001

HbA1c, % 7,0 [6,3; 7,9] 7,0 [5,5; 7,5] 0,377

Таблица 4 Состояние когнитивных функций у пациентов с СД 2 типа в различных возрастных группах

Нейропсихологический тест Возраст пациента с СД 2 типа, 31-59 лет, n=50 Возраст пациента с СД 2 типа, 60-78 лет, n=63 р

МоСа, сумма баллов 27,0 [25,0; 28,0] 25,0 [23,0; 26,0] <0,001

FAB, сумма баллов 17,0 [16,0; 18,0] 16,0 [15,0; 17,0] <0,001

При детальном анализе результатов МоСа теста зарегистрировано статистически значимое (р<0,001) снижение параметров, оценивающих оптико-пространственную деятельность, внимание и память у пациентов с СД 2 типа. При количественном анализе параметров теста МоСа, отвечающих за ориентировку, речь, абстрактное мышление, называние, статистически значимых различий среди пациентов основной и контрольной групп не выявлено.

По результатам шкалы FAB умеренная лобная дисфункция выявлена у 42 (37,2±4,5 %) пациентов с СД 2 типа, а выраженная лобная дисфункция у 1 (0,9±0,9 %) пациента. При этом наиболее часто отмечалось снижение показателей в задании «концептуализация». В контрольной группе умеренная лобная дисфункция выявлена всего у 3 пациентов (9,1±5,0 %), что статистически значимо реже (р<0,001), чем в исследуемой группе.

Анализ отношения шансов показал, что СД 2 типа увеличивает риск развития лобной дисфункции более, чем в 6 раз (ОШ 6,14 [1,8; 21,4]; р=0,002).

Следующим этапом нашего исследования был проведение корреляционного анализа связи тревожно-депрессивных нарушений и когнитивной функции у пациентов с СД 2 типа. Установлена отрицательная корреляционная связь уровня тревоги (субтест тревога шкалы HADS) и показателей нейропсихологического теста МоСа: оптико-пространственная деятельность (r=-0,242, p=0,003), внимание (r=-0,227, p=0,006), память (r=-0,308, p<0,001). При корреляционном анализе связи депрессии с показателями теста МоСа также установлена отрицательная корреляционная связь: оптико-пространственная деятельность (r=-0,519, p<0,001), внимание (r=-0,241, p<0,001), память (r=-0,309, p<0,001). У пациентов с СД 2 типа и симптомами депрессии (субтест депрессия шкалы HADS) выявлена отрицательная корреляционная связь с параметрами по шкале FAB: концептуализация (r=-0,283, p<0,001), беглость речи (r=-0,313, p<0,001), усложненная реакция выбора (r=-0,309, p<0,001). Нашим исследованием установлена отрицательная связь между тревожными нарушениями у пациентов с СД 2 типа (субтест тревога шкалы HADS) и параметрами по шкале FAB: концептуализация (r=-0,297, p<0,001), беглость речи (r=-0,298, p<0,001), усложненная реакция выбора (r=-0,172, p=0,038).

Заключение

Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют о том, что возраст пациента (старше 65 лет) и длительность заболевания связаны с развитием тревожно-депрессивных нарушений у пациентов

с СД 2 типа. Установлена отрицательная корреляционная связь между такими факторами как возраст пациента, длительность СД, уровень HbA1c, эмоционально-волевыми нарушениями у пациентов с СД 2 типа. Корреляционный анализ показал связь (ассоциации) тревожно-депрессивных нарушений и когнитивной дисфункции у пациентов с СД 2 типа, что позволяет рекомендовать медикаментозную коррекцию психо-эмоциональных нарушений, как возможную профилактику развития когнитивных расстройств у пациентов с СД 2 типа.

Литература/References

1. Ибатов АД. Тревожные расстройства и качество жизни больных ишемической болезнью сердца. Вестник межнационального центра исследования качества жизни. 2013;(21-22):42-46. [Ibatov AD. Anxiety disorders and quality of life in patients with ischemic heart disease. The Bulletin of Municipal Center International Research Center for Quality of Life Re-search.2013;(21-22):42-46. (In Russian)]

2. Бурлачук ВТ, Трибунцева ЛВ, Будневский АВ. Анализ психосоматических соотношений и качества жизни больных гипертонической болезнью. Системный анализ и управление в биомедицинских системах. 2006;5(4): 687-691. [Burlachuk VT, Tribuntseva LV, Budnevskii AV. Analysis of psychosomatic relationships and quality of life in patients with essential hypertension. System Analysis and Management in Biomedical Systems. 2006;5(4): 687-691. (In Russian)]

3. Петрова ММ, Прокопенко СВ, Пронина ЕА. Сахарный диабет типа 2 и депрессия. Сибирское медицинское обозрение. 2009;(4):11-15.[Petrova MM, Proko-penko SV, Pronina EA. Type II diabetes and depression. Siberian Medical Review.2009;(4):11-15. (In Russian)]

4. Кравченко АЯ, Сахненко ВВ, Будневский АВ, Подвигин СН. Сахарный диабет 2-го типа и депрессия. Клиническая медицина. 2016;94(2):97-101. [Kravchenko AYa, Sahnenko VV, Budnevskyj AV, Podvygyn SN. Type 2 diabetes mellitus and depression. Clinical Medicine. 2016;94(2):97-101. (In Russian)] D0I:10.18821/0023-2149-2016-94-2-97-101

5. Ковалев ЮВ, Зеленин КА. Сахарный диабет и тревожные расстройства. Медицинская психология в России. 2011;(5):73-81. [Kovalev JuV, Zelenin KA. Diabetes and disturbing frustration. Actual Problems of Medical Psychology. 2011;(5):73-81. (In Russian)]

6. Kim KS, Kim SK, Sung KM, Cho YW, Park SW. Management of type 2 diabetes mellitus in older adults. Diabetes and Metabolism Journal. 2012;36(5):336-44. D0I:10.4093/dmj.2012.36.5.336.

7. Маркин СП. Поражение нервной системы у пациентов с сахарным диабетом. Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2012;112(5):77-80. [Markin SP. Disorders of nervous system at patients with diabetes mellitus. S. S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatry. 2012;112(5): 77-80. (In Russian)]

8. Гацких ИВ, Веселова ОФ, Брикман ИН, Шалда ТП, Адамян РА, Петрова ММ. Когнитивные нарушения при сахарном диабете 2 типа. Современные проблемы науки и образования. 2015;(4):344. [Gatckikh IV, Veselova OF, Brikman IN, Shalda TP, Adamyan RA, Petrova MM. Cognitive impairments in type 2 diabetes. Modern Problems of Science and Education. 2015;(4): 344. (In Russian)]

9. Петрова ММ, Прокопенко СВ, Пронина ЕА. Когнитивные и эмоциональные нарушения у пациентов с сахарным диабетом 2 типа. Сибирское медицинское обозрение. 2008;(4):83 -85. [Petrova MM, Prokopenko SV, Pronina EA. Cognitive and emotional disorders in patients with type 2 diabetes. Siberian Medical Review. 2008; (4): 83 -85. (In Russian)]

10. Гацких ИВ, Веселова ОФ, Брикман ИН, Шалда ТП, Варыгина ЕЛ, Кузнецов МН, Шульмин АА, Петрова ММ. Эффективность препарата цитофлавин при коррекции когнитивных нарушений у больных с сахарным диабетом 2 типа. Экспериментальная и клиническая фармакология. 2015;(11):21-25. [Gatckikh IV, Veselova OF, Brikman IN, Shalda TP, Varygina EL, Kuznetsov MN, Shul’min AA, Petrova MM. Effectiveness of Сytoflavin for the сorrection of сognitive impairments in patients with type 2 diabetes mellitus. Experimental and Clinical Pharmacology. 2015;(11): 21-25. (In Russian)]

11. Trudeau F, Gagnon S, Massicotte G. Hippocampal synaptic plasticity and glutamate receptor regulation: influences of diabetes mellitus. European Journal of Pharmacology. 2004; 490(1-3):177-186.

12. Tsitlakidis D, Sarafis P. Качество жизни больных сахарным диабетом. Проблемы эндокринологии. 2016;62(5):9-10. [Tsitlakidis D, Sarafis P. The quality of life of patients with diabetes. Problems of Endocrinology. 2016;62(5):9-10. (In Russian)] DOI: http://dx.doi. org/10.14341/probl20166259-10

13. Ионова ТИ, Один ВИ, Никитина ТП, Курбатова КА, Шабловская НЕ. Показатели качества жизни у больных сахарным диабетом 2-го типа, получающих пероральную сахароснижающую терапию. Вестник межнационального центра исследования качества жизни. 2013; (21-22):56-63. [Ionova TI, Odin VI, Nikitina TP, Kurbatova КА, Shablovskaya NE. Quality of life and problems posed by hypoglycemia in type 2 diabetes mellitus during oral hypoglycemic therapy. The Bulletin of

Municipal Center International Research Center for Quality of Life Research. 2013; (21-22):56-63. (In Russian)]

14. Демичева ТП, Шилова СП. Проблемы герон-тологических больных с эндокринной патологией. Клиническая геронтология. 2016;22(11-12): 52-55. [Demicheva TP, Shilova SP. Problems of gerontological patients with endocrine pathology. Clinical Gerontology. 2016; 22(11-12): 52-55. (In Russian)]

15. Андрющенко АВ, Дробижев МЮ, Добровольский АВ. Сравнительная оценка шкал CES-D, BDI и HADS(d) в диагностике депрессий в общемедицинской практике. Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2003;(5):11-18. [Andryushchenko AV, Dro-bizhev MYu, Dobrovol’skii AV. Comparative assessment of scales of CES-D, BDI and HADS(d) in diagnosis of depressions in all-medical practice. S .S.Korsakov Journal of Neurology and Psychiatry. 2003; (5):11-18. (In Russian)]

Сведения об авторах

Гацких Ирина Владимировна, к.м.н., доцент, Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого; адрес: Российская Федерация, 660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1; тел.: +7(391)2283666; e-mail: [email protected], http://orcid.org/0000-0001-7631-8056

Окладникова Евгения Владимировна, к.м.н., доцент, Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого; адрес: Российская Федерация, 660022, г. Красноярск, ул. ПартизанаЖелезняка, д. 1; тел.: +7(391)2283666; e-mail: [email protected], https://orcid.org/0000-0002-1909-222X

Шалда Татьяна Павловна, старший преподаватель, Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого; адрес: Российская Федерация, 660022, г. Красноярск, ул. ПартизанаЖелезняка, д. 1; тел.: +7(391)2283666; e-mail: [email protected], http://orcid.org/0000-0001-5154-5703

Петрова Марина Михайловна, д.м.н., профессор, Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого; адрес: Российская Федерация, 660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1; тел.: +7(391)2200628; e-mail:[email protected], http://orcid.org/0000-0002-8493-0058

Наркевич Артем Николаевич, к.м.н., доцент, Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого; адрес: Российская Федерация, 660022, г. Красноярск, ул. ПартизанаЖелезняка, д. 1; тел.: +7(391)5772432; e-mail: [email protected], http://orcid.org/0000-0002-1489-5058

Author information

Irina V. Gatskikh, Cand.Med.Sci., Associate Professor, Professor V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Address: 1, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russian Federation 660022; Phone: +7(391)2283666; e-mail: [email protected], http://orcid. org/0000-0001-7631-8056

Evgeniya V. Okladnikova, Cand.Med.Sci., Associate Professor, Professor V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Address: 1, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russian Federation 660022; Phone: +7(391)2283666; e-mail: [email protected] ru, https://orcid.org/0000-0002-1909-222X

Tatyana P. Shalda, Senior Lecturer, Professor V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Address: 1, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russian Federation 660022; Phone: +7(391)2283666; e-mail: [email protected], http://orcid. org/0000-0001-5154-5703

Marina M. Petrova, Dr.Med.Sci., Professor, Professor V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Address: 1, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russian Federation 660022; Phone: +7(391)2200628; e-mail:stk[email protected], http://orcid.org/0000-0002-8493-0058

Artyom N. Narkevich, Cand.Med.Sci., Associate Professor, Professor V. F. Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Address: 1, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russian Federation 660022; Phone. +7(391)5772432; e-mail: [email protected] com, http://orcid.org/0000-0002-1489-5058

Поступила 12.09.2017 г.

Принята к печати 13.02.2018 г.

Госпитальная шкала тревоги и депрессии

Основные достоинства Госпитальная шкалы тревоги и депрессии (HADS):

Пройти тест онлайн >>>

  • Является надежным тестом измерения данных состояний. Свойственна высокая дискриминантная валидность, то есть тестовые показатели (тревога и депрессия) статистически независимы, рассматриваются как отдельные расстройства.
  • Опросник небольшой, включает всего 14 вопросов. Время прохождения — 5 — 10 минут.
  • Прост в использовании, не содержит сложных терминов. Легко отвечать, подсчитать баллы и интерпретирование итогов не сложное. По этим причинам шкала применяется для скрининговой диагностики.
  • Доступность и распространенность во многих странах мира. Существует перевод Шкалы на 115 языков.

Происхождение и общее описание

Изначально была разработана как вспомогательный опросник для выявления депрессивного состояния, тревоги и эмоционального расстройства среди пациентов, проходящих лечение от различных клинических заболеваний.

Авторами методики стали в 1983 году Zigmond A. S. и Snaith R. P. Шкала была представлена с целью выявления вклада и степени различных расстройств настроения в развитие и лечение основных заболеваний. Особенная роль отводилась тревоге и депрессии.

По многочисленным просьбам подписчиков мы подготовили точный гороскоп-приложение для мобильного телефона. Прогнозы будут приходить для вашего знака зодиака каждое утро — пропустить невозможно!

Скачайте бесплатно: Гороскоп на каждый день 2020 (доступно на Android)

Специалисты отводят одну из основных ролей в состоянии пациента внутреннему состоянию, настроению, эмоциям. Когда врач осведомлен достаточно о переживаниях, внутреннем настрое, настроении больного, то помочь справиться с недугом можно намного быстрей и эффективней. С помощью шкалы доктор может увидеть полную картину эмоционального состояния пациента и его самочувствия.

Интерпретация результатов

Достоинством опросника считается возможность оценить показатели данных состояний по независимым (параллельным, раздельным) подсчетам. Баллы подсчитываются отдельно каждом разделе.

Для расшифровки результатов применяется 2 подшкалы:

  1. HADS — A («anxiety » — тревога).
  2. HADS — D («depression» — депрессия).

Суммарный показатель по каждой подшкале позволяет определить итог с помощью разделения суммы баллов на 3 основные группы.

  • 0 — 7 баллов — норма;
  • 8 — 10 — субклинически выраженная тревога/депрессия;
  • 11 баллов и выше — клинически выраженная тревога/депрессии.

Прохождение теста и предварительные рекомендации

Важно учитывать, что тесты, проведенные самостоятельно, актуальны исключительно для целей скрининга. Полный и окончательный диагноз устанавливается исключительно после всестороннего обследования.

Результаты прохождения данного теста остаются и сохраняются на специально созданной для вас страничке. Рекомендуется добавить ее в закладки, чтобы при необходимости поделиться результатами с лечащим врачом (если имеет место лечение) или сравнить с пройденным тестом чуть поздней. Так вы можете выявить динамику, что предполагает данная Шкала, а именно на это делали упор ее создатели.

Измерение тревоги и депрессии не может быть постоянно и статично. Чтобы получить достоверную картину и отслеживать развитие состояния (заболевания) этот опросник необходимо использовать регулярно и делать сравнительный анализ.

Вопросы

Ознакомьтесь со всеми группами вариантов утверждений. Затем выберите подходящий ответ, наиболее точно описывающий ваше состояние за последние 7 дней.

Варианты ответов, представленные в шкале, не предусматривают оценки — «правильно» или «неправильно». Наиболее точным и правдивым будет быстрый ответ, без особых размышлений. Важно, чтобы выбранное утверждение соответствовало вашему внутреннему эмоциональному и психическому состоянию.

Дискриминационная действительность между чертами, которые меняются друг от друга?

Я надеюсь провести валидационное исследование на предмет степени беспокойства (называемого AISC) в популяции инсульта, используя сходящуюся и расходящуюся действительность.

Тест демонстрирует сходящую достоверность, если он сильно коррелирует с другой мерой той же теоретической конструкции (которая уже была проверена), в то время как расходящаяся валидность демонстрируется, если существует плохая корреляция с мерой теоретически отдельной конструкции (высокая корреляция с отдельная конструкция может предполагать, что ваша мера не является точной/специфичной для конструкции, которую вы хотите измерить).

Вместе они указывают, что тест измеряет конструкцию, которую вы хотите, чтобы она измеряла (в моем случае тревогу) и ТОЛЬКО эту конструкцию (в отличие от аналогичных, но теоретически различных конструкций, таких как депрессия). Чтобы уточнить, вам нужна высокая корреляция Пирсона между вашим тестом и конвергентной мерой, но низкая корреляция с дивергентной мерой.

Я занимаюсь планированием дизайна. Пациентам будут назначены 3 меры: AISC и две ранее проверенные меры, тревога HADS и HADS-депрессия. ХАДС-тревога — это конвергентная мера, и депрессия HADS является расходящейся.

Проблема заключается в том, что у пациентов с инсультом тревога и депрессия сильно сопутствуют, что может означать, что мои расходящиеся значения Pearson r будут высокими из-за коморбидности двух психологических конструкций, а не из-за плохой расходящейся достоверности (т. AISC измеряют депрессию, когда она не должна). В идеале вы хотели бы, чтобы две конструкции были полностью независимыми и не имели ассоциации (хотя это редко встречается для аналогичных конструкций в реальной жизни)

В грубых терминах, если совпадение депрессии и беспокойства у населения составляет r = 0,7, а моя дивергентная валидность составляет ~ 0,7, вы можете утверждать, что тест демонстрирует хорошую дивергентную валидность, несмотря на высокую величину r между AISC и расходящаяся мера. Однако это всего лишь случай «глазного яблока» и не является статистически устойчивым.

Что касается решения, если бы я должен был соотнести расходящиеся и сходящиеся меры (тревога HADS с HADS-депрессией), у меня была бы оценка совместного возникновения двух расстройств в выборке/популяции.

Мои вопросы:

  1. Существует ли статистический тест, который может контролировать это совпадение при проведении моей корреляции дивергентной достоверности (между AISC и HADS-депрессией)?
  2. Логично ли использовать алгоритм r-z для рыбалки для сравнения размеров эффектов корреляции HADS-тревоги/HADS-депрессии с корреляцией AISC/HADS-депрессии?

Үрей мен депрессия госпитальдық шкаласы (Анкета HADS)

Үрей мен депрессия
г
оспитальдық шкаласы
(Анкета
HADS)

Әрбір
пайымдамаға 4 тұүрлі жауап сәйкес келеді.
Сіздің күйахуалыңызға, жағдайыңызға сай келетін жауапты таңдаңыз,
ал содан кейін әр бөдімдегі ұпайлар санын
қосыңыз.

