Разное

Ассоциация когнитивно поведенческая психотерапия: Главная — Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии

Содержание

О нас — Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии

Сведения об образовательной организации

Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии (АКПП) создана в 1999 году на базе Клиники Неврозов им. И. П. Павлова. В ее создании участвовали: Ковпак Д. В., Палкин Ю. Р., Курпатов А. В., Каменюкин А. Г., Аверьянов Г. Г. и др. АКПП успешно прошла регистрацию в МинЮсте в 2012 году.

Ассоциация имеет государственную лицензию на дополнительное профессиональное образование. Наша Ассоциация первая и единственная негосударственная организация, специализирующаяся на когнитивно-поведенческой психотерапии имеет правовые основания для проведения краткосрочной, среднесрочной и долгосрочных программ и иных форм обучения по когнитивно-поведенческой психотерапии и другие возможности, которые мы пока оставляем как горизонты нашего развития! Образовательная деятельность проводится на основании лицензии на осуществление образовательной деятельности № 2216 от 13.10.2016

Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии объединяет профессионалов в области психического здоровья: психиатров, психотерапевтов, психологов, а также врачей других специальностей. АКПП имеет единомышленников в регионах нашей страны и ближнего зарубежья.

АКПП проводит обучающие программы по КПТ разных уровней. Ознакомиться с региональными представителями можно на странцие “Отделения“. Расписание расположено в разделе “Мероприятия“. Ассоциация имеет официальный канал в YouTube, где размещаются видео с мероприятий, обучающие курса, видео отчеты и другие материалы.

Также у АКПП есть официальный сайт на русском языке associationcbt.ru, и на английском – associationcbt.org

АКПП принимает участие в международных социальных проектах. С ноября 2016 года проходит ежегодный Международный день людей переживших самоубийство близкого человека. Этот День был инициирован American Foundation for Suicide Prevention (AFSP) – Американским Фондом по превенции самоубийств в 1998 году. В 2016 году к странам-участникам Международного дня людей переживших самоубийство близкого человека присоединяется и наша страна.

С 2017 года АКПП является аффилированным членом Европейской Ассоциации КПТ (ЕАВСТ). 

С 2019 года Ассоциация включена в полное членство  Европейской Ассоциации КПТ (ЕАВСТ).

Цели Ассоциации:

  • развитие когнитивно-поведенческой терапии в России;
  • профессиональное объединение в рамках Ассоциации специалистов для формирования единого профессионального пространства, использующего в своей практике когнитивно-поведенческую психотерапию;
  • формирование теоретической, практической, культурной и интеллектуальной профессиональной среды, как основы для развития отечественной школы когнитивно-поведенческой психотерапии;
  • развитие психологической и психотерапевтической грамотности населения Российской Федерации;
  • содействие в повышении квалифицированной психологической и психотерапевтической помощи населению РФ;
  • повышение качества психотерапевтической помощи для улучшения здоровья граждан РФ;
  • формирование систем первичной и вторичной профилактики психоэмоциональных нарушений и психических расстройств, а также здорового образа жизни в психической сфере.

АКПП развивается в различных направлениях. Открыты направления развития методов третьей волны КПТ, коучинга и другие.

Направления деятельности:
  • Коучинг в КПТ-подходе. Руководитель – Ёжиков А. Ю.
  • Школа начинающего специалиста PsyStart. Руководитель – Карголь И. В.
  • Развитие социальных проектов и инициатив. Руководитель – Иванов Д. Н.
    •  Координатор социальных проектов – Скороходова Т. Е.
  • Майндфулнесс (Mindfulness). Руководитель  – Замалиева С. А.
  • Медиация. Руководитель – Кославская О. В.

Мы открыты для интеграции и совместного сотрудничества!

О когнитивно-поведенческой психотерапии

Когнитивно-поведенческая психотерапия – единственное на сегодняшний день направление психотерапии, подтвердившее высокую эффективность в клинических исследованиях и имеющее фундаментальную научную базу.

Истоки когнитивно-поведенческой психотерапии можно проследить еще в учениях философов прошлого, однако, современный облик ей помогли принять изыскания ученых ближайших к нам веков.

Такими исследователями как И. П. Павлов, И. М. Сеченов, В. М. Бехтерев, А. А. Ухтомский, Дж. Уотсон, Б. Скиннер, Э. Ч. Толмен, Л. С. Выготский, Ж. Пиаже, Д. Н. Узнадзе, Г. Хед, Э. Брунсвик, А. Бандура, Дж. Миллер, Е. Галантер, К. Прибрам, А. Лазарус, Г. Айзенк, Д. Келли, М. Махони, Д. Мейхенбаум, У. Глассер, В. Ф. Гуидано, Г. А. Лиотти и другими мировыми и отечественными учеными были сформированы основы для развития будущей науки о поведении, а затем и когнитивная революция. Их идеи составляют самый глубинный из всех имеющихся в психотерапии фундаментов и помогают перевести саму психотерапию как специальность из области впечатлений и спекуляций в научное поле и сферу доказательной медицины.

В основу современной когнитивно-поведенческой психотерапии легли работы Альберта Эллиса и Аарона Бека. Институт когнитивной терапии Аарона Бека в настоящее время в США проводит активную образовательную, терапевтическую и научную деятельность, руководит которым его дочь – Джудит Бек (Beck Institute for Cognitive Behavior Therapy, www.beckinstitute.org). Наследие Альберта Эллиса  развивают его коллеги и ученики в одноименном институте (Albert Ellis Institute, www.rebt.org).

 

Клиентам

Особенности когнитивно-поведенческой терапии

Когнитивно-поведенческая терапия основана на когнитивной модели. Это значит, что в центре внимания находится не подсознание, а сознание пациента, его мысли и фантазии, которыми, в отличие от подсознательных образов, можно управлять.
От того, как мы воспринимаем обстоятельства, зависит наше эмоциональное состояние. Одни и те же происшествия у разных людей вызывают разную реакцию. Это значит, что влияние на нашу жизнь имеют зачастую не сами события, а то, как мы к ним относимся. Когда человек испытывает стресс или иные психологические расстройства, он склонен видеть ситуацию в более мрачных тонах. Когнитивно-поведенческая терапия помогает людям вовремя обратить внимание на негативные мысли и оценить, какое отношение они имеют к реальности.
Следующий этап — изменение этих мыслей и улучшение эмоционального состояния. Понимание этих процессов позволяет людям, страдавшим от депрессии, фобий или расстройств, менять свое поведение и избавляться от психологических проблем.

Преимущества когнитивно-поведенческой терапии

  • Решение конкретных проблем. Когнитивно-поведенческая терапия сфокусирована на настоящем, нацелена на решение определенных проблем клиента.
  • Быстрота и экономичность лечения. В отличие от других психотерапевтических методов, она не требует длительного консультирования или лечения и гарантирует результат. Иногда для того, чтобы избавиться от серьезной проблемы, требуется лишь несколько сеансов. Благодаря этому когнитивно-поведенческую терапию можно считать самым экономичным видом решения психологических проблем.
  • Приобретение полезных навыков. В процессе лечения вы приобретете полезные навыки, которые сможете использовать на протяжении всей жизни: научитесь отфильтровывать вредные мысли, менять свои установки и свое поведение, облегчая себе жизнь и повышая ее качество.

Научные доказательства эффективности когнитивно-поведенческой психотерапии

На протяжении своей более чем полувековой истории когнитивно-поведенческая психотерапия была подвергнута тщательным исследованиям. Число таких исследований очень велико — 452. По другим психотерапевтическим направлениям (например, психоанализ или гештальт) столь масштабные и фундаментальные исследования не проводились, а проведенные демонстрировали сомнительную результативность, что не афишируется по вполне понятным причинам.
Сегодня когнитивно-поведенческая модель психотерапии признается большинством авторов как наиболее влиятельная и эмпирически обоснованная, а эффективность когнитивно-поведенческой психотерапии при депрессиях, фобиях и панических атаках подтверждена большим количеством исследований (Perrez, Baumann, 2005). Она сопоставима с эффективностью медикаментозного лечения антидепрессантами (Thase et al., 1997) при этом подчеркивается ее более высокий превентивный эффект.
Метаанализ целого ряда надежных исследований показал, что в течение года после основного курса лечения антидепрессантами около 60% пациентов переживают повторный приступ депрессии, а после курса когнитивно-поведенческой психотерапии – только 29, 5% (Gloaguen et al., 1998). Она занимает первое место среди всех методов психотерапии по эффективности лечения большой депрессии (DeRubies, Crits-Christoph, 1998) и различных тревожных расстройств – фобий, панических атак и т.п. (Grave et al., 1994; Ruhmlad, Margraf, 2001).
Отечественные авторы в отдельных исследованиях также подтверждают эффективность и преимущества когнитивно-поведенческой психотерапии (Вейн с соавт., 1993; Бобров, Агамамедова, 2006; Холмогорова А.Б., 2011).

 

Партнёры

Ассоциация – это всероссийское объединение не только профессионалов, но и организаций здравоохранения в области психического здоровья. Приглашаем вас стать Ассоциированным членом. АКПП проводит более 10 конференций в год, как организатор, соорганизатор, информационный партнер и спонсор, на которых мы открыто позиционируем наших ассоциированных членов и предлагаем льготные условия для участия.

Скачать анкету Ассоциированного члена.

15 –17 мая. Санкт-Петербург


I Международный съезд ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии.


Ассоциация приглашает на Первый международный съезд ассоциации когнитивно-Поведенческой психотерапии. Съезд пройдет в Талион Империал Отеле – единственном в Санкт-Петербурге отеле класса «люкс», расположенном в историческом дворце XVIII века.


15 мая 2015 года


Регистрация – 9:00-9:30


 9.30 – 14:10 Пленарное заседание.


9:30 Вступительное слово. Дмитрий Викторович Ковпак (Россия, Санкт-Петербург, Председатель Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии, доцент кафедры психологии и педагогики СЗГМУ им. И. И. Мечникова, сопредседатель секции КПТ Российской Психотерапевтической Ассоциации). Вручение карты почетного члена АКПП Донне Судак и другим вступающим в ряды Ассоциации.


9:50 Донна Судак (США, Филадельфия, Профессор психиатрии колледжа медицины Университета Дрексель, Старший директор обучения ассоциации тренингов, Директор психотерапевтического обучения; бывший президент Академии когнитивной терапии;) Donna M. Sudak, M.D. (Professor of Psychiatry, Senior Associate Training Director, Director of Psychotherapy Training; Past President, Academy of Cognitive Therapy; College of Medicine Drexel University)


10:10 Ричард Оринг (Израиль, Рамат-Ган, Университет Бар Илан) Быть или не быть перфекционистом? Richard Ohring, Ph.D. School of Education, Bar Ilan University, Ramat Gan, Israel To be perfect or not to be?


10:30 Александр Петрович Федоров (Россия, Санкт-Петербург, профессор кафедры психотерапии СЗГМУ им. И. И. Мечникова). Концепция отношений В. Н. Мясищева и когнитивная психотерапия.


10:50 Владимир Иванович Курпатов (Россия, Санкт-Петербург, Главный психотерапевт Комитета по Здравоохранению Санкт-Петербурга).


11:10 Владимир Георгиевич Ромек (Россия, Ростов-на-Дону, заведующий кафедрой прикладной психологии Южно-Российского гуманитарного института (ЮРГИ), кандидат психологических наук, доктор философии университета Фридриха и Александра (Эрланген-Нюрнберг, Германия) Общая само-оценка и само-эффективность в контексте когнитивно-поведенческой терапии.


11:30 Александр Николаевич Еричев (Россия, Санкт-Петербург, старший научный сотрудник НИПНИ им. В. М. Бехтерева, доцент кафедры психотерапии СЗГМУ им. И. И. Мечникова, сопредседатель секции КПТ Российской Психотерапевтической Ассоциации). Использование современных технологий в когнитивно-поведенческой психотерапии.


11:50 Олег Михайлович Радюк (Минск, Беларусь, доцент кафедры общей и клинической психологии Белорусского Государственного Университета). Логика изменений в процессе терапии тревожных расстройств, или Почему поведенческие методы не могут быть заменены когнитивно-поведенческими. Logic of changes in process of anxiety disorders therapy, or Why behavioral methods can’t be replaced by cognitive-behavioral techniques.


12:10 Антон Маркович Бурно (Россия, Москва, доцент кафедры психиатрии, психотерапии и психосоматической патологии РУДН). Терапия пустого усилия. Когнитивно-ориентированный подход к быстрому облегчению душевной боли.


12:30 Яков Анатольевич Кочетков (Россия, Москва, Директор Центра когнитивной терапии, кандидат биологических наук, клинический психолог). Современная концептуализация в КБТ – наука и практика.


12:50 Алексей Игоревич Мелёхин (Россия, Москва, ГБУЗ Консультативно-диагностический центр № 2, ФГБУН Институт психологии Российской Академии Наук, Лаборатория психологии развития). Когнитивно-поведенческая психотерапия инсомнии в поздних возрастах.


13:10 Александра Владимировна Ялтонская (Россия, Москва, Старший научный сотрудник Федерального Медицинского Исследовательского Центра Психиатрии и Наркологии, старший преподаватель кафедры клинической психологии Московского Государственного Медико-стоматологического Университета, врач-психиатр, психотерапевт Европейского Медицинского Центра). Предикторы эффективности групповой КБТ в комплексном лечении депрессивных расстройств.


13:30 Снежана Александровна Замалиева (Россия, Санкт-Петербург, к.ф.н., доцент кафедры общенаучных дисциплин ВЕИП, сертифицированный специалист по логотерапии и экзистенциальному анализу (Victor Frankl Institute for Logotherapy, USA)). Когнитивно-поведенческая терапия и Логотерапия: пути интеграции.


13:50 Андрей Геннадьевич Каменюкин (Россия, Санкт-Петербург) тема уточняется


14:10 – 15:00 Перерыв на обед


15:00 – 17:30  Линейка мастер-классов, ворк-шопов и семинаров:


  • Александр Николаевич Еричев (Россия, Санкт-Петербург)
    Мастер-класс: Когнитивно-Поведенческая Терапия нехимических аддикций.

  • Яков Анатольевич Кочетков (Россия, Москва)
    Мастер-класс: Когнитивно-поведенческая терапия обсессивно-компульсивных расстройств.

  • Владимир Георгиевич Ромек (Россия, Ростов-на-Дону)
    Воркшоп: Первая психологическая помощь при излишней агрессивности или неуверенности поведения. Будут продемонстрированы приемы экстренного когнитивно-поведенческого вмешательства в ситуациях, провоцирующих неуверенность или агрессивность в межличностных либо официальных отношениях.


