Разное

Зачем люди режут себе руки: Селфхарм: когда душевные раны превращаются в раны на теле

Содержание

Селфхарм: когда душевные раны превращаются в раны на теле

  • Марианна Моденова
  • для Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Лера в 18 лет бросила институт, ушла из дома и попала в компанию, где увлекались селфхармом. Чтобы стать частью группы, девушка решила попробовать причинить себе боль. Впоследствии новые ощущения стали помогать ей справляться с эмоциями.

Сильнейший стресс, постоянное напряжение, гнев, недовольство своим телом, проблемы с самоидентификацией — это неполный список причин, которые заставляют некоторых людей вредить себе.

По данным опубликованного этим летом британского исследования, к селфхарму больше всего склонны девушки в возрасте от 16 до 24 лет. За последнее время их стало больше в три раза.

В России такой статистики нет. Специалисты чаще опираются на западные данные, но по практике видят, что людей, которые причиняют себе вред, в стране достаточно много.

«Хлесткая пощечина»

«Это была будто бы одна из точек входа в компанию людей, которые мне нравились. Раз все так делают, буду и я, чтобы быть своей, чтобы меня приняли»,- рассказывает Би-би-си Лера Лямина.

Сначала она немного себя поранила, потом — больше: «Потом оказалось, что селфхарм помогает справляться с эмоциональным накалом, — Были периоды затишья, они сменялись болезненными отношениями, истериками — тогда я вредила себе снова. Часто — будучи пьяной. Это как таз ледяной воды на голову или хлесткая пощечина», — говорит Лера о том, как селфхарм помогал обуздать навалившиеся эмоции.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Для преодоления кризиса есть специальные упражнения. Можно, например, окунуть лицо в ледяную воду и задержать дыхание или пробежать несколько километров, до изнеможения».

Справиться с проблемой девушке помогла психотерапия, на которую она пошла четыре года спустя, и лекарства: «Оказалось, что у меня пограничное расстройство личности и биполярное расстройство. Сейчас я гораздо осознаннее, спокойнее, взрослее».

Она начала вести канал в «Телеграме» и записывать подкасты. Там девушка рассказывает о своем опыте, отвечает на вопросы и просто дает понять, что такие люди как она не одиноки.

«Для преодоления кризиса есть специальные упражнения. Можно, например, окунуть лицо в ледяную воду и задержать дыхание или пробежать несколько километров, до изнеможения. В общем, любым безопасным способом сбросить напряжение и эмоции, потому что именно они, их гиперинтенсивность, и провоцируют селфхарм. Потом нужно вернуться в реальность с помощью упражнений на осознанность, а после позаботиться о себе: налить вкусный чай, лечь в теплую ванну — у каждого свои способы», — советует Лера.

Неточная наука

Согласно официальному определению, селфхарм не носит суицидальный характер. По международной классификации болезней, селфхармом считаются не только порезы, ожоги и синяки от ударов, но и расцарапывание себя (дерматилломания), вырывание волос на голове и теле (трихотилломания), сознательное отравление лекарствами и химикатами, наркомания, алкоголизм, голодание и отказ от воды, прыжки с высоты и целенаправленные ДТП.

«Самоповреждения — всегда серьезный сигнал о неблагополучии. Они возникают в результате накопления у подростка критической массы проблем», — говорит Софья Шевякова, психолог и руководитель отдела мониторинга АНО «Центр многопрофильной помощи реабилитационным центрам для людей с аддиктивными расстройствами».

Таким образом молодые люди пытаются сообщить о проблеме, попросить о помощи, вернуть себе контроль над собственными чувствами.

«Зачастую подросток даже не может объяснить, зачем он это сделал. Знает только, что потом ему стало легче», — поясняет психолог.

Для исследования, проведенного в 2017 году, профессор Московского государственного психолого-педагогического университета Наталия Польская опросила 643 человека в возрасте от 13 до 23 лет.

Результаты показали, что 35% респондентов как минимум один раз причиняли себе вред. «Девочки этим занимаются больше в раннем возрасте — в 12-13 лет. С 16 лет соотношение полов выравнивается, различаются только методы», — говорит Польская.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Самоповреждения — всегда серьезный сигнал о неблагополучии. Они возникают в результате накопления у подростка критической массы проблем».

Профессор добавила, что исследования проходят на основе заполнения анкет: «Каждый может написать то, что хочет, поэтому точные цифры и данные в этом случае определить невозможно».

«Родители не замечали шрамы»

Ира (имя изменено по просьбе героини) родилась в неблагополучной семье, где у родителей были проблемы с алкоголем. Мать часто приводила разных мужчин домой, не скрывая этого от дочери.

После смерти отца, в 11 лет Иру официально удочерили родная тетя и ее муж. «Они очень боялись, что я пойду по стопам родителей, поэтому были со мной достаточно строги и многое запрещали», — рассказала девушка.

Когда Ире было 16 лет, с приемным отцом она поехала на отдых. Там она не только завела друзей, но и впервые влюбилась.

«Когда отец обнаружил, что я вечером опоздала домой, он ужасно на меня накричал и сказал, что я ему не дочь. Эти слова прозвучали для меня фатально», — говорит девушка.

Тогда же она взяла бритву и впервые сама себя поранила: «От этого стало легче, перестала ощущаться [душевная] боль», — вспоминает Ира.

Со временем контроль только усиливался. Всякий раз, когда девушка хоть немного отходила от установленных рамок, родители устраивали скандалы и говорили, что Ира таким поведением убивает свою мать. Однажды отец даже дал ей пощечину.

Это усугубляло ситуацию: «Мои шрамы были видны, но родители их будто не замечали — продолжали жить в своей реальности».

Чтобы избавиться от тотального родительского контроля, Ира вышла замуж. Переехав к мужу, она перестала причинять себе вред в первую очередь по эстетическим соображениям.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«В сложных ситуациях надо обязательно просить о помощи. Не надо бояться этого делать, когда не хватает способности позаботиться о себе самому».

Брак счастья не принес, вскоре девушка вернулась домой, где мать приняла ее и поддержала. Через некоторое время Ира снова вышла замуж, родила дочь, но отношения в новой семье снова не сложились.

«Когда муж предложил разойтись, я не согласилась и стала активно работать над нашими отношениями. Это была какая-то пытка надеждой», — говорит Ира.

Через 13 лет брак все равно распался окончательно. После ухода мужа девушка обратилась к специалисту, чтобы разобраться в себе и прояснить многие ситуации в своей жизни.

Сейчас она сама учится на психолога и вскоре сможет оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, используя и собственный жизненный опыт.

На вопрос о том, что бы она посоветовала тем, кто стал жертвой селфхарма, Ира ответила: «В сложных ситуациях надо обязательно просить о помощи. Не надо бояться этого делать, когда не хватает способности позаботиться о себе самому».

Профилактика селфхарма

То, что молодые люди редко обращаются за помощью, подтверждают и британские исследователи. Специалисты были поражены, что половина тех, кто причиняет себе боль, остается без квалифицированной поддержки. За помощью они, как правило, обращаются по настоянию родителей или друзей.

Профессор Луис Аппелби возглавляет Национальную стратегию предотвращения самоубийств в Англии. Он уверен, что «ущерб, который люди сами себе наносят, может [с возрастом] становиться серьезнее и приобретать фатальный исход».

«Подростки понимают, что делают, поэтому всячески прячут следы самоповреждений. Изначально своих отпрысков приводят родители, потому что не могут совладать с их поведением. То, что дети наносят себе физический вред, обнаруживается во время терапии, когда между врачом и пациентом устанавливаются доверительные отношения, — говорит Софья Шевякова. — Однажды ко мне привели девочку, которая выдирала себе волосы на голове. Залысины стали видны, и родители забеспокоились».

«Проблема в том, что они не знают, куда и к кому обращаться. Из-за этого люди затягивают процесс похода к врачу, а проблема только усугубляется. Многие, к тому же, стыдятся своей склонности к самоповреждению, — поясняет клинический психолог Александра Меньшикова. — Поход к специалисту для них — как будто признание в том, что они сумасшедшие, их сразу госпитализируют и будут считать психически больными».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Депрессия, изолированность, низкая самооценка и резкая потеря веса также могут быть сигналами того, что человек переживает трудный период и может прибегать к селфхарму.

Селфхарм — показатель неразрешимых эмоциональных проблем. Их профилактика — это прежде всего забота о психологическом здоровье ребенка с самого раннего возраста. Любое насилие в семье снижает адаптивные возможности психики ребенка, вызывает у него состояние хронического неконтролируемого стресса.

«В дальнейшем это приводит к проблемам с самооценкой, низкому уровню самопринятия, депрессивности, тревожности», — говорит Софья Шевякова.

Взрослым также нужно работать над собой, потому что их нерешенные психологические проблемы и негативные жизненные сценарии сказываются на детях.

Родителям не стоит ругать своих детей, грозить и начинать воспитывать. Психологи рекомендуют обсудить проблему с ребенком, попробовать разобраться в ее причинах, обеспечить эмоциональную поддержку и тепло, чтобы он не чувствовал себя виноватым.

Депрессия, плаксивость, изолированность, низкая самооценка и резкая потеря веса также могут быть сигналами того, что человек переживает трудный период и может прибегать к селфхарму.

Стоит помнить, что нанесение себе увечий — не психическое нарушение и не признак возможного суицида. «Это странный культурный метод взросления, который с возрастом у большинства проходит», — отмечает профессор Наталия Польская.

Зачем подростки причиняют себе боль

Родители могут усиливать страдания подростков. «Из самых лучших побуждений многие из них стараются не хвалить детей, словно те могут от этого испортиться, — рассказывает Инна Хамитова. — Но дети в любом возрасте нуждаются в поддержке и одобрении. Они верят тому, что мы им говорим. Если взрослые постоянно критикуют ребенка, ребенок привыкает к мысли, что он плохой (некрасивый, неповоротливый, трусливый) человек. Самоповреждения могут стать для чувствительного подростка еще и местью себе, наказанием за то, что он настолько плох».

Но, ненавидя себя, подростки не понимают, что на самом деле ненавидят мнение других о себе. Это подтверждает 16-летняя Анна: «Недавно я сильно поругалась со своей лучшей подругой. Она говорила мне ужасные вещи — что я никого не люблю и что меня никто никогда не полюбит. Дома мне стало так плохо, что я не успокоилась, пока не сделала себе больно».

В семьях с авторитарным стилем воспитания, когда родители жестко контролируют не только поведение, но и эмоции подростков, самоповреждения, по мнению Инны Хамитовой, «могут стать способом борьбы с властью родителей».

Подросток рассуждает примерно так: «Хотя бы по отношению к себе я буду поступать так, как я хочу». И всегда порезы и раны на видимых частях тела помогают детям привлечь внимание взрослых к себе. Это сигналы, от которых родители уже не могут отмахнуться, списав их на особенности переходного периода.

Граница риска

Важно понимать разницу между единичными проверками на прочность («могу ли я это вытерпеть?»), написанными кровью клятвами в дружбе и повторяющимися самоистязаниями. Первые связаны либо с узнаванием своего «нового» тела и экспериментами с ним, поиском новых ощущений, либо с ритуалами, существующими среди сверстников. Это преходящие признаки поиска себя. Постоянные попытки причинить себе боль — ясный сигнал для родителей, требующий обращения к специалистам. Но в каждом случае, когда подростки проявляют агрессию в отношении себя, необходимо понять, что они хотят сказать. И мы должны их выслушать.

Что делать?

Подростки ищут понимания и в то же время тщательно оберегают свой внутренний мир от назойливых вторжений. Они хотят поговорить, но не могут себя выразить. «И потому, — считают наши эксперты, — возможно, лучшим собеседником в этот момент станут не родители, которым трудно оставаться пассивными слушателями, а кто-то из родственников или знакомых, кто сможет побыть рядом, посочувствовать и не запаниковать».

Иногда, чтобы остановить ребенка, достаточно… хорошей взбучки от родителей. Таким парадоксальным способом они дают понять, что тот зашел слишком далеко, и выражают заботу. Но если подобное поведение становится привычкой или раны представляют угрозу для жизни, лучше не откладывая посоветоваться с психологом. Особенно важно сделать это в том случае, когда подросток замыкается в себе, начинает плохо учиться, ощущает постоянную сонливость, теряет аппетит — подобные симптомы могут оказаться признаком более серьезных психологических проблем.

Ох, рана: опасная мода набирает популярность у молодежи | Статьи

В Европе развивается мода на легкие порезы и ожоги. В основном среди молодежи. Травмы причиняют себе подростки сами, совершенно добровольно и по собственной инициативе. Медики утверждают, что «процесс затягивает, как наркотики». В чем причина этого явления и что с этим делать — в материале «Известий».

Кровь умиротворяет

«В первый раз это было случайно — в месте комариного укуса почувствовала зуд. Почесать было естественной реакцией. Водила ногтями долго — зуд всё не успокаивался. Усилила нажим — появилась кровь. Я смотрела на нее как завороженная. Появилось ощущение, что прикоснулась к обнаженным нервам и испытала кайф», — Хема Родригес (фамилия по ее просьбе изменена. — Прим. ред.) рассказывает о пережитых чувствах, чаще глядя на свое предплечье, чем в глаза собеседнику.

Рука ее от кисти до локтя исполосована поперечными шрамиками. Ровные — следы порезов ножом. Искривленные — от соприкосновения других предметов, способных прорвать кожу.

Фото: Depositphotos

«Ощущение запомнилось, захотелось еще. Знаете, так бывает, что кто-то в приступе злости и желания забить душевную боль физической бьет кулаком в стену. Или кусает себе губы. Или решает полоснуть по руке. Неважно чем: ножом, ножницами, гвоздиком, обломком пластиковой авторучки, бегунком молнии куртки… Лишь бы появилась кровь. Это умиротворяет. Постепенно ты понимаешь, что тебе это надо, без этого не обойтись. Это затягивает. Наверно, как наркотик (не пробовала — не знаю). И дешево — не надо денег вообще. И снимает проблемы».

Хема утверждает, что таким кровопусканием лечила всё — от рвоты до депрессии. И показывает ребро ладони, по которому бежит тату: «Каждый шрам строит мой трон». Что за трон — ответа нет.

Острый хайп

Согласно исследованию, опубликованному в британском научном издании Journal of Child Psychology and Psychiatry («Журнал детской психологии и психиатрии»), 27,6% европейских подростков 15–16 лет по собственной воле повреждают свое тело без суицидальных намерений, по крайней мере один раз в жизни. 20% делают это время от времени, и почти 8% занимаются этим на постоянной основе.

За последние 30 лет количество подобных случаев, фиксируемых ежегодно, увеличилось в 10 раз. Эксперты предупреждают о тенденции, которая более чем тревожная, хотя в средствах массовой информации об этом стараются не говорить.

Явление распространяется как пандемия и всё же остается почти незаметным для посторонних глаз, поскольку чаще всего режут, бьют и жгут руки и в тех местах, где они обычно скрыты рукавами рубашки.

Бригада испанских ученых под руководством психолога Даниэля Вега, занимавшаяся изучением этой проблемы, утверждает, что 32,7% лиц в возрастной группе населения страны от 18 до 32 лет подвержены тяге к самоистязанию подобным образом.