Ібөлім (Алаңдаушылық
деңгейін бағалау)
ІІ бөлім (Депрессия
деңгейін бағалаау)

  1. Мен ширығуды сезінемін,
    өзімді бүртүрлі сезінемін

3- барлық
уақытта

2-
жиі

1-анда санда,
кейде

0-тіптен
сезінбеймін

  1. Мен қорқынышты
    сезінемін, міне міне бір масқара болатындай болып
    көрінеді

3- бұл нақты
солай және қорқыныш өте жоғары

2- ия, ол
солай бірақ онша жоғары емес

1-кейде,
бірақ ол мені мазаламайды

0-тіптен
сезінбеймін

  1. Менің басымда мазасыз
    ойлар шыр айналып жүреді

3-
тұрақты

2- уақыттың
көп бөлігінде

1-анда санда
және жиі емес

0-тек
кейде

  1. Мен жеңіл отырып,
    босаңсый аламын

0- анық, ол
солай

1- мүмкін,
ол солай

2-тек кейде
ғана, ол солай

3-тіптен
жасай алмаймын

  1. Мен іштей ширығу немесе
    қалтырау сезінемін

0- барлық
уақытта

1-
жиі

2-анда санда,
кейде

3-тіптен
сезінбеймін

  1. Мен бір орынға
    тағаттана алмауды сезінемін, маған үнемі қозғалыста болу
    керек

3- анық, ол
солай

2- мүмкін,
ол сол

1-қаңдай да
бір деңгейде, ол солай

0-тіптен
сезінбеймін

  1. Менде аяқ астынан
    паника басталып кетеді

3- өте жиі
1- сондай жиі емес

2- дегенмен
жиі 0-ешқашан болмайды

1-сондай жиі
емес 0-тіптен болмайды

  1. Маған үлкен қуныш
    әкелетін нәрселер, қазір де менде сондай сезімдер
    шақырады

0- анық, ол
солай

1- мүмкін,
ол солай

2-өте төмен
деңгей шегінде, ол солай

3-тіптен
олай емес

  1. Менің күлуге қабілетім
    бар, сол немесе басқа уақиғаның күлкілі жағын көре
    аламын

0- анық, ол
солай

1- мүмкін,
ол солай

2-тек аз
деңгейде, ол солай

3-тіптен
қабілетсізбін

  1. Мен сергектікті
    сезінем

3- тіптен
сезінбеймін 1-кейде

2- өте сирек
0-барлық уақытта

  1. Маған мен бәрін жай
    жасайтындай болып көрінеді

3- барлық
уақытта 1-кейде

2- жиі
0-тіптен жоқ

  1. Өз сырт келбетімді
    қадағалаймын

3- анық, ол
солай

2- мен
оғанкерек деген қажетті уақытты бөлмеймін

1-мүмкін мен
аз уақыт бөлетін шығармын

0-бұрын
қалай қадағаласам дәл солай қадағалаймын

  1. Мен менің айналысатын
    ісім маған қанағаттану сезімін әкеледі деп
    санаймын

0- дәл
солай, бұрынғыдай

1- иә, бірақ
бұрынғы деңгейдей емес

2-кәдімгідегіден гөрі өте төмен

3-тіптен де
олай санай

  1. Мен жақсы кітаптан,
    радио немесе теле бағдарламалардан рахат аламын

0- жиі
2-сирек

1- кейде
3-өте сирек

І бөлім
бойынша (Ү)

ІІ бөлім
бойынша (Д) ұпайлар санын қосу.

0-7 ұпайлар — «қалыпты»
(анық көрінген үрей мен депрессия симптомдарының
болмауы)

8-10 ұпайлар-«субклиникалық
көрінісі үрей/депрессия»

11 ұпай және
жоғары-«клиникалық көрінісі
үрей/депрессия»

Влияет ли комплексное вмешательство для пациентов с ХОБЛ на долгосрочное воздействие на качество жизни и активизацию пациентов? Перспективное, открытое, контролируемое одноцентровое исследование

Does an Integrated Care Intervention for COPD Patients Have Long-Term Effects on Quality of Life and Patient Activation? A Prospective, Open, Controlled Single-Center Intervention Study
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5218408/

Конкурирующие интересы: авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

Концептуализация: ET AHH.

Синтез данных: ET ES S. Sunde.

Формальный анализ: ET IS AHH.

Исследование: S. Sunde ET AHH.

Методология: ET AHH ES.

Администрация проекта: S. Sunde AHH.

Ресурсы: AHH S. Sunde ET SBB.

Программное обеспечение: ET IS.

Надзор: AHH S. Steinshamn SBB.

Проверка: ET ESB SBB S. Steinshamn AHH.

Визуализация: ET ES S. Sunde.

Написание — оригинальная тяга: ET AHH SBB ØS.

Написание — обзор и редактирование: ET AHH SBB S. Steinshamn.

‡ Эти авторы также в равной степени способствовали этой работе.

Внедрение вмешательства ХОБЛ-Домашнего интегрированного лечения болезней (IDM) при выписке после госпитализации в связи с острыми обострениями ХОБЛ (AECOPD) привело к сокращению использования больниц в течение следующих 24 месяцев по сравнению с годом до начала исследования.

Проанализировать влияние вмешательства COPD-Home IDM на качество жизни, связанное со здоровьем, симптомы тревоги и депрессии, а также степень активации пациента в течение 24 месяцев наблюдения и оценить связь между этими результатами.

Единый центр, перспективное, открытое, контролируемое клиническое исследование. Были проанализированы изменения в анкете респираторной болезни Святого Георгия (SGRQ), оценке состояния больницы (HADS-A) и депрессии (HADS-D) и мерах по активизации пациентов (PAM) между пациентами в группе интегрированного ухода (ICG) и обычная группа по уходу (UCG) 6, 12 и 24 месяца после регистрации.

Частота ответов на вопросник составляла 80-96%. Не было статистически значимых различий в изменении оценок SGRQ между группами во время наблюдения. После 12 месяцев наблюдения наблюдалась тенденция к сокращению средней оценки HADS-A в МКГ по сравнению с UCG. Оценки HADS-D оставались стабильными в ICG по сравнению с растущей тенденцией в UCG. Клинически значимая разница в показателе PAM была достигнута только в МКГ, 6,7 (CI95% от 0,7 до 7,5) по сравнению с 3,6 (CI95% -1,4-8,6) в UCG. В модели логистической регрессии более высокий показатель HADS-D и курение в настоящее время значительно увеличивают шансы на низкий балл PAM.

Вмешательство COPD-Home IDM не приводило к статистически значимым изменениям средних баллов SGRQ, HADS-A, HADS-D или PAM в течение 24 месяцев наблюдения.

Идентификационный номер для исследования в системе регистрации Clinical.Trials.gov составляет 17417. ClinicalTrials.gov Идентификатор: NCT 00702078

Все данные, лежащие в основе данных, указанных в рукописи, загружаются в виде файлов вспомогательной информации, сопровождающих рукопись.

Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) является основной причиной заболеваемости и смертности во всем мире и представляет собой растущее экономическое и социальное бремя [1]. Оптимальный уход за пациентами с ХОБЛ требует индивидуального подхода, ориентированного на пациента, который распознает и лечит все аспекты болезни, устраняет системные эффекты и сопутствующие заболевания и интегрирует медицинскую помощь среди медицинских работников и всех уровней здравоохранения [2]. Ранее была описана концепция комплексного ухода, конкретных компонентов и его потенциала в лечении пациентов с ХОБЛ [3].

Кокрановский обзор, проведенный с 2013 года в рамках комплексных мероприятий по борьбе с болезнями (IDM) среди пациентов с ХОБЛ, показал, что IDM не только улучшает качество жизни и способность к физической нагрузке, но также уменьшает количество госпитализаций и дней госпитализации на одного человека [4] ,

Однако более поздние публикации по IDM среди пациентов с ХОБЛ показали противоречивые результаты. Эрнандес и соавторы [5, 6] обнаружили, что IDM улучшает клинические результаты, такие как выживаемость и количество посещений отделения неотложной помощи, но не количество госпитализаций. В исследовании Kruis и соавт. [7] не было обнаружено дополнительного преимущества IDM по сравнению с обычным уходом, кроме улучшенного уровня комплексного ухода и более высокой степени ежедневных ежедневных занятий.

Обсуждается, почему IDM-вмешательства успешны у некоторых пациентов и неудача в других. Частично эта вариация может быть объяснена различиями в существенных предпосылках, таких как знания и уверенность пациентов, когда они играют роль менеджеров собственного здоровья [8]. Успех вмешательства IDM зависит от того, насколько участники становятся вовлеченными в их собственное здравоохранение, но мало что известно о том, какие базовые качества необходимы среди часто старых и многобогатых пациентов с ХОБЛ, чтобы мотивировать такие изменения. Один из подходов может заключаться в оценке активации пациента, которая относится к способности и готовности людей взять на себя роль управления своим здоровьем и здравоохранением [9, 10]. Предыдущие исследования показывают, что степень активации пациента является фактором, который может предсказать использование скорой помощи и больниц, а также приверженность к лечению у пациентов с хроническими заболеваниями [9-11]. Тем не менее, знания о связи между активацией пациента и успехом вмешательств IDM среди пациентов с ХОБЛ отсутствуют.

Ранее мы показали, что при внедрении вмешательства COPD-Home IDM [12] при выписке после госпитализаций, связанных с AECOPD, количество госпитализаций сократилось в течение 24 месяцев наблюдения по сравнению с годом до начала исследования [13].

Цели настоящего исследования состояли в том, чтобы изучить влияние вмешательства COPD-Home IDM на здоровье QOL, симптомы тревоги и депрессии и степень активации пациента в течение 24 месяцев наблюдения и оценить степень ассоциации между исходы.

Проспективное, открытое, контролируемое одноцентровое вмешательство с четырьмя повторными измерениями было проведено в Университетской больнице Тронхейма (TUH) и в муниципалитете Тронхейма в период с марта 2008 года по ноябрь 2011 года.

Все пациенты, которые были госпитализированы в отдел торакальной медицины (DTM) или в группу наблюдения TUH и которые выполнили критерии включения, получили информацию об исследовании COPD-Home и были приглашены к участию. Критериями включения были: (a) вход из-за AECOPD, (b) этап III или IV COPD (GOLD 2007), (c) проживание в муниципалитете Трондхейма, (d) способность общаться на норвежском языке и (e) способность подписывать форму информированного согласия. Критерий исключения был затронут любым серьезным заболеванием, которое может привести к очень короткому сроку службы (ожидаемое время выживания менее шести месяцев). Пациенты, которые дали согласие на участие, были последовательно включены в исследование до выписки из TUH. Они были случайным образом распределены либо в IC, либо в UC group на основе их адреса постоянного проживания. Данные о пациентах регистрировались при разряде и через 6, 12 и 24 месяца после выписки из ТУХ.

В городе Тронхейм проживает 173 000 жителей. Муниципальная первичная медико-санитарная помощь организована в четырех районах; самый большой район (Леркендал) был сопоставлен с самым маленьким дивизионом (Хеймдал) с примерно 83 000 жителей, а два подразделения Østbyen и Midtbyen составили около 75 000 жителей. Østbyen / Midtbyen стал участком интервенций по лотерее. Демография очень похожа на возраст и панораму болезни, т. Е. Число жителей в возрасте 55-79 лет одинаково у двух районных пар (Леркендал / Хеймдал, 15 800 и Øbyby / Midtbyen 15 200).

Основными элементами вмешательства ХОБЛ-дома были: (а) колл-центр для поддержки и общения с пациентами и медсестрами на дому; (b) учебная сессия для медсестер на дому и интерактивная программа электронного обучения для пациентов; (c) индивидуальный план самоуправлений для пациентов и (d) совместные визиты в домах пациентов специализированной медсестрой, которая повторила основной элемент образовательной программы и укрепила специфическое поведение в отношении здоровья, а также внесла необходимые изменения в программа лечения пациентов (12).

Данные о характеристиках пациентов, включая возраст, пол, сопутствующую заболеваемость, объем принудительного выдоха за одну секунду (FEV1), индекс массы тела (ИМТ), медицинское лечение и информацию о способах проживания и курении сигарет были собраны из отчетов об исследовании и медицинских карт ,

Респираторная анкета Святого Георгия (SGRQ) является специфическим для болезни инструментом, предназначенным для измерения QOL у пациентов с болезнью легких и состоит из 76 предметов, разделенных на три компонента: симптомы, активность и воздействие. Вычисляются оценки для каждого из трех компонентов, а также общий балл SGRQ. Оценки варьируются от 0 до 100, с более высокими показателями, указывающими на худшую QOL [14]. Четырехугольное изменение общего балла считается минимальным клинически значимым различием (MCID) для этого инструмента [15]. Оценки из вопросника SGRQ воспроизводимы и чувствительны к изменениям в течение продолжительных периодов времени [16].

Шкала беспокойства и депрессии больницы (HADS) представляет собой шкалу самооценки, которая была разработана для выявления тревожных и депрессивных настроений отдельно среди пациентов в непсихиатрических клиниках [17]. Шкала HADS имеет в общей сложности 14 предметов, 7 предметов для подшкала тревоги (HADS-A) и семь предметов для подшкала депрессии (HADS-D). Каждый элемент оценивается в 0 (не на всех) до 3 (очень) шкале. Оценки подкатегорий для HADS-A и HADS-D могут варьироваться от 0 до 21. Более высокие оценки указывают на более высокие уровни тревоги или депрессии [18, 19]. Для того, чтобы различать случаи как от случайных случаев, так и от пограничных случаев, рекомендуется использовать оценку отсечки ≥ 8 в каждой подшкале [20]. Предлагаемое минимальное важное различие (MID) показателей HADS-A и HADS-D у пациентов с ХОБЛ составляет 1,32 и 1,40 соответственно [21].

Мера активации пациента (PAM) — инструмент для измерения уровня участия пациента в их собственном здравоохранении и состоит из 13 пунктов, оценивающих знания, навыки и уверенность в самообслуживании [22]. PAM является единственным проверенным инструментом, который всесторонне измеряет степень активации пациентов для управления их собственным здравоохранением. Суммарная оценка PAM варьируется от 0 до 100, а активация пациента, измеренная с помощью PAM, обычно делится на четыре этапа активации: (1) оценка PAM ≤ 47,0: люди, как правило, перегружены и не готовы играть активную роль, они предрасположены к быть пассивными получателями помощи; (2) Оценка PAM 47.1-55.1: у людей нет знаний и уверенности в самоуправлении; (3) Оценка ПАМ 55,2-67,0: люди начинают принимать меры, но могут по-прежнему испытывать недостаток уверенности и навыков для поддержки новых форм поведения; (4) Оценка PAM ≥ 67.1: люди имеют уверенность и выполняют адекватное поведение, но не могут поддерживать их в условиях стресса [23]. Как правило, разница в баллах PAM не менее 5 баллов считается адекватной для отделения здорового от менее здорового поведения [24].

Исследование было одобрено Региональным комитетом по этике (РЭЦ), и все участники дали свое письменное информированное согласие.

Опросники SGRQ, PAM и HADS были оценены в соответствии с рекомендациями разработчика, и были использованы рекомендуемые методы обработки отсутствующих предметов. Изменения в оценках были рассчитаны как разница между оценками на исходном уровне и оценками после 6, 12 и 24 месяцев наблюдения. Основные сравнения изменений были выполнены на основе намерения-лечения. Нормальность непрерывных переменных была проверена тестом Колмогорова-Смирнова. Непрерывные переменные для клинических параметров выражали как среднее ± SD или среднее значение плюс 95% доверительный интервал (95% ДИ). Т-критерий независимых образцов использовался для сравнения средств некоторых непрерывных нормально распределенных переменных. Непараметрический эквивалент t-теста независимых образцов (тест U Mann-Whitney U) и парного t-теста (тест на соответствие парным разрядам Wilcoxon) использовался для сравнения нераспределенных данных из разных групп. Для сравнения пропорций использовался критерий Хи-квадрат и точное определение Fishers. Коэффициент корреляции Spearmen (rho) был рассчитан для определения силы взаимосвязи между базовым показателем PAM и независимыми переменными пола, возраста, статуса курения и HADS-D, HADS-A и баллы для каждого из трех компонентов SGRQ , Логистическая регрессия была выполнена для оценки индивидуального воздействия вышеупомянутых независимых переменных на зависимую переменную-дихотомированную оценку PAM на исходном уровне (0: оценка ≥ 55,2, 1: оценка ≤ 55,1).

P-значения менее 0,05 считались статистически значимыми. Статистический анализ проводился с использованием компьютерного программного обеспечения IBM SPSS 21 (Чикаго, Иллинойс, США).

Из 199 пациентов, которые были приглашены к участию, 27 пациентов уменьшились, а 171 (86%) пациентов были распределены случайным образом либо в группе IC (n = 91), либо в группе UC (n = 80). На рис. 1 показана блок-схема количества участников и скорости ответа.

IC: комплексный уход; UC: обычный уход; SGRQ: респираторный вопросник St.George; ХАДС: шкала тревоги и депрессии больницы; PAM: Мера активации пациента.

Не было выявлено существенных различий в исходных характеристиках между IC или группами UC в отношении возраста, пола, ИМТ, функции легких, тяжести ХОБЛ, количества существующих курильщиков сигарет, числа лиц, живущих в одиночку, бремя сопутствующих заболеваний или количество участников, получающих домашний уход (см. таблицу 1).

IC: комплексный уход; UC: обычный уход; ИМТ: индекс массы тела; FEV1: объем принудительного выдоха за одну секунду; FEV1%: FEV1% от прогнозируемого значения; HA: госпитализация в связи с AECOPD за один год до начала исследования; LAMA: антагонист мускариновых рецепторов длительного действия; LABA: β2-агонист длительного действия; ICS: вдыхаемые кортикостероиды.

Средние значения общих баллов SGRQ и оценки симптомов были статистически различны между IC и UC-группой на исходном уровне: 57,3 против 63,2 (p = 0,01) и 63,0 против 71,8 (p = 0,002) соответственно (см. Таблицу 2).

T0: базовый уровень; T1: через 6 месяцев наблюдения; T2: после 12 месяцев наблюдения; Т 3: после 24 месяцев наблюдения; IC: комплексный уход; UC: обычный уход; SGRQ: респираторная анкета Святого Георгия; HADS -A: шкала тревоги и депрессии больницы, оценка для беспокойства; HADS-D: шкала тревоги и депрессии больницы, оценка для депрессии; PAM: Мера активации пациента;

a: статистически значимое различие в средних показателях между группами IC и UC, p = 0,01 для общего балла и p = 0,002 для оценки симптомов;

b: статистически значимое различие в изменении среднего значения между группами IC и UC, p = 0,02 для HADS-A и p = 0,03 для HADS-D.

В течение первых 12 месяцев наблюдения средние значения общих баллов стали более уравновешенными между IC и группой UC, главным образом из-за уменьшения показателей симптомов и ударов в группе UC. В то время как активность, воздействие и общие оценки по-прежнему были ниже по сравнению с исходными значениями в группе IC, в группе UC наблюдалась тенденция к увеличению этих показателей за последние 12 месяцев наблюдения. Рассмотренное клинически значимое изменение в 4 единицы общего балла было достигнуто только в группе UC: среднее изменение -5,2 (95% CI -9,0 до-1,4) через 6 месяцев и среднее изменение -4,2 (95% ДИ от -8,3 до 0,07 ) через 12 месяцев. Не было статистически значимых различий в среднем изменении как компонента, так и общего количества баллов между IC и группой UC во время наблюдения.

Существенных различий между IC и группой UC не было в средних оценках HADS-A или HADS-D на исходном уровне или во время наблюдения (см. Таблицу 2). Однако после 12 месяцев наблюдения наблюдалась тенденция к сокращению среднего значения HADS-A в группе IC по сравнению с группой UC, что привело к существенной разнице в среднем изменении: -0,9 (-1,8, — 0,01) в группе IC по сравнению с 0,5 (-0,4 до 1,4) в группе UC, p = 0,02. Кроме того, через 12 месяцев наблюдения показатели HADS-D оставались стабильными в группе IC, но имели тенденцию к увеличению в группе UC, что привело к существенной разнице в среднем изменении показателей за этот период: 0,05 (-0,8, 0,9) в группе IC против 1,0 (0,3-1,8) в группе UC, p = 0,03. Средство оценки HADS-A и HADS-D по сравнению с базовой линией не было достигнуто ни в IC, ни в группе UC.