17:30 – 18:00 Перерыв на ужин


18:00 – 20:30 Продолжение мастер-классов, ворк-шопов и семинаров


  • Антон Маркович Бурно (Россия, Москва)
    Мастер-класс: Точка равновесия. Блиц-терапия негативных эмоциональных реакций

  • Олег Михайлович Радюк (Беларусь, Минск)
    Мастер-класс: Системный подход в психотерапии обсессивно-компульсивного расстройства. System approach in therapy of obsessive-compulsive disorder.

  • Александр Петрович Федоров (Россия, Санкт-Петербург)
    Мастер-класс: Способы интенсификации процесса когнитивно-поведенческой терапии


20:30 – 21:00 Шэринг


 


16 мая 2015 года


10:00 – 17:00 (перерыв на обед 13:00 – 14:00) Донна Судак (США, Филадельфия, Профессор психиатрии колледжа медицины Университета Дрексель, Старший директор обучения ассоциации тренингов, Директор психотерапевтического обучения; бывший президент Академии когнитивной терапии;) Donna M. Sudak, M.D. (Professor of Psychiatry, Senior Associate Training Director, Director of Psychotherapy Training; Past President, Academy of Cognitive Therapy; College of Medicine Drexel University)


На семинаре будут раскрыты следующие важные темы:


  • основы DBT;

  • DBT-тренинг навыков по повышению устойчивости пациента к дистрессу;

  • интерперсональная эффективность и тренинг осознанности;

  • показания т ограничения применения КПТ при суицидальном поведении;

  • оценка суицидального риска;

  • практика применения «эффективного анти-суицидального планирования»;

  • работа со «сложными» пациентами и резистентностью к терапии.


17:30 – 18:00 Перерыв на ужин


18:00 – 20:30 Ричард Оринг (Рамат-Ган, Израиль) Richard Ohring, Ph.D. School of Education, Bar Ilan University, Ramat Gan, Israel
Быть или не быть совершенным: как превратить перфекционизм из критического фактора поддержания психопатологии в базовое свойство психологического благополучия


Стремление к совершенству обычно воспринимается как положительный атрибут. Однако клинический опыт показывает, что перфекционизм имеет важную роль в поддержании нескольких психических расстройств и является одной из значимых причин в коморбидности психических расстройств. Кроме того, исследования показали, что КПТ был значительно менее эффективен у пациентов с большим депрессивным расстройством или Обсессивно-Компульсивным расстройством, которые представлены высоким уровнем перфекционизма, по сравнению с пациентами с низким уровнем перфекционизма. Тем не менее, в настоящее время существует все еще много разногласий среди исследователей в том, что является ключевыми аспектами, вызывающими стремление к высоким стандартам, которое в свою очередь приводит к дезадаптации. Кроме того, большинство протоколов лечения даже не ставят в качестве мишени перфекционизм. В ходе этого семинара Ричард Оринг познакомит с оригинальной когнитивно-поведенческой концептуализацией дезадаптивного перфекционизма. На основе этой концепции, Ричард Оринг представит новаторские интервенции в терапии дезадаптивного перфекционизма. Для того, чтобы проиллюстрировать модель лечения, будут представлены несколько клинических примеров (в том числе и видео сеансы терапии), а терапевтические техники будут продемонстрированы на добровольных участниках.


To be perfect or not to be: How to turn perfectionism from a critical maintaining factor of psychopathology to a core feature of psychological wellbeing


Richard Ohring: The pursuit of perfection is commonly perceived as a positive attribute. However clinical experience indicates that perfectionism has a major role in the maintenance of several mental disorders and a causal role in the comorbidity of mental disorders. In addition, studies have shown that CBT was significantly less effective in patients with Major Depressive Disorder or Obsessive Compulsive Disorder who presented with high levels of perfectionism, compared to patients with low levels of perfectionism. Nevertheless, at present there is still wide disagreement among researchers over what essential aspects cause the striving for high standards to become maladaptive. In addition, most treatment protocols do not even target perfectionism. In this seminar I will introduce a novel cognitive behavioral conceptualization of maladaptive perfectionism. Subsequently, based on this conceptualization, I will present a novel intervention for maladaptive perfectionism. In order to illustrate the treatment model, several clinical case examples will be presented (including video clips of therapy sessions) and therapeutic techniques will be demonstrated on volunteer participants.


20:30 – 21:00 Шэринг


 


17 мая 2015 года


10:00 – 17:00 (перерыв на обед 13:00 – 14:00) Донна Судак (США, Филадельфия, Профессор психиатрии колледжа медицины Университета Дрексель, Старший директор обучения ассоциации тренингов, Директор психотерапевтического обучения; бывший президент Академии когнитивной терапии;) Donna M. Sudak, M.D. (Professor of Psychiatry, Senior Associate Training Director, Director of Psychotherapy Training; Past President, Academy of Cognitive Therapy; College of Medicine Drexel University)


На семинаре будут раскрыты следующие важные темы:


  • основы DBT;

  • DBT-тренинг навыков по повышению устойчивости пациента к дистрессу;

  • интерперсональная эффективность и тренинг осознанности;

  • показания т ограничения применения КПТ при суицидальном поведении;

  • оценка суицидального риска;

  • практика применения «эффективного анти-суицидального планирования»;

  • работа со «сложными» пациентами и резистентностью к терапии.


17:30 – 18:00 Перерыв на ужин


18:00 Торжественное закрытие I Международного съезда ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии


18:30 Праздничная прогулка по рекам и каналам Санкт-Петербурга на речном трамвайчике


С подробной с программой, темами семинаров, условиями бесплатной публикации, стоимостью участия, способами оплаты можно познакомиться на сайте АКПП www.associationcbt.ru в разделе «Новости» или «Мероприятия».


Контакты Оргкомитета АКПП: телефон +7 (812) 404-06-56 и +7 (812) 922-44-19, e-mail [email protected]

Сайт психолога Наталья Чижиковой

Обо мне

В данный момент я веду частную практику, работаю как клинический психолог и психотерапевт. В своей работе я
использую
преимущественно техники когнитивно-поведенческой, гуманистической и экзистенциальной психотерапии. Являюсь
действительным членом Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии, провожу как разовые консультации,
так и
долгосрочную терапию. Консультирую взрослых и подростков.

Интерес к психологии у меня с детства. Сколько себя помню, мне всегда хотелось разобраться в чувствах
человека:
почему мы так устроены, откуда у нас внутри такой богатый, огромный и сложный мир, как нам с ним
сосуществовать?

На протяжении своего жизненного пути я присматривалась и к другим профессиям, но со временем осознала:
прежде
чем ответить на вопрос, чем ты хочешь заниматься в жизни, нужно понять, чем ты не заниматься не можешь. Что
касается меня, то я никогда не переставала думать и говорить о том, как мы устроены.

Психотерапия покорила меня тем, что посвящена людям: они способны открыть для себя ранее не предполагаемые
явления, найти ранее не осознаваемые ресурсы и говорить о том, что для них важно, настолько искренне,
насколько
это вообще возможно.

Мое образование

Получила двойное психологическое образование: степень специалиста по направлению «Клиническая психология» в
РНИМУ им. Н. И. Пирогова и степень бакалавра психологии по направлению «Социальная психология» в МПГУ (бывш.
МГПИ им. В. И. Ленина).

Защитила магистерскую диссертацию в МПГУ (диплом с отличием). В рамках своего
научного исследования стала
победителем конкурса «Студенческая наука» (2016), а также XXIV Международной научной конференции студентов,
аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2017» (МГУ) в номинации «Лучший доклад».

Прошла двухлетнюю личную психотерапию у Антона Марковича Бурно, почётного члена
Ассоциации когнитивно-
поведенческой психотерапии, руководителя модальности «Дифференциальная психотерапия» в Общероссийской
профессиональной психотерапевтической лиге.

Дополнительно обучалась психологическому консультированию и психотерапии у Дмитрия
Викторовича Ковпака
при Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии, а также ДПДГ-терапии при Общероссийской
профессиональной психотерапевтической лиге.

В рамках профессиональной деятельности в качестве клинического психолога проходила
стажировки и сотрудничала
с больницами, учебными заведениями, благотворительными фондами, психологическими центрами, среди которых
Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г. Е. Сухаревой (НПЦ ПЗДП ДЗМ),
Психиатрическая клиническая больница № 1 им. Н. А. Алексеева, Психоневрологический диспансер № 1, Центр
патологии речи и нейрореабилитации, Наркологическая больница № 17, психологический центр «Родник»,
Московский
педагогический государственный университет, ГБОУ СОШ № 1440.

Предлагаю вам ознакомиться с моими дипломами, документирующими получение высшего и
дополнительного
образования, а также повышение квалификации, за исключением деятельности, которая не подразумевает выдачу
сертификатов (личная терапия, исследовательские проекты в МГУ, РНИМУ им. Н. И. Пирогова, МПГУ, участие в
супервизорских группах и пр.).

Академическое образование

2016
— МПГУ (бывш. МГПИ им. В. И. Ленина),
специальность «Социальная психология»,
(квалификация психолог)

2017— РНИМУ им. Н. И. Пирогова,
специальность «Клиническая психология»,
(квалификация клинический психолог)

2018— МПГУ (бывш. МГПИ им. В.
И. Ленина),
специальность «Организационная психология»,
(квалификация магистр психологии)

2016 — участник проекта «Студенческая
наука»

2016— участник Международной научной
конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2016» (МГУ)

2017— участник Международной научной
конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2017» (МГУ) и победитель в номинации
«Лучший доклад»

2016 — н. вр. — участник ежегодных
научных
конференций МПГУ (бывш. МГПИ им. В. И. Ленина), РНИМУ им. Н. И. Пирогова

Психотерапевтическое образование

2017
— Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига, Базовый курс ДПДГ-терапии — 36 часов

2018
— Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии, курс CBT — терапии Дмитрия Викторовича Ковпака — 200
часов

2018 — н. вр.
— участие в групповых очных интервизиях в Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии — 25 часов

2018 — н. вр.
— участие в групповых и индивидуальных супервизиях у Дмитрия Викторовича Ковпака — 20 часов

2018 — н. вр.
— участие в ежегодных конференциях Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии — 100 часов

Индивидуальный психотерапевтический опыт

2016 — н. вр.— личная психотерапия у
Бурно Антона
Марковича (почётный член Ассоциации когнитивно-
поведенческой психотерапии, руководитель модальности
«Дифференциальная психотерапия» в Общероссийской
профессиональной психотерапевтической лиге).

Клиентская практика

с 2018— индивидуальные очные и скайп
(Skype)
консультации для взрослых

Томское отделение Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии

Обучение базовому (Basic) и продвинутому (Advanced) курсу когнитиво-поведенческой психотерапии. Сертификация, лицензия. Для врачей-психотерапевтов, психологов, медицинских психологов.

КПТ:

  • «Золотой стандарт» психотерапии.
  • Эффективный метод лечения большинства психологических проблем и форм психической патологии.
  • Перспективное повышение квалификации для психологов и психотерапевтов.
  • Научно-обоснованный подход.
  • Подтверждённая эффективность в клинических исследованиях.
  • Наиболее распространённый психотерапевтический подход в клинической практике во всём мире.

Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии создана на базе клиники неврозов им. И.П. Павлова.

  • Лицензия на образовательную деятельность.
  • Полный член EABCT.
  • Сотрудничество и дружба с мировыми лидерами КПТ.

Томск:

  • Обучение в родном городе в лучшей российской организации без дополнительных трат на проезд и проживание, преподаватели сами приедут к нам.
  • Знакомство и общение с коллегами.
  • Сопровождение, поддержка, местные интервизии и группы личного опыта для специалистов, супервизия у лучших опытных специалистов города, большое количество материалов.

Процесс обучения:

  • Преподаватели, совмещающие огромный практический опыт и высокачественную подготовку в зарубежных институтах.
  • Профессиональные группы: психологи, психотерапевты, психиатры, врачи, педагоги.
  • Баланс теории и практики:
    • Теоретический блок — практическая отработка: работа в тройках;
    • Демонстрации — показательные сессии, решение терапевтических задач, сессии в группе, разбор клинических случаев.
  • Интересное, полезное, развивающее, позитивное, терапевтичное обучение — улучшение самочувствия в процессе обучения.
  • Высочайшее качество знаний.
  • Презентации и материалы.

Документы: сертификат за каждый модуль.

При успешном прохождении курса психологи и психотерапевты получают удостоверение установленного образца.

Оценки и отзывы

свернуть ↑

Итоговая оценка 
Соответствие программы заявленным целям
Ясность, доступность, системность информации
Полезность, возможность реализации на практике
Организационная часть тренинга
Работа тренера(ов)

официальный сайт — Каталог компаний Cataloxy.ru

https://img.cataloxy.ru/fl/b2/9c/645611.gif

— Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии

Ассоциация Когнитивно-Поведенческой Психотерапии (АКПП) — некоммерческая организация, созданная в 1999 г. на базе Клиники Неврозов (Санкт-Петербургской Городской психиатрической больницы) им. И. П. Павлова Д. В. Ковпаком, Ю. Р. Палкиным, А. В. Курпатовым и другими врачами психиатрами и психотерапевтами для популяризации и развития когнитивно-поведенческой терапии в России. На сегодняшний день когнитивно-поведенческая психотерапия — эффективный, научно доказанный метод психологической помощи, который применяется во всем мире. Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии на 2020 год насчитывает более тысячи членов, 25 отделений в регионах России, а также за ее рубежом и объединяет профессионалов в области психического здоровья: психиатров, психотерапевтов и психологов. АКПП имеет единомышленников в регионах нашей страны, ближнего и дальнего зарубежья. АКПП проводит обучающие программы по когнитивно-поведенческой психотерапии разных уровней –от самых основ до продвинутого, каждый из которых включает в себя более 200 часов теории, практики и супервизии. Эти обучающие программы с 1999 г. прошли более чем в 23 городах России, Белоруси, Казахстана, Эстонии, Украины и других стран. АКПП принимает участие в международных социальных проектах. Сегодня мы создаем возможности для профессионального развития специалистов по всему миру, предоставляя онлайн доступ к качественному обучению у лучших мировых специалистов в области КПТ. А наш CBT FORUM неоднократно становился самым значимым и громким событием в мире психологии и психотерапии не только в России, но и за ее пределами. Задавать высокие стандарты работы, формировать по-настоящему профессиональное сообщество, делать эффективную психотерапию и психологическую помощь доступной каждому — цели, которые мы намерены реализовать в ближайшее время. Присоединяйтесь к сообществу научно обоснованной психотерапии! Присоединяйтесь к нашей команде!

Не забывайте, что самую подробную информацию об организации Ассоциация Когнитивно-Поведенческой Психотерапии в Санкт-Петербургe вы всегда можете получить на официальном сайте, в офисе компании или позвонив по телефону

Отзывы о компании

К сожалению, еще никто не оставлял комментарии на этой странице.

Видеосеминары Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии

Видео предназначено для тех, кто проходит или уже прошёл один из курсов Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии.

Видеосеминар (не диск)!

Продолжительность: 5 часов. 

Предлагаем вашему вниманию видеосеминар по передовой и актуальной теме для каждого практикующего специалиста в области психического здоровья.

Тематический план семинара:

• Исторический очерк о традициях и школах буддизма
• Основные течения третьей волны КПТ
• Понятие Mindfulness
• История изучения осознанности
• Созерцательная наука
• История осознавания
• Практики осознанности в мировой культуре, религии и психотерапии
• Терапия принятия и ответственности
• Соотношение медитации и mindfulness
• Практики майндфулнесс (Body scan, urge serfing, сканирование тела, осознавание дыхания, осознование ходьбы, осознавание движений, сидение  открытой осведомленностью, сидение с трудностями и др.)

Данный видеосеминар является уникальным информационным продуктом на российском рынке, сочетающем в 

себе:

Новые технологии дистанционного обучения,
Авторские передовые мировые разработки в области когнитивно-поведенческой психотерапии,
Качественные технологии, использованные при создании видео: качество видео FullHD, качественный звук, презентации внутри видео

Новые технологии защиты информации и авторского права.

Ведущие семинара:

Ковпак Дмитрий Викторович — врач-психотерапевт, канд. мед. наук, доцент кафедры психологии и педагогики СЗГМУ им. И. И. Мечникова, председатель АКПП, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации (РПА), сопредседатель секции когнитивно-поведенческой терапии РПА, научный руководитель секции «Психологическое консультирование и психотерапия» Санкт-Петербургского психологического общества, автор и соавтор более ста научных статей, ряда монографий и научно-популярных изданий, супервизор и преподаватель КПТ. 

Д. В. Ковпак преподает КПТ с 1998 года, после обучения курса по когнитивно-поведенческой терапии у профессора Г. Кассинова из Института Хофстра, Нью-Йорк, США (H. Kassinove, N.Y., USA). Прошел обучение в ведущих центрах КПТ, таких как Институт Бека (Beck Institute for cognitive and behavior therapy, Philadelphia, USA), Иститут А. Эллиса (А. Ellis Institute, N.Y., USA), Оксфордский центр Когнитивной Терапии и др. у преподавателей Института Бека, Академии Когнитивной Терапии, Института Эллиса и других центров (семинары, лекции, мастер-классы, группы с клиентами, ролевые игры, тренинги навыков, супервизии у таких преподавателей как А. Бек, Д. Бек, Д. Судак, Р. ДиДжузеппе, К. Дойл, Д. Витерито, С. Раковщик и многих других). Прошел ряд специализированных форм обучения супервизии в КПТ с получением соответсвующих сертификатов (в том числе в профильных семинарах в Институте Бека и Институте А. Эллиса).

Автор и соавтор более ста научных статей, ряда монографий и научно-популярных изданий, в числе которых «Как избавиться от тревоги и  страха», «Страхи, тревоги, фобии. Как от них избавиться?», «Паническое расстройство в практике терапевта», «Депрессия. Диагностика и методы лечения», «Как преодолеть боль», «111 баек для психотерапевтов», «Антистресс-тренинг», «Стресс-менеджмент», «Не на тех напали! Или как бороться с грубостью», «Безопасное общение. Как стать неуязвимым», «Олимпийское спокойствие», «Трудные люди. Как с ними общаться?» и др.

Павел Валерьевич Берснев — антрополог, религиовед, этнограф, путешественник, действительный член Русского географического общества, Философского платоновского общества, автор ряда книг по религиоведению, философии и психологии, член Комиссии по изучению стран Латинской Америки РГО. Многие годы Берснев П. В. посвятил изучению традиционных методов духовного врачевания в амазонской сельве среди шаманов и курандерос разных индейских племен Южной Америки, а также исследованиям методов духовного исцеления в Тибете, Непале и Индии.

Видеоверсия включает в себя полноценный однодневный семинар-тренинг с практическими упражнениями и слайды презентации.

В Нижнем Новгороде откроется центр когнитивно-поведенческой психотерапии | Новости компаний | ОБЩЕСТВО

Многие люди испытывают разные переживания и расстройства. Большинство никак не решает эти проблемы, списывая все на внешние обстоятельства.

Председатель Всероссийской ассоциации когнитивно-поведенческой терапии, кандидат медицинский наук Дмитрий Ковпак уверен, что массу жизненных проблем можно решить с помощью психотерапии. Известный ученый провел в Нижнем Новгороде семинар-лекцию для студентов и преподавателей Мининского университета, а также рассказал об открытии нижегородского центра когнитивно-поведенческой терапии.

«Незаметные» проблемы

По статистике, у четверти населения крупных городов есть тревожные расстройства. Они могут быть самых разных форм — от социофобии до панических атак. Кто-то терпит эти проблемы, кто-то идет к кардиологу или к неврологу, не обращаясь к психотерапевтам.

Вторая большая группа психических проблем — депрессивные расстройства. У человека может быть плохое настроение или упадок сил, а может быть и физический дискомфорт вплоть до болевого синдрома, но при этом медицинское обследование никаких отклонений не находит.

Также современные люди часто страдают зависимостями — не только химическими (алкоголь, курение и другое), но и смешанными. Например, пищевая зависимость, игровая зависимость или интернет-аддикция. Кажется, что это безобидные слабости, но они влияют на настроение, нарушают сон.

«Это нормально, что у нас есть проблемы, что у нас есть такие переживания, расстройства. Обычные люди не замечают бремени всех этих проблем. Но техники их решения существуют, просто люди ими не пользуются», — говорит Дмитрий Ковпак.

Ситуацию обострила пандемия, когда многие оказались «запертыми» дома. Если в семье раньше предпочитали замалчивать проблемы, избегали общения друг с другом, то в таких условиях все может закончится серьезным конфликтом или даже разводом.

«Обычно люди говорят, что сами решат проблему или ссылаются на формы досуга, которые помогают им расслабиться, успокоиться и переключиться. Конечно, это возможно, но иногда нужен взгляд со стороны, чтобы люди могли выяснить, что не так в их жизни, — сказал Дмитрий Ковпак. — Будда говорил, что боль неизбежна, а страдание — это уже личный выбор каждого. Мы можем донести это до человека, чтобы он понял, где же эта точка выбора, и как ее можно использовать. Те проблемы, которые человек испытывает, не только от внешней действительности, например, из-за недостатка денег или пандемии. Важен социальный аспект, нужно общение».

 

Спасет наука

По мнению Дмитрия Ковпака, эти проблемы может решить популяризация психотерапии. Нужно объяснять людям, что с ними происходит и почему стоит обратиться к специалисту. Одним из мероприятий по популяризации науки стал открытый семинар-лекция в Мининском университете, где ученый рассказал о современных научно-обоснованных практиках в когнитивно-поведенческой психотерапии. Это направление подтвердило высокую эффективность в клинических исследованиях и имеет фундаментальную научную базу.

Истоки когнитивно-поведенческой психотерапии можно проследить еще в учениях философов прошлого, а современный облик ей придали работы Альберта Эллиса и Аарона Бека. Когнитивную психотерапию можно применять в амбулаторных и клинических условиях, а также в различных формах. Например, индивидуальная когнитивная психотерапия, групповая, семейная и другие.

Дмитрий Ковпак — научный руководитель нижегородского центра когнитивно-поведенческой терапии, объединившего психологов с большим опытом работы.

«У нас есть опытные специалисты, из них формируется ядро команды. Но, конечно, мы будем приглашать на обучение и других специалистов. Даже имея базовые навыки, человеку нужно прогрессировать; повышение квалификации — это потребность каждого из нас. Интерес к нашим обучающим программам очень большой, причем не только в России, но и в Казахстане, и в Беларуси, и в других странах», — говорит Дмитрий Ковпак.

По его словам, в течение ближайшего месяца нижегородский центр когнитивно-поведенческой терапии должен открыться в очном формате. Сейчас подавляющее большинство сеансов проходит онлайн. Психологическую помощь можно оказывать дистанционно, и пандемия подтолкнула многих людей воспользоваться этой возможностью.

Кандидат медицинских наук, доцент кафедры психотерапии, клинической психологии и сексологии СЗГМУ им. И. И. Мечникова (Санкт-Петербург). Вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации. Автор и соавтор более ста научных статей, ряда монографий и научно-популярных изданий.

Нижегородский центр когнитивно-поведенческой терапии.

Тел.: 8-800-234-49-39, страница в Instagram

Национальная ассоциация когнитивно-поведенческих терапевтов

Национальная ассоциация когнитивно-поведенческих терапевтов (NACBT) была основана в 1995 году и обучила и сертифицировала тысячи специалистов в Соединенных Штатах и ​​за рубежом. NACBT с самого начала фокусировался на продвижении когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) в сфере психического здоровья, а также среди широкой общественности.

NACBT — единственная эклектичная организация CBT в США, что означает, что мы принимаем и поддерживаем членов с различными предпочтениями CBT.Некоторые участники предпочитают и практикуют рациональную эмоциональную поведенческую терапию (REBT), в то время как другие предпочитают рациональную поведенческую терапию (RBT), рациональную живую терапию (RLT) или когнитивную терапию (Beck).

NACBT был сформирован в ответ на растущую тенденцию профессионалов в области психического здоровья, называющих себя «когнитивно-поведенческими терапевтами», хотя на самом деле их практика консультирования / психотерапии не напоминала КПТ. Например, эти терапевты не учили, что чувства и поведение вызваны мыслями.Они не обучали навыкам рационального самоконсультирования. Они не давали клиенту домашние задания / задания по самопомощи для выполнения между сессиями. Они сосредоточились на прошлом, а не на настоящем. Они не руководствовались системой, а просто использовали «инструменты».

В результате мы сформировали NACBT для разработки стандартов сертификации и обучения специалистов в области психического здоровья, которые были заинтересованы в проведении CBT-теопатии в ее различных формах.Мы обеспечили обучение и супервизию КПТ тысячам профессионалов и парапрофессионалов по всему миру. Наши тренинги по КПТ проводятся в форме очных тренингов в режиме реального времени, а также в виде вебинаров и программ домашнего обучения.

Мы предлагаем как профессиональное, так и студенческое членство. Мы приглашаем профессионалов из всех стран присоединиться к NACBT.

Если вы хотите присоединиться к NACBT, посетите: https://www.nacbt.org/cognitive-behavioral-therapists-login/

Чтобы узнать о наших многочисленных отличных программах обучения / сертификации, посетите: http: // nacbt.americommerce.com

Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим сайтом. Если у вас есть какие-либо вопросы, дайте нам знать о нашей ассоциации или о CBT-терапии.

Национальная ассоциация когнитивно-поведенческих терапевтов

Для получения полного списка и описания всех программ сертификации CBT, предлагаемых NACBT, посетите: http://nacbt.americommerce.com/store/c/4-Home-Study-Trainings-for-Professionals.aspx

Национальная ассоциация когнитивно-поведенческих терапевтов предоставляет четыре основных сертификата: сертифицированного когнитивно-поведенческого терапевта (CCBT), дипломированного специалиста по когнитивно-поведенческой терапии (DCBT), сертифицированного когнитивно-поведенческого группового терапевта (CBGT) и сертифицированного когнитивно-поведенческого терапевта (CBGT). Фасилитатор поведенческой группы (CBGF).

Критерии, установленные для каждого аттестата, отражают стремление NACBT гарантировать, что только квалифицированные специалисты могут отличаться как компетентные когнитивно-поведенческие терапевты.

(1) Дипломант в области когнитивно-поведенческой терапии ( <—- Нажмите здесь, чтобы подать заявку)
DCBT является высшим сертификатом, присуждаемым NACBT.

Требования для получения статуса дипломата NACBT

  1. Магистр или докторская степень в области психологии, консультирования, социальной работы, психиатрии, трудотерапии или смежных областях, полученная в университете с региональной аккредитацией.
  2. Десятилетний опыт работы в аспирантуре в области когнитивно-поведенческой терапии. Этот опыт должен быть подтвержден руководителем или руководителями.
  3. Три рекомендательных письма от специалистов в области психического здоровья, знакомых с когнитивно-поведенческими навыками заявителя.
  4. Успешное завершение программы сертификации (все уровни) когнитивно-поведенческой терапии, признанной NACBT, такой как терапия рационального эмоционального поведения, терапия рационального поведения, рациональная терапия жизни или когнитивная терапия.

Поддержание статуса дипломата

  1. Срок действия сертификата составляет пять (5) лет. Для повторной сертификации участник должен представить в конце пятилетнего периода подтверждение продолжения образования, полученного в течение пятилетнего периода сертификации. Общее количество контактных часов за пять лет — двадцать пять (25). Если член не соответствует требованиям к непрерывному образованию в конце пятилетнего периода сертификации, он или она может сдать сертификационный экзамен для повторной сертификации.
  2. Дипломаты должны публиковать одну статью каждый год, которая тесно связана с CBT. Это может включать отправку статьи для публикации в ежемесячном информационном бюллетене NACBT, Rational News .
  3. Дипломаты должны работать в качестве ассоциированных членов Консультативного совета NACBT и пользоваться своим правом голоса в совете. Те, у кого есть дипломы дипломированного специалиста по когнитивно-поведенческой терапии, могут принять решение включить себя (без дополнительных затрат) в базу данных рекомендаций NACBT.

(2) Сертифицированный когнитивно-поведенческий терапевт ( <—- Нажмите здесь, чтобы открыть приложение )

Чтобы подать заявку на участие в CCBT в режиме онлайн, нажмите здесь —————> Онлайн-приложение CCBT

Сертифицированный когнитивно-поведенческий терапевт (CCBT) Требования к учетным данным

Специалисты в области психического здоровья, независимо от специализации, имеющие профессиональную квалификацию, могут подать заявку на получение сертификата «Сертифицированного когнитивно-поведенческого терапевта.” Для сертификации необходимы следующие критерии:

  1. Магистр или докторская степень в области психологии, консультирования, социальной работы, психиатрии, трудотерапии или смежных областях, полученная в университете с региональной аккредитацией.
  2. Шесть лет опыта работы в аспирантуре в области когнитивно-поведенческой терапии. Этот опыт должен быть подтвержден руководителем или руководителями.
  3. Три рекомендательных письма от специалистов в области психического здоровья, знакомых с когнитивно-поведенческими навыками заявителя.
  4. Успешное завершение первичной или вводной сертификационной программы по когнитивно-поведенческой терапии, признанной NACBT, такой как первичная сертификационная программа в REBT, сертификация первого уровня в программе рациональной поведенческой терапии или сертификация первого уровня в рациональной жизни Терапия.

Повторная сертификация CCBT

Сертификат

действует в течение 5 (пяти) лет. Для повторной сертификации участник должен представить в конце пятилетнего периода подтверждение продолжения образования, полученного в течение пятилетнего периода сертификации.Общее количество контактных часов за пять лет — двадцать пять (25). Если член не соответствует требованиям к непрерывному образованию в конце пятилетнего периода сертификации, он или она может сдать сертификационный экзамен для повторной сертификации.

Обновленный диплом будет высылаться ежегодно после получения NACBT ежегодного сбора за повторную сертификацию.

Ассоциация предоставляет несколько возможностей для получения непрерывного образования, включая семинары по всей территории США и аудиозаписи лекций.

Лица, обладающие сертификатом сертифицированной когнитивно-поведенческой терапии, могут принять решение включить себя (без дополнительных затрат) в базу данных рекомендаций NACBT.

(3) Сертифицированный когнитивно-поведенческий групповой терапевт (CBGT). Для получения дополнительной информации нажмите здесь (открывается в новом окне). Требования: Успешное завершение программы домашнего обучения и степень магистра или выше по специальности в области психического здоровья.

(4) Сертифицированный фасилитатор когнитивно-поведенческой группы (CBGF).Для получения дополнительной информации нажмите здесь (открывается в новом окне). Требования: Успешное завершение программы домашнего обучения и аттестат об окончании средней школы или его эквивалент.

Американская ассоциация тревоги и депрессии, ADAA

Полезное руководство по различным вариантам терапии

Загрузите инфографику нашего Руководства по вариантам терапии.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

Хорошо зарекомендовавший себя, высокоэффективный и продолжительный метод лечения называется когнитивно-поведенческой терапией или КПТ.Он фокусируется на выявлении, понимании и изменении моделей мышления и поведения. Преимущества обычно видны через 12–16 недель, в зависимости от человека.

В этом типе терапии пациент активно участвует в собственном выздоровлении, обладает чувством контроля и приобретает навыки, которые пригодятся на протяжении всей жизни. КПТ обычно включает чтение о проблеме, ведение записей между посещениями и выполнение домашних заданий, в которых практикуются лечебные процедуры.Пациенты осваивают навыки во время сеансов терапии, но они должны постоянно практиковаться, чтобы увидеть улучшения.

Посмотрите четыре полезных видео, основанных на фактических данных, выпущенных Консорциумом амбулаторных исследований в области педиатрии и подростков Вашингтонского университета, Медицинской школой Вашингтонского университета. В видеороликах участвует член ADAA Мелани Ван Дайк, доктор философии. Видеоролики охватывают: доказательную терапию подростковой депрессии, когнитивно-поведенческую терапию, выбор терапевта КПТ и способы узнать, работает ли терапия.

Прочтите это сообщение в блоге ADAA: Три вещи, которые мне нужно знать о когнитивно-поведенческой терапии (когнитивно-поведенческой терапии)

Загрузите наш Что такое CBT? инфографика.

Экспозиционная терапия

Экспозиционная терапия, разновидность когнитивно-поведенческой терапии, представляет собой процесс уменьшения реакций страха и тревоги. В ходе терапии человек постепенно сталкивается с опасной ситуацией или объектом, со временем он учится становиться менее чувствительным. Было обнаружено, что этот тип терапии особенно эффективен при обсессивно-компульсивном расстройстве и фобиях.

Терапия принятия и приверженности (ACT)

Также известный как ACT, этот тип терапии использует стратегии принятия и внимательности (жить настоящим моментом и переживать вещи без осуждения), наряду с приверженностью и изменением поведения, как способ справиться с нежелательными мыслями, чувствами и ощущениями. ACT прививает навыки принимать этот опыт, помещать его в другой контекст, развить большую ясность в отношении личных ценностей и взять на себя обязательство по необходимому изменению поведения.

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ)

Интеграция когнитивно-поведенческих методов с концепциями восточной медитации, диалектической поведенческой терапии или DBT объединяет принятие и изменение.DBT включает индивидуальную и групповую терапию для обучения внимательности, а также навыков межличностной эффективности, терпимости к стрессу, регулирования эмоций.

Межличностная терапия (ИПТ)

Межличностная терапия, которую часто называют ИПТ, представляет собой краткосрочную поддерживающую психотерапию, направленную на решение межличностных проблем при депрессии у взрослых, подростков и пожилых людей. ИПТ обычно включает от 12 до 16 часовых сеансов еженедельно. Первые занятия посвящены сбору информации о природе депрессии и межличностного опыта человека.

Десенсибилизация и обработка движением глаз (EMDR)

При определенных условиях движения глаз, кажется, уменьшают интенсивность беспокоящих мыслей. Лечение, известное как десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, по-видимому, оказывает прямое влияние на способ обработки информации мозгом. По сути, это помогает человеку видеть тревожный материал менее тревожным.

EMDR похоже на то, что происходит естественным образом во время сновидений или быстрого сна (быстрого движения глаз).Научные исследования подтвердили эффективность EMDR при посттравматическом стрессовом расстройстве. Клиницисты также сообщили об успешном использовании его для лечения панических атак и фобий.

Найдите ближайшего терапевта

Найдите в нашем каталоге ADAA лицензированных поставщиков психиатрических услуг, специализирующихся на тревожных расстройствах, депрессии, ОКР, посттравматическом стрессовом расстройстве и родственных расстройствах. Многие члены ADAA также предлагают телементальные медицинские услуги.

Слушайте наши вебинары по CBT:

Актуальные статьи

поведенческих терапий | Американская ассоциация тиннитуса

Когнитивный ( прил.форма познания ) — вовлекающая или относящаяся к функциям внимания, знания, памяти, суждения, разума и принятия решений

Поведенческие — связанные с физическими, эмоциональными и психологическими действиями или связанные с ними

Поведенческая терапия, которая фокусируется на эмоциональной реакции пациента на шум в ушах, является одним из лучших и наиболее эффективных методов лечения обременительного шума в ушах. Было доказано, что эти подходы уменьшают дистресс, тревогу и депрессию, связанные с шумом в ушах, и улучшают общее качество жизни пациентов.

Обоснование поведенческих методов лечения состоит в том, что «тяжелый» шум в ушах определяется его эмоциональными последствиями, а не его акустическими характеристиками. (Исследования показывают, что существует небольшая корреляция между громкостью / высотой звука в ушах и дистрессом, о котором сообщает пациент.) По-настоящему обременительным это состояние делает негативные психологические и когнитивные реакции пациентов в ответ на шум в ушах. Другими словами, эмоциональная реакция пациента является ключевым фактором, определяющим, воспринимается ли шум в ушах как надоедливый или не аффективный, глубоко расстраивающий или неважный.Цель поведенческой терапии — помочь пациентам контролировать свои поведенческие реакции на шум в ушах и тем самым уменьшить воспринимаемое воздействие этого состояния.

Пациенты, которые уделяют повышенное внимание шуму в ушах и которым не хватает эмоциональных приемов, обычно более депрессивны, более обеспокоены и имеют более высокие воспринимаемые нарушения, связанные с их состоянием. Поведенческая терапия дает навыки, позволяющие снизить внутреннее внимание к тиннитусу, улучшить способность справляться с ситуацией и разработать альтернативные модели мышления и поведения, которые отвлекают пациентов от шума в ушах.Общий план терапии состоит в том, чтобы увеличить приятную активность, изучить методы релаксации и добавить когнитивные навыки, чтобы заменить негативное (или бесполезное) мышление.

Эти методы лечения могут проводиться в группах или один на один с отдельным пациентом. Есть даже убедительные доказательства того, что они эффективны при дистанционной доставке, через Интернет или по телефону — процесс, который позволяет пациентам оставаться в комфорте своего собственного дома.

Доказательства результатов поведенческой терапии тиннитуса надежны.Метаанализ восьми исследований 2010 года показал значительное улучшение показателей депрессии и качества жизни пациентов, завершивших программу терапии. Обзор исследовательской литературы 2014 года показал, что эти методы лечения последовательно и значительно снижали тяжесть и ухудшение тиннитуса, уменьшали страх, связанный с тиннитусом, и снижали общую депрессию и тревогу. Более того, улучшение состояния пациента после психологической терапии оказалось стабильным и продолжительным — с положительным эффектом, сохраняющимся в течение 15 лет после окончания лечения.

На этой странице мы используем «поведенческую терапию» как обобщающий термин для множества различных методов лечения шума в ушах. Хотя эти индивидуальные практики могут иметь небольшие вариации (в зависимости от протокола или даже от конкретного врача), все они обычно включают в себя: обучение пациента, анализ эмоциональных триггеров, изучение мыслей и убеждений пациента о звоне в ушах, применяемые техники релаксации, исследование эмоционального состояния пациента. реакции на шум в ушах и изучение избегающего поведения пациента.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

Это обобщенный лечебный термин, используемый для решения различных проблем, включая тиннитус. Многие врачи, особенно те, кто явно не специализируется на лечении тиннитуса, могут использовать этот общий термин. Тем не менее, даже в качестве общей практики когнитивно-поведенческая терапия значительно помогает многим пациентам с тиннитусом.

Вот замечательный веб-семинар доктора Брюса Хаббарда, директора группы когнитивного здоровья по КПТ и тому, как он может помочь людям с тиннитусом.

Снижение стресса на основе осознанности (MBSR)

Терапия, которая подчеркивает «внимательность» — острую и непредвзятую осведомленность о своих физических ощущениях, чувственном восприятии, эмоциональных реакциях и когнитивных процессах. Вместо того, чтобы пытаться (часто напрасно) игнорировать шум в ушах, MBSR учит пациентов полностью принимать, принимать и контролировать свой опыт. Поступая таким образом, пациенты могут лучше управлять своим состоянием.Он также может устранить негативные чувства гнева и апатии, которые так часто сопровождают шум в ушах.

Терапия принятия и приверженности (ACT)

Как и другие подходы, основанные на осознанности, ACT подчеркивает необходимость уменьшения эмпирического избегания шума в ушах. Пациентов учат полностью переживать мысли, восприятия и эмоции прямым, непредвзятым образом. Полностью принимая даже негативные мысли и чувства, пациенты могут лучше контролировать эти реакции.

Лечение тиннитуса (ТАТ)

Вариант КПТ, специально предназначенный для лечения тиннитуса.ТАТ следует подходу, основанному на постепенном обучении, для изучения четырех областей воздействия тиннитуса: мысли и эмоции, слух и общение, сон и концентрация. В этом процессе также обычно используется небольшая дополнительная звуковая терапия для целей маскировки.

Повторная тренировка тиннитуса (TRT)

Схема лечения, сочетающая использование традиционного консультирования КПТ с дополнительной звуковой маскировкой для приучения пациентов к шуму в ушах. Компонент консультирования направлен на демистификацию тиннитуса и помощь пациенту в переклассификации воспринимаемого звонка как эмоционально нейтрального сигнала.Постоянный низкоуровневый широкополосный звук также используется для приучения пациента к шуму в ушах.

Прогрессивное управление тиннитусом (PTM)

Разработанный Национальным центром реабилитационных звуковых исследований Управления по делам ветеранов США, PTM представляет собой поэтапный подход к лечению шума в ушах, который включает всестороннее обучение пациентов, поведенческую терапию и, при необходимости, дополнительную звуковую терапию. Члены ATA имеют доступ к БЕСПЛАТНОЙ цифровой версии учебника Progressive Tinnitus Management в разделе для участников на веб-сайте ATA.

Соображения

Многопрофильное здравоохранение : поведенческая терапия тиннитуса обычно требует от пациентов посещения специалиста по поведенческому здоровью в дополнение к специалисту по слуховым аппаратам. Также может потребоваться координация помощи несколькими врачами, что увеличивает сложность и стоимость лечения.

Время и усилия : Поведенческая терапия также обычно включает несколько клинических сеансов в течение многих месяцев или даже лет.Результаты накапливаются, и для успешного лечения часто требуется полное завершение этих терапевтических сеансов.

Обязательство : Все системы управления тиннитусом требуют, чтобы пациент принял режим с непредвзятостью и положительными ожиданиями. Это может быть особенно верно для поведенческих методов лечения, которые в значительной степени зависят от активного и прозрачного участия пациента.

Список литературы

Cima, R., Andersson, G., Schmidt, CJ, and Henry, J. (2014) «Когнитивно-поведенческие методы лечения тиннитуса: обзор литературы.» Журнал Американской академии аудиологии , 25: 29-61.

Ганс, Дж. (2014) «Внимательность: изменение мозга для изменения нашего восприятия шума в ушах». Звон в ушах Сегодня , 39,1: 24-25.

Ястребофф П. и Ястребофф М. (2000) «Переподготовка тиннитуса: обновление». Hearing Review , Доступно по адресу: http://www.audiologyonline.com/articles/tinnitus-retraining-therapy-an-update-1286 (по состоянию на 11 марта 2015 г.)

Мартинес-Девеса, П., Перера Р., Теодулу М. и Уодделл А. (2010) «Когнитивно-поведенческая терапия тиннитуса». Кокрановская база данных систематических обзоров , выпуск 9. Ст. №: CD005233. DOI: 10.1002 / 14651858.CD005233.pub3.

Робинсон С. (2005) «Когнитивно-поведенческая терапия — основы». Звон в ушах Сегодня , 30,3: 11-12.

Тайлер, Р.С., Гогель, С.А. и Герингер, А.К .. (2007) «Лечение тиннитуса». Прогресс в исследованиях мозга , 166: 425-34.

Эффективность когнитивно-поведенческой терапии: обзор метаанализов

Abstract

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) относится к популярному терапевтическому подходу, который применялся для решения множества проблем.Целью этого обзора было предоставить всесторонний обзор метаанализов, изучающих эффективность КПТ. Мы выявили 269 метааналитических исследований и проанализировали репрезентативную выборку из 106 метаанализов, изучающих КПТ для следующих проблем: расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, шизофрения и другие психотические расстройства, депрессия и дистимия, биполярное расстройство, тревожные расстройства, соматоформные расстройства, прием пищи. расстройства, бессонница, расстройства личности, гнев и агрессия, преступное поведение, общий стресс, дистресс, вызванный общими заболеваниями, хроническая боль и усталость, дистресс, связанный с осложнениями беременности и женскими гормональными нарушениями.В дополнительных метааналитических обзорах изучалась эффективность КПТ при различных проблемах у детей и пожилых людей. Наибольшую поддержку оказывает когнитивно-поведенческая терапия тревожных расстройств, соматоформных расстройств, булимии, проблем с контролем гнева и общего стресса. В одиннадцати исследованиях сравнивалась частота ответа между КПТ и другими видами лечения или контрольными условиями. КПТ показала более высокие показатели ответа, чем условия сравнения в 7 из этих обзоров, и только в одном обзоре сообщалось, что КПТ давала более низкие показатели отклика, чем методы сравнения.В целом доказательная база КПТ очень сильна. Однако необходимы дополнительные исследования, чтобы изучить эффективность КПТ для рандомизированных контролируемых исследований. Более того, за исключением детей и пожилых людей, не было сообщений о метааналитических исследованиях КПТ по конкретным подгруппам, таким как этнические меньшинства и выборки с низким доходом.

Ключевые слова: КПТ, эффективность, метаанализ, всесторонний обзор

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) относится к классу вмешательств, которые разделяют основную предпосылку о том, что психические расстройства и психологический стресс поддерживаются когнитивными факторами.Основная предпосылка этого подхода к лечению, впервые предложенного Беком (1970) и Эллисом (1962), заключается в том, что дезадаптивные познания способствуют поддержанию эмоционального дистресса и поведенческих проблем. Согласно модели Бека, эти неадаптивные познания включают в себя общие убеждения или схемы о мире, себе и будущем, порождающие конкретные и автоматические мысли в определенных ситуациях. Базовая модель утверждает, что терапевтические стратегии по изменению этих неадаптивных познаний приводят к изменениям эмоционального дистресса и проблемного поведения.

С тех пор, как были сформулированы эти ранние формулировки, был разработан ряд протоколов когнитивно-поведенческой терапии, специфичных для конкретного расстройства, которые специально направлены на различные когнитивные и поведенческие факторы поддержания различных расстройств. Хотя эти протоколы лечения для конкретных заболеваний демонстрируют значительные различия в некоторых конкретных методах лечения, все они используют одну и ту же основную модель и общий подход к лечению.

В соответствии с медицинской моделью психиатрии общей целью лечения является уменьшение симптомов, улучшение функционирования и ремиссия расстройства.Для достижения этой цели пациент становится активным участником процесса совместного решения проблем, чтобы проверить и оспорить обоснованность неадаптивных познаний и изменить неадаптивные поведенческие паттерны. Таким образом, современная когнитивно-поведенческая терапия относится к семейству вмешательств, сочетающих в себе различные когнитивные, поведенческие и эмоционально-ориентированные техники (например, Hofmann, 2011; Hofmann, Asmundson, & Beck, в печати). Хотя в этих стратегиях большое внимание уделяется когнитивным факторам, физиологические, эмоциональные и поведенческие компоненты также признаются за роль, которую они играют в поддержании расстройства.

Недавний обзор метаанализов КПТ выявил 16 количественных обзоров, которые включали 332 клинических испытания, охватывающих 16 различных расстройств или популяций (Butler, Chapman, Forman, & Beck, 2006). Насколько нам известно, это был первый обзор метааналитических исследований, изучающих эффективность КПТ при ряде психологических расстройств. С тех пор эта статья стала одним из самых влиятельных обзоров CBT. Однако стратегия поиска была ограничительной, потому что для каждого расстройства был выбран только один метаанализ.Кроме того, поиск охватил только период до 2004 г., но с тех пор было опубликовано много обзоров. Фактически, большинство исследований (84%) было опубликовано после 2004 года. Целью нашего обзора было предоставить всесторонний обзор всех современных метаанализов, изучающих доказательную базу эффективности КПТ на сегодняшний день. Все метаанализы, включенные в настоящий обзор, были признаны методологически обоснованными.

Методы

Стратегия поиска и выбор исследования

Чтобы получить статьи для этого обзора, мы провели поиск в базах данных PubMed, PsychInfo и Cochrane, используя следующие ключевые слова: метаанализ И когнитивное поведение *, метаанализ И когнитивное терапия, количественный обзор И когнитивное поведение *, количественный обзор И когнитивная терапия .Этот первоначальный поиск дал 1163 совпадения, из которых 355 были дубликатами, и их пришлось исключить. Остальные 808 неповторяющихся статей были дополнительно изучены, чтобы определить, соответствуют ли они конкретным критериям включения для целей этого обзора. Все включенные исследования должны были представлять собой количественные обзоры (т. Е. Метаанализы) КПТ. Чтобы ограничить данный обзор современными исследованиями, в него были включены только статьи, опубликованные с 2000 года. Последняя выборка, включенная в этот обзор, состояла из 269 метаанализов ().Из них мы описали репрезентативную выборку из 106 метааналитических исследований. Полный список ссылок для окончательной выборки включенных метаанализов можно получить на веб-странице www.bostonanxiety.org/cbtreview.html. Как уже отмечалось, большинство (84%) этих исследований было опубликовано после 2004 г., последнего года, охваченного метаанализом Батлера и его коллег (2006). Количество метааналитических обзоров в год указано в.

Блок-схема, показывающая влияние критериев включения и исключения на окончательный отбор пробы.

Количество метаанализов, опубликованных по годам с 2000 года. Обратите внимание, что количество исследований, соответствующих 2011 году, охватывало только исследования до сентября этого года.

Категоризация метаанализов

269 метаанализов были разделены на группы, чтобы обеспечить наиболее значимое и всестороннее изучение эффективности КПТ в целом ряде проблемных областей и исследуемых групп. Основными группами были следующие: расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, шизофрения и другие психотические расстройства, депрессия и дистимия, биполярное расстройство, тревожные расстройства, соматоформные расстройства, расстройства пищевого поведения, бессонница, расстройства личности, гнев и агрессия, преступное поведение, общий стресс, вызванный дистрессом к общим заболеваниям, хронической боли и усталости, осложнениям беременности и женским гормональным нарушениям.Кроме того, в некоторых метаанализах конкретно изучалась КПТ при расстройствах у детей и пожилых людей. Для каждого расстройства и группы населения данные были описаны качественно с учетом результатов всех метаанализов в этой группе. 269 ​​метаанализов включали широкий спектр исследований, в которых использовались разные методологии и оценки величины эффекта. Поэтому мы использовали обозначения small , medium и large для обозначения величины эффекта в нашем обзоре 106 репрезентативных метаанализов (Cohen, 1988).Кроме того, мы предоставляем данные о частоте ответов, широко признанной и распространенной в психиатрии, из 11 исследований, в которых изучалась эффективность КПТ в рандомизированных контролируемых исследованиях.

Результаты

Зависимость и расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ

Были доказательства эффективности КПТ при зависимости от каннабиса, с доказательствами более высокой эффективности многосеансной КПТ по сравнению с однократным сеансом или другими более короткими вмешательствами, а также более низким процентом выбывания по сравнению с контрольные условия (Dutra et al., 2008). Однако величина эффекта КПТ была небольшой по сравнению с другими психосоциальными вмешательствами (например, управление непредвиденными обстоятельствами, предотвращение рецидивов и мотивационные подходы) для лечения зависимости от психоактивных веществ, а лечение агонистами показало больший эффект, чем КПТ, при определенных наркотических зависимостях, таких как опиоидная и алкогольная зависимость (Powers, Vedel, & Emmelkamp, ​​2008).

Методы лечения для прекращения курения показали, что навыки совладания, которые частично основывались на методах КПТ, были высокоэффективными в снижении рецидивов в выборке людей, бросивших курить, в сообществе (Song, Huttunen-Lenz, & Holland, 2010), а также другой метаанализ. отметили превосходство КПТ (либо отдельно, либо в сочетании с никотиновой заместительной терапией) над одной никотинзаместительной терапией (Garcia-Vera & Sanz, 2006).Более того, были доказательства более высокой эффективности поведенческих подходов в лечении проблемной азартной игры по сравнению с контрольными методами лечения (Oakley-Browne et al., 2000). В одном метаанализе (Leung & Cottler, 2009) сообщалось о большей величине эффекта КПТ, когда это лечение было сгруппировано с другими немедикаментозными методами лечения (такими как кратковременные вмешательства) по сравнению с фармакологическими средствами (например, налтрексоном, карбамазепином и топираматом), но КПТ не была более эффективной, чем другие более короткие и менее дорогие подходы.

Шизофрения и другие психотические расстройства

Мета-анализы, изучающие эффективность психологических методов лечения шизофрении, выявили положительное влияние КПТ на положительные симптомы (т. Е. Бред и / или галлюцинации) шизофрении (например, Gould et al., 2001; Rector & Beck, 2001). Также были доказательства (например, Zimmerman et al., 2005), что КПТ является особенно многообещающим дополнением к фармакотерапии для пациентов с шизофренией, которые страдают от острого эпизода психоза, а не от более хронического состояния.

КПТ оказала незначительное влияние на рецидив или госпитализацию по сравнению с другими вмешательствами, такими как услуги раннего вмешательства или семейное вмешательство (например, Bird et al., 2010; Álvarez-Jiménez et al., 2011). Однако КПТ положительно повлияла на вторичные исходы. Например, более свежий метаанализ, проведенный Wykes и коллегами (2008), изучил контролируемые испытания КПТ при шизофрении и подтвердил результаты предыдущих метаанализов (например, Gould et al., 2001; Rector & Beck, 2001), предполагая, что КПТ имела небольшой или средний размер эффекта по сравнению с контрольными условиями как на положительные, так и на отрицательные симптомы.Кроме того, этот метаанализ выявил средние размеры эффекта для улучшения вторичных исходов, которые не были прямыми целями лечения, включая общее функционирование, настроение и социальную тревожность.

Депрессия и дистимия

КПТ при депрессии была более эффективной, чем контрольные условия, такие как лист ожидания или отсутствие лечения, со средним размером эффекта (van Straten, Geraedts, Verdonck-de Leeuw, Andersson, & Cuijpers, 2010; Beltman, Oude Voshaar, & Speckens, 2010).Однако исследования, в которых сравнивали КПТ с другими активными методами лечения, такими как психодинамическое лечение, терапия для решения проблем и межличностная психотерапия, дали неоднозначные результаты. В частности, метаанализ показал, что КПТ столь же эффективна по сравнению с другими психологическими методами лечения (например, Beltman, Oude Voshaar, & Speckens, 2010; Cuijpers, Smit, Bohlmeijer, Hollon, & Andersson, 2010; Pfeiffer, Heisler, Piette, Rogers , & Валенштейн, 2011). Однако другие исследования показали благоприятные результаты для КПТ (например,г. Ди Джулио, 2010; Йорм, Морган и Хетрик, 2008 г .; Толин, 2010). Например, Йорм и его коллеги (2008) обнаружили, что КПТ превосходит методы релаксации после лечения. Кроме того, Толин (2010) показал, что КПТ превосходит психодинамическую терапию как после лечения, так и через шесть месяцев после него, хотя это произошло, когда симптомы депрессии и тревоги рассматривались вместе.

По сравнению с фармакологическими подходами КПТ и медикаментозное лечение имели сходные эффекты на симптомы хронической депрессии, с величиной эффекта в диапазоне от среднего до большого (Vos, Haby, Barendregt, Kruijshaar, Corry, & Andrews, 2004).Другие исследования показали, что фармакотерапия может быть полезным дополнением к КПТ; в частности, комбинированная терапия КПТ с фармакотерапией была более эффективной по сравнению с одной КПТ (Chan, 2006).

Биполярное расстройство

Мета-анализы, изучающие эффективность КПТ при биполярном расстройстве, выявили небольшие и средние общие масштабы эффекта КПТ после лечения, с эффектами, обычно немного уменьшающимися при последующем наблюдении. Эти результаты были получены в результате изучения маниакальных и депрессивных симптомов, связанных с биполярным расстройством (например,г., Грегори, 2010а, 2010б). Существует мало доказательств того, что КПТ как самостоятельное лечение (а не как дополнение к фармакотерапии) эффективна для лечения биполярного расстройства.

Помимо изучения КПТ для ослабления симптомов биполярного расстройства, некоторые метаанализы были сосредоточены на эффективности КПТ для предотвращения рецидивов у пациентов с биполярным расстройством. В одном исследовании (Beynon et al., 2008) изучалась эффективность КПТ для предотвращения рецидива и было обнаружено, что она в некоторой степени эффективна при сравнении КПТ и КПТ.лечение как обычно. В целом КПТ при биполярном расстройстве была эффективным методом предотвращения или отсрочки рецидивов (например, Lam, Burbeck, Wright, & Pilling, 2009; Cakir & Ozerdem, 2010). Более того, эффективность КПТ в предотвращении рецидива, по-видимому, не зависела от количества предыдущих маниакальных или депрессивных эпизодов.

Тревожные расстройства

В целом КПТ является надежным подходом первой линии для лечения этого класса расстройств (Hofmann & Smits, 2008) с поддержкой значительного положительного воздействия КПТ на вторичные симптомы, такие как дисфункция сна и тревожная чувствительность. (Гахраманлу, 2003).Кроме того, переносимая через Интернет или управляемая КПТ самопомощь показала некоторые перспективы в плане немедленного облегчения симптомов по сравнению с отсутствием лечения, но долгосрочное поддержание с помощью этого метода КПТ остается неясным (Öst, 2008; Coull & Morris, 2011).

КПТ при социальном тревожном расстройстве продемонстрировала средний или большой эффект сразу после лечения по сравнению с контрольным лечением или лечением из списка ожидания, со значительным поддержанием и даже улучшением результатов при последующем наблюдении (Gil, Carrillo, & Meca, 2001).Кроме того, воздействие, когнитивная реструктуризация, обучение социальным навыкам и оба групповых / индивидуальных форматов были одинаково эффективны (Powers, Sigmarsson, & Emmelkamp, ​​2008), а в долгосрочной перспективе превосходили психофармакологию (Fedoroff & Taylor, 2001). Точно так же интероцептивное воздействие для лечения панического расстройства было умеренно эффективным и превосходило контрольные / таблетки плацебо и прикладное расслабление (Haby, Donnelly, Corry, & Vos, 2006; Furukawa, Watanabe, & Churchill, 2007).При паническом расстройстве без агорафобии комбинированное лечение КПТ и прикладной релаксации было равно по эффективности использованию любого из подходов к терапии по отдельности, и использование любого из них или обоих превосходило использование лекарств (Mitte, 2005).

Различные техники КПТ для лечения специфической фобии (систематическая десенсибилизация, воздействие, когнитивная терапия) были так же эффективны, как прикладываемое расслабление и прикладываемое напряжение, производя эффекты в широком диапазоне с долгосрочным сохранением результатов (Ruhmland & Margraf, 2001).При генерализованном тревожном расстройстве КПТ была лучше по сравнению с контролем или плацебо в виде таблеток, и была столь же эффективна, как релаксационная терапия, поддерживающая терапия или психофармакология, но менее эффективна по сравнению с плацебо внимания и у пациентов с более тяжелыми симптомами генерализованного тревожного расстройства.

КПТ при посттравматическом стрессовом расстройстве была равна по эффективности десенсибилизации движением глаз и повторной обработке (Bisson et al., 2007), причем оба метода превосходили обычное лечение, список ожидания или другие методы лечения (например, поддерживающее консультирование) после -травматическое стрессовое расстройство (Bisson & Andrew, 2008).Однако сомнительно, является ли техника движения глаз активным ингредиентом лечения.

Клинические испытания также выявили большой размер эффекта КПТ и / или предотвращения реакции на экспозицию при обсессивно-компульсивном расстройстве, с доказательствами, свидетельствующими о том, что комбинация воздействий in vivo и воображаемых воздействий превосходит использование только воздействий in vivo (Ruhmland & Margraf, 2001) . Кроме того, было обнаружено, что КПТ аналогична эффективности кломипрамина и селективных ингибиторов обратного захвата (Eddy, Dutra, Bradley, & Westen, 2004).

Соматоформные расстройства

В рамках категории соматоформных расстройств DSM-IV метаанализы в первую очередь изучали эффективность психологических вмешательств при ипохондрии и дисморфофобии. В одном метаанализе был обнаружен большой средний размер эффекта КПТ, который превосходит другие психологические методы лечения (например, психообразование, объяснительную терапию, когнитивную терапию, предотвращение воздействия и реакции, а также управление поведенческим стрессом), а также размеры эффекта в большом диапазоне. в качестве фармакотерапевтического лечения (пароксетин, флуоксетин, флувоксамин и нефазодон), что также свидетельствует о больших размерах эффекта (Taylor, Asmundson, & Coons, 2005).Средняя величина эффекта для условий контроля (например, контроль списка ожидания) была небольшой. Эти результаты были частично подтверждены другими доказательствами, поскольку более свежий метаанализ показал превосходные результаты КПТ при ипохондрии по сравнению с контролем из списка ожидания, обычной медицинской помощью или плацебо при последующем наблюдении через 12 месяцев (Thomson & Page, 2007). Однако этот метаанализ также не обнаружил различий между КПТ и листом ожидания / плацебо после лечения.

Мета-анализ, сравнивающий эффективность КПТ с контрольным лечением, показал, что КПТ превосходила в значительном уменьшении симптомов дисморфического расстройства тела (Ipser, Sander, & Stein, 2009).При сравнении относительной эффективности когнитивно-поведенческой терапии и фармакотерапии, величина эффекта была большой для показателей тяжести дисморфического расстройства тела для когнитивно-поведенческой терапии и варьировалась от средней до высокой для фармакотерапии (Williams, Hadjistavropoulos, & Sharpe, 2006). Кроме того, другой метаанализ показал, что когнитивно-поведенческая терапия при нарушениях образа тела была эффективной, причем размер эффекта варьировался от среднего до большого (Jarry & Ip, 2005).

Расстройства пищевого поведения

Что касается нервной булимии, метаанализы сравнили эффективность КПТ с контрольными видами лечения и обнаружили среднюю величину эффекта (Thompson-Brenner, 2002).Однако эффект поведенческой терапии был больше, чем эффект КПТ, при этом средний размер эффекта для поведенческой терапии находился в широком диапазоне (Thompson-Brenner, 2003). Другой метаанализ, сравнивающий КПТ с контрольным лечением, показал, что частота ответа на ремиссию выше при КПТ при среднем соотношении относительного риска (Hay, Bacaltchuk, Stefano, & Kashyap, 2009). При сравнении КПТ с другими видами психотерапии, в частности, межличностной терапией, диалектической поведенческой терапией, гипно-поведенческой терапией, поддерживающей психотерапией, поведенческой терапией по снижению веса и самоконтролем, КПТ показала значительно лучшие показатели ремиссии при нервной булимии с большим родственником. соотношение рисков (Hay et al., 2009).

Что касается компульсивного переедания, недавний метаанализ показал, что психотерапия и структурированная самопомощь дают большие размеры эффекта по сравнению с фармакотерапией, которая дает средний эффект (Vocks et al., 2010). Хотя в этом исследовании конкретно не анализировалась эффективность КПТ, большинство включенных в обзор исследований психотерапии включали КПТ (19 из 23 исследований). Кроме того, обзор и метаанализ, проведенный Реасом и Грило (2008), показали, что комбинированное лечение психотерапией и медикаментами не улучшило результаты переедания, но могло улучшить результаты потери веса.

Бессонница

КПТ при бессоннице (КПТ-I) уже давно доказала свою эффективность, по сравнению с контрольным лечением. В недавнем метаанализе изучалось его влияние на субъективные и объективные параметры сна по сравнению с контрольной группой для людей с первичной бессонницей (Okajima, Komada, & Inoue, 2011). Величина эффекта эффективности КПТ-I по сравнению с контролем в конце лечения по субъективным показателям сна, которые включали латентность начала сна, общее время сна, бодрствование после начала сна, общее время бодрствования, время в постели, раннее утреннее пробуждение и сон эффективность варьировалась от минимальной (общее время сна) до высокой (раннее утреннее пробуждение) (Okajima et al., 2011). Для объективных измерений с использованием полисомнограммы или актиграфической оценки величина эффекта варьировалась от небольшого (общее время сна) до большого (общее время бодрствования) (Okajima et al., 2011). Эти результаты согласуются с результатами другого метаанализа, в котором изучалась относительная эффективность поведенческих вмешательств при бессоннице, включая КПТ, релаксацию и только поведенческие техники (Irwin, Cole, & Nicassio, 2006). В этом исследовании сообщается о величине эффекта в диапазоне от -,75 до 1,47 для КПТ, от -,60 до.53 для методов релаксации и от –,82 до 0,91 только для поведенческих методов, касающихся субъективных результатов сна.

Расстройства личности

Был проведен один метаанализ, в котором изучалась относительная эффективность КПТ по сравнению с психодинамической терапией для лечения расстройств личности (Leichsenring & Leibing, 2003). Полученные данные указывают на больший общий эффект психодинамической терапии по сравнению с КПТ. Это соответствовало оценкам наблюдателей, которые показали аналогичную картину величины эффекта: более сильную для психодинамической терапии, чем для КПТ (хотя размер этого эффекта также был большим).Однако результаты самооценки показали, что эффективность КПТ больше, чем у психодинамической терапии.

В другом метаанализе сравнивалась эффективность одиннадцати различных психологических методов лечения, включая КПТ, при антисоциальном расстройстве личности (Gibbon et al., 2010). Результаты показали, что по сравнению с контрольным лечением КПТ плюс стандартная поддерживающая терапия были более эффективными с точки зрения преждевременного выхода из исследования и употребления кокаина у амбулаторных пациентов с антисоциальным расстройством личности и сопутствующей кокаиновой зависимостью.Однако обычная когнитивно-поведенческая терапия в сочетании с лечением была не лучше контрольного условия для этих пациентов с антисоциальным расстройством личности в отношении уровней недавней словесной или физической агрессии. В частности, также была исследована относительная эффективность психологического лечения пограничного расстройства личности, которое не выявило различий между диалектической поведенческой терапией и обычным лечением у лиц, соответствующих критериям пограничного расстройства личности в течение шести месяцев, или при госпитализации в предыдущие три месяца. месяцев (Binks et al., 2009).

Гнев и агрессия

Два метааналитических обзора были посвящены проблемам контроля над гневом и агрессии (Del Vecchio & O’Leary, 2004; Saini, 2009). Результаты этого метаанализа показали, что КПТ умеренно эффективна для уменьшения проблем с гневом. Результаты этих обзоров также показали, что КПТ может быть наиболее эффективной для пациентов с проблемами, связанными с выражением гнева.

КПТ произвела средний эффект по сравнению с другими психосоциальными методами лечения и контрольными условиями в двух обзорах, в которых проводился количественный анализ.Мета-анализ эффективности лечения гнева для конкретных проблем гнева (Del Vecchio & O’Leary, 2004) включал только исследования, в которых субъекты встречали клинически значимые уровни гнева по стандартизированным измерениям гнева до лечения. В этом метаанализе изучалось влияние КПТ, когнитивной терапии, релаксации и «прочего» (например, обучение социальным навыкам, групповое консультирование) на различные проблемы гнева, включая возбуждение гнева, подавление гнева и трудности выражения гнева.

Криминальное поведение

Четыре отдельных метааналитических исследования подтвердили эффективность КПТ для преступников (Illescas, Sanchez-Meca, & Genovés, 2001; Lösel & Schmucker, 2005; Pearson, Lipton, Cleland, & Yee, 2002; Wilson , Bouffard, Mackenzie, 2005). Из нескольких теоретических направлений и типов психологического вмешательства в преступную деятельность, поведенческая терапия и когнитивно-поведенческая терапия оказались лучшими вмешательствами в снижении уровня рецидивизма, оба со средним размером эффекта (Illescas, Sanchez-Meca, & Genovés, 2001).Величина эффекта для других вмешательств варьировалась от малого до среднего (Illescas et al., 2001). Другое исследование продемонстрировало согласованные результаты с небольшой средневзвешенной величиной эффекта поведенческой терапии или КПТ для снижения рецидивизма (Pearson, Lipton, Cleland, & Yee, 2002). Точно так же Уилсон и его коллеги (2005) обнаружили общий средний размер эффекта от малого до среднего для программ КПТ для осужденных преступников.

В частности, для сексуальных преступников физические методы лечения, такие как хирургическая кастрация и гормональное лечение, продемонстрировали более высокую эффективность в снижении сексуального рецидивизма по сравнению с КПТ с большим значительным соотношением шансов для обоих этих альтернативных вмешательств (Lösel & Schmucker, 2005).Однако из различных психологических вмешательств для сексуальных преступников классические поведенческие и когнитивно-поведенческие подходы показали наибольшую эффективность с соотношением шансов в диапазоне от среднего до большого (Lösel & Schmucker, 2005) по сравнению с ориентированными на понимание и терапевтическими вмешательствами в сообществе.

Исследование когнитивно-поведенческой терапии при домашнем насилии не выявило различий между когнитивно-поведенческой терапией и моделью Дулут (которая основана на феминистском психо-образовательном подходе) для лечения мужчин, склонных к насилию в семье (Babcock, Green, & Robie, 2004).Обобщенные данные экспериментальных и квазиэкспериментальных исследований показали, что КПТ в целом имела небольшой размер эффекта, а модель Дулута в целом имела немного больший, но все же небольшой размер эффекта (Babcock et al., 2004).

Общий стресс

Четыре метаанализа изучали профессиональный стресс, и большинство их результатов были довольно схожими: вмешательства КПТ были более эффективными по сравнению с другими типами вмешательств, такими как терапия, ориентированная на организацию, особенно когда КПТ сосредоточена на психосоциальных результатах в сотрудников (Ким, 2007; Ричардсон и Ротштейн, 2008; ван дер Клинк, Блонк, Шене и ван Дейк, 2001).Например, Ричардсон и Ротштейн (2008) обнаружили, что КПТ сама по себе более эффективна по сравнению с КПТ в сочетании с дополнительными психологическими компонентами. Эти исследования обнаружили большой размер эффекта для общих вмешательств КПТ, большой размер эффекта для одномодовых вмешательств КПТ и небольшой размер эффекта для вмешательств КПТ с четырьмя или более компонентами. Напротив, Марин и его коллеги (2006) предпочли не сравнивать КПТ с другими вмешательствами, такими как методы релаксации при психологическом стрессе, потому что большинство вмешательств включают оба элемента и не могут быть оценены отдельно.Что касается стресса у родителей детей с отклонениями в развитии, положительные эффекты были обнаружены для КПТ, но размер эффекта был относительно небольшим (Singer, Ethridge, & Aldana, 2007). В отличие от результатов Richardson and Rothstein (2008), этот метаанализ показал, что многокомпонентные вмешательства, сочетающие когнитивно-поведенческую терапию, обучение родителей и, в некоторых случаях, другие формы вспомогательных услуг, имеют более высокий и значительный эффект по сравнению с КПТ в одиночку (Singer, Ethridge, & Aldana, 2007).

Дистресс, вызванный общими медицинскими условиями

Существовали ограниченные хорошо контролируемые исследования по изучению неязвенной диспепсии, рассеянного склероза, инвалидности после травмы, неэпилептических припадков, постконтузного синдрома, хронической обструктивной болезни легких, гипертонии. , Диабет типа II и синдром жжения во рту (например, Soo et al., 2004; Thomas, Thomas, Hillier, Galvin, & Baker, 2006; Baker, Brooks, Goodfellow, Bodde, & Aldenkamp, ​​2007; Ismail, Winkley, & Rabe -Hesketh, 2004).Тем не менее, рак изучался более тщательно и с большим методологическим вниманием, указывая на малую и среднюю величину эффекта индивидуальной КПТ по сравнению с обучением пациентов только при гинекологическом раке и раке головы / шеи (Zimmerman & Heinrichs, 2006; Luckett, Britton, Clover, & Rankin, 2011) по вторичным исходам, таким как качество жизни, психологический стресс (например, депрессия и тревога) и боль. Кроме того, было показано, что КПТ столь же эффективна, как и упражнения при лечении утомляемости, связанной с раком (Kangas, Bovbjerg, & Montgomery, 2008).

Эффект от малого до среднего наблюдался при лечении вторичных симптомов (тревога и стресс), испытываемых ВИЧ-положительными людьми, с особой эффективностью (особенно для управления стрессом) в уменьшении симптомов гнева по сравнению с поддерживающей терапией (Crepaz et al. , 2008), но не для таких исходов, как низкое количество клеток, приверженность к лечению, или при использовании с маргинализованными группами населения, такими как этнические меньшинства и женщины (Crepaz et al., 2008; Rueda et al., 2006).

Было показано, что КПТ превосходит контроль вторичных симптомов травмы спинного мозга по сравнению с контрольной группой в отношении навыков уверенности, совладания, депрессии и качества жизни (Dorstyn, Mathias, & Denson, 2011), лучше, чем плацебо или диета / только упражнения (Shaw, O’Rourke, Del Mar, & Kenardy, 2005), но они равны йоге / обучению при депрессивных симптомах (Martinez-Devesa, Perera, Theodoulou & Waddell, 2010).КПТ была лишь немного более эффективной, чем обычная помощь или условие списка ожидания при лечении синдрома раздраженного кишечника, при этом масло перечной мяты оказывало более эффективное облегчение при этом конкретном расстройстве (Enck, Junne, Klosterhalfen, Zipfel, & Martens, 2010).

Хроническая боль и усталость

Мета-анализы, изучающие эффективность психосоциального лечения хронической боли, исследовали хроническую боль в пояснице, фибромиалгию, ревматоидный артрит, синдром хронической усталости, хроническую скелетно-мышечную боль и неспецифическую боль в груди.В этих обзорах изучалось влияние ряда методов лечения хронической боли, включая методы релаксации, техники, основанные на осознанности, методы, основанные на принятии, биологическую обратную связь, психообразование, а также поведенческие и когнитивно-поведенческие методы лечения. Результаты этого метаанализа выявили различную величину эффекта от этих методов лечения в зависимости от типа направленной хронической боли; тем не менее, лечение хронической боли когнитивно-поведенческой терапией всегда было в диапазоне от малого до среднего размера эффекта.

Аналогичные результаты были получены в метаанализе, посвященном психологическому лечению фибромиалгии (Glombiewski et al., 2010). Этот метаанализ показал, что КПТ превосходила другие психологические методы снижения интенсивности боли. Предварительный анализ выявил средний размер эффекта КПТ по сравнению с небольшим эффектом для всех других психологических методов лечения вместе взятых (за исключением КПТ). КПТ при синдроме хронической усталости были умеренно эффективными (например, Malouff et al., 2008; Price et al., 2008). Malouff и коллеги (2008) провели метаанализ, выявивший средний эффект утомляемости после лечения у участников, получавших КПТ, по сравнению с участниками в контрольных условиях.

Осложнения беременности и гормональные состояния у женщин

Один метаанализ показал, что КПТ более эффективна по сравнению с контрольными условиями перинатальной депрессии (Sockol, Epperson, & Barber, 2011), а другой метаанализ показал положительные эффекты КПТ для послеродовая депрессия, но эти результаты следует интерпретировать с осторожностью, поскольку в этих исследованиях трудно причинно связать депрессию с беременностью и гормональными изменениями (Dennis, & Hodnett, 2007).Кроме того, Bledsoe и Grote (2006) обнаружили большее снижение депрессии у женщин, страдающих непсихотической большой депрессией во время беременности и в послеродовой период, получавших комбинированное лечение, по сравнению с лечением только антидепрессантами, которое само по себе было более эффективным по сравнению с одной КПТ. Размер эффекта для послеродового лечения был большим по сравнению с малым и средним эффектами пренатального лечения, но когда фармакологические методы лечения были исключены, размер эффекта для послеродового лечения снизился до среднего диапазона.

При лечении предменструального синдрома Busse и его коллеги (2009) обнаружили, что КПТ значительно снижает депрессивные и тревожные симптомы, связанные с этим синдромом, на что указывает средний размер эффекта. Опять же, эти результаты необходимо интерпретировать с осторожностью из-за небольшого числа хорошо контролируемых исследований, на которых основывались эти обзоры.

КПТ для особых групп населения
Дети

В рамках интернализации симптомов было поддержано предпочтительное использование подходов КПТ в лечении тревожных расстройств у детей и подростков с большим диапазоном масштабов эффекта (Santacruz et al., 2002; Джеймс, Солер и Уизеролл, 2005 г.). Кроме того, КПТ-лечение обсессивно-компульсивного расстройства по сравнению с альтернативными подходами (отсутствие лечения, другие психосоциальные методы лечения и лекарства, такие как кломипрамин и флувоксамин) привело к значительно лучшим результатам (Phillips, 2003; Guggisberg, 2005). Данные, поддерживающие КПТ при депрессии, были менее убедительными, но по-прежнему находились в диапазоне среднего размера эффекта в метаанализах с поддержанием в течение 6-месячных периодов наблюдения (Santacruz et al., 2002). Кроме того, КПТ, по-видимому, работает так же хорошо, как и другие психотерапевтические методы (например, межличностная терапия и семейная системная терапия), но считается более эффективной по сравнению с селективными ингибиторами обратного захвата из-за снижения вероятности побочных эффектов и большей экономической эффективности (Хаби, Тонг, Литтлфилд, Картер И Вос, 2004). Исследования эффективности КПТ для борьбы с суицидным поведением были немногочисленными (Robinson, Hetrick, & Martin, 2011) и требуют дальнейшего изучения.

Картина была более неоднозначной для других расстройств: КПТ показала такую ​​же эффективность в снижении деструктивного поведения в классе и агрессивного / антисоциального поведения, как и другие психосоциальные методы лечения, лучшую эффективность по сравнению с отсутствием лечения или обычным лечением и меньшую эффективность, чем фармакологические подходы. (Lösel & Beelmann, 2003; Özabaci, 2011).Точно так же КПТ при синдроме дефицита внимания и гиперактивности показала некоторую эффективность, но не превзошла лекарства (Van der Oord, Prins, Oosterlaan, & Emmelkamp, ​​2008). Эффективность поведенческих методов (например, повышения мотивации и поведенческих непредвиденных обстоятельств) была от низкой до средней для лечения подросткового курения и употребления психоактивных веществ по сравнению с отсутствием лечения, но не в большей степени, чем другие психотерапевтические методы. Кроме того, в мета-анализах, изучающих хроническую головную боль, наблюдалась средняя или большая величина эффекта КПТ по списку ожидания.Наконец, данные об эффективности КПТ у несовершеннолетних правонарушителей, переживших сексуальное насилие в детстве, детского ожирения, недержания кала и ювенильного диабета были ограничены, что свидетельствует о предварительной поддержке КПТ по сравнению с отсутствием лечения, но равной эффективности с другими психосоциальными подходами (Уокер , Макговерн, Пои и Отис, 2005; Макдональд, Хиггинс и Рамчандани, 2006).

Пожилые люди

Что касается расстройств настроения, при которых депрессия является наиболее часто исследуемым расстройством, почти все метаанализы показали, что КПТ более эффективна, чем условия контроля очереди, но одинаково эффективна по сравнению с другими активными методами лечения, такими как в качестве воспоминаний (вмешательство, которое использует воспоминания о прошлых событиях, чувствах и мыслях для облегчения получения удовольствия, повышения качества жизни или адаптации к настоящему; Peng, Huang, Chen, & Lu, 2009), психодинамической терапии и межличностной терапии (Krishna et al. al., 2011; Wilson, Mottram, & Vassilas, 2008). Пинкварт и его коллеги (2007), однако, обнаружили большую величину эффекта для КПТ, тогда как величина эффекта для других условий активного лечения находилась в диапазоне от среднего до большого. Когда были изучены долгосрочные результаты, результаты одного метаанализа показали, что эффективность КПТ в лечении депрессии сохранялась при последующем наблюдении через 11 месяцев (Krishna et al., 2011), но данные долгосрочного наблюдения оставались недостаточными. в других метаанализах. В метаанализе, оценивающем аддитивные эффекты КПТ и фармакологических подходов, Peng и коллеги (2009) обнаружили, что КПТ более эффективна по сравнению с плацебо, но КПТ в качестве дополнения к антидепрессантам не повышает эффективность антидепрессантов в этой популяции. .

Что касается тревожных расстройств у пожилых людей, КПТ (отдельно или в сочетании с релаксационной тренировкой) не улучшала результатов, кроме одной только релаксационной тренировки (Thorp et al., 2009), хотя многие из этих исследований не контролировались. В отличие от результатов, сделанных Торпом и коллегами (2009), Хендрикс и коллеги (2008) обнаружили, что симптомы тревожности значительно уменьшились после КПТ, чем после контрольного условия списка ожидания или других методов лечения. Кроме того, КПТ значительно облегчила сопутствующие симптомы беспокойства и депрессии по сравнению с контролем из списка ожидания или условием активного контроля.

Обсуждение

КПТ, возможно, является наиболее широко изучаемой формой психотерапии. Мы выявили 269 метааналитических обзоров, в которых изучалась когнитивно-поведенческая терапия для различных проблем, включая расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, шизофрению и другие психотические расстройства, депрессию и дистимию, биполярное расстройство, тревожные расстройства, соматоформные расстройства, расстройства пищевого поведения, бессонницу, расстройства личности, гнев и другие психические расстройства. агрессия, преступное поведение, общий стресс, дистресс, вызванный общими заболеваниями, хроническая боль и усталость, дистресс, связанный с осложнениями беременности и женскими гормональными нарушениями.В дополнительных метааналитических обзорах изучалась эффективность КПТ при различных проблемах у детей и пожилых людей. Подавляющее большинство исследований (84%) было опубликовано после 2004 г., который был последним годом освещения обзора Батлера и его коллег (2006 г.), что сделало настоящее исследование наиболее полным и современным обзором метааналитических исследований КПТ. Дата.

Для лечения наркомании и расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ , величина эффекта КПТ варьировалась от малого до среднего, в зависимости от типа вещества, которым злоупотребляют.КПТ была высокоэффективна для лечения каннабиса и никотиновой зависимости, но менее эффективна для лечения опиоидной и алкогольной зависимости. Для лечения шизофрении и других психотических расстройств эмпирическая литература предполагает заметную эффективность КПТ, особенно в отношении положительных симптомов и вторичных исходов психотических расстройств, но меньшую эффективность, чем другие методы лечения (например, семейное вмешательство или психофармакология) для хронических симптомов или предотвращения рецидивов.

Метааналитическая литература по эффективности КПТ для лечения депрессии и дистимии смешана с некоторыми исследованиями, предлагающими веские доказательства, а в других — слабой поддержкой.Некоторые авторы предположили, что сильные эффекты в некоторых исследованиях могут быть переоценкой из-за предвзятости публикации (Cuijpers, et al., 2010). Точно так же эффективность КПТ при биполярном расстройстве была от низкой до средней в краткосрочной перспективе по сравнению с обычным лечением. Однако данных о превосходстве только КПТ над фармакологическими подходами недостаточно; для лечения депрессивных симптомов при биполярном расстройстве использование КПТ получило широкую поддержку. Однако долгосрочное превосходство по сравнению с другими методами лечения все еще остается неопределенным.

Эффективность КПТ при тревожных расстройствах была неизменно высокой, несмотря на некоторую заметную гетерогенность в конкретной патологии тревожности, условиях сравнения, данных последующего наблюдения и уровне тяжести. Сообщалось о больших размерах эффекта для лечения обсессивно-компульсивного расстройства и, по крайней мере, о средних размерах эффекта для социального тревожного расстройства, панического расстройства и посттравматического стрессового расстройства. От среднего до большого эффекта лечения КПТ сообщалось для соматоформных расстройств , таких как ипохондрия и дисморфическое расстройство тела.Однако необходимы дополнительные исследования с использованием более крупных испытаний и большего размера выборки, чтобы сделать более убедительные выводы в отношении относительной эффективности КПТ по сравнению с другими активными методами лечения.

Для лечения булимии КПТ была значительно более эффективной, чем другие формы психотерапии, но меньше известно о других расстройствах пищевого поведения. Точно так же КПТ продемонстрировала превосходную эффективность по сравнению с другими вмешательствами для лечения бессонницы при изучении качества сна, общего времени сна, времени бодрствования и эффективности сна.Однако, несмотря на то, что когнитивно-поведенческая терапия оказала небольшое влияние на проблемы со сном у пожилых людей (старше 60 лет), эти эффекты могут быть непродолжительными (Montgomery & Dennis, 2009).

Для расстройств личности были некоторые доказательства более высокой эффективности КПТ по сравнению с другими психосоциальными методами лечения расстройств личности. Однако исследования показали значительные различия в методах измерения, коморбидных расстройствах и демографических переменных. CBT также произвел эффект от среднего до большого для лечения гнева и агрессии (например.g., Saini, 2009), хотя необходимо большее количество хорошо контролируемых исследований для более адекватного анализа конкретной эффективности КПТ по сравнению с психосоциальными методами лечения гнева в целом. Точно так же необходимы дополнительные исследования, прежде чем можно будет сделать какие-либо твердые выводы об эффективности этого лечения случаев преступного поведения .

В качестве вмешательства по управлению стрессом КПТ была более эффективной, чем другие методы лечения, такие как терапия, ориентированная на организацию.Однако необходимы дополнительные исследования долгосрочного воздействия КПТ на профессиональный стресс. Кроме того, остаются нерешенными вопросы об относительной эффективности КПТ по сравнению с фармакологическими подходами к управлению стрессом. Аналогичным образом, несколько общих проблем повторялись при метааналитических исследованиях КПТ для хронических заболеваний , хронической усталости и хронической боли , а именно: (1) нехватка исследований и небольшие размеры выборки; (2) плохой методологический дизайн исследований, включенных в метаанализ; и (3) объединение когнитивно-поведенческой терапии с множеством других психотерапевтических методов (таких как психодинамическая терапия, гипнотерапия, внимательность, релаксация и поддерживающее консультирование), что затрудняло анализ того, есть ли какие-либо превосходные эффекты КПТ в большинстве медицинских условия изучены.

Были предварительные доказательства того, что КПТ для лечения стресса, связанного с осложнениями беременности и женскими гормональными нарушениями . Однако необходимы дополнительные исследования из-за нехватки данных последующего наблюдения и низкого качества исследований. Это оказалось очень многообещающей областью для КПТ, учитывая, что альтернатива — фармакологические методы лечения — может быть связана с серьезным риском побочных эффектов для беременных женщин и кормящих матерей.

В нашем обзоре метаанализов когнитивно-поведенческая терапия, адаптированная для детей, продемонстрировала надежную поддержку лечения интернализующих расстройств, при этом преимущества перевешивают фармакологические подходы в отношении симптомов тревоги и настроения.Доказательства были более неоднозначными в отношении внешних расстройств, хронической боли или проблем, возникших после жестокого обращения. Более того, остается потребность в большем количестве высококачественных исследований на демографически разнообразных выборках. Точно так же КПТ была умеренно эффективна для лечения эмоциональных симптомов у пожилых людей , но нельзя было сделать никаких выводов о долгосрочных результатах КПТ или комбинированной терапии, состоящей из КПТ и лекарств.

Наконец, наш обзор выявил 11 исследований, в которых сравнивали частоту ответа между КПТ и другими видами лечения или контрольными условиями.В 7 из этих обзоров КПТ показала более высокие показатели ответа, чем условия сравнения, и только в одном обзоре (Leichsenring & Leibig, 2003), который был проведен авторами с психодинамической ориентацией, сообщалось, что КПТ давала более низкие показатели ответа, чем сравниваемые методы лечения.

В целом, наш обзор метааналитических исследований, изучающих эффективность КПТ, показал, что это лечение использовалось для решения широкого круга психологических проблем. В целом доказательная база КПТ очень сильна, особенно для лечения тревожных расстройств.Однако, несмотря на огромную базу литературы, все еще существует очевидная потребность в высококачественных исследованиях, изучающих эффективность КПТ. Кроме того, эффективность КПТ сомнительна из-за некоторых проблем, что говорит о том, что все еще необходимы дальнейшие улучшения в стратегиях КПТ. Кроме того, многие метааналитические исследования включали исследования с небольшими размерами выборки или неадекватными контрольными группами. Более того, за исключением детей и пожилых людей, не было сообщений о метааналитических исследованиях КПТ по конкретным подгруппам, таким как этнические меньшинства и выборки с низким доходом.

Несмотря на эти недостатки в некоторых областях, очевидно, что доказательная база КПТ огромна. Учитывая высокую рентабельность вмешательства, удивительно, что многие страны, в том числе многие развитые страны, еще не приняли КПТ в качестве вмешательства первой линии при психических расстройствах. Заметным исключением является инициатива «Улучшение доступа к психологической терапии» Национального управления здравоохранения Соединенного Королевства (Rachman & Wilson, 2008). Мы считаем, что настало время последовать нашему примеру.

НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

Психотерапия, также известная как «разговорная терапия», — это когда человек разговаривает с обученным терапевтом в безопасной и конфиденциальной обстановке, чтобы исследовать и понимать свои чувства и поведение и обрести навыки совладания.

Во время индивидуальных сеансов терапевтической беседы беседа часто ведется терапевтом и может затрагивать такие темы, как прошлые или текущие проблемы, переживания, мысли, чувства или отношения, пережитые человеком, в то время как терапевт помогает установить связи и дать понимание.

Исследования показали, что индивидуальная психотерапия эффективна для облегчения симптомов широкого спектра психических заболеваний, что делает ее одновременно популярным и универсальным лечением. Его также можно использовать для семей, пар или групп. Лучшая практика лечения многих психических заболеваний включает сочетание лекарств и терапии.

Популярные виды психотерапии

Терапевты предлагают множество различных видов психотерапии. Некоторые люди лучше реагируют на один тип терапии, чем на другой, поэтому психотерапевт примет во внимание такие вещи, как характер проблемы, которую лечат, и личность человека при определении того, какое лечение будет наиболее эффективным.

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) фокусируется на изучении отношений между мыслями, чувствами и поведением человека. Во время КПТ терапевт будет активно работать с человеком, чтобы раскрыть нездоровые модели мышления и то, как они могут вызывать саморазрушительное поведение и убеждения.

Обращаясь к этим шаблонам, человек и терапевт могут работать вместе, чтобы выработать конструктивный образ мышления, который приведет к более здоровому поведению и убеждениям.Например, КПТ может помочь кому-то заменить мысли, которые приводят к заниженной самооценке («Я ничего не могу делать правильно»), положительными ожиданиями («Я могу делать это большую часть времени, основываясь на моем предыдущем опыте»).

Основными принципами КПТ являются выявление негативных или ложных убеждений и их проверка или реструктуризация. Часто кто-то, проходящий лечение КПТ, будет выполнять домашнее задание в перерывах между сеансами, где они тренируются заменять негативные мысли более реалистичными мыслями, основанными на предыдущем опыте, или записывают свои негативные мысли в журнал.

Исследования КПТ показали, что это эффективное лечение широкого спектра психических заболеваний, включая депрессию, тревожные расстройства, биполярное расстройство, расстройства пищевого поведения и шизофрению. У людей, которые проходят КПТ, наблюдаются изменения в мозговой активности, что позволяет предположить, что эта терапия также улучшает работу вашего мозга.

Когнитивно-поведенческая терапия имеет значительный объем научных данных, подтверждающих ее использование, и многие специалисты в области психического здоровья прошли подготовку по КПТ, что делает ее одновременно эффективной и доступной.Однако для удовлетворения потребностей общественного здравоохранения необходимо больше.

Диалектическая поведенческая терапия (DBT)

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) была первоначально разработана для лечения хронических суицидных людей с пограничным расстройством личности (ПРЛ). Со временем DBT была адаптирована для лечения людей с множеством различных психических заболеваний, но у большинства людей, получающих DBT, ПРЛ является первичным диагнозом.

DBT в значительной степени основан на CBT с одним большим исключением: он делает упор на валидацию или принятие неприятных мыслей, чувств и поведения вместо борьбы с ними.Когда человек примиряется с тревожными мыслями, эмоциями или поведением, с которыми он борется, изменения больше не кажутся невозможными, и он может работать со своим терапевтом, чтобы создать постепенный план выздоровления.

Роль терапевта в DBT — помочь человеку найти баланс между принятием и изменением. Они также помогают человеку развить новые навыки, такие как методы преодоления трудностей и практики внимательности, чтобы человек мог улучшить нездоровые мысли и поведение.Подобно КПТ, людей, проходящих ДПТ, обычно просят практиковать эти новые методы мышления и поведения в качестве домашнего задания между сеансами. Совершенствование стратегий выживания — важный аспект успешного лечения ДПТ.

Исследования показали, что DBT эффективна для значительного и длительного улучшения состояния людей, страдающих психическими заболеваниями. Он помогает снизить частоту и серьезность опасного поведения, использует положительное подкрепление для мотивации изменений, подчеркивает сильные стороны человека и помогает перенести полученные в ходе терапии вещи в повседневную жизнь человека.

Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка (EMDR)

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR) используется для лечения посттравматического стрессового расстройства. Ряд исследований показал, что он может уменьшить эмоциональное расстройство, вызванное травматическими воспоминаниями.

EMDR заменяет отрицательные эмоциональные реакции на трудные воспоминания менее заряженными или положительными реакциями или убеждениями. Выполнение серии повторяющихся движений глаз вперед и назад в течение 20-30 секунд может помочь людям изменить эти эмоциональные реакции.

Терапевты называют этот протокол «двойной стимуляцией». Во время терапии человек стимулирует мозг движением глаз вперед и назад (или определенными последовательностями постукивания или музыкальных тонов). Одновременно человек стимулирует воспоминания, вспоминая травмирующее событие. Существуют разногласия по поводу EMDR — и относительно того, является ли польза от воздействия, присущего лечению, или движение является важным аспектом лечения.

Экспозиционная терапия

Экспозиционная терапия — это тип когнитивно-поведенческой терапии, который наиболее часто используется для лечения обсессивно-компульсивного расстройства, посттравматического стрессового расстройства и фобий.Во время лечения человек работает с терапевтом, чтобы определить триггеры своего беспокойства и изучить методы, позволяющие избежать выполнения ритуалов или беспокойства, когда они подвергаются их воздействию. Затем человек сталкивается с тем, что запускает его в контролируемой среде, где он может безопасно практиковать реализацию этих стратегий.

Есть два метода экспозиционной терапии. Один представляет сразу большое количество запускающего стимула («наводнение»), а другой — сначала небольшое количество и усиливается с течением времени («десенсибилизация»).Оба помогают человеку научиться справляться с тем, что вызывает у него тревогу, чтобы применить это в своей повседневной жизни.

Межличностная терапия

Межличностная терапия фокусируется на отношениях человека с другими с целью улучшения навыков межличностного общения. В этой форме психотерапии терапевт помогает людям оценить их социальные взаимодействия и распознать негативные модели, такие как социальная изоляция или агрессия, и в конечном итоге помогает им изучить стратегии понимания и позитивного взаимодействия с другими.

Межличностная терапия чаще всего используется для лечения депрессии, но может быть рекомендована при других психических заболеваниях.

Терапия, основанная на ментализации

Согласно рандомизированным клиническим исследованиям, терапия, основанная на ментализации (МБТ), может принести долгосрочное улучшение людям с ПРЛ. MBT — это разновидность психотерапии, которая задействует и тренирует важный навык, называемый ментализацией.

Ментализация относится к интуитивному процессу, который дает нам ощущение себя.Когда люди сознательно воспринимают и понимают свои внутренние чувства и мысли, это ментализация. Люди также используют ментализацию, чтобы воспринимать поведение других и размышлять о своих чувствах и мыслях. Таким образом, ментализация играет важную роль, помогая нам общаться с другими людьми.

ПРЛ часто вызывает чувства, описываемые как «пустота» или «нестабильное представление о себе». Отношения с другими тоже бывают нестабильными. MBT устраняет эту пустоту или нестабильность, обучая навыкам ментализации.Теория, лежащая в основе MBT, заключается в том, что люди с ПРЛ имеют слабую способность мыслить о себе, что приводит к слабому чувству себя, чрезмерной привязанности к другим и трудностям в сочувствии внутренней жизни других людей.

В MBT терапевт побуждает человека с ПРЛ практиковать ментализацию, особенно в отношении текущих отношений с терапевтом. Поскольку люди с ПРЛ могут быстро привязываться к терапевтам, MBT принимает во внимание эту привязанность. Осознавая чувства привязанности в безопасном терапевтическом контексте, человек с ПРЛ может повысить свою способность ментализировать и научиться эмпатии.

По сравнению с другими формами психотерапии, такими как когнитивно-поведенческая терапия, MBT менее структурирован и, как правило, должен быть долгосрочным. Техника может выполняться неспециалистами в области психического здоровья в индивидуальных и групповых условиях.

Психодинамическая психотерапия

Цель психодинамической терапии — распознать негативные модели поведения и чувств, коренящиеся в прошлом опыте, и разрешить их. В этом типе терапии часто используются открытые вопросы и свободные ассоциации, чтобы у людей была возможность обсудить все, что у них на уме.Затем терапевт работает с человеком, чтобы отсеять эти мысли и определить бессознательные модели негативного поведения или чувств, а также то, как они были вызваны прошлым опытом и неразрешенными чувствами или на них повлияли. Привлекая внимание человека к этим ассоциациям, он может научиться преодолевать бесполезное поведение и чувства, которые они вызывали.

Психодинамическая терапия часто используется для лечения депрессии, тревожных расстройств, пограничного расстройства личности и других психических заболеваний.

Терапевтические животные

Проведение времени с домашними животными может уменьшить симптомы тревоги, депрессии, усталости и боли у многих людей. Больницы, дома престарелых и другие медицинские учреждения иногда используют этот эффект, предлагая животных-терапевтов. Дрессированные животные-терапевты в сопровождении дрессировщика могут предложить структурированную терапию с использованием животных или просто навещать людей, чтобы обеспечить комфорт.

Собаки — самые популярные животные для работы в качестве домашних животных-терапевтов, хотя другие животные также могут добиться успеха, если они послушны и откликаются на дрессировку.Больницы используют домашних животных-терапевтов, особенно для пациентов с онкологическими заболеваниями, сердечными заболеваниями и психическими расстройствами. Животные, получившие разрешение на посещение медицинских учреждений, соответствуют высоким стандартам дрессировки, здоровы и вакцинированы.

Исследования показали, что у людей с психическими расстройствами время с домашними животными снижает уровень тревожности больше, чем другие развлекательные мероприятия. Домашние животные также обеспечивают беспристрастную форму взаимодействия, которая может мотивировать и воодушевлять людей, особенно детей.Ветераны с посттравматическим стрессовым расстройством также сочли полезными домашних животных.

Сеанс с домашним животным-терапевтом и его хозяином может быть сосредоточен на конкретных целях, таких как обучение навыкам посредством взаимодействия человека и животного. В качестве альтернативы, если просто провести время с домашним животным-терапевтом, это может иметь такие преимущества, как снижение уровня беспокойства.

Хотя необходимы дополнительные исследования, чтобы установить, почему терапия с животными эффективна, одна из теорий состоит в том, что люди эволюционировали, чтобы хорошо осознавать нашу естественную среду, включая животных вокруг нас.Вид спокойного животного убеждает нас в том, что окружающая среда безопасна, тем самым уменьшая беспокойство и усиливая наше чувство спокойствия.

Животные-терапевты — это не то же самое, что животные-поводыри, которые проходят более высокий уровень обучения и изучают определенные задачи для оказания помощи одному человеку на долгосрочной основе. Животные-поводыри считаются рабочими животными, а не домашними животными. Они показали некоторые перспективы в помощи людям с психическими расстройствами, особенно посттравматическим стрессовым расстройством и паническими расстройствами.

Cognitive Behavior Therapy Associates, LLC.

Доктор Стерн — лицензированный клинический психолог, который работает с детьми старшего возраста (от 9 лет), подростками и взрослыми. Она лечит тревожные расстройства и расстройства настроения, включая обсессивно-компульсивное расстройство, социальную тревогу, генерализованное тревожное расстройство и депрессию. Она также работает с клиентами, ищущими эффективные способы справиться с переменами в жизни, проблемами в отношениях, горем и потерями, а также низкой самооценкой.

Доктор Стерн получил степень бакалавра искусств. Кандидат психологии в колледже Помона и докторская степень.Доктор клинической детской психологии Университета Миссури-Колумбия. Во время преддокторской стажировки в Вашингтонском университете она работала с детьми и подростками с различными диагнозами в стационарных психиатрических учреждениях и амбулаторных клиниках. Доктор Стерн закончил двухлетнюю постдокторскую стажировку по детской нейропсихологии в Центре оценки детей (ныне NESCA) в Ньютоне, Массачусетс.

В начале своей карьеры доктор Стерн консультировала родителей и проводила амбулаторную терапию для детей и подростков в общественной психиатрической клинике.Позже, занимаясь частной практикой, доктор Стерн проводил нейропсихологические исследования с детьми от первого класса до колледжа и сотрудничал со школьным персоналом и другими специалистами. Этот фон дает доктору Стерну четкое представление о тревоге и расстройствах настроения в контексте неспособности к обучению, СДВГ и Аспергера / высокофункционального аутизма.

В начале терапии доктор Стерн тратит время на оценку уникальных проблем и сильных сторон клиентов. Она работает вместе с клиентами и семьями над разработкой целей лечения.Для детей и подростков в дополнение к индивидуальной работе могут проводиться консультации с родителями и / или семейные занятия. Опираясь на когнитивно-поведенческие и психодинамические принципы, она помогает клиентам понять связь между их мыслями, чувствами и поведением, а также исследует способы, которыми прошлый опыт влияет на текущие реакции на стресс. Ее подход гибок и зависит от потребностей каждого человека. Она может использовать инструменты решения проблем из практики внимательности, теории семейных систем, мотивационного собеседования и принципов повествования.

Доктор Стерн стремится развивать теплые терапевтические отношения с клиентами и обеспечивать безопасное пространство, позволяющее расти и меняться.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.