«В последние годы произошел сдвиг парадигмы. Самотравмирование, не влекущее за собой самоубийство, исторически понималось как редкое явление, связанное с каким-то серьезным психическим расстройством. Сегодня мы уже знаем, что это — вовсе даже не редкость. И появляется оно не только у людей, страдающих от расстройства психики, — объясняет Вега. — Из анализа их поведения мы знаем, что впервые причинить боль самому себе ради получения каких-то необычных ощущений — можете называть их кайфом, тут точнее термина, пожалуй, не подобрать, — они пробуют в возрасте от 12 до 16 лет. 63% людей, которые сделали это один раз, продолжают повторять маниакальный опыт как минимум год. Исторически считалось, что это было свойственно почти исключительно женщинам, однако теперь «саморезом» увлекаются и юноши, хотя чуть в меньшей степени».

Фото: Depositphotos

«Это эффективный и быстрый способ уменьшить дискомфорт, вызванный гневом, грустью и беспокойством, и ни в одной клинике мы не можем предложить им что-то настолько же мощное, — дополняет коллегу врач психиатрического отделения барселонского госпиталя Hospital de la Santa Creu i Sant Pau Хуан Карлос Паскуаль. — Строго говоря, феномен этот назвать новым нельзя. Новым надо признать повальное увлечение этим. Раньше мы все-таки говорили о единичных случаях».

Как выясняется, девочки чаще используют методы, которые включают в себя наблюдение за кровью. Как правило, нанося себе порезы или царапины. В то время как мальчики предпочитают намеренно удариться обо что-то или опалить кожу огнем.

Моментальный «приход»

За последние 4–5 лет проблема встала во весь рост, а подпитывается она произведениями популярной культуры — главным образом кино и телевидением. В этом году вещающий через спутники и по кабелю канал HBO представил премьеру телесериала, основанного на книге Джиллиан Флинн «Открытые раны» (Sharp Objects в оригинальной версии).

Главная героиня, которую играет голливудская звезда Эми Адамс, получила множественные травмы по всему телу. Камера акцентирует внимание зрителя на шрамах. Действующие лица рассказывают о происхождении чуть ли не каждого из них в отдельности.

Кадр телесериала «Острые предметы», в главной роли Эми Адамс

Фото: Blumhouse Productions

До этого, в 2014 году, британский пианист Джеймс Роудс, сегодня обитающий в Испании, рассказал в книге Instrumental с каким-то особенным упоением о сексуальном удовольствии, которое он испытывал при употреблении наркотиков, попытках самоубийства и «резьбе по телу» лезвием бритвы:

«Самоповреждение не только способствует вашему самоутверждению — оно позволяет вам выразить свое отвращение к окружающему миру. Оно обучает вас контролировать боль и дает возможность наслаждаться ритуалом, заставляет организм вырабатывать всё больше эндорфинов. Это омерзительное, зверское насилие над самим собой — оно похоже на необычное сексуальное приключение. Ты полоснул себе по руке или ноге — эффект наступил моментально, чувствуешь невероятный прилив энергии, душевный подъем. Тебя будто током звездануло. Куда там «приходу» от героина или кокаина — тут всё в разы круче».

«На языке психиатров это называется эмоциональным регулированием, — говорит упоминавшийся выше Паскуаль. — Действие может показаться импульсивным; желание порезаться — возникшим вдруг. На самом деле человек это планирует. Заранее. В нем копятся негативные эмоции — ярость, грусть, тревога, всё что угодно. Снятие этого напряжения остро отточенным лезвием выступает способом уменьшить внутренний дискомфорт. Эффективно и быстро».

В погоне за болью

По статистике, приводимой испанским изданием El Mundo, от 70 до 97% людей, занимающихся самотравмированием, склонны к «резьбе по телу» — ногам, рукам, животу. От 21 до 44% — бьются. От 15 до 35% — обжигаются. И, несмотря на такую тягу к причинению себе увечий, никто из них и в мыслях не держит убить самого себя этим. Скорее они почистят ножом картошку на кухне, чем вскроют себе вены. Но риск суицида подобными действиями, объективно говоря, увеличивается.

Хрестоматийный пример — наблюдающаяся в отделении психиатрии госпиталя Сан-Пау девушка, представившаяся Анной.

Анна «дебютировала» в самотравмировании, будучи всего 14 лет от роду. Причиной послужили избыточный вес и булимия, борьба с которыми обернулась анорексией и нервными срывами вследствие неэффективности лечения названных заболеваний. Сегодня ей 16, и она всё еще не снята с учета: пару недель назад в очередной раз резала себе руки.

Когда она была толстушкой, ее постоянно подкалывали в школе. Вначале добродушно. Постепенно это усиливалось, негативные эмоции стали превалировать над позитивными — подтрунивание перешло в травлю. Она взялась самостоятельно худеть, начитавшись советов в интернете. Среди наиболее радикальных способов значились рекомендации по кровопусканию и причинению самой себе травм.

Фото: Global Look Press/Jürgen Wiesler

«От меня стали дома прятать все предметы, которыми можно порезаться: ножи, вилки и даже точилки для карандашей, которые я научилась разбирать лучше и профессиональнее, чем часовой мастер раскручивает ходики, — делится Анна своими «профессиональными» навыками. — Тогда я научилась создавать острые предметы из всего, что попадалось под руку. Могла отломить частичку от каркаса мобильника. Или разбить найденные очки. Или «нечаянно» уронить тарелку. Если я проходила мимо выставленных на улицу каким-то рестораном столиков — могла запросто притвориться, что мне срочно надо завязать шнурки. Присаживалась возле столика, где стояли фужеры или стаканы, и уходила с одним из них. Острые обломки всегда были со мной».

Медленное взросление

В Великобритании селфхарм (self harm — англоязычный термин, как это часто бывает, прижился в русском языке, просто сменив латинское написание на кириллицу) — одна из проблем, о которой трубят психиатры на всех углах. За последние три года, как свидетельствуют результаты исследования, проведенного специалистами Манчестерского университета, количество случаев причинения тинейджерами (возраст от 11 до 19 лет) вреда собственному телу выросло на 68%.

«Речь, естественно, идет о случаях, подвергшихся огласке, — отмечает знакомый с темой корреспондент The Independent Мэй Балман. — Но тенденция ясна. Как, впрочем, и причины ее появления и развития».

В Германии, по данным газеты Die Welt, 35% подростков хотя бы один раз пробовали причинить себе боль режущим предметом. Любопытна динамика изменения пристрастия к самоповреждению в зависимости от возраста: среди 11–16-летних это пробовали 34%, в возрасте от 16 до 18 лет — 29%, от 18 до 20 — 17%, от 20 до 24 — 13%, старше 24 — 7%.

Фото: Depositphotos

Причины, по мнению экспертов, комментирующих по просьбе издания эти показатели, те же, что и в других странах Европы: жалость к себе, внутренняя неустроенность, желание привлечь внимание и уйти от своих проблем. Речь о получении тинейджерами удовольствия от повреждений тоже ведется, но немцы все-таки больше склоняются к мнению, что «кайф от боли — чаще бравирование перед другими и желание скрыть истинные причины, перечисленные раньше. По мере взросления «ветер в голове стихает», молодые люди устраиваются в жизни и умнеют в конце концов».

По мнению журналистки The Independent (с которым в большинстве своем солидарны психологи и психиатры), во всем виновата социальная неустроенность, возникающая в результате инфантилизма.

«Подросткам (девочкам — в особенности, их среди «саморезов» большинство) хочется переложить решение своих проблем недостатка общения и несчастной любви на окружающих, потребовать от них проявления заботы, жалости, снисхождения и участия. Искать пути решения самостоятельно они не приучены — без железной руки родителей здесь никак не обойтись. Нужна переориентация тинейджера — на занятия спортом (это предпочтительно), на чтение книг (хотя сегодня, в эпоху интернета, это маловероятно — в Сети они скорее нарвутся на фильмы и литературу, изобилующую кровавыми сценами, чем на действительные шедевры искусства)», — убеждена Балман.

И, пожалуй, она права. Спорт требует преодоления, напряжения и даже самопожертвования. «Пусть лучше у меня мышцы болят от нагрузок, чем кожа от порезов», — некоторые из опрошенных подростков, «слезших с ножа», уже признаются своим психологам в том, что нашли путь исцеления.

В России феномен селфхарма тоже присутствует. Хотя не в такой степени распространен, как на Западе (считается, что 4% населения хоть однажды попробовали причинить себе боль сознательно), но, как говорится, тут стоит только начать.

Статистика Google показывает, что только в европейских странах за прошлый год запросы на поиск страниц, где общаются «самоистязатели», составлялись 42 млн раз. Анализ содержимого этих сетевых «клубов по интересам» показывает, что никакой профилактической деятельности с обращающимися там не ведется, всё как раз наоборот, работает на расширение контактов.

«Странно, что демонстрация обнаженной груди в соцсетях обложена кучей запретов сторонниками нравственности, а к страницам, подталкивающим посетителя к нанесению себе увечий, доступ свободный», — сетует испанский психолог Даниэль Вега, подчеркивая, что подобная ситуация сложилась не только на Пиренейском полуострове, но и во всем мире.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Люди, которые режут и жгут свое тело, в проекте Таты Гориан — Bird In Flight

— Я страдаю от селфхарма около 7 лет. Мой первый опыт произошел в 11, когда я поссорилась с мамой и старшей сестрой. Я совершенно не помню сути конфликта, но тогда я впервые взяла в руки режущий предмет и сделала неглубокие полосы на левом запястье. Когда увидела кровь, испугалась и попыталась перевязать руку бинтом. Но старшие все равно заметили и начали отчитывать. На следующий день в школе мне хотелось показывать свои порезы окружающим: мол, смотрите — да-а-а, вот такущий срач был, ага. Сейчас я понимаю, что, не умея просить о помощи, я преподносила все в шуточном свете и люди не воспринимали это всерьез.

С каждым годом мне становилось хуже, а стереотип поведения «провинился — наказал — стало легче» укоренился. Селфхарм приобрел для меня совершенно обыденную форму наказания самой себя. Мама стыдила меня за это больше, чем за что-то еще. Я никогда не ходила с короткими рукавами и всегда прятала свои шрамы. Однажды мы пошли к моему первому психологу, и из всей беседы я запомнила лишь то, что специалист выдала мне на прощание. Знаете, что сказал квалифицированный психолог девочке с порезанными от запястья до плеча руками? Она сказала: «И постарайся больше не делать колбасу из своей руки» — и улыбнулась.

Когда я была в отношениях с теперь уже бывшим молодым человеком, то резала себя если не каждую неделю, то через одну. Это был единственный способ выплеснуть чувство вины за все то, что я считала неправильным и плохим. Это был порочный круг, который я не могла разорвать годами. Когда я говорила бывшему, что удержалась от селфхарма, он лишь фыркал: «Как и все нормальные люди». Он, как и многие другие, даже не мог представить, насколько это огромное усилие. Раньше у меня не было психолога и психиатра, которым я могла написать. Не было людей, которые могли меня успокоить. Не было транквилизаторов, которые «выключили» бы меня на момент психоза. Раньше у меня были парень, который терпеть не мог все это, и мама, которая стыдила меня ежедневно, не пытаясь разобраться, что происходит. Я понимаю, что им было страшно. Я понимаю, что у них были свои причины на такую реакцию. Но это никак не перекрывает тот факт, что их реакция негативно влияла на мою и так расшатанную психику.

Со временем у меня появились люди, которые не закрывали на это глаза и показывали, что им не плевать, что они хотят помочь, что они не отвернутся от меня. Конечно, сейчас я уже научилась успевать в «зазор» обратиться к кому-то за помощью. У меня есть препараты, которые подавляют мой психоз. У меня появились способы вывести себя из ступора и найти какое угодно занятие, чтобы не выплеснуть все на саму себя.

навязчивое желание причинить себе вред


Есть такой сериал «Мой безумный дневник». Рассказ ведется от лица 16-летней толстушки Рэй, которая приходит в себя после нервного срыва, посещает психотерапевта и ведет дневник своей жизни. Через этот дневник и мысли вслух, мы знакомимся с историей взросления девушки, страшно комплексующей по поводу своего веса.



Сериал, конечно, не шедевр, но он рассказывает о достаточно типичной проблеме среди молодежи. А также показывает, какими серьезными последствиями могут обернуться «неисправленные» комплексы и проблемы с семьей и сверстниками. Для девушки Рэй все обернулось развитием аутоагрессии — это проявление разрушительной активности, которая направлена человеком непосредственно на себя.


Нанося себе увечья, человек забывает о грусти, пустоте, ненависти к себе, чувстве вины и ярости.


Аутоагрессия Рэй выражалась в навязчивой идее резать свое тело. Она не хотела себя убивать, но путем достижения физической боли пыталась хоть на время заглушить психологические страдания.


Зигмунд Фрейд считал аутоагрессию своеобразной психологической защитой. В тех случаях, когда ребенок чувствует себя зависимым и потому не может нанести вред обидчику, вместо этого направляет испытываемую агрессию против себя. Нанося себе увечья, человек забывает о грусти, пустоте, ненависти к себе, чувстве вины и ярости. Не все как Рей режут себе руки и ноги, кто-то наносит ожоги, бьется головой, ограничивает себя в еде. Даже набивание татуировок и ввязывание в драки иногда может быть проявлением аутоагрессии.


Читайте также

Психическая норма и патология  



Как распознать аутоагрессию? Так как физические увечья можно легко прикрыть одеждой, а психологические переживания «спрятать» за искусственной улыбкой и спокойным поведением, то выявить аутоагрессию не всегда возможно на ранних стадиях. Тем не менее, есть тревожные симптомы, на которые следует обращать внимание родным и близким:


  • Необъяснимые раны или шрамы от заживших порезов и ожогов, синяки. Чаще увечья наносят на запястьях, предплечьях, бедрах или груди. Следует отслеживать попытки надеть прячущую тело одежду даже в жару.


  • Преобладание негативных эмоций над позитивными. Такой человек легко расстраивается, часто плачет по незначительным поводам, он редко находится в хорошем настроении.


  • В личных вещах юноши или девушки есть острые объекты или режущие инструменты, такие как бритвы, ножи, иглы, осколки стекла.


  • Слишком частые «несчастные случаи». Люди с расстройством пытаются оправдаться  неудачным падением, неаккуратностью.


  • Показное поведение. Если человек думает, что его никто не видит, то он очень грустный, плачет. Но в обществе делает вид, что все хорошо.


  • Когда человеку плохо, он не пытается выяснять отношения или «излить душу», а всячески стремится уединиться в ванной или своей комнате, но после выходит оттуда более спокойным, делает вид, что ничего не случилось.


  • Повышенная раздражительность, склонность к изоляции.


Пациенту с аутоагрессией нужна реальная помощь – устранение или принятие источника конфликта.


Совет от специалиста «Мацпен»: большой ошибкой является попытка отговорить от совершения вредных действий. Еще хуже если друзья и родные начнут запугивать, осуждать, ссылаться на религиозные догмы или нормы морали. Это не поможет почувствовать ответственность за свою жизнь, не устранит причину расстройства. Человек почувствует себя еще более несчастным, одиноким или виновным – а это только спровоцирует новые позывы к саморазрушению.



Пациенту с аутоагрессией нужна реальная помощь – устранение или принятие источника конфликта. Если самостоятельно не удается устранить этот источник и понять в чем собственно кроется проблема – значит надо обратиться к психотерапевту. Попытка решать проблему самостоятельно может только оттянуть время и вызвать серьезные осложнения.


В сериале «Мой безумный дневник» Рэй смогла справиться со своим недугом с помощью разговоров с психотерапевтом, принятием своей непутевой мамы, ведением дневника во время очередных приступов, а также общением с друзьями, которые заставили ее поверить в красоту своего пышного тела. Конечно, звучит очень идеалистично – не так просто реализовать список этих действий в жизнь. Но задача психотерапевта в том и состоит, чтобы направить человека по правильному пути и помочь сделать свою жизнь более комфортной. Процесс предстоит долгий и надо будет набраться терпения!

Что такое селфхарм и откуда он берется

«Афиша Daily» разбирается в таком явлении, как селфхарм: это нанесение себе повреждений без намерения совершить суицид. Как возникает желание заменить душевную боль физической, рассказывают психолог и люди, имеющие этот непростой опыт.

Наталья

21 год, студентка

Я начала резать руки примерно с 13 лет, но тогда серьезных повреждений не было — так, царапины. Более глубокие раны появились позже, лет в 15. Сначала это было связано со смертью отца и плохим отношением ко мне в школе, позднее — из-за любви и чувства безысходности. Не могу сказать, что я наказывала себя, скорее я пыталась куда-то деть свою агрессию.

В школе я прятала порезы за длинными рукавами, а выпускной отмечала в свадебных перчатках по локоть. Никто ничего не знал, кроме мамы — она была в курсе с самого начала. Мама расстраивалась, злилась, потом жалела, но насильно к врачам не тащила, пока я сама этого не захотела.

Часто я резала себя бессознательно — например, в состоянии алкогольного опьянения. Но даже когда я не пила и наносила себе повреждения, не могу сказать, что это было здравым решением. Когда мне было совсем плохо и вообще не хотелось жить, к алкоголю прибавлялись наркотики. Попытки суицида тоже были. Я не пыталась заместить одно другим — это было тотальное саморазрушение.

Я сидела дома, и мои проблемы никуда не уходили — это продолжалось до того момента, пока я не легла поперек проезжей части в надежде, что меня собьют

До какого-то момента все это мне казалось абсолютно нормальным. Даже протрезвев и обнаружив порезы, я не испытывала никакого шока или удивления. Скорее было разочарование: «Вот же, блин, я опять не смогла себя контролировать».

После окончания школы жизнь не наладилась. Я поступила в институт, но бросила учебу. Я сидела дома, и мои проблемы никуда не уходили — это продолжалось до того момента, пока я не легла поперек проезжей части в надежде, что меня собьют. Но меня заметили. А потом, в тот же день, меня как будто переклинило, и я решила, что мне срочно нужно лечение. Так я оказалась в психиатрической клинике с депрессивным синдромом.

Я легла в больницу, куда регулярно приходила мама и поддерживала меня. Потом я выписалась, но через месяц-два все вернулось — мне стало даже хуже. Возможно, это произошло потому, что дома я перестала принимать таблетки, которые мне прописали. Позже я ходила к психотерапевту: она мне назначила 20 сеансов, но я отходила только половину.

Потом я вновь поступила в институт на другую, более близкую мне специальность. Лет в 20 в моей жизни появилась стабильность — учеба, а потом работа. Я отвлеклась от своих проблем, и жизнь постепенно наладилась. Когда неделями лежишь дома в четырех стенах, как я делала раньше, тогда крышу и сносит.

Кто видит порезы — молчит, но некоторые могут сказать: «А, так ты суицидница»

Раньше, когда кто-то видел шрамы, я врала, что попала в аварию и порезалась осколками. Потом я перестала скрывать шрамы и перекрыла их татуировками. Сейчас их почти не замечают. Кто видит порезы — молчит, но некоторые могут сказать: «А, так ты суицидница». Главное, что я сама их вижу, поэтому напоминание о прошлом осталось, но сейчас меня это не сильно беспокоит.

Когда все наладилось, заменять душевную боль физической стало не нужно. Хотя иногда бывает, что под воздействием спиртного или триггеров хочется затушить о себя сигарету или ударить кулаком о стену. Но ничем серьезным это не заканчивается.

Эмма

25 лет, клинический психолог

Первый порез был в 16 лет. Началось все так: мне было плохо из-за проблем со сверстниками, и тут меня случайно оцарапал кот. Я заметила, что мои мысли переключились с проблем на физические ощущения. После я начала делать это сама, совершенно осознанно. Резала сначала в районе пальцев, а потом — с внешней стороны руки. Мыслей о порезе вен у меня не было вообще.

Однажды я немного не рассчитала силы и порезала себя очень глубоко. Пришлось идти в больницу: я была вся в крови, мне зашивали этот порез. Недалеко от больницы у нас есть очень скользкая железная лестница с какими-то штырями. Я сказала, что упала и напоролась на них. Порез был не со стороны вен, так что мне поверили и ничего не сказали, но именно во время зашивания раны я поняла, что это ненормально.

Я никак не пыталась решить эту проблему: просто ждала момента, когда прекращу это делать

Сначала об этом узнали в школе, когда увидели меня с перебинтованной рукой. В итоге меня стали гнобить еще сильнее. Когда однажды порезы обнаружили родители, они меня побили. Парадоксально, но уже на следующий день их отношение к проблеме резко изменилось — после этого случая они постарались стать для меня не строгими авторитетами, а друзьями. Сейчас у нас наладились отношения.

Я никак не пыталась решить эту проблему: просто ждала момента, когда прекращу это делать. К психологу по этому поводу не обращалась, но начала замещать порезы алкоголем и сигаретами, а в итоге стала злоупотреблять этим очень часто и при любой возможности. К специалистам я пошла спустя несколько лет после того, как перестала себя резать, но уже из-за постоянной тревоги и проблем с алкоголем.

Я прекратила заниматься селфхармом много лет назад, и только когда я нашла этому замену и мне перестали нравиться мои ужасные шрамы. К тому же моя специальность и порезы — это что-то крайне несовместимое. Ведь я клинический психолог. Кстати, выбор профессии не был связан с тем, что я на тот момент делала с собой. Я поступала в медицинский, потому что любила предметы, связанные с медициной, и всегда хотела быть врачом.

К сожалению, многие люди воспринимают проблемы, которые я пережила, как что-то ужасное и к тому же думают, что это влияет на профессиональные качества. Я до сих пор мучаюсь из-за шрамов и думаю, как их можно убрать. Зимой закрываю, летом это сделать не получается, но я стараюсь придать руке такое положение, чтобы не было заметно. Шрамы у меня очень тонкие и не выпуклые, поэтому лазером их не убрать. Жду, что, может, в скором времени появится какая-нибудь технология, которая поможет убрать этот позор.

От алкоголя я так и не смогла избавиться. Единственное, что меня останавливает от ежедневного распития, — отсутствие лишних денег. Все средства уходят на содержание квартиры, учебу и работу. Но при любой возможности, когда у меня появляются свободные деньги или приходят знакомые, я пью. И жду этих дней как манны небесной.

Это ужасно. Жутко осознавать себя настолько зависимой и слабой. Но ни сеансы у психотерапевта, ни лечение у психиатра мне ничем, к сожалению, не помогли. Единственное, что мне помогает, — это спокойствие в жизни. Но моя жизнь такова, что оно наступает редко.

Подробности по теме

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Софья

18 лет, студентка

Наносить себе повреждения я начала в 15 лет. Первый раз это случилось из-за конфликта с родителями, потом — из-за диссонанса между собственными идеалами и тем, что принято, и невзаимной влюбленности. Я травмировала себя в состоянии некоторого эмоционального аффекта, но абсолютно намеренно. Я не считала это чем-то неправильным. Напротив, выразив недовольство происходящим через ненависть к себе, я испытывала облегчение.

Основной мотив — стремление как-то наказать себя, хотя моя вина в неприятных ситуациях на самом деле была мнимой. Еще хотелось перевести душевную боль в физическую — и это доставляло некоторый кайф от самого процесса. Мне кажется, что во время повреждений в кровь выбрасываются эндорфины.

Это похоже на состояние, когда ты решаешься кардинально что-то изменить или разрушить: проколоть ухо, коротко постричься, уйти из дома или сжечь свои работы

Прошлой весной я попыталась привести в порядок свои мысли на этот счет и стала записывать стадии, которые проходила. Я поняла, что все начинается с недовольства собой, а повседневные занятия не приносят облегчения. Затем идет «последняя капля»: ситуация, которая задевает настолько, что запускает процесс высвобождения ненависти. Далее — предельная, до дрожи, ясность рассудка и безумно холодная голова, то есть стадия принятия импульсивных решений. Это похоже на состояние, когда ты решаешься кардинально что-то изменить или разрушить: проколоть ухо, коротко постричься, уйти из дома или сжечь свои работы. Потом идет стадия реализации этих импульсивных решений, за которой следует облегчение и легкая эйфория. Это похоже на ощущение вытащенной из раны занозы.

Тогда я жила не дома, а в общежитии при СУНЦ МГУ, поэтому могла носить скрывающие порезы длинные рукава. В общежитии был основной круг моего общения и молодой человек, но за полгода до выпуска мне пришлось переехать домой — так сложились обстоятельства. И я оказалась фактически в изоляции. В то время я посещала обычную школу: новый класс, ребята, хоть и дружелюбные, но совершенно незнакомые. Порезы помогали мне заглушить болезненную тоску, от которой не спасали ни музыка, ни прогулки в лесу, которые лишь на короткое время глушили печаль.

Подробности по теме

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Когда мы встречались с молодым человеком уже после моего отъезда, он замечал свежие шрамы и просил так больше не делать, так как это причиняло боль и ему. Зная, что мне непросто сдерживаться, он писал, звонил, поддерживал и действительно вытаскивал меня из когтей подбирающейся дисфории и депрессии.

Родители заметили раны, когда я закатала рукава, чтобы вымыть посуду. Мама была в ужасе: она записала меня к психологу, а та порекомендовала сходить к психиатру и быть готовой к медикаментозному лечению, которое, правда, в итоге не понадобилось. Все же я несколько раз общалась с этим психологом — она оказалась очень тактичной женщиной.

Я не пыталась избавиться от этого, пока мама не заметила шрамы. Исключительно ради ее спокойствия я изо всех сил старалась не резать предплечья, поэтому резала плечи, ребра, бедра, чтобы она не видела шрамов и не расстраивалась. Я хотела просто пережить эти полгода одиночества и неимоверной тоски.

Кроме порезов были и другие способы истязания. Я лишала себя пищи, сна, воды, изнуряла свое тело тренировками, которые были тяжелее, чем нужно, а в холодную погоду выстужала комнату, держа окна открытыми целыми днями.

Я стала реже ранить себя, когда начала работать над самооценкой и заниматься деятельностью, которая приносила видимый результат: учеба, физические упражнения, исследования по палеонтологии, обучение игре на гитаре и другие навыки наконец подарили мне ощущение, что я чего-то стою.

От селфхарма я до конца не избавилась. Осталась привычка, инстинкт душить грусть, повреждая себя, лишая себя чего-то, делая себе еще хуже: голодом, холодом или бессонницей.

Анна Финк

психолог

Чаще всего с тягой к самоповреждениям сталкиваются люди в возрасте от 12 до 24 лет, хотя это может случиться в любом возрасте. Это связано с тем, что в подростковом возрасте структура личности неустойчива: представления о себе становятся изменчивыми, возникают противоречивые чувства, желания и поступки. Боль от самоповреждений способствует эмоциональной разрядке, или бывает так, что подросток ощущает себя бесчувственным, а боль дает возможность почувствовать себя живым. Склонность к причинению вреда своему телу может быть также связана с заниженной самооценкой, с такими чертами характера, как перфекционизм, замкнутость, педантичность, застенчивость и обидчивость.

Родители обычно обращаются с запросом исправить ребенка, сделать так, чтобы он перестал «делать это». В этом случае важно объяснить им, что работать необходимо не только с ребенком, но и со всей семьей. В большинстве случаев самоповреждающее поведение — это сигнал об эмоциональном неблагополучии семьи. Важно убедить родителей в необходимости признать имеющиеся трудности и взять на себя часть ответственности за поведение своего ребенка.

Причинами самоповреждения могут быть завышенные требования к подросткам в семье и социальном окружении: «Ты должен быть идеальным во всем и не имеешь права на ошибку». Это также дисфункция семейной системы, когда члены семьи страдают от эмоциональной или химической зависимости. Причиной может стать и отсутствие доверительных отношений с ребенком, достаточной эмоциональной поддержки, когда в семье нельзя открыто проявлять эмоции и говорить о чувствах, в том числе о своей злости. Тогда подросток направляет агрессию не на другого человека, а на себя самого. Также человек может испытывать тягу к самоповреждению после пережитой травмы, утраты близкого человека, сексуального насилия.

Подробности по теме

Психиатр Аркадий Шмилович о душевном здоровье россиян: «Чтобы оставаться психически здоровым, надо быть толерантным человеком»

Психиатр Аркадий Шмилович о душевном здоровье россиян: «Чтобы оставаться психически здоровым, надо быть толерантным человеком»

Любые случаи самоповреждения должны стать предметом серьезного внимания родителей и поводом для обращения за психологической или психиатрической помощью. Если вы заметили повреждения на теле своего ребенка, спокойно поинтересуйтесь, в какой ситуации он их получил. Ваш гнев или страх могут напугать подростка, заставив его в дальнейшем скрывать самоповреждения от взрослых. Скажите, что вы всегда готовы поговорить с ним, постараться понять его переживания или просто побыть рядом, если ему это нужно. Не бойтесь обратиться за помощью к специалисту сами — вам так же, как и вашему ребенку, необходима поддержка и профессиональная помощь в этой сложной ситуации. Психолог может направить вас на консультацию к психиатру, потому что это необходимо сделать для уточнения диагноза. В некоторых случаях психолог и психиатр параллельно ведут работу с подростком и его семьей.

Визит к психиатру становится обязательным, если подросток нанес себе повреждения не первый раз. Консультация врача необходима для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или это иное нарушения поведения. В зависимости от того, что обнаружит психиатр, будет понятно, какая именно помощь понадобится. Это может быть медикаментозное лечение в сочетании с психологической помощью или работа с психологом при участии родителей.

Сама собой эта проблема не может разрешиться, потому что она переходит в хроническую форму. Это уже сформировавшаяся модель саморазрушающего поведения, которая может проявляться в построении эмоционально зависимых отношений, тяге к алкоголю, наркотикам, в выборе экстремальных видов спорта, подвергающих жизнь опасности.

Что такое селфхарм и зачем дети режут себе руки?

«Так получилось, что я режу себя по всяким пустякам. И не для того, чтобы умереть, а для того, чтобы расслабиться. Читала много статей, как избавиться от такой привычки, но ничего не выходило. Рисовать что-то на руках, думать о хорошем… Ничего не помогло. Как можно еще избавиться? С каждым разом я режу еще больше и боюсь, что могу дойти до крайности».

 «Я режу руки, а именно ладони и пальцы. Хочу попробовать порезать вены, но не потому, что самоубийца, а потому что мне нравится кровь. Я не знаю, что делать. Все началось с того, что однажды я порезала пальцы канцелярским ножом, а потом стала делать это намеренно. Не испытываю при этом ни физического удовольствия, ни раздражения. Просто мне нравится выдавливать из себя кровь. Помогите, пожалуйста! Я очень не хочу умереть или попасть в больницу, или вообще делать плохо своему организму, но не могу остановиться».