Не было никаких существенных различий между IC и UC-группой в средних значениях баллов PAM ни на исходном уровне, ни во время наблюдения (см. Таблицу 2). После 24 месяцев наблюдения наблюдалась тенденция к увеличению показателей в обеих группах, но среднее изменение в оценках достигало клинического значения только в группе IC; 6,7 балла (95% ДИ от 1,7 до 12,6) по сравнению с 3,6 (95% ДИ от 1,4 до 8,6) в группе UC. Между IC и группой UC не было существенных различий в распределении пациентов между стадиями активации 1-4 ни при регистрации, ни во время наблюдения.

Существенной связи между оценками ППМ на исходном уровне и количеством госпитализаций во время наблюдения не наблюдалось. Корреляционный анализ базовых показателей показал отрицательную связь между оценками PAM и HADS-A и HADS-D (n = 159, rho = -0,202, p = 0,01 для HADS -A и n = 159, rho = -0,389, p = 0,01 для HADS-D), а также между оценками PAM и оценками воздействия SGRQ (n = 155, rho = -0.328, p = 0.01). Более того, была отрицательная связь между оценками PAM и текущим курением сигарет (n = 159, rho = -0,17, p = 0,03). В модели логистической регрессии, включающей пол, возраст, HUDS-A, HADS-D и SGRQ, самый сильный предиктор, сообщающий о более низкой оценке PAM (≤ 55,1), был оценкой HADS-D и текущим курением сигарет (см. Таблицу 3 ). Более высокий балл HADS-D и текущее курение сигарет значительно увеличили шансы на низкий балл PAM.

ХАДС-А: шкала тревожности больницы и депрессии, оценка для беспокойства; HADS-D: шкала тревоги и депрессии больницы, оценка для депрессии; Воздействие: ударный компонент респираторной анкеты St.George

Насколько нам известно, это первое исследование, в котором результаты лечения, связанные с пациентом, были оценены с использованием меры активации пациента (PAM) вместе с подтвержденными анкетами SGRQ и HADS. Связанная со здоровьем QOL, измеренная SGRQ, была значительно лучше при регистрации и относительно более стабильной в течение периода наблюдения в группе IC по сравнению с группой UC. Однако существенных различий в изменениях в оценках SGRQ не наблюдалось между группами во время наблюдения.

В последние годы влияние программ IDM на QOL, связанное со здоровьем, измеренное SGRQ, было оценено в нескольких исследованиях. Chavannes и др. [25] показали, что IDM улучшил QOL через год по сравнению с обычным уходом среди пациентов с ХОБЛ в первичной медико-санитарной помощи. Улучшение SGRQ было как клинически значимым, так и статистически значимым, и было самым большим у пациентов с одышкой при небольших усилиях, выраженное с помощью оценки MRC> 2. Возможно, комната для улучшения QOL была более уменьшена среди участников настоящего исследования, которые были старше и имели более тяжелую ХОБЛ по сравнению с вышеуказанным исследованием. Выводы Райса и др. [26] более сопоставимы с настоящим исследованием в отношении возраста и тяжести ХОБЛ. В соответствии с результатами настоящего исследования они показали, что после одного года QOL, связанного со здоровьем, измеряемого SGRQ, оставалась относительно стабильной в группе по борьбе с болезнями, но, в отличие от настоящего исследования, оценка SGRQ увеличивалась в среднем на 6,4 пункта в обычный уход группа. Совсем недавно Kruis и др. [7] исследовали долгосрочную эффективность вмешательства IDM в отношении состояния здоровья, измеренного с помощью Вопросника клинической ХОБЛ (CCQ), SGRQ и ежедневной физической активности, измеренной по Вопросу международной физической активности (IPAQ) в первичной медико-санитарной помощи. Участники имели значительно более низкие общие оценки SGRQ на исходном уровне по сравнению с участниками настоящего исследования, что объясняется тем фактом, что только 22% пациентов относятся к стадии III или IV ХОБЛ ЗОЛОТО. Однако, в соответствии с нашими результатами, их результаты не показали улучшения QOL, измеренного либо CCQ, либо SGRQ, но через 12 месяцев доля пациентов с умеренными или высокими уровнями активности, измеренная с помощью IPAQ, значительно улучшилась в группе вмешательства по сравнению с контрольными , В отличие от SGRQ, где оценивается степень нарушения повседневной деятельности, IPAQ измеряет изменения в выполняемых физических действиях. Таким образом, IPAQ может быть более разумным инструментом для оценки результатов программ самоконтроля среди пациентов с серьезными ограничениями в функции легких и физическом состоянии. Одно из объяснений может заключаться в том, что, хотя программы самоконтроля предназначены для расширения возможностей участников и позволяют им улучшать управление хроническим заболеванием [27], измеренные результаты часто называются дистальными желаемыми результатами, такими как симптомы, а также физическими, психологическими и социальными функция, измеренная напр. SGRQ или CCQ [14, 28]. С другой стороны, IPAQ и PAM предназначены для оценки более проксимальных результатов, то есть в какой степени пациенты действительно выполняют здоровые действия. Таким образом, в будущих исследованиях, возможно, первичные результаты должны быть изменены в сторону измерений, которые фиксируют фактическое изменение активности пациентов или знаний или уверенности в выполнении здоровой деятельности, такой как IPAQ или PAM. Более того, можно предположить, что нереально ожидать клинически значимых улучшений в QOL, связанных со здоровьем, у старых пациентов с тяжелыми заболеваниями, независимо от вмешательства. Предотвращение сокращения QOL с течением времени может считаться успешным.

Несмотря на то, что в настоящее время в группе UC не было снижения количества госпитализаций в группе UC, наблюдалось улучшение общей оценки SGRQ в период от шести до 12 месяцев наблюдения. Частично это можно объяснить тем фактом, что они были госпитализированы из-за AECOPD при включении, которое, как известно, временно ухудшает QOL [29, 30], а частично, зачисляется в клиническое исследование, которое подразумевает, что предпочтение отдается большему вниманию со стороны исследования персонала во время наблюдения [31].

В настоящем исследовании был показан временный положительный эффект вмешательства на уровни тревоги и депрессии. Эти результаты согласуются с результатами исследования, проведенного Bucknall et al среди самоуправлений среди пациентов с умеренной и тяжелой ХОБЛ [32], хотя средние значения HADS-A (9,3-10,0) и HADS-D (8,3-8,5) были выше в своем исследовании по сравнению с соответствующими оценками в настоящем исследовании (6,5-7,25 против 6,0-6,1). Интересно отметить, что при изучении самоуправлений у пациентов с ХОБЛ Schüz и др. [33] было установлено, что знание опосредовало влияние вмешательства на изменения физической активности только среди участников, сообщивших о низком уровне тревоги или депрессии. Авторы предполагают, что пациентам с повышенным уровнем тревоги или депрессии, возможно, необходимо будет лечить должным образом, прежде чем участвовать в интервенциях по лечению хронических заболеваний. В соответствии с вышеприведенными выводами мы можем предположить, что относительно низкий уровень симптомов тревоги и депрессии среди участников настоящего исследования, возможно, внес вклад в надежную основу для осуществления вмешательства ХОБЛ-Home.

В настоящем исследовании степень, с которой пациенты занимались управлением своим здоровьем, измерялась с использованием PAM. Средние оценки PAM на исходном уровне были сопоставимы со средними показателями PAM американской группы (61,9), датской группой (64,2) и голландской группой (61,3) людей с диагностированными хроническими заболеваниями или умеренными или тяжелыми уровнями инвалидности [ 34], но был выше, чем оценки PAM голландских пациентов с ХОБЛ из последнего исследования Bos-Touwen et al [35]. В настоящем исследовании наблюдалось увеличение показателей PAM от исходного уровня как в IC, так и в группе UC, но достигнутое изменение в показателе клинически значимо только в группе IC.

Несмотря на то, что не было обнаружено никакой связи между оценкой ПАМ и количеством госпитализаций, клиническое достоверное увеличение показателя ПАМ в группе IC во время наблюдения совпало с сокращением числа госпитализаций на 46,5% во время наблюдения в той же группе [13]. Следовательно, мы можем предположить, что вмешательство ХОБЛ-дома способствовало отдельным лицам в группе вмешательства путем повышения их понимания, навыков и уверенности в управлении своим здоровьем.

Наши результаты не смогли показать значительную связь между оценками PAM и оценками SGRQ, что может означать, что уровень QOL, связанный со здоровьем, не влияет на степень участия пациентов в их собственном здравоохранении.

В отличие от других исследований (25, 34), мы смогли показать, что курение в настоящее время значительно увеличивает вероятность низкой оценки PAM. Обнаружение отрицательной связи между оценками HADS-D и PAM соответствует предыдущим исследованиям, показывающим, что активация пациента была связана как с физическими, так и с психическими компонентами [24], и что увеличение активации пациента было связано с уменьшением тяжести зарегистрированных депрессивных симптомов [36, 37]. Следовательно, может быть разумным рассмотреть скрининг симптомов депрессивности участников до регистрации в программах IDM.

Некоторые ограничения исследования следует рассмотреть. Во-первых, популяция исследователей довольно мала и ограничена группой пациентов с ХОБЛ с относительно высоким риском, и поэтому неизвестно, в какой степени вмешательство ХОБЛ-дома будет эффективным для пациентов с более мягким заболеванием. Во-вторых, общий балл SGRQ и под-оценка симптомов были статистически значимо ниже в группе IC по сравнению с группой UC, что указывает на то, что пациенты в группе IC имели лучшую функциональную способность. Такое смещение может указывать на систематический выбор смещения. В связи с процедурами включения и распределения в настоящем исследовании участники были рандомизированы в соответствии с их адресом проживания. Муниципалитет Тронхейма организован в четыре района, и город, как известно, имеет несколько социально-экономических разграничений между районами. Две районные пары были выбраны для выравнивания различий в панораме болезни и возраста. Следовательно, авторы заключают, что выбор смещения не происходит и что более высокий показатель SGRQ в группе IC является случайным нахождением.

Силой настоящего исследования является клиническая значимость исследуемой популяции. Участники представляют реальную клиническую популяцию ХОБЛ из-за очень немногих критериев исключения и высокий показатель ответа. Во-вторых, исследование добавляет к предыдущему очень скудному знанию активации пациента, измеренного по показателю PAM среди пациентов с ХОБЛ, и связи между оценкой PAM и оценками SGRQ- и HADS в этой группе пациентов.

Вмешательство COPD-Home IDM не приводило к статистически значимым изменениям средних баллов SGRQ, HADS-A, HADS-D или PAM в течение 24 месяцев наблюдения.

(PDF)

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

(PDF)

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

(DOC)

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

(DOCX)

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

(PDF)

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

(XLSX)

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

Это исследование было поддержано Исследовательским советом Норвегии.

Авторы хотели бы выразить признательность профессору Р.А. Walstad для вдохновения и специализированных и компетентных медицинских сестер в исследовании COPD-Home, Солфрида Якобсена Лунде и Евы Мари Вангена.

острое обострение ХОБЛ

Индекс массы тела

хроническое обструктивное заболевание легких

Отдел торакальной медицины

объем выдоха за одну секунду

FEV1% от прогнозируемого значения

врач общей практики

госпитализация

Шкала больницы и шкала депрессии

внутрибольничные дни

комплексный уход

межквартильные диапазоны

минимальная важная разница

Мера активации пациента

качество жизни

Респираторный вопросник Св. Георгия

Университетская больница Тронхейма

обычный уход

Проспективное исследование в учреждении третичного ухода за глазами

Indian J Ophthalmol. 2017 ноя; 65 (11): 1203–1208.

Пухрадж Риши

Шри Бхагаван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Экта Риши

Шри Бхагаван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнаи, Тамил Надуритала

Махавирталал Сервисез,

Махавир Тамил Наду Тамил Наду, Индия

Ашутош Агарвал

Шри Бхагван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Шридеви Наир

Шри Бхагван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнапал

000 927 Ницца, Индия

000, 927, Индия Vision Care Clinic, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Shri Bhagwan Mahavir Vitreoretinal Services, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

1 Клиника помощи слабовидящим, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Для корреспонденции: Dr.Пухрадж Риши, Шри Бхагван Махавир Витреоретинальные службы, Шанкара Нетралайя, 18 Колледж Роуд, Ченнаи — 600 006, Тамил Наду, Индия. E-mail: [email protected]

Поступило 19 июня 2017 г .; Принято 19 сентября 2017 г.

Авторские права: © 2017 Indian Journal of Ophthalmology

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License, которая позволяет другим редактировать, настраивать и развивать работу в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель:

Оценка тревожности и депрессии у пациентов, получающих лечение слабовидящих (LVC), с использованием Госпитальной шкалы тревожности и депрессии (HADS).

Методы:

В этом проспективном наблюдательном исследовании оценивали 100 пациентов с наиболее скорректированной остротой зрения (BCVA) хуже 6/18 в лучшем глазу или ограничением поля зрения до <10 ° от центра фиксации. подшкалы депрессии и тревожности опросника HADS до и после LVC.HADS - это шкала из 14 пунктов, в каждой из которых по семь пунктов для подшкал тревоги и депрессии. Оценка по каждому пункту варьируется от нуля до трех. Оценка по субшкале> 8 означает тревогу или депрессию.

Результаты:

Средний возраст на момент обращения составил 38,2 года. Средняя продолжительность симптомов составила 9,6 года. Основная этиология нарушения зрения включала дистрофию / дегенерацию сетчатки ( n = 35), нарушения зрительного нерва ( n = 17), глаукому ( n = 10), диабетическую ретинопатию ( n = 9), возрастная дегенерация желтого пятна ( n = 5), неисправленные аномалии рефракции ( n = 5) и различные заболевания ( n = 19).Среднее значение BCVA на лучшем глазу составило 0,83 (± 0,64), что значительно улучшилось до 0,78 (± 0,63) после LVC ( P <0,001). Оценка по подшкале HADS-Depression была сопоставима по степени тяжести нарушения зрения как для зрения вдаль ( P, = 0,57), так и для зрения вблизи ( P = 0,61). Точно так же баллы HADS-Anxiety были сопоставимы по степени выраженности дистанции ( P = 0,34) и нарушения зрения вблизи (NVI; P = 0,50). Исходно средние баллы по шкале HADS-депрессия и HADS-тревога составляли 8.4 (± 3,7) и 9,6 (± 4,3) балла, которые значительно улучшились до 6,0 (± 3,4) и 6,7 (± 3,7), соответственно, после коррекции слабовидения ( P <0,001).

Заключение:

Коррекция слабовидения может значительно улучшить показатели тревожности и депрессии у слабовидящих пациентов.

Ключевые слова: Тревога, депрессия, глаза, больничная шкала тревожности и депрессии, уход за слабовидящими, устройства для слабовидящих, нарушение зрения

По данным Всемирной организации здравоохранения, 285 миллионов человек во всем мире страдают нарушениями зрения, из которых 62 миллиона проживают в Индии.Результаты ряда исследований на уровне населения и больниц показывают, что нарушение зрения связано с более высокими показателями депрессии [1,2]. Примерно у одной трети (диапазон 22–42%) пожилых людей с нарушениями зрения наблюдается легкое, но клинически значимое состояние. депрессивные или тревожные симптомы, также известные как подпороговая депрессия или тревога [3]. Депрессия и тревога являются важными индикаторами роста инвалидности и представляют собой социально-экономическое бремя для здоровья общества.

Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS) — это опросник для самооценки, который оказался надежным инструментом для выявления состояний тревоги и депрессии в условиях поликлиники больницы [].Анкета HADS состоит из семи пунктов для каждой подшкалы депрессии и тревожности. Баллы по каждому пункту варьируются от нуля до трех, три из которых означают наивысший уровень тревожности или депрессии. Общий балл по субшкале> 8 из 21 возможных указывает на значительные симптомы тревоги или депрессии. В этом проспективном наблюдательном исследовании сообщается об уровнях тревожности и депрессии у 100 последовательных пациентов, нуждающихся в лечении слабовидящих (LVC) в специализированной офтальмологической больнице в Индии, и о влиянии улучшения слабовидящих на их психологический статус.Насколько нам известно, это первое в своем роде исследование, проведенное в Индии.

Стандартный больничный опросник по шкале тревожности и депрессии на английском языке

Методы

В этом проспективном наблюдательном исследовании мы включили пациентов, впервые посетивших клинику LVC, чтобы ответить на вопросник HADS с целью облегчить выявление и классификацию тревожности. и уровни депрессии. В исследование были включены сто последовательных пациентов с наиболее скорректированной остротой зрения (BCVA) хуже 6/18 в лучшем глазу или ограничением поля зрения до <10 ° от центра фиксации.В нашей больнице третичного уровня услуги по лечению слабовидящих обычно предлагаются пациентам, отвечающим указанным выше критериям. Наш опыт показывает, что примерно две трети пациентов, обращенных в клинику LVC, пользуются этими услугами. Исключались лица моложе 18 лет и лица с пониженным интеллектом. Пациенты были набраны с октября 2016 года по январь 2017 года. Мы стремились оценить роль LVC в психологическом статусе пациента. HADS - это шкала из четырнадцати пунктов, в каждой из которых по семь пунктов для подшкал тревоги и депрессии.Оценка по каждому пункту варьируется от нуля до трех. Оценка по субшкале> 8 означает тревогу или депрессию. Оценка HADS проводилась до и после консультации со слабовидящими, чтобы увидеть, изменились ли оценки. Оригинальный вопросник HADS на английском языке [] был переведен на хинди и тамильский языки каждым независимым наблюдателем. Чтобы оценить достоверность этих переведенных версий, обратный перевод на английский с хинди и тамильского языка был выполнен разными людьми, то есть не теми, кто переводил анкету с английского на местные версии.Запрошено предварительное одобрение институционального наблюдательного совета. Каждый человек подписал письменную форму информированного согласия, давая согласие на участие в исследовании. Это исследование соответствовало принципам Хельсинкской декларации.

Опросник HADS был введен соисследователем (SG) участникам лицом к лицу в зале ожидания клиники LVC до и через 2–3 дня после консультации со слабовидящими. Во время интервью никого, кроме человека и интервьюера, не было.Интервьюер подтвердил, что человек понял все вопросы, прежде чем ответить на них. Если человек не понял вопроса, интервьюер объяснил ему это. Одно интервью длилось примерно 20–25 минут. У участников не было предварительных знаний об исследователе или их заинтересованности в исследовании. Никто из людей не отказался от участия в исследовании. Анкета не была возвращена участникам для комментариев или исправлений. Участники не предоставили отзывов о результатах исследования.

Описательная статистика была выполнена для непрерывных переменных, а частотное распределение использовалось для определения распределения категориальных переменных. Независимый образец t -тест был использован для определения разницы средних значений между двумя группами; Парный тест t использовался для определения разницы средних значений внутри групп. Односторонний дисперсионный анализ использовался, чтобы определить, есть ли какие-либо существенные различия в средних значениях между различными группами. Для определения взаимосвязи между продолжительностью симптомов и оценкой HADS использовался корреляционный тест Пирсона.SPSS V.14.0 (IBM Corporation, 1 New Orchard Road, Armonk, New York 10504-1722, США) использовался для выполнения статистического анализа, и любой тест с P <0,05 считался статистически значимым.

Результаты

Из 100 включенных пациентов 69 мужчин и 31 женщина. У семи пациентов в семейном анамнезе было слабое зрение. Тридцать восемь пациентов страдали врожденными пороками зрения, а у остальных — приобретенными. Среднее значение BCVA (± стандартное отклонение [SD], диапазон) для лучшего глаза было 0.83 (± 0,64, 4-0) logMAR, который значительно улучшился до 0,78 (± 0,63, 4-0) logMAR после коррекции слабовидения ( P <0,001). Исходные данные пациентов представлены в формате. Изменение уровней нарушения зрения вблизи после применения средств слабовидения представлено в. Исходно средний балл HADS-Anxiety составлял 9,6 (± 4,3), который значительно улучшился до 6,7 (± 3,7) после коррекции слабовидения ( P <0,0005). Аналогичным образом, средний балл по шкале HADS-депрессии (± SD) составил 8,4 (± 3,7), что значительно улучшилось до 6.0 (± 3,4) после коррекции слабовидения ( P <0,0005).

Таблица 1

Исходные характеристики 100 пациентов со слабым зрением, оцененные с использованием госпитальной шкалы тревожности и депрессии

Таблица 2

Изменение уровней нарушения зрения до и после коррекции слабовидения

Средняя подшкала HADS-депрессия оценка была рассчитана для различной степени тяжести нарушения зрения на расстоянии (DVI). Для тяжелого DVI ( n = 26) было установлено, что оно равно 7.9 ± 3,9, средний DVI ( n = 50) 8,7 ± 3,3, умеренный DVI ( n = 15) 8,9 (± 3,3) и без DVI ( n = 9) 8,8 (± 6,1). Не было значимой разницы в оценке HADS-депрессии между этими группами ( P = 0,75). Аналогичным образом, средний балл по подшкале HADS-тревожность для тяжелого DVI ( n = 26) составлял 9,0 (± 4,4), среднего DVI ( n = 50) 9,8 (± 3,9), легкого DVI ( n = 15) 10,9 (± 5.5) и отсутствие DVI ( n = 9) 9.0 (± 4.9). Не было значимой разницы в оценке HADS-тревожность между группами ( P = 0.58). Таким же образом был рассчитан средний балл по подшкале HADS-депрессия для различной степени тяжести NVI. Для тяжелого NVI ( n = 20) было установлено, что оно составило 8,6 (± 3,5), умеренного NVI ( n = 22) 8,9 (± 3,0), легкого NVI ( n = 8) 7,8 (± 3,5 ), а без NVI ( n = 50) — 8,3 (± 4,1). Не было значимой разницы в оценке HADS-депрессии между этими группами ( P = 0,88). Точно так же средний балл по подшкале HADS-тревожность для тяжелого NVI ( n = 20) составлял 9.3 (± 4,0), умеренный NVI ( n = 22) 10,4 (± 3,8), легкий NVI ( n = 8) 9,8 (± 3,6) и отсутствие NVI ( n = 50) 9,3 (± 4,8 ). Не было значимой разницы в оценке HADS-тревожность между группами ( P = 0,79).

Средний возраст на момент обращения составил 38,2 года (диапазон: 18–59 лет). Для анализа пациенты были условно разделены на 3 возрастные группы. В группу А вошли пациенты моложе 25 лет ( n = 17). В группу B входили пациенты в возрасте от 25 до 50 лет ( n = 61), а в группу C входили пациенты старше 50 лет ( n = 22).В группе А средний балл HADS-депрессия улучшился при коррекции слабовидения на 1,6 ± 2,4 ( P = 0,01) балла, тогда как средний балл HADS-тревога улучшился на 1,3 ± 2,3 ( P = 0,03). В группе B средний показатель HADS-депрессия улучшился на 2,8 ± 2,8 ( P <0,0005), тогда как средний показатель HADS-Anxiety улучшился на 3,4 ± 3,0 ( P <0,0005). В группе C средний балл HADS-депрессия улучшился на 2,0 ± 2,5 ( P <0,0005), в то время как средний балл HADS-тревожность улучшился на 2.8 ± 2,7 ( P <0,0005). Во всех группах улучшение после коррекции слабовидения было статистически значимым.

Гендерный анализ показал, что мужчины ( n = 69) показали значительное среднее улучшение 2,4 ± 2,9 ( P <0,0005) и 2,9 ± 3,1 ( P <0,0005) в HADS-депрессии и HADS-Тревога, соответственно, после коррекции слабовидения. 31 женщина, участвовавшая в исследовании, также продемонстрировала среднее улучшение на 2,4 ± 2.2 ( P <0,0005) и 2,8 ± 2,7 ( P <0,0005) по шкале HADS-депрессия и HADS-тревога соответственно. Средняя продолжительность симптомов составила 9,6 ± 12,2 года (от 2 месяцев до 56 лет). Продолжительность симптомов показала очень слабую отрицательную корреляцию с исходными показателями HADS-депрессии (r = -0,025) и HADS-тревожности (r = -0,075).

При анализе по роду занятий, показатели тревожности и депрессии значительно снизились ( P ≤ 0,05) по всем категориям, кроме подшкалы HADS-депрессия среди студентов ( P = 0.06) и для подшкал HADS-депрессия и тревога среди пенсионеров ( P, = 0,09 [HADS-D], P, = 0,30 [HADS-A]) и безработных ( P, = 0,09 [HADS-D] ], P = 0,30 [HADS-A]). Подробности представлены в []. Пациенты также были классифицированы в соответствии с основной этиологией [] как дистрофия / дегенерация сетчатки ( n = 35), нарушения зрительного нерва (атрофия зрительного нерва, колобома, гипоплазия; n = 17), глаукома ( n = 10), диабетическая ретинопатия (DR; n = 9), возрастная дегенерация желтого пятна (ARMD; n = 5) и нескорректированные аномалии рефракции ( n = 5).Девятнадцать пациентов были классифицированы как имеющие разные глазные заболевания, такие как ретинохориоидальная колобома ( n = 5), активный или излеченный хориоидит ( n = 4), статус после витреоретинальной хирургии ( n = 4), атрофия пигментного эпителия сетчатки ( n = 2), семейная экссудативная витреоретинопатия ( n = 1), хроническая центральная серозная ретинопатия ( n = 1), задняя стафилома ( n = 1) и парафовеальная телеангиэктазия ( n = 1) .Исходно средние баллы по шкале HADS-депрессии (± SD) для дистрофии / дегенерации сетчатки, нарушений зрительного нерва, глаукомы, DR, ARMD, нескорректированных аномалий рефракции и различных нарушений составляли 9,0 (± 3,5), 8,5 (± 3,7), 10. (± 3,6), 6,9 (± 4,3), 8,6 (± 2,6), 6,2 (± 5,6) и 7,8 (± 3,2) соответственно. После коррекции слабовидения улучшение показателей было статистически значимым ( P ≤ 0,05) для всех групп, за исключением неисправленных аномалий рефракции ( P = 0,17) []. Средний балл по шкале HADS-тревожность (± SD) на исходном уровне составлял 10.7 (± 4,6), 9 (± 2,9), 7,7 (± 4,7), 9,2 (± 5,4), 11,2 (± 2,8), 5,4 (± 3,4), 10,1 (± 4,1), которые значительно улучшились после снижения зрения коррекция во всех группах, кроме двух (глаукома [P = 0,19], нескорректированные аномалии рефракции [P = 1,00]). Подробности представлены в []. Пациенты с приобретенными глазными нарушениями ( n = 62) испытали значительное снижение среднего (± SD, P) баллов HADS-депрессия и HADS-тревога на 2,4 (± 2,6, P <0,0005) и 3,2 (± 2,6 , P <0,0005) баллов соответственно.Кроме того, у пациентов с врожденными глазными нарушениями ( n = 38) показатели HADS-депрессия и HADS-тревога значительно улучшились в среднем на 2,5 (± 2,9, P <0,0005) и 2,4 (± 3,4, P ). <0,0005) соответственно.

Таблица 3

Сравнение оценок тревожности и депрессии по роду занятий; до и после коррекции слабовидения

Таблица 4

Сравнение оценок тревожности и депрессии по этиологии, до и после коррекции слабовидения

Обсуждение

Хотя мало что известно о биологических связях между глазной патологией и тревогой, есть некоторые свидетельства что снижение поглощения света из-за повреждения сетчатки при дегенеративных заболеваниях может привести к нарушению синтеза мелатонина, что, в свою очередь, увеличивает риск нарушения сна, депрессии и тревоги.[4] Кроме того, известно, что хронические состояния, такие как диабет и болезни сердца, являются факторами риска развития AMD, катаракты и глаукомы, а также независимо связаны с депрессией. [5] Согласно «Руководству по диагностике и статистике психических расстройств», 5 th edition (DSM-V), тревога и депрессия также являются наиболее важными предикторами развития полномасштабного депрессивного или тревожного расстройства.

Опросник HADS был первоначально разработан Зигмондом и Снайтом (1983).[6] Они создали эту оценку результатов специально, чтобы не полагаться на аспекты этих состояний, которые также являются общими соматическими симптомами болезни, например, усталость, бессонницу или гиперсомнию. Обзор опубликованной литературы представлен в []. Bjelland и др. . Посредством систематического обзора большого количества исследований определили пороговый балл 8/21 для тревоги или депрессии. Для тревоги (HADS-A) это дало специфичность 0,78 и чувствительность 0,9. Для депрессии (HADS-D) это дало специфичность 0.79 и чувствительность 0,83. [7] В проспективном исследовании Augustin et al . изучили 120 немецких людей с влажным ARMD в качестве анализа подгрупп и обнаружили, что средние значения HADS-депрессии и HADS-тревожности составили 6,24 и 6,10, соответственно. Они пришли к выводу, что депрессия у этих пациентов была связана с тяжестью нарушения ОВ на расстоянии [8]. Однако в нашем исследовании ни депрессия ( P, = 0,57), ни тревога ( P = 0,34) не были связаны с серьезностью нарушения в дистанционной VA.

Таблица 5

Сравнение исследований, посвященных анализу тревожности и депрессии среди людей с плохим зрением

Šiaudvytytė et al . оценили качество жизни 70 пациентов с ARMD по сравнению с 70 контрольной группой с помощью опросника зрительных функций (VFQ) и HADS. Они обнаружили значительную разницу в качестве жизни между группами ( P <0,0001) и пришли к выводу, что нарушение зрения, вызванное ARMD, влияет на психическое здоровье, зависимость и ролевые трудности пациентов.[9] Однако в нашем исследовании мы не использовали VFQ, потому что образ жизни в Индии совершенно иной, учитывая, что это развивающаяся страна. Kong и др. . изучили 500 пациентов с глаукомой в китайской популяции и обнаружили, что средние баллы по HADS-депрессии, HADS-тревоге и HADS-Total составили 7,29 (± 4,18), 6,12 (± 3,64) и 13,41 (± 6,59) балла соответственно. Распространенность пациентов с глаукомой, испытывающих тревогу и депрессию, составила 11,2% и 26,0% соответственно.[10] В нашем исследовании самая высокая распространенность депрессии была обнаружена у пациентов с глаукомой (80%; n = 10) и пациентов с ARMD (80%; n = 5) и тревожностью у пациентов с ARMD (100%; n = 5). Кемпен и др. . В рамках рандомизированного контрольного исследования оценили психологический дистресс с помощью HADS у 148 пациентов (возраст ≥ 57 лет), обращавшихся за услугами по реабилитации зрения. Они нашли средний балл HADS-депрессии 5,80 (± 4,04) и средний балл HADS-тревожность 5,55 (± 4,34), всего 11.34 (± 7,70), что было сопоставимо с населением пожилого возраста и пожилыми пациентами с хроническими системными заболеваниями. Они пришли к выводу, что специалисты, работающие в службах реабилитации зрения, могут улучшить качество своей помощи, если они будут учитывать такую ​​информацию в своей работе по вмешательству. [11]

Следует отметить, что демографический профиль пациентов с нарушением зрения в исследуемой группе явно отличается от такового в сообществе, поскольку исследование проводилось в офтальмологической больнице третичного уровня.Точно так же более половины людей в нашем исследовании имели нарушения зрения из-за дистрофии / дегенерации сетчатки или нарушений зрительного нерва. В настоящем исследовании относительно меньше пациентов с неисправленной аномалией рефракции, диабетической ретинопатией и AMD, хотя последние являются основными причинами слепоты и нарушений зрения в общей популяции. Вероятно, это связано с тем, что исследовательская группа представляет собой группу лиц, выбранных самостоятельно, которым были предоставлены услуги LVC.

Действительно, предпочтительные практические рекомендации по ARMD от Американской академии офтальмологии советуют офтальмологу узнать о симптомах клинической депрессии и, при необходимости, рекомендовать пациенту обратиться за профессиональной консультацией, поскольку депрессия может усугубить эффекты AMD.[12]

Заключение

LVC, по-видимому, значительно улучшает уровни депрессии и тревожности у пациентов с нарушениями зрения. Следовательно, кажется логичным, чтобы услуги LVC были интегрированы в повседневную офтальмологическую помощь.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

Ссылки

1. Carabellese C, Appollonio I, Rozzini R, Bianchetti A, Frisoni GB, Frattola L, et al.Сенсорные нарушения и качество жизни в сообществе пожилого населения. J Am Geriatr Soc. 1993; 41: 401–7. [PubMed] [Google Scholar] 2. Ровнер Б.В., Шмуели-Дулитцки Ю. Скрининг депрессии у пожилых людей с плохим зрением. Int J Geriatr Psychiatry. 1997; 12: 955–9. [PubMed] [Google Scholar] 3. Brody BL, Gamst AC, Williams RA, Smith AR, Lau PW, Dolnak D, et al. Депрессия, острота зрения, сопутствующие заболевания и инвалидность, связанные с возрастной дегенерацией желтого пятна. Офтальмология. 2001; 108: 1893–900. [PubMed] [Google Scholar] 4.Тосини Дж., Баба К., Хван СК, Ювоне П.М. Мелатонин: недооцененный игрок в физиологии и патофизиологии сетчатки. Exp Eye Res. 2012; 103: 82–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Горовиц А., Райнхардт Дж. П., Кеннеди Дж. Дж. Серьезная и подпороговая депрессия у пожилых людей, обращающихся за услугами по реабилитации зрения. Am J Geriatr Psychiatry. 2005; 13: 180–7. [PubMed] [Google Scholar] 6. Зигмонд А.С., Снайт Р.П. Больничная шкала тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand. 1983; 67: 361–70. [PubMed] [Google Scholar] 7.Бьелланд I, Даль А.А., Хауг Т.Т., Некельманн Д. Достоверность больничной шкалы тревожности и депрессии. Обновленный обзор литературы. J Psychosom Res. 2002; 52: 69–77. [PubMed] [Google Scholar] 8. Огюстен А., Сахель Дж. А., Банделло Ф., Дарденнес Р., Морел Ф., Негрини С. и др. Распространенность тревожности и депрессии при возрастной дегенерации желтого пятна. Инвестируйте Ophthalmol Vis Sci. 2007. 48: 1498–503. [PubMed] [Google Scholar] 9. Шяудвитите Л., Миткуте Д., Балчюнене Ю. Качество жизни пациентов с возрастной дегенерацией желтого пятна.Медицина (Каунас) 2012; 48: 109–11. [PubMed] [Google Scholar] 10. Kong XM, Zhu WQ, Hong JX, Sun XH. Связано ли понимание глаукомы с психологическими расстройствами и качеством жизни, связанным со зрением, для пациентов с глаукомой. Поперечное исследование? BMJ Open. 2014; 4: e004632. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Кемпен Г.И., Баллеманс Дж., Ранчор А.В., ван Ренс Г.Х., Зейлстра Г.А. Влияние слабого зрения на повседневную деятельность, симптомы депрессии, чувство тревоги и социальную поддержку у пожилых людей, проживающих в сообществе, которые обращаются за услугами по реабилитации зрения.Qual Life Res. 2012; 21: 1405–11. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Проспективное исследование в учреждении третичного ухода за глазами

Indian J Ophthalmol. 2017 ноя; 65 (11): 1203–1208.

Пухрадж Риши

Шри Бхагаван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Экта Риши

Шри Бхагаван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнаи, Тамил Надуритала

Махавирталал Сервисез,

Махавир Тамил Наду Тамил Наду, Индия

Ашутош Агарвал

Шри Бхагван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Шридеви Наир

Шри Бхагван Махавир Витреоретинал Сервисез, Ченнапал

000 927 Ницца, Индия

000, 927, Индия Vision Care Clinic, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Shri Bhagwan Mahavir Vitreoretinal Services, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

1 Клиника помощи слабовидящим, Ченнаи, Тамил Наду, Индия

Для корреспонденции: Dr.Пухрадж Риши, Шри Бхагван Махавир Витреоретинальные службы, Шанкара Нетралайя, 18 Колледж Роуд, Ченнаи — 600 006, Тамил Наду, Индия. E-mail: [email protected]

Поступило 19 июня 2017 г .; Принято 19 сентября 2017 г.

Авторские права: © 2017 Indian Journal of Ophthalmology

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License, которая позволяет другим редактировать, настраивать и развивать работу в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель:

Оценка тревожности и депрессии у пациентов, получающих лечение слабовидящих (LVC), с использованием Госпитальной шкалы тревожности и депрессии (HADS).

Методы:

В этом проспективном наблюдательном исследовании оценивали 100 пациентов с наиболее скорректированной остротой зрения (BCVA) хуже 6/18 в лучшем глазу или ограничением поля зрения до <10 ° от центра фиксации. подшкалы депрессии и тревожности опросника HADS до и после LVC.HADS - это шкала из 14 пунктов, в каждой из которых по семь пунктов для подшкал тревоги и депрессии. Оценка по каждому пункту варьируется от нуля до трех. Оценка по субшкале> 8 означает тревогу или депрессию.

Результаты:

Средний возраст на момент обращения составил 38,2 года. Средняя продолжительность симптомов составила 9,6 года. Основная этиология нарушения зрения включала дистрофию / дегенерацию сетчатки ( n = 35), нарушения зрительного нерва ( n = 17), глаукому ( n = 10), диабетическую ретинопатию ( n = 9), возрастная дегенерация желтого пятна ( n = 5), неисправленные аномалии рефракции ( n = 5) и различные заболевания ( n = 19).Среднее значение BCVA на лучшем глазу составило 0,83 (± 0,64), что значительно улучшилось до 0,78 (± 0,63) после LVC ( P <0,001). Оценка по подшкале HADS-Depression была сопоставима по степени тяжести нарушения зрения как для зрения вдаль ( P, = 0,57), так и для зрения вблизи ( P = 0,61). Точно так же баллы HADS-Anxiety были сопоставимы по степени выраженности дистанции ( P = 0,34) и нарушения зрения вблизи (NVI; P = 0,50). Исходно средние баллы по шкале HADS-депрессия и HADS-тревога составляли 8.4 (± 3,7) и 9,6 (± 4,3) балла, которые значительно улучшились до 6,0 (± 3,4) и 6,7 (± 3,7), соответственно, после коррекции слабовидения ( P <0,001).

Заключение:

Коррекция слабовидения может значительно улучшить показатели тревожности и депрессии у слабовидящих пациентов.

Ключевые слова: Тревога, депрессия, глаза, больничная шкала тревожности и депрессии, уход за слабовидящими, устройства для слабовидящих, нарушение зрения

По данным Всемирной организации здравоохранения, 285 миллионов человек во всем мире страдают нарушениями зрения, из которых 62 миллиона проживают в Индии.Результаты ряда исследований на уровне населения и больниц показывают, что нарушение зрения связано с более высокими показателями депрессии [1,2]. Примерно у одной трети (диапазон 22–42%) пожилых людей с нарушениями зрения наблюдается легкое, но клинически значимое состояние. депрессивные или тревожные симптомы, также известные как подпороговая депрессия или тревога [3]. Депрессия и тревога являются важными индикаторами роста инвалидности и представляют собой социально-экономическое бремя для здоровья общества.

Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS) — это опросник для самооценки, который оказался надежным инструментом для выявления состояний тревоги и депрессии в условиях поликлиники больницы [].Анкета HADS состоит из семи пунктов для каждой подшкалы депрессии и тревожности. Баллы по каждому пункту варьируются от нуля до трех, три из которых означают наивысший уровень тревожности или депрессии. Общий балл по субшкале> 8 из 21 возможных указывает на значительные симптомы тревоги или депрессии. В этом проспективном наблюдательном исследовании сообщается об уровнях тревожности и депрессии у 100 последовательных пациентов, нуждающихся в лечении слабовидящих (LVC) в специализированной офтальмологической больнице в Индии, и о влиянии улучшения слабовидящих на их психологический статус.Насколько нам известно, это первое в своем роде исследование, проведенное в Индии.

