Разное

Лечение нарциссизма: Нарциссизм — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

«Как привести нарцисса к психологу?»

Хотелось бы для начала понять, говорите вы в данном случае о нарциссизме как акцентуации (свойстве) характера или нарциссическом расстройстве личности. Если о первом, так называемом «нормальном» нарциссизме, то это одна история. Такие люди вполне себе вписаны в социум. Их адаптация в обществе не нарушена, и может быть достаточно успешна.

Да, у них на передний план их самосознания и в отношениях с другими выходит амбициозность, уверенность в себе, конкурентность, перфекционизм. Они ставят себе завышенные цели, самоуважение для них крайне ценно, а отсутствие уважения от других болезненно. Они всегда ждут признания своих заслуг. С таким человеком взаимодействовать сложно, но вполне реально.

Если же мы говорим о нарциссическом расстройстве личности, а как у всякого расстройства, у него есть еще и три формы — легкая, умеренная, тяжелая, — то это другая история. Такой человек попадает уже в поле зрения специалистов в области психического здоровья: клинических психологов, психотерапевтов, психиатров. Нарциссическое расстройство личности (НРЛ) возникает в юношеском возрасте и остается на протяжении всей жизни.

Отличительный признак этого расстройства — дезадаптация. Человеку трудно приспособиться к условиям социума. Даже в легкой форме у человека возникают некоторые специфические проблемы. Когда речь идет об умеренном расстройстве, проблем становится еще больше, возникают тяжелые симптомы, например нарциссическая депрессия. Она похожа на обычную. Бывает спровоцирована недостатком в признании и восхвалении. Человек в такой позиции сильно уязвим.

При тяжелом НРЛ присутствуют нарушения поведения: скандалы, агрессивные всплески, злость на себя, вплоть до суицидальных попыток. Нарциссические люди — искусные манипуляторы. Они любыми способами получают от других восхваление и восхищение.

НРЛ требует постоянной работы со стороны специалистов. Современная психотерапия много сделала для разработки терапевтических стратегий и тактик для его лечения. Конечно, таблеток от нарциссизма не существует. Медикаментозное лечение снимает сопровождающие симптомы: депрессию, фобические и тревожные расстройства. Близким людям необходимо понимать всю серьезность данного диагноза.

В России, в отличие от США, он не внесен в справочник болезней. НРЛ входит в МКБ-10 (международная классификация болезней) как психиатрический диагноз и требует соответствующего лечения. В этой ситуации важно честно ответить себе на вопрос: а готова ли я? Ключевое слово здесь — честно.

Синдром нарциссизма — причины, симптомы, диагностика и лечение

Синдром нарциссизма – психическое расстройство, которое проявляется чувством собственной «особенности» и грандиозности при подавляемом ощущении ничтожности и внутренней пустоты. Развитие синдрома нарциссизма связано с образованием ложного «Я» в детском возрасте, обусловлено ранним оцениванием чувств, действий и характера ребенка в сочетании с излишним восхищением или, напротив, холодностью и пренебрежением. Выраженность и внешние проявления расстройства могут различаться. Диагноз выставляется на основании беседы с пациентом и результатов специальных опросов. Лечение – психотерапия.

Общие сведения

Синдром нарциссизма – патологическая самовлюбленность, ощущение собственной грандиозности в сочетании с внутренней пустотой, подавленными чувствами зависти, вины и стыда. Синдром нарциссизма является одной из самых актуальных проблем современной психотерапии и клинической психологии. Специалисты в области психического здоровья говорят, что в последние десятилетия количество нарциссов возросло в несколько раз. Некоторые западные психологи даже предлагают пересмотреть диагностические критерии синдрома нарциссизма, поскольку признаки, ранее считавшиеся патологией, в настоящее время выявляются у многих людей молодого и среднего возраста.

Предполагают, что увеличение количества больных с синдромом нарциссизма может быть связано с изменившимися установками социума: приоритетностью внешнего успеха, возросшей конкуренцией во всех сферах жизни и пр. Несмотря на объективные обстоятельства, такое положение вещей нельзя считать нормой, поскольку синдром нарциссизма влечет за собой постоянную неудовлетворенность личными и социальными отношениями, увеличение количества одиноких людей и несчастливых семейных пар, а также повышает риск развития депрессии, алкоголизма и наркомании. Лечение синдрома нарциссизма осуществляют специалисты в области психотерапии и клинической психологии.

Синдром нарциссизма

Причины синдрома нарциссизма

Специалисты считают, что данное расстройство передается по наследству, однако, такая передача обусловлена не генетическими особенностями, а психологической деформацией в результате тесного общения с родителем или другим значимым взрослым, страдающим синдромом нарциссизма. Причиной развития данной патологии является раннее оценивание ребенка, явное или скрытое требование соответствовать определенным стандартам. Такое оценивание может проявляться в двух основных вариантах – в чрезмерном восхищении и в отвержении и пренебрежении.

И в том, и в другом случае толчком для развития синдрома нарциссизма является непризнание малыша как личности, непринятие его характера, темперамента, способностей, чувств и потребностей. Выраженная условность родительской любви становится причиной формирования ложного «Я». Ребенок чувствует неявную (в случае излишнего восхищения) или явную (в случае излишней требовательности) угрозу отвержения. Родители обесценивают его настоящую личность, и пациент, страдающий синдромом нарциссизма, пытаясь сохранить любовь и близость, привыкает вслед за родителями отвергать и обесценивать свою «плохую», «неправильную» часть.

«Неправильная» часть подавляется, в глубине души больной синдромом нарциссизма чувствует себя несчастным. Успехи не приносят радости и спокойствия, поскольку пациент не распознает и не удовлетворяет свои истинные потребности. На месте подавленных чувств возникает внутренняя пустота. Жизнь пациента с синдромом нарциссизма превращается в погоню за внешними подтверждениями своей успешности, исключительности и уникальности. Выраженный внешний локус контроля обуславливает крайнюю нестабильность самооценки. Больной постоянно «раскачивается» между ничтожностью и грандиозностью.

Симптомы синдрома нарциссизма

Основными признаками синдрома нарциссизма являются отрицательно выраженные сомнения, указывающие на самовлюбленность, тщеславие, эгоизм и безразличие к окружающим. Нарциссы испытывают потребность в постоянном внимании и обожании. Они преувеличивают свои достижения, считают себя особенными, уникальными и неповторимыми. «Обычный», «заурядный», «такой как все» в глазах больного с синдромом нарциссизма выглядит непереносимым оскорблением.

Пациенты фантазируют и ставят перед собой нереалистичные цели. Предметом фантазий обычно становится невероятный жизненный успех, восхищение, богатство, власть, красота или необыкновенная любовь. Для достижения своих целей (как крупных, так и мелких, повседневных) они используют других людей. Пациенты с синдромом нарциссизма высокомерны и неспособны к эмпатии. Они не понимают или не признают чувства, потребности и интересы окружающих, предполагают, что остальные люди должны беспрекословно соглашаться с их желаниями и точкой зрения.

Больные с синдромом нарциссизма уверены, что окружающие им завидуют. Они легкоранимы, чрезвычайно чувствительны к критике, обидам и неудачам и нередко проявляют агрессию по незначительным поводам. Стыд при синдроме нарциссизма непереносим. Неспособность осознавать и принимать собственные чувства в сочетании с завышенными требованиями к себе и окружающим активируют целый комплекс защитных механизмов. Пациенты с синдромом нарциссизма стремятся осуждать себя и других. Они критикуют, выражают презрение и сожаление, обесценивают или игнорируют. В основе такого поведения лежит подавленная зависть, потребность разрушить то, что есть у окружающих, и то, чего не достает больным.

Другими чертами, характерными для синдрома нарциссизма, являются перфекционизм и разочарование. Это – тесно связанные между собой способы защиты. С одной стороны, больные с синдромом нарциссизма стараются ни к кому не привязываться, чтобы избежать разочарования, поскольку считают любые близкие отношения потенциально травмирующими. С другой – создают идеальные образы будущего в своем воображении, а затем разочаровываются от несовпадения реальности с идеалом (чередуют идеализацию и обесценивание).

Внутренние переживания больного с синдромом нарциссизма противоречивы, предельно амбивалентны. Он чувствует то самодостаточность и превосходство над другими людьми, то стыд, зависть, фальшь и опустошенность. Этот феномен связан с отсутствием полноценного целостного образа «Я» при синдроме нарциссизма. Личность больного не может просто быть, она рассматривается с противоположных позиций и эмоционально оценивается в категориях «абсолютного плюса» (грандиозность) или «абсолютного минуса» (ничтожность).

В том редком случае, когда пациенту с синдромом нарциссизма удается достичь своей цели, возникает грандиозный исход. Такой исход подпитывает ощущение уникальности и дает возможность уважать себя за достижения. При неудаче больной с синдромом нарциссизма истощается, «проваливается» в ничтожность, ощущение собственной дефектности. В течение всей жизни пациенты постоянно пытаются защититься от ощущения ничтожности, избегая чувств и действий, которые могут способствовать осознанию своей несостоятельности и зависимости от других людей.

Диагностика и лечение синдрома нарциссизма

Диагноз выставляется на основании беседы с больным и результатов тестов с использованием специальных опросников. Многие пациенты с синдромом нарциссизма воспринимают диагноз как обвинение. Возможны обида, агрессия и отказ от лечения, поэтому врач сообщает о диагнозе бережно, предельно осторожно, акцентируя внимание на принятии и отсутствии осуждения. Лечение синдрома нарциссизма осуществляется амбулаторно психологом или психотерапевтом. Необходима длительная последовательная работа по распознаванию подавленных чувств зависти, стыда и страха оказаться обыкновенным, «таким как все».

При наличии родственников, страдающих синдромом нарциссизма, проводится проработка отношений со значимым взрослым, в ходе которой больной учится выявлять проявления расстройства у родственника. Он осознает свои чувства по поводу оценочности, манипулятивности поведения и других проблем, возникающих у людей, которым приходится контактировать с нарциссом, а затем вырабатывает новые, более здоровые способы реагирования. Со временем пациент обучается отслеживать проявления синдрома нарциссизма не только у родственника, но и у самого себя. Это, наряду с осознанием зависти, стыда и других негативных чувств, дает ресурсы и возможности для изменения поведения.

Наиболее эффективными психотерапевтическими методиками при синдроме нарциссизма считаются транзактный анализ и гештальт-терапия. Возможно применение других долговременных методик, например, классического психоанализа или глубинной психотерапии Юнга. Прогноз зависит от тяжести расстройства, возраста пациента с синдромом нарциссизма и уровня его мотивации. При постоянном активном сотрудничестве с психологом или психотерапевтом возможно существенное уменьшение нарциссических проявлений и улучшение качества жизни.

Какие существуют виды лечения нарциссизма?

Лечение нарциссизма обычно включает комбинацию индивидуальной и групповой психотерапии. Лечение нарциссизма может также включать лечение других проблем психического здоровья, которые могут возникнуть в результате нарциссического расстройства личности. Эти состояния, такие как беспокойство, депрессия или зависимость, могут потребовать психоактивных препаратов или реабилитационной терапии. Считается, что нарциссическое расстройство личности происходит от жестокого обращения с детьми или пренебрежения им, поэтому лечение нарциссизмом часто может включать терапию, чтобы помочь пациенту исцелиться от психологической травмы, полученной в молодости. Когнитивно-поведенческая и групповая психотерапия могут помочь людям с нарциссическим расстройством личности научиться распознавать свои собственные дисфункциональные модели поведения и заменить их более здоровыми.

Лекарства обычно не назначают для лечения нарциссического расстройства личности. Большинство экспертов считают, что нарциссизм является результатом неправильного формирования эго в раннем детстве. Люди, у которых развивается нарциссическое расстройство личности, часто становились жертвами эмоционального или физического насилия и пренебрежения в детстве. В результате они могут в дальнейшем развить чрезмерные чувства превосходства, неспособность сопереживать чувствам других, чрезмерный страх отторжения, низкую самооценку и другие симптомы нарциссического расстройства личности. Таким образом, пациенты учатся действовать неподобающим образом, поэтому лечение нарциссизмом обычно направлено на то, чтобы научить пациентов сопереживать другим и развивать чувство собственного достоинства.

Когнитивно-поведенческая терапия считается одним из наиболее успешных методов лечения, поскольку она обычно помогает пациентам понимать, идентифицировать и изменять негативные или нездоровые модели убеждений и поведения. Лечение нарциссизма часто включает групповую терапию с другими пациентами, страдающими этим расстройством. Говорят, что групповая терапия помогает этим пациентам лучше узнать, как идентифицировать себя с другими и добиться успеха в социальных условиях. Семейная терапия часто включается в лечение нарциссизма, поскольку она может помочь пациентам восстановить поврежденные родственные отношения и укрепить эти отношения в будущем.

Многие люди с нарциссическим расстройством личности страдают от значительных психических и эмоциональных расстройств из-за основных ощущений низкой самооценки и неспособности поддерживать близкие отношения с другими. Сопутствующие психические расстройства, такие как депрессия, беспокойство или зависимость, считаются общими для людей с нарциссизмом. Лечение этих связанных заболеваний, как правило, необходимо до полного выздоровления. Лечение может варьироваться в зависимости от характера соответствующего заболевания.

Большинство специалистов в области психического здоровья предпочитают лечить нарциссизм амбулаторно. Однако у некоторых пациентов могут быть серьезные симптомы или сопутствующие психические заболевания, которые требуют стационарного лечения. Пациентам, которые из-за нарциссического расстройства личности ведут себя с серьезным саморазрушительным поведением, может потребоваться постоянный контроль со стороны медицинского и психиатрического персонала до тех пор, пока симптомы не будут взяты под контроль.




ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Пресс-конференция «Сердечно-сосудистые заболевания: лечение и профилактика в период пандемии» — Агентство социальной информации

Всероссийский союз пациентов проведет пресс-конференцию, посвященную необходимым мерам по снижению смертности пациентов с хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями

Представители Минздрава России, ведущие кардиологи страны, главы пациентских организаций дадут актуальную статистику сердечно-сосудистых заболеваний в России, оценят риски отклонения в достижении цели нацпроекта по увеличению продолжительности жизни и борьбе с сердечно-сосудистыми и другими неинфекционными заболеваниями, а также представят Меморандум с комплексом необходимых мер для борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, который по итогам мероприятия будет опубликован, а также направлен в Правительство России, Минздрав России.

СПИКЕРЫ:

  • Евгений Шляхто, генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра имени В. А. Алмазова Минздрава России, президент Российского кардиологического общества, главный внештатный специалист-кардиолог Минздрава России по Северо-Западному, Южному, Северо-Кавказскому, Приволжскому федеральным округам
  • Сергей Бойцов, генеральный директор НМИЦ кардиологии Минздрава России, главный внештатный специалист-кардиолог Минздрава России Центрального, Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов
  • Оксана Драпкина, директор НМИЦ терапии и профилактической медицины Минздрава России, главный внештатный специалист по терапии и общей врачебной практике Минздрава России, президент Российского общества профилактики неинфекционных заболеваний
  • Владимир Круглый, член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Александр Петров, член Комитета Госдумы РФ по охране здоровья
  • Екатерина Каракулина, директор Департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного делам Минздрава России
  • Елена Астапенко, директор Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медизделий Минздрава России
  • Ян Власов, сопредседатель Всероссийского союза пациентов
  • Юрий Жулёв, сопредседатель Всероссийского союза пациентов

Трансляция пресс-конференции будет доступна по ссылке.