 «Если ты начал резаться, то, скорее всего, ты больше не перестанешь этого делать. Один порез – как целая доза наркотиков: тебе в итоге хочется все больше и больше. Я тоже режусь, пытаюсь перестать, даже завела специальный календарь, но… не помогает… Я уже опустила руки, надоело бороться со своим глупым, но в то же время опасным, желанием…»

Это откровения из соцсетей. Но не стоит думать, что там они и остаются или не выходят за пределы дешевых южнокорейских сериалов. В Харцызске кума звонит, переживает: пятнадцатилетний крестник нашел себе девушку из пос. Нижняя Крынка. Она старше его. И тоже режет руки. Потенциальная свекровь в панике: зачем ему такая нужна?!

На каждом собрании в школе классный руководитель, как мантру, повторяет нам, родителям: регулярно осматривайте руки детей, не дай Бог, порезы.

Селфхарм, или намеренное самоповреждение, окружено мифами. Психологи начали его изуучать совсем недавно. Официальное название селфхарма — «несуицидальное самоповреждение» (non-suicidal self-injury, NSSI), что означает осознанные попытки навредить своему телу без намерения совершить самоубийство.

Чаще всего это самостоятельно нанесенные порезы, синяки и ожоги. Определение возникло не так давно, поэтому эксперты еще не сошлись во мнениях о том, какие действия включать в понятие NSSI и где тут проходит граница психологической нормы. Согласно Международной классификации болезней, селфхарм — это не только порезы, ожоги и удары, но и злоупотребление алкоголем, наркотиками и лекарствами, отказ от пищи или воды, навязчивое стремление выдергивать волосы на голове и теле, расцарапывание кожи, контакт с горячими предметами, прыжки с высоты и даже укусы животных, от которых человек не пытается уклониться.

Здоровы ли психически подростки, которые режут себя?

Заведующий психоневрологическим наркологическим стационаром Харцызской горбольницы Сергей СТРОКИН:

– Невозможно однозначно ответить на этот вопрос. Ответ будет варьироваться в зависимости от возраста, состояния физического и психического здоровья человека, некоторых социальных факторов. Бывает, что наркоман в состоянии синдрома отмены (ломки) режет себя, потому что вид собственной крови и ощущение боли облегчают его ощущения и приводят в себя.

Когда повреждения себе наносит подросток, задача близких людей и специалистов (медиков, психологов, психиатров) – разобраться и найти причину. Чаще всего так выражают протест против системы ценностей родителей, каких-то семейных устоев и правил, навязывание которых вызывает отрицание у подростка. Возможно, ребенок просто не в состоянии донести свои переживания словами или достучаться до тех, кто ему небезразличен. Это своеобразная демонстрация. Нередко бывает, что и манипуляция: нанося себе порезы, подросток шокирует взрослых или сверстников, добиваясь для себя каких-то выгод и благ. Очень часто самоповреждение – это стремление копировать каких-то героев интернет-контента. Сегодня, на мой взгляд, человеческие отношения и чувства скатились до какого-то примитивизма: подростки не умеют выражать свои мысли словами, не стремятся учиться и работать, развиваться и расти, посещать какие-то кружки, секции, заниматься спортом, читать литературу. Интернет заменил им все. Возможно, я покажусь старомодным, а мое мнение – закостенелым, но я убежден: интернет в подростковом возрасте – это зло!

Родителям, обеспокоенным самоповреждениями, которые наносит себе чадо, скажу: порезы-черточки на руках – это не те повреждения, которые могут свидетельствовать о серьезных психиатрических проблемах, требующих основательной специализированной медикаментозной коррекции. Несомненно, если подросток стремится причинить себе боль – это сигнал о том, что ему нужны помощь психолога, внимание близких, участие в его жизни. Но, в первую очередь, ему нужны постоянная занятость и четкая система прав и обязанностей в семье! Такая популярная нынче семейная демократия очень часто превращается в анархию.

Мария Яковлева, газета «Родина»

Стрижка (для подростков) — Nemours Kidshealth

Что такое резка?

Мама Эммы впервые заметила порезы, когда Эмма однажды вечером мыла посуду. Эмма сказала маме, что их кошка поцарапала ее. Ее мама казалась удивленной, что кошка была такой грубой, но особо не задумывалась об этом.

Друзья Эммы тоже заметили кое-что странное. Даже в жаркую погоду Эмма носила рубашки с длинными рукавами. Она тоже стала скрытной, как будто ее что-то беспокоило.Но Эмма, похоже, не могла найти слов, чтобы сказать своей маме или друзьям, что следы на ее руках были следствием чего-то, что она сделала. Она резала себя бритвой, когда ей было грустно или расстроено.

Умышленное нанесение себе травм, нанесение царапин или порезов на теле острым предметом, достаточным для того, чтобы повредить кожу и вызвать кровотечение, называется порезанием. Порез — это вид самоповреждения , или СИ. Люди, которые стригутся, часто начинают резать в подростковом возрасте. Некоторые продолжают врезаться во взрослую жизнь.

Люди могут порезаться на запястьях, руках, ногах или животе. Некоторые люди наносят себе травмы, обжигая кожу окурком сигареты или зажженной спичкой.

При заживлении порезов или ожогов часто остаются шрамы или следы. Люди, которые получают травмы, обычно скрывают порезы и следы, а иногда никто не знает.

Почему люди режут себя?

Может быть трудно понять, почему люди специально режут себя. Обрезание — это способ, которым некоторые люди пытаются справиться с болью, вызванной сильными эмоциями, сильным давлением или неприятными проблемами в отношениях.Они могут иметь дело с чувствами, которые кажутся слишком сложными, или с плохими ситуациями, которые, по их мнению, изменить нельзя.

Некоторые люди режут, потому что они отчаянно нуждаются в избавлении от плохих чувств. Люди, которые режут, могут не знать лучших способов избавиться от эмоциональной боли или давления. Некоторые люди режут, чтобы выразить сильные чувства гнева, печали, отвержения, отчаяния, тоски или пустоты.

Есть и другие способы справиться с трудностями, даже большими проблемами и ужасной эмоциональной болью.Помощь специалиста по психическому здоровью может потребоваться при серьезных жизненных проблемах или подавляющих эмоциях. В других сложных ситуациях или сильных эмоциях это может помочь обсудить проблемы с родителями, другими взрослыми или друзьями. Много упражнений также поможет взглянуть на проблемы в перспективе и уравновесить эмоции.

Но люди, которые режут, возможно, еще не разработали способы справиться с этим. Или их навыки совладания могут подавляться слишком сильными эмоциями. Когда эмоции не выражаются здоровым образом, может накапливаться напряжение — иногда до такой степени, что оно кажется почти невыносимым.Резание может быть попыткой снять крайнее напряжение. Некоторым это кажется способом почувствовать все под контролем.

Желание порезаться может быть вызвано сильными чувствами, которые человек не может выразить, такими как гнев, обида, стыд, разочарование или отчуждение. Люди, которые режут, иногда говорят, что им кажется, что они не подходят или что их никто не понимает. Человек может порезаться из-за потери близкого человека или из-за чувства пустоты. Сокращение может показаться единственным способом найти облегчение или выразить личную боль из-за отношений или отказа.

Люди, получившие порезы или самоповреждения, иногда имеют другие проблемы с психическим здоровьем, которые усиливают их эмоциональное напряжение. Резание иногда (но не всегда) связано с депрессией, биполярным расстройством, расстройствами пищевого поведения, навязчивым мышлением или компульсивным поведением. Это также может быть признаком проблем с психическим здоровьем, из-за которых люди не могут контролировать свои импульсы или идти на ненужный риск. Некоторые люди, которые порезались, имеют проблемы с алкоголем или наркотиками.

Некоторые люди, которые порезались, пережили травматический опыт, например, пережили жестокое обращение, насилие или катастрофу.Самоповреждение может ощущаться как способ «проснуться» от чувства онемения после травмирующего опыта. Или это может быть способ заново пережить боль, через которую они прошли, выразить гнев по этому поводу или попытаться взять ее под контроль.

P

Что может случиться с людьми, которые режут?

Хотя порезание может дать временное облегчение от ужасного чувства, даже люди, которые режут, соглашаются, что это не лучший способ получить это облегчение. Во-первых, облегчение длится недолго. Проблемы, послужившие причиной порезов, остаются — они просто замаскированы.

Обычно люди не собираются постоянно причинять себе вред, когда режут. И они обычно не собираются продолжать резку после того, как начали. Но и то, и другое может случиться. Можно недооценить глубину пореза, сделав его настолько глубоким, что потребуется наложение швов (или, в крайнем случае, госпитализация). Порезы могут заразиться, если человек использует нестерильные или грязные режущие инструменты — бритвы, ножницы, булавки или даже острый край язычка на банке с газировкой.

Большинство людей, которые режут, не пытаются покончить жизнь самоубийством.Резание — это обычно попытка человека почувствовать себя лучше, но не покончить со всем этим. Хотя некоторые люди, которые порезались, пытаются покончить жизнь самоубийством, обычно это происходит из-за эмоциональных проблем и боли, лежащих в основе их желания нанести себе вред, а не из-за самого пореза.

Резание может вызвать привыкание. Это может стать навязчивым поведением — это означает, что чем больше человек это делает, тем больше он или она чувствует необходимость это делать. Мозг начинает связывать ложное чувство облегчения от плохих чувств с действием резания и жаждет этого облегчения в следующий раз, когда нарастает напряжение.Когда резание становится навязчивым поведением, может показаться, что остановиться невозможно. Таким образом, порезание может показаться почти зависимостью, когда желание порезаться может показаться слишком сильным, чтобы противостоять ему. Поведение, которое начинается как попытка почувствовать себя более контролируемым, может в конечном итоге привести к вам.

Как начинается резка?

Резка часто начинается импульсивно. Это не то, о чем человек думает заранее. Шона говорит: «Это начинается, когда что-то действительно расстраивает, и вы не знаете, как об этом говорить или что делать.Но вы не можете отвлечься от чувства расстройства, а ваше тело покрыто узлом эмоциональной боли. Прежде чем вы это заметите, вы порежетесь. А потом каким-то образом оказываешься в другом месте. Затем, в следующий раз, когда вы почувствуете себя ужасно из-за чего-то, вы попробуете еще раз — и постепенно это станет привычкой ».

Натали, ученица средней школы, которая начала сокращать в средней школе, объясняет, что это был способ отвлечься от чувства отвержения и беспомощности, которое, как она чувствовала, она не могла вынести. «Сначала я никогда не смотрел на это как на что-то настолько плохое — просто мой способ отвлечься от чего-то, из-за чего я чувствовал себя действительно ужасно.Думаю, часть меня, должно быть, знала, что это плохо, потому что я всегда это скрывал. Однажды друг спросил меня, не режу ли я себя, и я даже солгал и сказал «нет». Я был смущен ».

Иногда членовредительство влияет на образ тела человека. Джен говорит: «Мне действительно понравилось, как выглядели порезы. Я почувствовала себя плохо, когда они начали заживать, и поэтому я« освежила их », снова порезав их. Теперь я понимаю, как безумно это звучит, но в то время, это казалось мне совершенно разумным. Я был полностью посвящен этим порезам — как будто они были чем-то обо мне, что знал только я.Они были похожи на мой собственный способ контролировать вещи. Я больше не режусь, но теперь мне нужно разобраться со шрамами ».

Вы не можете заставить остановиться того, кто причиняет себе вред. Не помогает злиться на друга, который режет, отвергает этого человека, отчитывает ее или умоляет его остановиться. Вместо этого дайте понять другу, что вам не все равно, что он или она заслуживает быть здоровым и счастливым, и что никто не должен нести свои проблемы в одиночку.

с.

Требуется резка?

Девушки и парни, которые наносят себе телесные повреждения, часто сталкиваются с тяжелыми неприятностями.Многие упорно трудятся, чтобы преодолеть сложные проблемы. Поэтому им трудно поверить, что некоторые дети режут только потому, что думают, что это способ казаться крутыми и бунтарскими.

Тиа попыталась вырезать, потому что это делали несколько девочек в ее школе. «Казалось, что если я этого не сделаю, они подумают, что я боюсь или что-то в этом роде. Так что я сделал это однажды. Но потом я подумал о том, как глупо было делать что-то подобное с собой без уважительной причины. В следующий раз они спросили, я просто сказал: «нет, спасибо, это не для меня».'»

Если у вас есть друг, который предлагает вам попробовать вырезать, скажите, что вы думаете. Зачем втягиваться в то, что, как вы знаете, вам не подходит? Есть много других способов выразить себя.

Линдси в течение 3 лет порезала себя из-за жестокого обращения, которому она подверглась в детстве. Сейчас ей 16 лет, и она не порезалась больше года. «Я горжусь этим», — говорит Линдси. «Так что, когда я слышу, как девушки говорят об этом, как будто это то, что нужно делать, мне это действительно доходит».

Получение помощи

Есть лучшие способы справиться с проблемами, чем резание — более здоровые и долговечные способы, которые не оставляют у человека эмоциональных и физических шрамов.Первый шаг — получить помощь с проблемами, которые изначально привели к порезу. Вот несколько идей для этого:

  1. Скажите кому-нибудь. Люди, которые перестали резать, часто говорят, что первый шаг самый трудный — признать или поговорить о резании. Но они также говорят, что после того, как они рассказывают об этом, они часто чувствуют огромное облегчение. Выберите человека, с которым вы доверяете поговорить сначала (родитель, школьный консультант, учитель, тренер, врач или медсестра). Если вам слишком сложно поднять тему лично, напишите записку.
  2. Определите причину резания. Порезание — это способ реакции на эмоциональное напряжение или боль. Постарайтесь выяснить, какие чувства или ситуации заставляют вас порезаться. Это гнев? Давление на то, чтобы быть идеальным? Проблемы в отношениях? Болезненная потеря или травма? Подозрительная критика или плохое обращение? Определите, с какой проблемой вы столкнулись, а затем расскажите об этом кому-нибудь. Многие люди не могут разобраться в этой части самостоятельно. Здесь может быть полезен специалист по психическому здоровью.
  3. Обратитесь за помощью. Скажите кому-нибудь, что вам нужна помощь в решении ваших проблем и порезов. Если человек, которого вы просите, не помогает вам получить необходимую помощь, попросите кого-нибудь другого. Иногда взрослые пытаются преуменьшить проблемы подростков или думают, что это всего лишь фаза. Если вы чувствуете, что это происходит с вами, найдите другого взрослого (например, школьного психолога или медсестру), который сможет изложить ваши аргументы за вас.
  4. Работа над ней. Большинству людей с глубокой эмоциональной болью или стрессом необходимо работать с консультантом или специалистом по психическому здоровью, чтобы разобраться в сильных чувствах, исцелить прошлые раны и научиться лучше справляться с жизненными стрессами.Один из способов найти терапевта или консультанта — это спросить у врача, в школе или в психиатрической клинике в вашем районе.

Подростки говорят о стрижке (для подростков)

Мы получаем много писем, особенно о наших статьях о резке. Иногда люди рассказывают нам о чувствах и эмоциях, которые окружают резку. Другие делятся своими мыслями о том, как они остановились. Мы решили разместить некоторые из этих предложений и комментариев на нашем сайте.

Конечно, причины, по которым люди режут, очень разные.Таким образом, приведенные ниже комментарии могут помочь одним людям, но не другим.

Когда читатели пишут нам по электронной почте, они проходят через безопасную систему, которая не записывает имена или другую личную информацию. Вот почему вы не видите здесь никаких личных подробностей — просто переживания и желание помочь от людей, которые были там.

«Это полностью остановило мою резку: когда вы хотите резать, будь то запястье или бедро, пристально смотрите на него. Представьте, что он принадлежит вашему лучшему другу, девушке / парню, брату, сестре, отцу, матери, бабушке или другому значимому человеку. человек в вашей жизни. Спросите себя: «Порезал бы я его / ее?» Вы потеряете желание резать, когда поймете, как вам повезло, что у вас есть этот человек, который любит вас. Если возможно, отложите нож, лезвие бритвы или что-то еще и поговорите с этим человеком. Спасибо им за любовь к вам ».

«Что действительно помогло мне бросить, так это написание стихов. Когда я хотел вырезать, я вместо этого достал свой блокнот. Многие мои друзья раньше сокращали (некоторые до сих пор это делают) и писали стихи, так что делиться с ними помогало много.Я не стригусь с 13-летия, и чувствую себя намного лучше. Иногда мне хочется снова порезаться, но моя лучшая подруга делает это очень плохо, и я думаю, как сильно я этого не хочу ».

«Я порезался, и я знаю, насколько это важно для друзей, которые будут с вами. Когда вы закройщик, вы часто чувствуете себя очень подавленным или даже подавленным. И у вас нет сил, чтобы что-то делать со своим друзья, иногда трудно даже позвонить им, и как друг вы можете понять, что ваш «друг-закройщик» вас больше не любит.Но иногда они просто нуждаются в тебе даже больше. Так что, пожалуйста, всем, кто знает кого-то, кто порезался, позвоните им, посетите их дома или просто отправьте текстовое сообщение. Помогает !! «

«Я обнаружил, что , капание красного пищевого красителя в высокий (прозрачный) стакан воды может быть облегчением (пока желание не слишком сильное)».

«Я попробовал резиновую ленту. Да, я ее слишком сильно щелкнул и в итоге поранился. Теперь я царапаю ножницами или чем-нибудь острым о стенку стола. Я могу копать изо всех сил, не оставляя кровотечений и рубцов. Мне нравилось считать свои порезы, чтобы думать о том, сколько раз я получил травму. Теперь он навсегда остался в лесу и мне очень помогает, хотя я не хочу думать о плохих временах ».

«Мой старый дневник был наполнен грустными историями о ненависти к людям. Я завел новый дневник и попытался писать больше положительных вещей. Время от времени я пишу плохие вещи и то, что я чувствую. Это мой здоровый способ выражения себя.«

«Я собираюсь попытаться перестать порезаться, потому что знаю, что это нехорошо, но это немного сняло стресс. Но проблемы все еще были, и ничто не могло их скрыть … если только вы, , говорите о них, это действительно единственный способ преодолеть проблемы. «

«Раньше я порезался, и я понял, что сделал это, потому что мне было жаль моего друга, который порезался, и я действительно сделал это из любопытства. Это не помогло мне, это создало больше проблем, и Я действительно ненавидел себя.Я сказал маме, и она сказала, что однажды сделала это, и это нехорошо. Так что хватит. Твои друзья всегда будут любить тебя, как и мои, а теперь моя любовь любит меня больше, лол. «

«Я начала, потому что мой парень резал. Он сказал, что это снимает твою боль. Но он не сказал мне, что после того, как ты уменьшишь боль в течение 5 минут, ты смотришь на свою руку, и тебе становится так стыдно. Когда я впервые начал, я подумал: «Это потрясающе, я чувствую себя намного лучше, но я больше никогда этого не сделаю». А на следующей неделе: «Ну, еще раз не повредит.Я продолжал говорить себе: «Я могу остановиться, когда захочу», поэтому я продолжал резать. Я уже 8 месяцев пытаюсь бросить. Я бы 3 недели отрезала, 1 месяц и 3 дня отрезала, 1 месяц и 28 дней отрезала. Я еще не дожила до 2 месяцев, но очень стараюсь. Когда мне хочется порезаться, я принимаю холодный душ. Или кладу лед на руку. Вы все еще испытываете чувство онемения. Удачи на остановках. »

«Я режу около 2 1/2 лет, то и дело.В конце концов я стал зависимым и не мог остановиться. Я посещаю психолога около 2 лет или больше. Я, наконец, дошел до того момента в моей жизни, с помощью моего консультанта и поддержки моих лучших друзей, когда я устал причинять себе боль и я был серьезно готов прекратить резать (на этот раз навсегда). Вот уже несколько месяцев я не работаю. С тех пор, как я пришел к такому выводу, у меня больше не было побуждений «.

«Я делаю это не для внимания, это привычка, когда я расстраиваюсь, нервничаю, боюсь или грустлю, злюсь, злюсь, что угодно.Я все время ношу пальто, потому что у меня вся рука порезана. Я больше не знаю, что делать. Я боюсь, что я выйду из-под контроля с моей резкой и однажды закончу очень плохо. «

«Раньше я резал. Это был мой единственный способ уйти. Это была единственная боль, которую я мог контролировать. Но однажды я зашел слишком далеко. Я зашел слишком глубоко. Когда моя мама узнала, это было действительно плохо. Когда дошло до того, что я все время лежал и причинял боль своим друзьям, я знал, что должен остановиться. Сейчас я лечу свои шрамы каждый день, и если бы я мог вернуться в прошлое, я бы никогда их не создал. У меня есть люди, которые заботятся обо мне, и мне потребовалось почти 2 года, чтобы понять это. На этом этапе я освобождаюсь. И я не планирую начинать заново ».

«Когда вы сказали, что люди пробуют это из любопытства, это правда, потому что я бы никогда не подумала об этом, если бы мой парень не попробовал. С этим трудно иметь дело, и обычно люди, которые не знают или понимать, как правило, усугубляет ситуацию. «

«Мои друзья просто говорят что-то вроде того, что если я буду продолжать это делать, они не будут мне друзьями, но от этого мне только хуже. Я хочу, чтобы моя семья и друзья заботились больше, но я не думаю, что они это понимают».

«Я начал резать, потому что я не мог справиться с давлением в школе. Все ожидали, что я получу пятерки. Я только хочу, чтобы мои родители были более понимающими. Когда я сказал им, они были шокированы и разочарованы, от чего мне стало хуже. Я только начинаю ходить на консультацию и надеюсь, что это поможет.«

«Раньше я резал (больше не), чтобы облегчить боль. Я имею в виду, я просто был так расстроен, когда мои братья и мама ссорились, потом у меня были друзья, дерущиеся в школе … для меня это был способ временно сбежать от жизни, в которой я жил, но в некотором смысле это почти усугубило мои проблемы и сделало меня более изолированным. В любом случае, я никогда не знал, насколько плохи были резания, пока я не остановился ».

«Раньше я порезался, но моя лучшая подруга помогла мне остановиться любовью, и снова и снова говорила мне, что она не хочет слышать, что я однажды переборщил с и нахожусь в больнице.Это основная причина, по которой я остановился ».

«Я думаю, что многие из используемых техник помогли, но не тогда, когда это стало привычкой. Как только это стало привычкой, лучшее и самое сложное, что я сделал, — это рассказать взрослому. Это может показаться невозможным, но если они искренне люблю вас, они помогут вам остановиться. Поздравьте себя с каждым свободным днем. А в те дни, когда вы делаете [вырезано], постарайтесь остановиться. Это сложно, но со временем это сработает ».

«Я бывший закройщик, и единственное, что помогло мне остановиться, — это найти способ отвлечься. Дело в том, что когда резание стало для меня привычкой, я делал это, когда мне было скучно, частично потому, что я начинал думать об ужасах жизни, частично потому, что больше было нечего делать. Я предлагаю, прежде чем брать в руки нож, лезвие, спичку и т. Д., Переключиться на книгу или игру. В сети есть множество бессмысленных, но увлекательных игр, в которых можно потеряться. Кроме того, я могу отвлечься судоку, потому что это вызов, который не оставляет места ни для каких других мыслей. Это всего две вещи, которые мне помогли.«

«Я только пошел в среднюю школу, и у меня много проблем с уверенностью в себе, и в результате я начал сокращать. Будучи классифицированным как странный в моей группе, я становился все более и более ревнивым. Теперь мои друзья помогают мне и посылают меня к школьному консультанту , что хорошо «.

«Я начал резать в 6-м классе. В течение этого времени я подвергался физическому и психологическому насилию и игнорированию. Глубокая боль и агония привели меня к резанию, потому что мне не к кому было обратиться.Все в моей семье знали, что я режу, но не знали, что делать. В конце концов, учитель поймал меня с лезвием бритвы в школе. Я отличник с безупречным послужным списком, поэтому все были в шоке. Я попал в больницу на 3 дня. Я чувствовал себя таким заброшенным и одиноким, и казалось, что меня никто не понимает. В основном потому, что я не принимал помощи. Я солгал всем причастным к этому. Я не мог доставить отцу неприятности. Наконец, я преодолел борьбу.Мой отец все еще борется со своим алкоголизмом, но у меня случился рецидив только однажды, и, к счастью, я выбрался из него. Я просто хочу сказать всем девушкам (и парням), которые имеют отношение к моей истории, что надежда есть. ВСЕГДА есть альтернатива. Береги себя ».

«Я думаю, что стрижка — это пристрастие. Это то, что ты хочешь делать снова и снова. Я знаю, что мне это действительно тяжело. Каждый раз, когда я мою посуду, каждый раз, когда брею ноги, меня так соблазняет резать! Я Я просто рад У меня есть друзья, которые помогают мне с этим справиться.Как бы я ни старался оттолкнуться от них, они не принимают «нет» в качестве ответа. Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО помогает, когда люди, о которых вы заботитесь и о которых вы заботитесь, находятся рядом с вами в этот низкий период вашей жизни ».

«Я занимаюсь этим всего около 2 недель, но теперь мне кажется, что я не могу остановиться. Так что любому, кто читает это и думает о начале, было бы чрезвычайно разумно не делать этого. Это того не стоит. Время, кажется, так, но в конечном итоге все, что у вас остается, — это смущающие шрамы.Я обнаружил, что помогает сесть под столом, положить предплечье на ногу и надавить на стол , чтобы давление оставалось, но у вас ничего не осталось. Я тоже пишу. Поверьте, ребята, оно того не стоит ».

«Раньше я резал. Это был способ скрыть всю боль и давление. Однажды на уроке социальных наук в 8-м классе мы с другом передавали записку [о резке]. Но учитель схватил записку. Он прочитал про себя, посмотрел на меня и сказал: «Пойдем в кабинет консультанта.«Мы шли туда, и я чувствовал себя так, как будто иду по« тропе стыда ». Я поговорил с консультантом, и она рассказала мне другие способы избавиться от гнева и боли. Ей также пришлось сказать моим родителям, что я режу. Я думала, они на меня разозлятся, но родители просто пытаются помочь. Так поговори со своими родителями. Поначалу это может быть страшно, но им есть что сказать и сделать, чтобы помочь вам, и если вы не можете поговорить с ними самостоятельно, попросите школьного психолога помочь вам подобрать слова.«

«Я стригся около 2 лет и еще не закончил, но Я обнаружил, что чем больше я могу разговаривать с друзьями, тем меньше я это делаю. »

«Чрезвычайно важно рассказать другу, которому вы доверяете больше всего. Я сделал это, и это сработало. После того, как я наконец смог рассказать об этом своей группе друзей, я остановился».

«Я закройщик, и я пытался остановиться в течение 2 месяцев, но, похоже, не могу. Я пробовал использовать разные заменители, например, надев резиновую ленту на запястье.Казалось, ничего не работает. Я начал выбегать из комнаты на руке. Я решил, что это зашло слишком далеко, и рассказал отцу. Сказать родителю / взрослому — самый сложный, но самый важный шаг. Мой папа сейчас мой самый сильный сторонник, и он не торопится с работой, чтобы водить меня к консультанту. Я обнаружил, что бег — действительно отличная замена. Боль в ногах напоминает мне о боли в руке и утихает мое желание порезаться. Постарайтесь как можно больше занять себя, чтобы у вас не было времени подумать о своем дне или неделе.Когда я начинаю думать обо всем, что происходит, у меня каждый раз случается рецидив. Сходите к консультанту, родителям или близкому другу. Разговор с кем-нибудь помогает облегчить вашу боль, не превращая эмоциональную боль в физическую. «

Как мне перестать резать? (для подростков)

Сопротивляясь побуждению резать

Если вы занимались резкой и хотите остановиться, вот несколько подходов, которые могут вам помочь.

Для тех, кто режет, выполнение чего-то другого может оказаться большим изменением.Внесение этого изменения может занять время, потому что вы изучаете новые способы справляться с тем, что заставило вас сократить. Советы, которые вы увидите ниже, помогут вам начать работу. Но терапевт или консультант могут сделать больше, чтобы помочь вам излечить старую рану и использовать свои сильные стороны, чтобы справиться с жизненными трудностями.

Начните с осознания того, какие ситуации могут вызвать у вас желание порезаться. Примите обязательство, что на этот раз вы не будете следовать побуждению, а вместо этого сделаете что-нибудь другое.

Затем составьте план того, что вы будете делать, вместо того, чтобы сокращать, когда почувствуете это желание.

Ниже приведены несколько советов, которые вы можете попробовать, когда почувствуете желание порезаться. Мы разделили их на несколько категорий, потому что разные люди режут по разным причинам. Таким образом, одни техники подходят для одних людей лучше, чем для других.

Просмотрите все советы и попробуйте те, которые, по вашему мнению, могут вам подойти. Возможно, вам придется поэкспериментировать, потому что не все эти идеи подойдут всем.Например, некоторые читатели сказали нам, что резинка работает для них вместо резания, но другие говорят, что резинка вызывает желание щелкнуть ее слишком сильно, и в конечном итоге они причиняют себе вред.

Если одна подсказка вам не подходит, ничего страшного. Используйте свое творчество, чтобы найти лучшую идею. Или поговорите со своим терапевтом, чтобы узнать, что может сработать для вас. Идея состоит в том, чтобы найти замену стрижке — что-то, что удовлетворяет вашу потребность, но не так вредно, как резка.

Вы также можете обнаружить, что одна из этих идей иногда работает для вас, но не всегда. Тоже норм. То, что человеку нужно, может варьироваться время от времени и от ситуации к ситуации.

Приемы, перечисленные на следующих страницах, помогут вам подумать о том, почему вы могли бы резать, а также подскажут, чем можно заняться, когда вам хочется резать. Чем больше вы узнаете о том, что скрывается за вашим режущим поведением, тем лучше вы сможете понять и разработать здоровые способы лечения этой боли.

Вторая страница

Вещи, которые вас отвлекают

Как и все побуждения, желание разрезать пройдет, если вы переждете. Если отвлечься чем-то другим, время идет незаметно, и вы избавитесь от желания порезаться. Чем больше вы выжидаете позывов, не поддаваясь, тем сильнее со временем уменьшаются ваши позывы.

Вот несколько вещей, которые вы можете попробовать, ожидая, пока пройдет резкое желание:

  • позвоните другу и поговорите о чем-то совершенно другом
  • примите душ (убедитесь, что в душе нет бритвы)
  • прогуляйтесь или бегите, покатайтесь на велосипеде, танцуйте как сумасшедший или займитесь другими упражнениями
  • играть с домашним животным
  • смотреть телевизор (смените канал, если шоу расстраивает или содержит нарезку)
  • выпить стакан воды

Вещи, которые успокаивают и успокаивают

Иногда люди режут, потому что они взволнованы или злы, даже если они не осознают этого чувства.Если это правда для вас, это может помочь сделать что-нибудь успокаивающее, когда вы почувствуете необходимость порезаться.

Даже если вы не знаете, зачем режете, стоит попробовать эти идеи:

  • играть с домашним животным
  • примите душ (убедитесь, что в душе нет бритвы)
  • примите ванну (убедитесь, что у вас нет бритвы рядом с ванной)
  • слушайте успокаивающую музыку, которая поднимет вам настроение
  • попробуйте дыхательное упражнение
  • попробуйте расслабляющие упражнения йоги
Третья страница

вещей, которые помогут вам выразить боль и глубокие эмоции

Некоторые люди режут, потому что эмоции, которые они испытывают, кажутся слишком сильными и болезненными, чтобы с ними справиться.Часто им бывает трудно распознать эти эмоции такими, какие они есть — например, гнев, печаль или другие чувства. Вот несколько альтернатив нарезке, которые вы можете попробовать:

  • Нарисуйте или начертите рисунки на бумаге красной ручкой или краской на белой бумаге — если это помогает, сделайте так, чтобы краска капала.
  • запишите свою обиду, гнев или боль ручкой и бумагой
  • нарисовать боль
  • сочиняйте песни или стихи, чтобы выразить свои чувства
  • слушайте музыку, которая рассказывает о ваших чувствах

Вещи, помогающие снять физическое напряжение и стресс

Иногда действия, которые выражают гнев или снимают напряжение, могут помочь человеку постепенно уйти от резания.Попробуйте эти идеи:

  • прогуляйтесь или бегите, покатайтесь на велосипеде, танцуйте как сумасшедший или займитесь другими упражнениями
  • порвать бумагу
  • запишите свою обиду, гнев или боль ручкой и бумагой
  • Набросок на бумаге красной ручкой
  • сожмите, месите или раздавите стресс-мяч, горсть глины или пластилин

Вещи, которые помогут вам почувствовать поддержку и связь

Если вы режете, потому что чувствуете себя одиноким, непонятым, нелюбимым или отключенным, вам могут помочь следующие идеи:

  • позвони другу
  • играть с домашним животным
  • Сделайте чашку чая, немного теплого молока или какао
  • Попробуйте некоторые упражнения йоги, которые помогут вам почувствовать себя заземленным, например, поза треугольника.
  • попробуйте дыхательное упражнение, подобное тому, что показано на кнопке выше
  • свернуться калачиком на кровати в мягком уютном одеяле

Заменители Cutting Sensation

Вы заметите, что все советы в приведенных выше списках не имеют ничего общего с ощущением пореза.Когда у вас возникнет идея нанести себе травму, начните с пробовать идеи из этих списков — например, заниматься искусством, гулять с собакой или бегать.

Если они не помогают, переходите к замещающему поведению, показанному ниже.

Это замещающее поведение не сработает для всех. Они также не помогают людям понять, почему они режут. Что они делают, так это обеспечивают немедленное облегчение без порезов и, следовательно, с меньшим риском причинения вреда.

  • Потрите кожу кубиком льда вместо того, чтобы разрезать его
  • Наденьте резиновую ленту на запястье и аккуратно прижмите ее к коже
  • нарисуйте на коже красной ручкой с мягким наконечником в том месте, где вы обычно можете порезать

Вы можете это сделать

Раскрой может оказаться непростой задачей. Но это возможно.

Если вам нужна помощь в преодолении привычки к самоповреждению, и вы не можете найти что-либо, что работает для вас, поговорите с терапевтом. Получение профессиональной помощи для решения проблемы не означает, что кто-то слаб или сумасшедший. Терапевты и консультанты обучены помогать людям обнаруживать внутренние силы, которые помогают им исцеляться. Затем эти внутренние силы можно использовать для решения жизненных проблем здоровым образом.

членовредительства: 4 причины, по которым люди режутся, и что делать

Источник: Изабелла Галлино / Flickr

Сегодня люди гордо выступают против того, чтобы их стыдили жиром или шлюхой, но труднее найти кого-то, кто встанет и раскроет свой порез или другой самоповреждение.Самоповреждения — одна из последних вещей, которой люди стыдятся, несмотря на то, что они гораздо более распространены, чем вы могли подозревать.

Обзор 52 исследований членовредительства, проведенных во всем мире в 2012 году, показал, что примерно 18 процентов людей за свою жизнь порезали или иным образом умышленно нанесли себе травмы. Это почти каждый пятый.

Порезы часто начинаются в подростковом возрасте — в среднем в возрасте от 12 до 14 лет. Это удивительно часто встречается именно в этот период: исследования показывают, что от 13 до 23 процентов подростков порезались, сожгли или иным образом умышленно нанесли себе травмы.

Технический термин для обозначения порезов — несамоубийственное самоповреждение , и это определяется как преднамеренное разрушение тканей тела с самоубийством. Но имейте в виду два важных факта: во-первых, закройщики не пытаются убить себя. Напротив, они часто причиняют себе вред, чтобы чувствовать себя живыми, а не оцепеневшими. Во-вторых, членовредительство по определению должно быть «в целях, не санкционированных обществом». Итак, независимо от того, как вы относитесь к пирсингу вашей дочери в носу или пупке, это не считается членовредительством.Но разрезание, сжигание, вырезание слов или символов на коже, болезненное выдергивание волос или буквально удары головой о стену, безусловно, имеют значение.

Так что происходит? Постороннему самоповреждение может показаться непонятным — даже сумасшедшим, — но если исходить из трюизма, что каждый человек как можно лучше справляется с имеющимися в то время ресурсами, это может быть немного легче понять. Итак, вот четыре причины, по которым люди наносят себе травмы:

Причина № 1: Физическая боль может унять эмоциональную боль. Физическая боль от пореза не только рассеивает негативные эмоции, но также может вызвать чувство спокойствия и облегчения. Поскольку резка работает почти мгновенно, она сильно укрепляет — некоторые даже говорят, что она вызывает привыкание. Люди, которые порезали, описывают это ощущение как побег или снятие давления, подобно тому, как люди, страдающие булимией, описывают очищение.

В конце концов, мозг начинает связывать облегчение эмоциональной боли с порезанием. Это создает сильную ассоциацию или даже тягу, которой трудно сопротивляться.И хотя большинство людей, которые наносят себе травмы, делают это в течение двух-четырех лет, многие продолжают это делать намного дольше этого срока. Частота членовредительства также варьируется; некоторые делают это ежедневно, в то время как другие могут проходить недели, месяцы или даже годы между эпизодами.

Причина № 2: Люди, которые режут, являются самыми суровыми критиками самих себя. В исследовании 2014 года студентам колледжа, которые порезались, а также контрольной группе тех, кто не резал себя, было предложено вести ежедневный дневник своих эмоций в течение двух недель. Самая большая разница между теми, кто вырезал, и теми, кто этого не сделал? Люди, которые стригли, сообщали о том, что они недовольны собой, гораздо чаще, чем те, кто не занимается резкой.Это недовольство проявилось как резкая самокритика. В самом деле, любой, кто наносит себе увечья, действительно суров к себе, и иногда они вырезают свою критику на своей шкуре: «толстый», «глупый», «неудачник». Интересно, что исследование 2012 года показало, что резкая самокритика в большей степени связана с членовредительством, а не с другими, более косвенными формами членовредительства, такими как расстройства пищевого поведения, употребление алкоголя или наркотиков.

Причина № 3: Резание может помочь избавиться от оцепенения. В частности, люди с травмой в анамнезе могут причинить себе вред, чтобы взять под контроль свою боль или почувствовать что-то иное, кроме онемения.

Причина № 4: Это альтернативный выход эмоциональной боли. Дети, выросшие в семье, где печаль, обида или разочарование признаются недействительными или высмеиваются, начинают думать, что плохо себя чувствовать — это нехорошо. Они обращаются к порезанию как к «приемлемому» способу почувствовать боль — если им не позволено почувствовать ее эмоционально, они позволят ей выйти наружу физически.

Короче говоря, воспринимайте порезы и самоповреждения как любой другой нездоровый механизм преодоления, например, пьянство, переедание или кайф; это способ почувствовать нечто иное, чем то, что вы чувствуете, или способ наказать себя за несоответствие.

Само собой разумеется, что резать опасно. Даже когда самоубийство не является намерением, слишком легко ранить слишком глубоко. Фактически, люди, которые режут, знают, что это вредно для здоровья, и часто идут на все, чтобы скрыть свое поведение, не говоря уже о своих шрамах.

Как предотвратить членовредительство

В исследовании 2015 года исследователи спросили людей, которые раньше порезались, почему они перестали. Было много ответов, но выделялись три. Во-первых, почти 40% заявили, что перестали сокращать, когда осознали, что могут некоторое время справляться с чувством дерьма и, вероятно, скоро почувствуют себя лучше.Почти четверть (24 процента) прекратили обучение, потому что чувствовали, что кто-то любит их или заботится о них — они могли вступить в любовные отношения или их друзья заставили их почувствовать себя достойными и заботливыми. И целых 27 процентов заявили, что они просто выросли из этого.

Но если эти вещи не приходят в вашу жизнь, какие конкретные методы можно остановить?

Во-первых, важно согласовать решение с причиной резки. Если вырезание — это способ испытать глубокие темные эмоции, поэкспериментируйте со способами безопасного переживания этих эмоций: слушайте музыку, которая соответствует вашим чувствам, хорошо поплачьте или запишите свои мысли в дневник, даже если вы просто пишете страницу после страница ненормативной лексики большими черными буквами.Если срезание — это способ снять напряжение, двигайте телом — посетите боксерский зал или сделайте длительную беговую пробежку.

Essential Self-Harm Essential Читает

Если направить вашу боль на другое занятие не помогает, может помочь имитация порезов. Это не так приятно, но безопаснее. Сжимайте лед до тех пор, пока у вас не болят руки, или рисуйте на коже красным маркером, вместо того, чтобы разрезать его.

Наконец-то можно попробовать подождать. Это будет мучительно, особенно поначалу, но желание порезаться со временем пройдет.Пообещайте себе (или кому-то, кто вас любит), что вы потратите хотя бы 10 или 20 минут, или столько, сколько вы согласны, между желанием прекратить и фактическим выполнением.

Как известно, резку бывает трудно остановить самостоятельно. Если вы боретесь с членовредительством, важно обратиться к специалисту по психическому здоровью за поддержкой, помощью и подотчетностью. Никто не должен страдать от такой эмоциональной боли, если он чувствует потребность нанести себе вред; хороший терапевт может помочь вам вернуться на правильный путь.

В заключение скажу, что отречься от резкой привычки сложно — этот резкий внутренний критик нелегко заставить замолчать.Это потребует времени и смелости, но знайте, что этого внутреннего критика можно постепенно вытеснить с помощью того, о чем вы даже не подозревали: внутренней силы.

Версия этой статьи изначально появилась в Quick and Dirty Tips.

Отказ от ответственности: Все содержимое предназначено исключительно для информационных целей. Этот контент не заменяет услуги по охране психического здоровья у лицензированного специалиста.

Пилотное исследование 17 суицидальных травм с порезами запястья в одном учреждении: перспективы ручного хирурга | BMC Emergency Medicine

Самоубийство — это глобальная проблема общественного здравоохранения, которая затрагивает людей и общество.Уровень самоубийств существенно вырос за последние два десятилетия. Самоубийства в Корее занимают десятое место в мире по данным Всемирной организации здравоохранения, что делает их четвертой по значимости причиной смерти [3]. Из-за увеличения случаев порезов запястья, причиненных самому себе, и низкого уровня смертности, первоначальная оценка при столкновении с этой травмой является наиболее важным аспектом для предотвращения долгосрочных функциональных нарушений. Таким образом, мы предлагаем соответствующую оценку и стремимся поделиться взглядами ручного хирурга.

Демографические и психические расстройства пациентов

В этом исследовании были выявлены гендерные различия в нанесении себе порезов запястья (4 женщины и 13 мужчин), в отличие от других исследований, которые показали более высокую долю женщин с саморезами. [7, 10]. Это говорит о том, что глубокие повреждения сухожилий, артерий и нервов глубоких сгибателей чаще возникают у пациентов мужского пола. У пациентов с резкой запястья мужчины были более обширные травмы, и все пациенты с глубокими структурными повреждениями также были мужчинами.У 6 из 8 пациентов с тяжелыми травмами ранее были диагностированы психические расстройства. Кроме того, поскольку пациенты с психическим расстройством чаще повторяют попытки суицида [11], многопрофильный подход вместе с психиатрическим отделением имеет важное значение для эффективного лечения этих пациентов. Больные шизофренией с большей вероятностью получат тяжелые травмы, а другие психические расстройства, включая депрессию и пограничное расстройство личности, имеют более высокий риск попытки самоубийства [12].Несмотря на то, что некоторым пациентам ранее не был поставлен диагноз психических расстройств, вполне вероятно, что у них есть основная психическая проблема [13]. Необходима тщательная клиническая оценка раны пациента и ситуации, чтобы отличить преднамеренное самоповреждение от непреднамеренных или случайных травм [14]. В этом исследовании два пациента с самыми глубокими повреждениями (пациенты № 2, 3) были больными шизофренией. Следовательно, в случае пациента мужского пола, который пытался покончить жизнь самоубийством путем порезания запястья и у которого было диагностировано психическое расстройство, такое как шизофрения, следует учитывать высокую вероятность более серьезных травм.

Характеристики травм

Как ни странно, эта непредсказуемая травма может быть одной из самых предсказуемых травм для хирурга кисти по трем причинам. Во-первых, поскольку больше правшей, держащих орудия правой рукой, выше вероятность травмы левого запястья [7], что подтверждается нашим исследованием, которое показало травмы левого запястья в 70,6%. корпусов (12/17). Во-вторых, почти все пациенты имеют травмы сгибающей стороны (16 пациентов с травмой сгибательной стороны и один с травмой лучевой стороны).Сухожилия сгибателей запястья были наиболее часто травмируемыми анатомическими структурами, поскольку они расположены близко к поверхности кожи и, следовательно, с большей вероятностью повреждаются. Интересно, что расстояние от складки запястья до места травмы в основном ограничивалось 5 см от складки запястья. Как видно из результатов этого исследования, 90,5% (19/21) травм были ограничены в этой области. Автор нарисовал осевую анатомию левого запястья, сосредоточив внимание на наиболее частом месте травмы (рис. 1), что может быть полезно, когда дело доходит до понимания анатомических взаимоотношений важных структур для тех, кто не знаком с анатомией этой зоны.Артериальное кровотечение как с лучевой, так и с локтевой стороны запястья указывает на высокую вероятность структурных повреждений при преднамеренном самостоятельном разрезании [15]. В случае повреждения локтевой артерии могут наблюдаться сопутствующие повреждения локтевого сгибателя запястья и / или локтевого нерва (Пациент № 5 в нашей серии). Точно так же повреждение лучевой артерии часто сопровождается сочетанным повреждением сухожилия лучевого сгибателя запястья (пациент № 3 в нашей серии). Таким образом, следует помнить о возможности сопутствующих структурных повреждений при подозрении на артериальное кровотечение у пациента.

Рис. 1

Осевая анатомия левого запястья (наиболее часто травмируемого уровня). (PL = сухожилие длинной ладонной мышцы; FCR = сухожилие лучевого сгибателя запястья; FCU = сухожилие локтевого сгибателя запястья; FDS = сухожилие сгибателя пальцев верхней мышцы; EPL = сухожилие длинного разгибателя большого пальца; FPL = сухожилие длинного сгибателя большого пальца; a. = Артерия; n. = нерв)

Рассмотрение орудий и механизма поражения

Если рассматривать тип применяемых орудий и механизм травм, их можно разделить на режущие и колотые [9].С анатомической точки зрения режущие раны можно рассматривать как горизонтальные, а колотые — как вертикальные. С точки зрения используемых инструментов, нож был наиболее распространенным инструментом для попыток самоубийства, за ним следовало стекло. В случае травм, нанесенных резаком и бритвой, все они были горизонтальными, тогда как в случае травм, нанесенных стеклом или ножницами, наблюдались вертикальные повреждения. Ножевые травмы могли быть обоих типов, но чаще встречались режущие раны (8 случаев горизонтальных травм и 1 случай вертикальной травмы).Особенно, если у пациента есть вертикальная травма запястья, больше внимания следует уделять моторной и сенсорной оценке. У пациента №7 в результате травмы на правом запястье (стекле) образовалась рана длиной 1,5 см. При первичном осмотре не было выявлено специфических функциональных нарушений, и пациенту было проведено первичное ушивание раны в отделении неотложной помощи. При дополнительном обследовании в нашей поликлинике было дано показание к хирургическому обследованию: интраоперационно выявлены и восстановлены повреждения 4-го сгибателя пальцев и глубоких сухожилий.Поскольку этот вид травмы часто незаметен, необходима надлежащая оценка в зависимости от механизма травмы и используемых инструментов. Особенно при подозрении на вертикальную травму важно тщательно осмотреть травмированную область.

Надлежащая первоначальная оценка травмы пореза запястья

Как упоминалось выше, первоначальная оценка и правильное лечение являются наиболее важными для предотвращения долгосрочного функционального нарушения. Соответственно, было бы полезно провести надлежащую оценку, чтобы схематически понять осевую анатомию на том уровне, на котором чаще всего возникает порезание запястья.С точки зрения врача, проводящего первичный осмотр, а не хирурга кисти, это один из лучших способов оценить возможность структурного повреждения, используя сухожилие длинной ладони, которое является наиболее заметной структурой на стороне сгибателя, в качестве анатомического элемента. ориентир (рис. 1). Срединный нерв расположен на относительно небольшой глубине непосредственно под сухожилием длинной ладонной мышцы. Из 17 пациентов в этом исследовании было 4 пациента, у которых было повреждение срединного нерва, который чаще всего был поврежден, и во всех этих случаях сопровождалось повреждение сухожилия длинной ладонной мышцы.Из 4 случаев, приведших к длительной инвалидности, 3 из этих случаев были у пациентов с повреждением срединного нерва, которое было наиболее вероятным структурным повреждением, вызывающим двигательные или сенсорные нарушения (Пациенты № 1, 2, 5). Что касается сухожилия длинной ладонной мышцы как центральной структуры, то сгибающую сторону запястья можно разделить на лучевую и локтевую стороны. FCR (сухожилие лучевого сгибателя запястья) и FCU (сухожилие локтевого сгибателя запястья) можно рассматривать как группу сухожилий поверхностного слоя, и выявить наличие повреждений относительно просто.Если рассматривать FCR и FCU как ориентиры соответственно, локтевая артерия и нерв под FCU и лучевой нерв под FCR являются важными структурами в глубоком слое. При обнаружении повреждения FCR или FCU следует учитывать сопутствующие повреждения глубокого слоя. Кроме того, как упоминалось выше, в случае артериального кровотечения мы также должны учитывать повреждения соседней структуры, такие как сопутствующее повреждение как локтевой артерии, так и нерва (пациент № 3).

Это исследование имеет несколько ограничений.Во-первых, существует возможность систематической ошибки отбора, поскольку это было ретроспективное исследование, и в него были включены только пациенты, перенесшие операцию в отделении пластической и реконструктивной хирургии. Во-вторых, размер выборки был небольшим для статистического анализа, потому что это было предварительное исследование до того, как мы начали проспективное когортное исследование. В будущем потребуются проспективные исследования с участием большего числа пациентов. Несмотря на эти ограничения, это исследование имеет большое значение, поскольку позволяет всем заинтересованным сторонам понять клинические характеристики травм, вызванных самостоятельным порезанием запястья, и должным образом оценить их.В дальнейшем проспективном исследовании будут проанализированы результаты долгосрочного наблюдения и программы реабилитации этих пациентов, которые могут быть более полезными для тех, кто лечит этих пациентов в первую очередь.

Почему так много девочек-подростков режут себя? | Психическое здоровье

13-летняя девочка закатывает рукав. Она берет лезвие в правую руку и проводит им через левое запястье. Она смотрит, как начинает течь кровь. Затем она делает это еще раз.

Это не попытка самоубийства.Девушка сидит в классе в своей школе, в окружении других учеников, некоторые из которых смотрят в другую сторону и видят, как она сама поранилась. Она вытащила лезвие из точилки для карандашей (в другой раз она могла бы использовать компас, чтобы проколоть себе кожу, или даже конец своей пластиковой линейки, выдавив его взад и вперед по запястьям). Она порезалась, но не глубоко.

После заживления следы на ее руке или на внутренней стороне бедер могут напоминать кошачьи царапины или колючки, и, возможно, вы ничего о них не подумаете.Как бы то ни было, она носит брюки, у нее длинные рукава и старается не показывать свои разрезы.

Это одновременно публичная демонстрация и частное насилие над собой, болезненная тайна и публичное признание. И это одновременно очень серьезно и до странности повседневно — нечто среднее между Сильвией Плат и бейсболкой задом наперед.

По всей стране подростки режут себя, и в некоторых школах это почти превратилось в готический стиль, управляемый группой: грубоватое проявление твердости (посмотрите на боль, которую я могу вынести) и мягкости (посмотрите на боль, которую я чувствую внутри).

Обычно это девочки в возрасте от 13 до 15 лет, но не всегда. Очень часто их родители не знают, что они делают, равно как и их учителя. Их сверстники, кажется, не видят в жестоком обращении с собой серьезного беспокойства, скорее как нечто «глупое», «невежественное» и «грустное» в смысле жалости.

Их мнение о том, что огранка не является чем-то необычным, находит отражение в культуре, которая их окружает. В сериале Channel 4 Hollyoaks одна из персонажей, Лиза, режет себя.Ее отец серьезно обеспокоен, а друзья обеспокоены. Она хочет остановиться, но не может.

В недавнем выпуске подросткового журнала Mizz есть статья о девочке-подростке, которая режет себя. На картинке на всю страницу изображена симпатичная девушка, берущая раненую руку, как младенца. В юношеской художественной литературе рассматриваются проблемы вырезания. А в новом романе Эммы Форрест «Think Skin» кинозвезда по имени Руби режет ножами руки, ноги и живот. Персонаж нарисован из собственных битв автора с депрессией и членовредительством.

Привычка резать может быть, как сказала медсестра в одной из школ, где она проводится, «ловить». Марго Уодделл из клиники Тависток, автор книги о подростковом возрасте Inside Lives, говорит, что существуют «школы обрезания» и «школы анорексии», настолько сильна тенденция к подражанию поведению. И Сью Шервин-Уайт, терапевт, изучавшая этот феномен, соглашается: «В некоторых школах это модно, интересно и даже довольно конкурентно — и это дает дополнительное преимущество в том, что пугает учителей и родителей.«То, что начинается как эксперимент, может стать извращенным удовольствием, от которого трудно отказаться.

Подростки всегда знали, что они причиняют себе вред, нападают на собственное тело в криках о помощи и в знак психологического расстройства. Они могут порезаться, обжечься, пораниться, даже, говорит Шервин-Уайт, сломать себе кости. У них может развиться анорексия или булимия (часто расстройства пищевого поведения сопровождают другие формы злоупотребления собой). Иногда они принимают передозировку и в конечном итоге становятся жертвами.

Девочки гораздо чаще причиняют себе вред, чем мальчики (мальчики и молодые люди пытаются покончить жизнь самоубийством гораздо реже, чем девочки, но добиваются успеха гораздо чаще: они намереваются умереть, тогда как девочки пытаются получить помощь). В тюрьме женщины обращают свой гнев и боль внутрь, против самих себя, калечат свое тело, в то время как мужчины чаще причиняют вред друг другу.

Во многих случаях причинение боли своим телам — это способ избежать размышлений о том, что их беспокоит. Подростков часто мучает отвращение к себе, чувство маргинальности и одиночества.Уодделл цитирует пациентку, которая пришла к ней с наложенными швами на руки, и сказала: «Я не могу переносить душевную боль». Физическая боль лучше эмоциональной и психологической: она пронизывает кожу. Другие закройщики говорят об эротическом заряде от резания; облегчение этого; заверение, которое это дает им, что они «настоящие»; острые ощущения от нарушения табу; сила крови.

Но то, что сейчас происходит в школах, похоже на разбавленную версию этого членовредительства, часть культуры гранжа, дань уважения таким людям, как Ричи Эдвардс в Manic Street Preachers (который однажды вырезал «4 Real» на своем предплечье. , и отсутствовал в течение семи лет), явное проявление печали.Питер Уилсон, директор благотворительной организации YoungMinds, говорит: «На дальнем конце спектра находятся безжалостные и извращенные обрезания, заменяющие душевные страдания физической болью. Но большинство детей избегают своих вен; они эксперты в сохранении жизни.

‘Резка — это мощное и экстремальное действие, приносящее огромное удовольствие — чистое, физическое, тактильное и даже чувственное наслаждение от него. Это не смертельный акт. В этом есть кайф, острые ощущения. Это заставляет людей чувствовать себя живыми.«В этом крайнем случае, — говорит он, — закройщики очень часто подвергались сексуальному насилию, а теперь злоупотребляют собой. Им всегда нужна помощь.

Но на мягком конце, по его словам, резание — это более неоднозначный акт, так же близкий к садомазохистскому перформансу, как и к крику о помощи. Подростки в целом увлечены исследованием возможностей и границ, особенно границ своего собственного тела. Кровь — яркое напоминание о теле, и девочки во время менструации сталкиваются с кровью быстрее, чем мальчики.Дети всегда порезались, чтобы стать кровными родственниками близким друзьям, прижимая две раны друг к другу, чтобы смешать кровь. Подростки часто живут на грани: они экспериментируют с наркотиками, сексом и слишком быстро ездят.

«Подростки, — говорит Уилсон, — по определению делают то, что нас беспокоит. В подростках есть что-то отвратительное. Посмотрите на образы поп-музыки, которую они слушают. Их тянет к смерти. Неудивительно, что второй по частоте причиной смерти в этой возрастной группе является самоубийство.«

Уилсон говорит, что для большинства подростков это, вероятно, преходящая фаза. Но если бы это случилось с его детьми, он бы очень встревожился. Уодделл отмечает, что — как и в случае с анорексией, когда многие подростки начинают с диеты, и только у некоторых развиваются расстройства пищевого поведения, — трудно отличить серьезный акт резания от случайного.

Но даже если большинство огранщиков подражают своим сверстникам и ищут внимания, резание является признаком беспокойства или эмоциональных трудностей, которые необходимо распознать.С этим соглашается руководитель частной школы для девочек с высокими успеваемостями, отвечающий за пастырские дела. «Обычно это привлекает внимание», — говорит она. «Обычно это проходит. Но мы всегда относимся к этому серьезно. Девочки видят школьного психолога и школьную медсестру, и их приводят родителей. Затем их отправляют к терапевту ». Она не видит признаков того, что явление усиливается.

Однако врачи и терапевты категорически не согласны. Статистики нет, но Уодделл уверен, что такая практика увеличивается.Подростки, с которыми я разговаривал — из разных уголков страны, из общеобразовательных, гимназических и частных школ — поддержали это. Они беспечны, слегка отвращены, может быть, немного очарованы. Говорят, закройщики тупые, или понты.

Они не глупы и не сумасшедшие, но, возможно, они пытаются рассказать нам что-то о своей внутренней жизни и не могут подобрать слов. Поэтому они откручивают лезвие точилки для карандашей и проводят им по коже. Кровь течет. «Посмотри на меня», — говорят они.«Посмотри, как мне больно. Смотреть.’ И надо смотреть.

Порезы и причинение себе вреда — HelpGuide.org

беспокойство

Вы хотите перестать причинять себе вред? Узнайте о членовредительстве и о том, как вы можете почувствовать себя лучше, не причиняя себе вреда.

Что такое членовредительство?

Самоповреждение может быть способом справиться с глубоким дистрессом и эмоциональной болью. Это может помочь вам выразить чувства, которые вы не можете выразить словами, отвлечь вас от жизни или избавиться от эмоциональной боли. После этого вы, вероятно, почувствуете себя лучше — по крайней мере, на некоторое время.Но затем болезненные ощущения возвращаются, и вы снова чувствуете желание причинить себе боль.

Самоповреждение включает в себя все, что вы делаете с намерением причинить себе вред. Вот некоторые из наиболее распространенных способов:

  • Порезание или сильное царапание кожи
  • Ожог или ожог себя
  • Удар себя или удары головой
  • Удары кулаками или броски тела о стены и твердые предметы
  • Втыкание предметов в себя кожа
  • Преднамеренное предотвращение заживления ран
  • Проглатывание ядовитых веществ или неподходящих предметов

Самоповреждение может также включать менее очевидные способы причинить себе вред или подвергнуть себя опасности, такие как неосторожное вождение, запойное пьянство, прием слишком большого количества наркотиков, или небезопасный секс.

Почему люди причиняют себе вред

Часто единственный способ, которым вы умеете наносить себе травмы:

  • Справиться с такими чувствами, как печаль, ненависть к себе, пустота, вина и гнев
  • Выражать чувства, которые вы не можете сдержать словами или освободите боль и напряжение, которые вы чувствуете внутри
  • Почувствуйте контроль, избавьтесь от вины или накажите себя
  • Отвлекитесь от подавляющих эмоций или трудных жизненных обстоятельств
  • Заставьте вас почувствовать себя живым или просто почувствовать что-то, вместо того, чтобы чувствовать оцепенение

Какими бы ни были причины членовредительства, важно знать, что есть помощь, если вы хотите остановиться.Вы можете научиться другим способам справляться со всем, что происходит внутри, не причиняя себе вреда.

Почему люди режут или причиняют себе вред: вашими словами

«Это ставит знак препинания на то, что я чувствую изнутри!»

«Это способ контролировать свое тело, потому что я не могу контролировать что-либо еще в своей жизни».

«Обычно я чувствую, что у меня черная дыра в впадине живота, по крайней мере, если я чувствую боль, это лучше, чем ничего не чувствовать.»

« После разреза я чувствую облегчение и меньше беспокоюсь. Эмоциональная боль постепенно переходит в физическую ».

Последствия порезов и членовредительства

Облегчение от порезов или членовредительства носит временный характер и создает гораздо больше проблем, чем решает.

Избавление от порезов или членовредительства длится недолго, и быстро сменяется другими чувствами, такими как стыд и вина. Между тем, это не дает вам изучить более эффективные стратегии для улучшения самочувствия.

Хранить секрет членовредительства сложно и одиноко. Может быть, вам стыдно, а может быть, вы просто думаете, что никто не поймет. Но скрывать, кто вы и что вы чувствуете, — тяжелое бремя. В конечном итоге скрытность и чувство вины влияют на ваши отношения с друзьями и членами семьи, а также на то, как вы относитесь к себе.

Вы можете сильно пораниться, даже если вы этого не хотите. Легко получить инфицированную рану или неправильно оценить глубину пореза, особенно если вы также употребляете наркотики или алкоголь.

Вы рискуете столкнуться с более серьезными проблемами в будущем. Если вы не научитесь другим способам справиться с эмоциональной болью, вы увеличите риск депрессии, наркотической и алкогольной зависимости и самоубийства.

Самоповреждение может вызвать привыкание. Это может начаться как побуждение или что-то, что вы делаете, чтобы почувствовать себя лучше, но вскоре кажется, что порез или самоповреждение контролируют вас. Это часто превращается в компульсивное поведение, которое невозможно остановить.

Суть в том, что порезы и членовредительство не помогут вам с проблемами, из-за которых вы в первую очередь захотели причинить себе вред.Независимо от того, насколько одиноким, никчемным или загнанным в ловушку вы можете себя чувствовать прямо сейчас, существует множество других, более эффективных способов преодоления основных проблем, которые приводят к самоповреждению.

Как перестать порезаться и причинить себе вред. Совет 1. Доверьтесь кому-нибудь.

Если вы готовы получить помощь в случае порезов или членовредительства, первым делом нужно довериться другому человеку. Может быть страшно говорить о том, что вы так усердно пытались скрыть, но также может быть огромным облегчением, наконец, отпустить свой секрет и поделиться тем, что вы переживаете.

Может быть сложно решить, кому можно доверять такую ​​личную информацию. Выберите того, кто не будет сплетничать или пытаться контролировать ваше выздоровление. Спросите себя, кто в вашей жизни заставляет вас чувствовать себя принятым и поддерживаемым. Это может быть друг, учитель, религиозный лидер, советник или родственник. Но совсем не обязательно выбирать близкого человека. Иногда легче начать с разговора с кем-то, кого вы уважаете, например, с учителем, религиозным лидером или консультантом, который находится немного дальше от ситуации и не считает трудным быть объективным.

Если говорить о порезании или причинении себе вреда:

Сосредоточьтесь на своих чувствах. Вместо того, чтобы делиться подробными отчетами о своем самоповреждающем поведении, сосредоточьтесь на чувствах или ситуациях, которые к нему приводят. Это поможет человеку, которому вы доверяете, лучше понять, откуда вы. Это также помогает сообщить человеку, почему вы ему рассказываете. Вы хотите от них помощи или совета? Вы просто хотите, чтобы об этом знал другой человек, чтобы вы могли отпустить секрет?

Общайтесь так, как вам удобно. Если вы слишком нервничаете, чтобы поговорить лично, подумайте о том, чтобы начать разговор с электронной почты, текстового сообщения или письма (хотя в конечном итоге важно продолжить разговор лицом к лицу). Не заставляйте делиться тем, о чем вы не готовы говорить. Вам не нужно показывать человеку свои травмы или отвечать на вопросы, на которые вам неудобно отвечать.

Дайте человеку время осмыслить то, что вы ему говорите. Как бы трудно вам ни было открыться, это также может быть трудно для человека, которому вы говорите, особенно если это близкий друг или член семьи.Иногда вам может не нравиться реакция человека. Постарайтесь запомнить, что за вас возникают такие реакции, как шок, гнев и страх. Возможно, вам будет полезно распечатать эту статью для людей, которых вы решите рассказать. Чем лучше они понимают нанесение порезов и членовредительства, тем лучше они смогут вас поддержать.

Разговоры о членовредительстве могут вызывать сильный стресс и вызывать много эмоций. Не расстраивайтесь, если сразу после того, как вы поделитесь своим секретом, ситуация станет хуже на короткое время.Неудобно противостоять давним привычкам и менять их. Но как только вы преодолеете эти первоначальные трудности, вы начнете чувствовать себя лучше.

Не знаете, куда обратиться?

Если вы не знаете, куда обратиться, позвоните в S.A.F.E. Информационная линия об альтернативах в США по телефону 1-800-366-8288 для направления к специалистам и поддержки в случае нанесения травм и членовредительства. Информацию о телефонных линиях помощи в других странах см. В разделе «Дополнительная помощь» ниже.

В разгар кризиса?

Если вы склонны к суициду и нуждаетесь в помощи прямо сейчас, прочтите справку по самоубийству или позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств в США.С. 1-800-273-8255. Чтобы позвонить по телефону доверия для самоубийц за пределами США, посетите Befrienders Worldwide.

Совет 2: Определите триггеры для самоповреждений или порезов

Понимание того, что вызывает у вас порезы или порезы, является жизненно важным шагом на пути к выздоровлению. Если вы поймете, какую функцию выполняет ваше самоповреждение, вы сможете узнать другие способы удовлетворения этих потребностей, которые, в свою очередь, уменьшат ваше желание причинить себе вред. Самоповреждение — это чаще всего способ справиться с эмоциональной болью. Какие чувства вызывают у вас желание порезаться или пораниться? Грусть? Беспокойство? Злость? Одиночество? Стыд? Пустота?

Если вам сложно определить чувства, которые вызывают у вас желание резать, возможно, вам нужно поработать над своим эмоциональным сознанием.Эмоциональная осведомленность означает знание того, что вы чувствуете и почему. Это способность определять и выражать то, что вы чувствуете в данный момент, и понимать связь между вашими чувствами и вашими действиями. Чувства — это важная информация, которую наше тело дает нам, но они не обязательно должны приводить к таким действиям, как порезы или самоповреждения.

Идея обратить внимание на свои чувства — вместо того, чтобы притуплять их или высвободить их посредством членовредительства — может показаться вам пугающей.Вы можете бояться, что вас ошеломит или застрянет боль. Но правда в том, что эмоции быстро приходят и уходят, если вы им позволяете. Если вы не пытаетесь бороться, осуждать или ругать себя из-за этого чувства, вы обнаружите, что оно скоро исчезнет, ​​сменившись другой эмоцией. Только когда вы одержимы чувством, оно сохраняется.

Совет 3. Найдите новые методы преодоления трудностей

Самоповреждение — это ваш способ справиться с неприятными чувствами и трудными ситуациями. Если вы собираетесь остановиться, вам нужно найти альтернативные способы справиться с ситуацией, чтобы вы могли по-другому реагировать, когда вам хочется порезаться или пораниться.

Если вы причиняете себе вред, чтобы выразить боль и сильные эмоции, вы можете:

  • Нарисуйте , начертите или начертите на большом листе бумаги красными чернилами или краской
  • Начните дневник, в котором чтобы выразить свои чувства
  • Составьте стихотворение или песню, чтобы выразить то, что вы чувствуете
  • Запишите любые негативные чувства, а затем разорвите бумагу
  • Слушайте музыку, которая выражает то, что вы чувствуете

Если вы причиняете себе вред, чтобы успокоить и успокоить себя, вы можете:

  • Принять ванну или горячий душ
  • Домашнее животное или прижаться к собаке или кошке
  • Обернуться в теплое одеяло
  • Помассируйте шею, руки и ноги
  • Слушайте успокаивающую музыку

Если вы причинили себе вред из-за того, что чувствуете себя отключенным или онемевшим, вы можете:

  • Позвоните другу (не нужно говорить о членовредительстве)
  • Примите холодный душ
  • Держите кубик льда на сгибе руки или ноги
  • Жуйте что-нибудь с очень сильным вкусом, как перец чили, мята перечная или кожура грейпфрута
  • Выйти в Интернет на веб-сайт самопомощи, чат или доску сообщений

Если вы нанесете себе вред, чтобы снять напряжение или выпустить гнев , вы можете:

  • Упражнение энергично — бегать, танцевать, прыгать через скакалку или ударять боксерскую грушу
  • Пробить подушку или матрас или закричать в подушку
  • Сожмите стресс-мяч или сдавите Играть -Дох или глина
  • Разорвите что-нибудь (листы бумаги, журнал)
  • Сделайте немного шума (играйте на музыкальном инструменте, стучите по кастрюлям и сковородкам)
Заменители для ощущения резания
  • С помощью красного маркера нарисуйте на коже те места, где вы обычно можете порезаться.
  • Вотрите кубики льда в кожу в местах, где обычно можно порезаться.
  • Наденьте резиновые ленты на запястья, руки или ноги и защелкните их вместо того, чтобы разрезать.

Профессиональное лечение порезов и членовредительства

Помощь и поддержка обученного специалиста могут помочь вам преодолеть привычку порезаться или причинить себе вред, поэтому подумайте о том, чтобы поговорить с терапевтом. Психотерапевт может помочь вам разработать новые методы и стратегии преодоления последствий самоповреждения, а также поможет понять причину, по которой вы причинили себе боль.

Помните, членовредительство не происходит на пустом месте. Он существует в реальной жизни. Это внешнее выражение внутренней боли-боли, которая часто берет свое начало в раннем детстве. Часто существует связь между членовредительством и детской травмой. Самоповреждение может быть вашим способом справиться с чувствами, связанными с прошлым насилием, воспоминаниями, негативными чувствами по поводу своего тела или другими травмирующими воспоминаниями, даже если вы не осознаете эту связь сознательно.

Поиск подходящего терапевта

Поиск подходящего терапевта может занять некоторое время.Очень важно, чтобы выбранный вами терапевт имел опыт лечения как травм, так и членовредительства. Но не менее важно качество отношений с терапевтом. Доверяй своим инстинктам. Вашим терапевтом должен быть человек, который принимает самоповреждение, не потворствуя ему, и который готов помочь вам в работе, чтобы остановить его в своем собственном темпе. Вы должны чувствовать себя непринужденно, даже когда обсуждаете самые личные проблемы.

Предупреждающие признаки того, что близкий человек режет или причиняет себе вред

Хотя порезы и самоповреждения чаще всего возникают у подростков и молодых людей, это может произойти в любом возрасте.Поскольку одежда может скрывать физические травмы, а внутреннее смятение можно прикрыть кажущимся спокойным нравом, самоповреждение друга или члена семьи может быть трудно выявить. В любой ситуации вам не нужно быть уверенным, что вы знаете, что происходит, чтобы связаться с тем, кто вас беспокоит. Однако есть красные флажки, которые вы можете найти:

Необъяснимые раны или шрамы от порезов, синяков или ожогов, обычно на запястьях, руках, бедрах или груди.

Пятна крови на одежде, полотенцах или постельном белье; пропитанные кровью ткани.

Острые предметы или режущие инструменты, , такие как бритвы, ножи, иглы, осколки стекла или крышки от бутылок, в личных вещах человека.

Частые «аварии». Кто-то, кто причиняет себе вред, может называть себя неуклюжим или иметь много неудач, чтобы объяснить свои травмы.

Прикрытие. Человек, наносящий себе травмы, может настаивать на ношении длинных рукавов или длинных брюк даже в жаркую погоду.

Необходимо побыть одному в течение длительного времени, особенно в спальне или ванной.

Изолированность и раздражительность. Ваш любимый человек испытывает сильную внутреннюю боль, а также чувство вины за то, как он пытается с ней справиться. Это может заставить их замкнуться и изолировать себя.

Понимание того, почему ваш любимый человек режет или причиняет себе вред

Поскольку порезы и членовредительство, как правило, являются запретными темами, многие люди серьезно не понимают мотивацию или состояние своего друга или члена семьи. Не позволяйте этим распространенным мифам помешать близкому вам человеку.

Четыре мифа о порезах и членовредительстве
Миф 1. Люди, которые порезают и причиняют себе вред, пытаются привлечь внимание.

Факт: Прискорбная правда заключается в том, что люди, которые причиняют себе вред, обычно причиняют себе вред втайне. Они не пытаются манипулировать другими или привлекать к себе внимание. На самом деле, стыд и страх могут затруднить обращение за помощью.

Миф 2: Люди, которые наносят себе телесные повреждения, сумасшедшие и / или опасные.

Факт: Это правда, что многие люди, которые причинили себе вред, страдают от беспокойства, депрессии, расстройства пищевого поведения или предыдущей травмы — точно так же, как миллионы других людей в целом. Но это не делает их сумасшедшими или опасными. Самоповреждения — вот как они справляются. Наклеивание ярлыка «сумасшедший» или «опасный» на человека не является точным или полезным.

Миф 3: Люди, которые наносят себе увечья, хотят умереть.

Факт: Когда люди причиняют себе вред, они обычно не пытаются убить себя — они пытаются справиться со своими проблемами и болью.Фактически, членовредительство может быть способом помочь себе продолжать жить. Однако всегда существует риск получения более серьезной травмы, чем предполагалось, и в долгосрочной перспективе люди, которые наносят себе телесные повреждения, имеют гораздо более высокий риск самоубийства, поэтому так важно обращаться за помощью.

Миф 4. Если раны не плохие, значит, они не такие серьезные.

Факт: Серьезность ран очень мало связана с тем, насколько сильно они могут страдать. Не думайте, что из-за незначительных ран или травм беспокоиться не о чем.

Помощь тем, кто порезает или причиняет себе вред

Возможно, вы заметили подозрительные травмы у кого-то из близких, или этот человек признался вам, что режет. Как бы то ни было, вы можете чувствовать себя неуверенно. Что ты должен сказать? Как ты можешь помочь?

Разбирайтесь со своими чувствами. Вы можете быть шокированы, сбиты с толку или даже испытывать отвращение из-за причинения себе вреда, а также чувство вины за признание этих чувств. Признание своих чувств — важный первый шаг на пути к помощи любимому человеку.

Узнайте о проблеме. Лучший способ преодолеть любой дискомфорт или неприязнь, которые вы испытываете по поводу членовредительства, — это узнать об этом. Понимание того, почему ваш любимый человек причиняет себе вред, может помочь вам увидеть мир его глазами.

Не судите. Избегайте осуждающих комментариев и критики — они только усугубят ситуацию. Помните, человек, который причиняет себе вред, уже чувствует себя подавленным, пристыженным и одиноким.

Предлагайте поддержку, а не ультиматумы. Желание помочь естественно, но угрозы, наказания и ультиматумы контрпродуктивны.Выразите свою озабоченность и сообщите человеку, что вы доступны, когда он захочет поговорить или ему понадобится поддержка.

Поощряйте общение. Поощряйте любимого человека выражать все, что он чувствует, даже если вам это может быть неудобно. Если человек не сказал вам о самоповреждении, поднимите эту тему в заботливой, неконфронтационной манере: «Я заметил травмы на вашем теле и хочу понять, через что вы проходите».

Если человек, нанесший себе вред, является членом семьи, подготовьтесь к решению проблем в семье.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.