Стандартный больничный опросник по шкале тревожности и депрессии на английском языке

Методы

В этом проспективном наблюдательном исследовании мы включили пациентов, впервые посетивших клинику LVC, чтобы ответить на вопросник HADS с целью облегчить выявление и классификацию тревожности. и уровни депрессии. В исследование были включены сто последовательных пациентов с наиболее скорректированной остротой зрения (BCVA) хуже 6/18 в лучшем глазу или ограничением поля зрения до <10 ° от центра фиксации.В нашей больнице третичного уровня услуги по лечению слабовидящих обычно предлагаются пациентам, отвечающим указанным выше критериям. Наш опыт показывает, что примерно две трети пациентов, обращенных в клинику LVC, пользуются этими услугами. Исключались лица моложе 18 лет и лица с пониженным интеллектом. Пациенты были набраны с октября 2016 года по январь 2017 года. Мы стремились оценить роль LVC в психологическом статусе пациента. HADS - это шкала из четырнадцати пунктов, в каждой из которых по семь пунктов для подшкал тревоги и депрессии.Оценка по каждому пункту варьируется от нуля до трех. Оценка по субшкале> 8 означает тревогу или депрессию. Оценка HADS проводилась до и после консультации со слабовидящими, чтобы увидеть, изменились ли оценки. Оригинальный вопросник HADS на английском языке [] был переведен на хинди и тамильский языки каждым независимым наблюдателем. Чтобы оценить достоверность этих переведенных версий, обратный перевод на английский с хинди и тамильского языка был выполнен разными людьми, то есть не теми, кто переводил анкету с английского на местные версии.Запрошено предварительное одобрение институционального наблюдательного совета. Каждый человек подписал письменную форму информированного согласия, давая согласие на участие в исследовании. Это исследование соответствовало принципам Хельсинкской декларации.

Опросник HADS был введен соисследователем (SG) участникам лицом к лицу в зале ожидания клиники LVC до и через 2–3 дня после консультации со слабовидящими. Во время интервью никого, кроме человека и интервьюера, не было.Интервьюер подтвердил, что человек понял все вопросы, прежде чем ответить на них. Если человек не понял вопроса, интервьюер объяснил ему это. Одно интервью длилось примерно 20–25 минут. У участников не было предварительных знаний об исследователе или их заинтересованности в исследовании. Никто из людей не отказался от участия в исследовании. Анкета не была возвращена участникам для комментариев или исправлений. Участники не предоставили отзывов о результатах исследования.

Описательная статистика была выполнена для непрерывных переменных, а частотное распределение использовалось для определения распределения категориальных переменных. Независимый образец t -тест был использован для определения разницы средних значений между двумя группами; Парный тест t использовался для определения разницы средних значений внутри групп. Односторонний дисперсионный анализ использовался, чтобы определить, есть ли какие-либо существенные различия в средних значениях между различными группами. Для определения взаимосвязи между продолжительностью симптомов и оценкой HADS использовался корреляционный тест Пирсона.SPSS V.14.0 (IBM Corporation, 1 New Orchard Road, Armonk, New York 10504-1722, США) использовался для выполнения статистического анализа, и любой тест с P <0,05 считался статистически значимым.

Результаты

Из 100 включенных пациентов 69 мужчин и 31 женщина. У семи пациентов в семейном анамнезе было слабое зрение. Тридцать восемь пациентов страдали врожденными пороками зрения, а у остальных — приобретенными. Среднее значение BCVA (± стандартное отклонение [SD], диапазон) для лучшего глаза было 0.83 (± 0,64, 4-0) logMAR, который значительно улучшился до 0,78 (± 0,63, 4-0) logMAR после коррекции слабовидения ( P <0,001). Исходные данные пациентов представлены в формате. Изменение уровней нарушения зрения вблизи после применения средств слабовидения представлено в. Исходно средний балл HADS-Anxiety составлял 9,6 (± 4,3), который значительно улучшился до 6,7 (± 3,7) после коррекции слабовидения ( P <0,0005). Аналогичным образом, средний балл по шкале HADS-депрессии (± SD) составил 8,4 (± 3,7), что значительно улучшилось до 6.0 (± 3,4) после коррекции слабовидения ( P <0,0005).

Таблица 1

Исходные характеристики 100 пациентов со слабым зрением, оцененные с использованием госпитальной шкалы тревожности и депрессии

Таблица 2

Изменение уровней нарушения зрения до и после коррекции слабовидения

Средняя подшкала HADS-депрессия оценка была рассчитана для различной степени тяжести нарушения зрения на расстоянии (DVI). Для тяжелого DVI ( n = 26) было установлено, что оно равно 7.9 ± 3,9, средний DVI ( n = 50) 8,7 ± 3,3, умеренный DVI ( n = 15) 8,9 (± 3,3) и без DVI ( n = 9) 8,8 (± 6,1). Не было значимой разницы в оценке HADS-депрессии между этими группами ( P = 0,75). Аналогичным образом, средний балл по подшкале HADS-тревожность для тяжелого DVI ( n = 26) составлял 9,0 (± 4,4), среднего DVI ( n = 50) 9,8 (± 3,9), легкого DVI ( n = 15) 10,9 (± 5.5) и отсутствие DVI ( n = 9) 9.0 (± 4.9). Не было значимой разницы в оценке HADS-тревожность между группами ( P = 0.58). Таким же образом был рассчитан средний балл по подшкале HADS-депрессия для различной степени тяжести NVI. Для тяжелого NVI ( n = 20) было установлено, что оно составило 8,6 (± 3,5), умеренного NVI ( n = 22) 8,9 (± 3,0), легкого NVI ( n = 8) 7,8 (± 3,5 ), а без NVI ( n = 50) — 8,3 (± 4,1). Не было значимой разницы в оценке HADS-депрессии между этими группами ( P = 0,88). Точно так же средний балл по подшкале HADS-тревожность для тяжелого NVI ( n = 20) составлял 9.3 (± 4,0), умеренный NVI ( n = 22) 10,4 (± 3,8), легкий NVI ( n = 8) 9,8 (± 3,6) и отсутствие NVI ( n = 50) 9,3 (± 4,8 ). Не было значимой разницы в оценке HADS-тревожность между группами ( P = 0,79).

Средний возраст на момент обращения составил 38,2 года (диапазон: 18–59 лет). Для анализа пациенты были условно разделены на 3 возрастные группы. В группу А вошли пациенты моложе 25 лет ( n = 17). В группу B входили пациенты в возрасте от 25 до 50 лет ( n = 61), а в группу C входили пациенты старше 50 лет ( n = 22).В группе А средний балл HADS-депрессия улучшился при коррекции слабовидения на 1,6 ± 2,4 ( P = 0,01) балла, тогда как средний балл HADS-тревога улучшился на 1,3 ± 2,3 ( P = 0,03). В группе B средний показатель HADS-депрессия улучшился на 2,8 ± 2,8 ( P <0,0005), тогда как средний показатель HADS-Anxiety улучшился на 3,4 ± 3,0 ( P <0,0005). В группе C средний балл HADS-депрессия улучшился на 2,0 ± 2,5 ( P <0,0005), в то время как средний балл HADS-тревожность улучшился на 2.8 ± 2,7 ( P <0,0005). Во всех группах улучшение после коррекции слабовидения было статистически значимым.

Гендерный анализ показал, что мужчины ( n = 69) показали значительное среднее улучшение 2,4 ± 2,9 ( P <0,0005) и 2,9 ± 3,1 ( P <0,0005) в HADS-депрессии и HADS-Тревога, соответственно, после коррекции слабовидения. 31 женщина, участвовавшая в исследовании, также продемонстрировала среднее улучшение на 2,4 ± 2.2 ( P <0,0005) и 2,8 ± 2,7 ( P <0,0005) по шкале HADS-депрессия и HADS-тревога соответственно. Средняя продолжительность симптомов составила 9,6 ± 12,2 года (от 2 месяцев до 56 лет). Продолжительность симптомов показала очень слабую отрицательную корреляцию с исходными показателями HADS-депрессии (r = -0,025) и HADS-тревожности (r = -0,075).

При анализе по роду занятий, показатели тревожности и депрессии значительно снизились ( P ≤ 0,05) по всем категориям, кроме подшкалы HADS-депрессия среди студентов ( P = 0.06) и для подшкал HADS-депрессия и тревога среди пенсионеров ( P, = 0,09 [HADS-D], P, = 0,30 [HADS-A]) и безработных ( P, = 0,09 [HADS-D] ], P = 0,30 [HADS-A]). Подробности представлены в []. Пациенты также были классифицированы в соответствии с основной этиологией [] как дистрофия / дегенерация сетчатки ( n = 35), нарушения зрительного нерва (атрофия зрительного нерва, колобома, гипоплазия; n = 17), глаукома ( n = 10), диабетическая ретинопатия (DR; n = 9), возрастная дегенерация желтого пятна (ARMD; n = 5) и нескорректированные аномалии рефракции ( n = 5).Девятнадцать пациентов были классифицированы как имеющие разные глазные заболевания, такие как ретинохориоидальная колобома ( n = 5), активный или излеченный хориоидит ( n = 4), статус после витреоретинальной хирургии ( n = 4), атрофия пигментного эпителия сетчатки ( n = 2), семейная экссудативная витреоретинопатия ( n = 1), хроническая центральная серозная ретинопатия ( n = 1), задняя стафилома ( n = 1) и парафовеальная телеангиэктазия ( n = 1) .Исходно средние баллы по шкале HADS-депрессии (± SD) для дистрофии / дегенерации сетчатки, нарушений зрительного нерва, глаукомы, DR, ARMD, нескорректированных аномалий рефракции и различных нарушений составляли 9,0 (± 3,5), 8,5 (± 3,7), 10. (± 3,6), 6,9 (± 4,3), 8,6 (± 2,6), 6,2 (± 5,6) и 7,8 (± 3,2) соответственно. После коррекции слабовидения улучшение показателей было статистически значимым ( P ≤ 0,05) для всех групп, за исключением неисправленных аномалий рефракции ( P = 0,17) []. Средний балл по шкале HADS-тревожность (± SD) на исходном уровне составлял 10.7 (± 4,6), 9 (± 2,9), 7,7 (± 4,7), 9,2 (± 5,4), 11,2 (± 2,8), 5,4 (± 3,4), 10,1 (± 4,1), которые значительно улучшились после снижения зрения коррекция во всех группах, кроме двух (глаукома [P = 0,19], нескорректированные аномалии рефракции [P = 1,00]). Подробности представлены в []. Пациенты с приобретенными глазными нарушениями ( n = 62) испытали значительное снижение среднего (± SD, P) баллов HADS-депрессия и HADS-тревога на 2,4 (± 2,6, P <0,0005) и 3,2 (± 2,6 , P <0,0005) баллов соответственно.Кроме того, у пациентов с врожденными глазными нарушениями ( n = 38) показатели HADS-депрессия и HADS-тревога значительно улучшились в среднем на 2,5 (± 2,9, P <0,0005) и 2,4 (± 3,4, P ). <0,0005) соответственно.

Таблица 3

Сравнение оценок тревожности и депрессии по роду занятий; до и после коррекции слабовидения

Таблица 4

Сравнение оценок тревожности и депрессии по этиологии, до и после коррекции слабовидения

Обсуждение

Хотя мало что известно о биологических связях между глазной патологией и тревогой, есть некоторые свидетельства что снижение поглощения света из-за повреждения сетчатки при дегенеративных заболеваниях может привести к нарушению синтеза мелатонина, что, в свою очередь, увеличивает риск нарушения сна, депрессии и тревоги.[4] Кроме того, известно, что хронические состояния, такие как диабет и болезни сердца, являются факторами риска развития AMD, катаракты и глаукомы, а также независимо связаны с депрессией. [5] Согласно «Руководству по диагностике и статистике психических расстройств», 5 th edition (DSM-V), тревога и депрессия также являются наиболее важными предикторами развития полномасштабного депрессивного или тревожного расстройства.

Опросник HADS был первоначально разработан Зигмондом и Снайтом (1983).[6] Они создали эту оценку результатов специально, чтобы не полагаться на аспекты этих состояний, которые также являются общими соматическими симптомами болезни, например, усталость, бессонницу или гиперсомнию. Обзор опубликованной литературы представлен в []. Bjelland и др. . Посредством систематического обзора большого количества исследований определили пороговый балл 8/21 для тревоги или депрессии. Для тревоги (HADS-A) это дало специфичность 0,78 и чувствительность 0,9. Для депрессии (HADS-D) это дало специфичность 0.79 и чувствительность 0,83. [7] В проспективном исследовании Augustin et al . изучили 120 немецких людей с влажным ARMD в качестве анализа подгрупп и обнаружили, что средние значения HADS-депрессии и HADS-тревожности составили 6,24 и 6,10, соответственно. Они пришли к выводу, что депрессия у этих пациентов была связана с тяжестью нарушения ОВ на расстоянии [8]. Однако в нашем исследовании ни депрессия ( P, = 0,57), ни тревога ( P = 0,34) не были связаны с серьезностью нарушения в дистанционной VA.

Таблица 5

Сравнение исследований, посвященных анализу тревожности и депрессии среди людей с плохим зрением

Šiaudvytytė et al . оценили качество жизни 70 пациентов с ARMD по сравнению с 70 контрольной группой с помощью опросника зрительных функций (VFQ) и HADS. Они обнаружили значительную разницу в качестве жизни между группами ( P <0,0001) и пришли к выводу, что нарушение зрения, вызванное ARMD, влияет на психическое здоровье, зависимость и ролевые трудности пациентов.[9] Однако в нашем исследовании мы не использовали VFQ, потому что образ жизни в Индии совершенно иной, учитывая, что это развивающаяся страна. Kong и др. . изучили 500 пациентов с глаукомой в китайской популяции и обнаружили, что средние баллы по HADS-депрессии, HADS-тревоге и HADS-Total составили 7,29 (± 4,18), 6,12 (± 3,64) и 13,41 (± 6,59) балла соответственно. Распространенность пациентов с глаукомой, испытывающих тревогу и депрессию, составила 11,2% и 26,0% соответственно.[10] В нашем исследовании самая высокая распространенность депрессии была обнаружена у пациентов с глаукомой (80%; n = 10) и пациентов с ARMD (80%; n = 5) и тревожностью у пациентов с ARMD (100%; n = 5). Кемпен и др. . В рамках рандомизированного контрольного исследования оценили психологический дистресс с помощью HADS у 148 пациентов (возраст ≥ 57 лет), обращавшихся за услугами по реабилитации зрения. Они нашли средний балл HADS-депрессии 5,80 (± 4,04) и средний балл HADS-тревожность 5,55 (± 4,34), всего 11.34 (± 7,70), что было сопоставимо с населением пожилого возраста и пожилыми пациентами с хроническими системными заболеваниями. Они пришли к выводу, что специалисты, работающие в службах реабилитации зрения, могут улучшить качество своей помощи, если они будут учитывать такую ​​информацию в своей работе по вмешательству. [11]

Следует отметить, что демографический профиль пациентов с нарушением зрения в исследуемой группе явно отличается от такового в сообществе, поскольку исследование проводилось в офтальмологической больнице третичного уровня.Точно так же более половины людей в нашем исследовании имели нарушения зрения из-за дистрофии / дегенерации сетчатки или нарушений зрительного нерва. В настоящем исследовании относительно меньше пациентов с неисправленной аномалией рефракции, диабетической ретинопатией и AMD, хотя последние являются основными причинами слепоты и нарушений зрения в общей популяции. Вероятно, это связано с тем, что исследовательская группа представляет собой группу лиц, выбранных самостоятельно, которым были предоставлены услуги LVC.

Действительно, предпочтительные практические рекомендации по ARMD от Американской академии офтальмологии советуют офтальмологу узнать о симптомах клинической депрессии и, при необходимости, рекомендовать пациенту обратиться за профессиональной консультацией, поскольку депрессия может усугубить эффекты AMD.[12]

Заключение

LVC, по-видимому, значительно улучшает уровни депрессии и тревожности у пациентов с нарушениями зрения. Следовательно, кажется логичным, чтобы услуги LVC были интегрированы в повседневную офтальмологическую помощь.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

Ссылки

1. Carabellese C, Appollonio I, Rozzini R, Bianchetti A, Frisoni GB, Frattola L, et al.Сенсорные нарушения и качество жизни в сообществе пожилого населения. J Am Geriatr Soc. 1993; 41: 401–7. [PubMed] [Google Scholar] 2. Ровнер Б.В., Шмуели-Дулитцки Ю. Скрининг депрессии у пожилых людей с плохим зрением. Int J Geriatr Psychiatry. 1997; 12: 955–9. [PubMed] [Google Scholar] 3. Brody BL, Gamst AC, Williams RA, Smith AR, Lau PW, Dolnak D, et al. Депрессия, острота зрения, сопутствующие заболевания и инвалидность, связанные с возрастной дегенерацией желтого пятна. Офтальмология. 2001; 108: 1893–900. [PubMed] [Google Scholar] 4.Тосини Дж., Баба К., Хван СК, Ювоне П.М. Мелатонин: недооцененный игрок в физиологии и патофизиологии сетчатки. Exp Eye Res. 2012; 103: 82–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Горовиц А., Райнхардт Дж. П., Кеннеди Дж. Дж. Серьезная и подпороговая депрессия у пожилых людей, обращающихся за услугами по реабилитации зрения. Am J Geriatr Psychiatry. 2005; 13: 180–7. [PubMed] [Google Scholar] 6. Зигмонд А.С., Снайт Р.П. Больничная шкала тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand. 1983; 67: 361–70. [PubMed] [Google Scholar] 7.Бьелланд I, Даль А.А., Хауг Т.Т., Некельманн Д. Достоверность больничной шкалы тревожности и депрессии. Обновленный обзор литературы. J Psychosom Res. 2002; 52: 69–77. [PubMed] [Google Scholar] 8. Огюстен А., Сахель Дж. А., Банделло Ф., Дарденнес Р., Морел Ф., Негрини С. и др. Распространенность тревожности и депрессии при возрастной дегенерации желтого пятна. Инвестируйте Ophthalmol Vis Sci. 2007. 48: 1498–503. [PubMed] [Google Scholar] 9. Шяудвитите Л., Миткуте Д., Балчюнене Ю. Качество жизни пациентов с возрастной дегенерацией желтого пятна.Медицина (Каунас) 2012; 48: 109–11. [PubMed] [Google Scholar] 10. Kong XM, Zhu WQ, Hong JX, Sun XH. Связано ли понимание глаукомы с психологическими расстройствами и качеством жизни, связанным со зрением, для пациентов с глаукомой. Поперечное исследование? BMJ Open. 2014; 4: e004632. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Кемпен Г.И., Баллеманс Дж., Ранчор А.В., ван Ренс Г.Х., Зейлстра Г.А. Влияние слабого зрения на повседневную деятельность, симптомы депрессии, чувство тревоги и социальную поддержку у пожилых людей, проживающих в сообществе, которые обращаются за услугами по реабилитации зрения.Qual Life Res. 2012; 21: 1405–11. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS): проверка на образце греческой больницы общего профиля | Annals of General Psychiatry

  • 1.

    Zigmond AS, Snaith RP: Больничная шкала тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand. 1983, 67: 361-370. 10.1111 / j.1600-0447.1983.tb09716.x.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 2.

    Herrmann C: Международный опыт использования больничной шкалы тревожности и депрессии — обзор данных валидации и клинических результатов.J Psychosom Res. 1997, 42: 17-41. 10.1016 / S0022-3999 (96) 00216-4.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 3.

    Beck AT, Ward CH, Mendelson M, Mock J, Erbaugh J: Инвентарь для измерения депрессии. Arch Gen Psychiatry. 1961, 4: 561-71: 561-571.

    Артикул

    Google Scholar

  • 4.

    Lykouras E, Loannidis C, Voulgari A, Jemos J, Tzonou A: Депрессия среди пациентов больниц общего профиля в Греции.Acta Psychiatr Scand. 1989, 79: 148-152. 10.1111 / j.1600-0447.1989.tb08582.x.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 5.

    Боттомли A: Депрессия у онкологических больных: обзор литературы. Eur J Cancer Care (англ.). 1998, 7: 181-191. 10.1046 / j.1365-2354.1998.00100.x.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 6.

    Costantini M, Musso M, Viterbori P, Bonci F, Del ML, Garrone O, Venturini M, Morasso G: Выявление психологического дистресса у онкологических больных: валидность итальянской версии Госпитальной шкалы тревожности и депрессии.Поддержка лечения рака. 1999, 7: 121-127. 10.1007 / s005200050241.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 7.

    Бьелланд И., Даль А.А., Хауг Т.Т., Некельманн Д.: Достоверность больничной шкалы тревожности и депрессии. Обновленный обзор литературы. J Psychosom Res. 2002, 52: 69-77. 10.1016 / S0022-3999 (01) 00296-3.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 8.

    Lisspers J, Nygren A, Soderman E: Больничная шкала тревожности и депрессии (HAD): некоторые психометрические данные для шведской выборки. Acta Psychiatr Scand. 1997, 96: 281-286. 10.1111 / j.1600-0447.1997.tb10164.x.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 9.

    Mykletun A, Stordal E, Dahl AA: Больничная шкала тревожности и депрессии (HAD): факторная структура, анализ элементов и внутренняя согласованность в большой популяции. Br J Psychiatry.2001, 179: 540-4: 540-544. 10.1192 / bjp.179.6.540.

    Артикул

    Google Scholar

  • 10.

    Leung CM, Ho S, Kan CS, Hung CH, Chen CN: Оценка китайской версии Госпитальной шкалы тревожности и депрессии. Межкультурная перспектива. Int J Psychosom. 1993, 40: 29-34.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 11.

    Джонстон М., Поллард Б., Хеннесси П.: Постройте валидацию больничной шкалы тревожности и депрессии с клиническими популяциями.J Psychosom Res. 2000, 48: 579-584. 10.1016 / S0022-3999 (00) 00102-1.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 12.

    Маласи Т.Х., Мирза И.А., Эль-Ислам М.Ф .: Валидация больничной шкалы тревожности и депрессии у арабских пациентов. Acta Psychiatr Scand. 1991, 84: 323-326. 10.1111 / j.1600-0447.1991.tb03153.x.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 13.

    Quintana JM, Padierna A, Esteban C, Arostegui I, Bilbao A, Ruiz I. Оценка психометрических характеристик испанской версии Госпитальной шкалы тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand. 2003, 107: 216-221. 10.1034 / j.1600-0447.2003.00062.x.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 14.

    Spinhoven P, Ormel J, Sloekers PP, Kempen GI, Speckens AE, Van Hemert AM: валидационное исследование Госпитальной шкалы тревожности и депрессии (HADS) в различных группах голландских субъектов.Psychol Med. 1997, 27: 363-370. 10.1017 / S00332

    004382.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 15.

    Мурри С., Грир С., Уотсон М., Горман С., Роуден Л., Танмор Р., Робертсон Б., Блисс Дж .: Факторная структура и факторная стабильность шкалы тревожности и депрессии в больнице у больных раком. Br J Psychiatry. 1991, 158: 255-9: 255-259.

    Артикул

    Google Scholar

  • 16.

    Razavi D, Delvaux N, Farvacques C, Robaye E: Скрининг расстройств адаптации и основных депрессивных расстройств у онкологических стационарных пациентов. Br J Psychiatry. 1990, 156: 79-83: 79-83.

    Артикул

    Google Scholar

  • 17.

    Сигурдардоттир В., Болунд С., Брандберг Ю., Салливан М.: Влияние генерализованной злокачественной меланомы на качество жизни оценивается с помощью методики опроса EORTC. Qual Life Res. 1993, 2: 193-203. 10.1007 / BF00435223.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 18.

    Savard J, Laberge B, Gauthier JG, Ivers H, Bergeron MG: Оценка тревоги и депрессии у ВИЧ-инфицированных пациентов. J Pers Assess. 1998, 71: 349-367. 10.1207 / s15327752jpa7103_5.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 19.

    Mystakidou K, Tsilika E, Parpa E, Katsouda E., Galanos A, Vlahos L: Больничная шкала тревожности и депрессии у греческих онкологических больных: психометрический анализ и применимость.Поддержка лечения рака. 2004, 12: 821-825. 10.1007 / s00520-004-0698-у.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 20.

    Джемос Дж .: Реестр депрессии Бека; проверка на греческом образце. 1984 г., Медицинский факультет Афинского университета

    Google Scholar

  • 21.

    Спилбергер С.Д., Горсуч Р.Л., Лушене Р.Э .: Руководство по инвентаризации состояния и черты тревожности. 1970, Пало-Альто, Калифорния, Consulting Psychologies Press

    Google Scholar

  • 22.

    Лиакос А., Джаннитси С.: Надежность и достоверность греческого перевода Описи тревожности Спилбергера. Энгефалос. 1984, 21: 71-76.

    Google Scholar

  • 23.

    Олссон И., Миклетун А., Даль А.А.: Шкала оценки тревожности и депрессии в больницах: перекрестное исследование психометрии и способностей к выявлению случаев в общей практике. BMC Psychiatry. 2005, 5:46: 46-10.1186 / 1471-244X-5-46.

    Артикул

    Google Scholar

  • 24.

    Льюис Дж .: Предвзятость наблюдателя при оценке тревожности и депрессии. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 1991, 26: 265-272. 10.1007 / BF00789218.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 25.

    Silverstone PH: Низкая эффективность Госпитальной шкалы тревожности и депрессии в диагностике большого депрессивного расстройства как у медицинских, так и у психиатрических пациентов. J Psychosom Res. 1994, 38: 441-450. 10.1016 / 0022-3999 (94) -8.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 26.

    Sartorius N, Ustun TB, Lecrubier Y, Wittchen HU: Коморбидная депрессия с тревогой: результаты исследования ВОЗ по психологическим расстройствам в первичной медико-санитарной помощи. Br J Psychiatry Suppl. 1996, 38-43.

    Google Scholar

  • Точность госпитальной шкалы тревожности и депрессии Подшкала депрессии (HADS-D) для выявления большой депрессии: систематический обзор и метаанализ данных отдельных участников

  • Авторы: YW, BLevis, ABenedetti и BDT отвечали за концепция и дизайн исследования.YW, BL, YS, CH, AK, DN, PMB, ZN и BDT способствовали извлечению данных, кодированию, оценке включенных исследований и синтезу данных. YW, BLevis, ABenedetti и BDT внесли свой вклад в анализ и интерпретацию данных. YW, AB и BDT подготовили рукопись. ABenedetti и BDT внесли равный вклад в качестве соавторов и поручителей; они имели полный доступ ко всем данным в исследовании и несли ответственность за целостность данных и точность анализа данных. Соответствующий автор подтверждает, что все перечисленные авторы соответствуют критериям авторства и что ни один другой, отвечающий этим критериям, не был пропущен.Члены группы DEPRESSD HADS внесли свой вклад: в извлечение, кодирование и синтез данных: KER, DBR, MA, XWY, MI, MJC и NS; проектировать и проводить поиск по базам данных: JTB и LAK; в качестве членов Руководящего комитета DEPRESSD, включая концепцию и надзор за сотрудничеством: PC, SG, JPAI, SBP, SM и RCZ; в качестве консультанта по знаниям пользователей: MHenry, ZI, CGL, NDM, MTonelli; путем предоставления включенных наборов данных: SA-A, KRB, ABeraldi, CNB, BB, NB-D, ABunevicius, CC, GCarter, C-KC, GCheung, KC, GC-R, DC, ED, FMD, JDS, MD, MGD , AF, PPF, FHF, AJF, MF, PG, MG, LG, MHärter, AH, JJ, NJ, MJ, MKeller, S-WK, MKjærgaard, SK, H-HK, LKRK, YL, ML, WLL, AWL , BL, UFM, RAM, RM-S, LMassardo, YM, AM, IM, LMisery, RN, CJN, CGN, MLO, SJO, AÖ, AP, JAP, JP, LP, JLP, FP, TJQ, SER, KR , NR, SGR-H, AGR, RS-G, RMS, MPJS, MScherer, MLS, VSC, JShaaban, LSharpe, MSharpe, SSimard, SSinger, LStafford, JStone, NAS, SSultan, ALT, IT, MTschorn, K-YT , AT, MWagner, JWalker, MWalterfang, L-JW, SBW, JWhite, LJW и L-YW.Все авторы, включая авторов группы, представили критический обзор и одобрили окончательный вариант рукописи.

  • Финансирование: Исследование финансировалось Канадскими институтами исследований в области здравоохранения (CIHR, KRS-140045 и PCG-155468). YW и BL были поддержаны стипендиями для докторантов Fonds de recherche du Québec-Santé (FRQ-S). DN была поддержана стипендией GR Caverhill от медицинского факультета Университета Макгилла. PMB был поддержан студентами Исследовательского института Медицинского центра Университета Макгилла.Компания AB была поддержана премией научного сотрудника FRQ-S. БРЭ был поддержан канадским научным руководителем уровня 1. DBR был поддержан стипендией Vanier Canada Graduate Scholarship. Первичные исследования Скотта и др., Амузегара и др. И Присни и др. Были поддержаны Медицинской школой Камминга Университета Калгари, Службой здравоохранения Альберты и Институтом мозга Хотчкисса. SBP была поддержана премией Senior Health Scholar Award от Alberta Innovates, Health Solutions. Первичное исследование Marrie et al было поддержано CIHR (THC-135234), Crohn’s and Colitis Canada, кафедрой исследований Манитобы и кафедрой семьи Во по рассеянному склерозу (для RAM).Первичное исследование Bernstein et al было поддержано CIHR (THC-135234) и Crohn’s and Colitis Canada. Частично поддержку CNB оказала кафедра гастроэнтерологии Бингхэма. RAM была поддержана кафедрой семьи Во по рассеянному склерозу и кафедрой исследований Манитобы. Первичное исследование Butnoriene et al было поддержано грантом Исследовательского совета Литвы (LIG-03/2011). Юрате Бутнориене, доктор философии, которая проводила сбор и анализ данных в рамках своей докторской диссертации для первичного исследования Бутнориене и др., Скончалась и не смогла участвовать в этом проекте.Доктор Робертас Бунявичюс, доктор медицины, доктор философии (1958-2016) был главным исследователем первичных исследований Бутнориене и др. И Буневичиус и др., Но скончался и не мог участвовать в этом проекте. Первичное исследование Чена и др. Было поддержано Национальным научным советом Тайваня (NSC 96-2314-B-182A-090-MY2). Первичное исследование Cheung et al было поддержано Клинической школой Вайкато, Оклендским университетом, Фондом медицинских исследований Вайкато и Фондом респираторных исследований Вайкато.Первичное исследование, проведенное Коста-Рекена и др., Было поддержано Каталонским агентством по оценке и исследованиям технологий здравоохранения (№ 102/19/2004). Первичное исследование Cukor et al было частично поддержано Программой содействия психологическим исследованиям и тренингам по вопросам неравенства в отношении здоровья в грантах учреждений, обслуживающих этнические меньшинства (ProDIG), присужденных округу Колумбия Американской психологической ассоциацией. Первичное исследование Де ла Торре и др. Было поддержано исследовательским грантом «Рамон Каррильо-Артуро Оньятива для многоцентровых исследований» (2015) комиссии «Salud Investiga» Министерства здравоохранения и социальной защиты Аргентины (грант № 1853). .Первичное исследование, проведенное Де Соуза и др., Было поддержано Фондом психического здоровья Бирмингема и Солихалла. Первичное исследование Dorow et al было поддержано Федеральным министерством образования и исследований Германии (грант / награда № 01GY1155A). Первичное исследование Douven et al было поддержано Маастрихтским университетом, Фондом здравоохранения Лимбурга и Фондом Адрианы ван Ринсум-Понсен Штихтинг. Первичное исследование Honarmand et al было поддержано грантом Канадского общества рассеянного склероза. Первичное исследование Fischer et al было поддержано Федеральным министерством образования и исследований Германии в рамках исследования RECODEHF (01GY1150).Первичное исследование Gagnon et al было поддержано Фондом Драммонда и Департаментом психиатрии University Health Network. Первичное исследование Акечи и др. Было частично поддержано грантом на исследования рака (11-2) Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии и грантом для молодых ученых (B). от Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии. Первичное исследование Kugaya et al было частично поддержано грантом на исследование рака (9-31) и Второй комплексной 10-летней стратегией борьбы с раком Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии. .Первичное исследование Ryan et al было поддержано Ирландским онкологическим обществом (грант CRP08GAL). Первичное исследование Грасси и др. Было поддержано Генеральным директором Европейской комиссии по вопросам здравоохранения и защиты потребителей (соглашение с Университетом Феррары-SI2.307317 2000CVGG2-026), Университетом Феррары и Фондом Касса ди Риспармио ди Феррара. Первичное исследование Härter et al было поддержано Федеральным министерством образования и исследований, Федерацией институтов пенсионного страхования Германии и Сетью исследований реабилитации Фрайбурга / Бад-Зекингена (грант 01 GD 9802/4).Первичное исследование Keller et al было поддержано медицинским факультетом Гейдельбергского университета (грант № 175/2000). Первичное исследование Канга и др. Было поддержано Программой фундаментальных научных исследований через Национальный исследовательский фонд Кореи (NRF), финансируемой Министерством образования, науки и технологий (2009-0087344), и было поддержано грантом Кореи. Health 21 R&D, Министерство здравоохранения и социального обеспечения, Республика Корея (A102065). Первичное исследование Jang et al было поддержано грантом научно-исследовательского центра Korea Health 21 R&D Министерства здравоохранения и социального обеспечения Республики Корея.Первичное исследование Love et al (2004) было поддержано Фондом Кэтлин Кунингем (Национальный фонд рака молочной железы), Онкологическим советом Виктории и Национальным советом по здравоохранению и медицинским исследованиям. Первичное исследование Love et al (2002) было поддержано грантом Исследовательского фонда Вифлеема Гриффитса. Первичное исследование Löwe et al было поддержано медицинским факультетом Гейдельбергского университета, Германия (проект 121/2000). Первичное исследование Navines et al было частично поддержано грантами Instituto de Salud Carlos III (EO PI08 /

    ) и (Исследование PSIGEN-VHC: FIS-E08 / 00268).Первичное исследование Massardo et al было поддержано Comisión Nacional de Investigación Científica y Tecnológica (CONICYT), грант № PFB12 / 2007 и Fondo Nacional de Desarrolo Científico y Tecnológico (FONDECYT; грант № 1110849). Первичное исследование Мацуока и соавторов было поддержано Министерством здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии посредством исследования психиатрических и неврологических заболеваний и психического здоровья (161, 19230701 и 20300701). Первичное исследование Hartung et al было поддержано German Cancer Aid в рамках приоритетной программы финансирования психосоциальной онкологии (грант № 107465).Первичное исследование, проведенное Консоли и др., Было поддержано грантами Французского общества дерматологов и университетской больницы Сент-Этьена. Первичное исследование, проведенное Макфарлейном и соавторами, было поддержано грантом программы Национального совета здравоохранения и медицинских исследований правительства Австралии. MLO был поддержан грантами программы NHMRC (1073041) во время проведения исследования. Первичное исследование, проведенное О’Рурком и соавторами, было поддержано Шотландским департаментом дома и здравоохранения, Ассоциацией инсультов и Советом по медицинским исследованиям.Первичное исследование Sanchez-Gistau et al было поддержано грантом Министерства здравоохранения Испании (PI040418) и частично правительством Каталонии, DURSI 2009SGR1119. Первичное исследование Gould et al было поддержано грантом Комиссии по транспортным авариям. Первичное исследование Bayon-Perez et al было поддержано грантом больницы Instituto de Investigación 12 de Octubre (i + 12). Во время проведения исследования Ф.П. был исследователем программы интенсификации исследовательской деятельности больницы Instituto de Investigación 12 de Octubre (i + 12).Первичное исследование Lees et al было поддержано грантом для «стартапов» Британского гериатрического общества, Шотландия. Первичное исследование Рема и др. Было поддержано Исследовательским советом Норвегии. Первичное исследование Руни и др. Было поддержано Фондом нейроонкологии NHS Lothian Neuro-Oncology Endowment Fund. Первичное исследование Шварцболда и др. Было поддержано программой PRONEX (проект NENASC) и программой PPSUS Fundaçao de Amparo a esquisa e Inovacao do Estado de Santa Catarina (FAPESC) и Национальным научно-техническим институтом трансляционной медицины (INCT-TM). .Первичное исследование Azah et al было поддержано Universiti Sains Malaysia. Первичные исследования Patel et al (2010 и 2011) были поддержаны Фондом исследований рака Сиднейского университета. Первичное исследование Simard et al было поддержано грантами IDEA Канадской инициативы по исследованию рака простаты и Канадским альянсом по исследованию рака молочной железы, а также стипендиями CIHR. Первичное исследование Зингера и др. (2009) было поддержано грантом Федерального министерства образования и исследований Германии (№ 01ZZ0106).Первичное исследование Зингера и др. (2008) было поддержано грантами Федерального министерства образования и исследований Германии (№ 7DZAIQTX) и Лейпцигского университета (№ формы 1-57). Первичное исследование Мейера и др. Было поддержано Федеральным министерством образования и исследований (BMBF). Первичное исследование Стаффорда и др. (2014) было частично поддержано начальным финансированием Объединенной онкологической службы Западного и Центрального Мельбурна. Первичное исследование Стаффорда и др. (2007) было поддержано Мельбурнским университетом.Первичное исследование Stone et al было поддержано Советом по медицинским исследованиям, Великобритания, и Chest Heart and Stroke, Шотландия. Первичное исследование Phan et al было поддержано Министерством здравоохранения правительства Западной Австралии (грант № G1000794). Первичное исследование de Oliveira et al было поддержано CNPq и Fapemig, Бразилия. Первичное исследование Pedroso et al (2018) было поддержано FAPEMIG (APq-03539-13). Первичное исследование Pedroso et al (2016) было поддержано Fundação de Amparo à Pesquisa do Estado de Minas Gerais (Fapemig) (APq-03539-13).Первичное исследование Тирингера и др. Было поддержано Венгерским исследовательским советом (ETT 395). Первичное исследование Tschorn et al. Является частью исследования «CDCare-Supply для пациентов с ишемической болезнью сердца и сопутствующей депрессией: анализ потребностей, ориентированных на пациента». CDCare финансировалась Федеральным министерством образования и науки (BMBF; 01GY1154). Первичное исследование, проведенное Тернером и соавторами, было поддержано наследством Дженни Томас через Медицинский исследовательский институт Хантера. Первичное исследование Walterfang et al было поддержано Melbourne Health.Первичное исследование Ли и др. (2017) было поддержано грантом Мемориальной больницы Гаосюн Чанг Гунг, Тайвань (CMRPG8A0581). Первичное исследование Ли и др. (2016) было поддержано грантом Мемориальной больницы Гаосюн Чанг Гунг, Тайвань (CMRPG8

    ). Первичное исследование Sia et al (ИП: Паско и Уильямс) было поддержано Фондом укрепления здоровья штата Виктория (ID 91-0095) и Национальным советом по исследованиям в области здравоохранения и медицины (ID 628582; 299831; 251638; 509103; 1026265; 009367; 1104438).Никакие другие авторы не сообщили о финансировании первичных исследований или своей работы над этим исследованием. Ни один спонсор не участвовал в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

  • Конкурирующие интересы: Все авторы заполнили единую форму раскрытия информации ICJME по адресу www.icmje.org/coi_disclosure.pdf и заявляют: отсутствие поддержки со стороны какой-либо организации представленной работы; никаких финансовых отношений с какими-либо организациями, которые могли быть заинтересованы в представленной работе в предыдущие три года, за следующими исключениями: ZI заявляет, что он получал личные гонорары от Avanir, Janssen, Lundbeck, Otsuka и Sunovion, помимо представленных работ.MTonelli заявляет, что он получил грант от Merck Canada, помимо представленной работы. CNB заявляет, что он консультировал Abbvie Canada, Amgen Canada, Bristol Myers Squibb Canada, Roche Canada, Janssen Canada, Pfizer Canada, Sandoz Canada, Takeda Canada и Mylan Pharmaceuticals. Он также получил неограниченные образовательные гранты от Abbvie Canada, Janssen Canada, Pfizer Canada и Takeda Canada; а также был в бюро докладчиков Abbvie Canada, Janssen Canada, Takeda Canada и Medtronic Canada, причем все это не относилось к представленной работе.AF сообщает, что он получил гонорары спикера от Biogen, Sanofi-Genzyme, Merck-Serono, Novartis и Roche, а также входит в консультативный совет Akili Interactive, помимо представленных работ; он также получил гонорары от издательства Кембриджского университета за клиническую нейропсихиатрию рассеянного склероза, 2-е издание. BLöwe заявляет, что первичное исследование Löwe et al было поддержано неограниченными образовательными грантами от Pfizer, Германия. RAM заявляет, что она провела клинические испытания Санофи Авентис, помимо представленных работ.YM заявляет, что он получал личные гонорары от Mochida, Pfizer, Eli Lilly, Morinaga Milk и NTT Data, помимо представленных работ. SSinger заявляет, что она получала личные гонорары от Lilly, BMS и Pfizer, помимо представленных работ. JStone заявляет, что он получал личные гонорары от UptoDate, помимо представленных работ. SSultan объявляет о финансировании со стороны Sanofi-Aventis Corporation во время проведения первичного исследования. Все авторы не заявляют о каких-либо других отношениях или действиях, которые могли бы повлиять на представленную работу.Ни один спонсор не участвовал в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

  • Этическое одобрение: Поскольку исследование включало вторичный анализ анонимных ранее собранных данных, комитет по этике исследования Еврейской больницы общего профиля заявил, что этот проект не требует одобрения этики исследования. Однако для каждого включенного набора данных авторы подтвердили, что исходное исследование получило одобрение этических норм и что все пациенты дали информированное согласие.

  • Совместное использование данных: запросы на доступ к данным следует направлять соответствующему автору.

  • Гарант рукописи подтверждает, что рукопись является честным, точным и прозрачным отчетом об исследовании, о котором сообщается; что ни один важный аспект исследования не был упущен; и что все расхождения с запланированными (и, если уместно, зарегистрированными) расхождениями были объяснены.

  • Распространение среди участников и связанных с ними пациентов и общественности: нет планов по распространению результатов исследования среди участников исследования или соответствующего сообщества пациентов.Однако веб-инструмент для перевода знаний, предназначенный для врачей (конечных пользователей инструмента скрининга HADS), доступен по адресу depressionscreening100.com/hads-d. Инструмент позволяет клиницистам оценить ожидаемое количество положительных результатов скрининга, а также истинных и ложных результатов скрининга на основе результатов исследования.

  • Провенанс и экспертная оценка: Не введен в эксплуатацию; внешняя экспертная оценка.

  • Точность госпитальной шкалы тревожности и депрессии для выявления депрессии у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких

    Психологическая заболеваемость часто встречается при хронических респираторных заболеваниях.Рассмотрены диагностическая точность Госпитальной шкалы тревожности и депрессии (HADS) и факторы риска коморбидной депрессии при хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ). Последовательные пациенты с ХОБЛ (GOLD стадии I – IV, возраст 40–75 лет) были включены в многоцентровое поперечное когортное исследование. Диагноз депрессии был установлен из истории болезни. Оценивались функция легких, показатель HADS, тест на 6-минутную ходьбу (6-MWT), показатель одышки MRC и оценочный тест на ХОБЛ (CAT). Двести пятьдесят девять пациентов с ХОБЛ (средний возраст 62 года.5 лет; 32% женщины; средний ОФВ1 48% от предсказанного). Пациенты с диагнозом депрессия (29/259; 11,2%) имели значительно более высокие баллы по HADS-D и HADS-Total, чем пациенты без депрессии (медиана (квартили) HADS-D 6 [4; 9] против 4 [2; 7], медиана HADS -Всего 14 [10; 20] против 8 [5; 14]). Графики рабочих характеристик приемника показали умеренную точность для HADS-D, AUC 0,662 (95% доверительный интервал 0,601–0,719) и HADS-Total, AUC 0,681 (95% доверительный интервал 0,620–0,737), с оптимальными значениями отсечки> 5 и > 9 соответственно.Чувствительность и специфичность составляли 62,1% и 62,6% для HADS-D по сравнению с 75,9% и 55,2% для HADS-Total. Возраст, сопутствующие заболевания, пол и ограничение воздушного потока предсказывали депрессию. HADS демонстрирует низкую диагностическую точность депрессии у пациентов с ХОБЛ. Молодые мужчины с сопутствующими заболеваниями подвержены повышенному риску депрессии.

    1. Введение

    Депрессия является частым сопутствующим заболеванием у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) [1]. Нарушение функции легких является фактором риска депрессии, которым страдают до 4 из 10 респираторных пациентов [2].Расстройства настроения и тревожные расстройства у пациентов с ХОБЛ, вероятно, недооцениваются [3], что подчеркивает необходимость надежного и точного инструмента для распознавания депрессии. Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS [4]) была первоначально разработана Зигмондом и Снайтом в 1983 году в качестве короткого, простого в использовании инструмента скрининга из 14 пунктов для выявления симптомов депрессии и тревоги в амбулаторных условиях больницы [5]. Он состоит из двух подшкал из 7 пунктов (HADS-D и HADS-A для депрессии и тревоги, соответственно), каждая из которых находится в диапазоне от 0 до 21, причем более высокие баллы указывают на более серьезный дистресс.Пункты содержат вопросы о симптомах за предыдущую неделю и оцениваются самостоятельно или клиницистом по 4-балльной шкале Лайкерта. Разработчики предложили классифицировать субъектов в соответствии с оценкой субшкалы на не случаи (от 0 до 7), возможные случаи (от 8 до 10) и вероятные случаи (> 10) клинической депрессии [4].

    Обзор 1997 года показал, что обе подшкалы являются надежными и действенными показателями для оценки симптомов тревоги и депрессии у медицинских пациентов в европейских, американских и азиатских когортах [6]. Обновленный анализ, проведенный в 2002 году, обнаружил аналогичные результаты у общих медицинских, психосоматических и психиатрических пациентов с оптимальным пороговым значением ≥8 для обеих подшкал для определения пациентов с вероятным диагнозом депрессии или тревожности [7].Однако классификация пациентов как депрессивных / тревожных или не в соответствии с пороговыми показателями HADS является спорной, особенно при хронических заболеваниях. Был использован диапазон пороговых значений, например, HADS-D> 4 при ишемической болезни сердца [8], HADS-D> 7 при раке [9] и HADS-D> 11 при терминальной стадии почечной недостаточности [ 10]. Несмотря на его первоначальную цель в качестве инструмента скрининга, в этих исследованиях категоризация по шкале HADS часто неявно используется для диагностики депрессии.

    HADS часто используется у пациентов с ХОБЛ, среди прочего, для оценки психологического состояния [11], качества жизни [12] и эффективности легочной реабилитации [13].Несмотря на широкое распространение, диагностическая точность HADS у пациентов с ХОБЛ была исследована только на небольшой выборке на предмет тревожности [14]: у 55 пациентов с ХОБЛ, у 14 из которых было клинически диагностировано тревожное расстройство, оптимальное значение HADS-A пороговая оценка ≥4 обеспечивает умеренную диагностическую мощность. Тем не менее, еще не было предпринято никаких попыток проверки HADS для диагностики депрессии у пациентов с ХОБЛ, хотя вышеупомянутые результаты показывают, что оптимальные пороговые значения для пациентов с хроническими заболеваниями, вероятно, будут отличаться от тех, которые первоначально предлагались для общей популяции пациентов.

    Целью текущего перекрестного исследования было подтверждение использования HADS при скрининге пациентов с ХОБЛ на наличие клинически диагностированной депрессии. Кроме того, мы исследовали роль предикторов депрессии, связанных с пациентом и конкретным заболеванием. Данные были взяты из исходной оценки продолжающегося длительного когортного исследования ХОБЛ в Швейцарии.

    2. Пациенты и методы
    2.1. Субъекты исследования

    Критериями включения были объективный диагноз ХОБЛ в соответствии с рекомендациями GOLD [15] и возраст от 40 до 75 лет.Критериями исключения были умственная или физическая инвалидность, исключающая информированное согласие или соблюдение протокола, а также острое или недавнее (в течение предшествующих шести недель) обострение ХОБЛ.

    2.2. Дизайн исследования

    Швейцарская когорта результатов обструктивного заболевания легких (TOP DOCS) — это продолжающееся проспективное наблюдательное когортное исследование, координируемое Университетской больницей Цюриха, Швейцария, с участием пациентов с легкой и очень тяжелой (GOLD стадии I-IV) ХОБЛ, ежегодно обследуемой не менее трех лет каждый.Набор персонала осуществляется в семи больницах Швейцарии. Регистрируется ряд демографических, связанных с ХОБЛ, физиологических и показателей качества жизни. На исходном уровне пациенты, посещающие участвующие клиники, дали согласие и были включены в исследование неизбирательным, последовательным образом. Исследование было одобрено Комитетом по этике кантона Цюрих, Швейцария ( Kantonale Ethikkommission Zürich ), регистрационный номер KEK-ZH-Nr. 2011-0106.

    2.3. Измерения

    Характеристики пациентов и клиническая информация были определены с помощью анкет самоотчета, интервью с исследователем и историй болезни.Помимо деталей, извлеченных из подробных историй болезни, все оценки проводились либо обученными пульмонологами, либо специализированными исследователями.

    Информация о наличии или отсутствии активного диагноза униполярной депрессии по МКБ-10 [16] была извлечена из историй болезни пациентов и перепроверена при личном общении с врачами пациентов. Большинство диагнозов было поставлено врачами первичной медико-санитарной помощи (которые должны применять критерии кодирования МКБ-10 для получения компенсации от поставщиков медицинского страхования пациентов).Хотя это исключало единообразное использование строгих психиатрических интервью, этот подход адекватно отражает клиническую реальность.

    Немецкая версия HADS [4] вводилась как анкета с самооценкой, которую пациенты должны были заполнить либо во время визита для набора, либо как можно скорее после этого. Компоненты из 7 пунктов HADS-A и HADS-D вводились (каждый в диапазоне от 0 до 21 с более высокими баллами, указывающими на усиление симптомов) для оценки психологического стресса, воспринимаемого пациентами.

    Объем форсированного выдоха за одну секунду (FEV1) и максимальная форсированная жизненная емкость легких (FVC) оценивались в соответствии с критериями воспроизводимости Американского торакального общества [17]. Специфические оценки ХОБЛ включали тест 6-минутной ходьбы (6-MWT; максимальное расстояние в метрах, пройденное за шесть минут) [18], оценка одышки (по шкале от 0 до 4 по возрастанию степени тяжести) [18]. , Оценочный тест на ХОБЛ (CAT; вопросник по качеству жизни, связанный со здоровьем, в диапазоне от 0 до 40 с более высокими баллами, указывающими на более серьезное нарушение) [20], и индекс BODE (составной индекс массы тела (ИМТ, ​​масса тела в килограммах, разделенных на рост в метрах в квадрате), прогнозируемый ОФВ1%, 6-MWT и шкала одышки MRC в диапазоне от 0 / низкий риск до 10 / высокий риск) [21].

    2.4. Анализ

    Кривые рабочих характеристик приемника (ROC) [22] и статистика площади под кривой (AUC) сравнивались для HADS-D и HADS-total [23]. Подход ДеЛонга и др. [24] для оценки параметров ROC, метод оценки непараметрического 95% доверительного интервала (ДИ) Хилгерса [25] для значений критериев и индекс Юдена [26] (максимальное расстояние по вертикали между диагональной линией предположения) и кривая ROC) были оценены вместе с отношениями правдоподобия (LR). Клинический диагноз депрессии на момент оценки был эталоном.Были построены многомерные модели логистической регрессии для депрессии с пошаговым выбором предикторов, включая HADS, возраст, пол, ИМТ, FEV1%, количество сопутствующих заболеваний, 6-MWT и MRC-одышку (выбранные в качестве установленных факторов риска депрессии при ХОБЛ [3, 27]. , 28]). Оценка CAT была добавлена ​​для контроля неспецифического ухудшения качества жизни, связанного с ХОБЛ, и использование антидепрессантов было включено для корректировки на смешение, связанное с лечением. Допущения модели были проверены с помощью тестов Колмогорова-Смирнова и графиков остатков.Независимые выборочные тесты, тесты Манна-Уитни и статистика хи-квадрат были скорректированы по Бонферрони для множественного тестирования (номинальное значение). Анализы выполняли с использованием MedCalc для Windows, версия 12.6.1 (MedCalc Software, Остенде, Бельгия).

    3. Результаты

    На рисунке 1 показан поток всех 263 участников, зарегистрированных в период с октября 2009 г. по июнь 2013 г., от скрининга до анализа. Четыре пациента были исключены из-за отсутствия данных, оставив 259 пациентов с ХОБЛ, которые предоставили полную информацию о баллах по шкале HADS и депрессивном статусе.Распространенность активной депрессии по МКБ-10 составила 11,2% (29/259). Среди пациентов с депрессией 35% (10/29) получали антидепрессанты. Характеристики пациентов представлены в таблице 1. Не было значительных различий между пациентами с депрессией и без депрессии в отношении демографических и связанных с заболеванием характеристик, хотя наблюдалась тенденция к более сильному ограничению воздушного потока и более тяжелой стадии GOLD у пациентов без депрессии.

    08 90.4%)

    32 (13,9%)

    %)


    Переменная Без депрессии
    ()
    Сдавленная
    ()
    значение

    14 (48,3%) 0,085
    Возраст, средний (SD) 62,7 (7,5) 60,0 (8,3) 0,057
    ИМТ, средний (SD) 26,4 (6,1) 26,1 (5,9) 0,808
    Сопутствующие заболевания, среднее (стандартное отклонение) 2,4 (2,2) 3,1 (1,6) 0,061
    Сахарный диабет92% 1 (3,4%) 0.195
    OSA, (%) 21 (9,1%) 5 (17,2%) 0,298
    Артериальная гипертензия, (%) 109 (47,4%) 15 (51,7%) ) 0,808
    Злокачественность, (%) 27 (11,7%) 3 (10,3%) 0,931
    ЗОЛОТАЯ стадия, (%)
    I 2 (6,9%) 0,035
    II 74 (32.2%) 16 (55,2%)
    III 87 (37,8%) 10 (34,5%)
    IV 52 (22,6%) 1 (3,5%)
    CAT, среднее значение (SD) 15,7 (7,1) 7,4 (17,4) 0,213
    Индекс BODE, среднее значение (SD) 3,4 (2,4) 2,8 (2,3) 0,203
    MRC-одышка, среднее (СО) 1,7 (1,1) 1.8 (1,0) 0,736
    ОФВ1%, среднее (СО) 46,6 (20,7) 54,5 (21,2) 0,044
    6-MWT (метры), среднее (СО) 412 (131) 410 (124) 0,916

    Частоты и средние значения сравнивались с использованием -тестов и независимых -тестов соответственно.
    -тест для распределения частот по стадиям GOLD I / II / III / IV у пациентов с депрессией и без нее.
    6-MWT: тест на 6-минутную ходьбу; ИМТ: индекс массы тела; CAT: тест для оценки хронической обструктивной болезни легких; CPAP: постоянное положительное давление в дыхательных путях; ОФВ1%: процент прогнозируемого объема форсированного выдоха за одну секунду; ЗОЛОТО: глобальная инициатива по хронической обструктивной болезни легких; MRC-одышка: шкала диспноэ Совета по медицинским исследованиям; СОАС: обструктивное апноэ во сне.

    Пациенты с ранее существовавшим диагнозом депрессии имели значительно более высокие баллы по HADS-D, чем пациенты без депрессии: медиана ± квартили 6 (4; 9) для пациентов с депрессией по сравнению с 4 (2; 7) для субъектов без депрессии ().То же самое справедливо и для общего показателя HADS: медиана ± квартили 14 (10; 20) для депрессивных пациентов по сравнению с 8 (5; 14) для недепрессивных пациентов ().

    На рисунке 2 изображена кривая ROC для подшкалы HADS-D. Общая дискриминантная характеристика была низкой, но значительно отличалась от случайной случайности, AUC 0,66 (95% ДИ 0,60–0,72). Индекс Юдена определил порог HADS-D> 5 как оптимальный пороговый балл для диагностики депрессии (). Пороговое значение> 5 дает чувствительность 62,1% (95% ДИ 42,3–79.3%), специфичность 62,6% (95% ДИ 56,0–68,9%), положительный LR 1,66 (95% CI 1,2–2,3) и отрицательный LR 0,61 (95% ДИ 0,4–1,0). Использование порогового значения 5 для HADS-D, примененного на фоне наблюдаемой распространенности депрессии 11,2%, дало положительную прогностическую ценность 17,3% и отрицательную прогностическую ценность 92,9%. Таким образом, из 100 гипотетических пациентов с HADS-D> 5 17 будут иметь право на диагноз депрессии, в то время как среди 100 пациентов с оценкой ≤5 в среднем 93 будут правильно определены как не депрессивные.Сравнение графиков HADS-D и HADS-total ROC показано на рисунке 3. Не было существенной разницы в общей производительности между обоими баллами, 0,662 против 0,681 (95% доверительный интервал для разницы 0–0,070). Оптимальный пороговый балл для диагностики депрессии по HADS-total был> 9, Youden’s, чувствительность 75,9% (95% ДИ 56,5–89,7%) и специфичность 55,2% (95% ДИ 48,5–61,8%).


    Модель пошаговой логистической регрессии выявила четыре значимых предиктора (соответствие модели).Повышение вероятности страдания от депрессии было предсказано более низким возрастом (), большим количеством сопутствующих заболеваний (), мужским полом () и более высоким процентом предсказанного ОФВ1 (). Эта модель правильно классифицировала 89,6% случаев. Контроль за приемом антидепрессантов не повлиял на результаты. Таким образом, молодые мужчины с дополнительными сопутствующими заболеваниями имели самый высокий риск депрессии.

    4. Обсуждение

    В этом кросс-секционном многоцентровом когортном исследовании с участием пациентов с легкой и очень тяжелой формой ХОБЛ мы обнаружили низкую точность как HADS-D, так и HADS-total при идентификации пациентов с предшествующим диагнозом депрессии.Поскольку оптимальное пороговое значение HADS-D> 5 дало положительную прогностическую ценность только 17,3% и отрицательную прогностическую ценность 92,9%, тест, по-видимому, более точно идентифицирует отсутствие, а не наличие депрессии. Несмотря на то, что его полезность в качестве общей меры психологического дистресса, валидность HADS-D в качестве инструмента для классификации пациентов с ХОБЛ на депрессивные и недепрессивные категории — как это обычно применялось в предыдущих исследованиях — сомнительна. Такое отсутствие дискриминантной способности можно частично объяснить первоначальной проверкой анкеты, которая была нацелена на общее сочетание медицинских случаев в амбулаторных условиях, а не на пациентов вторичной / третичной медицинской помощи с хроническими изнурительными заболеваниями.Тем не менее, несмотря на оговорки, упомянутые разработчиками HADS [5], в течение последних трех десятилетий он применялся для оценки симптомов депрессии и тревоги в большом разнообразии клинических контекстов за пределами своей первоначальной целевой группы. Использование однонедельного ретроспективного анкетного опроса для классификации пациентов как депрессивных или нет для последующего анализа подгрупп (например, для прогнозирования физической активности [29]) нецелесообразно. Более того, первоначальная цель HADS как скринингового, а не диагностического инструмента должна запрещать полагаться на его результаты как на единственный индикатор клинически значимой депрессии — подход маркировки, применявшийся в предыдущих исследованиях.Это исследование еще раз подчеркивает, что HADS не следует использовать для диагностики депрессии или надежной подгруппы выборок пациентов.

    Наши результаты по депрессии у пациентов с ХОБЛ согласуются с выводами недавнего метаанализа больных раком и паллиативной помощи [30], в котором сообщается о взвешенной комбинированной чувствительности 71,6% со специфичностью 82,6% HADS для идентификации депрессия. Ограничение анализов исследованиями с использованием HADS-D> 7 в качестве порогового значения дало чувствительность 68,3% со специфичностью 85.7%. Авторы метаанализа продвигают использование HADS в качестве скринингового, а не диагностического инструмента. Высокие субшкальные корреляции могут способствовать использованию HADS в качестве общей меры психологического дистресса, а не специального обнаружения депрессии и тревоги [31–33]. Более того, исследования существенно различаются по порогам, используемым для выявления психических заболеваний, что ставит под сомнение полезность HADS в качестве инструмента скрининга [34]. Использование рекомендуемых пороговых значений может недооценивать психиатрическую заболеваемость онкологических больных [35].

    Обзор, включающий все исследования (2000–2010 гг.), Изучающие факторную структуру HADS, показал неоднородные результаты: только половина включенных испытаний подтвердили двухфакторную модель (депрессия и тревога), в то время как другие идентифицировали от одной до четырех лежащих в основе конструкций [ 31]. Например, устоявшаяся альтернативная модель предлагает три фактора, обозначенные, соответственно, как «негативная аффективность», «ангедоническая депрессия» и «вегетативная тревожность» [32]. Тем не менее, мета-подтверждающий факторный анализ 2013 г. одобрил двумерную структуру депрессии / тревоги [33].Учитывая запутанную теорию, лежащую в основе HADS, лучше избегать ее использования в качестве меры какого-либо конкретного психического расстройства.

    Следовательно, несоответствие факторной структуры HADS по выборкам [31], несоответствие между его формулировками, основанными на разговорных британских выражениях, и его международным применением [36], усугубленное исключением соматических элементов, привело к призывам к отказ от HADS 30-летней давности в пользу более точных инструментов [37]. Другие продолжают продвигать HADS как действенный, кросс-культурный инструмент для оценки психологического дистресса [38].В будущих исследованиях следует предпринять усилия для подтверждения психиатрических диагнозов в соответствии с передовой клинической практикой.

    Распространенность депрессии согласно МКБ-10 в нашей когорте (11,2%) была ниже, чем в других исследованиях, с зарегистрированными показателями до 42% [27]. Однако рассмотрение только исследований, основанных на определении депрессии в соответствии с установленными системами классификации, дает более низкую оценку около 20% [39]. Другим объяснением низкой распространенности депрессии может быть однородный состав нашей когорты, состоящей из пациентов, набранных из авторитетных центров высококачественной медицинской помощи в Швейцарии.Наблюдаемый более высокий уровень диагностированной депрессии у более молодых пациентов с лучшей функцией дыхательных путей может быть связан с более низким порогом обращения за профессиональной помощью по психологическим проблемам в более поздних поколениях. Менее физически ограниченные пациенты могут быть более склонны распознавать и лечить недуги, отличные от легочных. С другой стороны, пороговые значения для диагностики депрессии у этих пациентов могут быть разными. Многие факторы могут способствовать эмоциональной заболеваемости пациентов с ХОБЛ, включая социальную изоляцию и зависимость от других в повседневной жизни [28].Однако важно то, что чувство плохого настроения и общее психологическое воздействие хронического заболевания нельзя приравнивать к психиатрическому диагнозу депрессивного расстройства. HADS измеряет психологические нарушения, но не подходит в качестве диагностического инструмента. Исследователи должны проявлять осторожность при ненадлежащей маркировке субъектов. Как подтверждают наши результаты, чрезмерное доверие к анкете самоотчета может привести к ошибочной категоризации пациентов.

    У нашего исследования есть некоторые ограничения.Условия приема на работу специалистов по лечению легких требовали оценки уже существовавшей, а не впервые диагностированной депрессии. Хотя зарегистрированные диагнозы депрессии дважды проверялись зарегистрированными врачами пациентов, краткосрочные изменения настроения могли препятствовать способности HADS выявлять долгосрочные нарушения. Тем не менее, поскольку во многих клинических испытаниях HADS использовался для обозначения пациентов как депрессивных или не страдающих, независимо от каких-либо эталонных стандартов, наши результаты имеют важное значение для планирования будущих испытаний.Сравнительно низкая распространенность депрессии, которой потенциально способствовала недостаточная диагностика, могла ограничивать статистические возможности. Тем не менее, наша большая неселективная выборка является репрезентативной для популяции пациентов с ХОБЛ в Швейцарии и, следовательно, характеризуется высоким социально-экономическим статусом и низкой долей этнических меньшинств — оба фактора связаны с низким уровнем депрессии [40].

    5. Выводы

    В этом большом поперечном исследовании стабильных пациентов с ХОБЛ вопросник HADS имел низкую точность при установлении диагноза депрессии.Это первое исследование, посвященное точности теста HADS-D у пациентов с ХОБЛ. Частота депрессии была самой высокой среди молодых пациентов мужского пола с дополнительными сопутствующими заболеваниями. Клинические последствия наших открытий двояки. Во-первых, HADS не следует использовать как самостоятельный инструмент диагностики депрессии у пациентов с ХОБЛ. Он предоставляет подходящую шкалу для оценки психологического дистресса, но не позволяет проводить диагностическую классификацию. Во-вторых, необходимо повысить осведомленность врачей о значительной распространенности сопутствующих психологических заболеваний у пациентов с хроническими легочными заболеваниями.

    Этическое разрешение

    Исследование было одобрено Комитетом по этике кантона Цюрих, Швейцария ( Kantonale Ethikkommission Zürich ), регистрационный номер KEK-ZH-Nr. 2011-0106.

    Заявление об ограничении ответственности

    Профессор Малькольм Колер является гарантом этой работы и, как таковой, имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Конфликт интересов

    Все авторы не сообщают об отсутствии конфликта интересов — финансового или иного — в отношении этой статьи.

    Вклад авторов

    Кристоф Новак подготовил документ, провел анализ данных и отредактировал статью. Малкольм Колер и Кристиан Ф. Кларенбах внесли существенный вклад в концепцию и дизайн, сбор данных, интерпретацию результатов и критический анализ статей на предмет важного интеллектуального содержания и обеспечили окончательное одобрение версии, которая будет опубликована. Нориан А. Сиеви, Эстер Ирен Шварц, Кристиан Шлатцер, Томас Брак, Мартин Брутше, Мартин Фрей, Сарош Ирани, Йорг Д.Леуппи, Йохен Рюдигер и Роберт Турнхеер внесли существенный вклад в концепцию и дизайн, сбор данных и редактирование документов.

    Выражение признательности

    Исследование было поддержано Lunge Zürich , Lungenliga St. Gallen , Lungenliga Thurgau , Lungenliga Glarus , Lungenliga Aagau 860nerf, Freiwillige Akademische Gesellschaft Basel .

    Больничная шкала тревожности и депрессии

    Опросник для самопроверки на тревогу и депрессию.

    Шкала HADS — это опросник, обычно используемый врачами и терапевтами DTR для оценки уровня тревожности и депрессии у пациента / клиента.

    HADS — это действующая и надежная шкала самооценки, которая измеряет уровень тревожности и депрессии как в больницах, так и в общинах. HADS дает клинически значимые результаты в качестве инструмента психологического скрининга и может оценить тяжесть симптомов тревожных и депрессивных расстройств у пациентов с болезнью и населения в целом.

    Подробности испытаний

    1. HADS — Одна анкета, состоящая из четырнадцати вопросов
    2. Анкета содержит семь вопросов о тревоге и семь вопросов о депрессии, на которые можно ответить в течение 2–5 минут.
    3. ответов оцениваются по шкале от 3 до 0. Таким образом, максимальный балл составляет 21 для тревожности и 21 для депрессии.
    4. Нечетные числа: 1, 3, 5, 7, 9, 11 и 13 — тревожные вопросы (серого цвета)
    5. Четные числа: 2, 4, 6, 8, 10, 12 и 14 — вопросы о депрессии (белого цвета)

    Было обнаружено, что две подшкалы, тревога и депрессия, являются независимыми показателями.В нынешнем виде HADS разделен на четыре этапа:

    Оценки за:

    • 0-7 (нормальный)
    • 8-10 (легкая)
    • 11-15 (Умеренный)
    • 16-21 (тяжелая)

    Почему стоит использовать HADS?

    HADS способствует раннему выявлению тревожности и депрессии одновременно, давая каждому отдельную оценку.

    Легко подсчитывать и интерпретировать, HADS предоставляет четкие пороговые значения, указывающие на тяжесть заболевания.

    Идеально подходит для использования в качестве критерия скрининга, индекса клинических изменений, показателя результатов и для исследовательских целей.

    В качестве единого средства измерения тревожности и депрессии, он устраняет необходимость в отдельных измерениях и подходит для всех возрастов от 17+.

    DTR Опросник по Больничной шкале тревожности и депрессии (HADS)

    Инструкции: Доктора и терапевты DTR знают, что эмоции играют важную роль в большинстве болезней.Если ваш врач или терапевт DTR знает об этих чувствах, он или она сможет вам больше помочь. Эта анкета предназначена для того, чтобы помочь нам узнать, что вы чувствуете. Прочтите каждый пункт и обведите ответ, наиболее близкий к тому, как вы себя чувствовали на прошлой неделе. Не тратьте время на ответы, ваша немедленная реакция на каждый пункт, вероятно, будет более точной, чем долгий продуманный ответ.

    Вопросы, связанные с тревогой, обозначены буквой «А», а вопросы, относящиеся к депрессии, показаны буквой «D».

    Я чувствую напряжение или «завелась»:

    А

    Мне кажется, что меня тормозят:

    Д

    Большую часть времени

    3

    Почти всегда

    3

    Много раз

    2

    Очень часто

    2

    Время от времени, иногда

    1

    Иногда

    1

    Совсем нет

    0

    Совсем нет

    0

    Мне все еще нравятся вещи, которые раньше нравились:

    Д

    У меня такое чувство страха, как «бабочки в животе»:

    А

    Определенно столько же

    0

    Совсем нет

    0

    Не совсем так

    1

    Иногда

    1

    Только немного

    2

    Довольно часто

    2

    Совсем нет

    3

    Очень часто

    3

    Я чувствую что-то вроде страха, будто вот-вот произойдет что-то ужасное:

    А

    Я потерял интерес к своей внешности:

    Д

    Совершенно определенно и очень плохо

    3

    Определенно

    3

    Да, но не так уж плохо

    2

    Я не так сильно забочусь, как следовало бы

    2

    Немного, но меня это не беспокоит

    1

    Я могу не уделять так много внимания

    1

    Совсем нет

    0

    Я забочусь как никогда

    0

    Я могу смеяться и видеть забавную сторону вещей:

    Д

    Я беспокоюсь, как будто мне нужно в пути:

    А

    Насколько я всегда мог

    0

    Совершенно верно

    3

    Сейчас не так много

    1

    Довольно много

    2

    Определенно не так много сейчас

    2

    Не очень

    1

    Совсем нет

    3

    Совсем нет

    0

    Тревожные мысли приходят мне в голову:

    А

    Жду с удовольствием вещей:

    Д

    Очень часто

    3

    Как никогда

    0

    Много раз

    2

    Скорее меньше, чем было до

    1

    Время от времени, но не слишком часто

    1

    Определенно меньше, чем я был до

    3

    Лишь изредка

    0

    Вряд ли

    2

    Я бодро:

    Д

    У меня внезапное чувство паники:

    А

    Совсем нет

    3

    Действительно очень часто

    3

    Не часто

    2

    Довольно часто

    2

    Иногда

    1

    Не очень часто

    1

    Большую часть времени

    0

    Совсем нет

    0

    Я могу спокойно сидеть и чувствовать себя расслабленным:

    А

    Я могу насладиться хорошей книгой, радио или телепрограммой:

    Д

    Определенно

    0

    Часто

    0

    Обычно

    1

    Иногда

    1

    Не часто

    2

    Не часто

    2

    Совсем нет

    3

    Очень редко

    3

    Оценки за:

    0-7 (нормальный)

    8-10 (Легкая)

    11-15 (Умеренно)

    16-21 (тяжелая)

    После заполнения и оценки анкеты HADS, если вы желаете дополнительно обсудить результат с терапевтом DTR, отправьте свои данные по электронной почте или позвоните, и мы свяжемся с вами при первой же возможности.

    Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS) у онкологических больных

  • 1.

    Зигмонд А.С., Снайт Р.П. (1983) Больничная шкала тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand 67: 361–370

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 2.

    Снайт Р.П., Зигмонд А.С. (1994) Руководство по Больничной шкале тревожности и депрессии. Нельсон, Виндзор, NFER

    Google Scholar

  • 3.

    Снайт Р.П. (2003) Больничная шкала тревожности и депрессии. Health Qual Life Outcomes 1:29

    Статья

    Google Scholar

  • 4.

    Herrmann C (1997) Международный опыт использования больничной шкалы тревожности и депрессии. Обзор данных валидации и клинических результатов. J Psychosom Res 42: 17–41

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 5.

    Бьелланд И., Даль А.А., Некельманн Д. (2002) Достоверность больничной шкалы тревожности и депрессии: обновленный обзор литературы.J Psychosom Res 52: 69–77

    Статья

    Google Scholar

  • 6.

    Водермайер А., Линден В., Сиу С. (2009) Скрининг эмоционального дистресса у онкологических больных: систематический обзор инструментов оценки. J Natl Cancer Inst 101 (21): 1464–1488

    Статья

    Google Scholar

  • 7.

    Mitchell AJ, Meader N, Symonds P (2010) Диагностическая валидность больничной шкалы тревожности и депрессии (HADS) при раке и паллиативных условиях: метаанализ.J Affective Disord 126: 335–348

    Статья

    Google Scholar

  • 8.

    Бреннан К., Уоррол-Дэвис А., Макмиллан Д., Гилбоди С., Дом A (2010) Больничная шкала тревожности и депрессии: диагностический мета-анализ способности выявлять случаи заболевания. J Psychosom Res 69: 371–378

    Статья

    Google Scholar

  • 9.

    Кэри М., Нобл Н., Сансон-Фишер Р., Маккензи Л. (2012) Определение психологической заболеваемости среди людей с онкологическими заболеваниями с помощью Госпитальной шкалы тревожности и депрессии: время пересмотреть первые принципы? Психо-онкол.21: 229–238

    Статья

    Google Scholar

  • 10.

    Водермайер А., Миллман Р.Д. (2011) Точность больничной шкалы тревожности и депрессии как инструмента скрининга онкологических больных: систематический обзор и метаанализ. Support Care Cancer 19: 1899–1908

    Статья

    Google Scholar

  • 11.

    Annunziata MA, Muzzatti B, Altoè G (2011) Определение структуры больничной шкалы тревожности и депрессии (HADS) с помощью подтверждающего факторного анализа: вклад в валидацию для онкологических условий.Энн Онкол 22: 2330–2333

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 12.

    Спилбергер С.Д. (1983) Инвентаризация состояния-черты тревожности (форма Y). Mind Garden, Пало-Альто (Калифорния)

    Google Scholar

  • 13.

    Radloff L (1977) Шкала CES-D: шкала самооценки депрессии для исследований среди населения в целом. Appl Psych Meas 1: 385–401

    Статья

    Google Scholar

  • 14.

    Компакт-диск Спилбергера (1989) S.T.A.I. (Инвентаризация состояния-черт-тревожность). Inventario per l’ansia di stato e di tratto. Forma Y. Organizzazioni Speciali, Firenze

    Google Scholar

  • 15.

    Pedrabissi L, Santinello M (1989) Verifica della validità dello STAI forma Y di Spielberger. BPA. 191: 11–14

    Google Scholar

  • 16.

    Макор А., Педрабисси Л., Сантинелло М. (190).Ansia di stato e di tratto: ulteriore contributo alla verifica della validità psicometrica e teorica dello S.T.A.I. forma Y di Spielberger. Psicologia e Società. 15: 67–74

  • 17.

    Pierfederici A, Fava GA, Munari F et al (1982) Validazione italiana del CES-D per la misurazione della depressione. В: Canestrari R (ed) Nuovi metodi in psicoterapia. Organizzazioni Speciali, Firenze, стр. 95–103

    Google Scholar

  • 18.

    Fava GA (1983) Оценка депрессивных симптомов в разных культурах: валидация в Италии шкалы самооценки CES-D. J Clin Psychol 39: 249–251

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 19.

    Ханн Д., Винтер К., Якобсен П. (1999) Измерение депрессивных симптомов у онкологических больных: оценка шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D). J Psychosom Res 46: 437–443

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 20.

    Hanley JA, McNeil BJ (1982) Значение и использование площади под кривой рабочей характеристики приемника (ROC). Радиология. 143: 29–36

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 21.

    Metz CE (1978) Основные принципы анализа ROC. Semin Nucl Med 8: 283–298

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 22.

    Роджерс Дж., Мартин К., Морс Р. и др. (2005) Исследование психометрических свойств Госпитальной шкалы тревожности и депрессии у пациентов с раком груди.Health Qual Life Outcomes 3:41

    Статья

    Google Scholar

  • 23.

    Cosco TD, Doyle F, Ward M, McGee H (2012) Скрытая структура больничной шкалы тревожности и депрессии: 10-летний систематический обзор. J Psychosom Res 72: 180–184

    Статья

    Google Scholar

  • 24.

    Norton S, Cosco T, Doyle F, Done J, Sacker A (2013) Больничная шкала тревожности и депрессии: мета-подтверждающий факторный анализ.J Psychosom Res 74: 74–81

    Статья

    Google Scholar

  • 25.

    Straat JH, van der Ark LA, Sijtsma K (2013) Методологические артефакты в оценке размерности Больничной шкалы тревожности и депрессии (HADS). J Psychosom Res 74: 116–121

    Статья

    Google Scholar

  • 26.

    Матерс Г.А., Сандерман Р., Ким А.Ю., Койн Дж.С. (2013) Проблемы межкультурного использования Госпитальной шкалы тревожности и депрессии: «В пустыне нет бабочек».PLoS One 8: e70975

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 27.

    Кэмерон И.М., Скотт Н.В., Адлер М., Рид И.К. (2014) Сравнение трех методов оценки функционирования дифференциальных элементов (DIF) в Шкале депрессии тревожности в больнице: порядковая логистическая регрессия, анализ Раша и метод Мантелхи. квадратная процедура. Qual Life Res 23: 2883–2888

    Статья

    Google Scholar

  • 28.

    Verdam MG, Oort FJ, Sprangers MA (2017) Выявление смещения по заданию в больничной шкале тревожности и депрессии с использованием моделирования структурным уравнением: сравнение с другими методами обнаружения смещения по заданию.

  • You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *