Разное

Травматик человек: Травматик — Психологос

Содержание

Травматик — Психологос

Травматик — человек, нуждающийся в особо бережном и осторожном подходе в связи с имеющими душевными травмами. Травматикам противопоказано сознательно делать то, что страшно. Их нужно лечить, а не учить, осторожно восстанавливать, а не бодро подталкивать к самостоятельной активности.

Если у вас сломана рука, двигать ею — не рекомендуется.

Травматик-симулянт

Псевдотравматик, или «травматик-симулянт» — это другое. Это здоровый человек, ведущий себя как душевный инвалид, оправдывающий свою лень и страхи полученными где-то и когда-то травмами. Вариант Жертвы, где все — из-за травм! Это люди, который не могут себя заставить что-то сделать в силу своих особенностей, и научиться себя заставлять для них также не представляется возможным.

Симулянт/не симулянт определяется очень просто: симулянт работать не готов. Будет искать тысячи причин — лишь бы ничего не делать.

Навешивание ярлыка «травматик» на здорового человека опасно и недопустимо, так как может внушаемого человека сделать «псевдотравматиком» с укреплением защитных механизмов типа «индульгенция». (см. Больная психотерапия) С другой стороны, использование силовых и провокационных методов воздействия к людям, которые действительно могут оказаться травматиками, чревато еще большими травмами. (см.Трудности развития психологии развития) По жизни, все зависит от умений терапевта или наставника.

При этом нужно учесть, что по жизни на одного настоящего травматика приходится девять (или больше?) псевдотравматиков, и пока дипломированный врач-психотерапевт вам не сказал, что вас настоящий невроз и настоящая психотравма, то пока вы страдаете и ничего не делаете, можете считать себя просто лентяем.

Травматики с точки зрения поведенческого подхода

«Травматики» — это выученная беспомощность (в частности, своего рода). — То есть кто-то в свое время как-то внушил ему что действовать (бороться) бесполезно — «выученная беспомощность», как пример — тугое пеленание. Лечится — позитивным опытом. Есть ли другие методы? — По сути, наверное, нет. «Выученная беспомощность» лечится «выученной успешностью» — позитивным опытом.

Травматики с точки зрения гештальт-терапевта

Для гештальт-терапевта любой человек, который ведет себя неадекватно с точки зрения окружающих либо не может сам с собой справиться — травматик.

Из ЖЖ

Источник lual.livejournal.com

Логика в стиле «не любо — не слушай, не нравится — не читай» тут не работает. Мазохист так не может. Ни не читать того, что не нравится, ни промолчать, ни даже высказать свое негативное мнение в какой-то более корректной форме. Не потому что не хочет. Потому что — не может. Его прет. Все то, что в окружающем мире не нравится, действует на него, как красная тряпка на быка. Разум в эти моменты безмолвствует, поведением руководит одна, но пламенная страсть — восторжествовать над тем, что не нравится, победить, одолеть, взять верх…

Такой мазохистический травматик обычно достаточно легко узнаваем. Это и профессиональный рррэволюционэр (неважно, в какой сфере жизни), и штатный борец за абстрактную справедливость, и любой «радетель за чужую добродетель», круголосуточно готовый критиковать все, что видит, от модной в этом сезоне длины юбок до мирового общественного устройства, и каждый, кто старательно пытается «дать ума» и «научить жизни» по запросу и без оного…

Объяснение в стиле гештальт-подхода

Ему важно устроить скандал, чтобы после проораться: «Посмотрите на него (нее)! Как он(а) себя ведет! Как разговаривает! А еще в очках! А еще в шляпе!».

Собственно, именно ради возможности вот так поорать все и проделывается. Это — момент торжества мазохиста, его бонус, пиковые переживания себя как злобно и цинично похеренного борца за правду, которые составляют его главный выигрыш в отношениях с другими людьми. Собственно, больше ничего ему от отношений и не нужно, весь цимес в том, чтобы воссоздать ситуацию ранней травмы, в которых его-ребенка, отвергали и оскорбляли более взрослые и более сильные. И отыгрывать эту травму в интерьере себя-взрослого, уже способного того, кто отверг и оскорбил, громогласно уличать и обличать.

Всеми травматиками движет один и тот же (разница только в его интенсивности) порыв — восстановить душевное равновесие, переиграв свою травму.

Не получается. Даже в тех редких случаях, когда оппоненты раскаиваются и признают, удовлетворение и душевное спокойствие все равно не наступают. Может наступить лишь опустошение, которое сам человек ошибочно принимает за временное спокойствие.

И это совершенно понятно. Потому что те, с кем борется мазохист сейчас, не имеют ничего общего с теми, кто когда-то нанес ему травму. Эти, из его взрослого настоящего, не более, чем экраны для проекций. Можно сколько угодно выливать на них свою ярость и протест, но эти чувства будут продолжать накапливаться. Потому что «нарыв», который вырабатывает этот эмоциональный «гной» продолжает существовать. И для его излечения нужно, чтобы причины, вызывающие подобные чувства, были осознаны, а сами чувства возвращены по адресу — тем, кто вызывал их когда-то и кому невозможно было их открыто выразить. См.→

Что вылечит травматика?

Травматика вылечит приобретение успешного опыта. Его действия, которые этот позитивный опыт дадут. А чтобы все получилось, нужно использовать метод малых шагов.


Травматик. Трансформация — Женский проект Вероники Хацкевич

Масштаб травмы я могу определить по степени умолчания клиентом этой травмы. Из-за блокирования естественного переживания чувств, травматик оставляет сценарий незавершённым.

Травматики страдают постоянными недомоганиями и болезнями. Они заключают бессознательную сделку с телом: «Давай ты будешь болеть, а я не буду чувствовать непереносимых чувств.» Выбирая такой «обмен» травматики получают головные боли, желудочно-кишечные нарушения, проблемы с сосудами и сердечные приступы.

Получая облегчение от душевных мук, травматик получает ещё и алекситимию — неспособность выражать чувства словами. Появляется стереотипность и ограниченность, которая защищает от болезненных чувств и мыслей.

Человек, который пережил травмирующее событие в детстве, переживает травму постоянно. У него происходит внутренняя фиксация в этом состоянии до тех пор, пока он не переживёт свою травму и не получит разрядку, но вот парадокс в том, что травматик не способен это сделать из-за слишком сильной душевной боли, он как бы замораживается эмоционально.

Помните сказку «Снежная Королёва». Когда дружелюбному, доброжелательному Каю попал осколок льда в сердце, и он стал высокомерным, нечувствительным и «холодным», появился нарциссизм. Кай складывает куски льда в фигуры, то есть он вовлечён в деятельность, на первый взгляд он адекватный, нормальный, но эмоциональная модальность отключена. Мир Кая — это мир травматика, где реальность не привлекает его внимания, а если воспринимается, то фрагментами.

Травматики часто «нарываются». Для них испытать боль — это значит почувствовать себя живым. Поэтому что делает травматик, он создаёт себе ситуации риска по жизни, причиняет себе боль не сознательно, он как бы ищет где ему сделают больно, чтобы в этот момент быть живым. Такие люди могут выбирать экстремальные виды спорта, как бы легализованное покушение на свою жизнь. Если это не спорт, то это может быть всё, что угодно или кто угодно, кто или что причиняет им боль и физическую, и душевную.

Травматики не способны эмоционально откликаться, исчезает из жизни переживание удовольствия и любопытства. Человек переживший травму чувствует свою ограниченность возможностей в этом мире. Мир для него небезопасный. Как все-таки вылечить травму?

Лечение

Если бы травматик был в силах встретить лицом к лицу боль и отчаяние, почувствовать бессилие, ничтожность, испытать всю полноту стыда или вины, переживание обрело бы свое значение и перестало возвращаться вспышками пережитого и ночными кошмарами. Поэтому здесь понадобится работа с психологом.

Мы переживаем травму повторно вместе, соприкасаемся с чувствами клиента и делаем их безопасными, обсуждаем эти чувства без защит, в неосуждающей манере, а заинтересованной. Мы высвобождаем аффект и завершаем сценарий в безопасных условиях.

Самостоятельно травму невозможно вылечить. Обязательно должен присутствовать контакт с другим человеком. Так как травма возникла не от события, а от невозможности разместить аффект с кем-то. Важно плакать кому-то, а не для себя.

Травма и социум. Агрессия по отношению к травматику //Психологическая газета


Отрывок из книги Елены Петровой «Травма. Материалы к авторскому семинару по работе с последствиями шоковой травмы и экстренных ситуаций»:


Часто в группах или индивидуальной терапии можно наблюдать странный феномен. Травматик сообщает о том, что он что-то переживает, но не испытывает достаточного доверия, чтобы сообщить об этом, или опасается, что его не поймут, или проявляет косвенные признаки раздражения на события группы. Это поведение похоже на демонстративное поведение, направленное на привлечение внимания, но имеет иную природу.


Частая реакция второго человека (или группы), который присутствует при этом, раздражение. Эта реакция определена системой, так как слушатель испытывает раздражение на говорящего, который отвергает его. Что делает обыкновенный человек, если собеседник его «отвергает»? Очевидно, нормальный человек обижается, или, наоборот, с увеличенным энтузиазмом старается найти «подход» к загадочной, таинственной душе собеседника. Или просто нормальный человек с негодованием отвергнет претензии собеседника на какую-то странность и особую позицию в коммуникации.

И на основе естественного раздражения рождается убийственная реплика, которую мне как-то пришлось слышать во время супервизии: «Мне неприятно, что ты удаляешься от меня, я хочу, чтобы ты пустил меня в свою внутреннюю жизнь». Это обращение по своей структуре повторяет ситуацию вторжения, и поэтому является дополнительным стрессом.

Конечно, остается естественный вопрос, а как ответить человеку, который сообщает тебе о том, что у него есть тайна, которая тебе не открывается. Как существовать рядом с тем, кто переживает себя чуждым? Как существовать рядом с тем, кто знает о себе, что в душе его действует взрывное устройство замедленного действия?


Социальное воспроизведение травмы. Травма и бытовая логика


Вот небольшой пример из жизни, который пришлось наблюдать примерно год назад. Кажется, этот пример дает впечатляющую иллюстрацию того, как современная русская культурная норма предписывает оказывать поддержку людям, которые пережили травмирующее событие. Водитель служебного автомобиля совершил аварию, в которой пострадали люди. Он не был виноват. Когда он приехал на свою базу (он работал на базе отдыха), с раной и с кровью на голове, его все заметили. Тем не менее, с ним не стали разговаривать о подробностях. Он ходит по базе отдыха, отчужденный, малознакомые люди предлагают ему выпить водки и успокаиваться. В итоге водитель взял лопату и стал копать траншею, которая была начата строителями. Присутствующие позитивно оценили его действия: «Хорошо, пусть он отвлечется, не надо с ним говорить, пусть он отвлечется. Если он будет разговаривать, то больше расстроится».



Физическая боль в теле («ломает», «смутно мне» «голова болит»), то, что гештальт-терапевт классифицирует как проявление ретрофлексии, будет оценена окружающими людьми как естественное свидетельство пережитого события, естественная реакция после события. Причем именно телесное страдание после травмирующей, фрустрирующей ситуации понимается окружающими как признак личностного значения события. «Тот, кто пережил это, не остался равнодушным». Но относительно того, каким образом субъект должен дальше обходится со своими чувствами, в каждой культурной традиции есть определенное предписание. Которое, с психоаналитической точки зрения, кажется нерациональным. Культура предлагает только один способ разрядки напряжения, а именно – физическая разрядка напряжения (слезы), отвлечься (алкоголь, сон) или физический (тяжелая работа). Культура категорически возражает против того чтобы с человеком разговаривали о событии ( «не трогай его, ему и без того тяжело, пусть отойдет!»). Иными словами, культурная традиция предлагает до-нарративный, инфантильный способ адаптации, включающий только ритуалы или опты физического переживания и бытия тела.



Рассказ о пережитом («расскажи, поделись, легче станет!»), который в научном смысле мы могли бы назвать обращением к нарративу не поддерживается культурной традицией. Объяснение этого феномена лежит в области культурной истории. Есть мнение, что после Второй мировой войны, в ситуации, в которой почти все семьи перенесли потерю, были условия для формирования поколения людей, перенесших психотравму и косвенно несущих в себе ПТСР. Этот эмоциональный фон стал хорошей предпосылкой для сублимации. Для того чтобы понимать свою жизнь как подвиг и, как ни странно, для активизации архаических механизмов социальной адаптации. «Человек должен трудиться. Если человек работает, он нормален, если жалуется на жизнь, он слабак».

На фоне алекситимии тонкость чувства легко приравнивалась (не различалась) к инфантильной манипуляции чувствами. И оценивалась негативно. Это явление затем воспроизводилось в малой форме в коммуникации родителей и детей. К детям стали обращаться в более «деловом» ключе, игнорируя чувства. Что становилось условием для травм нарциссических, для развития чувства отчуждения. Система постепенно потеряла способность словами сообщать о чувствах. Получилось даже боле бедно в плане коммуникации, чем в деревенской традиционной культуре. Для сравнения, в деревенской культуре не говорят о чувствах, но для снятия стресса есть ритуалы. И разделение жизни на жизнь дела и ритуалы вполне компенсирует отсутствие зоны «разговора по душам». В условиях современной городской культуры отсутствие нарративной традиции поддержки человека после стресса ведет к катастрофе.

Другая сложность лежит, как ни странно, в области мифов психологов-консультантов: «человек, перенесший фрустрацию, нуждается в поддержке». Это высказывание общеизвестно. Такое мнение является почти общим, но не всегда обсуждают, какой именно поддержке. Чаще всего психолог готов предложить клиенту эмпатию, которая требует психологической регрессии от собеседника. Но консультанты редко поддерживают другие формы контакта, которые были бы полезными клиенту для получения поддержки. Психолог-консультант легче может предложить эмпатию и собственные чувства человеку, пережившему фрустрирующее событие и реже готов присутствовать при рассказе и поддержать выражение агрессии, боли, протеста и недоумения, помочь разобраться в содержательно противоречивом и этически сложном эпизоде. К этому ведет традиция, механистически перенесенная из практики американских консультантов, которая предлагает что-то вроде «больше чувствуй и не думай».

Другой источник такого подхода, который ведет к игнорированию рассказа о эмоционально значимом событии — семейная традиция. Часто такая традиция на вид достаточно рациональна. «Какие у тебя могут быть проблемы? Ты сыта и одета», говорит мама дочке. Эмоциональный рассказ о событии понимается как растравливание, создающее неприятности. А согласно такой семейной мифологии, неприятные чувства ведут к потере эффективности (трудоспособности). Такая логика кажется буквально обломком деревенской культуры в сердце современной культуры. Как результат, человек остается один на один со своими чувствами, и старается избегать их.

Даже в ситуации терапии иногда начинает доминировать бытовая логика. Вот небольшая зарисовка из работы терапевта.

Клиент: «Мне страшно говорить об этом эпизоде».

Консультант: «Вам бы хотелось избавиться от своего страха и чувствовать себя комфортнее?».

В этой сценке логика консультанта основана на житейских представлениях. Он смешивает хорошее состояние и рассказ о событии травмирования, чтобы клиенту не было больно. «Хорошее самочувствие — это хорошо», «Только не волноваться!» — говорит бытовая логика. И этот подход приводит в перспективе к разрушительным последствиям для перенесшего травму человека.

СТРАТЕГИ… — Психология субличностей, метод»Voice Dialogue» .

О, фотограф!..

⚠️ разрушительное действие ехидства недооценивают

Есть одна ситуация, с которой справляются с трудом все без исключения.
Это – ехидные комментарии, принятые в семье или в близком кругу как основной стиль общения.

🔺 История первая

«Я зашла в зал, где играли свадьбу мои друзья. Тогда я была начинающим фотографом и очень волновалась. «О, фотограф!..» – с непередаваемой насмешкой сказал наш общий знакомый.

И с тех пор я несколько лет доказывала ему внутри себя, что фотограф я настоящий. Два невинных слова, одно из которых и вовсе междометие, попали на благодатную почву: я не была в себе уверена; я очень боялась, что слишком юна и неопытна, чтобы оправдать доверие моих друзей. А в его восклицании было все: сдержанная насмешка и указание, что я заняла не свое место»

🔺 История вторая

«Что бы я не начинала, мой муж сопровождал это ехидными комментариями.

— начала рисовать: «О, художник!» – на первую мою акварель, которую я понесла в студию

— стала вести блог: «О, писатель!», проходя мимо за чашкой кофе и видя, как я стучу по клавишам

И однажды я вспомнила, как в начале нашего брака мы встретили общего знакомого, сменившего профессию: он бросил работу, снял мастерскую и стал писать картины.

Была красивая зима, мы гуляли в парке, и мой муж шепнул мне: «смотри, смотри, живописец идет!» И мы покатились со смеху.

А потом это прилетело мне.
И я подумала: сколько же сил и мужества понадобилось тому человеку, чтобы пойти за своей любовью к живописи и не предавать ее. Наверняка мы были не единственные, кто смеялся над ним за глаза»

🔺 История третья:

«Мой сын, будучи подростком, вдруг принес откуда-то чужую манеру общения. И за общим столом все его ехидство доставалось младшей сестре.

Нередко она выскакивала из-за стола в слезах, мы одергивали его, но ничего не помогало. Он понимал, что ранит и продолжал.

Иногда он говорил вполне невинные по форме вещи: «ты сегодня прямо принцесса», но таким тоном и с такой ехидной усмешкой, что дочка замирала, а потом плакала. А он вполне резонно возражал «А что я такого сказал?». И не придерешься…

Прекратил это отец, однажды стукнув кулаком по столу.

Меня поражало, как безошибочно считывала маленькая дочка его агрессию, когда в его дурную башку пришла мысль самоутвердиться за ее счет»

👉🏽 Все эти истории – про ехидство. Это вид вербальной агрессии, нередко невинной по форме, но ядовитой по содержанию.

🔸 Это не прямой удар вербальным кулаком, не неуклюжая и заметная попытка принизить, а яд, не сразу проникающий под кожу и отравляющий радость и покой.

Самым главным свойством ехидства является коварство. Если оно идет со стороны близких – то порой это и вероломство, одна из самых страшных вещей в общении, ломающее доверие.

❗️Ехидный знает, где болит, и целится туда точно и специально.

Мне кажется, что принятый в семьях или среди друзей ехидный тон имеет еще две функции:

✅ он маскирует истинное отношение к человеку под видом формально невинного замечания. Зависть, ревность, раздражение, злорадство и даже страх легко укладываются в футляр ехидства, как дружелюбное письмо в отравленный конверт;

✅ он искажает понятие нормы: «близкие отношения – это когда меня можно слегка высмеивать, если я говорю о важном. Значит, и я могу отпускать такие замечание своим близким».

И дети, выросшие в ехидных семьях, несут эту норму дальше, в свою семью. Почти вся коммуникация в итоге состоит из подколок, насмешливых замечаний и ехидных комментариев.

Это учит четырем вещам:

📍 Прежде всего – прятаться и прятать. Прятаться раненым, чтобы не добили, прятать важное и сокровенное.

📍 Избегать прямых конфликтов, не проясняя отношения, а изливая желчь и злость в ехидстве. Надо ли говорить, что эмоциональная близость на такой почве не растет?

📍 Тому, что мир не безопасная штука. Ехидство коварно и учит коварному: доверять нельзя. Не верится, что люди бывают другими; сам становишься такой.

📍Тому, что ехидный знает правду. Смешную, постыдную правду, который ты просто не разглядел в этом наивном «живописце». Но ехидный откроет тебе глаза.

И вырастая, становясь зрелым, приходится лечиться от этого холодка по спине: никакой правды ехидный не знает. Просто ему непереносимы упрямый и смелый «живописец», роскошь быть наивным и открытым, твоя воля к радости и уважение к своей работе.

Непереносимы, поэтому он делает непереносимой твою жизнь, зная, где твоя боль и нанося удар именно туда.

🔸 Самое главное, что делают ехидные – они предлагают тебе не уважать себя. И не уважать других.

В ехидном лесу не водятся ни уважение, ни нежность.

Мы все можем подшучивать, подтрунивать, подкалывать, особенно в дружеском кругу. Но это могут быть лишь элементы общения, а не основная линия. Когда основная – тяжело.

Что делать? Пресекать, уходить, смотреть, с кем общаешься. Ехидный либо меняется, отказываясь от этой манеры, либо нет, находя себе подобных; другие тут бессильны.

Ехидная, едва заметная усмешка, циничные замечания, улыбка, с которой говорят гадости – это не доблесть и не остроумие.

Это говно.
И никто не обязан иметь с ним дело.

Юлия Рублева, 2021

Как распознать травматика

Если вы являетесь специалистом одной из помогающих профессий (социальный работник, врач, массажист, психолог, коуч), у вас клиент на приеме, особенно на первом, и вас что-то настораживает, его поведение кажется не совсем адекватным, то, возможно, ваш собеседник имеет психическую травму.

В каждом взрослом живет внутренний ребенок. Это наша творческая, свободная, креативная часть. Но у этого ребенка могут быть травмы, доставшиеся из детства. Чтобы ребенок получил психическую травму, иногда надо очень мало. Все зависит от возраста ребенка и от тяжести   ситуации. Чем меньше ребенок, тем меньше у него психических и физических сил противостоять стрессовым ситуациям. 

Какие-то травмы хорошо скомпенсированы и активно не беспокоят. Другие «лежат на поверхности» и могут легко активизироваться внешним воздействием, напоминающим травматическую ситуацию (слово, звук, голос, взгляд, обстановка и т.д.). В человеке оживает травмирующий образ. Человек не в состоянии контролировать возникшие чувства (боль страх, гнев…), он как будто попадает в прошлое, оказывается в неконтролируемых чувствах и теряет связь с реальностью. 

Получить травму можно и во взрослом возрасте, но чаще всего взрослая травма «ложится» на травматическую базу детства.

Знаете вы или нет механизм возникновения травмы, умеете вы работать с травмой или нет, любой клиент может попасть в травматическое состояние. От умения вовремя «вывести из травмы» зависит, получит ли клиент ретравматизацию или приобретет успешный опыт выхода из нее.

На семинаре вы узнаете и получите опыт в упражнениях:

• на что обращать внимание, чтобы понять, что у человека есть травма, 

• по каким признакам понять, что человек попал в травму,

• как вывезти человека из травматического переживания,

• как вести себя с травмированным человеком.

В результате вы получите знания, которые помогут:

• видеть у клиента признаки травмы,

• предполагать степень травмированности клиента,

• предотвращать попадание в травматическое переживание,

• выводить клиента из травматического состояния.

О ведущей: Наталья Андреева, специалист по работе с травмой, системный терапевт, телесно-ориентированный терапевт, преподаватель и супервизор ИКСР, руководитель обучающей программы Интегративная Травматерапия.

Травматические кризисы | Suomen Mielenterveysseura

Травматический кризис – следствие непредвиденного, застающего врасплох, ошеломляющего события. Переживаемый сильный шок моментально отнимает все силы. Травматический кризис – реакция на ситуацию, в которой подвергается опасности жизнь человека или ее жизненно важные составляющие.

Кризис может носить травматический характер в силу многих причин. Например, смерть близкого человека, самоубийство в ближайшем окружении, тяжелая болезнь или потеря трудоспособности, увольнение с работы или пережитое насилие могут привести к психической травме. Также возникновению травматического кризиса могут способствовать масштабные несчастные случаи и катастрофы.

Переживание и преодоление травматического кризиса — часто очень болезненный процесс, требующий больших усилий. Тем не менее, каждый человек обладает способностями справляться с кризисами. Читать далее о способах преодоления и восстановления. За помощью в преодолении кризиса следует обращаться, к примеру, в районные кризисные центры, служебные поликлиники или муниципальные социальные или кризисные службы.

События, которые могут спровоцировать кризис

Кризис могут спровоцировать различные события и жизненные ситуации. Ниже перечислены некоторые наиболее типичные причины кризисов:

  • Смерть близкого человека
  • Самоубийство
  • Тяжелая болезнь, своя собственная или близкого человека
  • Утеря самостоятельности или самоуправления вследствие, например, травмы
  • Злоупотребление алкоголем или тюремное заключение, вызывающие стыд или причиняющие неудобство окружающим
  • Безработица
  • Финансовые проблемы
  • Несчастные случаи, например, автокатастрофа или пожар
  • Природная катастрофа или крупный несчастный случай
  • Насилие; например, насилие в семье, сексуальное или уличное насилие
  • Разбой, грабеж или нападение
  • Ощущение угрозы, например, страх возможного насилия
  • Так называемые «едва не» -ситуации, угрожавшие жизни или здоровью личным или кого-то из близких
  • Проблемы, связанные с рождением детей: бездетность, выкидыш, болезнь или увечье ребенка
  • Проблемы межличностных отношений, например, развод или измена
  • Эмиграция в другую страну или переезд в другой город, область

Фаза шока 

Фаза шока начинается непосредственно сразу после травмирующего события. Переживая шок, человек еще не способен осознать вызвавшую кризис ситуацию и может даже отрицать происходящее. Некоторые в ситуации шока могут быть парализованы полностью, некоторые действуют механически, отключая эмоциональные переживания. У некоторых людей реакция на шок может проявиться в виде сильного возбуждения, они могут, например, орать в полный голос или истерично рыдать. Также могут чередоваться подавленность и беспокойство. Проявляемые во время шока реакции, например, кажущаяся бесчувственность, могут привести в замешательство близких и даже вызывать осуждение.

Во время шока могут наблюдаться

  • отрицание происходящего,
  • отключение эмоций,
  • ощущение нереальности и чуждости происходящего,
  • крик, плач, паника

Шоковые реакции могут показаться пугающими и странными. Тем не менее, они играют важную роль психологической защиты: слишком сильное потрясение невозможно осознать за короткое время, и шоковая фаза дает возможность постигнуть происходящее. Человек, находящийся в шоке, обычно нуждается в конкретной поддержке и понимании того, что окружающие люди владеют ситуацией. С переживающим шок человеком следует спокойно поговорить о происшедшем. Необходимо учитывать, что обсуждаемые события с трудом доходят до сознания находящегося в шоке, и поэтому говорить следует спокойно, четко и понятно, т.к. способность воспринимать информацию у переживающего шок ослаблена.

Фаза реакции

Вслед за шоком наступает фаза реакции, во время которой человек начинает мало-помалу осознавать трагическое событие, пытается понять, что же произошло и каково значение случившегося. В начале фазы реакции у многих людей возникают странные и неожиданные чувства, например, что умерший человек находится где-то поблизости или откуда-то слышится его голос. Сознание человека еще пытается отвергнуть происшедшее, и странные ощущения являются частью этого процесса.

Переживающий фазу реакции человек нуждается в слушателе, а также в конкретных инструкциях и поддержке по организации своей деятельности. На данном этапе кризиса начинается осознание происходящего, и человек балансирует между защитой от невыносимых переживаний и началом их осознания. На фазе реакции вызвавшее кризис событие часто повторяется картинами, возникающими в памяти и во сне. Происшедшее может очень живо вдруг вернуться в сознании, например, вслед за каким-нибудь запахом или звуком, или в беседе с каким-нибудь человеком. Случившееся событие может поначалу представляться в виде ночных кошмаров, но позже сны становятся более разнообразными.

На фазе реакции переживаемые эмоции довольно часто носят однообразный характер, их обычно описывают до удивления одинаковыми фразами: «думаю, что схожу с ума», «голова не выдерживает», «выдержу ли я это?», «жизнь похожа на крутую гору», «неужели, это страдание будет вечным?».

На фазе реакции могут наблюдаться

  • страх и подавленность,
  • самообвинение и необходимость найти виновных,
  • бессонница и отсутствие аппетита,
  • озноб, плохое самочувствие и другие физические симптомы

Переживающий фазу реакции человек обычно нуждается в возможности быть услышанным. Потребность говорить о пережитом возникает снова и снова, что может восприниматься близкими очень тяжело и отнимать у них все силы. Окружающим следует помнить, что беседа играет важное значение в восстановлении: обсуждение дает возможность понять происшедшее; с чувствами легче справиться, когда их можно выразить словами, можно разделить переживания и получить поддержку от испытавших похожее, в разговоре собственное поведение становится более понятным. К тому же обсуждение дает возможность взглянуть на ситуацию с разных сторон и осознать ее значение.

Фаза осознания

На фазе осознания вызвавшее кризис событие начинает реально осознаваться. Случившееся больше не отрицается, а осознается как реальные изменение и потеря. Человек уже готов воспринять все аспекты происшедшего и свою изменившуюся ситуацию.

На фазе осознания могут наблюдаться

  • проблемы памяти и трудности концентрации внимания,
  • раздражительность,
  • уклонение от социального общения

На фазе осознания человек осознает вызванные кризисом изменения, начинается переоценка собственных самоидентификации, убеждений и верований. Человек начинает задумываться о других, не касающихся происшедшего событиях, делах, но еще не способен думать о будущем, хотя уже готов идти ему навстречу.

На фазе осознания потерявший близкого человек готов к преодолению своей скорби. (Читать далее о травматической скорби и ее преодолении)

Фаза восстановления

На фазе восстановления все случившееся начинает потихоньку осознаваться как часть жизни и жизненного опыта. С происшедшим становится возможным жить дальше, оно перестает занимать все мысли. Иногда, конечно, может возникать печаль, но в жизни появляется место радости, человек способен планировать будущее, вера в жизнь возвращается.

Происшедшее занимает свое важное место в жизненной истории, но перестает доминировать в мире чувств и мыслей. Пережитое более не угрожает психическому здоровью человека, напротив, делает его сильнее. Однако течение кризиса не прямолинейно, например, напоминающие о происшедшем события могут вновь вызывать тяжелые чувства, подавленность и другие симптомы.

Многие люди, пережившие действительно тяжелый кризис, рассказывают о происшедших изменениях, о том, что открыли в себе такой запас сил, о котором они и не подозревали. Последующая за кризисом жизнь может казаться более уязвимой, но еще более ценной, чем ранее.

В случае, если вызвавшее кризис событие исключительно тяжело для психики или если человек и помимо трагичных событий легко психически раним, восстановление может быть сложным и трудным. Иногда необходимо перестроить всю жизнь заново, а на это требуется время.

Для посттравматической работы характерно избегание разговоров о том, что произошло с момента шока, и вещей, напоминающих о случившемся. С другой стороны, ужасные воспоминания возникают в сознании невольно и неожиданно. Часто осмысление случившегося требует помощи стороннего специалиста.

Когда кто-то из окружающих переживает шокирующие события, у него может возникнуть потребность говорить о пережитом снова и снова. Уже только тем, что побудете рядом и выслушаете, вы поможете ему воспринять происходящее. Можно спросить у человека, что он чувствует. Следует избегать давать готовые ответы, а только предоставить ему возможность рассказать о его чувствах. Значение подобной беседы заключается в том, что переживающий кризис человек хочет осмыслить происходящее и разделить свои чувства с кем-то другим.

Важнее всего решиться предложить свою помощь находящемуся в кризисе человеку. Слишком часто близкие люди не имеют мужества общаться с переживающим кризис, например, потому, что они боятся сказать что-нибудь неправильное. Неподходящим образом сказанные слова поддержки приводят к переживанию одиночества и ощущения потери близких именно тогда, когда они необходимы.

Многие, переживающие кризис, подчеркивают ценность предельно конкретной помощи, оказываемой близкими. Когда сам не в силах сходить даже в магазин, совместное с другом приготовление еды приносит радость. Занимаясь конкретными делами, например, уборкой или приготовлением пищи, можно одновременно разговаривать о сложных вещах.

Вы можете поддержать находящегося в кризисе человека

  • тем, что выслушаете
  • тем, что побудете рядом
  • тем, что поможете по быту
  • тем, что поддержите надежду
  • тем, что покажете, что у вас есть для него время сейчас и в будущем
  • тем, что при необходимости поможете обратиться за профессиональной помощью

Вызванные шокирующим событием сильные реакции и симптомы, а также ощущение того, что все путается или вы сходите с ума, могут внушать страх. Тем не менее, эти чувства обычны и даже, можно сказать, нормальны.

Важно помнить, что способы преодоления кризиса индивидуальны, но при этом многие люди на каком-либо этапе нуждаются в поддержке окружающих. Доказано, что возможность обсудить происшедшее чрезвычайно важна в процессе восстановления.

В ситуациях, когда кризис затрагивает всю семью, чрезвычайно важно, чтобы все члены семьи смогли бы при желании поделиться своими чувствами, рассказать о страхах и трудностях. Если трудных тем хотят избежать, последствия этого замалчивания могут оказывать отрицательное влияние на семью еще многие годы спустя.

Пережитое кем-либо из членов или всей семьей трагическое событие может сплотить семью. Если члены семьи стараются поддержать друг друга и дать друг другу возможность разделить переживания, они могут почувствовать еще большую близость между собой. Вызвашее кризис событие может стать частью семейной истории и укрепить внутрисемейные связи.

Каждая семья обладает своими индивидуальными достоинствами и ресурсами, которые помогают преодолеть кризис. У одной семьи может быть, к примеру, много друзей и родственников, которые оказывают поддержку со своей стороны. В какой-нибудь другой семье ее члены имеют мужество обсуждать все проблемы, искать выходы из них и способы преодоления. Иногда дети находят способы поддержать свое состояние вне дома, например, приносящие радость увлечения или других взрослых, которым они доверяют, помимо родителей.

Для того чтобы справиться с последствиями трагического события, при необходимости следует обращаться за профессиональной помощью, например, в кризисный центр, служебную или районную поликлинику. Чрезвычайно важно обращение за профессиональной помощью в случаях, если вы заметите у себя или у близкого следующие симптомы или явления:

  • Ночной сон приобрел прерывистый характер или наблюдаются трудности засыпания
  • Пропало желание жить
  • Отказ от общения с друзьями
  • Длительные снижение способности концентрации внимания и расстройства памяти
  • Увеличение употребления алкоголя или других наркотических веществ
  • Затянувшиеся депрессия, тревожность и напряженность
  • Плохое самочувствие, боли в груди, другие физические симптомы, у которых нет явных причин
  • Нет никого, с кем можно было бы поговорить о случившемся

Помощь в Кризисном центре:

  • кризисный телефон
  • кризисный прием
  • курсы и группы
  • человек поддержки
  • дежурная служба для жертв преступлений

 

Памятка УМВД: купил «травматику», помни об ответственности

Владелец «травматики» должен полностью осознавать, что помимо данного ему права на хранение, ношение оружия и необходимую оборону, у него одновременно возникает и большая ответственность. Если владелец этого не осознаёт, настоятельно рекомендуем срочно сдать своё личное оружие самообороны обратно в магазин.

Данный вид оружия предназначен исключительно для целей самообороны. Превышением пределов необходимой обороны признается умышленное причинение нападающему тяжкого вреда, явно не соответствующего опасности посягательства или обстановке защиты. Речь идет именно о превышении мер и об умышленных насильственных действиях, а не о самой необходимой обороне. Необходимая оборона — это неотъемлемое право гражданина, которое Вы реализуете по собственному усмотрению, а превышение пределов необходимой обороны — это явное несоответствие, несоразмерность и неадекватность опасности посягательства вашим ответным защитным действиям. Например, если обороняющиееся лицо осознает свое значительное превосходство перед посягающим, но умышленно причиняет ему тяжкие телесные повреждения или смерть, причиняя, таким образом, вред, явно больший, чем был необходим в данной ситуации для предотвращения или пресечения посягательства, действия обороняющегося будут истолкованы как превышение мер необходимой обороны. Защита не может выходить за границы необходимости. Стрелять в уже поверженного и прекратившего сопротивление посягателя ни в коем случае не следует.

Если вы пришлось применить травматическое оружие, то необходимо самому сообщить о случившемся в правоохранительные органы, пояснить обстоятельства происшедшего, иначе нападавшие могут вас опередить и обратиться в полицию с заявлением, что это именно вы напали на них первым. Если вы причинили нападающему существенный вред, даже правомерно, и его здоровью грозит опасность, например, может истечь кровью или замерзнуть насмерть, лёжа в бессознательном состоянии на морозе, то обязательно нужно оказать первую медицинскую помощь и вызвать «скорую помощь».

Учитывая вышесказанное, необходимо чётко понимать, что применения травматического оружия для самообороны необходимо избегать до того момента, когда уже возникли явные признаки угрозы для вашей жизни и уйти от конфликта обычными способами невозможно. Всегда нужно искать любые способы избежать конфликта, можно просто убежать, пойти «другой дорогой». Вы не герой боевика, а обычный человек, забывать об этом может быть «опасно для жизни» и не только вашей. Если применения спецсредства избежать не удалось, необходимо осознавать, что в состоянии стресса можно безрезультатно выстрелить за короткий период все патроны. Если вы не тренируетесь регулярно, то шанс успешного применения травматического оружия стремиться к нулю, а вероятность случайно причинить себе или агрессору тяжкие телесные повреждения растёт. Чтобы суметь защититься от нападения, необходимо тренироваться регулярно, чтобы довести движения до автоматизма, желательно с практической стрельбой по мишеням. Без закреплённых навыков обращения с вашим личным оружием, вы при нападении просто не успеете извлечь оружие из кобуры, снять его с предохранителя, передернуть затвор и прицельно выстрелить. Ни в коем случае не стоит  демонстрировать своё оружие с целью устрашения. Если владелец «травматики» будет использовать своё оружие не для целей самообороны, а для нанесения ущерба человеку или его запугивания, то даже правильно оформленные документы не спасут его от серьёзных юридических последствий. Использование «травматики» при совершении действий, которые могут быть расценены как хулиганство, даже если вы ни разу не выстрелили, являются уголовно наказуемыми.

Минимальная дистанция безопасного использования для каждой конкретной модели оружия самообороны различна. Обобщив данные из различных источников, можно составить небольшие общие правила применения травматического оружия.

— Владелец оружия должен обращаться с оружием так, как будто оно заряжено и готово к выстрелу.

— минимальную дистанцию необходимо выбирать исходя из данных паспорта к оружию и\или патронам. Обычно минимальная дистанция, на которой разрешено обороняться при помощи «травматика» составляет от 3-х до 3 с половиной метров. Поэтому внимательно изучайте документацию к вашему оружию и патронам. Ответственность за превышение мер необходимой обороны достаточно суровая.

— Соблюдать требования безопасности, изложенные в инструкции по эксплуатации конкретного образца оружия.

— Проверять каналы стволов до и после стрельбы на наличие в них посторонних предметов и при необходимости удалять их.

— В случае осечки открывать затвор оружия не ранее чем через 5 секунд во избежание последствий затяжного выстрела при открытом затворе.

— Транспортировать оружие разряженным и упакованным в чехол. При перевозке и транспортировании патроны могут быть упакованы в одну укупорку с оружием без досылания в патронник, снаряжения магазина или барабана.

— Хранить оружие и патроны в местах проживания в запирающихся на замок сейфах или металлических шкафах, ящиках из высокопрочных материалов либо в деревянных ящиках, обитых железом, в сухом помещении, при этом оружие должно быть разряжено и поставлено на предохранитель, а патроны находиться в упаковке отдельно от оружия, не ближе 1 метра от источников тепла и электронагревательных приборов.
Запрещено:

— Направлять оружие на человека, даже если оно не заряжено, либо в сторону людей, домашних животных, зданий и сооружений, за  исключением случаев самообороны. В случаях самообороны также запрещено стрелять в любую часть головы, шею, груди у женщин и область паха. Теоретически во все остальные части тела при самообороне стрелять «можно», в некоторых документах указаны как разрешённые части тела — спина и ягодицы. Но необходимо уяснить, что стрелять в эти части не стоит, потому что стрельба в задние части тела, например, если  нападавший убегает, это уже не самооборона, а нападение и вы уже не жертва, а преступник.

— Досьлать патрон в патронник ствола силой либо забивать его.

— Стрелять из неустойчивых положений или одновременно из двух стволов двуствольного оружия.

— Применять патроны, не предназначенные для стрельбы из данного образца оружия.

— Использовать для стрельбы неисправные патроны, патроны с истекшим сроком годности и осечные патроны либо патроны, снаряженные предметами, не предназначенными для использования в качестве поражающих элементов.

— Самостоятельно производить ремонт основных узлов и механизмов оружия, вносить в них конструктивные изменения.

— Хранить оружие и патроны в одном помещении с горючими, легковоспламеняющимися и химически агрессивными материалами.

— Осуществлять ношение, транспортирование и использование оружия, а также снаряжение патронов в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического и иного), под воздействием лекарственных препаратов, ставящих под угрозу безопасность владельца оружия и окружающих его людей.

Что такое травма? Типы, симптомы и лечение

Психологическая травма — это реакция на событие, которое человек считает очень стрессовым. Примеры включают пребывание в зоне боевых действий, стихийное бедствие или аварию. Травма может вызвать широкий спектр физических и эмоциональных симптомов.

Не у всех, кто переживает стрессовое событие, разовьется травма. Также бывают разные виды травм. У некоторых людей симптомы исчезнут через несколько недель, у других — более долгосрочные последствия.

С помощью лечения люди могут устранить первопричину травмы и найти конструктивные способы управления своими симптомами.

В этой статье мы обсуждаем различные типы травм, симптомы травм и доступные варианты лечения.

Поделиться на Pinterest Устранение первопричины травмы может быть эффективным способом управления как физическими, так и эмоциональными симптомами.

Согласно Американской психологической ассоциации (APA), травма — это «эмоциональная реакция на ужасное событие, такое как несчастный случай, изнасилование или стихийное бедствие.”

Однако человек может испытать травму в ответ на любое событие, которое он считает физически или эмоционально угрожающим или вредным.

Травмированный человек может испытывать ряд эмоций как сразу после события, так и в долгосрочной перспективе. Они могут чувствовать себя подавленными, беспомощными, шокированными или испытывать трудности с осмыслением своего опыта. Травма также может вызывать физические симптомы.

Травма может иметь долгосрочные последствия для благополучия человека. Если симптомы сохраняются и не уменьшаются по степени тяжести, это может указывать на то, что травма переросла в психическое расстройство, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Существует несколько типов травм, в том числе:

  • Острая травма: Это результат одного стрессового или опасного события.
  • Хроническая травма: Возникает в результате многократного и длительного воздействия стрессовых событий. Примеры включают случаи жестокого обращения с детьми, запугивания или домашнего насилия.
  • Сложная травма: Это результат воздействия нескольких травм.

Вторичная травма или косвенная травма — это еще одна форма травмы.При этой форме травмы у человека развиваются симптомы травмы в результате тесного контакта с кем-то, кто пережил травмирующее событие.

Члены семьи, специалисты в области психического здоровья и другие лица, оказывающие помощь тем, кто пережил травмирующее событие, подвергаются риску косвенной травмы. Симптомы часто отражают симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Симптомы травмы варьируются от легкой до тяжелой. Многие факторы определяют, как травмирующее событие влияет на человека, в том числе:

  • их характеристики
  • наличие других состояний психического здоровья
  • предыдущее воздействие травмирующих событий
  • тип и характеристики события или событий
  • их предыстория и подход к управлению эмоциями

Эмоциональные и психологические реакции

Человек, переживший травму, может чувствовать:

  • отрицание
  • гнев
  • страх
  • печаль
  • стыд
  • смятение
  • тревога
  • депрессия
  • онемение
  • вина
  • безнадежность
  • раздражительность
  • трудности с концентрацией внимания

У них могут быть эмоциональные всплески, им трудно справиться с тем, что они чувствуют, или отстраниться от других.Воспоминания, в которых человек переживает травмирующее событие в своей голове, обычны, как и кошмары.

Физические реакции

Наряду с эмоциональной реакцией травма может вызывать физические симптомы, например:

Иногда человек также испытывает гипервозбуждение или когда кто-то чувствует, что он находится в постоянном состоянии бдительности. Это может затруднить сон.

У людей могут развиться и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

По оценкам некоторых исследований, 60–75% людей в Северной Америке в какой-то момент переживают травмирующее событие. Благотворительная организация Mind в Великобритании перечисляет следующие потенциальные причины травм:

  • издевательства
  • домогательства
  • физическое, психологическое или сексуальное насилие
  • сексуальное насилие
  • дорожно-транспортные происшествия
  • роды
  • опасные для жизни заболевания
  • внезапная потеря близкого человека
  • подверглись нападению
  • похищены
  • террористические акты
  • стихийные бедствия
  • война

Травматические события могут быть изолированными или повторяться, продолжающиеся события.Человек также может получить травму, став свидетелем чего-то травмирующего, происходящего с кем-то другим.

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Например, те, кто пережил одно и то же стихийное бедствие, могут по-разному отреагировать, несмотря на то, что пережили одно и то же событие.

ПТСР развивается, когда симптомы травмы сохраняются или ухудшаются в течение недель и месяцев после стрессового события. Посттравматическое стрессовое расстройство доставляет страдания и мешает повседневной жизни и отношениям человека.

Симптомы включают сильную тревогу, воспоминания и стойкие воспоминания о событии.

Еще один симптом посттравматического стрессового расстройства — избегающее поведение. Если человек пытается не думать о травмирующем событии, посещать место, где оно произошло, или избегать его триггеров, это может быть признаком посттравматического стрессового расстройства.

ПТСР может длиться годами, хотя лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства включают:

  • предыдущую травму
  • физическую боль или травму
  • отсутствие поддержки после травмы
  • одновременное воздействие на другие факторы стресса, такие как финансовые трудности
  • предыдущее беспокойство или депрессия

У большинства людей, переживших травмирующее событие, посттравматический стресс не развивается.По оценке Национального института психического здоровья, распространенность посттравматического стрессового расстройства в США составляет 6,8%.

Исследования показывают, что дети особенно уязвимы к травмам, потому что их мозг все еще развивается.

Дети испытывают повышенное стрессовое состояние во время ужасных событий, и их организм выделяет гормоны, связанные со стрессом и страхом.

Этот тип травмы развития может нарушить нормальное развитие мозга. В результате травма, особенно продолжающаяся, может существенно повлиять на долгосрочное эмоциональное развитие, психическое и физическое здоровье ребенка и его поведение.

Чувство страха и беспомощности может сохраняться и во взрослой жизни. Это подвергает человека значительно более высокому риску последствий будущей травмы.

Несколько видов лечения могут помочь людям с травмами справиться с их симптомами и улучшить качество их жизни.

Терапия

Терапия — это лечение первой линии при травмах. В идеале человек будет работать с терапевтом, осведомленным о травмах или специализирующимся на травмах.

Типы терапии, от которой может извлечь пользу человек с травмой, включают:

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям изменить свой образ мышления, чтобы повлиять на свое поведение и эмоции.Доказательства подтверждают, что КПТ является наиболее эффективным методом лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о CBT здесь.

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, — еще одна распространенная терапия травм.

Во время EMDR люди ненадолго переживают определенные травматические переживания, пока терапевт управляет движениями их глаз. EMDR направлен на то, чтобы помочь людям обработать и интегрировать травматические воспоминания.

Несколько рандомизированных контролируемых исследований продемонстрировали, что EMDR является эффективным средством лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о EDMR здесь.

Соматическая терапия

Некоторые терапевты используют соматические или телесные техники, чтобы помочь разуму и телу пережить травму.

Обзор литературы в журнале Psychotherapy and Counseling Journal of Australia показал, что телесная терапия может помочь ряду людей. Эти методы лечения включают:

  • Соматические переживания: Этот подход предполагает, что терапевт помогает человеку пережить травматические воспоминания в безопасном месте.
  • Сенсомоторная психотерапия: Этот тип терапии сочетает психотерапию с телесными техниками, чтобы превратить травматические воспоминания в источники силы.
  • Стимуляция акупунктуры: При этом практикующий оказывает давление на определенные точки тела, что вызывает состояние расслабления.
  • Сенсорная терапия: Другие виды сенсорной терапии включают Рейки, исцеляющее прикосновение и терапевтическую сенсорную терапию.

В настоящее время существует не так много доказательств эффективности соматической терапии, как для КПТ и EDMR.Исследователи отмечают, что больше данных об этих методах поможет определить, как они работают.

Лекарства

Лекарства сами по себе не могут вылечить травму или посттравматическое стрессовое расстройство, но они могут помочь человеку справиться с такими симптомами, как тревога, депрессия и нарушения сна. Человек должен поговорить со своим врачом о возможных вариантах.

Практика самообслуживания может помочь людям справиться с эмоциональными, психологическими и физическими симптомами травмы. Примеры самопомощи при травме:

Exercise

Травма может активировать реакцию организма «бей или беги».Упражнения могут помочь смягчить некоторые из этих эффектов.

Исследования показывают, что аэробные упражнения могут быть эффективным лечением для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

Люди могут стремиться заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день почти все дни недели.

Внимательность

Осознанное дыхание и другие упражнения, основанные на внимательности, могут заземлить людей в настоящем, что может помешать им заново пережить травмирующее событие.

Исследования показывают, что методы лечения, основанные на осознанности, являются многообещающим методом лечения посттравматического стрессового расстройства, независимо от того, применяются ли они отдельно или в сочетании с другими видами лечения.

Связь с другими людьми

Отстранение от других — частый симптом травмы. Однако важно поддерживать связь с друзьями и семьей.

По данным Американской ассоциации тревоги и депрессии, поддержание контакта с людьми может помочь предотвратить превращение травмы в посттравматическое стрессовое расстройство.

Нет необходимости говорить о травме с другими людьми, если это слишком сложно. Простое общение с другими может улучшить настроение и самочувствие. Некоторые люди чувствуют выгоду от раскрытия травмы людям, которым они доверяют.

Сбалансированный образ жизни

Человеку с травмой может быть трудно расслабиться или хорошо выспаться. Однако сон, расслабление и диета — все это играет важную роль в психическом здоровье. Если возможно, человек должен:

  • спать 7–9 часов ночью
  • придерживаться сбалансированной диеты
  • избегать алкоголя и наркотиков
  • снимать стресс с помощью внимательных или приятных занятий

Поддержка

При необходимости, люди могут просить поддержки у других.Это включает в себя общение с близкими, которым вы доверяете, или присоединение к группе поддержки для выживших после травм.

Людям, которые испытывают стойкие или серьезные симптомы травмы, следует обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья. Особенно важно обратиться за помощью, если симптомы травмы мешают повседневному функционированию или отношениям с другими людьми.

Даже люди с легкими симптомами могут почувствовать себя лучше, поговорив с кем-нибудь.

Большинство людей в какой-то момент своей жизни переживут травмирующее событие.Некоторые могут испытывать симптомы шока и стресса, и большинство из них выздоравливает в течение короткого периода времени.

Меньшинство испытает более длительные травматические последствия, такие как развитие посттравматического стрессового расстройства. Терапия и уход за собой могут помочь людям с стойкими симптомами травмы справиться с этими симптомами и улучшить качество их жизни.

Что такое травма? Типы, симптомы и лечение

Психологическая травма — это реакция на событие, которое человек считает очень стрессовым. Примеры включают пребывание в зоне боевых действий, стихийное бедствие или аварию.Травма может вызвать широкий спектр физических и эмоциональных симптомов.

Не у всех, кто переживает стрессовое событие, разовьется травма. Также бывают разные виды травм. У некоторых людей симптомы исчезнут через несколько недель, у других — более долгосрочные последствия.

С помощью лечения люди могут устранить первопричину травмы и найти конструктивные способы управления своими симптомами.

В этой статье мы обсуждаем различные типы травм, симптомы травм и доступные варианты лечения.

Поделиться на Pinterest Устранение первопричины травмы может быть эффективным способом управления как физическими, так и эмоциональными симптомами.

Согласно Американской психологической ассоциации (APA), травма — это «эмоциональная реакция на ужасное событие, такое как несчастный случай, изнасилование или стихийное бедствие».

Однако человек может испытать травму в ответ на любое событие, которое он считает физически или эмоционально угрожающим или вредным.

Травмированный человек может испытывать ряд эмоций как сразу после события, так и в долгосрочной перспективе.Они могут чувствовать себя подавленными, беспомощными, шокированными или испытывать трудности с осмыслением своего опыта. Травма также может вызывать физические симптомы.

Травма может иметь долгосрочные последствия для благополучия человека. Если симптомы сохраняются и не уменьшаются по степени тяжести, это может указывать на то, что травма переросла в психическое расстройство, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Существует несколько типов травм, в том числе:

  • Острая травма: Это результат одного стрессового или опасного события.
  • Хроническая травма: Возникает в результате многократного и длительного воздействия стрессовых событий. Примеры включают случаи жестокого обращения с детьми, запугивания или домашнего насилия.
  • Сложная травма: Это результат воздействия нескольких травм.

Вторичная травма или косвенная травма — это еще одна форма травмы. При этой форме травмы у человека развиваются симптомы травмы в результате тесного контакта с кем-то, кто пережил травмирующее событие.

Члены семьи, специалисты в области психического здоровья и другие лица, оказывающие помощь тем, кто пережил травмирующее событие, подвергаются риску косвенной травмы. Симптомы часто отражают симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Симптомы травмы варьируются от легкой до тяжелой. Многие факторы определяют, как травмирующее событие влияет на человека, в том числе:

  • их характеристики
  • наличие других состояний психического здоровья
  • предыдущее воздействие травмирующих событий
  • тип и характеристики события или событий
  • их предыстория и подход к управлению эмоциями

Эмоциональные и психологические реакции

Человек, переживший травму, может чувствовать:

  • отрицание
  • гнев
  • страх
  • печаль
  • стыд
  • смятение
  • тревога
  • депрессия
  • онемение
  • вина
  • безнадежность
  • раздражительность
  • трудности с концентрацией внимания

У них могут быть эмоциональные всплески, им трудно справиться с тем, что они чувствуют, или отстраниться от других.Воспоминания, в которых человек переживает травмирующее событие в своей голове, обычны, как и кошмары.

Физические реакции

Наряду с эмоциональной реакцией травма может вызывать физические симптомы, например:

Иногда человек также испытывает гипервозбуждение или когда кто-то чувствует, что он находится в постоянном состоянии бдительности. Это может затруднить сон.

У людей могут развиться и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

По оценкам некоторых исследований, 60–75% людей в Северной Америке в какой-то момент переживают травмирующее событие. Благотворительная организация Mind в Великобритании перечисляет следующие потенциальные причины травм:

  • издевательства
  • домогательства
  • физическое, психологическое или сексуальное насилие
  • сексуальное насилие
  • дорожно-транспортные происшествия
  • роды
  • опасные для жизни заболевания
  • внезапная потеря близкого человека
  • подверглись нападению
  • похищены
  • террористические акты
  • стихийные бедствия
  • война

Травматические события могут быть изолированными или повторяться, продолжающиеся события.Человек также может получить травму, став свидетелем чего-то травмирующего, происходящего с кем-то другим.

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Например, те, кто пережил одно и то же стихийное бедствие, могут по-разному отреагировать, несмотря на то, что пережили одно и то же событие.

ПТСР развивается, когда симптомы травмы сохраняются или ухудшаются в течение недель и месяцев после стрессового события. Посттравматическое стрессовое расстройство доставляет страдания и мешает повседневной жизни и отношениям человека.

Симптомы включают сильную тревогу, воспоминания и стойкие воспоминания о событии.

Еще один симптом посттравматического стрессового расстройства — избегающее поведение. Если человек пытается не думать о травмирующем событии, посещать место, где оно произошло, или избегать его триггеров, это может быть признаком посттравматического стрессового расстройства.

ПТСР может длиться годами, хотя лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства включают:

  • предыдущую травму
  • физическую боль или травму
  • отсутствие поддержки после травмы
  • одновременное воздействие на другие факторы стресса, такие как финансовые трудности
  • предыдущее беспокойство или депрессия

У большинства людей, переживших травмирующее событие, посттравматический стресс не развивается.По оценке Национального института психического здоровья, распространенность посттравматического стрессового расстройства в США составляет 6,8%.

Исследования показывают, что дети особенно уязвимы к травмам, потому что их мозг все еще развивается.

Дети испытывают повышенное стрессовое состояние во время ужасных событий, и их организм выделяет гормоны, связанные со стрессом и страхом.

Этот тип травмы развития может нарушить нормальное развитие мозга. В результате травма, особенно продолжающаяся, может существенно повлиять на долгосрочное эмоциональное развитие, психическое и физическое здоровье ребенка и его поведение.

Чувство страха и беспомощности может сохраняться и во взрослой жизни. Это подвергает человека значительно более высокому риску последствий будущей травмы.

Несколько видов лечения могут помочь людям с травмами справиться с их симптомами и улучшить качество их жизни.

Терапия

Терапия — это лечение первой линии при травмах. В идеале человек будет работать с терапевтом, осведомленным о травмах или специализирующимся на травмах.

Типы терапии, от которой может извлечь пользу человек с травмой, включают:

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям изменить свой образ мышления, чтобы повлиять на свое поведение и эмоции.Доказательства подтверждают, что КПТ является наиболее эффективным методом лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о CBT здесь.

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, — еще одна распространенная терапия травм.

Во время EMDR люди ненадолго переживают определенные травматические переживания, пока терапевт управляет движениями их глаз. EMDR направлен на то, чтобы помочь людям обработать и интегрировать травматические воспоминания.

Несколько рандомизированных контролируемых исследований продемонстрировали, что EMDR является эффективным средством лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о EDMR здесь.

Соматическая терапия

Некоторые терапевты используют соматические или телесные техники, чтобы помочь разуму и телу пережить травму.

Обзор литературы в журнале Psychotherapy and Counseling Journal of Australia показал, что телесная терапия может помочь ряду людей. Эти методы лечения включают:

  • Соматические переживания: Этот подход предполагает, что терапевт помогает человеку пережить травматические воспоминания в безопасном месте.
  • Сенсомоторная психотерапия: Этот тип терапии сочетает психотерапию с телесными техниками, чтобы превратить травматические воспоминания в источники силы.
  • Стимуляция акупунктуры: При этом практикующий оказывает давление на определенные точки тела, что вызывает состояние расслабления.
  • Сенсорная терапия: Другие виды сенсорной терапии включают Рейки, исцеляющее прикосновение и терапевтическую сенсорную терапию.

В настоящее время существует не так много доказательств эффективности соматической терапии, как для КПТ и EDMR.Исследователи отмечают, что больше данных об этих методах поможет определить, как они работают.

Лекарства

Лекарства сами по себе не могут вылечить травму или посттравматическое стрессовое расстройство, но они могут помочь человеку справиться с такими симптомами, как тревога, депрессия и нарушения сна. Человек должен поговорить со своим врачом о возможных вариантах.

Практика самообслуживания может помочь людям справиться с эмоциональными, психологическими и физическими симптомами травмы. Примеры самопомощи при травме:

Exercise

Травма может активировать реакцию организма «бей или беги».Упражнения могут помочь смягчить некоторые из этих эффектов.

Исследования показывают, что аэробные упражнения могут быть эффективным лечением для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

Люди могут стремиться заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день почти все дни недели.

Внимательность

Осознанное дыхание и другие упражнения, основанные на внимательности, могут заземлить людей в настоящем, что может помешать им заново пережить травмирующее событие.

Исследования показывают, что методы лечения, основанные на осознанности, являются многообещающим методом лечения посттравматического стрессового расстройства, независимо от того, применяются ли они отдельно или в сочетании с другими видами лечения.

Связь с другими людьми

Отстранение от других — частый симптом травмы. Однако важно поддерживать связь с друзьями и семьей.

По данным Американской ассоциации тревоги и депрессии, поддержание контакта с людьми может помочь предотвратить превращение травмы в посттравматическое стрессовое расстройство.

Нет необходимости говорить о травме с другими людьми, если это слишком сложно. Простое общение с другими может улучшить настроение и самочувствие. Некоторые люди чувствуют выгоду от раскрытия травмы людям, которым они доверяют.

Сбалансированный образ жизни

Человеку с травмой может быть трудно расслабиться или хорошо выспаться. Однако сон, расслабление и диета — все это играет важную роль в психическом здоровье. Если возможно, человек должен:

  • спать 7–9 часов ночью
  • придерживаться сбалансированной диеты
  • избегать алкоголя и наркотиков
  • снимать стресс с помощью внимательных или приятных занятий

Поддержка

При необходимости, люди могут просить поддержки у других.Это включает в себя общение с близкими, которым вы доверяете, или присоединение к группе поддержки для выживших после травм.

Людям, которые испытывают стойкие или серьезные симптомы травмы, следует обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья. Особенно важно обратиться за помощью, если симптомы травмы мешают повседневному функционированию или отношениям с другими людьми.

Даже люди с легкими симптомами могут почувствовать себя лучше, поговорив с кем-нибудь.

Большинство людей в какой-то момент своей жизни переживут травмирующее событие.Некоторые могут испытывать симптомы шока и стресса, и большинство из них выздоравливает в течение короткого периода времени.

Меньшинство испытает более длительные травматические последствия, такие как развитие посттравматического стрессового расстройства. Терапия и уход за собой могут помочь людям с стойкими симптомами травмы справиться с этими симптомами и улучшить качество их жизни.

Что такое травма? Типы, симптомы и лечение

Психологическая травма — это реакция на событие, которое человек считает очень стрессовым. Примеры включают пребывание в зоне боевых действий, стихийное бедствие или аварию.Травма может вызвать широкий спектр физических и эмоциональных симптомов.

Не у всех, кто переживает стрессовое событие, разовьется травма. Также бывают разные виды травм. У некоторых людей симптомы исчезнут через несколько недель, у других — более долгосрочные последствия.

С помощью лечения люди могут устранить первопричину травмы и найти конструктивные способы управления своими симптомами.

В этой статье мы обсуждаем различные типы травм, симптомы травм и доступные варианты лечения.

Поделиться на Pinterest Устранение первопричины травмы может быть эффективным способом управления как физическими, так и эмоциональными симптомами.

Согласно Американской психологической ассоциации (APA), травма — это «эмоциональная реакция на ужасное событие, такое как несчастный случай, изнасилование или стихийное бедствие».

Однако человек может испытать травму в ответ на любое событие, которое он считает физически или эмоционально угрожающим или вредным.

Травмированный человек может испытывать ряд эмоций как сразу после события, так и в долгосрочной перспективе.Они могут чувствовать себя подавленными, беспомощными, шокированными или испытывать трудности с осмыслением своего опыта. Травма также может вызывать физические симптомы.

Травма может иметь долгосрочные последствия для благополучия человека. Если симптомы сохраняются и не уменьшаются по степени тяжести, это может указывать на то, что травма переросла в психическое расстройство, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Существует несколько типов травм, в том числе:

  • Острая травма: Это результат одного стрессового или опасного события.
  • Хроническая травма: Возникает в результате многократного и длительного воздействия стрессовых событий. Примеры включают случаи жестокого обращения с детьми, запугивания или домашнего насилия.
  • Сложная травма: Это результат воздействия нескольких травм.

Вторичная травма или косвенная травма — это еще одна форма травмы. При этой форме травмы у человека развиваются симптомы травмы в результате тесного контакта с кем-то, кто пережил травмирующее событие.

Члены семьи, специалисты в области психического здоровья и другие лица, оказывающие помощь тем, кто пережил травмирующее событие, подвергаются риску косвенной травмы. Симптомы часто отражают симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Симптомы травмы варьируются от легкой до тяжелой. Многие факторы определяют, как травмирующее событие влияет на человека, в том числе:

  • их характеристики
  • наличие других состояний психического здоровья
  • предыдущее воздействие травмирующих событий
  • тип и характеристики события или событий
  • их предыстория и подход к управлению эмоциями

Эмоциональные и психологические реакции

Человек, переживший травму, может чувствовать:

  • отрицание
  • гнев
  • страх
  • печаль
  • стыд
  • смятение
  • тревога
  • депрессия
  • онемение
  • вина
  • безнадежность
  • раздражительность
  • трудности с концентрацией внимания

У них могут быть эмоциональные всплески, им трудно справиться с тем, что они чувствуют, или отстраниться от других.Воспоминания, в которых человек переживает травмирующее событие в своей голове, обычны, как и кошмары.

Физические реакции

Наряду с эмоциональной реакцией травма может вызывать физические симптомы, например:

Иногда человек также испытывает гипервозбуждение или когда кто-то чувствует, что он находится в постоянном состоянии бдительности. Это может затруднить сон.

У людей могут развиться и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

По оценкам некоторых исследований, 60–75% людей в Северной Америке в какой-то момент переживают травмирующее событие. Благотворительная организация Mind в Великобритании перечисляет следующие потенциальные причины травм:

  • издевательства
  • домогательства
  • физическое, психологическое или сексуальное насилие
  • сексуальное насилие
  • дорожно-транспортные происшествия
  • роды
  • опасные для жизни заболевания
  • внезапная потеря близкого человека
  • подверглись нападению
  • похищены
  • террористические акты
  • стихийные бедствия
  • война

Травматические события могут быть изолированными или повторяться, продолжающиеся события.Человек также может получить травму, став свидетелем чего-то травмирующего, происходящего с кем-то другим.

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Например, те, кто пережил одно и то же стихийное бедствие, могут по-разному отреагировать, несмотря на то, что пережили одно и то же событие.

ПТСР развивается, когда симптомы травмы сохраняются или ухудшаются в течение недель и месяцев после стрессового события. Посттравматическое стрессовое расстройство доставляет страдания и мешает повседневной жизни и отношениям человека.

Симптомы включают сильную тревогу, воспоминания и стойкие воспоминания о событии.

Еще один симптом посттравматического стрессового расстройства — избегающее поведение. Если человек пытается не думать о травмирующем событии, посещать место, где оно произошло, или избегать его триггеров, это может быть признаком посттравматического стрессового расстройства.

ПТСР может длиться годами, хотя лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства включают:

  • предыдущую травму
  • физическую боль или травму
  • отсутствие поддержки после травмы
  • одновременное воздействие на другие факторы стресса, такие как финансовые трудности
  • предыдущее беспокойство или депрессия

У большинства людей, переживших травмирующее событие, посттравматический стресс не развивается.По оценке Национального института психического здоровья, распространенность посттравматического стрессового расстройства в США составляет 6,8%.

Исследования показывают, что дети особенно уязвимы к травмам, потому что их мозг все еще развивается.

Дети испытывают повышенное стрессовое состояние во время ужасных событий, и их организм выделяет гормоны, связанные со стрессом и страхом.

Этот тип травмы развития может нарушить нормальное развитие мозга. В результате травма, особенно продолжающаяся, может существенно повлиять на долгосрочное эмоциональное развитие, психическое и физическое здоровье ребенка и его поведение.

Чувство страха и беспомощности может сохраняться и во взрослой жизни. Это подвергает человека значительно более высокому риску последствий будущей травмы.

Несколько видов лечения могут помочь людям с травмами справиться с их симптомами и улучшить качество их жизни.

Терапия

Терапия — это лечение первой линии при травмах. В идеале человек будет работать с терапевтом, осведомленным о травмах или специализирующимся на травмах.

Типы терапии, от которой может извлечь пользу человек с травмой, включают:

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям изменить свой образ мышления, чтобы повлиять на свое поведение и эмоции.Доказательства подтверждают, что КПТ является наиболее эффективным методом лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о CBT здесь.

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, — еще одна распространенная терапия травм.

Во время EMDR люди ненадолго переживают определенные травматические переживания, пока терапевт управляет движениями их глаз. EMDR направлен на то, чтобы помочь людям обработать и интегрировать травматические воспоминания.

Несколько рандомизированных контролируемых исследований продемонстрировали, что EMDR является эффективным средством лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о EDMR здесь.

Соматическая терапия

Некоторые терапевты используют соматические или телесные техники, чтобы помочь разуму и телу пережить травму.

Обзор литературы в журнале Psychotherapy and Counseling Journal of Australia показал, что телесная терапия может помочь ряду людей. Эти методы лечения включают:

  • Соматические переживания: Этот подход предполагает, что терапевт помогает человеку пережить травматические воспоминания в безопасном месте.
  • Сенсомоторная психотерапия: Этот тип терапии сочетает психотерапию с телесными техниками, чтобы превратить травматические воспоминания в источники силы.
  • Стимуляция акупунктуры: При этом практикующий оказывает давление на определенные точки тела, что вызывает состояние расслабления.
  • Сенсорная терапия: Другие виды сенсорной терапии включают Рейки, исцеляющее прикосновение и терапевтическую сенсорную терапию.

В настоящее время существует не так много доказательств эффективности соматической терапии, как для КПТ и EDMR.Исследователи отмечают, что больше данных об этих методах поможет определить, как они работают.

Лекарства

Лекарства сами по себе не могут вылечить травму или посттравматическое стрессовое расстройство, но они могут помочь человеку справиться с такими симптомами, как тревога, депрессия и нарушения сна. Человек должен поговорить со своим врачом о возможных вариантах.

Практика самообслуживания может помочь людям справиться с эмоциональными, психологическими и физическими симптомами травмы. Примеры самопомощи при травме:

Exercise

Травма может активировать реакцию организма «бей или беги».Упражнения могут помочь смягчить некоторые из этих эффектов.

Исследования показывают, что аэробные упражнения могут быть эффективным лечением для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

Люди могут стремиться заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день почти все дни недели.

Внимательность

Осознанное дыхание и другие упражнения, основанные на внимательности, могут заземлить людей в настоящем, что может помешать им заново пережить травмирующее событие.

Исследования показывают, что методы лечения, основанные на осознанности, являются многообещающим методом лечения посттравматического стрессового расстройства, независимо от того, применяются ли они отдельно или в сочетании с другими видами лечения.

Связь с другими людьми

Отстранение от других — частый симптом травмы. Однако важно поддерживать связь с друзьями и семьей.

По данным Американской ассоциации тревоги и депрессии, поддержание контакта с людьми может помочь предотвратить превращение травмы в посттравматическое стрессовое расстройство.

Нет необходимости говорить о травме с другими людьми, если это слишком сложно. Простое общение с другими может улучшить настроение и самочувствие. Некоторые люди чувствуют выгоду от раскрытия травмы людям, которым они доверяют.

Сбалансированный образ жизни

Человеку с травмой может быть трудно расслабиться или хорошо выспаться. Однако сон, расслабление и диета — все это играет важную роль в психическом здоровье. Если возможно, человек должен:

  • спать 7–9 часов ночью
  • придерживаться сбалансированной диеты
  • избегать алкоголя и наркотиков
  • снимать стресс с помощью внимательных или приятных занятий

Поддержка

При необходимости, люди могут просить поддержки у других.Это включает в себя общение с близкими, которым вы доверяете, или присоединение к группе поддержки для выживших после травм.

Людям, которые испытывают стойкие или серьезные симптомы травмы, следует обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья. Особенно важно обратиться за помощью, если симптомы травмы мешают повседневному функционированию или отношениям с другими людьми.

Даже люди с легкими симптомами могут почувствовать себя лучше, поговорив с кем-нибудь.

Большинство людей в какой-то момент своей жизни переживут травмирующее событие.Некоторые могут испытывать симптомы шока и стресса, и большинство из них выздоравливает в течение короткого периода времени.

Меньшинство испытает более длительные травматические последствия, такие как развитие посттравматического стрессового расстройства. Терапия и уход за собой могут помочь людям с стойкими симптомами травмы справиться с этими симптомами и улучшить качество их жизни.

Что такое травма? Типы, симптомы и лечение

Психологическая травма — это реакция на событие, которое человек считает очень стрессовым. Примеры включают пребывание в зоне боевых действий, стихийное бедствие или аварию.Травма может вызвать широкий спектр физических и эмоциональных симптомов.

Не у всех, кто переживает стрессовое событие, разовьется травма. Также бывают разные виды травм. У некоторых людей симптомы исчезнут через несколько недель, у других — более долгосрочные последствия.

С помощью лечения люди могут устранить первопричину травмы и найти конструктивные способы управления своими симптомами.

В этой статье мы обсуждаем различные типы травм, симптомы травм и доступные варианты лечения.

Поделиться на Pinterest Устранение первопричины травмы может быть эффективным способом управления как физическими, так и эмоциональными симптомами.

Согласно Американской психологической ассоциации (APA), травма — это «эмоциональная реакция на ужасное событие, такое как несчастный случай, изнасилование или стихийное бедствие».

Однако человек может испытать травму в ответ на любое событие, которое он считает физически или эмоционально угрожающим или вредным.

Травмированный человек может испытывать ряд эмоций как сразу после события, так и в долгосрочной перспективе.Они могут чувствовать себя подавленными, беспомощными, шокированными или испытывать трудности с осмыслением своего опыта. Травма также может вызывать физические симптомы.

Травма может иметь долгосрочные последствия для благополучия человека. Если симптомы сохраняются и не уменьшаются по степени тяжести, это может указывать на то, что травма переросла в психическое расстройство, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Существует несколько типов травм, в том числе:

  • Острая травма: Это результат одного стрессового или опасного события.
  • Хроническая травма: Возникает в результате многократного и длительного воздействия стрессовых событий. Примеры включают случаи жестокого обращения с детьми, запугивания или домашнего насилия.
  • Сложная травма: Это результат воздействия нескольких травм.

Вторичная травма или косвенная травма — это еще одна форма травмы. При этой форме травмы у человека развиваются симптомы травмы в результате тесного контакта с кем-то, кто пережил травмирующее событие.

Члены семьи, специалисты в области психического здоровья и другие лица, оказывающие помощь тем, кто пережил травмирующее событие, подвергаются риску косвенной травмы. Симптомы часто отражают симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Симптомы травмы варьируются от легкой до тяжелой. Многие факторы определяют, как травмирующее событие влияет на человека, в том числе:

  • их характеристики
  • наличие других состояний психического здоровья
  • предыдущее воздействие травмирующих событий
  • тип и характеристики события или событий
  • их предыстория и подход к управлению эмоциями

Эмоциональные и психологические реакции

Человек, переживший травму, может чувствовать:

  • отрицание
  • гнев
  • страх
  • печаль
  • стыд
  • смятение
  • тревога
  • депрессия
  • онемение
  • вина
  • безнадежность
  • раздражительность
  • трудности с концентрацией внимания

У них могут быть эмоциональные всплески, им трудно справиться с тем, что они чувствуют, или отстраниться от других.Воспоминания, в которых человек переживает травмирующее событие в своей голове, обычны, как и кошмары.

Физические реакции

Наряду с эмоциональной реакцией травма может вызывать физические симптомы, например:

Иногда человек также испытывает гипервозбуждение или когда кто-то чувствует, что он находится в постоянном состоянии бдительности. Это может затруднить сон.

У людей могут развиться и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

По оценкам некоторых исследований, 60–75% людей в Северной Америке в какой-то момент переживают травмирующее событие. Благотворительная организация Mind в Великобритании перечисляет следующие потенциальные причины травм:

  • издевательства
  • домогательства
  • физическое, психологическое или сексуальное насилие
  • сексуальное насилие
  • дорожно-транспортные происшествия
  • роды
  • опасные для жизни заболевания
  • внезапная потеря близкого человека
  • подверглись нападению
  • похищены
  • террористические акты
  • стихийные бедствия
  • война

Травматические события могут быть изолированными или повторяться, продолжающиеся события.Человек также может получить травму, став свидетелем чего-то травмирующего, происходящего с кем-то другим.

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Например, те, кто пережил одно и то же стихийное бедствие, могут по-разному отреагировать, несмотря на то, что пережили одно и то же событие.

ПТСР развивается, когда симптомы травмы сохраняются или ухудшаются в течение недель и месяцев после стрессового события. Посттравматическое стрессовое расстройство доставляет страдания и мешает повседневной жизни и отношениям человека.

Симптомы включают сильную тревогу, воспоминания и стойкие воспоминания о событии.

Еще один симптом посттравматического стрессового расстройства — избегающее поведение. Если человек пытается не думать о травмирующем событии, посещать место, где оно произошло, или избегать его триггеров, это может быть признаком посттравматического стрессового расстройства.

ПТСР может длиться годами, хотя лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства включают:

  • предыдущую травму
  • физическую боль или травму
  • отсутствие поддержки после травмы
  • одновременное воздействие на другие факторы стресса, такие как финансовые трудности
  • предыдущее беспокойство или депрессия

У большинства людей, переживших травмирующее событие, посттравматический стресс не развивается.По оценке Национального института психического здоровья, распространенность посттравматического стрессового расстройства в США составляет 6,8%.

Исследования показывают, что дети особенно уязвимы к травмам, потому что их мозг все еще развивается.

Дети испытывают повышенное стрессовое состояние во время ужасных событий, и их организм выделяет гормоны, связанные со стрессом и страхом.

Этот тип травмы развития может нарушить нормальное развитие мозга. В результате травма, особенно продолжающаяся, может существенно повлиять на долгосрочное эмоциональное развитие, психическое и физическое здоровье ребенка и его поведение.

Чувство страха и беспомощности может сохраняться и во взрослой жизни. Это подвергает человека значительно более высокому риску последствий будущей травмы.

Несколько видов лечения могут помочь людям с травмами справиться с их симптомами и улучшить качество их жизни.

Терапия

Терапия — это лечение первой линии при травмах. В идеале человек будет работать с терапевтом, осведомленным о травмах или специализирующимся на травмах.

Типы терапии, от которой может извлечь пользу человек с травмой, включают:

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям изменить свой образ мышления, чтобы повлиять на свое поведение и эмоции.Доказательства подтверждают, что КПТ является наиболее эффективным методом лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о CBT здесь.

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, — еще одна распространенная терапия травм.

Во время EMDR люди ненадолго переживают определенные травматические переживания, пока терапевт управляет движениями их глаз. EMDR направлен на то, чтобы помочь людям обработать и интегрировать травматические воспоминания.

Несколько рандомизированных контролируемых исследований продемонстрировали, что EMDR является эффективным средством лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о EDMR здесь.

Соматическая терапия

Некоторые терапевты используют соматические или телесные техники, чтобы помочь разуму и телу пережить травму.

Обзор литературы в журнале Psychotherapy and Counseling Journal of Australia показал, что телесная терапия может помочь ряду людей. Эти методы лечения включают:

  • Соматические переживания: Этот подход предполагает, что терапевт помогает человеку пережить травматические воспоминания в безопасном месте.
  • Сенсомоторная психотерапия: Этот тип терапии сочетает психотерапию с телесными техниками, чтобы превратить травматические воспоминания в источники силы.
  • Стимуляция акупунктуры: При этом практикующий оказывает давление на определенные точки тела, что вызывает состояние расслабления.
  • Сенсорная терапия: Другие виды сенсорной терапии включают Рейки, исцеляющее прикосновение и терапевтическую сенсорную терапию.

В настоящее время существует не так много доказательств эффективности соматической терапии, как для КПТ и EDMR.Исследователи отмечают, что больше данных об этих методах поможет определить, как они работают.

Лекарства

Лекарства сами по себе не могут вылечить травму или посттравматическое стрессовое расстройство, но они могут помочь человеку справиться с такими симптомами, как тревога, депрессия и нарушения сна. Человек должен поговорить со своим врачом о возможных вариантах.

Практика самообслуживания может помочь людям справиться с эмоциональными, психологическими и физическими симптомами травмы. Примеры самопомощи при травме:

Exercise

Травма может активировать реакцию организма «бей или беги».Упражнения могут помочь смягчить некоторые из этих эффектов.

Исследования показывают, что аэробные упражнения могут быть эффективным лечением для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

Люди могут стремиться заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день почти все дни недели.

Внимательность

Осознанное дыхание и другие упражнения, основанные на внимательности, могут заземлить людей в настоящем, что может помешать им заново пережить травмирующее событие.

Исследования показывают, что методы лечения, основанные на осознанности, являются многообещающим методом лечения посттравматического стрессового расстройства, независимо от того, применяются ли они отдельно или в сочетании с другими видами лечения.

Связь с другими людьми

Отстранение от других — частый симптом травмы. Однако важно поддерживать связь с друзьями и семьей.

По данным Американской ассоциации тревоги и депрессии, поддержание контакта с людьми может помочь предотвратить превращение травмы в посттравматическое стрессовое расстройство.

Нет необходимости говорить о травме с другими людьми, если это слишком сложно. Простое общение с другими может улучшить настроение и самочувствие. Некоторые люди чувствуют выгоду от раскрытия травмы людям, которым они доверяют.

Сбалансированный образ жизни

Человеку с травмой может быть трудно расслабиться или хорошо выспаться. Однако сон, расслабление и диета — все это играет важную роль в психическом здоровье. Если возможно, человек должен:

  • спать 7–9 часов ночью
  • придерживаться сбалансированной диеты
  • избегать алкоголя и наркотиков
  • снимать стресс с помощью внимательных или приятных занятий

Поддержка

При необходимости, люди могут просить поддержки у других.Это включает в себя общение с близкими, которым вы доверяете, или присоединение к группе поддержки для выживших после травм.

Людям, которые испытывают стойкие или серьезные симптомы травмы, следует обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья. Особенно важно обратиться за помощью, если симптомы травмы мешают повседневному функционированию или отношениям с другими людьми.

Даже люди с легкими симптомами могут почувствовать себя лучше, поговорив с кем-нибудь.

Большинство людей в какой-то момент своей жизни переживут травмирующее событие.Некоторые могут испытывать симптомы шока и стресса, и большинство из них выздоравливает в течение короткого периода времени.

Меньшинство испытает более длительные травматические последствия, такие как развитие посттравматического стрессового расстройства. Терапия и уход за собой могут помочь людям с стойкими симптомами травмы справиться с этими симптомами и улучшить качество их жизни.

Что такое травма? Типы, симптомы и лечение

Психологическая травма — это реакция на событие, которое человек считает очень стрессовым. Примеры включают пребывание в зоне боевых действий, стихийное бедствие или аварию.Травма может вызвать широкий спектр физических и эмоциональных симптомов.

Не у всех, кто переживает стрессовое событие, разовьется травма. Также бывают разные виды травм. У некоторых людей симптомы исчезнут через несколько недель, у других — более долгосрочные последствия.

С помощью лечения люди могут устранить первопричину травмы и найти конструктивные способы управления своими симптомами.

В этой статье мы обсуждаем различные типы травм, симптомы травм и доступные варианты лечения.

Поделиться на Pinterest Устранение первопричины травмы может быть эффективным способом управления как физическими, так и эмоциональными симптомами.

Согласно Американской психологической ассоциации (APA), травма — это «эмоциональная реакция на ужасное событие, такое как несчастный случай, изнасилование или стихийное бедствие».

Однако человек может испытать травму в ответ на любое событие, которое он считает физически или эмоционально угрожающим или вредным.

Травмированный человек может испытывать ряд эмоций как сразу после события, так и в долгосрочной перспективе.Они могут чувствовать себя подавленными, беспомощными, шокированными или испытывать трудности с осмыслением своего опыта. Травма также может вызывать физические симптомы.

Травма может иметь долгосрочные последствия для благополучия человека. Если симптомы сохраняются и не уменьшаются по степени тяжести, это может указывать на то, что травма переросла в психическое расстройство, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Существует несколько типов травм, в том числе:

  • Острая травма: Это результат одного стрессового или опасного события.
  • Хроническая травма: Возникает в результате многократного и длительного воздействия стрессовых событий. Примеры включают случаи жестокого обращения с детьми, запугивания или домашнего насилия.
  • Сложная травма: Это результат воздействия нескольких травм.

Вторичная травма или косвенная травма — это еще одна форма травмы. При этой форме травмы у человека развиваются симптомы травмы в результате тесного контакта с кем-то, кто пережил травмирующее событие.

Члены семьи, специалисты в области психического здоровья и другие лица, оказывающие помощь тем, кто пережил травмирующее событие, подвергаются риску косвенной травмы. Симптомы часто отражают симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Симптомы травмы варьируются от легкой до тяжелой. Многие факторы определяют, как травмирующее событие влияет на человека, в том числе:

  • их характеристики
  • наличие других состояний психического здоровья
  • предыдущее воздействие травмирующих событий
  • тип и характеристики события или событий
  • их предыстория и подход к управлению эмоциями

Эмоциональные и психологические реакции

Человек, переживший травму, может чувствовать:

  • отрицание
  • гнев
  • страх
  • печаль
  • стыд
  • смятение
  • тревога
  • депрессия
  • онемение
  • вина
  • безнадежность
  • раздражительность
  • трудности с концентрацией внимания

У них могут быть эмоциональные всплески, им трудно справиться с тем, что они чувствуют, или отстраниться от других.Воспоминания, в которых человек переживает травмирующее событие в своей голове, обычны, как и кошмары.

Физические реакции

Наряду с эмоциональной реакцией травма может вызывать физические симптомы, например:

Иногда человек также испытывает гипервозбуждение или когда кто-то чувствует, что он находится в постоянном состоянии бдительности. Это может затруднить сон.

У людей могут развиться и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

По оценкам некоторых исследований, 60–75% людей в Северной Америке в какой-то момент переживают травмирующее событие. Благотворительная организация Mind в Великобритании перечисляет следующие потенциальные причины травм:

  • издевательства
  • домогательства
  • физическое, психологическое или сексуальное насилие
  • сексуальное насилие
  • дорожно-транспортные происшествия
  • роды
  • опасные для жизни заболевания
  • внезапная потеря близкого человека
  • подверглись нападению
  • похищены
  • террористические акты
  • стихийные бедствия
  • война

Травматические события могут быть изолированными или повторяться, продолжающиеся события.Человек также может получить травму, став свидетелем чего-то травмирующего, происходящего с кем-то другим.

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Например, те, кто пережил одно и то же стихийное бедствие, могут по-разному отреагировать, несмотря на то, что пережили одно и то же событие.

ПТСР развивается, когда симптомы травмы сохраняются или ухудшаются в течение недель и месяцев после стрессового события. Посттравматическое стрессовое расстройство доставляет страдания и мешает повседневной жизни и отношениям человека.

Симптомы включают сильную тревогу, воспоминания и стойкие воспоминания о событии.

Еще один симптом посттравматического стрессового расстройства — избегающее поведение. Если человек пытается не думать о травмирующем событии, посещать место, где оно произошло, или избегать его триггеров, это может быть признаком посттравматического стрессового расстройства.

ПТСР может длиться годами, хотя лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства включают:

  • предыдущую травму
  • физическую боль или травму
  • отсутствие поддержки после травмы
  • одновременное воздействие на другие факторы стресса, такие как финансовые трудности
  • предыдущее беспокойство или депрессия

У большинства людей, переживших травмирующее событие, посттравматический стресс не развивается.По оценке Национального института психического здоровья, распространенность посттравматического стрессового расстройства в США составляет 6,8%.

Исследования показывают, что дети особенно уязвимы к травмам, потому что их мозг все еще развивается.

Дети испытывают повышенное стрессовое состояние во время ужасных событий, и их организм выделяет гормоны, связанные со стрессом и страхом.

Этот тип травмы развития может нарушить нормальное развитие мозга. В результате травма, особенно продолжающаяся, может существенно повлиять на долгосрочное эмоциональное развитие, психическое и физическое здоровье ребенка и его поведение.

Чувство страха и беспомощности может сохраняться и во взрослой жизни. Это подвергает человека значительно более высокому риску последствий будущей травмы.

Несколько видов лечения могут помочь людям с травмами справиться с их симптомами и улучшить качество их жизни.

Терапия

Терапия — это лечение первой линии при травмах. В идеале человек будет работать с терапевтом, осведомленным о травмах или специализирующимся на травмах.

Типы терапии, от которой может извлечь пользу человек с травмой, включают:

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям изменить свой образ мышления, чтобы повлиять на свое поведение и эмоции.Доказательства подтверждают, что КПТ является наиболее эффективным методом лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о CBT здесь.

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, — еще одна распространенная терапия травм.

Во время EMDR люди ненадолго переживают определенные травматические переживания, пока терапевт управляет движениями их глаз. EMDR направлен на то, чтобы помочь людям обработать и интегрировать травматические воспоминания.

Несколько рандомизированных контролируемых исследований продемонстрировали, что EMDR является эффективным средством лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о EDMR здесь.

Соматическая терапия

Некоторые терапевты используют соматические или телесные техники, чтобы помочь разуму и телу пережить травму.

Обзор литературы в журнале Psychotherapy and Counseling Journal of Australia показал, что телесная терапия может помочь ряду людей. Эти методы лечения включают:

  • Соматические переживания: Этот подход предполагает, что терапевт помогает человеку пережить травматические воспоминания в безопасном месте.
  • Сенсомоторная психотерапия: Этот тип терапии сочетает психотерапию с телесными техниками, чтобы превратить травматические воспоминания в источники силы.
  • Стимуляция акупунктуры: При этом практикующий оказывает давление на определенные точки тела, что вызывает состояние расслабления.
  • Сенсорная терапия: Другие виды сенсорной терапии включают Рейки, исцеляющее прикосновение и терапевтическую сенсорную терапию.

В настоящее время существует не так много доказательств эффективности соматической терапии, как для КПТ и EDMR.Исследователи отмечают, что больше данных об этих методах поможет определить, как они работают.

Лекарства

Лекарства сами по себе не могут вылечить травму или посттравматическое стрессовое расстройство, но они могут помочь человеку справиться с такими симптомами, как тревога, депрессия и нарушения сна. Человек должен поговорить со своим врачом о возможных вариантах.

Практика самообслуживания может помочь людям справиться с эмоциональными, психологическими и физическими симптомами травмы. Примеры самопомощи при травме:

Exercise

Травма может активировать реакцию организма «бей или беги».Упражнения могут помочь смягчить некоторые из этих эффектов.

Исследования показывают, что аэробные упражнения могут быть эффективным лечением для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

Люди могут стремиться заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день почти все дни недели.

Внимательность

Осознанное дыхание и другие упражнения, основанные на внимательности, могут заземлить людей в настоящем, что может помешать им заново пережить травмирующее событие.

Исследования показывают, что методы лечения, основанные на осознанности, являются многообещающим методом лечения посттравматического стрессового расстройства, независимо от того, применяются ли они отдельно или в сочетании с другими видами лечения.

Связь с другими людьми

Отстранение от других — частый симптом травмы. Однако важно поддерживать связь с друзьями и семьей.

По данным Американской ассоциации тревоги и депрессии, поддержание контакта с людьми может помочь предотвратить превращение травмы в посттравматическое стрессовое расстройство.

Нет необходимости говорить о травме с другими людьми, если это слишком сложно. Простое общение с другими может улучшить настроение и самочувствие. Некоторые люди чувствуют выгоду от раскрытия травмы людям, которым они доверяют.

Сбалансированный образ жизни

Человеку с травмой может быть трудно расслабиться или хорошо выспаться. Однако сон, расслабление и диета — все это играет важную роль в психическом здоровье. Если возможно, человек должен:

  • спать 7–9 часов ночью
  • придерживаться сбалансированной диеты
  • избегать алкоголя и наркотиков
  • снимать стресс с помощью внимательных или приятных занятий

Поддержка

При необходимости, люди могут просить поддержки у других.Это включает в себя общение с близкими, которым вы доверяете, или присоединение к группе поддержки для выживших после травм.

Людям, которые испытывают стойкие или серьезные симптомы травмы, следует обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья. Особенно важно обратиться за помощью, если симптомы травмы мешают повседневному функционированию или отношениям с другими людьми.

Даже люди с легкими симптомами могут почувствовать себя лучше, поговорив с кем-нибудь.

Большинство людей в какой-то момент своей жизни переживут травмирующее событие.Некоторые могут испытывать симптомы шока и стресса, и большинство из них выздоравливает в течение короткого периода времени.

Меньшинство испытает более длительные травматические последствия, такие как развитие посттравматического стрессового расстройства. Терапия и уход за собой могут помочь людям с стойкими симптомами травмы справиться с этими симптомами и улучшить качество их жизни.

Понимание воздействия травмы — помощь на основе информации о травмах в службах психического здоровья

Помощь на основе информации о травмах (TIC) включает широкое понимание реакций на травматический стресс и общих реакций на травму.Поставщикам медицинских услуг необходимо понимать, как травма может повлиять на представление лечения, участие и результаты услуг по охране психического здоровья. В этой главе исследуется типичный опыт, с которым выжившие могут столкнуться сразу после или спустя долгое время после травматического опыта.

Травма, включая разовые, множественные или длительные повторяющиеся события, влияет на всех по-разному. Некоторые люди могут четко отображать критерии, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), но гораздо больше людей будут демонстрировать стойкие реакции или краткие субклинические симптомы или последствия, выходящие за рамки диагностических критериев.Воздействие травмы может быть незаметным, коварным или откровенно разрушительным. То, как событие влияет на человека, зависит от многих факторов, включая характеристики человека, тип и характеристики события (событий), процессы развития, значение травмы и социокультурные факторы.

Эта глава начинается с обзора общих реакций, подчеркивая, что реакции на травматический стресс — это нормальные реакции на ненормальные обстоятельства. В нем освещаются общие краткосрочные и долгосрочные реакции на травмирующий опыт людей, которые могут обращаться за услугами по охране психического здоровья.В этой главе обсуждаются психологические симптомы, не представленные в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , пятое издание (DSM-5; Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013a), и реакции, связанные с травмой, которые либо не достигают порога психических расстройств. или отражать стойкость. В нем также рассматриваются распространенные расстройства, связанные с травматическим стрессом. В этой главе исследуется роль культуры в определении психических заболеваний, особенно посттравматического стрессового расстройства, и в конце рассматриваются сопутствующие психические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Структура TIC в службах психического здоровья — влияние травмы

Последовательность травматических реакций

Непосредственные реакции выживших после травмы довольно сложны и зависят от их собственного опыта, доступности естественной поддержки и целителей, их навыки совладания и жизненные навыки и навыки ближайших родственников, а также реакция более широкого сообщества, в котором они живут. Хотя реакции различаются по степени тяжести, даже самые острые реакции являются естественными реакциями на управление травмой — они не являются признаком психопатологии.Стили совладания варьируются от ориентированных на действия до рефлексивных и от эмоционально выразительных до сдержанных. С клинической точки зрения стиль реакции менее важен, чем степень, в которой усилия по преодолению препятствий позволяют человеку продолжать необходимую деятельность, регулировать эмоции, поддерживать самооценку, а также поддерживать межличностные контакты и наслаждаться ими. Действительно, прошлой ошибкой в ​​психологии травматического стресса, особенно в отношении групповых или массовых травм, было предположение, что все выжившие должны выражать эмоции, связанные с травмой, и говорить о травме; более поздние исследования показывают, что выжившие, которые решили не переживать травму, психологически так же здоровы, как и те, кто это делает.Самые последние подходы к психологическому анализу подчеркивают важность уважения к индивидуальному стилю совладания и не ценить один тип над другим.

Укороченное будущее: Травма может повлиять на представления о будущем через потерю надежды, ограниченные ожидания в отношении жизни, страх, что жизнь закончится внезапно или рано, или ожидание того, что нормальные жизненные события не произойдут (например, доступ к образованию , способность иметь серьезные и целеустремленные отношения, хорошие возможности для работы).

Первоначальные реакции на травму могут включать истощение, замешательство, печаль, тревогу, возбуждение, онемение, диссоциацию, замешательство, физическое возбуждение и притупление аффекта. Большинство реакций нормальны, поскольку они затрагивают большинство выживших, и являются социально приемлемыми, психологически эффективными и самоограниченными. Признаки более серьезных реакций включают непрерывный дистресс без периодов относительного спокойствия или покоя, серьезные симптомы диссоциации и интенсивные навязчивые воспоминания, которые продолжаются, несмотря на возвращение в безопасное состояние.Отсроченная реакция на травму может включать стойкую усталость, нарушения сна, кошмары, страх повторения, беспокойство, сосредоточенное на воспоминаниях, депрессию и избегание эмоций, ощущений или действий, которые связаны с травмой, даже отдаленно. описывает некоторые общие реакции.

Общие переживания и реакции на травму

Часто сообщается и / или наблюдается ряд реакций после травмы. Большинство выживших проявляют немедленные реакции, но они обычно проходят без серьезных долгосрочных последствий.Это связано с тем, что большинство переживших травму очень устойчивы и разрабатывают соответствующие стратегии выживания, включая использование социальной поддержки, чтобы справиться с последствиями и последствиями травмы. Большинство из них со временем выздоравливают, проявляют минимальный стресс и эффективно функционируют в основных сферах жизни и на этапах развития. Даже в этом случае клиенты с незначительными нарушениями могут иметь субклинические симптомы или симптомы, не соответствующие диагностическим критериям острого стрессового расстройства (РАС) или посттравматического стрессового расстройства. Только у небольшого процента людей с травмой в анамнезе обнаруживаются нарушения и симптомы, соответствующие критериям стрессовых расстройств, связанных с травмой, включая расстройства настроения и тревожные расстройства.

Следующие разделы посвящены некоторым общим реакциям в различных областях (эмоциональных, физических, когнитивных, поведенческих, социальных и связанных с развитием), связанных с единичными, множественными и длительными травматическими событиями. Эти реакции часто являются нормальной реакцией на травму, но все же могут вызывать беспокойство. Такие реакции не являются признаками психического заболевания и не указывают на психическое расстройство. Расстройства, связанные с травматическим стрессом, включают определенную совокупность симптомов и критериев.

Эмоциональное

Эмоциональные реакции на травму могут сильно различаться и в значительной степени зависят от социокультурной истории человека. Помимо первоначальных эмоциональных реакций во время события, наиболее вероятными являются гнев, страх, печаль и стыд. Однако люди могут столкнуться с трудностями в определении любого из этих чувств по разным причинам. Им может не хватать опыта или предшествующего опыта эмоционального выражения в своей семье или сообществе. Они могут связывать сильные чувства с прошлой травмой, полагая, что выражение эмоций слишком опасно или приведет к потере контроля (например,g., чувство «потерять это» или сойти с ума). Третьи могут отрицать, что у них есть какие-либо чувства, связанные с их травмирующими переживаниями, и определять свои реакции как онемение или отсутствие эмоций.

Эмоциональная дисрегуляция

Некоторым пережившим травму трудно регулировать эмоции, такие как гнев, тревога, печаль и стыд — это особенно актуально, когда травма произошла в молодом возрасте (van der Kolk, Roth, Pelcovitz, & Mandel, 1993) . У людей, которые старше и хорошо функционировали до травмы, такое эмоциональное расстройство обычно недолговечно и представляет собой немедленную реакцию на травму, а не постоянный паттерн.Самолечение, а именно злоупотребление психоактивными веществами, является одним из методов, которые травмированные люди используют в попытке восстановить эмоциональный контроль, хотя в конечном итоге оно вызывает еще большее эмоциональное расстройство (например, вызванные психоактивными веществами изменения аффекта во время и после употребления). Другие попытки эмоционального регулирования могут включать в себя участие в поведении с высоким риском или самоповреждении, беспорядочном питании, компульсивном поведении, таком как азартные игры или переутомление, а также подавление или отрицание эмоций; однако не все виды поведения, связанные с саморегуляцией, считаются негативными.Фактически, некоторые люди находят творческие, здоровые и трудолюбивые способы управлять сильным аффектом, вызванным травмой, например, посредством возобновления приверженности физической активности или путем создания организации для поддержки переживших конкретную травму.

Травматический стресс имеет тенденцию вызывать две эмоциональные крайности: чувство либо слишком сильных (подавленных), либо слишком слабых (онемение) эмоций. Лечение может помочь клиенту найти оптимальный уровень эмоций и помочь ему или ей надлежащим образом переживать и регулировать сложные эмоции.Цель лечения — помочь клиентам научиться управлять своими эмоциями без употребления психоактивных веществ или другого небезопасного поведения. Скорее всего, это потребует изучения новых навыков совладания и того, как терпеть тревожные эмоции; некоторым клиентам могут быть полезны практики осознанности, когнитивная реструктуризация и подходы к десенсибилизации, специфичные для травм, такие как экспозиционная терапия и десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR; дополнительную информацию о терапии, специфичной для травм, см. в главе 6 части 1).

Онемение

Онемение — это биологический процесс, при котором эмоции отделяются от мыслей, поведения и воспоминаний. В следующей иллюстрации случая оцепенение Садханы подтверждается ее ограниченным спектром эмоций, связанных с межличностным взаимодействием, и ее неспособностью связать какие-либо эмоции с ее историей жестокого обращения. Также она верит в скорое будущее. Проспективное лонгитюдное исследование (Мальта, Левитт, Мартин, Дэвис и Клойтр, 2009), отслеживавшее развитие посттравматического стрессового расстройства у работников, работающих в условиях стихийных бедствий, подчеркнуло важность понимания и оценки оцепенения как реакции на травматический стресс.Поскольку симптомы онемения скрывают то, что происходит внутри эмоционально, у членов семьи, консультантов и других специалистов по поведенческому здоровью может быть тенденция оценивать уровни симптомов травматического стресса и последствия травмы как менее серьезные, чем они есть на самом деле.

Пример случая: Садханна

Садханна — 22-летняя женщина, которой предписано амбулаторное лечение психических заболеваний и наркозависимости в качестве альтернативы тюремному заключению. Она была арестована и обвинена в нападении после спора и драки с другой женщиной на улице.На приеме Садханна сообщила о 7-летней истории злоупотребления алкоголем и одном депрессивном эпизоде ​​в 18 лет. Она была удивлена ​​тем, что подралась, но призналась, что пила во время инцидента. Она также сообщила о жестоком физическом насилии со стороны бойфренда ее матери в возрасте от 4 до 15 лет. Особого внимания приемного работника привлекла прозаичная манера Садханны изобразить историю жестокого обращения. Во время интервью она четко указала, что не хочет посещать групповую терапию и слышать, как другие люди говорят о своих чувствах, говоря: «Я давно научилась не носить эмоции на рукаве.

Садханна сообщила, что бросила 10-й класс, сказав, что ей никогда не нравилась школа. Она не ожидала многого от жизни. В первые недели лечения Садханна сообщала, что чувствовала себя оторванной от других членов группы, и ставила под сомнение цель группы. Когда ее спросили о ее собственном анамнезе, она отрицала, что у нее были какие-либо трудности, и не понимала, почему ей назначили лечение. Она также отрицала, что испытывала чувства по поводу жестокого обращения и не верила, что это повлияло на ее жизнь сейчас. Члены группы часто отмечали, что она не проявляла особого сочувствия и сохраняла безразличный настрой, даже когда групповые обсуждения были эмоционально заряженными.

Физический

В диагностических критериях посттравматического стрессового расстройства значительный упор делается на психологические симптомы, но у некоторых людей, переживших травматический стресс, могут изначально проявляться физические симптомы. Таким образом, первичная медико-санитарная помощь может быть первой и единственной дверью, через которую эти люди обращаются за помощью при симптомах, связанных с травмой. Более того, существует значительная связь между травмой, включая неблагоприятные переживания в детстве (ПНД), и хроническими заболеваниями. Общие физические расстройства и симптомы включают соматические жалобы; нарушения сна; желудочно-кишечные, сердечно-сосудистые, неврологические, скелетно-мышечные, респираторные и дерматологические расстройства; урологические проблемы; и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Соматизация

Соматизация указывает на сосредоточение внимания на физических симптомах или дисфункциях для выражения эмоционального дистресса. Соматические симптомы чаще возникают у людей, у которых есть реакции на травматический стресс, включая посттравматическое стрессовое расстройство. Люди определенного этнического и культурного происхождения могут изначально или исключительно проявлять эмоциональный стресс в виде физических недугов или проблем. Многие люди, страдающие соматизацией, скорее всего, не осознают связь между своими эмоциями и физическими симптомами, которые они испытывают.Иногда клиенты могут оставаться стойкими к исследованию эмоционального содержания и оставаться сосредоточенными на телесных жалобах как на средстве избегания. Некоторые клиенты могут настаивать на том, что их основные проблемы связаны с физическим здоровьем, даже если медицинские осмотры и тесты не подтверждают наличие недомоганий. В этих ситуациях соматизация может быть признаком психического заболевания. Тем не менее, в разных культурах эмоциональные расстройства подходят к физической сфере или рассматривают эмоциональные и физические симптомы и благополучие как одно целое. Важно не предполагать, что клиенты с физическими жалобами используют соматизацию как средство выражения эмоциональной боли; у них могут быть определенные состояния или расстройства, требующие медицинской помощи.Прежде всего, консультантам нужно направить на медицинское обследование.

Совет консультантам: Использование информации о биологии и травмах

  • Обучайте своих клиентов:

    Кадр, заново переживающий событие (я), гипервозбуждение, нарушения сна и другие физические симптомы как физиологические реакции на экстремальный стресс.

    Сообщите, что лечение и другие оздоровительные мероприятия могут улучшить как психологические, так и физиологические симптомы (например,г., терапия, медитация, упражнения, йога). Возможно, вам придется направить определенных клиентов к психиатру, который проведет их обследование и, при необходимости, назначит психотропные препараты для лечения тяжелых симптомов.

    Обсудите симптомы травматического стресса и их физиологические компоненты.

    Объясните связь между симптомами травматического стресса и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, если возможно.

    Нормализация симптомов травмы.Например, объясните клиентам, что их симптомы не являются признаком слабости, недостатка характера, повреждений или сумасшествия.

  • Поддержите своих клиентов и дайте понять, что они не одиноки, они не виноваты и восстановление возможно и ожидается.

Биология травмы

Биология травм — это область растущих исследований, которая обещает получить более сложные и объяснительные открытия. Хотя подробное изложение биологических аспектов травмы выходит за рамки данной публикации, в настоящее время известно, что воздействие травмы приводит к каскаду биологических изменений и стрессовых реакций.Эти биологические изменения тесно связаны с посттравматическим стрессовым расстройством, другими психическими заболеваниями и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. К ним относятся:

  • Изменения в функционировании лимбической системы.

  • Активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси изменяется в зависимости от уровня кортизола.

  • Нейротрансмиттерное нарушение регуляции возбуждения и эндогенных опиоидных систем.

В качестве наглядного примера можно привести ранние АПФ, такие как жестокое обращение, пренебрежение и другие травмы, влияют на развитие мозга и повышают уязвимость человека перед лицом межличностного насилия во взрослом возрасте и развитию хронических заболеваний и других физических заболеваний, психических заболеваний, психических заболеваний связанные расстройства и нарушения в других сферах жизни (Центры по контролю и профилактике заболеваний, 2012 г.).

Гипервозбуждение и нарушения сна

Распространенным симптомом, возникающим в результате травматических переживаний, является гипервозбуждение (также называемое сверхнобдительностью). Гипервозбуждение — это способ организма оставаться подготовленным. Он характеризуется нарушением сна, мышечным напряжением и более низким порогом реакции испуга и может сохраняться спустя годы после травмы. Это также один из основных диагностических критериев посттравматического стрессового расстройства.

Повышенное возбуждение — следствие биологических изменений, вызванных травмой.Хотя он служит средством самозащиты после травмы, он может нанести вред. Гипервозбуждение может повлиять на способность человека тратить необходимое время на оценку и адекватную реакцию на определенные действия, такие как громкие звуки или резкие движения. Иногда гипервозбуждение может вызывать чрезмерную реакцию на ситуации, воспринимаемые как опасные, хотя на самом деле обстоятельства безопасны.

Пример случая: Кими

Кими — 35-летняя индейская женщина, которая была групповым изнасилованием в возрасте 16 лет по дороге домой из пригородной средней школы.Она рассказывает, как в тот день изменилась вся ее жизнь. «Я никогда не чувствовал себя в безопасности в одиночестве после изнасилования. Раньше я любил гулять везде. После этого я не мог терпеть страха, который возникал, когда я гулял по соседству. Не имело значения, был я один или с друзьями — каждый звук, который я слышал, приводил меня в состояние страха. Я чувствовал, что то же самое должно произойти снова. Со временем становится лучше, но мне часто кажется, что я сижу на ветке дерева и жду, когда она сломается.Мне трудно расслабляться. Я легко могу испугаться, если лист перевернется на моем пути или если мои дети будут кричать, играя во дворе. Лучше всего я могу описать, как я переживаю жизнь, — это сравнить ее с просмотром страшного, тревожного фильма — с тревогой ожидая, что что-то произойдет, ладони потеют, сердце колотится на краю стула ».

Наряду с гипервозбуждением у людей, переживших травму, очень часто встречаются нарушения сна. Они могут проявляться в виде раннего пробуждения, беспокойного сна, проблем с засыпанием и кошмаров.Нарушения сна наиболее устойчивы среди людей, перенесших стресс, связанный с травмой; нарушения иногда остаются невосприимчивыми к вмешательству еще долгое время после успешного лечения других симптомов травматического стресса. Помимо лекарств доступны многочисленные стратегии, в том числе правильная гигиена сна, когнитивные репетиции кошмаров, стратегии релаксации и питание.

Когнитивный

Травматические переживания могут влиять на когнитивные способности и изменять их. С самого начала травма бросает вызов справедливому миру или основным жизненным предположениям, которые помогают людям ориентироваться в повседневной жизни (Janoff-Bulman, 1992).Например, было бы трудно выйти из дома утром, если бы вы считали, что мир небезопасен, что все люди опасны или что жизнь не обещает никаких перспектив. Вера в то, что усилия и намерения могут защитить себя от плохих вещей, снижает вероятность того, что человек осознает свою уязвимость. Однако травмирующие события — особенно если они неожиданные — могут бросить вызов таким убеждениям.

Познание и травма

Следующие ниже примеры отражают некоторые типы когнитивных изменений или изменений мыслительного процесса, которые могут происходить в ответ на травматический стресс.

Когнитивные ошибки: Неправильное толкование текущей ситуации как опасной, потому что она напоминает, даже отдаленно, предыдущую травму (например, клиент слишком остро реагирует на перевернутое каноэ в 8 дюймах воды, как будто она и ее товарищ по гребле утонут из-за к ее предыдущему опыту почти утопления в разливе 5 годами ранее).

Чрезмерная или неуместная вина: Попытка познавательно осмыслить и получить контроль над травмирующим опытом, взяв на себя ответственность или осознав свою вину, потому что другие, которые пережили такую ​​же травму, не выжили.

Идеализация: Демонстрация неточных рационализаций, идеализаций или оправданий поведения преступника, особенно если преступник является или был опекуном. Другие подобные реакции отражают идеализацию; травматическая связь — это эмоциональная привязанность, которая развивается (отчасти для обеспечения выживания) между преступниками, которые участвуют в межличностной травме, и их жертвами, а Стокгольмский синдром включает сострадание и лояльность по отношению к захватчикам заложников (de Fabrique, Van Hasselt, Vecchi, & Romano, 2007) .

Галлюцинации или бред, вызванные травмой: Переживание галлюцинаций и бред, которые, хотя и имеют биологическое происхождение, содержат познания, соответствующие содержанию травмы (например, женщина считает, что человек, входящий в ее автобус, является ее отцом, который неоднократно подвергал ее сексуальному насилию в детстве, потому что носил туфли, похожие на те, которые когда-то носил ее отец).

Навязчивые мысли и воспоминания: Переживание без предупреждения или желания мысли и воспоминания, связанные с травмой.Эти навязчивые мысли и воспоминания могут легко вызвать сильные эмоциональные и поведенческие реакции, как если бы травма повторялась в настоящем. Навязчивые мысли и воспоминания могут возникать быстро, что называется наводнением, и могут быть разрушительными в момент их возникновения. Если человек сталкивается с триггером, у него на какое-то время может усилиться навязчивые мысли и воспоминания. Например, люди, которые случайно получили повторную травму из-за программы или клинической практики, могут иметь всплеск навязчивых мыслей о прошлой травме, что затрудняет различение того, что происходит сейчас, по сравнению с тем, что произошло тогда.Всякий раз, когда консультирование фокусируется на травме, клиент, скорее всего, испытает навязчивые мысли и воспоминания. Важно разработать стратегии выживания до, в максимально возможной степени, и во время предоставления лечения с учетом травм и специфических травм.

Допустим, вы всегда считали время вождения «своим временем», а машину — безопасным местом для этого времени. Затем кто-то ударил вас сзади у въезда на шоссе. Почти сразу авария влияет на то, как вы воспринимаете мир, и с этого момента, в течение нескольких месяцев после аварии, вы чувствуете себя небезопасно в любой машине.Вы начинаете проявлять повышенную бдительность по отношению к другим водителям и чувствуете, что другие машины выезжают на вашу полосу движения или не могут остановиться на безопасном расстоянии позади вас. На какое-то время ваше восприятие безопасности размывается, что часто приводит к компенсирующему поведению (например, чрезмерному взгляду в зеркало заднего вида, чтобы увидеть, останавливаются ли машины позади вас), пока это убеждение не будет восстановлено или переработано. Некоторые люди никогда не возвращаются к своим прежним системам убеждений после травмы и не находят способа их переработать, что приводит к мировоззрению, что жизнь небезопасна.Тем не менее, многие другие люди могут вернуться к основным убеждениям, которые поддерживают их представление о безопасности.

Многие факторы влияют на когнитивные модели до, во время и после травмы. Согласно модели когнитивной триады Бека и его коллег (1979), травма может изменить три основных когнитивных паттерна: мысли о себе, мире (других / окружении) и будущем. Чтобы уточнить, травма может привести к тому, что люди будут считать себя некомпетентными или поврежденными, видеть других и мир небезопасными и непредсказуемыми, а будущее — безнадежным — полагая, что личные страдания будут продолжаться или что в обозримом будущем будут иметь место негативные последствия. (видеть ).Впоследствии этот набор познаний может сильно повлиять на веру клиентов в их способность эффективно использовать внутренние ресурсы и внешнюю поддержку. С когнитивно-поведенческой точки зрения эти познания имеют двунаправленную взаимосвязь, поддерживая или способствуя развитию депрессивных и тревожных симптомов после травмы. Однако когнитивные паттерны также могут помочь защитить от изнуряющих психологических симптомов. Многие факторы влияют на когнитивные модели до, во время и после травмы.

Чувствовать себя по-другому

Неотъемлемой частью переживания травмы является ощущение отличия от других, независимо от того, была ли травма индивидуальным или групповым опытом. Травматические переживания обычно кажутся сюрреалистичными и бросают вызов необходимости и ценности повседневной деятельности. Выжившие часто полагают, что другие не полностью поймут их опыт, и они могут подумать, что поделиться своими чувствами, мыслями и реакциями, связанными с травмой, не оправдает ожиданий.Какой бы ужасной ни была травма, переживание травмы обычно бывает глубоким.

Тип травмы может повлиять на то, как человек чувствует себя по-другому или считает, что он отличается от других. Травмы, вызывающие чувство стыда, часто приводят к тому, что выжившие чувствуют себя более отчужденными от других, считая себя «испорченным товаром». Когда люди считают, что их опыт уникален и непонятен, они с большей вероятностью будут искать поддержки, если они вообще ищут поддержки, только у тех, кто пережил подобную травму.

Триггеры и ретроспективы
Триггеры

Триггер — это стимул, который вызывает воспоминание о травме или конкретную часть травмирующего опыта. Представьте, что вы ненадолго застряли в машине после аварии. Затем, несколько лет спустя, вы не смогли открыть замок после посещения кабинки туалета; Возможно, вы начали ощущать прилив паники, напоминающий аварию, даже несмотря на то, что были другие способы спастись из стойла. Некоторые триггеры можно легко идентифицировать и предвидеть, но многие из них незаметны и незаметны, часто удивляя человека или застигая его врасплох.В процессе лечения важно помочь клиентам определить потенциальные триггеры, установить связь между сильными эмоциональными реакциями и триггерами, а также разработать стратегии выживания, чтобы управлять теми моментами, когда триггер срабатывает. Триггер — это любое сенсорное напоминание о травмирующем событии: шум, запах, температура, другие физические ощущения или визуальная сцена. Триггеры могут быть обобщены на любую характеристику, независимо от того, насколько отдаленной, которая напоминает или представляет предыдущую травму, например, повторное посещение места, где произошла травма, пребывание в одиночестве, когда ваши дети достигают того же возраста, что и вы, когда вы пережили травму, видение та же порода собак, которая вас укусила или слышала громкие голоса.Триггеры часто связаны со временем дня, сезоном, праздником или годовщиной события.

Воспоминания

Воспоминания — это повторное переживание предыдущего травмирующего опыта, как если бы оно действительно происходило в тот момент. Сюда входят реакции, которые часто напоминают реакции клиента во время травмы. Воспоминания о воспоминаниях очень краткие и обычно длятся всего несколько секунд, но эмоциональные последствия сохраняются на часы или дольше. Воспоминания обычно инициируются триггером, но не обязательно.Иногда они возникают неожиданно. В других случаях определенные физические состояния повышают уязвимость человека к повторному переживанию травмы (например, усталость, высокий уровень стресса). Воспоминания могут быть похожи на короткую сцену из фильма, которая вторгается в сознание клиента. Например, в жаркий солнечный день может быть достаточно услышать встречный огонь из машины, чтобы ветеран отреагировал так, как будто он или она вернулись на военный патруль. Другие способы, которыми люди повторно переживают травму, помимо воспоминаний, — это кошмары и навязчивые мысли о травме.

Совет консультантам: Помощь клиентам в управлении ретроспективными кадрами и триггерами

Если клиент запускается во время сеанса или во время какого-либо аспекта лечения, помогите ему сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас; то есть использовать методы заземления. Поставщики услуг по охране психического здоровья должны быть готовы помочь клиенту восстановиться, чтобы они могли различать то, что происходит сейчас, и то, что происходило в прошлом (дополнительные методы заземления см. В Covington, 2008 и Najavits, 2002b, 2007b).Предложите рассказать об опыте триггеров и воспоминаний, а затем нормализовать эти события как обычные реакции на травматический стресс. После этого некоторым клиентам необходимо обсудить переживания и понять, почему произошли ретроспективные кадры или триггеры. Клиенту часто помогает установить связь между триггером и травмирующим событием (ями). Это может быть превентивная стратегия, с помощью которой клиент может предвидеть, что данная ситуация подвергает его или ее более высокому риску повторной травмы и требует использования стратегий выживания, включая поиск поддержки.

Источник: Академия травматологии Зеленого Креста, 2010.

Диссоциация, деперсонализация и дереализация

Диссоциация — это психический процесс, который разрывает связи между мыслями, воспоминаниями, чувствами, действиями и / или чувством идентичности человека. Большинство из нас испытали диссоциацию — потерю способности вспомнить или отследить конкретное действие (например, прийти на работу, но не вспомнить последние минуты поездки). Диссоциация происходит потому, что человек занимается автоматической деятельностью и не обращает внимания на свое ближайшее окружение.Диссоциация также может возникать во время сильного стресса или травмы в качестве защитного элемента, когда человек подвергается искажению времени, пространства или идентичности. Это частый симптом реакций на травматический стресс.

Диссоциация помогает дистанцировать переживания от человека. Люди, которые пережили тяжелую травму или травму развития, возможно, научились отделять себя от стресса, чтобы выжить. Иногда диссоциация может быть очень распространенной и симптоматической для психического расстройства, такого как диссоциативное расстройство личности (DID; ранее известное как расстройство множественной личности).Согласно DSM-5, «диссоциативные расстройства характеризуются нарушением и / или прерыванием нормальной интеграции сознания, памяти, идентичности, эмоций, восприятия, представления тела, моторного контроля и поведения» (APA, 2013a, p. 291). Диагностика диссоциативного расстройства тесно связана с историями тяжелых детских травм или повсеместных, вызванных человеком, преднамеренных травм, например, пережитых пережившими концлагеря или жертвами продолжающегося политического заключения, пыток или длительной изоляции.При подозрении на диагноз диссоциативного расстройства следует проконсультироваться со специалистом в области психического здоровья, желательно со значительной подготовкой в ​​работе с диссоциативными расстройствами и травмами.

Возможные признаки диссоциации
  • Фиксированные или «остекленевшие» глаза

  • Внезапное ослабление аффекта

  • Длительные периоды молчания

  • Монотонный голос

  • Стереотипные движения нет 921 соответствует текущему контексту или ситуации

  • Чрезмерная интеллектуализация

(Briere, 1996a)

Характеристики DID могут быть общепринятыми переживаниями в других культурах, а не рассматриваться как симптом травматического опыта.Например, в незападных культурах ощущение альтернативных существ внутри себя может интерпретироваться как обитаемое духами или предками (Kirmayer, 1996). Другой опыт, связанный с диссоциацией, включает деперсонализацию — психологическое «покидание своего тела», как если бы вы наблюдали за собой на расстоянии в качестве наблюдателя или через дереализацию, ведущую к ощущению, что происходящее незнакомо или нереально.

Если у клиентов проявляются признаки диссоциации, поставщики услуг по охране психического здоровья могут использовать методы заземления, чтобы помочь им уменьшить эту стратегию защиты.Одним из основных долгосрочных последствий диссоциации является сложность, которую она вызывает в связи сильных эмоциональных или физических реакций с событием. Часто люди могут думать, что сходят с ума, потому что они не осознают характер своих реакций. Обучая клиентов устойчивым качествам диссоциации, одновременно подчеркивая, что это мешает им справиться с травмой или подтвердить ее, люди могут начать понимать роль диссоциации. В общем, при работе с пережившими травму важно, чтобы уровень интенсивности не был настолько большим, чтобы вызвать диссоциативную реакцию и не дать человеку участвовать в процессе.

Поведенческие

Реакции на травматический стресс широко различаются; часто люди прибегают к такому поведению, чтобы управлять последствиями, интенсивностью эмоций или тревожными аспектами травмирующего опыта. Некоторые люди снижают напряжение или стресс с помощью избегания, самолечения (например, злоупотребление алкоголем), компульсивного (например, переедания), импульсивного (например, поведения с высоким риском) и / или самоповреждающего поведения. Другие могут попытаться получить контроль над своим опытом, проявляя агрессию или подсознательно воспроизводя аспекты травмы.

Поведенческие реакции также являются следствием травматического опыта или извлечены из него. Например, некоторые люди действуют так, как будто они не могут контролировать свое текущее окружение, в результате чего они не могут действовать или принимать решения спустя долгое время после травмы (приобретенная беспомощность). Другие элементы травмы ассоциируются с текущей деятельностью, например, реакцией на интимный момент в значимых отношениях как на опасные или небезопасные годы после изнасилования на свидании. В следующих разделах обсуждаются поведенческие последствия травм и реакций на травматический стресс.

Воспроизведение

Отличительный симптом травмы — это переживание травмы различными способами. Повторное переживание может происходить через реконструкцию (буквально «повторить»), с помощью которой пережившие травму повторно переживают и воссоздают прошлую травму в своей настоящей жизни. Это очень заметно у детей, которые играют, имитируя то, что произошло во время травмы, например, делая вид, что они врезались в игрушечный самолетик после того, как увидели по телевидению кадры террористических атак на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года.Попытки понять реконструкцию очень сложны, так как реконструкция происходит по разным причинам. Иногда люди воспроизводят прошлые травмы, чтобы справиться с ними. Примеры реконструкций включают в себя различные формы поведения: самоповреждающее поведение, гиперсексуальность, прогулки в одиночестве в небезопасных местах или другие виды поведения с высоким риском, безрассудное вождение или участие в повторяющихся деструктивных отношениях (например, неоднократное вступление в романтические отношения с людьми, которые проявляют насилие. или насильственный), и это лишь некоторые из них.

Самоповреждение и саморазрушительное поведение

Самоповреждение — это любой тип преднамеренного самоповреждения, независимо от тяжести травмы или от того, было ли умышленно самоубийство. Часто членовредительство — это попытка справиться с эмоциональным или физическим стрессом, который кажется подавляющим, или справиться с глубоким чувством диссоциации или оказаться в ловушке, беспомощности и «поврежденности» (Herman, 1997; Santa Mina & Gallop, 1998). Самоповреждение связано с сексуальным насилием в прошлом в детстве и другими формами травм, а также со злоупотреблением психоактивными веществами.Таким образом, решение проблемы членовредительства требует внимания к причинам членовредительства со стороны клиента. Скорее всего, клиенту нужна помощь в распознавании и преодолении эмоционального или физического стресса в разумных количествах и способами.

Устойчивое реагирование на травму

Многие люди находят здоровые способы справиться с травмой, отреагировать на нее и излечиться от нее. Часто люди автоматически переоценивают свои ценности и переопределяют то, что важно после травмы. К таким устойчивым ответам относятся:

  • Усиление связи с семьей и обществом.

  • Новое определение или усиление чувства цели и смысла.

  • Повышенная приверженность личной миссии.

  • Пересмотренные приоритеты.

  • Увеличение благотворительности и волонтерства.

Пример случая: Марко

Марко, 30-летний мужчина, обратился за лечением в местный центр психического здоровья после двухлетнего приступа тревожных симптомов. Он был активным членом своей церкви в течение 12 лет, но, хотя он обратился за помощью к своему пастору около года назад, он сообщает, что с тех пор не контактировал ни со своим пастором, ни со своей церковью.Примерно 3 года назад его жена покончила с собой. Он описывает ее как свою половинку и с трудом понимает ее действия и то, как он мог их предотвратить.

При первом приеме он упомянул, что он был первым человеком, который нашел свою жену после самоубийства, и сообщил о чувствах предательства, обиды, гнева и опустошения после ее смерти. Он утверждал, что все его бросают или умирают. Он также рассказал о своих проблемах со сном, о повторяющихся сновидениях о жене и о том, что избегает отношений.На своем первом сеансе с консультантом он сначала отказался от консультанта до того, как консультант получил возможность начать анализировать и говорить о событиях и дискомфорте, которые привели его к лечению.

В этом сценарии Марко, вероятно, воспроизводит свое чувство покинутости, пытаясь отвергнуть других, прежде чем он испытает новое отвержение или отказ. В этой ситуации консультанту нужно будет распознать реконструкцию, изучить поведение и изучить, как реконструкция проявляется в других ситуациях жизни Марко.

Среди видов самоповреждения, описанных в литературе, можно назвать порезы, обжигание кожи теплом (например, сигарет) или едкими жидкостями, нанесение ударов кулаком, достаточно сильным, чтобы нанести себе синяк, удары головой, выдергивание волос, самоотравление, попадание посторонних предметов в отверстия в теле, чрезмерное кусание ногтей, чрезмерное царапание, перелом костей, грызение плоти, нарушение заживления ран, связывание частей тела для остановки дыхания или кровотока, проглатывание острых предметов и самоубийство. Порезы и ожоги — одни из самых распространенных форм членовредительства.

Самоповреждение чаще всего происходит у людей, которые пережили повторные и / или ранние травмы (например, сексуальное насилие в детстве), а не у тех, кто пережил единственную взрослую травму (например, бедствие в масштабах общины или серьезная автомобильная авария). несчастный случай). Между расстройствами пищевого поведения, членовредительства и злоупотреблением психоактивными веществами существует прочная связь (Claes & Vandereycken, 2007; обсуждение см. В Harned, Najavits, & Weiss, 2006). Самокалечение также связано (и является частью диагностических критериев) с рядом расстройств личности, включая пограничные и истерические, а также ДРИ, депрессию и некоторые формы шизофрении; эти расстройства могут сочетаться с реакциями на травматический стресс и расстройствами.

Важно отличать членовредительство, которое является суицидальным, от членовредительства, которое не является суицидальным, и тщательно оценивать обе эти очень серьезные опасности и управлять ими. Большинство людей, которые совершают самоповреждения, делают это не с намерением убить себя (Noll, Horowitz, Bonanno, Trickett, & Putnam, 2003), хотя самоповреждение может быть опасным для жизни и может перерасти в суицид, если не лечить. . Самоповреждение может быть способом привлечь внимание или манипулировать другими, но чаще всего это не так.Саморазрушительное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами, ограничительное или переедание, безрассудное вождение автомобиля или импульсивное поведение с высоким риском, отличается от поведения с самоповреждением, но также наблюдается у клиентов с историей травм. Саморазрушительное поведение отличается от поведения с причинением себе вреда тем, что такое поведение может не оказывать немедленного негативного воздействия на человека; они отличаются от суицидального поведения тем, что не имеют намерения вызвать смерть в краткосрочной перспективе.

Совет консультантам: Работа с клиентами, которые причиняют себе вред их агентства и руководители направлять таких клиентов к другим консультантам.Им следует рассмотреть возможность обращения за специализированным наблюдением за тем, как эффективно и безопасно управлять такими клиентами и как управлять своими чувствами по поводу этих проблем. Следующие ниже предложения предполагают, что консультант имеет достаточную подготовку и опыт для работы с клиентами, которые причиняют себе вред. Чтобы надлежащим образом отреагировать на клиента, который совершает самоповреждение, консультанты должны:

  • Проверять клиента на предмет членовредительства и риска суицида при первоначальной оценке и на протяжении всего лечения.

  • Изучите точку зрения клиента на членовредительство и то, как это «помогает».

  • Поймите, что членовредительство часто является стратегией выживания, позволяющей управлять интенсивностью эмоционального и / или физического стресса.

  • Обучайте клиента навыкам совладания с собой, которые улучшают его или ее управление эмоциями без членовредительства.

  • Помогите клиенту получить уровень обслуживания, необходимый для снижения реального риска самоубийства или серьезного самоповреждения. Это может включать госпитализацию, более интенсивное программирование (например,g., интенсивная амбулаторная, частичная госпитализация, стационарное лечение) или более частые лечебные сеансы. Цель состоит в том, чтобы как можно быстрее стабилизировать клиента, а затем, если возможно, начать фокусировать лечение на разработке стратегий выживания, чтобы справиться с самоповреждающими и другими вредными импульсами.

  • Проконсультируйтесь с другими членами команды, руководителями и, при необходимости, юридическими экспертами, чтобы определить, соответствуют ли ваши усилия и концептуальное представление клиента, наносящего себе вред, руководящим принципам передовой практики.См., Например, Протокол улучшения лечения (TIP) 42, Лечение наркозависимости для лиц с сопутствующими расстройствами (Центр лечения наркозависимости [CSAT], 2005c). Тщательно и часто документируйте такие консультации и решения, принятые по их результатам.
  • Помогите клиенту определить, как употребление психоактивных веществ влияет на членовредительство. В некоторых случаях это может усилить поведение (например, алкоголь растормаживает клиента, который в этом случае с большей вероятностью нанесет себе вред). В других случаях это может ухудшить поведение (например,g., героин вызывает расслабление и, таким образом, может уменьшить влечение к самоповреждению). В любом случае продолжайте помогать клиенту понять, насколько необходимо воздержание от психоактивных веществ, чтобы он или она могли научиться более адаптивному копированию.

  • Совместно с клиентом разработайте план по созданию чувства безопасности. Травмы влияют на людей по-разному; следовательно, безопасность или безопасная среда могут означать нечто совершенно иное для каждого человека. Позвольте клиенту определить, что для него значит безопасность.

Консультанты также могут помочь клиенту подготовить карточку безопасности, которую клиент может всегда иметь при себе. Карта может включать контактную информацию консультанта, круглосуточный номер телефона для экстренной помощи, контактную информацию для людей, оказывающих поддержку, с которыми можно связаться в случае необходимости, и, при необходимости, номера телефонов служб неотложной медицинской помощи. Консультант может обсудить с клиентом типы признаков или кризисных ситуаций, которые могут потребовать использования цифр на карточке.Кроме того, консультант может время от времени проверять у клиента актуальность информации на карте.

TIP 50, Устранение суицидных мыслей и поведения при лечении наркозависимости (CSAT, 2009a) содержит примеры соглашений о безопасности специально для суицидных клиентов и более подробно описывает их использование. Нет достоверных доказательств того, что соглашение о безопасности эффективно предотвращает попытку самоубийства или смерть. Соглашения о безопасности для клиентов с суицидальными мыслями и поведением следует использовать только в качестве дополнительной поддержки, сопровождающей профессиональный скрининг, оценку и лечение людей с суицидальными мыслями и поведением.Имейте в виду, что планы или соглашения по обеспечению безопасности могут восприниматься пережившим травму как средство управления поведением, которое впоследствии воспроизводит или запускает предыдущий травматический опыт.

Все профессионалы — а в некоторых государствах — любой человек — могут нести этическую и юридическую ответственность перед теми клиентами, которые представляют непосредственную опасность для себя или других. Клиницисты должны знать соответствующие законы штата, в которых они практикуют, а также соответствующие федеральные и профессиональные постановления.

Однако, как и в случае с самоповреждающим поведением, саморазрушительное поведение необходимо распознавать и устранять, и оно может сохраняться — или ухудшаться — без вмешательства.

Потребление психоактивных веществ

Использование психоактивных веществ часто начинается или увеличивается после травмы. Клиенты, находящиеся на раннем этапе выздоровления, особенно те, у которых развивается посттравматическое стрессовое расстройство или у которых оно реактивируется, повышается риск рецидива, если они переживают травму. В первые 2 месяца после 11 сентября 2001 г. более четверти жителей Нью-Йорка, которые курили сигареты, употребляли алкоголь или употребляли марихуану (около 265 000 человек), увеличили свое потребление. Увеличение продолжалось через 6 месяцев после атак (Vlahov, Galea, Ahern, Resnick, & Kilpatrick, 2004).В исследовании, проведенном Управлением служб наркологической и психиатрической помощи (SAMHSA, Управление прикладных исследований, 2002 г.), использовались данные Национального обследования употребления наркотиков и здоровья для сравнения первых трех кварталов 2001 г. с последним кварталом и сообщалось об увеличении уровня распространенности. за употребление алкоголя людьми 18 лет и старше в столичном районе Нью-Йорка в четвертом квартале.

Интервью с жителями Нью-Йорка, которые в настоящее время или в прошлом употребляли кокаин или героин, показали, что у многих, кто был чистым в течение 6 месяцев или меньше, после 11 сентября 2001 года случился рецидив.Другие, которые потеряли свой доход и больше не могли поддерживать свою привычку, стали участниками метадоновых программ (Weiss et al., 2002). После взрыва в Оклахома-Сити в 1995 году жители Оклахомы сообщили о удвоении нормального уровня употребления алкоголя, курении большего количества сигарет и более высокой частоте начала курения через месяцы и даже годы после взрыва (Smith, Christiansen, Vincent, & Hann, 1999).

Самолечение

Теория самолечения Ханциана (1985) предполагает, что наркотики, вызывающие злоупотребление, выбираются по их специфическим эффектам.Однако до сих пор не появилось окончательной модели использования определенных веществ в отношении симптомов посттравматического стресса или травм. Использование веществ может варьироваться в зависимости от множества факторов, в том числе от того, какие симптомы травмы наиболее заметны для человека, и от его доступа к определенным веществам. Неразрешенные травмы иногда скрываются за эмоциями, которые клиенты не могут себе позволить. Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими у переживших травму может быть способом самолечения и, таким образом, избегания или вытеснения сложных эмоций, связанных с травматическим опытом.Когда вещества прекращаются, выживший может использовать другое поведение для самоуспокоения, самолечения или избегания эмоций. Скорее всего, после воздержания могут появиться эмоции в виде тревоги и депрессии.

Избегание

Избегание часто совпадает с тревогой и развитием тревожных симптомов. Люди начинают избегать людей, мест или ситуаций, чтобы облегчить неприятные эмоции, воспоминания или обстоятельства. Вначале избегание работает, но со временем тревога усиливается, а восприятие ситуации невыносимой или опасной также усиливается, что приводит к усилению потребности в избегании.Избегание может быть адаптивным, но это также поведенческий паттерн, который усиливает воспринимаемую опасность без проверки ее достоверности, и обычно приводит к большим проблемам в основных жизненных сферах (например, избегание эмоционально ориентированных разговоров в интимных отношениях). Для многих людей, страдающих реакциями на травматический стресс, избегание является обычным делом. Человек может проехать на 5 миль дольше, чтобы избежать дороги, на которой он или она попали в аварию. Другой человек может избегать мест массового скопления людей из страха перед нападением или чтобы обойти сильные эмоциональные воспоминания о более раннем нападении, которое имело место в многолюдном месте.Избегание может принимать разные формы. Когда люди не могут переносить сильные аффекты, связанные с травматическими воспоминаниями, они избегают, проецируют, отрицают или искажают связанные с травмой эмоциональные и когнитивные переживания. Ключевой ингредиент в восстановлении после травмы — это научиться управлять триггерами, воспоминаниями и эмоциями без избегания — по сути, снижение чувствительности к травматическим воспоминаниям и связанным с ними симптомам.

Социальная / межличностная связь

Ключевым элементом на ранней стадии TIC является создание, подтверждение или восстановление системы поддержки, включая культурно приемлемые мероприятия, как можно скорее.Социальная поддержка и отношения могут быть факторами защиты от травматического стресса. Однако травма обычно значительно влияет на отношения, независимо от того, является ли травма межличностной или другого типа. Отношения требуют эмоционального обмена, а это означает, что другие люди, которые имеют близкие отношения или дружбу с человеком, пережившим травму (травмы), также часто страдают — либо в результате вторичной травмы, либо в результате непосредственного переживания реакции пережившего травму на стресс.Во время стихийных бедствий социальная и общественная поддержка может быть резко подорвана, и ее будет трудно восстановить после того, как первоначальные усилия по оказанию помощи при стихийных бедствиях прекратились.

Выжившие могут с готовностью полагаться на членов семьи, друзей или другую социальную поддержку — или они могут избегать поддержки, либо потому, что они верят, что никто не будет понимающим или заслуживающим доверия, либо потому, что они воспринимают свои собственные потребности как бремя для других. Выжившие, у которых наблюдаются сильные эмоциональные или физические реакции, в том числе вспышки во время кошмаров, могут отодвинуться еще дальше, опасаясь того, что не смогут предсказать свои собственные реакции или защитить свою безопасность и безопасность других.Часто пережившие травму стыдятся своих стрессовых реакций, что еще больше ограничивает их способность адекватно использовать свои системы поддержки и ресурсы.

Многие пережившие жестокое обращение и межличностное насилие в детстве испытали сильное чувство предательства. Они часто сталкивались с травмами от рук доверенных лиц, осуществляющих уход, и членов семьи или в результате серьезных отношений. Эта история предательства может помешать формированию или опоре на поддерживающие отношения в процессе выздоровления, такие как поддержка со стороны сверстников и консультирование.Хотя этот страх доверять другим является защитным, он может привести к трудностям в установлении связи с другими и к большей бдительности при наблюдении за поведением других, включая поставщиков услуг в области психического здоровья. Исключительно трудно преодолеть чувство, что кто-то собирается причинить вам боль, воспользоваться вами или, как минимум, разочаровать вас. Раннее предательство может повлиять на способность человека развивать привязанности, но формирование поддерживающих отношений является важным противоядием в восстановлении после травматического стресса.

Развитие

Каждая возрастная группа по-своему уязвима перед стрессами стихийных бедствий, причем наибольшему риску подвергаются дети и пожилые люди. Маленькие дети могут демонстрировать общий страх, кошмары, повышенное возбуждение и замешательство, а также физические симптомы (например, боли в животе, головные боли). Дети школьного возраста могут проявлять такие симптомы, как агрессивное поведение и гнев, регресс к поведению, наблюдаемому в более раннем возрасте, повторяющиеся травмирующие игры, потеря способности концентрироваться и худшая успеваемость в школе.Подростки могут демонстрировать депрессию и социальную изоляцию, бунт, повышенную рискованную деятельность, такую ​​как сексуальное разыгрывание, желание мести и ориентированные на действия реакции на травму, а также нарушения сна и питания (Hamblen, 2001). Взрослые могут проявлять проблемы со сном, повышенное возбуждение, повышенную бдительность, изоляцию или абстинентный синдром, а также повышенное употребление алкоголя или наркотиков. Пожилые люди могут проявлять повышенную абстинентность и изоляцию, нежелание покидать дом, обострение хронических заболеваний, спутанность сознания, депрессию и страх (DeWolfe & Nordboe, 2000b).

Нейробиологическое развитие: последствия травмы в раннем детстве

Результаты психобиологии развития предполагают, что последствия жестокого обращения в раннем возрасте оказывают стойкое негативное влияние на развитие мозга (De Bellis, 2002; Liu, Diorio, Day, Francis, & Meaney, 2000; Teicher , 2002). Исследования показывают, что первая стадия в каскаде событий, вызванных ранней травмой и / или жестоким обращением, включает нарушение химических веществ, которые действуют как нейротрансмиттеры (например,g., кортизол, норадреналин, дофамин), вызывая эскалацию стрессовой реакции (Heim, Mletzko, Purselle, Musselman, & Nemeroff, 2008; Heim, Newport, Mletzko, Miller, & Nemeroff, 2008; Teicher, 2002). Эти химические реакции могут затем негативно повлиять на критический рост нервных клеток в определенные чувствительные периоды детского развития и даже привести к гибели клеток.

Неблагоприятное развитие мозга также может быть результатом повышенных уровней кортизола и катехоламинов, способствуя нарушениям созревания в других областях мозга, таких как префронтальная кора (Meaney, Brake, & Gratton, 2002).Heim, Mletzko et al. (2008) обнаружили, что нейропептид окситоцин, важный для социальной принадлежности и поддержки, привязанности, доверия и управления стрессом и тревогой, был заметно снижен в спинномозговой жидкости женщин, которые подвергались жестокому обращению в детстве, особенно тех, кто пережил эмоциональный стресс. злоупотреблять. Чем больше детских травм пережил человек и чем дольше они продолжаются, тем ниже, вероятно, будет текущий уровень окситоцина у этого человека и тем выше будет его рейтинг текущего беспокойства.

С использованием данных исследования неблагоприятного детского опыта, анализа Anda, Felitti, Brown et al. (2006) подтвердили, что риск негативных исходов в аффективной, соматической областях, злоупотреблении психоактивными веществами, памятью, сексе и агрессии увеличивался по мере увеличения баллов по восьми АПФ. Исследователи пришли к выводу, что связь результатов исследования с этими результатами может служить теоретической параллелью для эффектов совокупного воздействия стресса на развивающийся мозг и для результирующих нарушений, наблюдаемых во многих структурах и функциях мозга.

Национальная сеть детского травматического стресса (http://www.nctsn.org) предлагает информацию о жестоком обращении в детстве, стрессе и физиологических реакциях детей, получивших травму. Материалы доступны для консультантов, педагогов, родителей и опекунов. Есть специальные разделы о потребностях детей в семьях военнослужащих и о влиянии стихийных бедствий на психическое здоровье детей.

Подпороговые симптомы травмы

Многие пережившие травму испытывают симптомы, которые, хотя и не соответствуют диагностическим критериям РАС или ПТСР, тем не менее ограничивают их способность нормально функционировать (например,g., регулировать эмоциональное состояние, поддерживать устойчивые и приносящие удовлетворение социальные и семейные отношения, компетентно выполнять работу, поддерживать устойчивый образец воздержания при выздоровлении). Эти симптомы могут быть временными и возникать только в определенном контексте; прерывистый, появляющийся в течение нескольких недель или месяцев, а затем отступающий; или часть обычного образа жизни человека (но не до уровня диагностических критериев DSM-5). Часто такие паттерны называют «подпороговыми» симптомами травмы. Как и посттравматическое стрессовое расстройство, симптомы могут быть ошибочно диагностированы как депрессия, тревога или другое психическое заболевание.Точно так же клиенты, пережившие травму, могут связать некоторые из своих симптомов со своей травмой и поставить себе диагноз посттравматического стрессового расстройства, даже если они не соответствуют всем критериям этого расстройства.

Боевая реакция на стресс

Феномен, присущий только войне, и который консультанты должны хорошо понимать, — это реакция на боевой стресс (CSR). КСО — это острая тревожная реакция, возникающая во время или вскоре после участия в военных конфликтах и ​​войнах, а также других операций в зоне боевых действий, известной как театр военных действий.CSR не является формальным диагнозом и не включен в DSM-5 (APA, 2013a). Это похоже на острую реакцию на стресс, за исключением того, что провоцирующее событие или события затрагивают военнослужащих (и гражданских лиц, подвергшихся воздействию событий) в ситуации вооруженного конфликта. Термины «реакция на боевой стресс» и «посттравматическое стрессовое повреждение» являются относительно новыми, и цель использования этих новых терминов — привлечь внимание к уникальному опыту стресса, связанного с боевыми действиями, а также уменьшить чувство стыда, которое может быть связано с обращение за услугами по охране психического здоровья при посттравматическом стрессе (дополнительную информацию о ветеранах и реакциях на стресс см. в запланированном TIP, Проблемы поведенческого здоровья, связанные с реинтеграцией, для ветеранов и семей военнослужащих ; SAMHSA, запланировано f).

Пример случая: Фрэнк

Фрэнк — 36-летний мужчина, который был жестоко избит в драке возле бара. У него были множественные травмы, в том числе переломы, сотрясение мозга и ножевое ранение в нижней части живота. Он был госпитализирован на 3,5 недели и не смог вернуться к работе, в результате чего потерял работу оператором складского погрузчика. В течение нескольких лет, сталкиваясь с ситуациями, в которых он чувствовал себя беспомощным и подавленным, Фрэнк реагировал яростным гневом, который другим казался совершенно несоразмерным ситуации.Он не пил почти 3 года, но приступы гнева продолжаются и случаются от трех до пяти раз в год. Они заставляют Фрэнка чувствовать себя еще более изолированным от других и отчужденным от тех, кто его любит. Он сообщает, что не может смотреть некоторые телешоу, в которых изображен буйный гнев; он должен прекратить смотреть, когда происходят такие сцены. Иногда он мечтает отомстить людям, напавшим на него.

Психиатрическое и неврологическое обследование не выявило причины приступов гнева Фрэнка.Помимо этих симптомов, Фрэнк добился больших успехов в воздержании от алкоголя. Он регулярно посещает группу поддержки, у него появились друзья, которые также воздерживаются, и он примирился со своей родной семьей. Его брак более стабилен, хотя эпизоды гнева ограничивают готовность его жены полностью посвятить себя отношениям. Рассказывая о травматическом событии на консультации, Фрэнк признает, что он думал, что умрет в результате драки, особенно когда он понял, что получил ножевое ранение.Когда он описал свой опыт, он начал очень беспокоиться, и консультант заметил, что гнев начал проявляться.

После первоначального обследования Фрэнк был направлен в амбулаторную программу, которая предусматривала специфические травмы для устранения его подпороговых симптомов травмы. Благодаря сочетанию когнитивно-поведенческого консультирования, EMDR и методов управления гневом, он заметил постепенное уменьшение симптомов, когда он вспомнил о нападении. Он начал больше контролировать свой гнев, когда всплыли воспоминания о травме.Сегодня, когда Фрэнк чувствует себя пойманным, беспомощным или подавленным, у него есть ресурсы, чтобы справиться с ситуацией, и он не позволяет своему гневу мешать его браку или другим отношениям.

Хотя стресс мобилизует физические и психологические ресурсы человека для более эффективных действий в бою, реакции на стресс могут сохраняться еще долгое время после того, как реальная опасность миновала. Как и в случае с другими травмами, характер события (событий), реакция окружающих, психологический анамнез и ресурсы выжившего влияют на вероятность и серьезность КСО.Для ветеранов боевых действий это означает количество, интенсивность и продолжительность факторов угрозы; социальная поддержка сверстников в ветеранском отряде; эмоциональная и когнитивная стойкость военнослужащих; и качество военного руководства. КСО может варьироваться от управляемой и легкой до изнурительной и тяжелой. Общие, менее серьезные симптомы CSR включают напряжение, повышенную бдительность, проблемы со сном, гнев и трудности с концентрацией внимания. Если не лечить, CSR может привести к посттравматическому стрессу.

Распространенными причинами CSR являются такие события, как прямое нападение из стрелкового оружия повстанцев или поражение военного конвоя самодельным взрывным устройством, но боевые стрессоры включают в себя широкий спектр травмирующих событий, таких как видение серьезных травм, наблюдение за смертью других , а также принятие оперативных решений в неоднозначных условиях (например,g., необходимо определить, есть ли в транспортном средстве, приближающемся к военному контрольно-пропускному пункту, боевики с взрывчаткой или семья, направляющаяся в другой район). Такие обстоятельства могут привести к боевому стрессу. Военнослужащие также служат на небоевых должностях (например, в медицинских и административных должностях), и персонал, выполняющий эти вспомогательные роли, может подвергаться боевым ситуациям из-за близости или наблюдения за их результатами.

Совет консультантам: Понимание природы боевого стресса

Доступно несколько источников информации, которые помогут консультантам углубить свое понимание боевого стресса и адаптации после трудоустройства.Фридман (2006) объясняет, как длительная боеспособность, которая адаптируется в зоне боевых действий, превращается в повышенную бдительность и чрезмерную защиту дома. Он подчеркивает, что «взаимозависимость, доверие и привязанность» (стр. 587), которые так неизбежно являются частью боевой единицы, отличаются от отношений с членами семьи и коллегами на гражданском рабочем месте. Это затрудняет переход к гражданской жизни. Wheels Down: адаптация к жизни после развертывания (Moore & Kennedy, 2011) дает практические советы военнослужащим, включая неактивных или действующих военнослужащих и ветеранов, по переходу из театра в дом.

Ниже приведены лишь некоторые из множества источников и отчетов, посвященных психологическим и стрессовым вопросам, связанным с боевыми действиями:

  • Невидимые раны войны: психологические и когнитивные травмы, их последствия и услуги по восстановлению (Tanielian & Jaycox, 2008)
  • On Killing (Grossman, 1995), углубленный анализ психологической динамики боя
  • Haunted by Combat (Paulson & Krippner, 2007), который содержит отдельные главы о войсках резерва и национальной гвардии. и женщины-ветераны

Специфические психологические расстройства, связанные с травмой

Часть определения травмы состоит в том, что человек реагирует сильным страхом, беспомощностью или ужасом.Помимо этого, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе травма включает в себя ряд реакций от нормальных (например, неспособность сосредоточиться, грусть, проблемы со сном) до требующих диагноза психического расстройства, связанного с травмой. Большинство людей, переживших травму, не имеют длительных последствий для инвалидности; их навыки совладания и поддержки со стороны окружающих достаточны, чтобы помочь им преодолеть трудности, и их способность функционировать в повседневной жизни с течением времени остается неизменной.Для других же симптомы травмы более серьезны и длятся дольше. Наиболее частыми диагнозами, связанными с травмой, являются ПТСР и РАС, но травма также связана с началом других психических расстройств, особенно расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, расстройств настроения, различных тревожных расстройств и расстройств личности. Травма также обычно усугубляет симптомы ранее существовавших расстройств, а для людей, предрасположенных к психическому расстройству, травма может ускорить его начало. Психические расстройства могут возникать почти одновременно с травмой или проявляться спустя некоторое время.

Острое стрессовое расстройство

РАС представляет собой нормальную реакцию на стресс. Симптомы развиваются в течение 4 недель после травмы и могут вызывать серьезные страдания. У большинства людей с острыми стрессовыми реакциями никогда не разовьются дальнейшие нарушения или посттравматическое стрессовое расстройство. Острое стрессовое расстройство тесно связано с переживанием одной конкретной травмы, а не с опытом длительного воздействия хронического травматического стресса. Диагностические критерии представлены в Приложении 1.3-3.

Приложение 1.3-3

DSM-5 Диагностические критерии для РАС. Подверженность фактической смерти или угрозе смерти, серьезной травме или сексуальному насилию одним (или несколькими) из следующих способов: Непосредственное переживание травмирующего события (событий).

Первичная картина человека с острой стрессовой реакцией часто бывает у человека, который кажется подавленным травмирующим опытом. Необходимость рассказать о своем опыте может привести к тому, что клиент будет казаться эгоистичным и безразличным к потребностям других. Ему или ей может потребоваться описать в повторяющихся деталях, что произошло, или он может казаться одержимым попытками понять, что произошло, в попытке осмыслить этот опыт.Клиент часто проявляет чрезмерную бдительность и избегает обстоятельств, напоминающих о травме. Например, кто-то, кто попал в серьезную автомобильную аварию в плотном потоке транспорта, может забеспокоиться и после этого в течение определенного времени избегать езды в машине или вождения в пробке. Частичная амнезия из-за травмы часто сопровождает РАС, и человек может постоянно расспрашивать других, чтобы уточнить детали. Люди с симптомами РАС иногда ищут заверений у других в том, что событие произошло так, как они помнят, что они не «сходят с ума» или «теряют его» и что они не могли предотвратить это событие.Следующая иллюстрация случая демонстрирует ограниченный по времени характер РАС.

Различия между РАС и ПТСР

При формировании диагностического слепка важно учитывать различия между РАС и ПТСР. Основное различие заключается в продолжительности проявления симптомов. РАС проходит от 2 дней до 4 недель после события, тогда как посттравматическое стрессовое расстройство продолжается после 4-недельного периода. Диагноз РАС может измениться на диагноз посттравматического стрессового расстройства, если состояние отмечается в течение первых 4 недель после события, но симптомы сохраняются в течение последних 4 недель.

РАС также отличается от посттравматического стрессового расстройства тем, что для диагностики РАС требуются 9 из 14 симптомов из пяти категорий, включая вторжение, негативное настроение, диссоциацию, избегание и возбуждение. Эти симптомы могут появиться во время травмы или в следующем месяце. Исследования показывают, что диссоциация во время травмы является хорошим предиктором последующего посттравматического стрессового расстройства, поэтому включение диссоциативных симптомов повышает вероятность того, что у тех, у кого разовьется РАС, позже будет диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство (Bryant & Harvey, 2000).Кроме того, РАС — это преходящее расстройство, то есть оно присутствует в жизни человека в течение относительно короткого времени, а затем проходит. Напротив, посттравматическое стрессовое расстройство обычно становится основной чертой жизни человека. В течение длительного периода посттравматическое стрессовое расстройство может оказывать глубокое влияние на представления клиентов о безопасности, их чувство надежды на будущее, их отношения с другими людьми, их физическое здоровье, появление психических симптомов и их модели употребления психоактивных веществ и злоупотребления ими.

Есть общие симптомы между посттравматическим стрессовым расстройством и аутизмом, а нелеченый аутизм может быть фактором предрасположенности к посттравматическому стрессу, но неизвестно, будет ли у большинства людей с аутизмом вероятность развития посттравматического стрессового расстройства.Есть предположение, что, как и в случае с посттравматическим стрессовым расстройством, РАС чаще встречается у женщин, чем у мужчин (Bryant & Harvey, 2003). Однако многие люди с посттравматическим стрессовым расстройством не имеют диагноза или не помнят в анамнезе симптомы острого стресса до обращения за лечением или получения диагноза посттравматического стресса.

Пример случая: Шейла

Два месяца назад Шейла, 55-летняя замужняя женщина, пережила торнадо в своем родном городе. В прошлом году она решила давнюю проблему употребления марихуаны с помощью программы лечения и воздерживалась около 6 месяцев.Шейла гордилась своим воздержанием; это было то, что она хотела продолжить. Она считала это признаком личной зрелости; это улучшило ее отношения с мужем, и их бизнес процветал в результате ее воздержания.

Во время торнадо сотрудник сообщил, что Шейла очень взволновалась и схватила своего помощника, чтобы затащить его под большой стол для укрытия. Шейла неоднократно кричала своему помощнику, что они умрут. После шторма Шейла не могла вспомнить некоторые детали своего поведения во время мероприятия.Кроме того, Шейла сказала, что после шторма она почувствовала онемение, как будто она выплыла из своего тела и могла наблюдать за собой со стороны. Она заявила, что ничто не казалось реальным, и все это было похоже на сон.

После торнадо Шейла около 2 недель испытывала эмоциональное онемение и отстраненность даже от близких ей людей. Симптомы постепенно уменьшались по интенсивности, но все же разрушали ее жизнь. Шейла сообщила, что у нее были несвязанные или несвязанные образы и сны о буре, которые не имели для нее реального смысла.Она не хотела возвращаться в здание, где находилась во время шторма, несмотря на то, что в течение 15 лет вела бизнес в этом месте. Кроме того, она снова начала курить марихуану, потому что это помогало ей уснуть. Она была очень раздражительной и имела нехарактерные для нее вспышки гнева на мужа, детей и других членов семьи.

В результате ее более раннего контакта с программой лечения Шейла вернулась к этой программе и занялась психологическим обучением, поддерживающим консультированием, сосредоточенным на ее острой стрессовой реакции.Она восстановила воздержание от марихуаны и вскоре вернулась к нормальному уровню жизнедеятельности. Ее симптомы постепенно уменьшались в течение 3 недель. С помощью своего консультанта она пришла к пониманию связи между травмой и рецидивом, снова обрела поддержку со стороны супруга и снова почувствовала, что контролирует свою жизнь.

Эффективные вмешательства при РАС могут значительно снизить вероятность последующего развития посттравматического стрессового расстройства. Эффективное лечение РАС может также снизить частоту других сопутствующих проблем, таких как депрессия, тревога, диссоциативные расстройства и компульсивное поведение (Bryant & Harvey, 2000).Вмешательство при РАС также помогает человеку развить навыки совладания, которые могут эффективно предотвратить повторение РАС после более поздних травм.

Хотя наука о прогнозировании РАС и посттравматического стрессового расстройства будет продолжать развиваться, оба расстройства связаны с повышенным употреблением психоактивных веществ и психическими расстройствами и повышенным риском рецидива; поэтому эффективный скрининг на РАС и посттравматическое стрессовое расстройство важен для всех клиентов с этими расстройствами. Люди, находящиеся на раннем этапе выздоровления — не имеющие хорошо отработанных навыков преодоления трудностей, лишенные поддержки окружающей среды и уже работающие с высоким уровнем тревожности, — особенно восприимчивы к РАС.События, которые обычно не приводят к потере трудоспособности, могут вызывать симптомы сильной беспомощности и страха, онемения и обезличивания, выводящей из строя тревоги и неспособности справляться с обычными жизненными событиями. Консультанты должны уметь распознавать РАС и лечить их, а не приписывать симптомы отсутствию у клиента мотивации к изменениям, «сухому пьянству» (для тех, кто выздоравливает от злоупотребления психоактивными веществами) или манипуляциям.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Связанное с травмой расстройство, которому уделяется наибольшее внимание, — это посттравматическое стрессовое расстройство; это наиболее часто диагностируемое расстройство, связанное с травмой, и его симптомы со временем могут быть изнурительными.Тем не менее, важно помнить, что симптомы ПТСР представлены рядом других психических заболеваний, включая большое депрессивное расстройство (БДР), тревожные расстройства и психотические расстройства (Foa et al., 2006). DSM-5 (APA, 2013a) определяет четыре группы симптомов посттравматического стрессового расстройства: наличие симптомов вторжения, постоянное избегание стимулов, негативные изменения в познании и настроении, а также заметные изменения в возбуждении и реактивности. Люди должны были подвергаться действительной или угрожающей смерти, серьезным травмам или сексуальному насилию, а симптомы должны вызывать значительное расстройство и ухудшение состояния в течение более 4 недель (Приложение 1.3-4).

Приложение 1.3-4

Диагностические критерии DSM-5 для посттравматического стрессового расстройства. Примечание: Следующие критерии применяются к взрослым, подросткам и детям старше 6 лет. Для детей 6 лет и младше см. Раздел DSM-5 «Посттравматическое стрессовое расстройство у детей 6 лет» (подробнее …)

Пример случая: Майкл

Майкл — 62-летний ветеран Вьетнама. Он разведенный отец двоих детей и четверо внуков. Оба его родителя были зависимы от алкоголя.Он описывает свое детство как изолированное. Его отец подвергал его физическому и психологическому насилию (например, его били розгом до тех пор, пока у него не остались рубцы на ногах, спине и ягодицах). К 10 годам родители сочли его неисправимым и отправили в исправительную школу на 6 месяцев. К 15 годам он употреблял марихуану, галлюциногены и алкоголь и часто прогуливал школу.

В 19 лет Майкла призвали в армию и отправили во Вьетнам, где он стал свидетелем гибели шести американских военнослужащих.В одном из инцидентов был застрелен солдат, рядом с которым он находился в бункере. Майкл чувствовал себя беспомощным, разговаривая с этим солдатом, который все еще был в сознании. Во Вьетнаме Майкл увеличил употребление алкоголя и марихуаны. По возвращении в Соединенные Штаты Майкл продолжал пить и употреблять марихуану. Он повторно поступил в армию для еще одного срока службы.

Его жизнь стабилизировалась к 30 годам, поскольку у него была стабильная работа, поддерживающие друзья и относительно стабильная семейная жизнь. Однако он развелся, когда ему было под тридцать.Вскоре после этого он женился во второй раз, но и этот брак закончился разводом. Он был хронически тревожным и подавленным, страдал бессонницей и частыми кошмарами. Он периодически употреблял алкоголь. Он жаловался на чувство опустошенности, имел суицидальные мысли и часто заявлял, что в его жизни нет цели.

В 1980-х Майкл в течение нескольких лет лечился от дистимии. Он дважды был госпитализирован и получил 1 год амбулаторной психотерапии. В середине 1990-х он вернулся к амбулаторному лечению с похожими симптомами, и ему поставили диагноз посттравматическое стрессовое расстройство и дистимия.Он больше не употреблял марихуану и редко пил. Он сообщил, что ему больше не нравится, как алкоголь или другие вещества заставляют его чувствовать себя — он теряет контроль над своими эмоциями, когда употребляет их. Майкл сообщил о симптомах гипервозбуждения, вторжения (навязчивые воспоминания, кошмары и тревожные мысли о Вьетнаме) и избегания (изоляция себя от других и чувство «оцепенения»). Он сообщил, что эти симптомы, по-видимому, связаны с жестоким обращением с ним в детстве и его опытом во Вьетнаме. Во время лечения он выразил облегчение, что теперь он понял связь между своими симптомами и его историей.

Определенные характеристики делают людей более восприимчивыми к посттравматическому стрессу, включая их уникальные личные уязвимости во время травмирующего воздействия, поддержку (или отсутствие поддержки), полученную от других во время травмы и в начале симптомов, связанных с травмой. и то, как другие люди в окружении человека оценивают природу травмирующего события (Brewin, Andrews, & Valentine, 2000).

Люди с посттравматическим стрессовым расстройством часто имеют разные клинические профили и истории болезни.Они могут испытывать симптомы, которые активируются триггерами окружающей среды, а затем на какое-то время исчезают. Некоторым людям с посттравматическим стрессовым расстройством, проявляющим в основном психиатрические симптомы (особенно депрессию и тревогу), ставят неправильный диагноз и не лечат их основное заболевание. Для многих людей переживание травмы и диагноз неясны из-за сопутствующих симптомов расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ. Важной особенностью посттравматического стрессового расстройства является то, что расстройство становится ориентиром в жизни человека. Насколько хорошо человек может работать, с кем он или она общается, характер близких и интимных отношений, способность веселиться и восстанавливать силы, а также то, как человек решает проблемы в жизни, — все это зависит от травмы клиента и его или ее борьба за выздоровление.

Посттравматическое стрессовое расстройство: время появления симптомов

Хотя симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно начинаются в течение 3 месяцев после травмы во взрослом возрасте, у некоторых людей может пройти несколько месяцев или даже лет до появления симптомов. У некоторых людей после травмы могут быть минимальные симптомы, но позже в жизни наступает кризис. Симптомы травмы могут появиться внезапно, даже без сознательного воспоминания о первоначальной травме или без явной провокации. У переживших насилие в детстве может быть отсроченная реакция, вызванная чем-то, что происходит с ними во взрослом возрасте.Например, просмотр фильма о жестоком обращении с детьми может вызвать симптомы, связанные с травмой. Другие триггеры включают возвращение к месту травмы, напоминание о ней каким-либо другим способом или упоминание годовщины события. Точно так же ветераны боевых действий и выжившие после стихийных бедствий в сообществе могут хорошо справляться вскоре после травмы, а симптомы проявляются позже, когда их жизненные ситуации, кажется, стабилизируются. Некоторые клиенты, выздоравливающие от злоупотребления психоактивными веществами, начинают испытывать симптомы травмы только после того, как в течение некоторого времени сохраняют воздержание.По мере того, как люди уменьшают поведение, снижающее напряжение или занимающееся самолечением, могут возникать воспоминания о травмах и симптомы.

Совет консультантам: Помощь клиентам с отсроченной реакцией на травму

Клиенты, которые испытывают отсроченную реакцию на травму, могут получить выгоду, если вы поможете им:

  • Создать среду, позволяющую признать травматическое событие (я).

  • Обсудите их первоначальное воспоминание или первое подозрение, что у них была травматическая реакция.

  • Получите образование в области отсроченной реакции на травмы.

  • Проведите связь между травмой и симптомами, связанными с травмой.

  • Создайте безопасную среду.

  • Изучите их системы поддержки и при необходимости укрепите их.

  • Поймите, что триггеры могут предшествовать реакциям на травматический стресс, включая отсроченную реакцию на травму.

  • Определите их триггеры.

  • Разработайте стратегии выживания для навигации и управления симптомами.

Культура и посттравматический стресс

Хотя исследования в разных культурах ограничены, посттравматическое стрессовое расстройство наблюдалось у выживших в Юго-Восточной Азии, Южной Америке, Ближнем Востоке и у коренных американцев (Osterman & de Jong, 2007; Wilson & Tang, 2007). Однако, как указывают Штамм и Фридман (2000), простое наблюдение за посттравматическим стрессовым расстройством не означает, что это «лучший концептуальный инструмент для характеристики посттравматического дистресса среди незападных людей» (стр. 73). Фактически, многие связанные с травмой симптомы из других культур не соответствуют критериям DSM-5.К ним относятся соматические и психологические симптомы и представления о происхождении и природе травмирующих событий. Более того, религиозные и духовные убеждения могут повлиять на то, как выживший переживает травмирующее событие и сообщает ли он о переживании. Например, в обществах, где преобладает отношение к карме и прославлению ветеранов войны, ветеранам войны сложнее выступить и раскрыть, что они эмоционально подавлены или находятся в затруднительном положении. Было бы воспринято как неуместное и, возможно, деморализующее сосредоточение внимания на эмоциональном стрессе, который он или она все еще испытывает.(Обзор культурной компетентности в лечении травм см. В Brown, 2008.)

Методы измерения посттравматического стрессового расстройства также зависят от культуры. В рамках проекта, начатого в 1972 году, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Национальные институты здравоохранения (NIH) приступили к совместному исследованию, чтобы проверить межкультурную применимость систем классификации для различных диагнозов. ВОЗ и NIH определили, по-видимому, универсальные факторы психологических расстройств и разработали специальные инструменты для их измерения.Эти инструменты, составное международное диагностическое интервью и графики клинической оценки в нейропсихиатрии, включают определенные критерии из DSM (четвертое издание, редакция текста; APA, 2000a), а также критерии из Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10-я редакция (МКБ-10; Приложение 1.3-5).

Приложение 1.3-5

Критерии диагностики посттравматического стрессового расстройства по МКБ-10. Пациент должен был подвергнуться стрессовому событию или ситуации (кратковременному или продолжительному) исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые могли бы вызвать всеобъемлющий дистресс почти у любого.(подробнее …)

Сложная травма и сложный травматический стресс

Когда люди переживают множественные травмы, длительную и повторяющуюся травму в детстве или повторяющуюся травму в контексте значимых межличностных отношений, их реакции на травму имеют уникальные характеристики (Герман, 1992). Это уникальное сочетание реакций, называемое комплексным травматическим стрессом, не распознается диагностически в DSM-5, но теоретические дискуссии и исследования начали подчеркивать сходство и различия в симптомах посттравматического стресса и сложного травматического стресса (Courtois & Ford, 2009). .Часто симптомы, вызванные сложной травмой, не полностью соответствуют критериям посттравматического стрессового расстройства и превышают тяжесть посттравматического стрессового расстройства. В целом, литература отражает, что критерии посттравматического стрессового расстройства или подпороговые симптомы не полностью объясняют стойкие и более ухудшающие клинические проявления сложной травмы. Несмотря на то, что текущие исследования в области травматологии плодотворны, они все еще находятся на ранних стадиях разработки. Идея о том, что может быть больше диагностических вариаций или подтипов, скоро появится, и это, вероятно, проложит путь для большего количества вмешательств по подбору клиентов, чтобы лучше обслуживать тех людей, которые неоднократно подвергались множественным травмам в раннем детстве и / или межличностным травмам.

Другие связанные с травмами и сопутствующие расстройства

Симптомы посттравматического стрессового расстройства и других психических расстройств значительно перекрываются; эти расстройства часто сосуществуют и включают расстройства настроения, беспокойства, употребления психоактивных веществ и личностные расстройства. Таким образом, выжившие после травмы часто недооценивают или ставят неправильный диагноз. Если они не были идентифицированы как пережившие травму, их психологический дистресс часто не связан с предыдущей травмой и / или им ставится диагноз расстройства, незначительно совпадающего с их симптомами и психологическими последствиями травмы.В следующих разделах представлен краткий обзор некоторых психических расстройств, которые могут возникнуть в результате (или усугубиться) травматическим стрессом. Посттравматическое стрессовое расстройство — не единственный диагноз, связанный с травмой, и не единственное психологическое ее последствие; травма может широко влиять на психическое и физическое здоровье клиентов, у которых уже есть расстройства поведения.

Термин « сопутствующих расстройств » относится к случаям, когда у человека есть одно или несколько психических расстройств, а также одно или несколько расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ (включая злоупотребление психоактивными веществами).Сопутствующие расстройства распространены среди людей, которые в анамнезе травмированы и обращаются за помощью.

Консультации консультантов: Универсальный скрининг и оценка

Диагноз должны ставить только люди, специально обученные и имеющие лицензию на оценку психического здоровья; травма может привести к осложненным случаям, и могут присутствовать многие симптомы, независимо от того, соответствуют ли они полным диагностическим критериям конкретного заболевания. Только обученный эксперт может точно различать различные симптомы и наличие сопутствующих расстройств.Однако специалисты по поведенческому здоровью без специальной подготовки по оценке могут по-прежнему играть важную роль в скрининге на возможные психические расстройства с использованием установленных инструментов скрининга (CSAT, 2005c; см. Также главу 4 этого СОВЕТА). В агентствах и клиниках крайне важно проводить такие обследования систематически — для каждого клиента, — поскольку посттравматическое стрессовое расстройство и другие сопутствующие расстройства обычно не диагностируются или диагностируются неправильно.

Люди с психическими расстройствами

БДР является наиболее частым сопутствующим расстройством у людей, перенесших травму и которым поставлен диагноз посттравматического стрессового расстройства.Между стрессовыми событиями и депрессией существует хорошо установленная причинно-следственная связь, и предшествующий анамнез БДР позволяет прогнозировать посттравматическое стрессовое расстройство после перенесенной серьезной травмы (Foa et al., 2006).

Многие выжившие с тяжелыми психическими расстройствами довольно хорошо функционируют после травм, включая стихийные бедствия, до тех пор, пока не прерываются основные услуги. Другим может потребоваться дополнительная поддержка психического здоровья. Для получения дополнительной информации см. «Реагирование на нужды людей с серьезными и стойкими психическими заболеваниями во время серьезного бедствия» (Центр психиатрических услуг, 1996).

Сочетание также связано с более серьезным нарушением и более серьезными симптомами обоих расстройств, и у человека с меньшей вероятностью наступит ремиссия симптомов в течение 6 месяцев.

Генерализованная тревожность, обсессивно-компульсивные и другие тревожные расстройства также связаны с посттравматическим стрессовым расстройством. Посттравматическое стрессовое расстройство может усугубить симптомы тревожного расстройства, но также вероятно, что уже существующие тревожные симптомы и тревожные расстройства повышают уязвимость к посттравматическому стрессу. Существовавшая ранее тревога подталкивает выживших к еще большему гипервозбуждению и стрессу.Другие расстройства, такие как расстройства личности и соматические расстройства, также связаны с травмой, но история травмы часто упускается из виду как важный фактор или необходимая цель лечения.

Связь между посттравматическим стрессовым расстройством и другими расстройствами сложна. В настоящее время проводятся дополнительные исследования, изучающие множественные потенциальные пути развития посттравматического стрессового расстройства и других расстройств, а также то, как различные последовательности влияют на клиническую картину. СОВЕТ 42, Лечение наркозависимости для лиц с сопутствующими расстройствами (CSAT, 2005c), ценно для понимания связи употребления психоактивных веществ с другими психическими расстройствами.

Люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ

Существует четкая взаимосвязь между травмой (включая индивидуальную, групповую или массовую травму) и употреблением психоактивных веществ, а также наличием посттравматического стресса (и других связанных с травмами расстройств) и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Для некоторых употребление алкоголя и наркотиков может быть попыткой справиться с травматическим стрессом и специфическими симптомами посттравматического стресса. Точно так же люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, подвержены более высокому риску развития посттравматического стрессового расстройства, чем люди, которые не злоупотребляют психоактивными веществами.Консультанты, работающие с пережившими травму или клиентами, страдающими расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, должны быть особенно осведомлены о возможности возникновения другого расстройства.

Сопутствующее посттравматическое стрессовое расстройство и другие психические расстройства

  • Лица с посттравматическим стрессовым расстройством часто имеют по крайней мере один дополнительный диагноз психического расстройства.

  • Наличие других расстройств обычно усугубляет и удлиняет течение посттравматического стрессового расстройства и затрудняет клиническую оценку, диагностику и лечение.

  • Наиболее распространенные сопутствующие расстройства, помимо расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, включают расстройства настроения, различные тревожные расстройства, расстройства пищевого поведения и расстройства личности.

  • Воздействие ранней, тяжелой и хронической травмы связано с более сложными симптомами, включая дефицит контроля над импульсами, большие трудности в эмоциональной регуляции и установлении стабильных отношений, а также сбои в сознании, памяти, идентичности и / или восприятии окружающей среды (Dom, De, Hulstijn, & Sabbe, 2007; Waldrop, Back, Verduin, & Brady, 2007).
  • Определенные диагностические группы и группы риска (например, люди с нарушениями развития, бездомные или находящиеся в заключении) более восприимчивы к травмам и развитию посттравматического стрессового расстройства при воздействии, но с меньшей вероятностью получат соответствующую диагностику и лечение.

  • Учитывая частоту травмирующих событий у клиентов, обращающихся за лечением от наркозависимости, консультанты должны обследовать всех клиентов на предмет возможных расстройств, связанных с травмами.

Временные рамки: посттравматическое стрессовое расстройство и начало расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ

Знание о том, было ли злоупотребление психоактивными веществами или посттравматическое стрессовое расстройство первым, позволяет узнать, существует ли причинно-следственная связь, но для этого требуется тщательная оценка клиентов и доступ к полным данным о посттравматическом стрессовом расстройстве; употребление психоактивных веществ, злоупотребление и зависимость; и наступление каждого.Многие текущие исследования сосредоточены исключительно на возрасте начала употребления психоактивных веществ (а не злоупотребления), поэтому определение причинно-следственных связей может быть затруднено. Считается, что взаимосвязь между посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, является двунаправленной и циклической: употребление психоактивных веществ увеличивает риск травмы, а подверженность травме увеличивает потребление психоактивных веществ для управления симптомами, связанными с травмой. Три других причинно-следственных пути, описанные в основополагающей работе Чилкоута и Бреслау (1998), дополнительно объясняют взаимосвязь между посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ:

  1. Гипотеза «самолечения» предполагает, что клиенты с посттравматическим стрессовым расстройством используют психоактивные вещества для управления симптомами посттравматического стрессового расстройства (например,g., навязчивые воспоминания, физическое возбуждение). Такие вещества, как алкоголь, кокаин, барбитураты, опиоиды и амфетамины, часто используются в попытках облегчить или притупить эмоциональную боль или забыть о случившемся.

  2. Гипотеза «высокого риска» утверждает, что употребление наркотиков и алкоголя ставит людей, употребляющих психоактивные вещества, в ситуации повышенного риска, что увеличивает их шансы подвергнуться воздействию событий, ведущих к посттравматическому стрессу.

  3. Гипотеза «восприимчивости» предполагает, что люди, употребляющие психоактивные вещества, более подвержены развитию посттравматического стрессового расстройства после травмы, чем люди, которые этого не делают.Повышенная уязвимость может быть результатом неспособности разработать эффективные стратегии управления стрессом, изменений химического состава мозга или повреждения нейрофизиологических систем из-за чрезмерного употребления психоактивных веществ.

Посттравматическое стрессовое расстройство и лечение наркозависимости

Посттравматическое стрессовое расстройство может ограничивать прогресс в выздоровлении от злоупотребления психоактивными веществами, увеличивать вероятность рецидива и усложнять способность клиента добиваться успеха в различных сферах жизни. Каждое расстройство может маскировать или скрывать симптомы другого, и для полного выздоровления необходимо обследовать и лечить оба заболевания.В условиях лечения наркозависимости существует риск неверной интерпретации симптомов, связанных с травмой. Например, симптомы избегания у человека с посттравматическим стрессовым расстройством могут быть неверно истолкованы как отсутствие мотивации или нежелание участвовать в лечении от наркозависимости; Усилия консультанта по обращению с поведением, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, на раннем этапе выздоровления также могут спровоцировать преувеличенную реакцию у пережившего травму, который пережил глубокий травматический опыт попадания в ловушку и контроль. На Таблице 1.3-6 перечислены важные факты о посттравматическом стрессе и расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ, для консультантов.

Приложение 1.3-6

Посттравматическое стрессовое расстройство и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ: важные факты лечения. Посттравматическое стрессовое расстройство — одно из наиболее распространенных сопутствующих психических расстройств, обнаруживаемых у клиентов, получающих лечение от наркозависимости (CSAT, 2005c). Люди, проходящие лечение от посттравматического стрессового расстройства, склонны злоупотреблять широким спектром психоактивных веществ, (подробнее …)

Пример случая: Мария

Мария — 31-летняя женщина с диагнозом посттравматическое стрессовое расстройство и алкогольная зависимость. С 8 до 12 лет она подвергалась сексуальному насилию со стороны дяди. Мария никогда никому не рассказывала о насилии, опасаясь, что ей не поверят.Ее дядя остается близким к семье, и Мария все еще видится с ним по определенным праздникам. Когда она пришла на лечение, она описала свои эмоции и мысли как неконтролируемые. Мария часто переживает навязчивые воспоминания о жестоком обращении, которые временами могут быть яркими и неумолимыми. Она не может предсказать, когда придут мысли; попытки отвлечься от них не всегда работают. Она часто пьет в ответ на эти мысли или его присутствие, поскольку обнаружила, что алкоголь может притупить ее уровень дистресса.Мария также с трудом засыпает, и ее часто просыпают кошмары. Обычно она не помнит сны, но просыпается с испугом и настороженностью и не может снова заснуть.

Мария старается избегать семейных собраний, но часто чувствует давление. Всякий раз, когда она видит своего дядю, она испытывает сильную панику и гнев, но говорит, что обычно может «сдержать это», если избегает его. Однако позже она описывает, что ее охватили эти чувства, и она не может успокоиться. Она также описывает физическое недомогание и шаткость.В это время она часто изолируется, остается в своей квартире и постоянно пьет в течение нескольких дней. Мария также сообщает о переживаниях, связанных с ее отношениями со своим парнем. В начале их отношений она находила его успокаивающим и наслаждалась его любовью, но в последнее время она начала чувствовать тревогу и беспокойство вокруг него. Мария старается избегать с ним секса, но иногда уступает, опасаясь потерять отношения. Ей легче заняться с ним сексом, когда она пьяна, но она часто испытывает сильные чувства страха и отвращения, напоминающие ее жестокое обращение.Мария чувствует себя виноватой и смущена этими чувствами.

Сон, посттравматическое стрессовое расстройство и употребление психоактивных веществ

У многих людей возникают проблемы с засыпанием и / или засыпанием после травмирующего события; следовательно, некоторые выпивают или два напитка, чтобы помочь им заснуть. К сожалению, любые изначально полезные эффекты, скорее всего, не только быстро исчезнут, но и вызовут негативный эффект отскока. Когда кто-то употребляет какое-либо вещество перед сном, «сон становится легче и его легче нарушать», а сон с быстрым движением глаз (REM) «увеличивается с соответствующим учащением сновидений и кошмаров» по ​​мере того, как эффекты стираются (Auerbach, 2003 , п.1185).

Люди с алкогольной зависимостью сообщают о нескольких типах нарушений сна с течением времени, и клиенты нередко сообщают, что они не могут заснуть, не выпив предварительно. Как REM, так и медленный сон уменьшаются у клиентов с алкогольной зависимостью, что также связано с увеличением количества времени, которое требуется до сна, уменьшением общего времени сна, увеличением количества кошмаров и снижением эффективности сна. Сон во время отмены «часто сопровождается тяжелой бессонницей и фрагментацией сна… потерей спокойного сна и ощущением дневной усталости.Кошмары и яркие сны не редкость »(Auerbach, 2003, стр. 1185–1186).

Сложные изменения в биологии сна, которые происходят у клиентов с посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, часто усугубляют проблемы выздоровления. Сон может не нормализоваться в течение месяцев или даже лет после воздержания, и постоянные нарушения сна связаны с вероятностью рецидива. Особое клиническое значение имеет порочный круг, который также может начаться во время «промахов»; рецидив первоначально улучшает сон, но продолжение употребления алкоголя приводит к нарушению сна.Этот цикл первоначального уменьшения неприятного симптома, который в конечном итоге только усугубляет процесс в целом, может иметь место как для клиентов с посттравматическим стрессовым расстройством, так и для клиентов с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Существуют эффективные когнитивно-поведенческие методы лечения и не вызывающие привыкания фармакологические вмешательства при нарушениях сна.

Понимание воздействия травмы — помощь на основе информации о травмах в службах психического здоровья

Помощь на основе информации о травмах (TIC) включает широкое понимание реакций на травматический стресс и общих реакций на травму.Поставщикам медицинских услуг необходимо понимать, как травма может повлиять на представление лечения, участие и результаты услуг по охране психического здоровья. В этой главе исследуется типичный опыт, с которым выжившие могут столкнуться сразу после или спустя долгое время после травматического опыта.

Травма, включая разовые, множественные или длительные повторяющиеся события, влияет на всех по-разному. Некоторые люди могут четко отображать критерии, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), но гораздо больше людей будут демонстрировать стойкие реакции или краткие субклинические симптомы или последствия, выходящие за рамки диагностических критериев.Воздействие травмы может быть незаметным, коварным или откровенно разрушительным. То, как событие влияет на человека, зависит от многих факторов, включая характеристики человека, тип и характеристики события (событий), процессы развития, значение травмы и социокультурные факторы.

Эта глава начинается с обзора общих реакций, подчеркивая, что реакции на травматический стресс — это нормальные реакции на ненормальные обстоятельства. В нем освещаются общие краткосрочные и долгосрочные реакции на травмирующий опыт людей, которые могут обращаться за услугами по охране психического здоровья.В этой главе обсуждаются психологические симптомы, не представленные в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , пятое издание (DSM-5; Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013a), и реакции, связанные с травмой, которые либо не достигают порога психических расстройств. или отражать стойкость. В нем также рассматриваются распространенные расстройства, связанные с травматическим стрессом. В этой главе исследуется роль культуры в определении психических заболеваний, особенно посттравматического стрессового расстройства, и в конце рассматриваются сопутствующие психические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Структура TIC в службах психического здоровья — влияние травмы

Последовательность травматических реакций

Непосредственные реакции выживших после травмы довольно сложны и зависят от их собственного опыта, доступности естественной поддержки и целителей, их навыки совладания и жизненные навыки и навыки ближайших родственников, а также реакция более широкого сообщества, в котором они живут. Хотя реакции различаются по степени тяжести, даже самые острые реакции являются естественными реакциями на управление травмой — они не являются признаком психопатологии.Стили совладания варьируются от ориентированных на действия до рефлексивных и от эмоционально выразительных до сдержанных. С клинической точки зрения стиль реакции менее важен, чем степень, в которой усилия по преодолению препятствий позволяют человеку продолжать необходимую деятельность, регулировать эмоции, поддерживать самооценку, а также поддерживать межличностные контакты и наслаждаться ими. Действительно, прошлой ошибкой в ​​психологии травматического стресса, особенно в отношении групповых или массовых травм, было предположение, что все выжившие должны выражать эмоции, связанные с травмой, и говорить о травме; более поздние исследования показывают, что выжившие, которые решили не переживать травму, психологически так же здоровы, как и те, кто это делает.Самые последние подходы к психологическому анализу подчеркивают важность уважения к индивидуальному стилю совладания и не ценить один тип над другим.

Укороченное будущее: Травма может повлиять на представления о будущем через потерю надежды, ограниченные ожидания в отношении жизни, страх, что жизнь закончится внезапно или рано, или ожидание того, что нормальные жизненные события не произойдут (например, доступ к образованию , способность иметь серьезные и целеустремленные отношения, хорошие возможности для работы).

Первоначальные реакции на травму могут включать истощение, замешательство, печаль, тревогу, возбуждение, онемение, диссоциацию, замешательство, физическое возбуждение и притупление аффекта. Большинство реакций нормальны, поскольку они затрагивают большинство выживших, и являются социально приемлемыми, психологически эффективными и самоограниченными. Признаки более серьезных реакций включают непрерывный дистресс без периодов относительного спокойствия или покоя, серьезные симптомы диссоциации и интенсивные навязчивые воспоминания, которые продолжаются, несмотря на возвращение в безопасное состояние.Отсроченная реакция на травму может включать стойкую усталость, нарушения сна, кошмары, страх повторения, беспокойство, сосредоточенное на воспоминаниях, депрессию и избегание эмоций, ощущений или действий, которые связаны с травмой, даже отдаленно. описывает некоторые общие реакции.

Общие переживания и реакции на травму

Часто сообщается и / или наблюдается ряд реакций после травмы. Большинство выживших проявляют немедленные реакции, но они обычно проходят без серьезных долгосрочных последствий.Это связано с тем, что большинство переживших травму очень устойчивы и разрабатывают соответствующие стратегии выживания, включая использование социальной поддержки, чтобы справиться с последствиями и последствиями травмы. Большинство из них со временем выздоравливают, проявляют минимальный стресс и эффективно функционируют в основных сферах жизни и на этапах развития. Даже в этом случае клиенты с незначительными нарушениями могут иметь субклинические симптомы или симптомы, не соответствующие диагностическим критериям острого стрессового расстройства (РАС) или посттравматического стрессового расстройства. Только у небольшого процента людей с травмой в анамнезе обнаруживаются нарушения и симптомы, соответствующие критериям стрессовых расстройств, связанных с травмой, включая расстройства настроения и тревожные расстройства.

Следующие разделы посвящены некоторым общим реакциям в различных областях (эмоциональных, физических, когнитивных, поведенческих, социальных и связанных с развитием), связанных с единичными, множественными и длительными травматическими событиями. Эти реакции часто являются нормальной реакцией на травму, но все же могут вызывать беспокойство. Такие реакции не являются признаками психического заболевания и не указывают на психическое расстройство. Расстройства, связанные с травматическим стрессом, включают определенную совокупность симптомов и критериев.

Эмоциональное

Эмоциональные реакции на травму могут сильно различаться и в значительной степени зависят от социокультурной истории человека. Помимо первоначальных эмоциональных реакций во время события, наиболее вероятными являются гнев, страх, печаль и стыд. Однако люди могут столкнуться с трудностями в определении любого из этих чувств по разным причинам. Им может не хватать опыта или предшествующего опыта эмоционального выражения в своей семье или сообществе. Они могут связывать сильные чувства с прошлой травмой, полагая, что выражение эмоций слишком опасно или приведет к потере контроля (например,g., чувство «потерять это» или сойти с ума). Третьи могут отрицать, что у них есть какие-либо чувства, связанные с их травмирующими переживаниями, и определять свои реакции как онемение или отсутствие эмоций.

Эмоциональная дисрегуляция

Некоторым пережившим травму трудно регулировать эмоции, такие как гнев, тревога, печаль и стыд — это особенно актуально, когда травма произошла в молодом возрасте (van der Kolk, Roth, Pelcovitz, & Mandel, 1993) . У людей, которые старше и хорошо функционировали до травмы, такое эмоциональное расстройство обычно недолговечно и представляет собой немедленную реакцию на травму, а не постоянный паттерн.Самолечение, а именно злоупотребление психоактивными веществами, является одним из методов, которые травмированные люди используют в попытке восстановить эмоциональный контроль, хотя в конечном итоге оно вызывает еще большее эмоциональное расстройство (например, вызванные психоактивными веществами изменения аффекта во время и после употребления). Другие попытки эмоционального регулирования могут включать в себя участие в поведении с высоким риском или самоповреждении, беспорядочном питании, компульсивном поведении, таком как азартные игры или переутомление, а также подавление или отрицание эмоций; однако не все виды поведения, связанные с саморегуляцией, считаются негативными.Фактически, некоторые люди находят творческие, здоровые и трудолюбивые способы управлять сильным аффектом, вызванным травмой, например, посредством возобновления приверженности физической активности или путем создания организации для поддержки переживших конкретную травму.

Травматический стресс имеет тенденцию вызывать две эмоциональные крайности: чувство либо слишком сильных (подавленных), либо слишком слабых (онемение) эмоций. Лечение может помочь клиенту найти оптимальный уровень эмоций и помочь ему или ей надлежащим образом переживать и регулировать сложные эмоции.Цель лечения — помочь клиентам научиться управлять своими эмоциями без употребления психоактивных веществ или другого небезопасного поведения. Скорее всего, это потребует изучения новых навыков совладания и того, как терпеть тревожные эмоции; некоторым клиентам могут быть полезны практики осознанности, когнитивная реструктуризация и подходы к десенсибилизации, специфичные для травм, такие как экспозиционная терапия и десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR; дополнительную информацию о терапии, специфичной для травм, см. в главе 6 части 1).

Онемение

Онемение — это биологический процесс, при котором эмоции отделяются от мыслей, поведения и воспоминаний. В следующей иллюстрации случая оцепенение Садханы подтверждается ее ограниченным спектром эмоций, связанных с межличностным взаимодействием, и ее неспособностью связать какие-либо эмоции с ее историей жестокого обращения. Также она верит в скорое будущее. Проспективное лонгитюдное исследование (Мальта, Левитт, Мартин, Дэвис и Клойтр, 2009), отслеживавшее развитие посттравматического стрессового расстройства у работников, работающих в условиях стихийных бедствий, подчеркнуло важность понимания и оценки оцепенения как реакции на травматический стресс.Поскольку симптомы онемения скрывают то, что происходит внутри эмоционально, у членов семьи, консультантов и других специалистов по поведенческому здоровью может быть тенденция оценивать уровни симптомов травматического стресса и последствия травмы как менее серьезные, чем они есть на самом деле.

Пример случая: Садханна

Садханна — 22-летняя женщина, которой предписано амбулаторное лечение психических заболеваний и наркозависимости в качестве альтернативы тюремному заключению. Она была арестована и обвинена в нападении после спора и драки с другой женщиной на улице.На приеме Садханна сообщила о 7-летней истории злоупотребления алкоголем и одном депрессивном эпизоде ​​в 18 лет. Она была удивлена ​​тем, что подралась, но призналась, что пила во время инцидента. Она также сообщила о жестоком физическом насилии со стороны бойфренда ее матери в возрасте от 4 до 15 лет. Особого внимания приемного работника привлекла прозаичная манера Садханны изобразить историю жестокого обращения. Во время интервью она четко указала, что не хочет посещать групповую терапию и слышать, как другие люди говорят о своих чувствах, говоря: «Я давно научилась не носить эмоции на рукаве.

Садханна сообщила, что бросила 10-й класс, сказав, что ей никогда не нравилась школа. Она не ожидала многого от жизни. В первые недели лечения Садханна сообщала, что чувствовала себя оторванной от других членов группы, и ставила под сомнение цель группы. Когда ее спросили о ее собственном анамнезе, она отрицала, что у нее были какие-либо трудности, и не понимала, почему ей назначили лечение. Она также отрицала, что испытывала чувства по поводу жестокого обращения и не верила, что это повлияло на ее жизнь сейчас. Члены группы часто отмечали, что она не проявляла особого сочувствия и сохраняла безразличный настрой, даже когда групповые обсуждения были эмоционально заряженными.

Физический

В диагностических критериях посттравматического стрессового расстройства значительный упор делается на психологические симптомы, но у некоторых людей, переживших травматический стресс, могут изначально проявляться физические симптомы. Таким образом, первичная медико-санитарная помощь может быть первой и единственной дверью, через которую эти люди обращаются за помощью при симптомах, связанных с травмой. Более того, существует значительная связь между травмой, включая неблагоприятные переживания в детстве (ПНД), и хроническими заболеваниями. Общие физические расстройства и симптомы включают соматические жалобы; нарушения сна; желудочно-кишечные, сердечно-сосудистые, неврологические, скелетно-мышечные, респираторные и дерматологические расстройства; урологические проблемы; и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Соматизация

Соматизация указывает на сосредоточение внимания на физических симптомах или дисфункциях для выражения эмоционального дистресса. Соматические симптомы чаще возникают у людей, у которых есть реакции на травматический стресс, включая посттравматическое стрессовое расстройство. Люди определенного этнического и культурного происхождения могут изначально или исключительно проявлять эмоциональный стресс в виде физических недугов или проблем. Многие люди, страдающие соматизацией, скорее всего, не осознают связь между своими эмоциями и физическими симптомами, которые они испытывают.Иногда клиенты могут оставаться стойкими к исследованию эмоционального содержания и оставаться сосредоточенными на телесных жалобах как на средстве избегания. Некоторые клиенты могут настаивать на том, что их основные проблемы связаны с физическим здоровьем, даже если медицинские осмотры и тесты не подтверждают наличие недомоганий. В этих ситуациях соматизация может быть признаком психического заболевания. Тем не менее, в разных культурах эмоциональные расстройства подходят к физической сфере или рассматривают эмоциональные и физические симптомы и благополучие как одно целое. Важно не предполагать, что клиенты с физическими жалобами используют соматизацию как средство выражения эмоциональной боли; у них могут быть определенные состояния или расстройства, требующие медицинской помощи.Прежде всего, консультантам нужно направить на медицинское обследование.

Совет консультантам: Использование информации о биологии и травмах

  • Обучайте своих клиентов:

    Кадр, заново переживающий событие (я), гипервозбуждение, нарушения сна и другие физические симптомы как физиологические реакции на экстремальный стресс.

    Сообщите, что лечение и другие оздоровительные мероприятия могут улучшить как психологические, так и физиологические симптомы (например,г., терапия, медитация, упражнения, йога). Возможно, вам придется направить определенных клиентов к психиатру, который проведет их обследование и, при необходимости, назначит психотропные препараты для лечения тяжелых симптомов.

    Обсудите симптомы травматического стресса и их физиологические компоненты.

    Объясните связь между симптомами травматического стресса и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, если возможно.

    Нормализация симптомов травмы.Например, объясните клиентам, что их симптомы не являются признаком слабости, недостатка характера, повреждений или сумасшествия.

  • Поддержите своих клиентов и дайте понять, что они не одиноки, они не виноваты и восстановление возможно и ожидается.

Биология травмы

Биология травм — это область растущих исследований, которая обещает получить более сложные и объяснительные открытия. Хотя подробное изложение биологических аспектов травмы выходит за рамки данной публикации, в настоящее время известно, что воздействие травмы приводит к каскаду биологических изменений и стрессовых реакций.Эти биологические изменения тесно связаны с посттравматическим стрессовым расстройством, другими психическими заболеваниями и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. К ним относятся:

  • Изменения в функционировании лимбической системы.

  • Активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси изменяется в зависимости от уровня кортизола.

  • Нейротрансмиттерное нарушение регуляции возбуждения и эндогенных опиоидных систем.

В качестве наглядного примера можно привести ранние АПФ, такие как жестокое обращение, пренебрежение и другие травмы, влияют на развитие мозга и повышают уязвимость человека перед лицом межличностного насилия во взрослом возрасте и развитию хронических заболеваний и других физических заболеваний, психических заболеваний, психических заболеваний связанные расстройства и нарушения в других сферах жизни (Центры по контролю и профилактике заболеваний, 2012 г.).

Гипервозбуждение и нарушения сна

Распространенным симптомом, возникающим в результате травматических переживаний, является гипервозбуждение (также называемое сверхнобдительностью). Гипервозбуждение — это способ организма оставаться подготовленным. Он характеризуется нарушением сна, мышечным напряжением и более низким порогом реакции испуга и может сохраняться спустя годы после травмы. Это также один из основных диагностических критериев посттравматического стрессового расстройства.

Повышенное возбуждение — следствие биологических изменений, вызванных травмой.Хотя он служит средством самозащиты после травмы, он может нанести вред. Гипервозбуждение может повлиять на способность человека тратить необходимое время на оценку и адекватную реакцию на определенные действия, такие как громкие звуки или резкие движения. Иногда гипервозбуждение может вызывать чрезмерную реакцию на ситуации, воспринимаемые как опасные, хотя на самом деле обстоятельства безопасны.

Пример случая: Кими

Кими — 35-летняя индейская женщина, которая была групповым изнасилованием в возрасте 16 лет по дороге домой из пригородной средней школы.Она рассказывает, как в тот день изменилась вся ее жизнь. «Я никогда не чувствовал себя в безопасности в одиночестве после изнасилования. Раньше я любил гулять везде. После этого я не мог терпеть страха, который возникал, когда я гулял по соседству. Не имело значения, был я один или с друзьями — каждый звук, который я слышал, приводил меня в состояние страха. Я чувствовал, что то же самое должно произойти снова. Со временем становится лучше, но мне часто кажется, что я сижу на ветке дерева и жду, когда она сломается.Мне трудно расслабляться. Я легко могу испугаться, если лист перевернется на моем пути или если мои дети будут кричать, играя во дворе. Лучше всего я могу описать, как я переживаю жизнь, — это сравнить ее с просмотром страшного, тревожного фильма — с тревогой ожидая, что что-то произойдет, ладони потеют, сердце колотится на краю стула ».

Наряду с гипервозбуждением у людей, переживших травму, очень часто встречаются нарушения сна. Они могут проявляться в виде раннего пробуждения, беспокойного сна, проблем с засыпанием и кошмаров.Нарушения сна наиболее устойчивы среди людей, перенесших стресс, связанный с травмой; нарушения иногда остаются невосприимчивыми к вмешательству еще долгое время после успешного лечения других симптомов травматического стресса. Помимо лекарств доступны многочисленные стратегии, в том числе правильная гигиена сна, когнитивные репетиции кошмаров, стратегии релаксации и питание.

Когнитивный

Травматические переживания могут влиять на когнитивные способности и изменять их. С самого начала травма бросает вызов справедливому миру или основным жизненным предположениям, которые помогают людям ориентироваться в повседневной жизни (Janoff-Bulman, 1992).Например, было бы трудно выйти из дома утром, если бы вы считали, что мир небезопасен, что все люди опасны или что жизнь не обещает никаких перспектив. Вера в то, что усилия и намерения могут защитить себя от плохих вещей, снижает вероятность того, что человек осознает свою уязвимость. Однако травмирующие события — особенно если они неожиданные — могут бросить вызов таким убеждениям.

Познание и травма

Следующие ниже примеры отражают некоторые типы когнитивных изменений или изменений мыслительного процесса, которые могут происходить в ответ на травматический стресс.

Когнитивные ошибки: Неправильное толкование текущей ситуации как опасной, потому что она напоминает, даже отдаленно, предыдущую травму (например, клиент слишком остро реагирует на перевернутое каноэ в 8 дюймах воды, как будто она и ее товарищ по гребле утонут из-за к ее предыдущему опыту почти утопления в разливе 5 годами ранее).

Чрезмерная или неуместная вина: Попытка познавательно осмыслить и получить контроль над травмирующим опытом, взяв на себя ответственность или осознав свою вину, потому что другие, которые пережили такую ​​же травму, не выжили.

Идеализация: Демонстрация неточных рационализаций, идеализаций или оправданий поведения преступника, особенно если преступник является или был опекуном. Другие подобные реакции отражают идеализацию; травматическая связь — это эмоциональная привязанность, которая развивается (отчасти для обеспечения выживания) между преступниками, которые участвуют в межличностной травме, и их жертвами, а Стокгольмский синдром включает сострадание и лояльность по отношению к захватчикам заложников (de Fabrique, Van Hasselt, Vecchi, & Romano, 2007) .

Галлюцинации или бред, вызванные травмой: Переживание галлюцинаций и бред, которые, хотя и имеют биологическое происхождение, содержат познания, соответствующие содержанию травмы (например, женщина считает, что человек, входящий в ее автобус, является ее отцом, который неоднократно подвергал ее сексуальному насилию в детстве, потому что носил туфли, похожие на те, которые когда-то носил ее отец).

Навязчивые мысли и воспоминания: Переживание без предупреждения или желания мысли и воспоминания, связанные с травмой.Эти навязчивые мысли и воспоминания могут легко вызвать сильные эмоциональные и поведенческие реакции, как если бы травма повторялась в настоящем. Навязчивые мысли и воспоминания могут возникать быстро, что называется наводнением, и могут быть разрушительными в момент их возникновения. Если человек сталкивается с триггером, у него на какое-то время может усилиться навязчивые мысли и воспоминания. Например, люди, которые случайно получили повторную травму из-за программы или клинической практики, могут иметь всплеск навязчивых мыслей о прошлой травме, что затрудняет различение того, что происходит сейчас, по сравнению с тем, что произошло тогда.Всякий раз, когда консультирование фокусируется на травме, клиент, скорее всего, испытает навязчивые мысли и воспоминания. Важно разработать стратегии выживания до, в максимально возможной степени, и во время предоставления лечения с учетом травм и специфических травм.

Допустим, вы всегда считали время вождения «своим временем», а машину — безопасным местом для этого времени. Затем кто-то ударил вас сзади у въезда на шоссе. Почти сразу авария влияет на то, как вы воспринимаете мир, и с этого момента, в течение нескольких месяцев после аварии, вы чувствуете себя небезопасно в любой машине.Вы начинаете проявлять повышенную бдительность по отношению к другим водителям и чувствуете, что другие машины выезжают на вашу полосу движения или не могут остановиться на безопасном расстоянии позади вас. На какое-то время ваше восприятие безопасности размывается, что часто приводит к компенсирующему поведению (например, чрезмерному взгляду в зеркало заднего вида, чтобы увидеть, останавливаются ли машины позади вас), пока это убеждение не будет восстановлено или переработано. Некоторые люди никогда не возвращаются к своим прежним системам убеждений после травмы и не находят способа их переработать, что приводит к мировоззрению, что жизнь небезопасна.Тем не менее, многие другие люди могут вернуться к основным убеждениям, которые поддерживают их представление о безопасности.

Многие факторы влияют на когнитивные модели до, во время и после травмы. Согласно модели когнитивной триады Бека и его коллег (1979), травма может изменить три основных когнитивных паттерна: мысли о себе, мире (других / окружении) и будущем. Чтобы уточнить, травма может привести к тому, что люди будут считать себя некомпетентными или поврежденными, видеть других и мир небезопасными и непредсказуемыми, а будущее — безнадежным — полагая, что личные страдания будут продолжаться или что в обозримом будущем будут иметь место негативные последствия. (видеть ).Впоследствии этот набор познаний может сильно повлиять на веру клиентов в их способность эффективно использовать внутренние ресурсы и внешнюю поддержку. С когнитивно-поведенческой точки зрения эти познания имеют двунаправленную взаимосвязь, поддерживая или способствуя развитию депрессивных и тревожных симптомов после травмы. Однако когнитивные паттерны также могут помочь защитить от изнуряющих психологических симптомов. Многие факторы влияют на когнитивные модели до, во время и после травмы.

Чувствовать себя по-другому

Неотъемлемой частью переживания травмы является ощущение отличия от других, независимо от того, была ли травма индивидуальным или групповым опытом. Травматические переживания обычно кажутся сюрреалистичными и бросают вызов необходимости и ценности повседневной деятельности. Выжившие часто полагают, что другие не полностью поймут их опыт, и они могут подумать, что поделиться своими чувствами, мыслями и реакциями, связанными с травмой, не оправдает ожиданий.Какой бы ужасной ни была травма, переживание травмы обычно бывает глубоким.

Тип травмы может повлиять на то, как человек чувствует себя по-другому или считает, что он отличается от других. Травмы, вызывающие чувство стыда, часто приводят к тому, что выжившие чувствуют себя более отчужденными от других, считая себя «испорченным товаром». Когда люди считают, что их опыт уникален и непонятен, они с большей вероятностью будут искать поддержки, если они вообще ищут поддержки, только у тех, кто пережил подобную травму.

Триггеры и ретроспективы
Триггеры

Триггер — это стимул, который вызывает воспоминание о травме или конкретную часть травмирующего опыта. Представьте, что вы ненадолго застряли в машине после аварии. Затем, несколько лет спустя, вы не смогли открыть замок после посещения кабинки туалета; Возможно, вы начали ощущать прилив паники, напоминающий аварию, даже несмотря на то, что были другие способы спастись из стойла. Некоторые триггеры можно легко идентифицировать и предвидеть, но многие из них незаметны и незаметны, часто удивляя человека или застигая его врасплох.В процессе лечения важно помочь клиентам определить потенциальные триггеры, установить связь между сильными эмоциональными реакциями и триггерами, а также разработать стратегии выживания, чтобы управлять теми моментами, когда триггер срабатывает. Триггер — это любое сенсорное напоминание о травмирующем событии: шум, запах, температура, другие физические ощущения или визуальная сцена. Триггеры могут быть обобщены на любую характеристику, независимо от того, насколько отдаленной, которая напоминает или представляет предыдущую травму, например, повторное посещение места, где произошла травма, пребывание в одиночестве, когда ваши дети достигают того же возраста, что и вы, когда вы пережили травму, видение та же порода собак, которая вас укусила или слышала громкие голоса.Триггеры часто связаны со временем дня, сезоном, праздником или годовщиной события.

Воспоминания

Воспоминания — это повторное переживание предыдущего травмирующего опыта, как если бы оно действительно происходило в тот момент. Сюда входят реакции, которые часто напоминают реакции клиента во время травмы. Воспоминания о воспоминаниях очень краткие и обычно длятся всего несколько секунд, но эмоциональные последствия сохраняются на часы или дольше. Воспоминания обычно инициируются триггером, но не обязательно.Иногда они возникают неожиданно. В других случаях определенные физические состояния повышают уязвимость человека к повторному переживанию травмы (например, усталость, высокий уровень стресса). Воспоминания могут быть похожи на короткую сцену из фильма, которая вторгается в сознание клиента. Например, в жаркий солнечный день может быть достаточно услышать встречный огонь из машины, чтобы ветеран отреагировал так, как будто он или она вернулись на военный патруль. Другие способы, которыми люди повторно переживают травму, помимо воспоминаний, — это кошмары и навязчивые мысли о травме.

Совет консультантам: Помощь клиентам в управлении ретроспективными кадрами и триггерами

Если клиент запускается во время сеанса или во время какого-либо аспекта лечения, помогите ему сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас; то есть использовать методы заземления. Поставщики услуг по охране психического здоровья должны быть готовы помочь клиенту восстановиться, чтобы они могли различать то, что происходит сейчас, и то, что происходило в прошлом (дополнительные методы заземления см. В Covington, 2008 и Najavits, 2002b, 2007b).Предложите рассказать об опыте триггеров и воспоминаний, а затем нормализовать эти события как обычные реакции на травматический стресс. После этого некоторым клиентам необходимо обсудить переживания и понять, почему произошли ретроспективные кадры или триггеры. Клиенту часто помогает установить связь между триггером и травмирующим событием (ями). Это может быть превентивная стратегия, с помощью которой клиент может предвидеть, что данная ситуация подвергает его или ее более высокому риску повторной травмы и требует использования стратегий выживания, включая поиск поддержки.

Источник: Академия травматологии Зеленого Креста, 2010.

Диссоциация, деперсонализация и дереализация

Диссоциация — это психический процесс, который разрывает связи между мыслями, воспоминаниями, чувствами, действиями и / или чувством идентичности человека. Большинство из нас испытали диссоциацию — потерю способности вспомнить или отследить конкретное действие (например, прийти на работу, но не вспомнить последние минуты поездки). Диссоциация происходит потому, что человек занимается автоматической деятельностью и не обращает внимания на свое ближайшее окружение.Диссоциация также может возникать во время сильного стресса или травмы в качестве защитного элемента, когда человек подвергается искажению времени, пространства или идентичности. Это частый симптом реакций на травматический стресс.

Диссоциация помогает дистанцировать переживания от человека. Люди, которые пережили тяжелую травму или травму развития, возможно, научились отделять себя от стресса, чтобы выжить. Иногда диссоциация может быть очень распространенной и симптоматической для психического расстройства, такого как диссоциативное расстройство личности (DID; ранее известное как расстройство множественной личности).Согласно DSM-5, «диссоциативные расстройства характеризуются нарушением и / или прерыванием нормальной интеграции сознания, памяти, идентичности, эмоций, восприятия, представления тела, моторного контроля и поведения» (APA, 2013a, p. 291). Диагностика диссоциативного расстройства тесно связана с историями тяжелых детских травм или повсеместных, вызванных человеком, преднамеренных травм, например, пережитых пережившими концлагеря или жертвами продолжающегося политического заключения, пыток или длительной изоляции.При подозрении на диагноз диссоциативного расстройства следует проконсультироваться со специалистом в области психического здоровья, желательно со значительной подготовкой в ​​работе с диссоциативными расстройствами и травмами.

Возможные признаки диссоциации
  • Фиксированные или «остекленевшие» глаза

  • Внезапное ослабление аффекта

  • Длительные периоды молчания

  • Монотонный голос

  • Стереотипные движения нет 921 соответствует текущему контексту или ситуации

  • Чрезмерная интеллектуализация

(Briere, 1996a)

Характеристики DID могут быть общепринятыми переживаниями в других культурах, а не рассматриваться как симптом травматического опыта.Например, в незападных культурах ощущение альтернативных существ внутри себя может интерпретироваться как обитаемое духами или предками (Kirmayer, 1996). Другой опыт, связанный с диссоциацией, включает деперсонализацию — психологическое «покидание своего тела», как если бы вы наблюдали за собой на расстоянии в качестве наблюдателя или через дереализацию, ведущую к ощущению, что происходящее незнакомо или нереально.

Если у клиентов проявляются признаки диссоциации, поставщики услуг по охране психического здоровья могут использовать методы заземления, чтобы помочь им уменьшить эту стратегию защиты.Одним из основных долгосрочных последствий диссоциации является сложность, которую она вызывает в связи сильных эмоциональных или физических реакций с событием. Часто люди могут думать, что сходят с ума, потому что они не осознают характер своих реакций. Обучая клиентов устойчивым качествам диссоциации, одновременно подчеркивая, что это мешает им справиться с травмой или подтвердить ее, люди могут начать понимать роль диссоциации. В общем, при работе с пережившими травму важно, чтобы уровень интенсивности не был настолько большим, чтобы вызвать диссоциативную реакцию и не дать человеку участвовать в процессе.

Поведенческие

Реакции на травматический стресс широко различаются; часто люди прибегают к такому поведению, чтобы управлять последствиями, интенсивностью эмоций или тревожными аспектами травмирующего опыта. Некоторые люди снижают напряжение или стресс с помощью избегания, самолечения (например, злоупотребление алкоголем), компульсивного (например, переедания), импульсивного (например, поведения с высоким риском) и / или самоповреждающего поведения. Другие могут попытаться получить контроль над своим опытом, проявляя агрессию или подсознательно воспроизводя аспекты травмы.

Поведенческие реакции также являются следствием травматического опыта или извлечены из него. Например, некоторые люди действуют так, как будто они не могут контролировать свое текущее окружение, в результате чего они не могут действовать или принимать решения спустя долгое время после травмы (приобретенная беспомощность). Другие элементы травмы ассоциируются с текущей деятельностью, например, реакцией на интимный момент в значимых отношениях как на опасные или небезопасные годы после изнасилования на свидании. В следующих разделах обсуждаются поведенческие последствия травм и реакций на травматический стресс.

Воспроизведение

Отличительный симптом травмы — это переживание травмы различными способами. Повторное переживание может происходить через реконструкцию (буквально «повторить»), с помощью которой пережившие травму повторно переживают и воссоздают прошлую травму в своей настоящей жизни. Это очень заметно у детей, которые играют, имитируя то, что произошло во время травмы, например, делая вид, что они врезались в игрушечный самолетик после того, как увидели по телевидению кадры террористических атак на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года.Попытки понять реконструкцию очень сложны, так как реконструкция происходит по разным причинам. Иногда люди воспроизводят прошлые травмы, чтобы справиться с ними. Примеры реконструкций включают в себя различные формы поведения: самоповреждающее поведение, гиперсексуальность, прогулки в одиночестве в небезопасных местах или другие виды поведения с высоким риском, безрассудное вождение или участие в повторяющихся деструктивных отношениях (например, неоднократное вступление в романтические отношения с людьми, которые проявляют насилие. или насильственный), и это лишь некоторые из них.

Самоповреждение и саморазрушительное поведение

Самоповреждение — это любой тип преднамеренного самоповреждения, независимо от тяжести травмы или от того, было ли умышленно самоубийство. Часто членовредительство — это попытка справиться с эмоциональным или физическим стрессом, который кажется подавляющим, или справиться с глубоким чувством диссоциации или оказаться в ловушке, беспомощности и «поврежденности» (Herman, 1997; Santa Mina & Gallop, 1998). Самоповреждение связано с сексуальным насилием в прошлом в детстве и другими формами травм, а также со злоупотреблением психоактивными веществами.Таким образом, решение проблемы членовредительства требует внимания к причинам членовредительства со стороны клиента. Скорее всего, клиенту нужна помощь в распознавании и преодолении эмоционального или физического стресса в разумных количествах и способами.

Устойчивое реагирование на травму

Многие люди находят здоровые способы справиться с травмой, отреагировать на нее и излечиться от нее. Часто люди автоматически переоценивают свои ценности и переопределяют то, что важно после травмы. К таким устойчивым ответам относятся:

  • Усиление связи с семьей и обществом.

  • Новое определение или усиление чувства цели и смысла.

  • Повышенная приверженность личной миссии.

  • Пересмотренные приоритеты.

  • Увеличение благотворительности и волонтерства.

Пример случая: Марко

Марко, 30-летний мужчина, обратился за лечением в местный центр психического здоровья после двухлетнего приступа тревожных симптомов. Он был активным членом своей церкви в течение 12 лет, но, хотя он обратился за помощью к своему пастору около года назад, он сообщает, что с тех пор не контактировал ни со своим пастором, ни со своей церковью.Примерно 3 года назад его жена покончила с собой. Он описывает ее как свою половинку и с трудом понимает ее действия и то, как он мог их предотвратить.

При первом приеме он упомянул, что он был первым человеком, который нашел свою жену после самоубийства, и сообщил о чувствах предательства, обиды, гнева и опустошения после ее смерти. Он утверждал, что все его бросают или умирают. Он также рассказал о своих проблемах со сном, о повторяющихся сновидениях о жене и о том, что избегает отношений.На своем первом сеансе с консультантом он сначала отказался от консультанта до того, как консультант получил возможность начать анализировать и говорить о событиях и дискомфорте, которые привели его к лечению.

В этом сценарии Марко, вероятно, воспроизводит свое чувство покинутости, пытаясь отвергнуть других, прежде чем он испытает новое отвержение или отказ. В этой ситуации консультанту нужно будет распознать реконструкцию, изучить поведение и изучить, как реконструкция проявляется в других ситуациях жизни Марко.

Среди видов самоповреждения, описанных в литературе, можно назвать порезы, обжигание кожи теплом (например, сигарет) или едкими жидкостями, нанесение ударов кулаком, достаточно сильным, чтобы нанести себе синяк, удары головой, выдергивание волос, самоотравление, попадание посторонних предметов в отверстия в теле, чрезмерное кусание ногтей, чрезмерное царапание, перелом костей, грызение плоти, нарушение заживления ран, связывание частей тела для остановки дыхания или кровотока, проглатывание острых предметов и самоубийство. Порезы и ожоги — одни из самых распространенных форм членовредительства.

Самоповреждение чаще всего происходит у людей, которые пережили повторные и / или ранние травмы (например, сексуальное насилие в детстве), а не у тех, кто пережил единственную взрослую травму (например, бедствие в масштабах общины или серьезная автомобильная авария). несчастный случай). Между расстройствами пищевого поведения, членовредительства и злоупотреблением психоактивными веществами существует прочная связь (Claes & Vandereycken, 2007; обсуждение см. В Harned, Najavits, & Weiss, 2006). Самокалечение также связано (и является частью диагностических критериев) с рядом расстройств личности, включая пограничные и истерические, а также ДРИ, депрессию и некоторые формы шизофрении; эти расстройства могут сочетаться с реакциями на травматический стресс и расстройствами.

Важно отличать членовредительство, которое является суицидальным, от членовредительства, которое не является суицидальным, и тщательно оценивать обе эти очень серьезные опасности и управлять ими. Большинство людей, которые совершают самоповреждения, делают это не с намерением убить себя (Noll, Horowitz, Bonanno, Trickett, & Putnam, 2003), хотя самоповреждение может быть опасным для жизни и может перерасти в суицид, если не лечить. . Самоповреждение может быть способом привлечь внимание или манипулировать другими, но чаще всего это не так.Саморазрушительное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами, ограничительное или переедание, безрассудное вождение автомобиля или импульсивное поведение с высоким риском, отличается от поведения с самоповреждением, но также наблюдается у клиентов с историей травм. Саморазрушительное поведение отличается от поведения с причинением себе вреда тем, что такое поведение может не оказывать немедленного негативного воздействия на человека; они отличаются от суицидального поведения тем, что не имеют намерения вызвать смерть в краткосрочной перспективе.

Совет консультантам: Работа с клиентами, которые причиняют себе вред их агентства и руководители направлять таких клиентов к другим консультантам.Им следует рассмотреть возможность обращения за специализированным наблюдением за тем, как эффективно и безопасно управлять такими клиентами и как управлять своими чувствами по поводу этих проблем. Следующие ниже предложения предполагают, что консультант имеет достаточную подготовку и опыт для работы с клиентами, которые причиняют себе вред. Чтобы надлежащим образом отреагировать на клиента, который совершает самоповреждение, консультанты должны:

  • Проверять клиента на предмет членовредительства и риска суицида при первоначальной оценке и на протяжении всего лечения.

  • Изучите точку зрения клиента на членовредительство и то, как это «помогает».

  • Поймите, что членовредительство часто является стратегией выживания, позволяющей управлять интенсивностью эмоционального и / или физического стресса.

  • Обучайте клиента навыкам совладания с собой, которые улучшают его или ее управление эмоциями без членовредительства.

  • Помогите клиенту получить уровень обслуживания, необходимый для снижения реального риска самоубийства или серьезного самоповреждения. Это может включать госпитализацию, более интенсивное программирование (например,g., интенсивная амбулаторная, частичная госпитализация, стационарное лечение) или более частые лечебные сеансы. Цель состоит в том, чтобы как можно быстрее стабилизировать клиента, а затем, если возможно, начать фокусировать лечение на разработке стратегий выживания, чтобы справиться с самоповреждающими и другими вредными импульсами.

  • Проконсультируйтесь с другими членами команды, руководителями и, при необходимости, юридическими экспертами, чтобы определить, соответствуют ли ваши усилия и концептуальное представление клиента, наносящего себе вред, руководящим принципам передовой практики.См., Например, Протокол улучшения лечения (TIP) 42, Лечение наркозависимости для лиц с сопутствующими расстройствами (Центр лечения наркозависимости [CSAT], 2005c). Тщательно и часто документируйте такие консультации и решения, принятые по их результатам.
  • Помогите клиенту определить, как употребление психоактивных веществ влияет на членовредительство. В некоторых случаях это может усилить поведение (например, алкоголь растормаживает клиента, который в этом случае с большей вероятностью нанесет себе вред). В других случаях это может ухудшить поведение (например,g., героин вызывает расслабление и, таким образом, может уменьшить влечение к самоповреждению). В любом случае продолжайте помогать клиенту понять, насколько необходимо воздержание от психоактивных веществ, чтобы он или она могли научиться более адаптивному копированию.

  • Совместно с клиентом разработайте план по созданию чувства безопасности. Травмы влияют на людей по-разному; следовательно, безопасность или безопасная среда могут означать нечто совершенно иное для каждого человека. Позвольте клиенту определить, что для него значит безопасность.

Консультанты также могут помочь клиенту подготовить карточку безопасности, которую клиент может всегда иметь при себе. Карта может включать контактную информацию консультанта, круглосуточный номер телефона для экстренной помощи, контактную информацию для людей, оказывающих поддержку, с которыми можно связаться в случае необходимости, и, при необходимости, номера телефонов служб неотложной медицинской помощи. Консультант может обсудить с клиентом типы признаков или кризисных ситуаций, которые могут потребовать использования цифр на карточке.Кроме того, консультант может время от времени проверять у клиента актуальность информации на карте.

TIP 50, Устранение суицидных мыслей и поведения при лечении наркозависимости (CSAT, 2009a) содержит примеры соглашений о безопасности специально для суицидных клиентов и более подробно описывает их использование. Нет достоверных доказательств того, что соглашение о безопасности эффективно предотвращает попытку самоубийства или смерть. Соглашения о безопасности для клиентов с суицидальными мыслями и поведением следует использовать только в качестве дополнительной поддержки, сопровождающей профессиональный скрининг, оценку и лечение людей с суицидальными мыслями и поведением.Имейте в виду, что планы или соглашения по обеспечению безопасности могут восприниматься пережившим травму как средство управления поведением, которое впоследствии воспроизводит или запускает предыдущий травматический опыт.

Все профессионалы — а в некоторых государствах — любой человек — могут нести этическую и юридическую ответственность перед теми клиентами, которые представляют непосредственную опасность для себя или других. Клиницисты должны знать соответствующие законы штата, в которых они практикуют, а также соответствующие федеральные и профессиональные постановления.

Однако, как и в случае с самоповреждающим поведением, саморазрушительное поведение необходимо распознавать и устранять, и оно может сохраняться — или ухудшаться — без вмешательства.

Потребление психоактивных веществ

Использование психоактивных веществ часто начинается или увеличивается после травмы. Клиенты, находящиеся на раннем этапе выздоровления, особенно те, у которых развивается посттравматическое стрессовое расстройство или у которых оно реактивируется, повышается риск рецидива, если они переживают травму. В первые 2 месяца после 11 сентября 2001 г. более четверти жителей Нью-Йорка, которые курили сигареты, употребляли алкоголь или употребляли марихуану (около 265 000 человек), увеличили свое потребление. Увеличение продолжалось через 6 месяцев после атак (Vlahov, Galea, Ahern, Resnick, & Kilpatrick, 2004).В исследовании, проведенном Управлением служб наркологической и психиатрической помощи (SAMHSA, Управление прикладных исследований, 2002 г.), использовались данные Национального обследования употребления наркотиков и здоровья для сравнения первых трех кварталов 2001 г. с последним кварталом и сообщалось об увеличении уровня распространенности. за употребление алкоголя людьми 18 лет и старше в столичном районе Нью-Йорка в четвертом квартале.

Интервью с жителями Нью-Йорка, которые в настоящее время или в прошлом употребляли кокаин или героин, показали, что у многих, кто был чистым в течение 6 месяцев или меньше, после 11 сентября 2001 года случился рецидив.Другие, которые потеряли свой доход и больше не могли поддерживать свою привычку, стали участниками метадоновых программ (Weiss et al., 2002). После взрыва в Оклахома-Сити в 1995 году жители Оклахомы сообщили о удвоении нормального уровня употребления алкоголя, курении большего количества сигарет и более высокой частоте начала курения через месяцы и даже годы после взрыва (Smith, Christiansen, Vincent, & Hann, 1999).

Самолечение

Теория самолечения Ханциана (1985) предполагает, что наркотики, вызывающие злоупотребление, выбираются по их специфическим эффектам.Однако до сих пор не появилось окончательной модели использования определенных веществ в отношении симптомов посттравматического стресса или травм. Использование веществ может варьироваться в зависимости от множества факторов, в том числе от того, какие симптомы травмы наиболее заметны для человека, и от его доступа к определенным веществам. Неразрешенные травмы иногда скрываются за эмоциями, которые клиенты не могут себе позволить. Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими у переживших травму может быть способом самолечения и, таким образом, избегания или вытеснения сложных эмоций, связанных с травматическим опытом.Когда вещества прекращаются, выживший может использовать другое поведение для самоуспокоения, самолечения или избегания эмоций. Скорее всего, после воздержания могут появиться эмоции в виде тревоги и депрессии.

Избегание

Избегание часто совпадает с тревогой и развитием тревожных симптомов. Люди начинают избегать людей, мест или ситуаций, чтобы облегчить неприятные эмоции, воспоминания или обстоятельства. Вначале избегание работает, но со временем тревога усиливается, а восприятие ситуации невыносимой или опасной также усиливается, что приводит к усилению потребности в избегании.Избегание может быть адаптивным, но это также поведенческий паттерн, который усиливает воспринимаемую опасность без проверки ее достоверности, и обычно приводит к большим проблемам в основных жизненных сферах (например, избегание эмоционально ориентированных разговоров в интимных отношениях). Для многих людей, страдающих реакциями на травматический стресс, избегание является обычным делом. Человек может проехать на 5 миль дольше, чтобы избежать дороги, на которой он или она попали в аварию. Другой человек может избегать мест массового скопления людей из страха перед нападением или чтобы обойти сильные эмоциональные воспоминания о более раннем нападении, которое имело место в многолюдном месте.Избегание может принимать разные формы. Когда люди не могут переносить сильные аффекты, связанные с травматическими воспоминаниями, они избегают, проецируют, отрицают или искажают связанные с травмой эмоциональные и когнитивные переживания. Ключевой ингредиент в восстановлении после травмы — это научиться управлять триггерами, воспоминаниями и эмоциями без избегания — по сути, снижение чувствительности к травматическим воспоминаниям и связанным с ними симптомам.

Социальная / межличностная связь

Ключевым элементом на ранней стадии TIC является создание, подтверждение или восстановление системы поддержки, включая культурно приемлемые мероприятия, как можно скорее.Социальная поддержка и отношения могут быть факторами защиты от травматического стресса. Однако травма обычно значительно влияет на отношения, независимо от того, является ли травма межличностной или другого типа. Отношения требуют эмоционального обмена, а это означает, что другие люди, которые имеют близкие отношения или дружбу с человеком, пережившим травму (травмы), также часто страдают — либо в результате вторичной травмы, либо в результате непосредственного переживания реакции пережившего травму на стресс.Во время стихийных бедствий социальная и общественная поддержка может быть резко подорвана, и ее будет трудно восстановить после того, как первоначальные усилия по оказанию помощи при стихийных бедствиях прекратились.

Выжившие могут с готовностью полагаться на членов семьи, друзей или другую социальную поддержку — или они могут избегать поддержки, либо потому, что они верят, что никто не будет понимающим или заслуживающим доверия, либо потому, что они воспринимают свои собственные потребности как бремя для других. Выжившие, у которых наблюдаются сильные эмоциональные или физические реакции, в том числе вспышки во время кошмаров, могут отодвинуться еще дальше, опасаясь того, что не смогут предсказать свои собственные реакции или защитить свою безопасность и безопасность других.Часто пережившие травму стыдятся своих стрессовых реакций, что еще больше ограничивает их способность адекватно использовать свои системы поддержки и ресурсы.

Многие пережившие жестокое обращение и межличностное насилие в детстве испытали сильное чувство предательства. Они часто сталкивались с травмами от рук доверенных лиц, осуществляющих уход, и членов семьи или в результате серьезных отношений. Эта история предательства может помешать формированию или опоре на поддерживающие отношения в процессе выздоровления, такие как поддержка со стороны сверстников и консультирование.Хотя этот страх доверять другим является защитным, он может привести к трудностям в установлении связи с другими и к большей бдительности при наблюдении за поведением других, включая поставщиков услуг в области психического здоровья. Исключительно трудно преодолеть чувство, что кто-то собирается причинить вам боль, воспользоваться вами или, как минимум, разочаровать вас. Раннее предательство может повлиять на способность человека развивать привязанности, но формирование поддерживающих отношений является важным противоядием в восстановлении после травматического стресса.

Развитие

Каждая возрастная группа по-своему уязвима перед стрессами стихийных бедствий, причем наибольшему риску подвергаются дети и пожилые люди. Маленькие дети могут демонстрировать общий страх, кошмары, повышенное возбуждение и замешательство, а также физические симптомы (например, боли в животе, головные боли). Дети школьного возраста могут проявлять такие симптомы, как агрессивное поведение и гнев, регресс к поведению, наблюдаемому в более раннем возрасте, повторяющиеся травмирующие игры, потеря способности концентрироваться и худшая успеваемость в школе.Подростки могут демонстрировать депрессию и социальную изоляцию, бунт, повышенную рискованную деятельность, такую ​​как сексуальное разыгрывание, желание мести и ориентированные на действия реакции на травму, а также нарушения сна и питания (Hamblen, 2001). Взрослые могут проявлять проблемы со сном, повышенное возбуждение, повышенную бдительность, изоляцию или абстинентный синдром, а также повышенное употребление алкоголя или наркотиков. Пожилые люди могут проявлять повышенную абстинентность и изоляцию, нежелание покидать дом, обострение хронических заболеваний, спутанность сознания, депрессию и страх (DeWolfe & Nordboe, 2000b).

Нейробиологическое развитие: последствия травмы в раннем детстве

Результаты психобиологии развития предполагают, что последствия жестокого обращения в раннем возрасте оказывают стойкое негативное влияние на развитие мозга (De Bellis, 2002; Liu, Diorio, Day, Francis, & Meaney, 2000; Teicher , 2002). Исследования показывают, что первая стадия в каскаде событий, вызванных ранней травмой и / или жестоким обращением, включает нарушение химических веществ, которые действуют как нейротрансмиттеры (например,g., кортизол, норадреналин, дофамин), вызывая эскалацию стрессовой реакции (Heim, Mletzko, Purselle, Musselman, & Nemeroff, 2008; Heim, Newport, Mletzko, Miller, & Nemeroff, 2008; Teicher, 2002). Эти химические реакции могут затем негативно повлиять на критический рост нервных клеток в определенные чувствительные периоды детского развития и даже привести к гибели клеток.

Неблагоприятное развитие мозга также может быть результатом повышенных уровней кортизола и катехоламинов, способствуя нарушениям созревания в других областях мозга, таких как префронтальная кора (Meaney, Brake, & Gratton, 2002).Heim, Mletzko et al. (2008) обнаружили, что нейропептид окситоцин, важный для социальной принадлежности и поддержки, привязанности, доверия и управления стрессом и тревогой, был заметно снижен в спинномозговой жидкости женщин, которые подвергались жестокому обращению в детстве, особенно тех, кто пережил эмоциональный стресс. злоупотреблять. Чем больше детских травм пережил человек и чем дольше они продолжаются, тем ниже, вероятно, будет текущий уровень окситоцина у этого человека и тем выше будет его рейтинг текущего беспокойства.

С использованием данных исследования неблагоприятного детского опыта, анализа Anda, Felitti, Brown et al. (2006) подтвердили, что риск негативных исходов в аффективной, соматической областях, злоупотреблении психоактивными веществами, памятью, сексе и агрессии увеличивался по мере увеличения баллов по восьми АПФ. Исследователи пришли к выводу, что связь результатов исследования с этими результатами может служить теоретической параллелью для эффектов совокупного воздействия стресса на развивающийся мозг и для результирующих нарушений, наблюдаемых во многих структурах и функциях мозга.

Национальная сеть детского травматического стресса (http://www.nctsn.org) предлагает информацию о жестоком обращении в детстве, стрессе и физиологических реакциях детей, получивших травму. Материалы доступны для консультантов, педагогов, родителей и опекунов. Есть специальные разделы о потребностях детей в семьях военнослужащих и о влиянии стихийных бедствий на психическое здоровье детей.

Подпороговые симптомы травмы

Многие пережившие травму испытывают симптомы, которые, хотя и не соответствуют диагностическим критериям РАС или ПТСР, тем не менее ограничивают их способность нормально функционировать (например,g., регулировать эмоциональное состояние, поддерживать устойчивые и приносящие удовлетворение социальные и семейные отношения, компетентно выполнять работу, поддерживать устойчивый образец воздержания при выздоровлении). Эти симптомы могут быть временными и возникать только в определенном контексте; прерывистый, появляющийся в течение нескольких недель или месяцев, а затем отступающий; или часть обычного образа жизни человека (но не до уровня диагностических критериев DSM-5). Часто такие паттерны называют «подпороговыми» симптомами травмы. Как и посттравматическое стрессовое расстройство, симптомы могут быть ошибочно диагностированы как депрессия, тревога или другое психическое заболевание.Точно так же клиенты, пережившие травму, могут связать некоторые из своих симптомов со своей травмой и поставить себе диагноз посттравматического стрессового расстройства, даже если они не соответствуют всем критериям этого расстройства.

Боевая реакция на стресс

Феномен, присущий только войне, и который консультанты должны хорошо понимать, — это реакция на боевой стресс (CSR). КСО — это острая тревожная реакция, возникающая во время или вскоре после участия в военных конфликтах и ​​войнах, а также других операций в зоне боевых действий, известной как театр военных действий.CSR не является формальным диагнозом и не включен в DSM-5 (APA, 2013a). Это похоже на острую реакцию на стресс, за исключением того, что провоцирующее событие или события затрагивают военнослужащих (и гражданских лиц, подвергшихся воздействию событий) в ситуации вооруженного конфликта. Термины «реакция на боевой стресс» и «посттравматическое стрессовое повреждение» являются относительно новыми, и цель использования этих новых терминов — привлечь внимание к уникальному опыту стресса, связанного с боевыми действиями, а также уменьшить чувство стыда, которое может быть связано с обращение за услугами по охране психического здоровья при посттравматическом стрессе (дополнительную информацию о ветеранах и реакциях на стресс см. в запланированном TIP, Проблемы поведенческого здоровья, связанные с реинтеграцией, для ветеранов и семей военнослужащих ; SAMHSA, запланировано f).

Пример случая: Фрэнк

Фрэнк — 36-летний мужчина, который был жестоко избит в драке возле бара. У него были множественные травмы, в том числе переломы, сотрясение мозга и ножевое ранение в нижней части живота. Он был госпитализирован на 3,5 недели и не смог вернуться к работе, в результате чего потерял работу оператором складского погрузчика. В течение нескольких лет, сталкиваясь с ситуациями, в которых он чувствовал себя беспомощным и подавленным, Фрэнк реагировал яростным гневом, который другим казался совершенно несоразмерным ситуации.Он не пил почти 3 года, но приступы гнева продолжаются и случаются от трех до пяти раз в год. Они заставляют Фрэнка чувствовать себя еще более изолированным от других и отчужденным от тех, кто его любит. Он сообщает, что не может смотреть некоторые телешоу, в которых изображен буйный гнев; он должен прекратить смотреть, когда происходят такие сцены. Иногда он мечтает отомстить людям, напавшим на него.

Психиатрическое и неврологическое обследование не выявило причины приступов гнева Фрэнка.Помимо этих симптомов, Фрэнк добился больших успехов в воздержании от алкоголя. Он регулярно посещает группу поддержки, у него появились друзья, которые также воздерживаются, и он примирился со своей родной семьей. Его брак более стабилен, хотя эпизоды гнева ограничивают готовность его жены полностью посвятить себя отношениям. Рассказывая о травматическом событии на консультации, Фрэнк признает, что он думал, что умрет в результате драки, особенно когда он понял, что получил ножевое ранение.Когда он описал свой опыт, он начал очень беспокоиться, и консультант заметил, что гнев начал проявляться.

После первоначального обследования Фрэнк был направлен в амбулаторную программу, которая предусматривала специфические травмы для устранения его подпороговых симптомов травмы. Благодаря сочетанию когнитивно-поведенческого консультирования, EMDR и методов управления гневом, он заметил постепенное уменьшение симптомов, когда он вспомнил о нападении. Он начал больше контролировать свой гнев, когда всплыли воспоминания о травме.Сегодня, когда Фрэнк чувствует себя пойманным, беспомощным или подавленным, у него есть ресурсы, чтобы справиться с ситуацией, и он не позволяет своему гневу мешать его браку или другим отношениям.

Хотя стресс мобилизует физические и психологические ресурсы человека для более эффективных действий в бою, реакции на стресс могут сохраняться еще долгое время после того, как реальная опасность миновала. Как и в случае с другими травмами, характер события (событий), реакция окружающих, психологический анамнез и ресурсы выжившего влияют на вероятность и серьезность КСО.Для ветеранов боевых действий это означает количество, интенсивность и продолжительность факторов угрозы; социальная поддержка сверстников в ветеранском отряде; эмоциональная и когнитивная стойкость военнослужащих; и качество военного руководства. КСО может варьироваться от управляемой и легкой до изнурительной и тяжелой. Общие, менее серьезные симптомы CSR включают напряжение, повышенную бдительность, проблемы со сном, гнев и трудности с концентрацией внимания. Если не лечить, CSR может привести к посттравматическому стрессу.

Распространенными причинами CSR являются такие события, как прямое нападение из стрелкового оружия повстанцев или поражение военного конвоя самодельным взрывным устройством, но боевые стрессоры включают в себя широкий спектр травмирующих событий, таких как видение серьезных травм, наблюдение за смертью других , а также принятие оперативных решений в неоднозначных условиях (например,g., необходимо определить, есть ли в транспортном средстве, приближающемся к военному контрольно-пропускному пункту, боевики с взрывчаткой или семья, направляющаяся в другой район). Такие обстоятельства могут привести к боевому стрессу. Военнослужащие также служат на небоевых должностях (например, в медицинских и административных должностях), и персонал, выполняющий эти вспомогательные роли, может подвергаться боевым ситуациям из-за близости или наблюдения за их результатами.

Совет консультантам: Понимание природы боевого стресса

Доступно несколько источников информации, которые помогут консультантам углубить свое понимание боевого стресса и адаптации после трудоустройства.Фридман (2006) объясняет, как длительная боеспособность, которая адаптируется в зоне боевых действий, превращается в повышенную бдительность и чрезмерную защиту дома. Он подчеркивает, что «взаимозависимость, доверие и привязанность» (стр. 587), которые так неизбежно являются частью боевой единицы, отличаются от отношений с членами семьи и коллегами на гражданском рабочем месте. Это затрудняет переход к гражданской жизни. Wheels Down: адаптация к жизни после развертывания (Moore & Kennedy, 2011) дает практические советы военнослужащим, включая неактивных или действующих военнослужащих и ветеранов, по переходу из театра в дом.

Ниже приведены лишь некоторые из множества источников и отчетов, посвященных психологическим и стрессовым вопросам, связанным с боевыми действиями:

  • Невидимые раны войны: психологические и когнитивные травмы, их последствия и услуги по восстановлению (Tanielian & Jaycox, 2008)
  • On Killing (Grossman, 1995), углубленный анализ психологической динамики боя
  • Haunted by Combat (Paulson & Krippner, 2007), который содержит отдельные главы о войсках резерва и национальной гвардии. и женщины-ветераны

Специфические психологические расстройства, связанные с травмой

Часть определения травмы состоит в том, что человек реагирует сильным страхом, беспомощностью или ужасом.Помимо этого, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе травма включает в себя ряд реакций от нормальных (например, неспособность сосредоточиться, грусть, проблемы со сном) до требующих диагноза психического расстройства, связанного с травмой. Большинство людей, переживших травму, не имеют длительных последствий для инвалидности; их навыки совладания и поддержки со стороны окружающих достаточны, чтобы помочь им преодолеть трудности, и их способность функционировать в повседневной жизни с течением времени остается неизменной.Для других же симптомы травмы более серьезны и длятся дольше. Наиболее частыми диагнозами, связанными с травмой, являются ПТСР и РАС, но травма также связана с началом других психических расстройств, особенно расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, расстройств настроения, различных тревожных расстройств и расстройств личности. Травма также обычно усугубляет симптомы ранее существовавших расстройств, а для людей, предрасположенных к психическому расстройству, травма может ускорить его начало. Психические расстройства могут возникать почти одновременно с травмой или проявляться спустя некоторое время.

Острое стрессовое расстройство

РАС представляет собой нормальную реакцию на стресс. Симптомы развиваются в течение 4 недель после травмы и могут вызывать серьезные страдания. У большинства людей с острыми стрессовыми реакциями никогда не разовьются дальнейшие нарушения или посттравматическое стрессовое расстройство. Острое стрессовое расстройство тесно связано с переживанием одной конкретной травмы, а не с опытом длительного воздействия хронического травматического стресса. Диагностические критерии представлены в Приложении 1.3-3.

Приложение 1.3-3

DSM-5 Диагностические критерии для РАС. Подверженность фактической смерти или угрозе смерти, серьезной травме или сексуальному насилию одним (или несколькими) из следующих способов: Непосредственное переживание травмирующего события (событий).

Первичная картина человека с острой стрессовой реакцией часто бывает у человека, который кажется подавленным травмирующим опытом. Необходимость рассказать о своем опыте может привести к тому, что клиент будет казаться эгоистичным и безразличным к потребностям других. Ему или ей может потребоваться описать в повторяющихся деталях, что произошло, или он может казаться одержимым попытками понять, что произошло, в попытке осмыслить этот опыт.Клиент часто проявляет чрезмерную бдительность и избегает обстоятельств, напоминающих о травме. Например, кто-то, кто попал в серьезную автомобильную аварию в плотном потоке транспорта, может забеспокоиться и после этого в течение определенного времени избегать езды в машине или вождения в пробке. Частичная амнезия из-за травмы часто сопровождает РАС, и человек может постоянно расспрашивать других, чтобы уточнить детали. Люди с симптомами РАС иногда ищут заверений у других в том, что событие произошло так, как они помнят, что они не «сходят с ума» или «теряют его» и что они не могли предотвратить это событие.Следующая иллюстрация случая демонстрирует ограниченный по времени характер РАС.

Различия между РАС и ПТСР

При формировании диагностического слепка важно учитывать различия между РАС и ПТСР. Основное различие заключается в продолжительности проявления симптомов. РАС проходит от 2 дней до 4 недель после события, тогда как посттравматическое стрессовое расстройство продолжается после 4-недельного периода. Диагноз РАС может измениться на диагноз посттравматического стрессового расстройства, если состояние отмечается в течение первых 4 недель после события, но симптомы сохраняются в течение последних 4 недель.

РАС также отличается от посттравматического стрессового расстройства тем, что для диагностики РАС требуются 9 из 14 симптомов из пяти категорий, включая вторжение, негативное настроение, диссоциацию, избегание и возбуждение. Эти симптомы могут появиться во время травмы или в следующем месяце. Исследования показывают, что диссоциация во время травмы является хорошим предиктором последующего посттравматического стрессового расстройства, поэтому включение диссоциативных симптомов повышает вероятность того, что у тех, у кого разовьется РАС, позже будет диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство (Bryant & Harvey, 2000).Кроме того, РАС — это преходящее расстройство, то есть оно присутствует в жизни человека в течение относительно короткого времени, а затем проходит. Напротив, посттравматическое стрессовое расстройство обычно становится основной чертой жизни человека. В течение длительного периода посттравматическое стрессовое расстройство может оказывать глубокое влияние на представления клиентов о безопасности, их чувство надежды на будущее, их отношения с другими людьми, их физическое здоровье, появление психических симптомов и их модели употребления психоактивных веществ и злоупотребления ими.

Есть общие симптомы между посттравматическим стрессовым расстройством и аутизмом, а нелеченый аутизм может быть фактором предрасположенности к посттравматическому стрессу, но неизвестно, будет ли у большинства людей с аутизмом вероятность развития посттравматического стрессового расстройства.Есть предположение, что, как и в случае с посттравматическим стрессовым расстройством, РАС чаще встречается у женщин, чем у мужчин (Bryant & Harvey, 2003). Однако многие люди с посттравматическим стрессовым расстройством не имеют диагноза или не помнят в анамнезе симптомы острого стресса до обращения за лечением или получения диагноза посттравматического стресса.

Пример случая: Шейла

Два месяца назад Шейла, 55-летняя замужняя женщина, пережила торнадо в своем родном городе. В прошлом году она решила давнюю проблему употребления марихуаны с помощью программы лечения и воздерживалась около 6 месяцев.Шейла гордилась своим воздержанием; это было то, что она хотела продолжить. Она считала это признаком личной зрелости; это улучшило ее отношения с мужем, и их бизнес процветал в результате ее воздержания.

Во время торнадо сотрудник сообщил, что Шейла очень взволновалась и схватила своего помощника, чтобы затащить его под большой стол для укрытия. Шейла неоднократно кричала своему помощнику, что они умрут. После шторма Шейла не могла вспомнить некоторые детали своего поведения во время мероприятия.Кроме того, Шейла сказала, что после шторма она почувствовала онемение, как будто она выплыла из своего тела и могла наблюдать за собой со стороны. Она заявила, что ничто не казалось реальным, и все это было похоже на сон.

После торнадо Шейла около 2 недель испытывала эмоциональное онемение и отстраненность даже от близких ей людей. Симптомы постепенно уменьшались по интенсивности, но все же разрушали ее жизнь. Шейла сообщила, что у нее были несвязанные или несвязанные образы и сны о буре, которые не имели для нее реального смысла.Она не хотела возвращаться в здание, где находилась во время шторма, несмотря на то, что в течение 15 лет вела бизнес в этом месте. Кроме того, она снова начала курить марихуану, потому что это помогало ей уснуть. Она была очень раздражительной и имела нехарактерные для нее вспышки гнева на мужа, детей и других членов семьи.

В результате ее более раннего контакта с программой лечения Шейла вернулась к этой программе и занялась психологическим обучением, поддерживающим консультированием, сосредоточенным на ее острой стрессовой реакции.Она восстановила воздержание от марихуаны и вскоре вернулась к нормальному уровню жизнедеятельности. Ее симптомы постепенно уменьшались в течение 3 недель. С помощью своего консультанта она пришла к пониманию связи между травмой и рецидивом, снова обрела поддержку со стороны супруга и снова почувствовала, что контролирует свою жизнь.

Эффективные вмешательства при РАС могут значительно снизить вероятность последующего развития посттравматического стрессового расстройства. Эффективное лечение РАС может также снизить частоту других сопутствующих проблем, таких как депрессия, тревога, диссоциативные расстройства и компульсивное поведение (Bryant & Harvey, 2000).Вмешательство при РАС также помогает человеку развить навыки совладания, которые могут эффективно предотвратить повторение РАС после более поздних травм.

Хотя наука о прогнозировании РАС и посттравматического стрессового расстройства будет продолжать развиваться, оба расстройства связаны с повышенным употреблением психоактивных веществ и психическими расстройствами и повышенным риском рецидива; поэтому эффективный скрининг на РАС и посттравматическое стрессовое расстройство важен для всех клиентов с этими расстройствами. Люди, находящиеся на раннем этапе выздоровления — не имеющие хорошо отработанных навыков преодоления трудностей, лишенные поддержки окружающей среды и уже работающие с высоким уровнем тревожности, — особенно восприимчивы к РАС.События, которые обычно не приводят к потере трудоспособности, могут вызывать симптомы сильной беспомощности и страха, онемения и обезличивания, выводящей из строя тревоги и неспособности справляться с обычными жизненными событиями. Консультанты должны уметь распознавать РАС и лечить их, а не приписывать симптомы отсутствию у клиента мотивации к изменениям, «сухому пьянству» (для тех, кто выздоравливает от злоупотребления психоактивными веществами) или манипуляциям.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Связанное с травмой расстройство, которому уделяется наибольшее внимание, — это посттравматическое стрессовое расстройство; это наиболее часто диагностируемое расстройство, связанное с травмой, и его симптомы со временем могут быть изнурительными.Тем не менее, важно помнить, что симптомы ПТСР представлены рядом других психических заболеваний, включая большое депрессивное расстройство (БДР), тревожные расстройства и психотические расстройства (Foa et al., 2006). DSM-5 (APA, 2013a) определяет четыре группы симптомов посттравматического стрессового расстройства: наличие симптомов вторжения, постоянное избегание стимулов, негативные изменения в познании и настроении, а также заметные изменения в возбуждении и реактивности. Люди должны были подвергаться действительной или угрожающей смерти, серьезным травмам или сексуальному насилию, а симптомы должны вызывать значительное расстройство и ухудшение состояния в течение более 4 недель (Приложение 1.3-4).

Приложение 1.3-4

Диагностические критерии DSM-5 для посттравматического стрессового расстройства. Примечание: Следующие критерии применяются к взрослым, подросткам и детям старше 6 лет. Для детей 6 лет и младше см. Раздел DSM-5 «Посттравматическое стрессовое расстройство у детей 6 лет» (подробнее …)

Пример случая: Майкл

Майкл — 62-летний ветеран Вьетнама. Он разведенный отец двоих детей и четверо внуков. Оба его родителя были зависимы от алкоголя.Он описывает свое детство как изолированное. Его отец подвергал его физическому и психологическому насилию (например, его били розгом до тех пор, пока у него не остались рубцы на ногах, спине и ягодицах). К 10 годам родители сочли его неисправимым и отправили в исправительную школу на 6 месяцев. К 15 годам он употреблял марихуану, галлюциногены и алкоголь и часто прогуливал школу.

В 19 лет Майкла призвали в армию и отправили во Вьетнам, где он стал свидетелем гибели шести американских военнослужащих.В одном из инцидентов был застрелен солдат, рядом с которым он находился в бункере. Майкл чувствовал себя беспомощным, разговаривая с этим солдатом, который все еще был в сознании. Во Вьетнаме Майкл увеличил употребление алкоголя и марихуаны. По возвращении в Соединенные Штаты Майкл продолжал пить и употреблять марихуану. Он повторно поступил в армию для еще одного срока службы.

Его жизнь стабилизировалась к 30 годам, поскольку у него была стабильная работа, поддерживающие друзья и относительно стабильная семейная жизнь. Однако он развелся, когда ему было под тридцать.Вскоре после этого он женился во второй раз, но и этот брак закончился разводом. Он был хронически тревожным и подавленным, страдал бессонницей и частыми кошмарами. Он периодически употреблял алкоголь. Он жаловался на чувство опустошенности, имел суицидальные мысли и часто заявлял, что в его жизни нет цели.

В 1980-х Майкл в течение нескольких лет лечился от дистимии. Он дважды был госпитализирован и получил 1 год амбулаторной психотерапии. В середине 1990-х он вернулся к амбулаторному лечению с похожими симптомами, и ему поставили диагноз посттравматическое стрессовое расстройство и дистимия.Он больше не употреблял марихуану и редко пил. Он сообщил, что ему больше не нравится, как алкоголь или другие вещества заставляют его чувствовать себя — он теряет контроль над своими эмоциями, когда употребляет их. Майкл сообщил о симптомах гипервозбуждения, вторжения (навязчивые воспоминания, кошмары и тревожные мысли о Вьетнаме) и избегания (изоляция себя от других и чувство «оцепенения»). Он сообщил, что эти симптомы, по-видимому, связаны с жестоким обращением с ним в детстве и его опытом во Вьетнаме. Во время лечения он выразил облегчение, что теперь он понял связь между своими симптомами и его историей.

Определенные характеристики делают людей более восприимчивыми к посттравматическому стрессу, включая их уникальные личные уязвимости во время травмирующего воздействия, поддержку (или отсутствие поддержки), полученную от других во время травмы и в начале симптомов, связанных с травмой. и то, как другие люди в окружении человека оценивают природу травмирующего события (Brewin, Andrews, & Valentine, 2000).

Люди с посттравматическим стрессовым расстройством часто имеют разные клинические профили и истории болезни.Они могут испытывать симптомы, которые активируются триггерами окружающей среды, а затем на какое-то время исчезают. Некоторым людям с посттравматическим стрессовым расстройством, проявляющим в основном психиатрические симптомы (особенно депрессию и тревогу), ставят неправильный диагноз и не лечат их основное заболевание. Для многих людей переживание травмы и диагноз неясны из-за сопутствующих симптомов расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ. Важной особенностью посттравматического стрессового расстройства является то, что расстройство становится ориентиром в жизни человека. Насколько хорошо человек может работать, с кем он или она общается, характер близких и интимных отношений, способность веселиться и восстанавливать силы, а также то, как человек решает проблемы в жизни, — все это зависит от травмы клиента и его или ее борьба за выздоровление.

Посттравматическое стрессовое расстройство: время появления симптомов

Хотя симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно начинаются в течение 3 месяцев после травмы во взрослом возрасте, у некоторых людей может пройти несколько месяцев или даже лет до появления симптомов. У некоторых людей после травмы могут быть минимальные симптомы, но позже в жизни наступает кризис. Симптомы травмы могут появиться внезапно, даже без сознательного воспоминания о первоначальной травме или без явной провокации. У переживших насилие в детстве может быть отсроченная реакция, вызванная чем-то, что происходит с ними во взрослом возрасте.Например, просмотр фильма о жестоком обращении с детьми может вызвать симптомы, связанные с травмой. Другие триггеры включают возвращение к месту травмы, напоминание о ней каким-либо другим способом или упоминание годовщины события. Точно так же ветераны боевых действий и выжившие после стихийных бедствий в сообществе могут хорошо справляться вскоре после травмы, а симптомы проявляются позже, когда их жизненные ситуации, кажется, стабилизируются. Некоторые клиенты, выздоравливающие от злоупотребления психоактивными веществами, начинают испытывать симптомы травмы только после того, как в течение некоторого времени сохраняют воздержание.По мере того, как люди уменьшают поведение, снижающее напряжение или занимающееся самолечением, могут возникать воспоминания о травмах и симптомы.

Совет консультантам: Помощь клиентам с отсроченной реакцией на травму

Клиенты, которые испытывают отсроченную реакцию на травму, могут получить выгоду, если вы поможете им:

  • Создать среду, позволяющую признать травматическое событие (я).

  • Обсудите их первоначальное воспоминание или первое подозрение, что у них была травматическая реакция.

  • Получите образование в области отсроченной реакции на травмы.

  • Проведите связь между травмой и симптомами, связанными с травмой.

  • Создайте безопасную среду.

  • Изучите их системы поддержки и при необходимости укрепите их.

  • Поймите, что триггеры могут предшествовать реакциям на травматический стресс, включая отсроченную реакцию на травму.

  • Определите их триггеры.

  • Разработайте стратегии выживания для навигации и управления симптомами.

Культура и посттравматический стресс

Хотя исследования в разных культурах ограничены, посттравматическое стрессовое расстройство наблюдалось у выживших в Юго-Восточной Азии, Южной Америке, Ближнем Востоке и у коренных американцев (Osterman & de Jong, 2007; Wilson & Tang, 2007). Однако, как указывают Штамм и Фридман (2000), простое наблюдение за посттравматическим стрессовым расстройством не означает, что это «лучший концептуальный инструмент для характеристики посттравматического дистресса среди незападных людей» (стр. 73). Фактически, многие связанные с травмой симптомы из других культур не соответствуют критериям DSM-5.К ним относятся соматические и психологические симптомы и представления о происхождении и природе травмирующих событий. Более того, религиозные и духовные убеждения могут повлиять на то, как выживший переживает травмирующее событие и сообщает ли он о переживании. Например, в обществах, где преобладает отношение к карме и прославлению ветеранов войны, ветеранам войны сложнее выступить и раскрыть, что они эмоционально подавлены или находятся в затруднительном положении. Было бы воспринято как неуместное и, возможно, деморализующее сосредоточение внимания на эмоциональном стрессе, который он или она все еще испытывает.(Обзор культурной компетентности в лечении травм см. В Brown, 2008.)

Методы измерения посттравматического стрессового расстройства также зависят от культуры. В рамках проекта, начатого в 1972 году, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Национальные институты здравоохранения (NIH) приступили к совместному исследованию, чтобы проверить межкультурную применимость систем классификации для различных диагнозов. ВОЗ и NIH определили, по-видимому, универсальные факторы психологических расстройств и разработали специальные инструменты для их измерения.Эти инструменты, составное международное диагностическое интервью и графики клинической оценки в нейропсихиатрии, включают определенные критерии из DSM (четвертое издание, редакция текста; APA, 2000a), а также критерии из Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10-я редакция (МКБ-10; Приложение 1.3-5).

Приложение 1.3-5

Критерии диагностики посттравматического стрессового расстройства по МКБ-10. Пациент должен был подвергнуться стрессовому событию или ситуации (кратковременному или продолжительному) исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые могли бы вызвать всеобъемлющий дистресс почти у любого.(подробнее …)

Сложная травма и сложный травматический стресс

Когда люди переживают множественные травмы, длительную и повторяющуюся травму в детстве или повторяющуюся травму в контексте значимых межличностных отношений, их реакции на травму имеют уникальные характеристики (Герман, 1992). Это уникальное сочетание реакций, называемое комплексным травматическим стрессом, не распознается диагностически в DSM-5, но теоретические дискуссии и исследования начали подчеркивать сходство и различия в симптомах посттравматического стресса и сложного травматического стресса (Courtois & Ford, 2009). .Часто симптомы, вызванные сложной травмой, не полностью соответствуют критериям посттравматического стрессового расстройства и превышают тяжесть посттравматического стрессового расстройства. В целом, литература отражает, что критерии посттравматического стрессового расстройства или подпороговые симптомы не полностью объясняют стойкие и более ухудшающие клинические проявления сложной травмы. Несмотря на то, что текущие исследования в области травматологии плодотворны, они все еще находятся на ранних стадиях разработки. Идея о том, что может быть больше диагностических вариаций или подтипов, скоро появится, и это, вероятно, проложит путь для большего количества вмешательств по подбору клиентов, чтобы лучше обслуживать тех людей, которые неоднократно подвергались множественным травмам в раннем детстве и / или межличностным травмам.

Другие связанные с травмами и сопутствующие расстройства

Симптомы посттравматического стрессового расстройства и других психических расстройств значительно перекрываются; эти расстройства часто сосуществуют и включают расстройства настроения, беспокойства, употребления психоактивных веществ и личностные расстройства. Таким образом, выжившие после травмы часто недооценивают или ставят неправильный диагноз. Если они не были идентифицированы как пережившие травму, их психологический дистресс часто не связан с предыдущей травмой и / или им ставится диагноз расстройства, незначительно совпадающего с их симптомами и психологическими последствиями травмы.В следующих разделах представлен краткий обзор некоторых психических расстройств, которые могут возникнуть в результате (или усугубиться) травматическим стрессом. Посттравматическое стрессовое расстройство — не единственный диагноз, связанный с травмой, и не единственное психологическое ее последствие; травма может широко влиять на психическое и физическое здоровье клиентов, у которых уже есть расстройства поведения.

Термин « сопутствующих расстройств » относится к случаям, когда у человека есть одно или несколько психических расстройств, а также одно или несколько расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ (включая злоупотребление психоактивными веществами).Сопутствующие расстройства распространены среди людей, которые в анамнезе травмированы и обращаются за помощью.

Консультации консультантов: Универсальный скрининг и оценка

Диагноз должны ставить только люди, специально обученные и имеющие лицензию на оценку психического здоровья; травма может привести к осложненным случаям, и могут присутствовать многие симптомы, независимо от того, соответствуют ли они полным диагностическим критериям конкретного заболевания. Только обученный эксперт может точно различать различные симптомы и наличие сопутствующих расстройств.Однако специалисты по поведенческому здоровью без специальной подготовки по оценке могут по-прежнему играть важную роль в скрининге на возможные психические расстройства с использованием установленных инструментов скрининга (CSAT, 2005c; см. Также главу 4 этого СОВЕТА). В агентствах и клиниках крайне важно проводить такие обследования систематически — для каждого клиента, — поскольку посттравматическое стрессовое расстройство и другие сопутствующие расстройства обычно не диагностируются или диагностируются неправильно.

Люди с психическими расстройствами

БДР является наиболее частым сопутствующим расстройством у людей, перенесших травму и которым поставлен диагноз посттравматического стрессового расстройства.Между стрессовыми событиями и депрессией существует хорошо установленная причинно-следственная связь, и предшествующий анамнез БДР позволяет прогнозировать посттравматическое стрессовое расстройство после перенесенной серьезной травмы (Foa et al., 2006).

Многие выжившие с тяжелыми психическими расстройствами довольно хорошо функционируют после травм, включая стихийные бедствия, до тех пор, пока не прерываются основные услуги. Другим может потребоваться дополнительная поддержка психического здоровья. Для получения дополнительной информации см. «Реагирование на нужды людей с серьезными и стойкими психическими заболеваниями во время серьезного бедствия» (Центр психиатрических услуг, 1996).

Сочетание также связано с более серьезным нарушением и более серьезными симптомами обоих расстройств, и у человека с меньшей вероятностью наступит ремиссия симптомов в течение 6 месяцев.

Генерализованная тревожность, обсессивно-компульсивные и другие тревожные расстройства также связаны с посттравматическим стрессовым расстройством. Посттравматическое стрессовое расстройство может усугубить симптомы тревожного расстройства, но также вероятно, что уже существующие тревожные симптомы и тревожные расстройства повышают уязвимость к посттравматическому стрессу. Существовавшая ранее тревога подталкивает выживших к еще большему гипервозбуждению и стрессу.Другие расстройства, такие как расстройства личности и соматические расстройства, также связаны с травмой, но история травмы часто упускается из виду как важный фактор или необходимая цель лечения.

Связь между посттравматическим стрессовым расстройством и другими расстройствами сложна. В настоящее время проводятся дополнительные исследования, изучающие множественные потенциальные пути развития посттравматического стрессового расстройства и других расстройств, а также то, как различные последовательности влияют на клиническую картину. СОВЕТ 42, Лечение наркозависимости для лиц с сопутствующими расстройствами (CSAT, 2005c), ценно для понимания связи употребления психоактивных веществ с другими психическими расстройствами.

Люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ

Существует четкая взаимосвязь между травмой (включая индивидуальную, групповую или массовую травму) и употреблением психоактивных веществ, а также наличием посттравматического стресса (и других связанных с травмами расстройств) и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Для некоторых употребление алкоголя и наркотиков может быть попыткой справиться с травматическим стрессом и специфическими симптомами посттравматического стресса. Точно так же люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, подвержены более высокому риску развития посттравматического стрессового расстройства, чем люди, которые не злоупотребляют психоактивными веществами.Консультанты, работающие с пережившими травму или клиентами, страдающими расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, должны быть особенно осведомлены о возможности возникновения другого расстройства.

Сопутствующее посттравматическое стрессовое расстройство и другие психические расстройства

  • Лица с посттравматическим стрессовым расстройством часто имеют по крайней мере один дополнительный диагноз психического расстройства.

  • Наличие других расстройств обычно усугубляет и удлиняет течение посттравматического стрессового расстройства и затрудняет клиническую оценку, диагностику и лечение.

  • Наиболее распространенные сопутствующие расстройства, помимо расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, включают расстройства настроения, различные тревожные расстройства, расстройства пищевого поведения и расстройства личности.

  • Воздействие ранней, тяжелой и хронической травмы связано с более сложными симптомами, включая дефицит контроля над импульсами, большие трудности в эмоциональной регуляции и установлении стабильных отношений, а также сбои в сознании, памяти, идентичности и / или восприятии окружающей среды (Dom, De, Hulstijn, & Sabbe, 2007; Waldrop, Back, Verduin, & Brady, 2007).
  • Определенные диагностические группы и группы риска (например, люди с нарушениями развития, бездомные или находящиеся в заключении) более восприимчивы к травмам и развитию посттравматического стрессового расстройства при воздействии, но с меньшей вероятностью получат соответствующую диагностику и лечение.

  • Учитывая частоту травмирующих событий у клиентов, обращающихся за лечением от наркозависимости, консультанты должны обследовать всех клиентов на предмет возможных расстройств, связанных с травмами.

Временные рамки: посттравматическое стрессовое расстройство и начало расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ

Знание о том, было ли злоупотребление психоактивными веществами или посттравматическое стрессовое расстройство первым, позволяет узнать, существует ли причинно-следственная связь, но для этого требуется тщательная оценка клиентов и доступ к полным данным о посттравматическом стрессовом расстройстве; употребление психоактивных веществ, злоупотребление и зависимость; и наступление каждого.Многие текущие исследования сосредоточены исключительно на возрасте начала употребления психоактивных веществ (а не злоупотребления), поэтому определение причинно-следственных связей может быть затруднено. Считается, что взаимосвязь между посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, является двунаправленной и циклической: употребление психоактивных веществ увеличивает риск травмы, а подверженность травме увеличивает потребление психоактивных веществ для управления симптомами, связанными с травмой. Три других причинно-следственных пути, описанные в основополагающей работе Чилкоута и Бреслау (1998), дополнительно объясняют взаимосвязь между посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ:

  1. Гипотеза «самолечения» предполагает, что клиенты с посттравматическим стрессовым расстройством используют психоактивные вещества для управления симптомами посттравматического стрессового расстройства (например,g., навязчивые воспоминания, физическое возбуждение). Такие вещества, как алкоголь, кокаин, барбитураты, опиоиды и амфетамины, часто используются в попытках облегчить или притупить эмоциональную боль или забыть о случившемся.

  2. Гипотеза «высокого риска» утверждает, что употребление наркотиков и алкоголя ставит людей, употребляющих психоактивные вещества, в ситуации повышенного риска, что увеличивает их шансы подвергнуться воздействию событий, ведущих к посттравматическому стрессу.

  3. Гипотеза «восприимчивости» предполагает, что люди, употребляющие психоактивные вещества, более подвержены развитию посттравматического стрессового расстройства после травмы, чем люди, которые этого не делают.Повышенная уязвимость может быть результатом неспособности разработать эффективные стратегии управления стрессом, изменений химического состава мозга или повреждения нейрофизиологических систем из-за чрезмерного употребления психоактивных веществ.

Посттравматическое стрессовое расстройство и лечение наркозависимости

Посттравматическое стрессовое расстройство может ограничивать прогресс в выздоровлении от злоупотребления психоактивными веществами, увеличивать вероятность рецидива и усложнять способность клиента добиваться успеха в различных сферах жизни. Каждое расстройство может маскировать или скрывать симптомы другого, и для полного выздоровления необходимо обследовать и лечить оба заболевания.В условиях лечения наркозависимости существует риск неверной интерпретации симптомов, связанных с травмой. Например, симптомы избегания у человека с посттравматическим стрессовым расстройством могут быть неверно истолкованы как отсутствие мотивации или нежелание участвовать в лечении от наркозависимости; Усилия консультанта по обращению с поведением, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, на раннем этапе выздоровления также могут спровоцировать преувеличенную реакцию у пережившего травму, который пережил глубокий травматический опыт попадания в ловушку и контроль. На Таблице 1.3-6 перечислены важные факты о посттравматическом стрессе и расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ, для консультантов.

Приложение 1.3-6

Посттравматическое стрессовое расстройство и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ: важные факты лечения. Посттравматическое стрессовое расстройство — одно из наиболее распространенных сопутствующих психических расстройств, обнаруживаемых у клиентов, получающих лечение от наркозависимости (CSAT, 2005c). Люди, проходящие лечение от посттравматического стрессового расстройства, склонны злоупотреблять широким спектром психоактивных веществ, (подробнее …)

Пример случая: Мария

Мария — 31-летняя женщина с диагнозом посттравматическое стрессовое расстройство и алкогольная зависимость. С 8 до 12 лет она подвергалась сексуальному насилию со стороны дяди. Мария никогда никому не рассказывала о насилии, опасаясь, что ей не поверят.Ее дядя остается близким к семье, и Мария все еще видится с ним по определенным праздникам. Когда она пришла на лечение, она описала свои эмоции и мысли как неконтролируемые. Мария часто переживает навязчивые воспоминания о жестоком обращении, которые временами могут быть яркими и неумолимыми. Она не может предсказать, когда придут мысли; попытки отвлечься от них не всегда работают. Она часто пьет в ответ на эти мысли или его присутствие, поскольку обнаружила, что алкоголь может притупить ее уровень дистресса.Мария также с трудом засыпает, и ее часто просыпают кошмары. Обычно она не помнит сны, но просыпается с испугом и настороженностью и не может снова заснуть.

Мария старается избегать семейных собраний, но часто чувствует давление. Всякий раз, когда она видит своего дядю, она испытывает сильную панику и гнев, но говорит, что обычно может «сдержать это», если избегает его. Однако позже она описывает, что ее охватили эти чувства, и она не может успокоиться. Она также описывает физическое недомогание и шаткость.В это время она часто изолируется, остается в своей квартире и постоянно пьет в течение нескольких дней. Мария также сообщает о переживаниях, связанных с ее отношениями со своим парнем. В начале их отношений она находила его успокаивающим и наслаждалась его любовью, но в последнее время она начала чувствовать тревогу и беспокойство вокруг него. Мария старается избегать с ним секса, но иногда уступает, опасаясь потерять отношения. Ей легче заняться с ним сексом, когда она пьяна, но она часто испытывает сильные чувства страха и отвращения, напоминающие ее жестокое обращение.Мария чувствует себя виноватой и смущена этими чувствами.

Сон, посттравматическое стрессовое расстройство и употребление психоактивных веществ

У многих людей возникают проблемы с засыпанием и / или засыпанием после травмирующего события; следовательно, некоторые выпивают или два напитка, чтобы помочь им заснуть. К сожалению, любые изначально полезные эффекты, скорее всего, не только быстро исчезнут, но и вызовут негативный эффект отскока. Когда кто-то употребляет какое-либо вещество перед сном, «сон становится легче и его легче нарушать», а сон с быстрым движением глаз (REM) «увеличивается с соответствующим учащением сновидений и кошмаров» по ​​мере того, как эффекты стираются (Auerbach, 2003 , п.1185).

Люди с алкогольной зависимостью сообщают о нескольких типах нарушений сна с течением времени, и клиенты нередко сообщают, что они не могут заснуть, не выпив предварительно. Как REM, так и медленный сон уменьшаются у клиентов с алкогольной зависимостью, что также связано с увеличением количества времени, которое требуется до сна, уменьшением общего времени сна, увеличением количества кошмаров и снижением эффективности сна. Сон во время отмены «часто сопровождается тяжелой бессонницей и фрагментацией сна… потерей спокойного сна и ощущением дневной усталости.Кошмары и яркие сны не редкость »(Auerbach, 2003, стр. 1185–1186).

Сложные изменения в биологии сна, которые происходят у клиентов с посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, часто усугубляют проблемы выздоровления. Сон может не нормализоваться в течение месяцев или даже лет после воздержания, и постоянные нарушения сна связаны с вероятностью рецидива.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.