Аккредитация СМИ проводится по e-mail: [email protected]

Что такое нарциссизм? Симптомы и признаки нарцисса

Нарциссизм — это реальная проблема для многих взрослых. Такая особенность характера может негативно влиять на жизнедеятельность, снижать шансы на возрастание по карьерной лестнице, на самосовершенствование. Термин этого проявления описывается, как самовлюбленность, излишнее внимание к собственной личности. Проще говоря, признаки и симптомы нарциссизма характерны для самовлюбленных людей, которые не замечают мнения окружающих, считают себя лучше других. И это не свойственная черта характера у мужчин или у женщин. Это классическое проявление психологического расстройства, которое было известно уже давно.

Чем может быть опасен нарциссизм и почему его необходимо лечить

Если вы все еще задаетесь вопросом о том, кто такой «нарцисс», то прилагаем список базовых проявлений (симптомов) этого расстройства:

— Меркантильность;
— Постоянная потребность в одобрении собственных действий;
— Неприятие мнений
— Склонность к чувству зависти;
— Постоянное обвинение других в успехе, в обогащении;
— Раздраженность при виде чужих успехов;
— Попытки скрыть собственные недостатки.

Примечательно, что признаки этого расстройства проявляются у взрослых разного возраста, независимо от социального статуса или других условий жизнедеятельности.

В современной медицине выделяют три вида нарциссизма:

— Конструктивный;
— Деструктивный;
— Перверзный.

Задаваясь вопросом о том, что такое нарциссизм, следует точно для себя разъяснить разницу между простым уважением к себе и к излишней любви. Проявляться такое расстройство может без проявления агрессии или других патологий в поведении. Но состояние пациента обычно меняется с возрастом. И после 35 лет конструктивный нарциссизм уже перерастает в перверзный, что приводит к проявлениям властности в семье.

Профильное лечение от описываемого синдрома

На данные момент в стране очень мало профильных медицинских учреждений, которые осуществляют лечение нарциссизма. Одно из таких мест — это клиника имени Корсакова, где работают опытные психиатры, психотерапевты, терапевты, наркологи. К сожалению, если не начать лечение, то проявление самовлюбленности может привести к развитию деспотичности. А это прямой шаг к семейным ссорам, агрессии, побоям, отчужденности, потери мотивации с возрастом.

Самое сильное проявление болезни начинается в момент, когда человек начинает понимать, что желаемый успех, материальные блага и власть ему не будут присущи и в будущем. Учитывая, ограниченность жизненного срока, симптомы могут проявляться и в возрасте 20 лет, и в возрасте 30 лет или старше. Помощь рационально оказывать на ранних стадиях. Важно понимать, что изменить черты характера нельзя. Расстройство не является простым проявлением характера или мотивации. Это внутренние желание быть выше других, даже если возвышенность будет сформирована на руинах отношений с близкими людьми.

Обратитесь к профильным специалистам в Москве, в отделение клиники имени Корсакова, чтобы побороть такое отклонение, как нарциссизм или различного рода зависимость.

 

Также рекомендуем прочитать статью про брезгливость.

История и лечение нарциссического расстройства личности

История и лечение нарциссического расстройства личности

Исторически нарциссизм был связан с кем-то, кто имел сексуальные

извращения или чрезмерные проблемы с мастурбацией. Был греческий

миф, в котором красивый молодой человек по имени Нарцисс сделал злых

богов, и она прокляла его, чтобы он влюбился в его собственный образ; это

где нарциссизм получает свое имя. (Wade & Tavris, 2008). Хавелок Эллис

первым в 1898 году использовал термин «нарциссоподобный»,

относящийся к чрезмерной мастурбации. (Wikipedia, 2010) Зигмунд Фрейд

был тем, кто принес его на передний план раннего психиатрического

общества. Он был первым, кто признал нарциссическое расстройство

личности психическим расстройством. Нарциссическое расстройство

личности было добавлено в Руководство по диагностике и статистике

психических расстройств в 1980 году в издании, известном как DSM III-

TR. (Science Daily, н.д.)

Этиологические различия

Нарциссическое расстройство личности более актуально у мужчин. Почти

75% людей с диагнозом NPD являются мужчинами. Здесь нет этнических

различий. Считалось, что начало нарциссизма начинается в младенчестве,

детстве и раннем подростковом возрасте, обычно вызванном оскорблением

или травмой со стороны родителей или авторитетного лица, но оно

усугубляется началом старения. (Вакнин, н.д.)

Symptomotology

Симптомы включают в себя, но не ограничиваются ими: грандиозность,

потребность в восхищении и чувство наделенности правами, чувство

чрезмерной важности, преувеличение достижений, похвала и восхищение,

фантазии о неограниченной власти и успехе, любви или красоте, они

думают, что они только понимается людьми, которые похожи на них, и

чаще всего думают, что они каким-то образом превосходят всех остальных,

высокомерны, имеют чувство наделенности правами, не проявляют

Три вида нарциссизма. Как с ними бороться? — Бухгалтерские Новости

В современной культуре нарциссизм бурно развивается, пишет на страницах Independent профессор Университета Джорджии У. Кейт Кэмпбелл, автор книги «Эпидемия нарциссизма». Публикацию цитирует inopressa.ru.

Но, по мнению Кэмпбелла, на самом деле есть три разных типа нарциссизма.

  1. «Нарциссизм напыщенный — форма, которой свойственны общительность и экстравертность», — пишет автор. Его образчики — харизматичные, но коррумпированные политики, неверные мужья и жены, знаменитости, жаждущие внимания прессы. Он начинается с завышенной самооценки. Правда, не все из напыщенных нарциссистов — зануды. Многие бывают весьма обаятельны. Но в отношениях с ними часто недостает эмоциональной теплоты или заботливости.
  2. «Нарциссизм ранимый«. Такие нарциссисты полагают, что заслужили величие и особое отношение к себе, но в реальности у них низкая самооценка, а экстравертность им обычно не свойственна. Допустим, взрослый человек, который живет в доме своей матери, смотрит телешоу типа X Factor и думает, что тоже мог бы спеть в шоу и прославиться. Но он слишком неуверен в себе и вместо того, чтобы идти на пробы, становится интернет-троллем.
  3. Когда из-за нарциссизма распадаются браки, ссорятся друзья, ломается карьера, может быть поставлен диагноз «нарциссическое расстройство личности» (НРЛ). Это смесь напыщенного нарциссизма с ранимым (в какой пропорции, ученые пока спорят).

Можно ли изменить человека с нарциссизмом или НРЛ? В случаях напыщенного нарциссизма Кэмпбелл обычно советует: «Проявляйте заботу и сострадание, занимайтесь тем, что горячо любите, а не тем, что привлекает к вам внимание, берите на себя ответственность за свои ошибки, как и за успехи». В случае ранимого нарциссизма нужно также снижать уровень уныния и тревожности: «культивируйте в себе ощущение принадлежности к какому-то сообществу или кругу друзей; давайте себе физическую нагрузку или займитесь медитацией».

Предпочтительного, научно-доказанного метода лечения НРЛ сейчас не существует, считает Кэмпбелл. Есть данные, что срабатывают многие методы. Беда в том, что многие люди с НРЛ вообще не хотят лечиться, так как считают: «Я-то нормальный, а вот все остальные не такие». А если и лечатся, то психиатрам трудно убедить их не бросать лечение.

По данным Кэмпбелла, нарциссизм встречается все чаще, особенно напыщенный и НРЛ. Но автор верит, что люди могут измениться: нужны мотивация, правильные инструменты и знание, с каким типом нарциссизма ты имеешь дело.

Нарциссическое расстройство личности: особенности, тесты, лечение

Обзор

Кто такой нарцисс?

Нарцисс — это обычная фраза, описывающая кого-то, кто ведет себя эгоцентрично или тщеславно. Многие люди не знают, что нарциссизм или нарциссическое расстройство личности (НПЛ) на самом деле является серьезным заболеванием.

Если у вас диагноз НПЛ, окружающие могут посчитать вас озабоченным только своими желаниями и потребностями или нескончаемой потребностью в комплиментах.Но внутри вы можете чувствовать себя неуверенно, беспомощно и опустошенным. Наличие NPD затрудняет установление отношений с другими или подлинную самооценку. Это может повлиять на отношения с семьей, друзьями и коллегами.

Насколько распространено нарциссическое расстройство личности?

По оценкам экспертов, до 5% людей страдают НПЛ. Нарциссизм — одно из 10 расстройств личности. Эти расстройства заставляют людей думать, чувствовать и вести себя так, что причиняют вред себе или другим. Признаки расстройства личности обычно появляются в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте.

Симптомы и причины

Что вызывает нарциссическое расстройство личности?

Точная причина NPD неизвестна. Расстройство может быть результатом сочетания факторов, в том числе:

  • Детские травмы (например, физическое, сексуальное и словесное насилие).
  • Ранние отношения с родителями, друзьями и родственниками.
  • Генетика (семейный анамнез).
  • Повышенная чувствительность к текстуре, шуму или свету в детстве.
  • Личность и темперамент.

Что такое нарциссические черты (характеристики)?

Медицинские работники диагностируют НПЛ, если у вас есть как минимум пять из следующих характеристик:

  • Чрезмерно раздутое чувство собственного достоинства.
  • Постоянные мысли о том, чтобы стать более успешным, сильным, умным, любимым или привлекательным, чем другие.
  • Чувство превосходства и желание общаться только с высокопоставленными людьми.
  • Потребность в чрезмерном восхищении.
  • Ощущение причастности.
  • Готовность использовать других для достижения целей.
  • Отсутствие понимания и внимания к чувствам и потребностям других людей.
  • Высокомерное или снобистское поведение и отношение.

Диагностика и тесты

Как диагностируется нарциссическое расстройство личности?

Специалист в области психического здоровья, например психолог или психиатр (психотерапевт), может определить, есть ли у вас ключевые симптомы НПЛ. Ваш психотерапевт даст вам анкеты, а затем поговорит с вами.

Вы обсудите, что вас беспокоит. В центре внимания будут долгосрочные модели мышления, чувств, поведения и взаимодействия с другими. Ваш психотерапевт также определит и исключит любые другие нарушения психического здоровья.

Могу ли я пройти тест, чтобы узнать, есть ли у меня нарциссические черты?

Ваш психотерапевт может провести вам личностные тесты, чтобы определить, есть ли у вас нарциссические черты характера. Тесты — это просто вопросы, на которые вы честно отвечаете. Они позволяют вашему психотерапевту лучше понять, как вы думаете и чувствуете.Всего тестов:

  • Опросник диагностики личности-4 (PDQ-4).
  • Клинический многоосевой инвентарь Millon III (MCMI-III).
  • Международный экзамен на расстройство личности (IPDE).

Ведение и лечение

Есть ли лечение нарциссизма?

Долгосрочное консультирование является основным методом лечения НПЛ. Это поможет вам лучше понять свои проблемы и узнать, какие изменения вы можете внести в:

  • Относитесь к другим положительно и с удовлетворением.
  • Развивайте здоровую самооценку.
  • Иметь более реалистичные ожидания от других.

Ваш психотерапевт может также порекомендовать лекарства для лечения таких симптомов, как тревога и депрессия. Лекарства включают:

  • Антидепрессанты: Эти лекарства лечат депрессию. Медицинские работники обычно назначают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Этот класс препаратов имеет меньше побочных эффектов, чем другие антидепрессанты. Препараты СИОЗС включают флуоксетин, сертралин и пароксетин.
  • Стабилизаторы настроения: Чтобы уменьшить перепады настроения, ваш врач может прописать стабилизирующее настроение лекарство, такое как литий.
  • Антипсихотические препараты: Этот тип лекарств может помочь при симптомах депрессии и беспокойства. Арипипразол и рисперидон — это два вида нейролептиков.

Каковы осложнения нарциссического расстройства личности?

Без лечения НПЛ у вас могут возникнуть проблемы с поддержанием позитивных отношений на работе и дома.Вы также можете быть более уязвимы к злоупотреблению наркотиками и алкоголем, чтобы справиться с тяжелыми эмоциями. Кроме того, чувство одиночества может привести к глубокой депрессии и суицидальным мыслям.

Профилактика

Как мне не стать нарциссом?

Если у одного из ваших родителей был NPD, у вас немного выше риск его развития. Но эксперты считают, что наследственность — это всего лишь один из факторов, которые приводят к NPD. Если вы беспокоитесь, что у вас или у вашего любимого человека может быть НПЛ, поговорите со специалистом в области психического здоровья.

Перспективы / Прогноз

Могут ли люди с нарциссическим расстройством личности поправиться?

Начальное консультирование — это полдела с NPD. Когда у вас расстройство, ваша самооценка хрупка, и критика легко ранит вас. Страх критики может помешать вам получить необходимую помощь.

Готовность к изменениям жизненно важна. С помощью консультирования вы можете начать менять свои мыслительные схемы, что изменит ваше поведение. Со временем эти изменения могут улучшить качество ваших отношений и жизни.

Жить с

Чем моя семья может помочь?

Жить или иметь близкие отношения с кем-то, кто страдает НПЛ, сложно. Информация о расстройстве может открыть глаза вашим друзьям и семье. У них может появиться больше сострадания, когда они осознают источник вашего поведения. Они также должны знать, что потребуется время, чтобы увидеть заметные изменения в вашем поведении.

Другие шаги, которые могут предпринять ваши близкие, чтобы понять NPD и то, как это влияет на них, включают:

  • Парная терапия.
  • Семейное консультирование.
  • Индивидуальное консультирование.
  • Группы поддержки.

Записка из клиники Кливленда

Помните, NPD не является недостатком личности. Это психическое заболевание. Когда у вас NPD, вы делаете или говорите вещи, которые не нравятся другим и портят отношения. Обычно это делается не специально. Это вызвано глубоко укоренившейся неуверенностью — чувством, что вы недостаточно хороши — и необходимостью, чтобы люди думали, что вы достойны.С помощью лечения вы можете научиться здоровым способам повысить свою самооценку и лучше ладить с другими людьми.

Нарциссическое расстройство личности: особенности, тесты, лечение

Обзор

Кто такой нарцисс?

Нарцисс — это обычная фраза, описывающая кого-то, кто ведет себя эгоцентрично или тщеславно. Многие люди не знают, что нарциссизм или нарциссическое расстройство личности (НПЛ) на самом деле является серьезным заболеванием.

Если у вас диагноз НПЛ, окружающие могут посчитать вас озабоченным только своими желаниями и потребностями или нескончаемой потребностью в комплиментах.Но внутри вы можете чувствовать себя неуверенно, беспомощно и опустошенным. Наличие NPD затрудняет установление отношений с другими или подлинную самооценку. Это может повлиять на отношения с семьей, друзьями и коллегами.

Насколько распространено нарциссическое расстройство личности?

По оценкам экспертов, до 5% людей страдают НПЛ. Нарциссизм — одно из 10 расстройств личности. Эти расстройства заставляют людей думать, чувствовать и вести себя так, что причиняют вред себе или другим. Признаки расстройства личности обычно появляются в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте.

Симптомы и причины

Что вызывает нарциссическое расстройство личности?

Точная причина NPD неизвестна. Расстройство может быть результатом сочетания факторов, в том числе:

  • Детские травмы (например, физическое, сексуальное и словесное насилие).
  • Ранние отношения с родителями, друзьями и родственниками.
  • Генетика (семейный анамнез).
  • Повышенная чувствительность к текстуре, шуму или свету в детстве.
  • Личность и темперамент.

Что такое нарциссические черты (характеристики)?

Медицинские работники диагностируют НПЛ, если у вас есть как минимум пять из следующих характеристик:

  • Чрезмерно раздутое чувство собственного достоинства.
  • Постоянные мысли о том, чтобы стать более успешным, сильным, умным, любимым или привлекательным, чем другие.
  • Чувство превосходства и желание общаться только с высокопоставленными людьми.
  • Потребность в чрезмерном восхищении.
  • Ощущение причастности.
  • Готовность использовать других для достижения целей.
  • Отсутствие понимания и внимания к чувствам и потребностям других людей.
  • Высокомерное или снобистское поведение и отношение.

Диагностика и тесты

Как диагностируется нарциссическое расстройство личности?

Специалист в области психического здоровья, например психолог или психиатр (психотерапевт), может определить, есть ли у вас ключевые симптомы НПЛ. Ваш психотерапевт даст вам анкеты, а затем поговорит с вами.

Вы обсудите, что вас беспокоит. В центре внимания будут долгосрочные модели мышления, чувств, поведения и взаимодействия с другими. Ваш психотерапевт также определит и исключит любые другие нарушения психического здоровья.

Могу ли я пройти тест, чтобы узнать, есть ли у меня нарциссические черты?

Ваш психотерапевт может провести вам личностные тесты, чтобы определить, есть ли у вас нарциссические черты характера. Тесты — это просто вопросы, на которые вы честно отвечаете. Они позволяют вашему психотерапевту лучше понять, как вы думаете и чувствуете.Всего тестов:

  • Опросник диагностики личности-4 (PDQ-4).
  • Клинический многоосевой инвентарь Millon III (MCMI-III).
  • Международный экзамен на расстройство личности (IPDE).

Ведение и лечение

Есть ли лечение нарциссизма?

Долгосрочное консультирование является основным методом лечения НПЛ. Это поможет вам лучше понять свои проблемы и узнать, какие изменения вы можете внести в:

  • Относитесь к другим положительно и с удовлетворением.
  • Развивайте здоровую самооценку.
  • Иметь более реалистичные ожидания от других.

Ваш психотерапевт может также порекомендовать лекарства для лечения таких симптомов, как тревога и депрессия. Лекарства включают:

  • Антидепрессанты: Эти лекарства лечат депрессию. Медицинские работники обычно назначают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Этот класс препаратов имеет меньше побочных эффектов, чем другие антидепрессанты. Препараты СИОЗС включают флуоксетин, сертралин и пароксетин.
  • Стабилизаторы настроения: Чтобы уменьшить перепады настроения, ваш врач может прописать стабилизирующее настроение лекарство, такое как литий.
  • Антипсихотические препараты: Этот тип лекарств может помочь при симптомах депрессии и беспокойства. Арипипразол и рисперидон — это два вида нейролептиков.

Каковы осложнения нарциссического расстройства личности?

Без лечения НПЛ у вас могут возникнуть проблемы с поддержанием позитивных отношений на работе и дома.Вы также можете быть более уязвимы к злоупотреблению наркотиками и алкоголем, чтобы справиться с тяжелыми эмоциями. Кроме того, чувство одиночества может привести к глубокой депрессии и суицидальным мыслям.

Профилактика

Как мне не стать нарциссом?

Если у одного из ваших родителей был NPD, у вас немного выше риск его развития. Но эксперты считают, что наследственность — это всего лишь один из факторов, которые приводят к NPD. Если вы беспокоитесь, что у вас или у вашего любимого человека может быть НПЛ, поговорите со специалистом в области психического здоровья.

Перспективы / Прогноз

Могут ли люди с нарциссическим расстройством личности поправиться?

Начальное консультирование — это полдела с NPD. Когда у вас расстройство, ваша самооценка хрупка, и критика легко ранит вас. Страх критики может помешать вам получить необходимую помощь.

Готовность к изменениям жизненно важна. С помощью консультирования вы можете начать менять свои мыслительные схемы, что изменит ваше поведение. Со временем эти изменения могут улучшить качество ваших отношений и жизни.

Жить с

Чем моя семья может помочь?

Жить или иметь близкие отношения с кем-то, кто страдает НПЛ, сложно. Информация о расстройстве может открыть глаза вашим друзьям и семье. У них может появиться больше сострадания, когда они осознают источник вашего поведения. Они также должны знать, что потребуется время, чтобы увидеть заметные изменения в вашем поведении.

Другие шаги, которые могут предпринять ваши близкие, чтобы понять NPD и то, как это влияет на них, включают:

  • Парная терапия.
  • Семейное консультирование.
  • Индивидуальное консультирование.
  • Группы поддержки.

Записка из клиники Кливленда

Помните, NPD не является недостатком личности. Это психическое заболевание. Когда у вас NPD, вы делаете или говорите вещи, которые не нравятся другим и портят отношения. Обычно это делается не специально. Это вызвано глубоко укоренившейся неуверенностью — чувством, что вы недостаточно хороши — и необходимостью, чтобы люди думали, что вы достойны.С помощью лечения вы можете научиться здоровым способам повысить свою самооценку и лучше ладить с другими людьми.

Нарциссическое расстройство личности: особенности, тесты, лечение

Обзор

Кто такой нарцисс?

Нарцисс — это обычная фраза, описывающая кого-то, кто ведет себя эгоцентрично или тщеславно. Многие люди не знают, что нарциссизм или нарциссическое расстройство личности (НПЛ) на самом деле является серьезным заболеванием.

Если у вас диагноз НПЛ, окружающие могут посчитать вас озабоченным только своими желаниями и потребностями или нескончаемой потребностью в комплиментах.Но внутри вы можете чувствовать себя неуверенно, беспомощно и опустошенным. Наличие NPD затрудняет установление отношений с другими или подлинную самооценку. Это может повлиять на отношения с семьей, друзьями и коллегами.

Насколько распространено нарциссическое расстройство личности?

По оценкам экспертов, до 5% людей страдают НПЛ. Нарциссизм — одно из 10 расстройств личности. Эти расстройства заставляют людей думать, чувствовать и вести себя так, что причиняют вред себе или другим. Признаки расстройства личности обычно появляются в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте.

Симптомы и причины

Что вызывает нарциссическое расстройство личности?

Точная причина NPD неизвестна. Расстройство может быть результатом сочетания факторов, в том числе:

  • Детские травмы (например, физическое, сексуальное и словесное насилие).
  • Ранние отношения с родителями, друзьями и родственниками.
  • Генетика (семейный анамнез).
  • Повышенная чувствительность к текстуре, шуму или свету в детстве.
  • Личность и темперамент.

Что такое нарциссические черты (характеристики)?

Медицинские работники диагностируют НПЛ, если у вас есть как минимум пять из следующих характеристик:

  • Чрезмерно раздутое чувство собственного достоинства.
  • Постоянные мысли о том, чтобы стать более успешным, сильным, умным, любимым или привлекательным, чем другие.
  • Чувство превосходства и желание общаться только с высокопоставленными людьми.
  • Потребность в чрезмерном восхищении.
  • Ощущение причастности.
  • Готовность использовать других для достижения целей.
  • Отсутствие понимания и внимания к чувствам и потребностям других людей.
  • Высокомерное или снобистское поведение и отношение.

Диагностика и тесты

Как диагностируется нарциссическое расстройство личности?

Специалист в области психического здоровья, например психолог или психиатр (психотерапевт), может определить, есть ли у вас ключевые симптомы НПЛ. Ваш психотерапевт даст вам анкеты, а затем поговорит с вами.

Вы обсудите, что вас беспокоит. В центре внимания будут долгосрочные модели мышления, чувств, поведения и взаимодействия с другими. Ваш психотерапевт также определит и исключит любые другие нарушения психического здоровья.

Могу ли я пройти тест, чтобы узнать, есть ли у меня нарциссические черты?

Ваш психотерапевт может провести вам личностные тесты, чтобы определить, есть ли у вас нарциссические черты характера. Тесты — это просто вопросы, на которые вы честно отвечаете. Они позволяют вашему психотерапевту лучше понять, как вы думаете и чувствуете.Всего тестов:

  • Опросник диагностики личности-4 (PDQ-4).
  • Клинический многоосевой инвентарь Millon III (MCMI-III).
  • Международный экзамен на расстройство личности (IPDE).

Ведение и лечение

Есть ли лечение нарциссизма?

Долгосрочное консультирование является основным методом лечения НПЛ. Это поможет вам лучше понять свои проблемы и узнать, какие изменения вы можете внести в:

  • Относитесь к другим положительно и с удовлетворением.
  • Развивайте здоровую самооценку.
  • Иметь более реалистичные ожидания от других.

Ваш психотерапевт может также порекомендовать лекарства для лечения таких симптомов, как тревога и депрессия. Лекарства включают:

  • Антидепрессанты: Эти лекарства лечат депрессию. Медицинские работники обычно назначают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Этот класс препаратов имеет меньше побочных эффектов, чем другие антидепрессанты. Препараты СИОЗС включают флуоксетин, сертралин и пароксетин.
  • Стабилизаторы настроения: Чтобы уменьшить перепады настроения, ваш врач может прописать стабилизирующее настроение лекарство, такое как литий.
  • Антипсихотические препараты: Этот тип лекарств может помочь при симптомах депрессии и беспокойства. Арипипразол и рисперидон — это два вида нейролептиков.

Каковы осложнения нарциссического расстройства личности?

Без лечения НПЛ у вас могут возникнуть проблемы с поддержанием позитивных отношений на работе и дома.Вы также можете быть более уязвимы к злоупотреблению наркотиками и алкоголем, чтобы справиться с тяжелыми эмоциями. Кроме того, чувство одиночества может привести к глубокой депрессии и суицидальным мыслям.

Профилактика

Как мне не стать нарциссом?

Если у одного из ваших родителей был NPD, у вас немного выше риск его развития. Но эксперты считают, что наследственность — это всего лишь один из факторов, которые приводят к NPD. Если вы беспокоитесь, что у вас или у вашего любимого человека может быть НПЛ, поговорите со специалистом в области психического здоровья.

Перспективы / Прогноз

Могут ли люди с нарциссическим расстройством личности поправиться?

Начальное консультирование — это полдела с NPD. Когда у вас расстройство, ваша самооценка хрупка, и критика легко ранит вас. Страх критики может помешать вам получить необходимую помощь.

Готовность к изменениям жизненно важна. С помощью консультирования вы можете начать менять свои мыслительные схемы, что изменит ваше поведение. Со временем эти изменения могут улучшить качество ваших отношений и жизни.

Жить с

Чем моя семья может помочь?

Жить или иметь близкие отношения с кем-то, кто страдает НПЛ, сложно. Информация о расстройстве может открыть глаза вашим друзьям и семье. У них может появиться больше сострадания, когда они осознают источник вашего поведения. Они также должны знать, что потребуется время, чтобы увидеть заметные изменения в вашем поведении.

Другие шаги, которые могут предпринять ваши близкие, чтобы понять NPD и то, как это влияет на них, включают:

  • Парная терапия.
  • Семейное консультирование.
  • Индивидуальное консультирование.
  • Группы поддержки.

Записка из клиники Кливленда

Помните, NPD не является недостатком личности. Это психическое заболевание. Когда у вас NPD, вы делаете или говорите вещи, которые не нравятся другим и портят отношения. Обычно это делается не специально. Это вызвано глубоко укоренившейся неуверенностью — чувством, что вы недостаточно хороши — и необходимостью, чтобы люди думали, что вы достойны.С помощью лечения вы можете научиться здоровым способам повысить свою самооценку и лучше ладить с другими людьми.

Программа лечения нарциссического расстройства личности

Существует почти бесконечное количество расстройств личности, от которых страдают люди всех возрастов. Что еще хуже, так это то, что расстройства личности часто играют большую роль в развитии расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Нарциссическое расстройство личности — один из примеров. К счастью, программа лечения нарциссического расстройства личности может помочь людям предотвратить употребление психоактивных веществ.

Изучение нарциссического расстройства личности

Прежде чем люди начнут искать программу лечения нарциссического расстройства личности, они должны больше узнать об этом расстройстве в целом. Во-первых, нарциссическое расстройство личности — это психическое состояние. Это не просто образ жизни или недостаток самообладания.

Короче говоря, это расстройство личности раздувает чувство собственного достоинства, которое люди развивают. Как правило, нарциссические люди ставят свою самооценку выше всех остальных.Обычно они испытывают чрезмерную потребность в восхищении и внимании. В результате им не хватает сочувствия к другим и они становятся эгоцентричными.

Следовательно, нарциссическим людям сложно развивать отношения. У них могут быть проблемы на работе или в школе, и у них могут быть проблемы с управлением своими финансами. На первый взгляд они кажутся очень уверенными. А внутри — уязвимое эго и хрупкая самооценка.

В большинстве случаев люди с расстройствами личности уязвимы даже для малейшей критики.Фактически, критика любого рода может заставить их наброситься на тех, кто им ближе всего.

Связь между нарциссическими личностями и зависимостью

Люди, которые борются с нарциссическим расстройством личности, уже имеют пристрастие к себе. Однако это не заставляет их злоупотреблять веществами. Их неудовлетворительные отношения и общее несчастье заставляют их искать избавления от наркотиков. К счастью, программа лечения нарциссического расстройства личности может помочь им вернуться в нормальное русло.

Также стоит отметить, что нарциссическое расстройство личности — это психическое состояние. Когда в мозгу развивается психическое расстройство, он становится восприимчивым к другим. Поскольку зависимость — это тоже расстройство, легко увидеть, как эти расстройства могут развиваться вместе.

Обращение за помощью к программе лечения нарциссического расстройства личности

Программа лечения нарциссического расстройства личности требует опыта специалистов в области психического здоровья.Обычно лечение начинается с беседы. Во время занятий люди учатся:

  • Поддерживайте настоящие отношения и становитесь более восприимчивыми
  • Регулируйте чувства
  • Научитесь принимать критику
  • Откройте для себя основную проблему низкой самооценки

Конечно, разговорная терапия — не единственное лечение, которое помогает людям, борющимся с этим расстройством личности. Например, иногда врачи выписывают рецепты, чтобы помочь с другими проблемами, вызываемыми нарциссическим расстройством личности.В частности, врачи могут прописать лекарства от тревоги и депрессии.

Обещает, что поведенческое здоровье может помочь тем, кто борется с сопутствующими заболеваниями

Вы боретесь с сопутствующими расстройствами, такими как нарциссическое расстройство личности и зависимость? В таком случае вы можете рассчитывать на то, что Promises Behavioral Health окажет вам необходимую поддержку. Фактически, у нас есть талантливая группа экспертов, которые могут вместе с вами разработать индивидуальный план лечения. С нашим вниманием к деталям и вашей мотивацией к выздоровлению вы сможете преодолеть любую проблему.

Конечно, Promises Behavioral Health предлагает больше, чем просто двойную диагностику. У нас есть полный набор программ и услуг, помогающих бороться с зависимостью. Мы даже адаптируем наши лечебные программы к потребностям как мужчин, так и женщин. Некоторые из наших услуг включают:

Не позволяйте этому расстройству личности мешать вам получить необходимую помощь. Получите больше от нашей программы лечения нарциссического расстройства личности во время лечения двойным диагнозом. Свяжитесь с Promises Behavioral Health прямо сейчас по телефону 844.875.5609, чтобы узнать больше о наших программах и услугах.

Понимание и лечение патологического нарциссизма (9781433812347): Огродничук, Джон С .: Книги

Патологический нарциссизм долгое время считался одним из самых сложных состояний для лечения в психотерапии. Учитывая нежелание многих нарциссических клиентов вступать в терапию и уникальное разочарование, которое эти клиенты могут вызвать у тех, кто стремится им помочь, даже опытные терапевты могут нуждаться в экспертном руководстве.

В этой книге самые выдающиеся мыслители и клинические эксперты по патологическому нарциссизму сегодня обращаются к проблемам, с которыми сталкиваются терапевты, работающие с нарциссическими клиентами. Они прослеживают историю нашего понимания нарциссизма от древнего мифа до Фрейда и последующих психодинамических подходов. Они также предоставляют клиницистам исчерпывающее руководство по лечению, которое охватывает особенности расстройства, диагностики и оценки, а также особые соображения в жизненно важных областях переноса и контрпереноса.

Прежде всего, они подчеркивают, что нарциссизм — это в высшей степени излечимое расстройство, к которому можно подойти с помощью различных терапевтических моделей.

Джон С. Огродничук, доктор философии , доцент и директор программы психотерапии факультета психиатрии Университета Британской Колумбии. В качестве директора он координирует деятельность второй по величине в Канаде программы обучения психотерапии с медицинской точки зрения. Кроме того, он разработал программу психотерапевтических исследований, которая признана одной из наиболее всеобъемлющих и продуктивных в своем роде.

Его исследования включают различные психотерапевтические методы и группы пациентов, но он особенно интересуется изучением психодинамической психотерапии, расстройства личности и психического здоровья мужчин.

Доктор Огродничук регулярно получает финансирование для поддержки своих исследований и имеет более 100 научных публикаций. Он является соавтором трех предыдущих книг с APA.

Он является лауреатом Премии за выдающиеся достижения в ранней карьере, присуждаемой Обществом психотерапевтических исследований.

Помимо своих исследований, он занимается обучением студентов-медиков и ординаторов-психиатров, работает младшим редактором журнала Psychotherapy Research, входит в редакционную коллегию трех других журналов ( Group Dynamics, Journal of Personality Disorders, и Psychotherapy) , предоставляет регулярные обзоры для более чем дюжины научных и клинических журналов, а также консультируется с психиатрическими клиниками по вопросам предоставления и оценки услуг.

Границы | Практики утверждения контроля и независимости в терапии пар с нарциссизмом

«Das erste steht uns frei, beim zweiten sind wir Knechte»

«Первые нам вольны, во вторых мы слуги»

Гете

Введение

Терапия для пар с клиентами, имеющими нарциссические проблемы

В этой статье мы исследуем набор интерактивных практик, возникающих в контексте начальных консультаций парной терапии с партнерами, у которых есть нарциссические проблемы.Поскольку эти пациенты испытывают трудности с проявлением слабости или потребности в помощи, они часто отрицают необходимость индивидуальной терапии и более заинтересованы в том, чтобы перейти на терапию для пар из-за риска потери своего партнера (Links and Stockwell, 2002). Кроме того, супружеская терапия с пациентами, демонстрирующими нарциссическое поведение, представляет особый интерес, потому что считается, что долгосрочные отношения имеют стабилизирующий, если не исцеляющий эффект (Ronningstam et al., 1995; Lewis, 1998, 2000).

Во время консультаций пары с нарциссическими супругами часто сообщают об основных проблемах в общении и, соответственно, о значительном уровне стресса.Это согласуется с результатами экспериментальных исследований, которые показывают, что нарциссические супруги создают большие проблемы для своих партнеров. Они описываются как проявление враждебности — например, критика, оскорбления — при обсуждении конфликтов (Peterson and DeHart, 2014; Lamkin et al., 2017), как проявление агрессивного поведения во время соревновательных заданий (Keller et al., 2014) и как действия эксплуататорским способом (Konrath et al., 2014).

Исследования показывают, что лечение нарциссического расстройства личности представляет собой огромную проблему как для парной, так и для индивидуальной терапии.Якли (2018) сообщает об отказе от диагноза, чувстве несправедливого обращения или преждевременном прекращении терапии как о серьезных трудностях, мешающих психотерапии. Похожую картину нарисовали Tanzilli et al. (2017), которые определяют проблему установления достаточно хороших отношений между терапевтом и пациентом как главное препятствие для индивидуальной терапии.

Терапия пары с нарциссическим супругом обеспечивает особую натуралистическую обстановку для межличностного спектакля пары (MacFarlane, 2004), свидетелем которого терапевт может выступать в качестве (неявного) адресата или подслушивающего слушателя (см.Гоффман, 1979). Лачкар (2004) подчеркивает круговые, деструктивные модели общения в погранично-нарциссических парах, которые разыгрываются во время сеансов парной терапии. Линкс и Стоквелл (2002) определяют как особую проблему повышенную защитную реакцию у людей с нарциссическими проблемами, когда партнер становится свидетелем интерпретации или реагирует с пренебрежением и гневом на комментарии терапевта.

В диагностических руководствах нарциссизм концептуализируется как расстройство личности, которое типично включает нарушения самофункционирования и преобладающего саморегулирования, проявляется «широко распространенным паттерном грандиозности (в фантазиях или поведении), потребностью в восхищении и недостатком сочувствия» (АПА, 2013).В клинических теориях грандиозность понимается как защита от внутреннего состояния уязвимости (Kohut, 1971; Levy et al., 2007, 2011; Ronningstam, 2012). В отличие от этого внутриличностного взгляда, недавние подходы концептуализируют расстройство личности как часть динамической системы взаимодействий (Ливсли, 2018), включая межличностные или ситуативные факторы. Эти факторы могут усиливать индивидуальную предрасположенность личности, в результате чего, например, представление о грандиозности пациента может меняться или колебаться во время терапевтического сеанса в зависимости от того, насколько безопасно пациент чувствует себя в отношениях с терапевтом (например,г., Хопвуд, 2018). Предполагая, что проявление нарциссического расстройства, концептуализируемого как нарушение самофункционирования, зависит от определенных социальных условий, необходимы дальнейшие исследования на пересечении внутреннего мира и личности в социальном мире. Чтобы понять это, нам нужны концепции, исходящие из социологии «я».

Я в социальном взаимодействии

На наш взгляд, клиническое описание уязвимости нарциссической личности и работа Гоффмана об общей уязвимости «я» в социальном взаимодействии идеально дополняют друг друга.Как утверждал Peräkylä (2015), существует еще не признанная теоретическая связь между теорией лица Гоффмана и психиатрическим пониманием нарушений личности при расстройствах личности. Эта связь между описанием себя Гоффманом и современными клиническими теориями нарциссизма подразумевает, что именно переживание «лица» нарушается при расстройствах личности, особенно при патологическом нарциссизме.

В своих трудах Гоффман указывал, что всякий раз, когда люди участвуют во взаимодействии, они обязательно демонстрируют то, чем они себя называют.В своей ранней работе (Goffman, 1955) он обсуждал это с точки зрения «лица». Лицо возникает из положительных социальных атрибутов, которые человек заявляет себе через свою линию действий во взаимодействии и которые он ожидает от других. Другими словами, утверждает Гоффман, всем, что мы делаем во время взаимодействия, мы заявляем о себе, говоря или делая.

Гоффман, таким образом, указывает, что личность полностью социальна. Чтобы человек выглядел хорошо, ему нужно признание со стороны участников взаимодействия.Более того, социальность личности предполагает, что мы не только чувствительны к своему собственному лицу и себе, но также и к лицу другого. Гофманианский актер также смущается, когда теряет лицо участник взаимодействия (Goffman, 1955).

В своем эссе 1955 года и в других местах Гоффман очень чувствителен к эмоциональному значению «я», заявленного таким образом. Заимствуя психоаналитическую терминологию, он указывает, что мы катектируем самих себя: мы привязываем положительные эмоции к нашему самооценке.Но, с другой стороны, нам также присуще беспокойство о себе. Другие могут не одобрять то, за кого мы претендуем. Это означает, что наше лицо и наша самооценка постоянно уязвимы (Goffman, 1983).

По Гоффману, уязвимость себя является неотъемлемым побочным продуктом социального взаимодействия: участие во взаимодействии означает принятие риска того, что нас не примут, не ратифицируют и не отреагируют так, как мы себя называем (Goffman, 1955, 1971). Клинические теории нарциссизма определяют уязвимость самости, указывая на то, что есть индивиды, которые являются как бы гипер-уязвимыми.Начиная с эссе Фрейда «О нарциссизме» (Freud, 1957, orig. 1914), эти люди называются «нарциссическими», поскольку они полностью зависят от одобрения и внимания со стороны других (Kohut, 1971, p. 17) и испытывают острую потребность быть в них. любили и восхищались (Кернберг, 1975, с. 227).

Изучая взаимодействия нарциссических личностей, мы можем увидеть «выделенную» версию уязвимости, которая присутствует в более неявных формах во всех социальных взаимодействиях. С другой стороны, гофмановский способ понимания вездесущности «я» и его уязвимости в социальном взаимодействии может помочь нам более четко увидеть риски, связанные с самим собой, в наших клинических материалах.

Анализ себя в социальном взаимодействии: анализ разговора

В своих публикациях Гоффман никогда не касался психотерапии, не говоря уже о психотерапевтическом взаимодействии. Хотя его работа над тонкостями самопрезентации в социальном взаимодействии имела огромное влияние, он никогда не основывал свои исследования на записях реальных социальных эпизодов, а полагался в основном на этнографические наблюдения, а иногда и на газетные вырезки или цитаты из романов. Вот тут-то и появляется анализ разговора.

Анализ разговора был разработан как микроанализ практик, посредством которых социальный порядок генерируется взаимодействующими сторонами в мелочах разворачивающегося социального взаимодействия в обычной повседневной жизни. В первые годы своего существования анализ разговора был сосредоточен на выявлении и описании основных, если не универсальных, механизмов и устройств организации социального взаимодействия. Основная предпосылка анализа разговора заключается в том, что различные части, составляющие механизм взаимодействия, обладают двойными характеристиками: контекстно-независимой и контекстно-зависимой (Sacks et al., 1974, с. 699). Принципы этого механизма взаимодействия регулируют, например, чередование говорящих, исправление разговора, развитие темы или обращение к людям. Они применяются в различных социальных контекстах, но в то же время они предоставляют участникам возможность продемонстрировать свое понимание и ориентацию в конкретных контекстных условиях взаимодействия.

Потенциал анализа разговора для изучения практик взаимодействующих лиц с целью конкретизации социального взаимодействия побудил исследователей расширить область исследования за пределы неформального повседневного взаимодействия и включить институциональные разговоры, например.g., судебные заседания или вызовы службы экстренной помощи (Drew and Heritage, 1992), психотерапия (Peräkylä, 2019), психиатрия (Bergmann, 1992, 2017) и беседы с участием атипично развитых участников, например людей с афазией (Goodwin, 1995, Goodwin (ed.), 2003) или аутизм (Maynard, 2005). Совсем недавно анализ беседы использовался в качестве метода в исследованиях семейной и парной терапии, охватывая паттерны взаимодействия в истеблишменте (Sutherland, Strong, 2011), а также разрывы и исправления (Muntigl and Horvath, 2016) терапевтического альянса. вопросы (Diorinou, Tseliou, 2014) и асимметрии взаимодействия (Janusz et al., 2021).

Аналитическое исследование разговора также подхватило идею Гоффмана о себе в социальном взаимодействии. Хотя его концепция «я» напрямую не переводится в подробные аналитические наблюдения беседы, аналитики беседы начали исследовать конкретные контексты действий и последовательные среды, в которых расположенные идентичности участников становятся актуальными или участники ориентируются для решения проблем (см. Maynard and Zimmerman, 1984; Лернер, 1996). К настоящему времени исследования показали, что ориентация участников на проблемы, стоящие перед лицом, касается только конкретных моментов взаимодействия.В своем анализе соглашений по последовательностям оценки Херитэдж и Раймонд (2005) предположили, что утверждения, а иногда и споры относительно осведомленности включают не только эпистемологические вопросы, такие как социальные ожидания, права и обязанности знать, но также и проблемы лица. Однако радикальное утверждение Гоффмана относительно всесторонней релевантности лица не было встречено эмпирическими данными исследований CA, которые сосредоточены на четко определяемых разговорных объектах.

Согласно своей эпистемологической позиции, анализ разговора воздерживается от суждений о фактичности нарушений самофункционирования, нарциссического расстройства личности или других клинических состояний; он не может напрямую способствовать нашему пониманию расстройства личности.Однако он может анализировать, когда и как поведение участника становится «заметным» для соучастников — и для исследователя — как неожиданное, несоответствующее, неподходящее и, следовательно, возможно ненормальное. Основываясь на этой процедурной концепции, мы не спрашиваем, «что такое нарциссическое расстройство личности и у кого», а вместо этого спрашиваем «когда» это нарциссическое расстройство личности. Таким образом, наше основное внимание уделяется тому, когда, где и как происходит действие во время сеанса терапии пары, которое клиницисты идентифицируют как признаки нарциссизма.

В центре внимания нашей статьи находится вопрос о том, как клиенты, у которых есть нарциссические проблемы, действуют в контексте взаимодействия парной терапии. В частности, мы стремимся подробно анализировать действия этих клиентов в ситуациях, когда от них ожидается ответ на личные вопросы. И мы внимательно смотрим, как они реагируют, когда их личность или поведение комментируется другим супругом или терапевтом.

Метод

Участников

Набор данных, с которого началось наше исследование, включает начальные сеансы терапии семи пар, которые все сообщили о проблемах в своих супружеских отношениях.Для каждой из этих пар по крайней мере один из супругов был диагностирован как имеющий признаки расстройства личности. В четырех из этих пар у одного супруга соответственно (трое мужчин и одна женщина) были диагностированы нарциссические особенности. Эти четыре пары вместе взяты в качестве базы данных для этой статьи.

Все терапевты прошли системную подготовку в области коммуникации, структурной системной теории и миланских подходов, которые были их основным терапевтическим подходом. Тем не менее, они также прошли дополнительную подготовку по психоаналитической или психодинамической терапии.

Исследовательский центр

Решение включить в набор данных только первые консультации основано на том факте, что в рамках системы первые сеансы обычно более структурированы, чем последующие терапевтические сеансы, что облегчает сравнение между случаями. На первых консультациях по системной терапии пары терапевты побуждают супругов определить свои терапевтические цели и желаемые изменения, активно исследуя, как взаимодействие пары может повлиять на жалобы.В миланском подходе круговые вопросы используются при сборе информации о моделях взаимоотношений в семье; цель терапевта — наблюдать, что может вызвать изменения во взаимодействиях (Selvini et al., 1980). В структурных подходах терапевт должен наблюдать семейные транзакции, особенно те, которые связаны с представленной проблемой, а также организовывать интервью таким образом, чтобы руководство терапевта было источником безопасности и уверенности для пары (Weber et al., 1985; Николс и Тафури, 2013).

Вопрос безопасности особенно важен на первых сеансах. Супруги сталкиваются с трудностями, связанными с тем, что им приходится разговаривать с незнакомцем — терапевтом — о своих самых личных семейных делах, своих разочарованиях друг в друге, общей истории конфликтов, своих взаимных травмах и проступках, своих самых сокровенных желаниях и надеждах. , и опыт. Обычно оба супруга осознают — или, по крайней мере, чувствуют, — что каждый из них участвует в суматохе и опасности своего брака.И хотя роль терапевта состоит в том, чтобы переформулировать «обвинительные высказывания» с точки зрения проблемных паттернов отношений, исследования взаимодействия показывают, что такая круговая перспектива может способствовать дальнейшему развитию цепочек разговоров с обвинениями (Patrika and Tseliou, 2016).

В совокупности совокупность парной терапии подразумевает для обоих клиентов, что они должны уступить контроль над имиджем, который они хотят сохранить. И эта ситуация считается особенно опасной для клиентов, которые уже испытывают трудности в получении и поддержании признания своего идеального образа себя (Links and Stockwell, 2002; MacFarlane, 2004).

Метод анализа

При анализе ранних обменов между терапевтом и клиентами мы руководствовались методологическими принципами анализа разговора, т.е. на первом этапе анализа данные изучались «немотивированным образом» (Sacks, 1992, с. 175). Тот факт, что исследуемые разговоры происходили во время психотерапевтического сеанса, изначально не играл никакой роли в анализе данных, и высказывания клиентов не сканировались на предмет клинических симптомов. Исследователи приложили все усилия, чтобы избежать спекуляций о намерениях или целях клиентов, вместо этого они взяли на себя обязательство придерживаться принципа наблюдаемости.Достоверность описания должна быть достигнута путем ссылки на наблюдаемую деталь в продолжающемся взаимодействии. При этом исследователи следовали этнометодологической «политике исследования», рассматривая повседневную деятельность как методы членов, чтобы сделать те же самые действия рефлексивно «подотчетными», то есть наблюдаемыми и описываемыми (Гарфинкель, 1967).

На основе видеозаписей психотерапевтических сеансов, основные части основного набора данных и дополнительных консультаций были расшифрованы в соответствии с установленной системой транскрипции в анализе разговора, первоначально разработанной Джефферсоном (1984).Анализ начался с «наблюдения». Внимание исследователей привлекли моменты, когда взаимодействие прекращалось неожиданным образом: произошло что-то необычное, произошла явная «заминка» взаимодействия, прерывание потока взаимодействия, заметное вмешательство клиента или какое-либо другое нарушение разговорное правило. Особое внимание уделялось тому, как участники создавали эти заметные моменты или способствовали им и отвечали на них, а также проецировали — в виде явных заявлений или вопросов, в качестве предпосылок или косвенно через свои действия — положительные или отрицательные атрибуции в отношении самих себя. и друг друга.

Был проведен сбор этих заметных событий и их интерактивного управления, все еще без какой-либо клинической интерпретации, но с учетом вопроса, как эти события связаны с интерактивным позиционированием и самооценками участников. Различные эпизоды анализировались по очереди с точки зрения их интерактивного развертывания и с целью выявления и распутывания различных смысловых слоев высказывания в данной последовательной среде. В конце концов, «интерактивный контроль» стал общей нитью, проходящей через собранные эпизоды.Концепция интерактивного контроля относится к действиям клиентов, с которыми они сопротивляются интерактивной зависимости от других (терапевта или супруга) или определяют дальнейший ход разговора. Анализ показал, что действия по контролю вызваны угрозами для интерактивных представлений клиентов о себе и служат средством управления такими угрозами и сохранения предполагаемого «я».

Процедура

Данные нашего исследования были собраны во время первых консультаций по семейной терапии, которые проводились в отделении семейной терапии и психосоматики Медицинского колледжа Ягеллонского университета в Кракове.В отделении сеансы терапии регулярно записываются на видео с целью обучения и наблюдения. Случаи, составляющие нашу базу данных, были отобраны терапевтами, которые определили пары, с которыми было особенно трудно разговаривать. В результате в ходе терапии терапевт пришел к выводу, что на заднем плане может сохраняться личностная патология. Пары, которые были определены терапевтами как соответствующие критериям, были проинформированы об исследовательском проекте и их спросили об их готовности участвовать в нем.Те, кто согласился участвовать, наконец, подписали заявление о соглашении. Нарциссическая симптоматика была на уровне расстройства личности. Первоначальный диагноз «расстройство личности» был позже подтвержден формальным тестированием с помощью процедуры оценки Шедлера – Вестена (Shedler and Westen, 2007).

На следующем этапе были проанализированы расшифрованные видеозаписи четырех первых терапевтических консультаций. В результате анализа данных феномен интерактивного контроля в парах NPD стал основным объектом нашего исследования.Чтобы выяснить, происходили ли эти явления более одного раза, мы снова просмотрели записи четырех сеансов, которые были данными этого исследования. Для сравнения мы также бессистемно рассматривали другие записанные сеансы с супругами, которым не был поставлен диагноз нарциссического расстройства личности, но, поскольку это было сделано в исследовательском режиме, оно не было включено в эту статью. Особые методы контроля у нарциссических супругов не были выявлены у супругов, указывающих на другие проблемы, кроме нарциссической личности, и у супругов без проблем, связанных с ПД.Однако в будущих исследованиях необходимо проводить систематическое сравнение.

Результаты

Управляющие практики, используемые супругами с нарциссическими проблемами, относятся к последовательной позиции во взаимодействии, к управлению тематическим потоком разговора, а также к отображению и разыгрыванию идентичности. В дальнейшем эти три области практики будут рассмотрены одна за другой, хотя на самом деле они пересекаются и переплетаются, поэтому одни и те же примеры иногда используются для разных аналитических целей.

Управление последовательным положением

По нашим данным, клиенты неоднократно совершают шаги, в результате которых они интерактивно уклоняются от ответной позиции. Как правило, в социальном взаимодействии каждое высказывание, инициирующее последовательность, определяет тип и диапазон последующих действий. Задавая вопрос, говорящий вызывает у получателя ожидание ответа и ограничивает сроки своего ответа. Таким образом, получатель сильно ограничен вопросом и его формулировкой, способом и предпосылками; очередь получателя «последовательно зависит от предыдущей» (Schegloff, 1968, стр.1076).

В психотерапии режим вопрос – ответ ослаблен; вопросы формулируются не как неотложные запросы информации, а как приглашения к сотрудничеству путем добровольного получения ответа. Действительно, в следующем сегменте (Значение символов транскрипции в Приложении).

— психотерапевт даже не формулирует вопрос, а заявляет о своем желании узнать больше о получателе, о муже. А поскольку муж молчит 2 секунды, она продолжает рассказывать ему, почему его участие важно.

Ненавязчивая попытка психотерапевта уговорить мужа рассказать о себе приносит успех лишь отчасти. Клиент отвечает, но не отвечает на вопрос терапевта.

В своем отказе [«Нет»] клиент не согласен с двумя особенностями инициативного действия терапевта. Он отказывается от возможности самостоятельно решить, что для него важно и о чем он хотел бы поговорить. И хотя клиент, формулируя встречный запрос, действительно отвечает на вопрос терапевта, он не отвечает на него.Он сопротивляется условиям, которые задаются и контролируются вопросом терапевта, и со своей стороны формулирует условия, при которых он был бы готов ответить. Таким образом, его уклончивый ответ и встречный запрос можно рассматривать как попытку контролировать условия его участия.

В повседневном взаимодействии нет ничего необычного в том, что получатели вместо ответа на вопрос и тем самым неявного признания его законности пытаются сопротивляться ограничениям формата вопрос-ответ и изменять ход взаимодействия (Stivers and Hayashi, 2010; Heritage and Raymond , 2012).Во многих организациях, занимающихся обработкой людей, взаимодействие состоит из ряда последовательностей вопросов и ответов (Drew and Heritage, 1992), и хотя ожидается, что клиенты будут придерживаться условий вопроса, они часто уклоняются от вопросов или сопротивляются им, как было показано. для полицейских допросов (Jol and Stommel, 2016), новостных интервью (Carranza, 2016), консультаций (Muntigl, 2013), психотерапии (Yao and Ma, 2017) и других институциональных контекстов (Chevalier and Moore, 2015).

Однако нежелание Н. в отрывке № 1 подчиняться последовательным связям предыдущего вопроса — не единичное, а повторяющееся событие, которое можно наблюдать как привычный паттерн во многих других случаях в этом терапевтическом сеансе, как в следующем сегменте. :

Примерно через 15 минут после первого сеанса с парой в возрасте около 40 лет терапевт предлагает клиентам рассказать больше о причинах их посещения терапии.После того, как жена предоставила некоторую информацию о себе и своем взгляде на проблемы пары, терапевт обращается к мужу и просит его дополнительное заявление. Вместо ответа, предоставляя запрошенную информацию, муж отвечает встречным вопросом, спрашивая, необходимо ли это. Исследования показали, что вопросы, инициированные пациентом, при встречах между врачом и пациентом не предпочтительны, и что вопросы, которые тем не менее задают пациенты, изменены, чтобы указать на их нежелательный статус (Frankel, 1990).В сегменте № 2 встречный вопрос клиента не помечается как нежелательное действие. Спрашивая о необходимости вопроса терапевта, он не только бросает вызов профессиональному авторитету терапевта, но и выходит из пространства взаимодействия, в котором его действия контролируются предыдущим вопросом терапевта. Задавая вопрос самому, он занимает последовательную первую позицию, тем самым делая ответ терапевта «условно релевантным» (Schegloff, 1968, стр. 1084) и со своей стороны осуществляя контроль над последующими действиями терапевта.

В одной из своих ранних лекций (1964 г.) Сакс заметил, что «попытка занять позицию« вопрошающего »кажется вполне обычным делом, которым люди пытаются заниматься. (…) Пока человек может задавать вопросы, он частично контролирует беседу »(1992, с. 54). Что касается взаимодействия взрослого и ребенка, Мишлер (1975, стр. 99) заметил, что «когда взрослые начинают разговор с вопроса, они сохраняют контроль над его ходом путем последовательных вопросов (…) когда дети задают вопрос взрослому, взрослый восстанавливает контроль, отвечая на вопрос.«Кажется очевидным, что последовательность вопрос-ответ имеет встроенную логику управления. Вопросы не только требуют ответа, но также определяют, какой ответ ожидается. Как мы показали, нарциссическим клиентам свойственно то, что они «вырываются» после личного вопроса путем обхода ответов или встречных вопросов. Своими маневрами сопротивления они отмечают предыдущий вопрос психотерапевта как нарушение их автономии и в то же время явно вновь заявляют о своей независимости.

Управление темой

По нашим данным, клиенты контролируют и ограничивают тематический ход терапевтического разговора. Ниже мы покажем практики, с помощью которых это достигается.

Участники вербального взаимодействия всегда говорят «о чем-то», и то, о чем они говорят, составляет «тему» ​​разговора. В общем, тема характеризуется двумя дополнительными компонентами, которые вместе образуют противоречивую единицу (Bergmann, 1990). С одной стороны, существует ограничение, обеспечивающее наличие тематического потока вообще.Это ограничение прогрессивности налагает на каждого говорящего обязанность внести что-то новое в продолжающийся вербальный обмен. С другой стороны, обязательство вводить новые темы уравновешивается ограничением не отказываться от какого-либо нового дела, а оставаться в теме и проявлять внимание к сохранению актуальной темы разговора. Развитие темы обычно является результатом сотрудничества со-взаимодействующих, но участник может использовать более строгий «контроль темы, чтобы избежать отрицания проблемных оценок» (McKinlay and McVittie, 2006).Более подробная организация темы зависит от типа и институциональной цели встречи.

На сеансах парной терапии один из способов для клиентов сдерживать тему разговора и доминировать над ней — это настойчиво настаивать на своей собственной точке зрения, пример которой можно найти в следующем сегменте.

Посредством практики восстановления, которая приближается к «лексической замене» (Rae, 2008), жена отвергает то, что терапевт сказал о восстановлении общей основы жизни пары (l.8 «Нельзя восстанавливать»), , и вводит альтернативный вариант семейного положения вещей ( 1. 9 «Дело строить»). В своих последующих высказываниях (1.11, 13, 14–15) она подчеркивает и объясняет свою точку зрения перед тем, как вступить в монолог со списком различий между ней и ее мужем. Этот список поучителен с двух сторон. С одной стороны, список построен как серия формулировок крайних случаев («полностью…»), которые используются «в ожидании несочувственных слушаний» (Pomerantz, 1986, p.227), чтобы подчеркнуть правоту дела и предотвратить возможные опровержения. С другой стороны, список W примечателен тем, что состоит из четырех пунктов (l.18–29) и как таковой отклоняется от «трехчастности», которую Джефферсон (1990, p. 89f) показал. «Основной принцип построения» списков. С двойным перебором в ее случае W. ясно отмечает, что для нее этот вопрос не подлежит обсуждению и не стоит больше говорить; для нее тема закрыта.

Следующие два отрывка показывают еще один тип управления темой.В этих случаях управление темой происходит после того, как супруга подняла и описала проблемный вопрос. В начале отрывка 4 (1.1–3) жена описывает душевное состояние мужа, которое она считает проблемным.

Хотя его жена говорит о нем, муж не пользуется возможностью ответить, но хранит молчание (см. Паузу в 3 секунды в строке 07). Только когда его жена указывает на свою неспособность понять психическую и эмоциональную жизнь своего супруга («Я не знаю, что с ними происходит») , он предлагает комментарий:

Своим заявлением «Я делаю все возможное, чтобы их не было» муж превращает то, что его жена только что назвала проблемой, в свое достижение.Но со своим ухмыляющимся лицом он оформляет свое высказывание как забавное замечание и даже смотрит на терапевта, тем самым, очевидно, отслеживая ее реакцию и возможное одобрение. В случае успеха забавное замечание вызывает совместный смех, который, в свою очередь, регулярно приводит к завершению обсуждаемой темы. Однако в приведенном выше отрывке вместо смеха его жена реагирует комментарием, который показывает «знание» (1.10: «точно точно» ), и терапевт в своем ответе рассматривает его высказывание как серьезное утверждение. , игнорируя его иронический подтекст.В конце концов, его шутка не закрыла тему. Несоответствие между действиями терапевта и мужа продолжается в следующие ходы:

Муж начинает нерешительно отвечать (1. 16), выражает сомнение в правильности формулировки терапевта и после паузы в 1 с продолжает исправлять выбранные терапевтом слова (чувство против эмоции). Хотя семантическое значение исправления остается неясным, оно имеет два интерактивных следствия: оно вызывает прерывание тематического потока (Egbert, 1997), тем самым освобождая мужа от необходимости отвечать на вопрос, поднятый его женой (связь своими эмоциями).Отвергая ее словарный запас, муж, кроме того, ставит под сомнение профессиональную компетентность терапевта и демонстрирует нежелание вступать с ней в отношения терапевта и пациента.

Еще более действенный и смелый способ взять под контроль тему разговора можно найти в следующих отрывках. Выше мы исследовали эти экстракты на предмет контроля последовательности; тем не менее, те же примеры также включают в себя управление темой. Несмотря на то, что задача терапевта — вести беседу и направлять пару через этот первый сеанс, мы наблюдали в наших данных несколько случаев, когда пациент действовал таким образом, чтобы определить тему разговора и то, как это должно быть. подошел.В следующем примере запрос терапевта основных личных данных от мужа приводит к молчанию на 2 секунды.

Молчание прерывается терапевтом, который продолжает расширять свой вопрос и подчеркивать важность участия мужа. В своем последующем ответе муж отказывается давать ответ, указывая на отсутствие у него знаний относительно ожиданий терапевта (1.04). Сразу после этого муж вместо этого задает терапевту четкий вопрос, чтобы передать запрошенную информацию (л.07):

В то время как отрывок (02) показывает сопротивление мужа вступлению в тематический разговор в соответствии с предписаниями терапевта, следующий отрывок (01) фиксирует эпизод, в котором тот же пациент блокирует исходное движение терапевта, перенаправляя тематический фокус с него на другое. Терапевт.

После паузы в 1,5 с и маркера колебаний ( м :::::: ) муж сначала отклоняет вопрос терапевта и продолжает уклоняться от ответа, задавая встречный вопрос, спрашивая о необходимости темы.Вместо того, чтобы говорить о своих перспективах и проблемах, он начинает движение, чтобы преобразовать разговор в мета-дискуссию о необходимости вопроса терапевта, оспаривая, таким образом, ее профессиональный авторитет.

Подведем итог: как и в каком направлении тема разговора развивается в потоке разговора, во многих отношениях непредсказуемо для участников взаимодействия. В ситуации терапевтической пары клиенты могут оказаться в неловких ситуациях, потому что воспитанные субъекты ставят под угрозу их идеальное «я» и ссылаются на их уязвимость.Как мы показали, клиенты применяют различные методы, чтобы получить контроль над темой разговора, с эффектом отвлечения или предотвращения разговора о проблемах, которые могут угрожать их лицу. Они могут настаивать на предмете с помощью развернутых и монологических высказываний или могут блокировать дальнейшее развитие темы, вызывая смех забавным замечанием или шуткой. Самый вопиющий способ увести разговор от угрожающей темы — вовлечь терапевта в мета-беседу, поставив под сомнение право терапевта знать и задавать вопросы о личных проблемах.

Управление отображением личности

Согласно Sacks et al. (1974), ключевым аспектом механизма чередования разговора является то, что он может приспособить «взаимодействие между сторонами с любыми потенциальными идентичностями» (стр. 700). Социальная идентичность участников разговора возникает благодаря их способам управления системой очередности. Сакс и др. (1974, стр. 718) подчеркивают локальные трансформации таких идентичностей: механизм разговора «совместим с множественностью и изменениями социальных идентичностей некоторых« одних и тех же »участников.В дальнейшем мы исследуем такое множество идентичностей клиентов в терапии пар.

Часто различают две грани личности и личности. Один аспект имеет отношение к тому, что явно говорится или во что верит о человеке, а другой аспект имеет отношение к тому, что человек переживает или сообщает о себе своими действиями, не обязательно выражая эти вещи словами (см. Goffman, 1955; Neisser , 1988; Лири, Тангни, 2012). Бамберг (2007); Депперманн (2015) и Депперманн и др.(2020) проводят широкое различие между «сказанным собой» и «исполненным собой» — различие, которое мы находим особенно полезным при изучении терапии для пар и которое мы воспользуемся далее. «Сказанное себе» включает вербализованные атрибуции, которые супруги делают о себе и друг о друге; «Выполненное Я» включает в себя то, что они говорят о себе своими действиями.

На первых сеансах терапии для пар — подобных тем, которые мы используем в качестве данных — вопросы идентичности особенно актуальны.Основная задача терапевта — научиться понимать пару: кто супруги и в чем их проблема. Для терапевта важно сказанное «я» — то, что супруги говорят о себе, — но, по крайней мере, не менее важно и исполненное «я», то есть то, что супруги сообщают о том, «кто они» своими действиями.

Теперь мы еще раз пройдемся по нашим отрывкам, еще раз разъясняя их с точки зрения построения идентичности. Давайте еще раз рассмотрим отрывок 2, показанный выше.Терапевт попросила мужа рассказать ей больше о себе, и муж отказался отвечать:

По сути, муж отказывается рассказывать о себе: тем самым он воздерживается от дальнейших уточнений своего сказанного «я». Однако с точки зрения исполненного «я» муж гораздо активнее. Отказ отвечать на вопрос — мощный прием в перформативной самопрезентации: муж демонстрирует, что он не тот, кого контролирует терапевт; он подчеркивает свою независимость от терапевта.В этом контексте это также может означать, что он не из тех, кто будет искать помощи. Тем самым он заявляет и демонстрирует сильную независимость.

Выдержка 2, также показанная выше, включает построение идентичности, которое очень похоже на построение личности в Извлечении 1. Опять же, муж отказывается раскрывать больше о своих проблемах или проблемах пары, как он их видит, и, таким образом, он воздерживается от дальнейшего уточнения. о его сказанном себе.

С точки зрения исполненного «я» его встречный вопрос (строки 3–4) показывает, как и в отрывке 2, что терапевт не контролирует его.Важен конкретный контекст, в котором муж теперь заявляет о независимости: в строке 01 терапевт вызывает описание проблем пары с точки зрения мужа. Самим актом отказа от ответа муж передает кое-что о своем отношении к проблемам: поскольку у него нет ни потребности, ни желания конкретизировать проблемы, он также показывает, что у него нет острых проблем, по крайней мере, таких, с которыми можно было бы справиться. здесь, в терапии пар.

В показанных выше случаях наиболее интенсивное конструирование идентичности происходит в перформативном, а не декларативном поле.Теперь рассмотрим отрывок 5, показанный ниже, в котором центральное место занимают вопросы самопроверки. Однако при ближайшем рассмотрении перформативные аспекты идентичности здесь также важны. Незадолго до обмена, показанного в выдержке 4, жена пожаловалась на привычку мужа курить марихуану (данные не показаны). В выдержке 5 муж оспаривает это.

Муж участвует в комплексном описании проблемы пары, при этом он также дает самооценку.Сначала в строке 01 он отвергает приписывание проблемы жене (данные не показаны), а затем в строках 2–3 утверждает, что проблема на самом деле заключается в неспособности жены понять курение. В то время как предыдущая жалоба жены приписывала «источник проблемы» мужу, теперь он делает противоположное утверждение, утверждая, что источником проблемы является жена. Муж продолжает свой рассказ, признавая, что у него была зависимость. Признание достигается за счет минимизации устройств, таких как временная ссылка (на месяц) и относительности категоризации «зависимость» (, возможно, именно так ее следует назвать ).На уровне сказанного «я» муж, таким образом, выстраивает образ себя непроблематичного потребителя марихуаны, с которым плохо обращается и который неправильно понимает его жена — таким образом, как жертва, а не злоумышленник.

Через несколько секунд муж снова делает шаги, которые влекут за собой идентификацию жертвы. В ответ на то, что терапевт сказал в конце предыдущего отрывка (строка 4) о том, что ему трудно судить (было ли употребление марихуаны мужем зависимостью), оба супруга утверждают, что не ожидают, что терапевт будет судить (данные не показаны).Это побуждает терапевта спросить, о чем, по его мнению, идет терапия (строка 16 ниже). Жена отвечает, что они научатся общаться (строки 16–17).

Вместо того, чтобы занять позицию по поводу предложения W или каким-либо другим способом решить вопрос терапевта, H возвращается к своим предыдущим аргументам, указывая, что W его не понимает (строка 20) и что проблема в W, а не в H. (22–23, 25). Опять же, он принимает личность жертвы.

Поскольку сказанное «я», что муж утверждал, что является человеком, которого неправильно поняла его супруга, а не источником проблем, а скорее жертвой поведения своей жены, перформативная идентичность выглядит несколько иначе.Муж занимается самообороной, которую он ведет возбужденно, говорит быстро, высоким голосом и энергично жестикулирует во время разговора. Он произносит свои высказывания в форме самоинициации, а не как ответы или другие реакции на инициации терапевта. Этот последовательный и актуальный контроль наиболее отчетливо прослеживается во второй части отрывка 4, где муж не отвечает на вопрос терапевта (l. 16), а W отвечает на него (l. 17–18). Скорее, он преследует свою собственную инициативу.И даже более того: он формулирует свое (пере) определение проблемы пары в строках 19–20, 22–23, 25 как требование, с которым жена соглашается, тем самым отходя от нормативной системы очередности терапии пары ( где терапевт — тот, кто задает вопросы). Этим самоинициативным действием, когда он занимает первое место в последовательной организации, муж демонстрирует идентичность. Несмотря на декларативное заявление о том, что он является жертвой, его выступление делает его независимым актером.

Давайте теперь рассмотрим другой пример, когда сказанное «я» находится на поверхности взаимодействия, и при этом работа идентичности в равной степени выполняется в терминах «выполняемого». Мы вернемся к отрывку 3, обсужденному выше. В начале отрывка терапевт описывает «типичный» способ переживания проблем в парах — видение проблемы в другом супруге — а затем изображает явно лучшую альтернативу в «перспективе восстановления» (l. 04–05). ) и совместное решение проблем (строка 05).

В то время как муж в строке 07 кажется, по крайней мере, минимально согласен с формулировкой терапевта альтернативной точки зрения, жена в строках 08–09, 11 и 12 опровергает ее. В опровержении сначала есть своего рода положительный момент, поскольку она в строке 09 говорит о создании (чего-то нового) в качестве альтернативы «восстановлению». Однако, продолжая свое высказывание (строки 11 и 12), она смещает референциальный фокус и подчеркивает негативное, что восстанавливать нечего.Таким образом, она начинает строить самоотверженное «я» для себя и своего мужа как изначально несчастливой пары. Это построение негативной идентичности усиливается по мере того, как жена продолжает говорить:

Как мы показали выше, со списком описаний, использующих формулировки крайних случаев, жена в строках 14–24 изображает пару как потерянную. Теперь, если мы обратимся к исполненному «я», вырисовывается совсем другая картина. Как утверждалось в предыдущем разделе, в отрывке 5 W берет на себя контроль темы и контроль последовательности.Изменяя актуальную перспективу (от ожидания восстановления до оплакивания неудач) и переходя из ответной позиции, подготовленной для нее терапевтом, к первой позиции посредством эмоционально нагруженного самораскрытия, она демонстрирует интерактивную независимость от терапевта. Эта независимость окрашена тем, что можно было бы назвать «страстной честностью», поскольку предполагает откровенно негативное приписывание паре.

В начале этого раздела мы провели различие между сказанным и исполненным «я».Случаи, рассмотренные в этом разделе, показали, что рассказали, что «я», заявленные участниками, были довольно вариабельными: в отрывках № 1 и № 2 пациент избегал признания личности; в выписке № 5 пациент представился жертвой и определил проблему в супруге; тогда как в отрывке № 4 пациент активно воспринимал проблемы как часть идентичности пары. В то время как картина рассказываемых «я» была изменчивой, исследование перформативных «я» показало более единую картину. Во всех случаях, показанных выше, перформативные личности пациентов исходили из своей независимости от текущего взаимодействия и, следовательно, от участников взаимодействия.

Мы полагаем, что это перформативное требование независимости так же важно, если не более важно, чем переменные декларативные утверждения в работе с идентичностью клиентов и самопрезентации на первых консультациях. Кроме того, мы предполагаем, что претензия на интерактивную независимость сильно зависит от контекста. Психотерапевтическая консультация для пары как социальная ситуация предполагает возможность зависимости: пара должна обратиться за помощью. Локальные последовательные контексты, которые мы рассмотрели выше, включают более конкретные возможности для зависимости, особенно когда супруг приписывает проблемы клиенту.Таким образом, мы предполагаем, что претензии на независимость вызваны рисками зависимости , возникающими при терапевтическом взаимодействии пары.

Обсуждение

В этой статье мы описали, используя CA, три аспекта взаимодействия — последовательность, тему и построение идентичности — где нарциссические клиенты в нашей выборке могут проявлять контроль взаимодействия. Мы наблюдали,

(1), что в ситуациях, когда клиенты вынуждены отвечать на личный вопрос, они часто сопротивляются и, выходя из зависимой последовательной позиции, берут под контроль механизм взаимодействия;

(2), что в ситуациях, когда консультация приближается к нежелательным и угрожающим темам, клиенты часто предпринимают шаги, чтобы контролировать и оговаривать направление терапевтического разговора; и

(3), что в ситуациях, когда клиенты сталкиваются с опасностью того, что их представления о себе могут стать ненадежными и образовывать трещины, они принимают меры для поддержания в своих выражениях и действиях представления о себе, которое подчеркивает их независимость.

Контролирующие практики клиентов создают различные проблемы и трудности для терапевтов пары. Кажется, есть две ключевые области терапевтической работы, к которым относятся эти трудности: способность выявлять слабости и личные проблемы и связанные с этим установление терапевтических отношений.

Проблема установления терапевтических отношений

Классическая концепция терапевтического альянса Бордина (Bordin, 1994) предполагает участие в совместной, целенаправленной работе, а также развитие взаимных, интерактивных отношений.Мы полагаем, что проявление независимости клиентами может стать серьезной проблемой для развития терапевтического сотрудничества на «микроуровне».

Один из аспектов теории Бродина касается рабочего союза. Это означает, что создание альянса — это активный, иногда неявный процесс переговоров, который начинается с самого начала лечения и пересматривается в ходе последующих терапевтических сеансов (Bordin, 1994; Hatcher and Barends, 2006). Практика клиентов с нарциссическими проблемами, с помощью которых они отрицают интерактивную зависимость и контролируют ход встречи, может блокировать этот «неявный процесс переговоров».Эти практики очень часто вызывают — как у терапевта, так и у супруга — молчание, маркеры неуверенности, словесное отсутствие слов и другие проявления мгновенного замешательства, которые могут указывать на трудности на микроуровне с построением «взаимного, интерактивного сотрудничества» между беседуют все участники парной терапии.

Другой аспект союза, согласно теории Бордина, относится к аффективной связи. Управляющие практики клиентов могут также рассматриваться как блокирующие развитие аффективной связи между ними и терапевтом, которая создается взаимной зависимостью и способствует совместной работе.Через свои методы контроля клиенты отмечают свою независимость и авторитет, но в то же время они неявно демонстрируют свое пренебрежение к лицу терапевта, исправляя его / ее словарный запас или подрывая его / ее планы.

Сосредоточившись на развитии терапевтического альянса на начальных этапах лечения, Ronningstam (2012) предполагает, что нарциссические пациенты склонны провоцировать и контролировать терапевта, в то время как Dimaggio et al. (2006) описывают их склонность к борьбе за власть.Наши наблюдения согласуются с этим, но наше исследование, кроме того, показывает, что сама интерактивная организация первого сеанса консультирования с его общей структурой вопросов и ответов удерживает клиентов в рамках (последовательной) зависимости, которая может усилить их сопротивление и воспрепятствовать развитие альянса.

Проблема выявления и выявления слабостей

Сопротивление раскрытию личных дел обычно возникает на ранних этапах психотерапии, в основном уже во время первых консультаций пары.Раскрывая проблемы пары, супруги часто помещают проблему в другом супруге. Они также занимают оборонительную позицию, в то время как их партнер описывает их как источник семейных проблем. Наше исследование показало, что клиенты с нарциссическими проблемами, похоже, используют более конкретные стратегии, чтобы помешать раскрытию своих личных проблем. На наш взгляд, эти практики можно проследить до того, как клиент ожидал, что неконтролируемая тематическая беседа с ее мягким и незаметным переходом от одной темы к другой может выявить слабые места или недостатки и поэтому воспринимается клиентами как «рискованная».”

Клиническая литература предполагает, что нарциссические личности особенно чувствительны к угрозам самооценке (Freud, 1957). Считается, что более высокий процент отказа от психотерапии среди нарциссических пациентов отражает попытки управлять самооценкой (Ellison et al., 2013). Это согласуется с классическими наблюдениями Абрахама (1927, orig. 1919), который описал тенденцию нарциссических пациентов активно препятствовать вмешательству, угрожающему их грандиозному представлению о себе.

Риски, которые может ожидать клиент, касаются его / ее собственного имиджа и могут возникать в результате трех взаимосвязанных непредвиденных обстоятельств.Для начала терапевт, исходя из своего институционального авторитета, имеет право определять условия разговора и задавать личные вопросы — асимметрию, которую клиенты с нарциссическими проблемами могут воспринимать как угрозу своей независимости. Во-вторых, супруг (а) может быть дополнительным источником угрозы для лица клиента, поскольку он / она становится свидетелем того, как он / она рассказывает о своей семейной ситуации; он / она также является свидетелем комментариев терапевта и, кроме того, может создать временную коалицию с терапевтом (Janusz et al., 2021). В-третьих, как мы показали, клиент может воспринимать неограниченный тематический поток терапевтического разговора как угрожающий, поскольку он может привести к заявлениям или историям, раскрывающим его / ее проблемы или слабости.

Сочетание рисков для себя и контролирующих действий в наших данных можно интерпретировать в свете классических клинических дебатов об уязвимости и грандиозности нарциссизма. Грандиозность проявляется на терапевтических сеансах редко как «грандиозность», т.е.е., как хвастовство и хвастовство, но чаще как демонстрация сиюминутного превосходства и доминирования во взаимодействии. Осуществление контроля — одна из форм, в которой может проявляться «малая грандиозность»; тот, кто контролирует ситуацию, может наслаждаться своим воображаемым достоинством. Кохут (1971); Кернберг (1975) и Леви и др. (2007, 2011) предположили, что у нарциссических пациентов грандиозные психические состояния колеблются или даже сочетаются с уязвимыми психическими состояниями. На основании эмпирических исследований другие авторы (Cain et al., 2008; Pincus and Lukowitzsky, 2010) указали, что существуют определенные социальные контексты, которые усиливают двойственность между величием и уязвимостью, что приводит к нарушению регуляции самооценки. Одним из таких контекстов может быть первый сеанс терапии для пар.

Диалектика рисков для себя и контролирующих действий — это не то, чего мы ожидаем найти только в среде терапии пар и с нарциссическими людьми. Гоффман (1955) предположил, что все взаимодействия создают риски для самих участников, и что на такие риски обычно реагируют с помощью корректирующей работы — работы лицом — для восстановления самих себя, которым угрожает опасность.Таким образом, парную терапию с нарциссическими пациентами можно рассматривать как «призму», которая делает особенно заметную и заметную динамику личности в социальном взаимодействии, которая присутствует во всех социальных контактах.

Ограничения исследования и предложения для будущих исследований

Можно утверждать, что первые консультации по терапии пары неудобны, если не угрожают всем пациентам, не только нарциссическим. Клинический опыт показывает, что первая консультация особенно опасна для нарциссических пациентов.Тем не менее, необходимы дальнейшие систематические исследования, сравнивающие нарциссических и ненарциссических пациентов. Было бы очень интересно провести дополнительное исследование, в котором сравниваются первые и последующие консультации по вопросу о том, продолжают ли клиенты с нарциссическими проблемами свои методы контроля или учатся отпускать и ослаблять свои защитные привычки.

Еще одно направление исследований, которое мы не смогли продолжить, вытекает непосредственно из созвездия парной терапии. Хотя мы идентифицировали контролирующие практики нарциссических клиентов как интерактивные маневры, мы не принимали во внимание триадную структуру терапевтического взаимодействия пары систематически.В большинстве случаев наше внимание было сосредоточено на взаимодействии терапевта и одного супруга, а не на триаде. Но одновременное присутствие терапевта и интимного партнера, в котором один из них всегда является адресатом, а другой — пассивным слушателем, безусловно, уместно в отношении практик представления и поддержки для отображения связного идеального образа себя. Исследование того, как методы контроля влияют на расстановки триадической терапии и на которые она влияет, было бы необходимым и наиболее интригующим дополнением нашего исследования.

Критическая проблема, остающаяся на протяжении всего нашего текста, связана с вопросом, как утверждения о сфере взаимодействия (контролирующее поведение, риски взаимодействия) могут быть связаны с утверждениями о внутренней сфере (личностные диспозиции, восприятие рисков для себя, нарциссизм) . Это большой и не в последнюю очередь философский вопрос, который, конечно, не может быть решен в рамках единственного — и тем более эмпирического — исследования. В нашем исследовании мы исходили из предположения, которое является основной методологической предпосылкой CA, что никто не может заглядывать за лоб другого человека, и, следовательно, разум другого никому не доступен напрямую.С другой стороны, в повседневном мире мы можем «видеть» намерения других, «читать» их мысли, поскольку у нас нет другого выбора, кроме как придать смысл их поведению. В этом смысле разум других «прозрачен» для нас (Coulter, 1977). Этнометодологические и разговорные аналитические исследования имеют дело с «когнитивными» проблемами, такими как ожидания, память или восприятие, но эти вопросы всегда рассматриваются только как наблюдаемые действия. В этом направлении мы подошли к «нарциссизму» как к объекту, который достигается и реализуется во взаимодействии и посредством взаимодействия.Это соответствует более поздним психологическим теориям (Hopwood, 2018; Livesley, 2018), в которых утверждается, что расстройства личности не могут концептуализироваться только как внутриличностная особенность, но также должны рассматриваться как явление в межличностном контексте. Тем не менее, мы также признаем, что разум как субъективный опыт, возникающий в контекстах взаимодействия, реален и важен для понимания расстройств личности. Основываясь на нашем конструктивном взгляде на расстройства личности, возникают два вопроса, которые могут стать темой для будущих исследований.

Диагноз «нарциссизм» (или любое другое расстройство личности) является окончательным результатом серии тестов, интервью и других процедур оценки, с помощью которых профессионалы могут идентифицировать и «читать» наблюдаемые события взаимодействия как «признаки» или « свидетельство »ненаблюдаемого внутриличностного состояния, т. е. как симптом скрытой патологической предрасположенности (Bergmann, 2017). С другой стороны, непрофессионалы наблюдают друг за другом во всех взаимодействиях, а также проводят своего рода разговорную оценку личности.Мало что известно о том, как связаны друг с другом режим профессионального диагностирования и режим непрофессиональной оценки. Требуется исследование, в котором будут изложены и реконструированы расходящиеся логики психологической оценки в непрофессиональном и профессиональном контекстах.

Второе, параллельное исследование будет необходимо, чтобы пролить свет на соответствующий эпистемический статус особенности / нарушения, вызвавшего потребность в психотерапевтической помощи. Обычно профессиональная программа тестирования и зондирования приводит к диагностической категории, в которой отсутствует влияние процедур тестирования и социального взаимодействия с тестирующим персоналом.Проблема объективируется и приписывается внутренней неисправности, в результате чего теперь клиент выступает в качестве единственного ответственного носителя болезни. Проблема — как для клиницистов, так и для исследователей — состоит в том, чтобы понять «расстройство личности» не как фиксированную внутреннюю черту, а как модели контекстного взаимодействия, запускаемые конкретными условиями взаимодействия.

Значение для практики

Терапевтические встречи для пар с пациентами, у которых есть нарциссические проблемы, ставят перед терапевтом особые задачи.Обращение к личным делам, проблемам и уязвимости клиента может быть воспринято как угроза и может привести непосредственно к сопротивлению и к препятствующим ответным действиям без сотрудничества. Но обращение к практике клиента по контролю взаимодействия и обозначению независимости может вызвать противодействие и реакцию соперничества. Урок, который можно извлечь из нашего исследования, заключается в том, что, с нашей точки зрения, терапевтам, работающим с клиентом, у которого проявляются нарциссические проблемы, рекомендуется организовать первый сеанс терапии для супружеских пар в ненавязчивом режиме и использовать свой институциональный авторитет в ослабленной манере. на данный момент.Эта «открытая» стратегия взаимодействия может, конечно, также восприниматься как угроза (как мы показали в разделе «Управление последовательной позицией»), но она увеличивает шансы того, что клиент сам найдет способы осторожного участия. в дальнейшем это может перерасти в более неограниченное и неконтролирующее сотрудничество.

Еще одна проблема в терапии пар с клиентами, имеющими нарциссические проблемы, заключается в том, что терапевты испытывают замешательство, чувствуя, что с этими клиентами трудно работать.Терапевты могут быть не в состоянии точно определить практики, вызывающие это впечатление. Результаты нашего исследования должны позволить терапевтам распутать свое интуитивное понимание, то есть различать и идентифицировать в ходе самого взаимодействия действия и явления, которые вызывают у них беспокойство. Знания о методах контроля клиентов с нарциссическими проблемами помогут терапевтам работать со своими собственными внутренними и интерактивными реакциями. Таким образом, они смогут лучше регулировать свой собственный вклад в проблемные взаимодействия.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены комитетом по биоэтике Collegium Medicum Ягеллонского университета. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

Работа поддержана грантом 320248 Академии Финляндии.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотим поблагодарить Каролину Дейко-Ваньчик и других коллег с кафедры психиатрии Ягеллонского университета, Краков, а также коллег из исследовательской группы «Столкновение с нарциссизмом» на факультете социальных наук Хельсинкского университета.

Сноски

Список литературы

Авраам, К. (1927). «Особая форма невротического сопротивления психоаналитическому методу», в Избранные статьи Карла Абрахама , ред. Д. Брайан и А. Стрейчи (Лондон: Хогарт), 303–311.

Google Scholar

APA (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 5-е изд. Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация.

Google Scholar

Бамберг, М. (2007). Позиционирование между структурой и производительностью. Дж. Наррат. Life Hist. 7, 335–342. DOI: 10.1075 / jnlh.7.42pos

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бергманн Дж. (1990). «О локальной чувствительности разговора», в Динамика диалога , ред. И. Маркова и К. Фоппа (Хартфордшир: Харвестер), 201–226.

Google Scholar

Бергманн Дж. (1992). «Скрытая мораль: заметки об усмотрении в психиатрии», в Talk at Work: Interaction in Institutional Settings , eds P.Дрю и Дж. Наследие (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 137–162.

Google Scholar

Бергманн, Дж. (2017). «Сделать психические расстройства видимыми: прото-мораль как диагностический ресурс в психиатрических исследованиях», в The Palgrave Handbook of Adult Mental Health , ред. M. O’Reilly и J. Lester (Basingstoke: Palgrave Macmillan), 247–268. DOI: 10.1057 / 9781137496850_14

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бордин, Э.С.(1994). «Теория и исследования терапевтического рабочего альянса: новые направления», в Рабочий альянс: теория, исследования и практика , ред. А. О. Хорват и Л. С. Гринберг (Нью-Йорк: Wiley), 13–37.

Google Scholar

Каин, Н. М., Пинкус, А. Л., и Анселл, Э. Б. (2008). Нарциссизм на перекрестке: фенотипическое описание патологического нарциссизма в клинической теории, социальной / личностной психологии и психиатрической диагностике. Clin. Psychol. 28, 638–656.DOI: 10.1016 / j.cpr.2007.09.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Э. Канетти (1982). Толпы и власть, Пер. К. Стюарт. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Continuum. Оригинальное немецкое издание Masse und Macht, опубликованное в 1960 году.

Google Scholar

Карранса, А. В. (2016). Уклонение и сопротивление ответу: анализ мексиканских испанских новостных интервью. Pragm. Soc. 7, 570–594. DOI: 10.1075 / ps.7.4.03car

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шевалье, Ф.Х. Г. и Мур Дж. (Ред.) (2015). Производство и управление ограниченными видами деятельности: избежание и удержание в институциональном взаимодействии. Филадельфия: Джон Бенджаминс.

Google Scholar

Коултер Дж. (1977). Прозрачность разума: наличие субъективных явлений. Philos. Soc. Sci. 7, 321–350. DOI: 10.1177 / 004839317700700401

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Депперманн А. (2015). «Позиционирование», в The Handbook of Narrative Analysis , eds A.Де Фина и А. Георгакопулу (Чичестер: Вили), 369–387.

Google Scholar

Депперманн А., Стукенброк А. и Шайдт К. Э. (2020). Позиционирование в психотерапии смещается от сказанного «я» к перформативному «я». Перед. Psychol. 11: 572436. DOI: 10.3389 / fpsyg.2020.572436

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Димаджио, Г., Фиоре, Д., Лисакер, П. Х., Петрилли, Д., Сальваторе, Г., Семерари, А., и др. (2006). Ранние паттерны нарциссического переноса: исследовательский единичный случай с точки зрения диалогической теории Я. Psychol. Psychother. Теория Res. Практик. 79, 495–516. DOI: 10.1348 / 147608305×63089

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диорину, М., Целиу, Э. (2014). Изучение кругового опроса «на месте»: анализ дискурса первого сеанса системной семейной терапии. J. Marital Fam. Терапия 40, 106–121. DOI: 10.1111 / jmft.12005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дрю П. (1995). «Последовательности взаимодействия и упреждающее планирование взаимодействия», в Social Intelligence and Interaction: Expressions and Implications of Social Bias in Human Intelligence , ed.Э. Н. Гуди (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 111–138. DOI: 10.1017 / cbo9780511621710.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дрю, П., и Наследие, Дж. (Редакторы) (1992). Talk at Work: взаимодействие в институциональных условиях. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Эгберт, М. (1997). Некоторые интерактивные достижения восстановления, инициированного другими, в многопользовательском разговоре. J. Pragm. 27, 611–634. DOI: 10.1016 / s0378-2166 (96) 00039-32

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллисон, В. Д., Леви, К. Н., Каин, Н. М., Анселл, Э. Б., и Пинкус, А. Л. (2013). Влияние патологического нарциссизма на использование психотерапии, тяжесть начальных симптомов и изменение симптомов на ранних этапах лечения: натуралистическое исследование. J. Pers. Оценивать. 95, 291–300. DOI: 10.1080 / 00223891.2012.742904

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Франкель Р.(1990). «Разговор на собеседовании: неприятие вопросов, инициированных пациентом при встречах врача и пациента», в Interaction Competence , ed. Г. Псатас (Вашингтон, округ Колумбия: Университетское издательство Америки), 231–262.

Google Scholar

Фрейд, С. (1957). «О нарциссизме: введение» в The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud , Vol. 14, изд. Дж. Стрэчи (Лондон: Хогарт), 67–102.

Google Scholar

Гарфинкель, Х.(1963). «Концепция и эксперименты с« доверием »как условием стабильных согласованных действий», в «Мотивация и социальное взаимодействие: когнитивные детерминанты», под ред. О. Дж. Харви (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рональд Пресс), 187–238.

Google Scholar

Гарфинкель, Х. (1967). Исследования по этнометодологии. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Google Scholar

Гоффман Э. (1971). Отношения в обществе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Гоффман, Э.(1983). Порядок взаимодействия: американская социологическая ассоциация, президентское послание 1982 года. Am. Социол. Ред. 48, 1–17. DOI: 10.2307/2095141

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудвин, К. (1995). Со-конструирование смысла в разговорах с афазическим мужчиной. Res. Lang. Soc. Взаимодействовать. 28, 233–260. DOI: 10.1207 / s15327973rlsi2803_4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудвин К. (ред.) (2003). Разговор и повреждение мозга. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Гудвин, К., и Гудвин, М. Х. (1996). «Видение как ситуативная деятельность: формулирование планов», в «Познание и коммуникация в действии» , ред. Я. Энгестрем и Д. Миддлтон (Кембридж, Массачусетс: Cambridge UniversityPress), 61–95. DOI: 10.1017 / cbo9781139174077.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хауг, М., и Масгрейв, С. (2018). Упущения в разговоре и смех: к комбинаторному подходу к построению коллекций в анализе разговора. J. Pragm. 143, 279–291. DOI: 10.1016 / j.pragma.2018.09.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наследие, Дж. И Раймонд, Г. (2005). Условия соглашения: индексирование эпистемического авторитета и подчиненности в разговоре во взаимодействии. Soc. Psychol. Q. 68, 15–38. DOI: 10.2307 / 4148779

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наследие, Дж., И Раймонд, Г. (2012). «Навигация по эпистемическим ландшафтам: согласие, действие и сопротивление в ответах на полярные вопросы», в Вопросы: формальные, функциональные и интерактивные перспективы , изд.Дж. П. де Руйтер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 179–192. DOI: 10.1017 / cbo978113

14.013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хопвуд, К. Дж. (2018). Межличностная динамика в личности и расстройствах личности. Eur. J. Pers. 32, 499–524. DOI: 10.1002 / per.2155

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гуссерль, Э. (1960). Декартовы медитации: введение в феноменологию. Гаага, Нидерланды: Мартинус Нийхофф.

Google Scholar

Януш Б., Матусиак Ф. и Пякюля А. (2021 г.). Как парные терапевты справляются с асимметрией взаимодействия на первых консультациях. Психотерапия (в печати).

Google Scholar

Джефферсон Г. (1984). «Обозначение стенограммы», в Структуры социального действия: Исследования по анализу разговоров (стр. IX-XVI), , ред. Дж. М. Аткинсон и Дж. Наследие (Кембридж: издательство Кембриджского университета).

Google Scholar

Джефферсон, Г.(1990). «Составление списков как задача и ресурс», в Interaction Competence , ed. Дж. Псатас (Вашингтон, округ Колумбия: Университетское издательство Америки), 63–92.

Google Scholar

Джол, Г., Стоммел, В. (2016). Противодействие легитимности вопроса: самоочевидные ответы на вопросы об источниках информации в ходе допросов в полиции детей-свидетелей. Внутр. J. Правовой дискур. 1, 345–374. DOI: 10.1515 / ijld-2016-0014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келлер, П.С., Блинко, С., Гилберт, Л. Р., ДеУолл, К. Н., Хаак, Э. А., и Видигер, Т. (2014). Нарциссизм в романтических отношениях: диадическая точка зрения. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 25–50. DOI: 10.1521 / jscp.2014.33.1-25

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернберг О. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд.

Google Scholar

Кохут, Х. (1971). Анализ себя: систематический подход к психоаналитическому лечению нарциссических расстройств личности. Чикаго: Чикагский университет Press.

Google Scholar

Конрат С., Корнель О., Бушман Б. и Люмине О. (2014). Взаимосвязь между нарциссической эксплуатацией, диспозиционной эмпатией и способностями распознавания эмоций. J. Невербальное поведение. 38, 129–143. DOI: 10.1007 / s10919-013-0164-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лачкар, Дж. (2004). Нарциссическая / пограничная пара: новые подходы к супружеской терапии. Оксфорд: Тейлор и Фрэнсис.

Google Scholar

Ламкин Дж., Лавнер Дж. А., Шаффер А. (2017). Нарциссизм и наблюдаемое общение в парах. чел. Индивидуальный. Diff. 105, 224–228. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.09.046

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лири М. Р. и Тангни Дж. П. (2012). «Самость как организующая конструкция в поведенческих и социальных науках», в Handbook of Self and Identity (стр. 1-18) , ред. М.Р. Лири и Дж. П. Тэнгни (Лондон: Гилфорд Пресс).

Google Scholar

Лернер, Г. (1996). Обнаружение «лица» в структуре предпочтений разговора во взаимодействии. Soc. Psychol. Q. 59, 303–321. DOI: 10.2307 / 2787073

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви, К. Н., Эллисон, В. Д., и Рейносо, Дж. С. (2011). «Исторический обзор нарциссизма и нарциссической личности», в «Справочник по нарциссизму и нарциссическому расстройству личности: теоретические подходы, эмпирические открытия и методы лечения» , ред.К. Кэмпбелл и Дж. Д. Миллер (Хобокен, Нью-Джерси: Уайли), 3–13.

Google Scholar

Леви, К. Н., Рейносо, Дж. С., Вассерман, Р. У., и Кларкин, Дж. Ф. (2007). «Нарциссическое расстройство личности», в книге «Расстройства личности: к DSM – V », редакторы У. О’Донохью, К.А. Фаулер и С.О. Лилиенфельд (Таузенд-Окс, Калифорния: Sage), 233–277.

Google Scholar

Линкс, П. С., Стоквелл, М. (2002). Роль терапии пар в лечении нарциссического расстройства личности. Am. J. Psychother. 56, 522–538. DOI: 10.1176 / appi.psychotherapy.2002.56.4.52

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ливсли, У. Дж. (2018). «Концептуальные вопросы» в Справочнике по расстройствам личности , второе издание , ред. У. Дж. Ливсли и Р. Ларстон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Публикации Гилфорда).

Google Scholar

Макфарлейн, М. М. (2004). «Системное лечение пограничных расстройств личности: интегративный подход», в Семейное лечение расстройств личности , изд.М. М. Макфарлейн (Лондон: Рутледж), 205–240.

Google Scholar

Мейнард Д. и Циммерман Д. (1984). Актуальные беседы, ритуалы и социальная организация отношений. Soc. Psychol. Q. 47, 301–316. DOI: 10.2307 / 3033633

CrossRef Полный текст | Google Scholar

McKinlay, A., and McVittie, C. (2006). Использование управления темой, чтобы избежать отрицания проблемных оценок. Discourse Stud. 8, 797–815. DOI: 10.1177 / 1461445606069330

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мишлер, Э.Г. (1975). Исследования в диалоге и дискурсе II. Типы дискурса, инициированные и поддерживаемые посредством вопросов. Дж. Психолингвист. Res. 4, 99–121. DOI: 10.1007 / bf01077031

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моэрман М. (1974). «Осуществление этничности», в сб .: Этнометодология: избранные материалы, под ред. Р. Тернер (Хармондсворт: Пингвин), 54–68.

Google Scholar

Мунтигл П. (2013). Сопротивление при консультировании пар: последовательности разговоров, которые нарушают прогрессивность и способствуют разобщению. J. Pragm. 49, 18–37. DOI: 10.1016 / j.pragma.2013.01.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мунтигл П., Хорват А. О. (2016). Разговор-аналитическое исследование построения и восстановления альянса в семейной терапии. J. Fam. Ther. 38, 102–119. DOI: 10.1111 / 1467-6427.12109

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Николс, М., Тафури, С. (2013). Методы структурной оценки семьи: качественный анализ того, как эксперты продвигают системную перспективу. Fam. Процесс 52, 207–215. DOI: 10.1111 / famp.12025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патрика П., Целиу Э. (2016). Обвинение, ответственность и системный нейтралитет: методология анализа дискурса к изучению проблемного разговора в семейной терапии. J. Fam. Ther. 38, 467–490. DOI: 10.1111 / 1467-6427.12076

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Peräkylä, A. (2019). Разговорный анализ и психотерапия: определение преобразующих последовательностей. Res. Lang. Soc. Взаимодействовать. 52, 257–280. DOI: 10.1080 / 08351813.2019.1631044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, Дж. Л., ДеХарт, Т. (2014). В защиту любви к себе: исследование негативного поведения нарциссов во время конфликта в романтических отношениях. Самоидентификация 13, 477–490. DOI: 10.1080 / 15298868.2013.868368

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пинкус, А. Л., Луковицкий, М. Р. (2010).Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 6, 421–446. DOI: 10.1146 / annurev.clinpsy.121208.131215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Померанц, А. М. (1986). Формулировки крайних случаев: способ легитимации претензий. Hum. Stud. 9, 219–229. DOI: 10.1007 / bf00148128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рэй, Дж. (2008). «Лексическая замена как терапевтический ресурс», в Conversation Analysis and Psychotherapy , eds A.Пераакюля, К. Антаки, С. Вехвилайнен и И. Леудар (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 62–79. DOI: 10.1017 / cbo97805114

.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакс, Х. (1992). Лекции по разговору, Том 2, изд. пользователя Гейл Джефферсон. Оксфорд: Блэквелл.

Google Scholar

Sacks, H., Schegloff, E., and Jefferson, G. (1974). Простейшая систематика организации очереди для разговора. Язык 50, 696–735.DOI: 10.1353 / lan.1974.0010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Щеглофф, Э. А. (1972). «Заметки о разговорной практике: формулировка места», в Исследования социального взаимодействия , изд. Д. Судноу (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Free Press), 75–119.

Google Scholar

Селвини, М. П. М., Босколо, Л., Чеккин, Г., и Прата, Г. (1980). Гипотеза, округлость, нейтралитет. Три руководства для дирижера сеанса. Fam. Процесс 19, 73–85.DOI: 10.1111 / j.1545-5300.1980.00003.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шедлер Дж. И Вестен Д. (2007). Процедура оценки Шедлера – Вестена (SWAP): делает личностный диагноз клинически значимым. J. Pers. Оценивать. 89, 41–55. DOI: 10.1080 / 002238

357092

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стиверс, Т., и Хаяси, М. (2010). Преобразующие ответы: один из способов противостоять ограничениям вопроса. Lang. Soc. 39, 1–25. DOI: 10.1017 / S00474045099

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стрик, Дж., И Джордан, С. (2009). Проекция и ожидание: дальновидный характер воплощенного общения. Дискурсивный процесс. 46, 93–102. DOI: 10.1080 / 01638530

8777

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сазерленд, О., Стронг, Т. (2011). Терапевтическое сотрудничество: анализ беседы конструкционистской терапии. J. Fam. Ther. 33, 256–278. DOI: 10.1111 / j.1467-6427.2010.00500.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tanzilli, A., Muzi, L., Ronningstam, E., and Lingiardi, V. (2017). Контрперенос при работе с нарциссическим расстройством личности. Psychother. Теория Res. Практика 54, 184–194. DOI: 10.1037 / pst0000111

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вебер Т., МакКивер Дж. Э. и МакДэниел С. Х.(1985). Руководство для начинающих по проблемно-ориентированному первому семейному собеседованию. Fam. Процесс 24, 357–364. DOI: 10.1111 / j.1545-5300.1985.00357.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Витгенштейн, Л. (2002). Философские исследования, Пер. G.E.M. Анскомб . Молден: Блэквелл. Оригинальное немецкое издание Philosophische Untersuchungen, опубликованное в 1953 году.

Google Scholar

Якли, Дж. (2018). Современное понимание нарциссизма и нарциссического расстройства личности. руб. J. Psychiatry Adv. 20, 1–11. DOI: 10.1192 / bja.2018.20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яо, X., и Ма, W. (2017). Вопрос сопротивления и его управление в китайской психотерапии. Discourse Stud. 19, 216–233. DOI: 10.1177 / 1461445617695700

CrossRef Полный текст | Google Scholar

советов, как справиться с нарциссизмом у родителей

Нарциссическая мать

Как справиться с нарциссической матерью

Детство — это то, что нужно искать в родителях любви, поддержки и ободрения.Наши родители закладывают основу для чувства безопасности и доверия к другим. Когда дети растут, важно, чтобы их видели и слышали их близкие. Может быть очень больно расти с родителем, который отказывает ребенку в этих одеялах эмоциональной безопасности. К сожалению, это реальность для детей, которые растут с нарциссическими матерями.

Нарциссическая мать неспособна уделять своему ребенку все внимание и признание, которое им необходимо, чтобы чувствовать себя любимым и эмоционально защищенным.Это может повлиять на убеждения, поведение и самооценку ребенка в зрелом возрасте.

Продолжайте читать эту статью, чтобы узнать о нарциссических матерях и о том, как справиться с болью, которая возникает при их наличии.

Что такое нарциссизм?

Некоторые нарциссические матери могут соответствовать критериям нарциссического расстройства личности (НПЛ). Это психологическое расстройство личности, характеризующееся определенным набором черт. Нарциссическая мать может чувствовать себя заслуженной или самовлюбленной, искать восхищения у других, полагать, что она выше других, испытывать недостаток сочувствия, эксплуатировать своих детей, унижать других, испытывать гиперчувствительность к критике, полагать, что она заслуживает особого отношения, и, что хуже всего, может быть наивна к ущербу, который она причиняет.

Кроме того, нарциссическая мать может использовать своих детей для достижения собственных целей и желаний за счет желаний и даже эмоциональных или физических потребностей ребенка. Например, нарциссическая мать может приказать своему ребенку помочь с сумками после того, как пожаловалась на усталость после долгого рабочего дня и не захотела спросить своего ребенка о том, как прошел их день в школе. В результате дети нарциссических матерей могут расти, чувствуя себя растерянными, обездоленными, неполноценными и нелюбимыми.

Характеристики нарциссической матери

Хотя не все нарциссические матери имеют НПЛ, выражение нарциссических тенденций может быть столь же разрушительным для ребенка.Вот некоторые характерные признаки того, что у вас может быть нарциссическая мать.

  • Она постоянно ведет разговор о себе
  • Хвастается своими достижениями перед другими, но редко подтверждает или признает вас лично
  • винит других в любых проблемах, которые могут возникнуть у вас из-за ее поведения
  • Любимый и важный для других, но контролирующий и суровый, когда никто не смотрит
  • Заставляет вас чувствовать себя плохо из-за того, что вы сразу не делаете то, что она хочет
  • Заставляет вас чувствовать себя виноватым, хвастаясь тем, как много она для вас делает
  • Самоуверен дома, но защищает людей, которых она не любит
  • Безжалостная и беспощадная, делает все возможное, чтобы быть на вершине
  • Вызывает беспокойство и часто снижает самооценку

Что вы можете сделать, чтобы справиться с нарциссической матерью?

Если вы чувствуете, что на вас повлияла какая-либо из этих черт, вот некоторые вещи, с которыми вы можете попытаться справиться с нарциссической матерью:

  • Освободите место: Когда она не добивается своего и пытается вывести ее из себя, не оставайтесь пассивными! Дайте ей понять, что такой способ справиться со своим гневом неконструктивен.Стратегии смягчения ситуации может быть непросто придумать самостоятельно на месте, поэтому лучше подумать заранее и подготовиться к следующему разу, когда это произойдет.
  • Принять и отпустить: Попытайтесь признать, что ее нарциссизм уходит корнями в устоявшийся образец убеждений и поведения, и это не ваша вина. Помните, что ее обидные слова и действия исходят от ее проблемной личности, и они, вероятно, не соответствуют вам, и вы действительно не заслуживаете бесцеремонного обращения.
  • Имейте уверенность: Общение с нарциссической матерью может быть очень болезненным, поскольку она может не осознавать ваши достижения и сильные стороны. Признавая ее нарциссизм, также важно осознавать свою самооценку, даже если она преуменьшает ваши сильные стороны. Увлечение, которое улучшит ваши навыки и чувство выполненного долга, поможет повысить вашу уверенность в себе.
  • Положитесь на других: Хотя ничто не может заменить одобрение, которое ребенок получает от своей матери, могут быть и другие поддерживающие фигуры, на которые вы можете положиться, например, друзья, учителя, коллеги или другие члены семьи, с которыми вы близки и которые показываете сочувствие и забота о тебе.

Если вы когда-нибудь почувствуете, что ваша безопасность или психическое здоровье находится под угрозой, возможно, вам придется держаться на расстоянии, читать книги, чтобы понять это состояние, и, возможно, получить помощь от заботливого терапевта.

Вот видео, на котором лицензированный терапевт Кати Мортон обсуждает некоторые последствия нарциссического воспитания и стратегии борьбы с ним, включая терапию травм, которая обсуждается ниже:

Когда обращаться за профессиональной помощью

Если вы чувствуете, что прошли через многое, росли с нарциссической матерью, возможно, вам нужно решить оставшиеся проблемы и травмы.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *