Разное

Спонтанность в психологии: Спонтанность: самый недооцененный психологический ресурс здоровья

Содержание

Спонтанность — Психологос

​​​​​​​

Фильм «Really Don’t Care — Morgan James»

Спонтанность (лат. — самопроизвольный) — самопроизвольность; характеристика процессов, вызванных не внешними влияниями, а внутренними причинами; самодеятельность, способность активно действовать под влиянием внутренних побуждений.

Две формы спонтанности — бездумная, случайная, импульсивная спонтанность и — творческая, живая, пропитанная разумом спонтанность. Случайная спонтанность используется в инструментальном научении, а творческая — в творческом научении.

В гештальт-подходе нередки ситуации, когда спонтанность путают с импульсивностью:

«Да здравствует спонтанность! Будем живыми и непосредственными как дети! Так учил Перлз! Даешь энурез, как высшее проявление спонтанности и аутентичности! Ура!!! Знакомо? Угу. Хотите сделать из затюканного, страдающего невротика свободного, раскованного психопата, от которого будут страдать окружающие, а как следствие потом опять начнет страдать и он сам? Вперед. Научите его выражать окружающим все те чувства, которые он испытывает и совершать все те действия, которые захочется. Получилось? Ура! Еще одна компроментация гештальт-подхода вышла в мир. Нет, не зря все таки психоаналитики предупреждают своих клиентов о том, что пока терапия не закончена, им не следует предпринимать никаких серьезных решений в бизнесе и личной жизни.

Спонтанность на самом деле, это когда всему этому находится еще и оптимальная форма в этом мире, в данной ситуации и в данный момент времени. В том числе может оказаться, что в данный момент времени и в данной ситуации самым оптимальным и самым спонтанным будет потерпеть и дождаться более подходящего момента (только не долго конечно). Истинная спонтанность всегда произвольна, чем и отличается от непроизвольной импульсивности…» См.→

Обязательным условием творческой импульсивности является мышечное расслабление. Люди с закрепощенной мышечной системой могут быть импульсивными, но спонтанностью не отличаются. См.→

черта характера в поведении, в отношениях

Спонтанность – это понятие, которое в психологии означает способность действовать не под влиянием внешних рамок, а согласно с внутренним содержанием, состоянием человека. Психологическая спонтанность по сути является очень древним предметом изучения духовных практик, в каких она близка с понятием недеяния. Стремящиеся к просветлению духовники практиковали это состояние, когда, активно живя, совершая обычные действия, они старались ощущать жизнь в полноте, каковой она является без искажений через рамки ума. Они все мысли, чувства свои, действия стремились соотнести с общим мироустройством, состоянием потока.

В христианстве явление спонтанности также присутствует и раскрывается в изречении Христа «не моя воля, но Твоя да будет», что означает приведение своей воли, своих желаний в соответствие с некой мировой волей.

Когда происходит такое слияние с общим потоком – человек достигает своим разумом, индивидуальной душой разума и души мировых: «Все есть Брахман, и Брахман есть Атман». Человек не спонтанный не ощущает своей принадлежности, единства, потоковости. Когда он отпускает себя и происходит слияние – он вступает в недеяние.

Он не уподобляется мумии, становясь ни жив, ни мертв, не перестает активно действовать, иметь желания, потребности. Он продолжает находится в полноте жизни, однако это совпадает с мировой гармонией. Состояние его ума не замутнено ложными желаниями, установками, которые вызывают инерцию восприятия, не позволяют находиться в полноте реальности здесь и сейчас. Это сознание в духовных практиках сравнивается с кристаллом, оно незыблемо и нерушимо, не тревожится суетой.

Так человек подчиняет свою волю, не насилуя себя, без жестких запретов и ограничений своих желаний, ведь при блокировке поведения желания все равно отыгрывались бы в уме, языком психологии – оказались бы, например, вытесненными в подсознание под действием психологических защит.

Спонтанность в психологии

Спонтанность – развиваемый навык человека максимально эффективно реагировать в ситуации высокой степени неопределенности, когда у человека может не быть возможности подготовить заранее модель поведения, действовать шаблонно.

Спонтанность позволяет проявлять ролевую гибкость, пользоваться большим репертуаром ролей. В обыденности мы привыкаем к нескольким ролям сына, матери, отца, руководителя фирмы, студента, продавщицы, на деле же этот ресурс ролей мог быть намного шире, не используется нами в полноте. Развитая спонтанность позволяет более эффективно взаимодействовать внутри сложных коммуникаций, какие встречаются, например, в управленческой среде.

Спонтанность требуется и в отношениях, как на этапе заинтересовывания партнёра, так и для удержания в длительных отношениях, что позволяет «держать, не удерживая».

Результатом развития спонтанности является вдруг начало продвижения по карьерному пути, когда человека начинают слушать другие, воспринимать его с той серьезностью, какую сам спонтанный человек выбрал. Осваивая через спонтанность максимум ролей, мы становимся более убедительными, поскольку можем создать нужную роль и прожить ее, проиграть в полноте.

Возможность спонтанно и нестандартно действовать в узкой сфере, требующей углубления, специальных знаний, ко многим приходит лишь через время, когда они могут отойти от системы. Шаблонность успокаивает, кажется, что длительная подготовка или правильность, верность инструкциям спасут от просчетов и приведут к результату.Человек склонен экономить силы, прибегая к установкам, однако они и приводят к ошибкам, лишь только ситуация изменилась. Поскольку мир динамичен во всех сферах, то способность быть спонтанным сопутствует высокой эффективности. Пик жизни, самоактуализация – есть творчество, и оно спонтанно по природе. Наиболее мощный эффект приходит именно в спонтанном действии, творческой согласованности с окружением. Однако спонтанность не есть идеал беспредельной свободы.

Спонтанность не означает, что любое желание должно быть непременно удовлетворено, ведь тогда и справлять нужду человек должен сразу, лишь почувствовав потребность. Критика спонтанности касается и чрезмерного погружения в детскость, регрессивное снятие с себя ответственности, ложное представление об отсутствии необходимости прилагать планомерные усилия в достижении желаемого или размышлять и трезво оценивать себя.

Ничто чрезмерное не гармонично, и свобода также должна находиться в балансе с определенными ограничениями. Разница лишь в том, что подлинно спонтанная личность может добровольно входить в рамки при необходимости и так же легко выходить из них, если они отжили, не отвечают реальности. Свобода подразумевает ответственность как готовность встретиться с последствиями своих решений и поведения. Свобода без ответственности – путь к бесстыдству и инфантилизму.

Спонтанность поведения

Сперва может показаться, что четкость организации, распланированность действий имеют огромный смысл. Однако через время стереотипы о правильности, распорядке жизни часто терпят крах, вызывая стрессы, истощение, ощущение бессмысленности и неврозы. Можете ли вы позвонить другу и уехать куда-то сегодня потому лишь, что так хочется, не думая о делах, что нужно успеть? Покупаете ли вы без повода подарки, даже себе, пусть маленькие, чтобы просто порадовать? Обнимали ли без причины крепко друзей, не говоря ни слова? Пробовали ли новое, не обрекая себя заранее на негативный результат, убеждая себя, что не получится? Занимались ли творчеством просто из-за случайно промелькнувшей мысли?

Насколько часто вы можете позволить себе спонтанность? Мы часто любим контролировать жизнь свою и наших близких, привыкли контролировать наши мысли и действия, потому зачастую находимся в зажатом состоянии. Может и есть какой-то импульс, но он когда-то был обесценен или запрещен внутри вас. Например, когда ребенок пробует сделать несоответствующее этикету или представлениям родителей – он получает по рукам, руки все больше зажимаются и сковываются, а вместе с ними движения и мысли.

В каждом скрыт внутренний ребенок, по сути творец, который стремится себя выражать. Не нужно стать внезапно ребенком, регрессировать и быть всегда только ребенком – нет, спонтанность признак всего лишь естественности, раскройте в себе детское доверие к миру, которое поможет вам принимать ситуации, какими вы управлять не можете. Не стоит их контролировать или бороться, но лишь принять, отдаться даже на волю случая.

Спонтанность признак творческой личности, при развитии спонтанности в вас прорывается креативность к жизни. Вы давно не рисовали, не танцевали, вам давно не приходили свежие идеи? Займитесь развитием спонтанности, которая может дать вам поразительные, почти волшебные результаты. Спонтанность нужна и когда вам требуется просто остановиться, а затем снова начать двигаться без стеснения.

Особенно развитие спонтанности требуется людям, которые привыкли все осмыслять, контролировать, решать, избегая новых путей и вовсе всего нового. Им часто хочется попробовать новый способ действий, получить большую свободу, притом они испытывают большой страх выйти из рамок.

Развитие спонтанности

Для развития спонтанности эффективна следующая техника. Встаньте удобно, закрыв глаза, расслабьтесь и глубоко подышите, сосредоточьтесь в дыхании. Представьте дыхание поднимающимся от пальцев ног к грудной клетке, с каждым выдохом оно снова опускается, возвращаясь затем уже к вашим рукам. Дальше при вдохе прочувствуйте, как оно поднимается выше, к вашей шее. На следующем вдохе – к носу, а затем к макушке. Подышите полностью, словно вдыхая ногами, через все тело. Пускай на выдохе вместе с дыханием уйдет весь мусор – все проблемы, ненужные мысли, ограничивающие вас. Такая релаксация поможет вам снять лишнее напряжение, чтобы вам ничего не мешало.

Теперь попробуйте подышать очень по-разному, иногда это жесткое и аритмичное дыхание, затем глубокое и тяжелое. Посмотрите на свою руку, представив, что это отдельный персонаж, какой живет своей жизнью, пришел что-то вам рассказать. Позвольте себе, словно отделить свою руку, дав руке двигаться, как ей хочется, ведь у тела действительно есть свои истории, свое содержание, какое мы зажимаем. Наблюдайте ее действия, что с вашей рукой происходит. Возможно, у руки есть свое имя, она захочет познакомиться, сделать что-то, прикасаться к предметам.

Наблюдайте здесь ваши эмоции. Может, это вызовет раздражение, обесценивание – это нормально, если вы свыклись все контролировать. Может, вам, наоборот, интересно, вы испытываете восторг внутри.

Теперь разбудите свою другую руку как другого персонажа. Пусть она двигается, как хочется ей. Наблюдайте, с чем схожи ее движения, возможно, это будут какие-то метафоры, ассоциации. Не контролируйте ее, позвольте ей быть свободной.

Далее подключите и первую руку, пусть они двигаются вместе, однако старайтесь не синхронизировать их. Потом подключите в движение тело, голову, ноги. Поработайте с правой, левой ногами отдельно, как с руками. Позволяйте проявляться тому, что сейчас происходит с вами. У вас появится незаготовленное, спонтанное движение. Возможны привычные движения – но позвольте происходить и новому, попробуйте отпускать на волю все тело, меняйте скорость, направление. Попробуйте этот новый ритм, раскрывающее вас движение, внутреннего ребенка, который радуется от новизны, свободы.

Обратитесь вниманием к появившемуся ощущению, самочувствию. Попробуйте теперь нарисовать его. Может, это будет просто взрыв, каракули – это свидетельствует, что вы себя отпустили. Затем откройте спонтанность речи, дав возможность себе произносить любые звуки и слова. Спонтанность речи позволит проговорить вам, что вы танцевали и рисовали. Исследуйте, что для вас эта спонтанность? Применяйте элементы этой техники в жизни, например, приготовив новое блюдо не по рецепту, добавляйте новые ингредиенты, творите.

Эта техника отлично применима с детьми или в творческих коллективах. Даже художники часто жалуются на забитость рамками, отсутствие креатива. Если вы работаете в жесткой структуре – позволяйте себе новые ощущения, даже через такую игру, через тело это проявляется лучше всего. Результатом будет не потеря контроля, а увеличение доверия к жизни, возрастающая спонтанность личности. Сколько нашего напряжения, сил затрачивается на борьбу с ветряными мельницами, когда мы можем, напротив, сохранить себя, свою энергию, использовав даже проблему или соперника в положительном ключе, как скрытый ранее от «зашоренного» взгляда ресурс. Спонтанность личности здесь напоминает бурю, которая принесет вас к нужному месту, не нужно с ней бороться.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Спонтанность это в психологии — что такое спонтанный человек?

Спонтанность – это понятие, которое в психологии означает способность действовать не под влиянием внешних рамок, а согласно с внутренним содержанием, состоянием человека. Психологическая спонтанность по сути является очень древним предметом изучения духовных практик, в каких она близка с понятием недеяния. Стремящиеся к просветлению духовники практиковали это состояние, когда, активно живя, совершая обычные действия, они старались ощущать жизнь в полноте, каковой она является без искажений через рамки ума. Они все мысли, чувства свои, действия стремились соотнести с общим мироустройством, состоянием потока.

В христианстве явление спонтанности также присутствует и раскрывается в изречении Христа «не моя воля, но Твоя да будет», что означает приведение своей воли, своих желаний в соответствие с некой мировой волей.

Когда происходит такое слияние с общим потоком – человек достигает своим разумом, индивидуальной душой разума и души мировых: «Все есть Брахман, и Брахман есть Атман». Человек не спонтанный не ощущает своей принадлежности, единства, потоковости. Когда он отпускает себя и происходит слияние – он вступает в недеяние.

Он не уподобляется мумии, становясь ни жив, ни мертв, не перестает активно действовать, иметь желания, потребности. Он продолжает находится в полноте жизни, однако это совпадает с мировой гармонией. Состояние его ума не замутнено ложными желаниями, установками, которые вызывают инерцию восприятия, не позволяют находиться в полноте реальности здесь и сейчас. Это сознание в духовных практиках сравнивается с кристаллом, оно незыблемо и нерушимо, не тревожится суетой.

Так человек подчиняет свою волю, не насилуя себя, без жестких запретов и ограничений своих желаний, ведь при блокировке поведения желания все равно отыгрывались бы в уме, языком психологии – оказались бы, например, вытесненными в подсознание под действием психологических защит.

Спонтанность в психологии

Спонтанность – развиваемый навык человека максимально эффективно реагировать в ситуации высокой степени неопределенности, когда у человека может не быть возможности подготовить заранее модель поведения, действовать шаблонно.

Спонтанность позволяет проявлять ролевую гибкость, пользоваться большим репертуаром ролей. В обыденности мы привыкаем к нескольким ролям сына, матери, отца, руководителя фирмы, студента, продавщицы, на деле же этот ресурс ролей мог быть намного шире, не используется нами в полноте. Развитая спонтанность позволяет более эффективно взаимодействовать внутри сложных коммуникаций, какие встречаются, например, в управленческой среде.

Спонтанность требуется и в отношениях, как на этапе заинтересовывания партнёра, так и для удержания в длительных отношениях, что позволяет «держать, не удерживая».

Результатом развития спонтанности является вдруг начало продвижения по карьерному пути, когда человека начинают слушать другие, воспринимать его с той серьезностью, какую сам спонтанный человек выбрал. Осваивая через спонтанность максимум ролей, мы становимся более убедительными, поскольку можем создать нужную роль и прожить ее, проиграть в полноте.

Возможность спонтанно и нестандартно действовать в узкой сфере, требующей углубления, специальных знаний, ко многим приходит лишь через время, когда они могут отойти от системы. Шаблонность успокаивает, кажется, что длительная подготовка или правильность, верность инструкциям спасут от просчетов и приведут к результату.Человек склонен экономить силы, прибегая к установкам, однако они и приводят к ошибкам, лишь только ситуация изменилась. Поскольку мир динамичен во всех сферах, то способность быть спонтанным сопутствует высокой эффективности. Пик жизни, самоактуализация – есть творчество, и оно спонтанно по природе. Наиболее мощный эффект приходит именно в спонтанном действии, творческой согласованности с окружением. Однако спонтанность не есть идеал беспредельной свободы.

Спонтанность не означает, что любое желание должно быть непременно удовлетворено, ведь тогда и справлять нужду человек должен сразу, лишь почувствовав потребность. Критика спонтанности касается и чрезмерного погружения в детскость, регрессивное снятие с себя ответственности, ложное представление об отсутствии необходимости прилагать планомерные усилия в достижении желаемого или размышлять и трезво оценивать себя.

Ничто чрезмерное не гармонично, и свобода также должна находиться в балансе с определенными ограничениями. Разница лишь в том, что подлинно спонтанная личность может добровольно входить в рамки при необходимости и так же легко выходить из них, если они отжили, не отвечают реальности. Свобода подразумевает ответственность как готовность встретиться с последствиями своих решений и поведения. Свобода без ответственности – путь к бесстыдству и инфантилизму.

Спонтанность поведения

Сперва может показаться, что четкость организации, распланированность действий имеют огромный смысл. Однако через время стереотипы о правильности, распорядке жизни часто терпят крах, вызывая стрессы, истощение, ощущение бессмысленности и неврозы. Можете ли вы позвонить другу и уехать куда-то сегодня потому лишь, что так хочется, не думая о делах, что нужно успеть? Покупаете ли вы без повода подарки, даже себе, пусть маленькие, чтобы просто порадовать? Обнимали ли без причины крепко друзей, не говоря ни слова? Пробовали ли новое, не обрекая себя заранее на негативный результат, убеждая себя, что не получится? Занимались ли творчеством просто из-за случайно промелькнувшей мысли?

Насколько часто вы можете позволить себе спонтанность? Мы часто любим контролировать жизнь свою и наших близких, привыкли контролировать наши мысли и действия, потому зачастую находимся в зажатом состоянии. Может и есть какой-то импульс, но он когда-то был обесценен или запрещен внутри вас. Например, когда ребенок пробует сделать несоответствующее этикету или представлениям родителей – он получает по рукам, руки все больше зажимаются и сковываются, а вместе с ними движения и мысли.

В каждом скрыт внутренний ребенок, по сути творец, который стремится себя выражать. Не нужно стать внезапно ребенком, регрессировать и быть всегда только ребенком – нет, спонтанность признак всего лишь естественности, раскройте в себе детское доверие к миру, которое поможет вам принимать ситуации, какими вы управлять не можете. Не стоит их контролировать или бороться, но лишь принять, отдаться даже на волю случая.

Спонтанность признак творческой личности, при развитии спонтанности в вас прорывается креативность к жизни. Вы давно не рисовали, не танцевали, вам давно не приходили свежие идеи? Займитесь развитием спонтанности, которая может дать вам поразительные, почти волшебные результаты. Спонтанность нужна и когда вам требуется просто остановиться, а затем снова начать двигаться без стеснения.

Особенно развитие спонтанности требуется людям, которые привыкли все осмыслять, контролировать, решать, избегая новых путей и вовсе всего нового. Им часто хочется попробовать новый способ действий, получить большую свободу, притом они испытывают большой страх выйти из рамок.

Развитие спонтанности

Для развития спонтанности эффективна следующая техника. Встаньте удобно, закрыв глаза, расслабьтесь и глубоко подышите, сосредоточьтесь в дыхании. Представьте дыхание поднимающимся от пальцев ног к грудной клетке, с каждым выдохом оно снова опускается, возвращаясь затем уже к вашим рукам. Дальше при вдохе прочувствуйте, как оно поднимается выше, к вашей шее. На следующем вдохе – к носу, а затем к макушке. Подышите полностью, словно вдыхая ногами, через все тело. Пускай на выдохе вместе с дыханием уйдет весь мусор – все проблемы, ненужные мысли, ограничивающие вас. Такая релаксация поможет вам снять лишнее напряжение, чтобы вам ничего не мешало.

Теперь попробуйте подышать очень по-разному, иногда это жесткое и аритмичное дыхание, затем глубокое и тяжелое. Посмотрите на свою руку, представив, что это отдельный персонаж, какой живет своей жизнью, пришел что-то вам рассказать. Позвольте себе, словно отделить свою руку, дав руке двигаться, как ей хочется, ведь у тела действительно есть свои истории, свое содержание, какое мы зажимаем. Наблюдайте ее действия, что с вашей рукой происходит. Возможно, у руки есть свое имя, она захочет познакомиться, сделать что-то, прикасаться к предметам.

Наблюдайте здесь ваши эмоции. Может, это вызовет раздражение, обесценивание – это нормально, если вы свыклись все контролировать. Может, вам, наоборот, интересно, вы испытываете восторг внутри.

Теперь разбудите свою другую руку как другого персонажа. Пусть она двигается, как хочется ей. Наблюдайте, с чем схожи ее движения, возможно, это будут какие-то метафоры, ассоциации. Не контролируйте ее, позвольте ей быть свободной.

Далее подключите и первую руку, пусть они двигаются вместе, однако старайтесь не синхронизировать их. Потом подключите в движение тело, голову, ноги. Поработайте с правой, левой ногами отдельно, как с руками. Позволяйте проявляться тому, что сейчас происходит с вами. У вас появится незаготовленное, спонтанное движение. Возможны привычные движения – но позвольте происходить и новому, попробуйте отпускать на волю все тело, меняйте скорость, направление. Попробуйте этот новый ритм, раскрывающее вас движение, внутреннего ребенка, который радуется от новизны, свободы.

Обратитесь вниманием к появившемуся ощущению, самочувствию. Попробуйте теперь нарисовать его. Может, это будет просто взрыв, каракули – это свидетельствует, что вы себя отпустили. Затем откройте спонтанность речи, дав возможность себе произносить любые звуки и слова. Спонтанность речи позволит проговорить вам, что вы танцевали и рисовали. Исследуйте, что для вас эта спонтанность? Применяйте элементы этой техники в жизни, например, приготовив новое блюдо не по рецепту, добавляйте новые ингредиенты, творите.

Эта техника отлично применима с детьми или в творческих коллективах. Даже художники часто жалуются на забитость рамками, отсутствие креатива. Если вы работаете в жесткой структуре – позволяйте себе новые ощущения, даже через такую игру, через тело это проявляется лучше всего. Результатом будет не потеря контроля, а увеличение доверия к жизни, возрастающая спонтанность личности. Сколько нашего напряжения, сил затрачивается на борьбу с ветряными мельницами, когда мы можем, напротив, сохранить себя, свою энергию, использовав даже проблему или соперника в положительном ключе, как скрытый ранее от «зашоренного» взгляда ресурс. Спонтанность личности здесь напоминает бурю, которая принесет вас к нужному месту, не нужно с ней бороться.

Спонтанность как искусство быть

Зачем нужна спонтанность?

Спонтанность, в жизни каждого человека, имеет столь же важную роль, сколь сильно мы ее недооцениваем. Буквально слово «спонтанность» переводится с латыни как «свободная воля». Именно она позволяет нам чувствовать витальность, наслаждаться каждым жизненным проявлением, принимать активное участие в собственной судьбе, а не просто плыть по течению в непонятном направлении.
Это базовый ресурс, который дается человеку от рождения, но все меньше используется по мере взросления. В детстве мы руководствуемся внутренними импульсами, но, со временем, социальные рамки, мораль, правила и законы вносят свои коррективы. Существуют общепринятые нормы поведения, под влиянием которых многие теряют свою способность к спонтанности. Перед внутренними порывами нас останавливает страх быть непонятыми обществом и отвергнутыми. Экзистенциальная тревога одиночества вынуждает выбирать более конформные линии поведения, поддерживаемые обществом. Спонтанность так же предполагает раскрытие собственного я, без масок, игр и притворства, в следствие чего человек становится очень уязвим в своих проявлениях и побуждениях, может терять чувство безопасности.

Что такое спонтанность?

Когда вы думаете о том, кто такой «спонтанный человек», как он себя ведет, чем интересуется и занимается, – что первое приходит вам в голову? Скорее всего, это некий собирательный образ – веселый, легкий на подъем, яркий, общительный, неконформный, интересный человек, запросто налаживающий контакты с окружающими, не стесняющийся проявлять собственные эмоции и жить согласно интересам.
Но это описание далеко не всегда совпадает с реальностью. Часто оказывается, что такие, с виду независимые и спонтанные люди, ведут себя согласно определенному паттерну, являясь узниками собственного образа. Согласно аналитической психологии Юнга, психика человека содержит в себе нескольких составляющих – внутренних архетипов. К их числу принадлежат персона и самость. Если вкратце, то персона – это публичное лицо личности, образ, который человек предъявляет остальным, социальная маска. Самость же – это истинное, глубинное, настоящее Я человека, которое объединяет сознательное и бессознательное и является целостным проявлением личности. Важно понимать, что спонтанность не имеет ничего общего с персоной, а является продуктом самости, ведь она рождается под воздействием внутренних, социально не обусловленных, импульсов.
Спонтанность – это не эпатажность или импульсивность, она имеет мало общего с раскованностью, инфантильностью и незрелостью, слабоумием и отвагой. Это умение (талант!) быть собой, в гармонии с внутренним миром, быть здесь и сейчас, просто быть. В спонтанности мы раскрываемся, мы настоящие, мы существуем в моменте, именно так мы можем по-настоящему встретиться с собой и с другими людьми, она наполняет нас кучей личностных смыслов.

Как развить спонтанность?

Якоб Леви Морено, известный психолог и психиатр прошлого века, отец психодрамы, был первым, кто задался этим вопросом. Он рассматривал спонтанность и креативность как два главных понятия, определяющих человеческую сущность. Морено говорил о том, что спонтанность — это энергия, подавление которой приводит к неврозу, а бесконтрольное проявление — к психозу. Психодраматический подход направлен на развитие спонтанности и корректное ее проявление через отыгрывание и импровизацию.
Развитие спонтанности – очень сложная задача. Сама эта фраза содержит парадокс, ведь «развить» предполагает какое-то внешнее влияние, что конфликтует с внутренним импульсом зарождения спонтанности. Но на помощь в этом нам может прийти гештальт психология, со своим главным принципом «здесь и сейчас». Научиться находиться в настоящем моменте очень важно для проявления внутренних побуждений. Ведь только когда мы погружаемся в настоящее с головой, мы можем находить на него отклик внутри себя, понимать свои истинные эмоции и желания, и действовать в соответствии с ними.
Постоянный контроль над собой и происходящим вокруг, расписание, многозадачность, графики и планы действительно облегчают нам жизнь, но если добавить в нее еще немного спонтанности, то она может оказаться куда интереснее!

>Спонтанность как внутренняя свобода

Спонтанность как внутренняя свобода

Спонтанность в обывательском смысле

Мы называем спонтанным человека «легкого на подъем», с готовностью меняющего свои планы, импульсивного, совершающего необдуманные поступки, ветреного, непредсказуемого. Такой букет отнюдь не всегда вызывает умиление у окружающих, а носитель таких качеств может восприниматься как человек инфантильный. И, вероятно, в этом есть доля правды.

Каждый ребенок спонтанен от рождения, ведь он руководствуется только своими внутренними импульсами, не заботясь о том, как соотнести их с требованиями окружающей реальности. Он абсолютно открыт, он не способен пока еще ни к самоконтролю, ни к притворству.

Спонтанность с точки зрения Трансактного Анализа

Согласно Трансактному Анализу в каждом человеке можно выделить три состояния Эго: Родитель, Взрослый и Ребенок.

В Эго-состоянии Родителя активизируются перенятые от наших родителей в докритичном периоде установки, правила, назидания. Внутренний Родитель диктует нам, что такое хорошо и что такое плохо, что можно и нельзя и принимает активное участие в конфликтах с другими людьми, нередко бывает категоричен.

Наш внутренний Взрослый отвечает за восприятие реальности и получение объективной информации, находит внутренний баланс, пытаясь совместить наши «хочу» и «надо».

А внутренний Ребенок – это и есть наша спонтанность, креативность, наши самые непосредственные эмоции и искренние переживания.

В телесно–ориентированных моделях психотерапии метафорой психологического здоровья также является ребенок. Только тогда, когда человек обретет спонтанность и непосредственность чувств, как у ребенка, можно говорить об успешно проведенной психотерапии.

Анти-спонтанность

Есть люди, боящиеся спонтанности как огня в силу своих личностных характеристик.

Это люди аккуратные, стремящиеся к режиму и точному распорядку, все планирующие и в высокой степени контролирующие свое поведение. Любые неопределенные ситуации вызывают у них тревогу. Неожиданное изменение планов может привести их в панику. Такие люди бояться открытого проявления чувств и не любят сюрпризов. Предпочитают, чтобы их жизнь была подчинена одному и тому же распорядку. Они действуют по принципу «семь раз отмерь», боятся совершить ошибку. Обычно это высокопорядочные и совестливые люди с жесткими моральными критериями, применяемыми прежде всего к самому себе, обеспокоенные мнением других людей о себе. Они не позволяют себе быть такими, какие они есть, не прощают своих слабостей, стремятся все делать по правилам, соответствовать нормам и стандартам, не выходить за рамки.

Таковы обсессивно-компульсивные личности.

Спонтанность и свобода

Психолог Дмитрий Леонтьев, рассуждая о свободе, задается вопросом о соотношении свободы и спонтанности. Маленький ребенок спит, когда хочет спать, играет, когда хочет играть, бегает и прыгает, когда ему этого хочется. Значит ли это, что он свободен? Нет, потому что все эти действия – проявления спонтанности, непосредственных импульсов, объясняет Дмитрий Леонтьев. «Свобода соотносится со спонтанностью как высшая психическая функция с низшей. Низшие психические функции действуют сами по себе, словно бы механически. Высшие функции – то, что мы совершаем осознанно, исходя из собственного опыта и представлений о том, как надлежит поступить». Внешне проявления высших и низших функций могут быть схожими, но причины их часто абсолютно различны. Он пишет о том, что настоящими проявлениями свободы можно считать те действия, которые мы совершаем с ясным осознанием последствий и готовностью за них отвечать. «И если, к примеру, под окном среди ночи голосит сигнализацией машина, то немедленно сбросить на нее горшок с цветком – это проявление спонтанности. А вот если, бросая, мы отдаем себе отчет в том, что сейчас на пороге возникнет разъяренный сосед с монтировкой в руке, то это уже свобода.» Чтобы разграничить понятия, назовем такой аспект спонтанности, который связан с проявлением непосредственных импульсов, реактивным поведением или импульсивностью. Такое поведение не имеет ничего общего с идущей из глубины личности подлинной спонтанностью, о которой пойдет речь ниже.

Спонтанность как способ жить из глубины целостной личности

Экзистенциальный психолог Ролло Мэй считал, что спонтанность — самое очевидное качество личности, научившейся самоутверждаться. «Спонтанность ценится как добродетель, так как показывает, что человек интегрировал глубинные слои своей личности. Он добился некоторого единства бессознательных побуждений и сознательных целей, и поэтому ему не всегда нужно «дважды подумать, прежде чем сказать». Он пришел к согласию со своей инстинктивной жизнью, и теперь ему не нужно всегда быть начеку — как бы не сделать или не сказать чего-нибудь, о чем он потом будет жалеть. Спонтанный человек вовлекает в действие большую часть своей личности в целом. Это само по себе доказывает, что он достиг высокой степени личностного здоровья.»

С другой стороны, люди, которые не добились согласия со своей инстинктивной жизнью, или, говоря в терминах юнгианского анализа «не интегрировали свою Тень», не могут себе позволить быть спонтанными — из страха, что из недр их бессознательного вырвется на поверхность дикое животное, которое мгновенно разрушит их репутацию.

«Спонтанность и искренность, в конце концов, всего лишь формы элементарной честности. Тот, кто научился быть честным, тот овладел секретом личностного здоровья. Говорить, поступать, жить из глубины целостной личности — вот идеал.» (Ролло Мэй).

Итак, Ролло Мэй пишет о ценности инстинктивного самовыражения, и мы склонны с ним согласиться. Но одного самовыражения недостаточно, ведь мы живем среди людей, а значит нам необходимо соотноситься с ними, учитывать их интересы, не нарушать их границы. То есть необходимо подумать о форме, уместности и своевременности нашего самовыражения. Но тогда мы получаем явное противоречие, которое заключается в следующем: необходимость ограничения нашей спонтанности, придание ей формы и заворачивание ее в «культурный фантик» делает нашу спонтанность уже неспонтанной…

Так возможно ли оставаться спонтанным, живя среди людей и подчиняясь не только принципу удовольствия, но и принципу реальности?

Может быть, ответ в том, чтобы разделить спонтанность на первичную эмоцию (что я почувствовал?) и импульс (что я захотел сделать?), учиться отслеживать возникновение в себе этих первичных эмоций и импульсов, давать себе право на них. И иметь внутреннюю свободу выбора, реализовывать ли эти импульсы в действии, когда именно и в какой форме – по своему усмотрению, с готовностью нести ответственность за последствия своих поступков, а не действовать импульсивно (то есть несвободно).

Представляется целесообразным разграничить понятие импульсивной спонтанности, характерной скорее для детей и взрослых с инфантильными чертами личности и зрелой спонтанности, произрастающей из внутренней свободы.

Таким образом, критерием зрелой спонтанности можно считать отсутствие внутреннего напряжение, зажимов и наличие внутренней свободы, — это тот идеал, к которому можно стремиться.

Секреты онлайн-психологии | Блог YAGLA

Продажи в интернете часто удивляют парадоксами. Поэтому онлайн-психология активно изучается маркетологами. Например, 83% пользователей не вернутся на сайт, если он не соответствует их ожиданиям. Очень важно понимать, к какому типу относятся ваши клиенты, не предлагайте всем одно и то же.

Известный эксперт social media Джеффри Айзенберг выделяет 4 модели поведения клиентов: соревновательная, спонтанная, методическая и гуманистическая. И 35% из них относятся к спонтанным покупателям, принимающим решение нерационально. Что это означает для вашего бизнеса?

Соревновательная модель

Встречается среди 5-10% покупателей. Они быстро принимают решения, самоуверенны. Их мотивируют достижения, а дорога к достижениям проложена через знания. Они стремятся к признанию и ставят перед собой целью добиться его.

Этот тип чаще всего независим и контролирует себя в важные моменты. Благодаря самоконтролю их решения быстрые и логичные. А если вы что-то делаете неправильно, они обязательно укажут на ваши промахи.

Как привлечь

Эти люди хотят быть уверенными, что вы предлагаете лучший товар. Вам придется сильно постараться, чтобы убедить их.

Верный подход – предоставить всю необходимую информацию, чтобы избежать необоснованных претензий. Потешьте их внутреннее самолюбие. Подчеркните выгоды, которые они получают.

Вот хороший пример лендинга от FluidSurveys.com:

В заголовке содержится определение «лучший», а в нижней подписи «более разумные решения», что им, безусловно, понравится. В тексте сильные выгоды и авторитетная организация в числе довольных клиентов.

Методисты

Самый крупный сегмент – около 45% покупателей.

Методисты выискивают любую возможную информацию. Они не спешат, спешка заставляет их чувствовать себя некомфортно. Эти покупатели проводят исследования, задают вопросы и перероют всё возможное, чтобы получить необходимую информацию. Ничего не скрывайте, иначе их поиски затянутся еще сильнее. 

Они подчиняются логике, любят сравнивать товары и доверяют экспертному мнению. Им нужно знать каждую деталь. 

Как привлечь

Предоставляйте исчерпывающую информацию:

  • используйте статистику и цифры
  • визуально выделяйте рекомендованные товары
  • используйте мелкий шрифт – они его точно прочитают
  • никогда не используйте непроверенную информацию. Фальшивка только оттолкнет их.

Хороший пример от Highrise:

  • Заголовок точно отображает потребность. 
  • Ссылка на дополнительную информацию дает возможность тщательно изучить тему.
  • Конкретные цифры.
  • Специфика сервиса.
  • Скриншот продукта.
  • Большое количество дополнений к программе. 

Спонтанные покупатели

Примерно 25-35% от общего количества, второй по величине сегмент.

Спонтанным людям нравятся быстрые эмоциональные покупки, им не нужна логика. Их решения основаны на чувствах. Этот тип жаждет обладать чем-то новым, интересным, актуальным. Как и у соревновательного типа, решения принимаются быстро, но на этом сходства заканчиваются. Основные характеристики:

  • Субъективные решения
  • Рассеянность
  • Нетерпение.

Как привлечь

Спонтанные покупатели делают всё быстро, и ваш сайт должен работать в том же ритме. Если вы скучны, вы их потеряли.

Вводите срочность. Они моментально реагируют на скидки и ограниченные по времени предложения.

Отличный пример от Bills.com:

  • Изображение эмоциональных людей.
  • Призыв поторопиться, что мотивирует спонтанных клиентов.
  • Чувство срочности.
  • Информация, которая будет полезна тем, кто всё-таки полагается на логику (калькуляторы расчета).
  • Не заставляйте их ждать, даже если от этого страдает рациональность. Возбуждайте эмоции. Не используйте слишком много деталей.

Гуманитарии

Гуманитарным типом правят эмоции. Сейчас они составляют около 10-15%, но являются самым быстрорастущим сегментом.

Ими правят те вещи, которые имеют влияние на человеческие эмоции: творчество, социальные доказательства и помощь другим.

Они заботятся об окружающих. Их главные мотиваторы:

  • Желание помочь
  • Интерес к социальному благополучию
  • Этническое равенство.

Как привлечь

Привлечение таких потребителей очень выгодно, поскольку они чаще всего становятся фанами бренда.

Лучший подход – фокусировка на социальных доказательствах: рекомендации, фотографии сотрудников за работой, креативные презентации. И главное – лица.

Позвольте гуманитариям голосовать, оставлять отзывы, общаться друг с другом и устраивать дискуссии. Отлично работают фотографии и видео клиентов, а также онлайн-чат с представителями компании.

К какому типу относится ваша целевая аудитория?

В тексте и изображениях стоит отдать предпочтение доминантной группе аудитории. При этом не «обижайте» и других пользователей.

Как понравиться всем 4 группам?

Отличный пример – главная страница сервиса по подбору фрилансеров Odesk:

  • Если вы устраиваете быстрые акции и распродажи, велики шансы, что большая часть ваших клиентов – спонтанный тип.
  • Если вы продаете «умную» технику, скорее всего, вас любят методисты.

Если вы собираете пожертвования на заботу об окружающей среде, у вас наверняка доминируют гуманитарии.

А в секции гарантий Odesk обращается ко всем 4 типам с явными выгодами, которые они получат при использовании сервиса.

Почитайте так же статью Тепловые карты сайта, 10 фактов для увеличения конверсии

  • Конкретика для лидеров и методистов.
  • Призыв к действию для спонтанного типа.
  • Улыбающиеся лица реальных клиентов сервиса – для гуманитарной модели поведения.
  • Для соревнующегося типа: рассказ о том, насколько квалифицированны, талантливы и круты профессионалы на сайте. Плюс заманчивая приписка: «У таланта нет границ».

Вместо заключения

Секреты онлайн-психологии позволяют не просто лучше понять вашу целевую аудиторию, мотивы и «горячие точки» клиентов. Благодаря внедрению перечисленных приемов на сайте, лендинге или в интернет-магазине, вы увеличите свою прибыль. 

Высоких вам продаж!

Что для человека значит спонтанность? Учёныш — научный журнал

Процесс развития свободы – не порочный круг; человек может быть свободен, но не одинок, критичен, но не подавлен сомнением, независим, но неразрывно связан с человечеством. Эту свободу человек может приобрести, реализуя свою личность, будучи самим собой. Но что значит реализовать свою личность?

Мы полагаем, что реализация своего Я достигается не только усилиями мышления, но и путем активного проявления всех его эмоциональных возможностей. Эти возможности есть в каждом человеке, но они становятся реальными лишь в той мере, в какой они проявляются. Иными словами, позитивная свобода состоит в спонтанной активности всей целостной личности человека.

Спонтанная активность – это не вынужденная активность, навязанная индивиду его изоляцией и бессилием; это не активность робота, обусловленная некритическим восприятием шаблонов, внушаемых извне. Спонтанная активность – это свободная деятельность личности; в ее определение входит буквальное значение латинского слова sponte – сам собой, по собственному побуждению. Под деятельностью мы понимаем не «делание чего-нибудь»; речь идет о творческой активности, которая может проявляться в эмоциональной, интеллектуальной и чувственной жизни человека, а также и в его воле. Предпосылкой такой спонтанности являются признание целостной личности, ликвидация разрыва между «разумом» и «натурой», потому что спонтанная активность возможна лишь в том случае, если человек не подавляет существенную часть своей личности, если разные сферы его жизни слились в единое целое.

Хотя в нашем обществе спонтанность – довольно редкий феномен, мы все же не совсем ее лишены. Чтобы лучше объяснить, что это такое, я хотел бы напомнить читателю некоторые ее проявления в нашей жизни.

Прежде всего, мы знаем индивидов, которые живут – или жили – спонтанно, чьи мысли, чувства и поступки были проявлениями их собственной личности, а не автоматическими действиями роботов. По большей части это художники. В сущности, художника можно и опеределить как человека, способного к спонтанному самовыражению. Если принять это определение, а Бальзак именно так определял художника, то некоторых философов и ученых тоже нужно назвать художниками, а другие отличаются от них так же, как старомодный фотограф от настоящего живописца. Есть и другие индивиды, наделенные той же спонтанностью, хотя и лишенные способности – или, может быть, только умения – выражать себя объективными средствами, как это делает художник. Однако положение художника непрочно, потому что его индивидуальность, спонтанность уважаются лишь в том случае, если он преуспел; если же он не может продать свое искусство, то остается для своих современников чудаком и «невротиком». В этом смысле художник занимает в истории такое же положение, как революционер: преуспевший революционер – это государственный деятель, а неудачливый – преступник.

Другой пример спонтанности – маленькие дети. Они способны чувствовать и думать на самом деле по-своему, эта непосредственность выражается в том, что они говорят, в том, как себя ведут. Я уверен, что та привлекательность, какую имеют дети для большинства взрослых, объясняется именно спонтанностью детей. Непосредственность глубоко трогает каждого человека, если он еще не настолько мертв, что уже не способен ощутить ее. В сущности, нет ничего привлекательнее и убедительнее спонтанности, кто бы ее ни проявлял: ребенок, художник или любой другой человек.

Большинству из нас знакомы хотя бы отдельные мгновения нашей собственной спонтанности, которые становятся и мгновениями подлинного счастья. Это может быть свежее и непосредственное восприятие пейзажа, или озарение после долгих размышлений, или необычайное чувственное наслаждение, или прилив нежности к другому человеку. В эти моменты мы узнаем, что значит спонтанное переживание и чем могла бы быть человеческая жизнь, если бы эти переживания, которые мы не умеем культивировать, не были столь редки и случайны.

Почему же спонтанная деятельность решает проблему свободы? Мы уже говорили, что негативная свобода превращает индивида в изолированное существо – слабое и запуганное, – чье отношение к миру определяется отчужденностью и недоверием. Спонтанная активность – это единственный способ, которым человек может преодолеть страх одиночества, не отказываясь от полноты своего Я, ибо спонтанная реализация его сущности снова объединяет его с миром – с людьми, природой и самим собой. Главная, важнейшая составная часть такой спонтанности – это любовь, но не растворение своего Я в другом человеке и не обладание другим человеком. Любовь должна быть добровольным союзом с ним, на основе сохранения собственной личности. Именно в этой полярности и заключается динамический характер любви: она вырастает из стремления преодолеть отдельность и ведет к единению, но не уничтожает индивидуальность. Другая составная часть спонтанности – труд. Но не вынужденная деятельность с целью избавиться от одиночества и не такое воздействие на природу, при котором человек, с одной стороны, господствует над нею, а с другой – преклоняется перед ней и порабощается продуктами собственного труда. Труд должен быть творчеством, соединяющим человека с природой в акте творения. Что справедливо в отношении любви и труда, справедливо и в отношении всех спонтанных действий, будь то чувственное наслаждение или участие в политической жизни общества. Спонтанность, утверждая индивидуальность личности, в то же время соединяет ее с людьми и природой. Основное противоречие, присущее свободе, – рождение индивидуальности и боль одиночества – разрешается спонтанностью всей жизни человека.

При всякой спонтанной деятельности индивид сливается с миром. Но его личность не только сохраняется, она становится сильнее. Ибо личность сильна постольку, поскольку она деятельна. Обладание чем бы то ни было силы не дает, идет ли речь о материальных ценностях или о психических способностях к чувству или мысли. Присвоение неких объектов, манипулирование ими тоже не усиливают личность; если мы что-то используем, оно не становится нашим только потому, что мы его используем. Наше – только то, с чем мы подлинно связаны своей творческой деятельностью, будь то другой человек или неодушевленный объект. Только качества, которые вытекают из нашей спонтанной активности, придают личности силу и тем самым формируют основу ее полноценности. Неспособность действовать спонтанно, выражать свои подлинные мысли и чувства и вытекающая из этого необходимость выступать перед другими и перед самим собой в какой-то роли – под маской псевдоличности – вот в чем источник чувства слабости и неполноценности. Сознаем мы это или нет, но мы ничего так не стыдимся, как отказа от себя, а наивысшую гордость, наивысшее счастье испытываем тогда, когда думаем, говорим и чувствуем подлинно самостоятельно.

Отсюда следует, что важна именно деятельность сама по себе, а не ее результат. В нашем обществе принято противоположное убеждение. Мы производим не для удовлетворения конкретных потребностей, а для абстрактной цели продать свой товар; мы уверены, что можем купить любые материальные или духовные блага и эти блага станут нашими без какого-либо творческого усилия, связанного с ними. Точно так же наши личные качества и плоды наших усилий мы рассматриваем как товар, который можно продать за деньги, за престиж или власть. При этом центр тяжести смещается с удовлетворения творческой деятельностью на стоимость готовой продукции; и человек теряет единственное удовлетворение, при котором мог бы испытать настоящее счастье, – наслаждение процессом творчества.

Если индивид реализует свое Я в спонтанной активности и таким образом связывает себя с миром, то он уже не одинок: индивид и окружающий мир становятся частями единого целого: он занимает свое законное место в этом мире, и поэтому исчезают сомнения относительно его самого и смысла жизни. Эти сомнения возникают из его изолированности, из скованности жизни; если человек может жить не принужденно, не автоматически, а спонтанно, то сомнения исчезают. Человек осознает себя как активную творческую личность и понимает, что у жизни есть лишь один смысл – сама жизнь.

Уникальность каждой личности отнюдь не противоречит принципу равенства. Тезис, что люди рождаются равными, означает, что все они обладают основными человеческими качествами, все разделяют общую трагическую судьбу и все имеют одинаково неотъемлемое право на свободу и счастье. Кроме того, этот тезис означает, что отношения людей должны определяться солидарностью, а не господством и подчинением. Но принцип равенства вовсе не предполагает, что все люди одинаковы. Подобное толкование равенства основывается на той роли, которую играет сегодня каждый индивид в своей экономической деятельности. В отношениях между человеком продающим и человеком покупающим конкретные личностные различия уничтожены. В этой ситуации имеет значение лишь то, что у одного есть товар, чтобы продать, а у другого – деньги, чтобы купить. В экономической жизни один человек не отличается от другого, но как реальные люди они различны, и суть индивидуальности состоит в культивировании этих различий.

СПОНТАННОСТЬ — это… Что такое СПОНТАННОСТЬ?

  • Спонтанность — (лат.   самопроизвольный)  самопроизвольность; характеристика процессов, вызванных не внешними влияниями, а внутренними причинами; самодеятельность, способность активно действовать под влиянием внутренних побуждений. См. также… …   Википедия

  • спонтанность — неожиданность, самопроизвольность, самодвижение, инстинктивность Словарь русских синонимов. спонтанность см. самопроизвольность Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М …   Словарь синонимов

  • СПОНТАННОСТЬ — (спонтанный) (от лат. spontaneus добровольный произвольный), самопроизвольность, самодвижение, вызванное не внешними факторами, а внутренними причинами …   Большой Энциклопедический словарь

  • спонтанность — СПОНТАННЫЙ, ая, ое; анен, анна (книжн.). Возникающий вследствие внутренних причин, без непосредственного воздействия извне, самопроизвольный. Спонтанное излучение. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • спонтанность — [Словарь иностранных слов русского языка

  • СПОНТАННОСТЬ — (от лат. spontaneus добровольный, произвольный) англ. spontaneity; нем. Spontaneitat. Самопроизвольность, самодвижение, вызванные внутренними импульсами. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • спонтанность — и, ж. Свойство спонтанного. БАС 1. Лекс. Ож. 1952: спонта/нность …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Спонтанность — – самопроизвольность, самодвижение, вызванное не внешними факторами, а внутренними причинами. [Терминологический словарь по бетону и железобетону. ФГУП «НИЦ «Строительство» НИИЖБ им. А. А. Гвоздева, Москва, 2007 г. 110 стр.] Рубрика термина …   Энциклопедия терминов, определений и пояснений строительных материалов

  • СПОНТАННОСТЬ — самопроизвольное явление (процесс), вызванное не внешними факторами, а внутренними причинами, напр. (см.) …   Большая политехническая энциклопедия

  • СПОНТАННОСТЬ — En.: Spontaneity Невозможно приказать «быть спонтанным», однако замечено, что гипнотическое функционирование ощутимо приближает нас к спонтанности (см.: непроизвольные виды поведения). В рамках психотерапии цель гипноза помочь пациентам вновь… …   Новый гипноз: глоссарий, принципы и метод. Введение в эриксоновскую гипнотерапию

  • Электрофизиологические корреляты спонтанных сбоев внимания указывают на предвнимательный уровень обработки информации — тезисы доклада

    Электрофизиологические корреляты спонтанных сбоев внимания указывают на предвнимательный уровень обработки информации — тезисы доклада | ИСТИНА – Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАукометрических данных

    Электрофизиологические корреляты спонтанных сбоев внимания указывают на предвнимательный уровень обработки информациитезисы доклада

    • Авторы:

      Чернышев Б.В.,

      Лазарев И.Е.,

      Брызгалов Д.В.,

      Новиков Н.А.,

      Осокина Е.С.,

      Антоненко А.С.,

      Архипова Е.А.

    • Сборник:
      Естественно-научный подход в современной психологии / Отв. ред. В.А. Барабанщиков
    • Тезисы
    • Год издания:
      2014
    • Место издания:
      Издательство «Институт психологии РАН»
    • Первая страница:
      332
    • Последняя страница:
      338
    • Аннотация:
      Настоящая работа посвящена обнаружению электрофизиологических проявлений спонтанных сбоев внимания у бодрствующего здорового человека во время целенаправленной деятельности в ответ на комплексные слуховые стимулы. Насколько нам известно, настоящее исследование – первое, которое концентрируется на ЭЭГ коррелятах неуспешного связывания признаков в слуховой модальности.
      Конденсационная задача, включающая в себя необходимость связывания признаков, создает значительную когнитивную нагрузку и, таким образом, является эффективным инструментом для изучения сбоев внимания. Важно отметить, что правила этой задачи труднее и создают более высокую когнитивную нагрузку, чем правила других задач, использующихся в подобных исследованиях (например, SART, оддболл и другие).
      Два дополняющих друг друга результата были получены в рамках настоящего исследования: повышенная амплитуда P2 перед ошибками и пропусками и сниженная мощность альфа-ритма перед пропусками.
      Увеличенная амплитуда компонента P2 перед сбоями внимания находится в согласии с гипотезой о том, что непосредственно перед ошибками и пропусками развиваются фазические тормозные процессы (или ослабевают возбудительные процессы). Это приводит к частичной остановке в обработке стимула, что, в свою очередь, ведет к невозможности правильной репрезентации стимула и повышению вероятности совершить ошибку.
      Необходимо заметить, что наблюдаемый эффект происходит во временном интервале компонента P2, т.е. во «временном окне интеграции» (Näätänen et al., 2011), процессы в котором считаются происходящими автоматически. При этом в литературе есть данные о том, что связывание признаков в слуховой модальности не является автоматических в условиях, когда испытуемым необходимо выбирать между вариантами ответов (Dyson, Quinlan, 2003). Однако наши результаты позволяют предположить, что сбои внимания – результат нарушений на предвнимательном (автоматическом) уровне обработки сенсорной информации, хотя в настоящем исследовании испытуемые должны были выбирать поведенческий ответ. Это противоречие указывает на необходимость дальнейших работ по изучению взаимодействий между восходящими и нисходящими процессами. Известно, например, что произвольное внимание модулирует автоматическую стадию обработки сигнала, что выражается в наложении на вызванные потенциалы таких компонентов, как процессная негативность и позитивность подавления. Таким образом, вполне вероятно, что предвнимательные этапы обработки сигнала сильно зависят от нисходящих процессов, в то время как восходящие процессы модулируют внимание, принятие решения и целенаправленные действия.
      В целом, наши результаты указывают на то, что обработка информации, требующая связывания признаков, может быть спонтанно разрушена из-за неадекватного распределения ресурсов внимания. Причина сбоев внимания (особенно ошибок), вероятно, связана с процессами «ухода в свои мысли», хотя другие варианты отвлечения (например, на внешнюю зрительную или соматосенсорную информацию) не исключены. Пропуски, по-видимому, являются результатом переключения внимания в зрительную модальность (что следует из сниженной мощности альфа-ритма перед стимулом). Для разделения возможных причин возникновения сбоев внимания, которые могут быть как отвлечением на нерелевантную внутреннюю, так и нерелевантную внешнюю информацию, требуются дальнейшие исследования.

    • Добавил в систему:
      Чернышев Борис Владимирович

    Почему некоторые люди бросают все и уходят

    В воскресенье утром я смотрю Джоэла Остина.

    Так как я не религиозный человек, я полагаю, что для меня немного нелогично проводить выходные утром за просмотром общенациональной телекомпании, но, тем не менее, в Остине есть что-то такое, что заставляет меня чувствовать тепло и нечеткость внутри.

    Думаю, это духовная вещь.

    В любом случае, повторяющаяся тема его проповедей имеет тенденцию вращаться вокруг выхода из зон комфорта, и в конце каждой трансляции он обычно призывает свою аудиторию попытаться покинуть их; он призывает всех нас «попробовать что-то другое.

    И у него есть такая любезность. У него есть свэг. И он тоже прав.

    Зоны комфорта побуждают стать жертвой привычек — хороших или плохих.

    С одной стороны, если у вас типично хорошие привычки, ваша зона комфорта может быть ограничивающей (но не вредной).

    С другой стороны, если вы за долгие годы приобрели вредные привычки, пребывание в зоне комфорта в будущем может стать разрушительным.

    Один из способов прислушаться к совету Джоэла — вести более спонтанный образ жизни.

    Согласно словарю American Heritage Dictionary, спонтанность — это то, что происходит или возникает без видимой внешней причины.

    Точно так же спонтанное поведение, по определению Леона Зельцера, доктора философии, журнала «Психология сегодня», — это поведение, которое осуществляется без какого-либо предварительного планирования.

    И хотя планирование наперед — это обычно довольно хорошая жизненная тактика, похоже, что спонтанная жизнь — без плана — может дать свой собственный уникальный набор преимуществ.

    Спонтанность ведет к гибкости.

    Как объясняет Зельцер, спонтанная жизнь побуждает вас жить более «гибко». Не придерживаясь каких-либо планов, он позволяет вам просто играть на слух, так сказать, .

    Конечно, вы могли планировать поужинать в одном месте, но если, когда вы появитесь, это место будет закрыто, вам придется придумать новую, обычно менее привлекательную альтернативу .

    Вот почему иногда лучше атаковать без всякого плана.

    Подумайте об этом: планы всегда могут быть нарушены, но если вы подойдете к делу непредвзято, вы никогда не будете разочарованы.

    Зельцер предполагает, что спонтанность позволяет нам «легче адаптироваться к меняющимся обстоятельствам».

    Может показаться, что жизнь многих людей находится под контролем, хотя на самом деле они ведут защищенную жизнь, которая не столько контролируется , сколько ограничена нормами.

    Спонтанность поощряет менталитет «на хуй», который нужен каждому время от времени в своей жизни.

    Я большой сторонник модерации, и, хотя я считаю, что организация и планирование важны, встряхивать вещи полезно.

    Помните, что, оставаясь в своей зоне комфорта, вы упускаете все, что находится за ее пределами.

    В следующий раз, когда вы будете составлять планы на ужин, предложите на ходу найти что-нибудь новое.

    Спонтанность ведет к творчеству.

    Зельцер продолжает объяснять связь между спонтанностью и творчеством, используя в качестве полезного примера способность художника «теряться в потоке» своего видения.

    Когда я думаю о людях, которые живут спонтанно, я вижу их жизнь очень текучей — почти как океанское течение.

    Иногда бывает отлив. Иногда он бывает высоким — причина, по которой так сложно точно предсказать прилив, заключается в том, что он зависит от множества различных факторов.

    Аналогичным образом можно посмотреть на спонтанных людей. Часто их трудно предсказать, потому что у спонтанных людей нет зон комфорта — они, как художник, просто плывут по течению.

    По словам одного швейцарского философа Анри Фредерика Амиэля, «анализ убивает спонтанность».

    Зельцер опровергает это понятие, предполагая, что «состояние ума, порождающее творчество, не может быть сознательным, критическим умом, а скорее бессознательным, не оценивающим, спонтанным».

    Позволяя себе просто спонтанно следовать своим инстинктам, вы также начнете течь со своей более творческой интуицией — возможно, даже не подозревая об этом.

    Спонтанность ведет к счастью.

    Многое из того, что необходимо для счастья, также связано с потоком — да, я знаю, это очень логика фен-шуй.

    Зельцер объясняет, что счастье — во многом как спонтанность — это то, чего мы не можем спланировать. «Это не то, что мы можем изобретать, организовывать или манипулировать», — пишет он.

    Когда вы настолько приучены следовать плану, вполне естественно чувствовать некоторый дискомфорт из-за его отсутствия.

    При этом, эти отношения могут служить аналогом того, как мы справляемся с нашим собственным счастьем.

    Многие из нас живут чрезвычайно счастливой жизнью — до тех пор, пока не произойдет что-то травмирующее, — и когда это произойдет, многие из нас точно не знают, как реагировать на невзгоды.

    Это потому, что счастье, как и все остальное, может стать привычкой, зоной комфорта.

    Если вы научитесь жить спонтанно, ваше счастье не будет зависеть от одних и тех же старых вещей, а если случится несчастье, вы будете лучше подготовлены к тому, чтобы с ним справиться и справиться другими способами.

    Мудрость спонтанности (Часть 1)

    Источник: Laughter / Pixabay

    По крайней мере, технически термины «спонтанный» и «импульсивный» являются синонимами.Но лишь в редких случаях они могут использоваться как взаимозаменяемые. «Спонтанность» наполнена всевозможными положительными коннотациями. Импульсивность? Как раз наоборот. В этой статье мы рассмотрим, насколько «благословенны» те, кто свободен действовать спонтанно; и насколько «сбиты с толку», «прокляты» или «злополучны» (сравнительно) те, кого заставляют вести себя импульсивно. Те другие, неспособные или не желающие действовать спонтанно или импульсивно , , принадлежат к своему собственному классу — не «благословлены», не «сбиты с толку», но и не очень счастливы или удовлетворены.

    При различении синонимов словари обычно не сосредотачиваются на том, насколько благоприятны коннотации каждого слова. Тем не менее, чтобы описать «спонтанность» (например, как это делает Словарь американского наследия ) как применительно к тому, что «возникает естественным образом, а не в результате внешнего ограничения или стимула», а затем к проиллюстрировать термин с цитатой Вудроу Уилсон — «Самая высокая и лучшая форма эффективности — это спонтанное сотрудничество свободных людей» — делает очевидным, что этот термин предназначен для положительного отношения.Сравните это с тем же словарем, характеризующим «импульсивность» как «… внезапное побуждение или чувство, не управляемое разумом», и предлагает в качестве примера, чтобы прояснить его использование: «Покупка автомобиля была импульсивным действием, о котором он сразу же сожалел».

    В конечном счете, по мере того, как я продолжаю развивать основные различия между этими двумя терминами, должно становиться все более очевидным, каким образом у каждого из них есть психологические разветвления, заслуживающие самого внимательного рассмотрения. Хотя они оба могли встроить в себя понятие «без сознательного мышления», импульсивное поведение явно подразумевает бездумное поведение (т.е., беспечное, опрометчивое или иррациональное поведение) в отличие от спонтанного поведения. На самом деле, как я подробнее расскажу во второй части этого поста, состоящего из пяти частей, в основе спонтанного поведения лежит довольно сложный мыслительный процесс, который никто (по крайней мере, насколько мне известно) никогда не рассматривал должным образом. И это процесс, к которому все мы могли бы стремиться — поскольку он представляет собой, я думаю, решающий аспект оптимального психического функционирования.

    Но сначала позвольте мне более подробно остановиться на существенных различиях между этими двумя терминами, столь похожими на поверхности, но столь далекими друг от друга — или различными — в их основных значениях.

    Спонтанное поведение осуществляется «без каких-либо ограничений, усилий или преднамеренности». Таким образом, это понятно как «незапланированное» или «импровизированное» ( Webster’s New World Dictionary / WNYThesaurus ). Итак, мы можем говорить о «спонтанной демонстрации» или «спонтанном смехе или аплодисментах». Это вообще натуральное, , и в хорошем смысле; это не то, что нужно ограничивать или контролировать. Хотя спонтанное действие может быть импровизированным, бессознательным или случайным, оно обычно считается безопасным, а не опасным.То есть мы вряд ли будем говорить об «опасностях» или «деструктивности» спонтанных действий.

    Импульсивное поведение, с другой стороны, — это побужденное поведение, будь то «какое-то внешнее подстрекательство или внезапная внутренняя склонность» ( Webster’s New World Thesaurus ). Он движется — или, лучше сказать, управляет — способом, которым не является спонтанное поведение. Как таковое, вызванное какой-то внешней или внутренней страстью, давлением или аппетитом, оно обходит — или даже может «захватить» наши более рациональные способности.Таким образом, такое поведение неизбежно подвергает нас риску, ставит под угрозу наше благополучие. Вот почему мы не слышим о том, чтобы человека просили вести себя более импульсивно, хотя нередко кому-то советуют действовать более спонтанно.

    На самом деле, когда мы предлагаем, чтобы кто-то действовал более спонтанно, подразумевается, что им было бы полезно быстрее адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам — одним словом, стать более гибким . В некотором смысле мы говорим им, что должны больше доверять себе, чтобы они были больше уверены в своей способности делать что-то должным образом без предварительного обдумывания этого.

    Источник: Взрослый, Сумка. . . / Pixabay

    Напротив, импульсивное поведение обычно считается заслуживающим доверия и . Это поведение не очень хорошо продумано — это поспешный . Словари описывают это как «внезапное» и «непроизвольное» — например, «взрыв гнева», что подразумевает возможность безрассудства, полностью отсутствующего в характеристиках спонтанности. С импульсивностью это как если бы какая-то сила из глубины подталкивала нас к тому, что может идти вразрез с нашими интересами.Таким образом, мы могли бы описать кого-то с серьезной покупательской зависимостью как «импульсивного (или компульсивного ) расточителя», тогда как нам, вероятно, не пришло бы в голову изобразить траты этого человека как «спонтанные».

    Поэтому вряд ли случайно, что термин импульсивный так часто ассоциируется с зависимостью — или что сами наркоманы регулярно описываются как имеющие «плохой контроль над импульсами». Мы не говорим о спонтанных действиях наркоманов, потому что такая характеристика может предполагать некоторую основную осмотрительность или суждение, которых им, к сожалению, обычно не хватает.

    В более ранних сообщениях я называл большинство аддиктивного поведения мотивационно регрессивным (или детским), рассматривая их как попытки (какими бы бессознательными или символическими) добиться удовлетворения неудовлетворенных детских зависимых потребностей в настоящем. Независимо от того, связаны ли эти потребности с успокоением, поддержкой, безопасностью, поддержкой или чем-то еще, когда текущие чувства пустоты или лишения требуют внимания, мощный импульс удовлетворить эти потребности прямо сейчас, , может быть почти непреодолимым.И выполнение такого импульса также может означать полное игнорирование возможной неуместности или вредности поведения.

    Примечание. Во второй части этого поста будут рассмотрены дополнительные аспекты импульсивности и спонтанности. Самое главное, он будет сосредоточен на том, где спонтанное поведение происходит от , почему ему можно доверять — и почему, на самом деле, мы все выиграем от , культивирующего его. Часть 3 продемонстрирует, почему жизнь, которая не является ни спонтанной, ни импульсивной, представляет собой совершенно другую проблему, а часть 4 посвящена взаимосвязи между спонтанностью и творчеством.Наконец, в части 5 мы обсудим важнейшие связи между спонтанностью и счастьем.

    ПРИМЕЧАНИЕ 1: Если вы относитесь к этому сообщению и думаете, что другие, которых вы знаете, тоже могут, любезно рассмотрите возможность переслать им ссылку.

    ПРИМЕЧАНИЕ 2: Чтобы посмотреть другие публикации, которые я сделал для Psychology Today в Интернете по широкому кругу психологических тем, нажмите здесь.

    © 2009 Леон Ф. Зельцер, доктор философии. Все права защищены.

    — Чтобы получать уведомления всякий раз, когда я публикую что-то новое, я приглашаю читателей присоединиться ко мне на Facebook, а также в Twitter, где, кроме того, вы можете следить за моими часто неортодоксальными психологическими и философскими размышлениями.

    границ | Доверяйте процессу: новый научный взгляд на тренинг психодраматической спонтанности

    Введение

    «Человек будет бояться спонтанности, пока не научится ее тренировать» (Морено, 1953, стр. 47).

    «Спонтанность — это функция организации» (Wellman J. Warner, май 1951 г., цитируется в Moreno, 1953, , стр. 545).

    В качестве метода клинического вмешательства и групповой терапии психодрама использует драматически-театральный формат, позволяющий клиентам разыгрывать эмоции, переживания и значимые события жизни, тем самым превращая абстрактное в конкретное.Через драматические действия клиент исследует внутренний мир, постигая себя и других, переживает то, что никогда не могло случиться, и развивает лучшие жизненные навыки. Психодрама, основанная на действии и увеличении спонтанности и творчества, помогает клиентам справляться с жизненными проблемами, изучать альтернативные решения и иногда адаптироваться к своей ситуации с мирным принятием. Главный герой в психодраме приглашен в на самом деле стать «вещью», о которой он / она имеет в виду, будь то человек или абстрактное понятие, такое как страсть.«Воплощение должно соответствовать идее вещи» (Морено, 1946/1985, стр. 26). Это становится возможным благодаря спонтанной импровизации — процессу, который лежит в основе психодрамы — и приближает пациента к его / ее эмоциям, мыслям и воображению (Moreno, 1953).

    Действительно, слово «спонтанный» происходит от древнелатинского: [ sua ] sponte , «по собственному желанию, добровольно» (dictionary.com. Получено 27 ноября 2017 г., из http: //www.dictionary .com / просмотр / спонтанный? s = t).Это определение подчеркивает согласие и гармонию с самим собой, без внешнего влияния или ограничений. Свобода — центральный вопрос. Прилагательные, такие как «автоматический», «импульсивный» или «инстинктивный», которые иногда сопровождают этот термин, по-видимому, подчеркивают рутинную, механизированную и фиксированную шаблонную реакцию, которая, как описано ниже, похоже, упускает из виду суть.

    Я утверждаю, что этот уникальный психодраматический опыт соответствует обработке «снизу вверх» ( см. Ниже ) и, соответственно, особенно способствует тренировке творчества и терапевтическим изменениям.Однако из-за того, что мы склонны мыслить «сверху вниз», спонтанность требует обучения, а способность обучаться и, следовательно, изменять баланс существует в общей популяции. Чтобы начать обоснование этого аргумента, я сначала обращаюсь к процессам «сверху вниз» и «снизу вверх», сформулированным в когнитивной нейробиологии.

    Иерархическая модель восприятия: «снизу вверх» против. «Сверху-вниз»

    Классические теории рассматривали мозг как пассивный и управляемый стимулами, а не как устройство, которое само по себе активно создает смысл.Предполагалось, что он реагирует на сенсорные входы и копирует заранее заданную информацию. Эти подходы подчеркивали последовательную обработку «снизу вверх» в иерархически организованных нейронных структурах (Marr, 1982; Biederman, 1987). Новые данные указывают на то, что мозг намного более активен и адаптивен (Edelman, 1989; Churchland et al., 1994; Engel et al., 2001). Согласно этой точке зрения, познание и поведение не управляются стимулами, но в значительной степени основаны на ожиданиях, вытекающих из предыдущего опыта, и на обобщенной информации, уже хранящейся в архитектуре нейронных сетей (Engel et al., 2001; Гилберт и Ли, 2013; Макли, Петро, ​​2013). Это верно как для мозга младенца, так и для взрослых (Emberson et al., 2015), а также когда задействованы мультисенсорные системы (Lee Masson et al., 2016).

    Обработка «сверху вниз» обозначает когнитивные влияния и представления более высокого порядка (например, ожидания, внимание или знания), которые влияют на более ранние этапы обработки информации. «Снизу вверх» относится к вниманию, которое определяется, главным образом, характеристиками стимула и его сенсорным контекстом (например,g., контраст, симметрия и порядок). Анатомический вариант этой идеи состоит в том, что нисходящие влияния связаны с активностью нисходящих путей от неокортекса, которые передаются через таламус, в то время как восходящие процессы обозначают прямые связи, восходящие по иерархии областей, которые представляют все больше и больше. сложные аспекты сенсорной (визуальной) сцены (Mumford, 1992; Ullman, 1995). Важно отметить, что процессы «сверху вниз» и «снизу вверх» представляют собой общие организационные принципы, а не дихотомические концепции, и в большинстве ситуаций они взаимодействуют в процессе восприятия (Macaluso and Doricchi, 2013).Однако пропорция или доминирование каждого из процессов во взаимодействии является динамическим и имеет важные последствия для познания и поведения. Взвешивание новых (текущих) доказательств и предшествующих ожиданий должно динамически корректироваться при обсуждении изменчивых условий реального мира, а также при клинических встречах.

    Франсиско Варела, пионер воплощенной философии, предположил в 1987 году, что субъективное зрительное восприятие на 80% зависит от постоянной «коммутирующей активности» в зрительной системе мозга, в то время как только оставшиеся 20% являются внешними и зависимыми от стимулов (Варела, 1987 ).Махони (1991) развил эту идею и предположил, что большая часть этой [внутренней] бесконечной деятельности является самореферентной (рекурсивной):

    Говоря численно, на каждый сенсорный (афферентный) рецептор приходится 10 моторных (эфферентных) нейронов; и на каждый мотонейрон приходится 10 000 интернейронов (нейронов, которые соединяются только с другими нейронами). Если мы принимаем традиционное представление о том, что сенсорные рецепторы представляют собой контакт с внешним миром, мы вынуждены заключить, что человек гораздо более тесно связан с самим собой, чем с внешней средой (стр.101–102).

    Хотя все еще могут существовать разногласия относительно природы восприятия (Firestone and Scholl, 2016), этот принцип (то есть, что большая часть нашего визуального восприятия управляется внутренними силами) является биологически адаптивным, поскольку он способствует безопасности и избеганию знакомых болезненных переживаний. Тем не менее, это также вызывает психологическое / культурное бремя, а именно трудность изменения. Тот факт, что наш разум управляется предпосылками и что наши наблюдения за миром во многом определяются предвзятыми представлениями, затрудняет принятие новой точки зрения (Gregory, 1980; Snyder et al., 2004). Чи и Снайдер (2011) красноречиво поясняют:

    Информация, соответствующая нашим ожиданиям или ментальным шаблонам, часто принимается за чистую монету, в то время как противоречивые доказательства не принимаются во внимание или скрываются от сознательного понимания. Хотя этот механизм, основанный на гипотезах, помогает нам эффективно работать со знакомым, он может помешать нам увидеть лучшие решения в другом и / или незнакомом контексте (стр. 1).

    Могу добавить, что это также мешает нам найти лучшие решения в знакомой ситуации .Например, в исследовании эффекта Einstellung в шахматах Билалич и др. (2010) показали, что даже эксперты могут не найти оптимального решения, когда им приходит на ум общее решение. Это демонстрирует мощное влияние нашей долговременной памяти и силу наших предубеждений на наш разум (Gobet et al., 2014).

    Кроме того:

    Долговременная память является важным источником нисходящей обработки, [она] включает не только декларативную память, но и процедурные знания, хранящиеся в функциональной архитектуре сенсомоторных сетей.Сетевая архитектура может представлять собой «неявный» источник нисходящих влияний, поскольку, например, известно, что топология боковых связей внутри кортикальных областей воплощает сохраненные прогнозы, которые были получены как в процессе эволюции, так и в результате обучения, зависящего от опыта, и которые доказали свою эффективность. иметь адаптивную ценность (Engel et al., 2001, стр. 714).

    Таким образом, складывается впечатление, что человеческий психический аппарат эволюционировал, чтобы способствовать биологическому преимуществу, полагаясь больше на существующие знания, чем на новые, необычные или непредвиденные встречи (Varela et al., 1991/2016; Гроссберг, 1999, 2000). Перефразируя Варела и др. (1991/2016), это качество не оптимально, а просто жизнеспособно. Быть жизнеспособным означает, что:

    Управляемое восприятием действие системы должно просто способствовать сохранению целостности системы (онтогенез) и / или ее происхождения (филогении) … любое действие, предпринимаемое системой, разрешено, если оно не нарушает ограничения необходимости поддерживать целостность системы и / или ее происхождения (Varela et al., 1991/2016, с. 205).

    Следовательно, влияние продолжающейся нисходящей активности на обработку поступающих сенсорных сигналов не ограничивается обратной связью, а скорее играет решающую роль в производстве (ре) действия. Субъективная информация, относящаяся к предыдущему опыту, лучше при интерпретации текущих перцептивных стимулов по сравнению с фактическим (восходящим) вводом. Следовательно, входящие сигналы могут передавать разные значения одной и той же сцены в соответствии с существующим ментальным / поведенческим контекстом.

    Я предполагаю, что намеренное изменение соотношения динамических процессов сверху вниз / снизу вверх, так чтобы ввод снизу вверх был более доминирующим за счет влияний сверху вниз, увеличило бы спонтанность, а также терапевтические изменения ( см. Ниже ). Я также утверждаю, что это именно то, что делает психодрама, культивируя спонтанность посредством ролевых игр и других творческих действий. Прежде чем перейти к последнему утверждению, я обосноваю первое на двух клинических примерах: психологический перенос и аутичные состояния.Эти примеры демонстрируют нисходящую и восходящую динамику в низкоуровневых сенсорных системах, а также в ментальных вычислениях более высокого порядка.

    Психологический

    Перенос

    Первоначально в рамках классической психодинамической теории перенос рассматривался как представление смещения из прошлого, когда пациент искажал настоящее, чтобы освободить место для выражения некоторой инкапсулированной ранее фантазии или опыта. Альтернативная формулировка рассматривает перенос как отражение «универсального психологического стремления организовать переживание и конструирование смысла», которое действует постоянно и является «выражением продолжающегося влияния организующих принципов и образов, выкристаллизовавшихся из ранних воспоминаний пациента. формирующий опыт »(Stolorow and Lachmann, 1984/1985, стр.26, 25, цитируется по Mitchell and Black, 1995, p. 166). Таким образом, искажения переноса могут существовать и действительно существуют в любом межличностном контексте, не только во взаимоотношениях терапевт и клиента, и они преимущественно являются нисходящим феноменом в контексте привязанности (Brockman, 1998, 2010). Перенос запускает память, которая «может проникать в сознание и влиять на восприятие… где она берет на себя контроль над вниманием, восприятием и мышлением» (Brockman, 2010, стр. 704). Сосредоточивая внимание, перенос «ограничивал бы восприятие — будь то фокусировка на восприятии от органов чувств или на восприятии от медиальных височных долей (памяти)» (там же.п. 704).

    Brockman (2010) далее предполагает, что восходящих вмешательств в контексте психодинамического лечения состоят из неожиданных и непредвиденных вмешательств и действуют как «выключатель цепи», ведущий к изменениям. Нарушение ожиданий и прогнозов (как в «парадигме чудаков») потребует от пациента совершенно другого образа действий. Нейробиологически это будет опосредовано через вентральную лобно-теменную сеть, которая прерывается дорсальной лобно-теменной сетью, которая обеспечивает обработку данных сверху вниз.

    Для иллюстрации Брокман представляет 48-летнего пациента, который с 17 лет проходил множество курсов лечения. Он принял направление от коллеги, который описал пациента как «… хронически депрессивного, безнадежного, суицидального» (стр. 695). Среди других размышлений об этом фоне Брокман подчеркивает: «Я частично осознавал, что, когда я принимал эту пациентку, мне было необходимо найти лечение и план, отличные от тех, которым она подвергалась. Мне нужно было бы найти что-то новое »(с.695). Достигнув относительно прочного терапевтического альянса, Брокман обращается к конкретному необычному вмешательству в тот момент, когда пациентка жаловалась на рекурсивную неудачу при выполнении своей работы:

    . . .

    Терапевт: Тогда, может, тебе стоит здесь поработать.

    Пациент: Что?

    Терапевт: Здесь, в моем офисе. Я бываю здесь не часто.

    Пациент: Вы позволите мне работать здесь?

    (размышления терапевта):… Я думаю, нас обоих немного смутила «странность» того, что

    Я только что предложил.После паузы она спросила:

    .

    Почему вы думаете, что в этом офисе есть что-то особенное?

    Дело не в офисе. Это обо мне и вашей связи со мной (с. 708).

    Вместо того, чтобы обеспечить «традиционное» терапевтическое вмешательство, Брокман спонтанно сказал то, что терапевт мог бы считать неправильным. «Что такое спонтанность? Это характер того, что закон не вытекает из чего-то предшествующего … Я не знаю, что вы можете понять из значения спонтанности, кроме новизны, свежести и разнообразия »(Peirce, 1935, p.9, цитируется Морено, 1946/1985). В этом конкретном терапевтическом контексте Брокман, кажется, отреагировал спонтанно, но при этом искренне сочувственно. Хотя в некоторой степени неортодоксальные, похожие примеры встречаются в классической литературе (Oremland, 1991), а также в психологии самости (Kohut, 1984).

    Брокман поясняет, что, когда работа по переносу и интерпретация подавляются задействованным эмоциональным опытом (через эмоциональную память), участие в неожиданном и значительном вмешательстве смещает баланс, позволяя «высвободить предыдущий фокус и инициировать новый фокус через вентральную систему. [будет] воспринята спинной системой как новый фокус »(Brockman, 2010, p.706). Таким образом, в рамках отношений переноса неожиданное и неожиданное внушение создало «новый объект» и, как таковое, должно было быть воспринято и обработано через восходящую сеть.

    Истории от аутичных ученых

    Люди с аутизмом кажутся значительно менее управляемыми концепциями, чем нормальные люди (Снайдер и Томас, 1997; Снайдер, 1998). Хотя такое отсутствие использования концепций приводит к серьезным интеллектуальным и социальным нарушениям, люди с аутизмом демонстрируют исключительную производительность в задачах визуального поиска (Shah and Frith, 1983; Plaisted et al., 1998b; Joseph et al., 2009), имеют более высокую распространенность абсолютного слуха (Miller, 1999) и превосходную визуальную дискриминацию (Plaisted et al., 1998a; Bertone et al., 2005), что соответствует развитию позитивной неврологии (Kapur et al. др., 2013; Schwarting, Busse, 2017). Что особенно интересно, они менее подвержены визуальным иллюзиям, чем нормальная популяция (Happé, 1996; Bogdashina, 2003).

    Исследования показывают, что люди с аутизмом видят мир более точно — таким, какой он есть на самом деле — потому что они менее предвзяты предыдущим опытом (Pellicano and Burr, 2012) или из-за наличия «привилегированного доступа к более низкоуровневой, менее обрабатываемой информации» ( Снайдер, 2009, стр.1399; см. также: Frith and Happé, 1994). Недавно была предложена третья гипотеза, в которой повышенная склонность представлять и реагировать на изменчивость окружающей среды (нарушение обработки данных сверху вниз) ставит под угрозу изучение вероятностных отношений в окружающей среде, что приводит к повышенной восприимчивости к сенсорным входам (Lawson et al., 2017). Во всех этих возможных объяснениях люди с аутизмом менее восприимчивы к искажениям / знаниям, возникшим в прошлом, и более открыты для альтернативных, а иногда и более эффективных и творческих интерпретаций.Это особенно очевидно в случае синдрома саванта (от французского savoir = знать), специфического и редкого состояния, при котором люди с аутичным расстройством или другими психическими расстройствами обладают исключительными навыками, что резко контрастирует с их физическими недостатками (Treffert, 2009). .

    Заболевание может присутствовать с рождения или проявляться в раннем детстве (врожденное) или может возникать неожиданно после травмы головы, инсульта, деменции или других заболеваний центральной нервной системы (ЦНС) (приобретенных).Особые навыки чаще всего проявляются в области музыки, искусства, календарного расчета, расчета молний или механических / пространственных способностей (Treffert and Rebedew, 2015, p. 158).

    Снайдер (2009) утверждает, что умения савантов скрыты в каждом из нас, аргумент в соответствии с тем фактом, что они могут возникать «внезапно и спонтанно у людей, у которых не было предшествующей истории их интересов, способностей или талантов» ( с. 1400). Gobet et al. (2014) далее уточняют и предполагают, что в общей популяции «творческие способности можно повысить за счет уменьшения концептуальной обработки и повышения роли низкоуровневой обработки восприятия» (стр.2). Хотя и в аутичном, и в здоровом мозге творчество может быть отдельным процессом от таланта или навыков (Zaidel, 2014), Gobet et al. (2014) предсказание действительно было проверено и подтверждено. Это согласуется с мнением о том, что аутичные ученые имеют некоторую атипичную дисфункцию или торможение переднего левого полушария вместе с компенсацией правого полушария (Miller et al., 1998; Treffert, 2005; Sacks, 2007), что искусственно вызывает у нормальных здоровых людей навыки, подобные ученым, с использованием низких частот. -частотная повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (Snyder et al., 2006; Boggio et al., 2009; Snyder, 2009) или транскраниальная стимуляция постоянным током (Chi and Snyder, 2012), вызывала растормаживание коры или атипичный дисбаланс полушарий; это, в свою очередь, стимулировало и улучшало схожие с учеными способности, такие как навыки рисования, навыки корректуры, численность и уменьшение ложных воспоминаний (см. обзор: Snyder and Mitchell, 1999; Snyder, 2009).

    Хотя значение для изучения человеческого познания и психологии опыта очень велико (Gobet et al., 2014; Wilson, 2016), очаровательно читать поэтическое описание, столь соответствующее вышеприведенной гипотезе, написанное еще в 1953 году Морено, отцом психодрамы:

    Спонтанность может проникнуть в творчески одаренную личность и вызвать отклик. Было рождено намного больше Микеланджело, чем тот, кто написал великие картины, и гораздо больше рожденных Бетховеном, чем тот, кто написал великие симфонии, и гораздо больше рожденных Христом, чем тот, кто стал Иисусом из Назарета. Их объединяет творчество и творческие идеи.Их разделяет спонтанность, которая в успешных случаях позволяет носителю полностью управлять своими ресурсами, тогда как неудачники теряют все свои сокровища (стр. 39).

    В самом деле, спонтанность (в отличие от импульсивности) является краеугольным камнем психодрамы и обязательна также и в других видах терапии с использованием творческих искусств (Malchiodi, 2003). В некоторых из последних, однако, art имеет важное значение для терапевтической парадигмы и используется в основном для проецирования и, таким образом, для отдаления (уменьшения масштаба) человека от его / ее символического творения: изобразительное искусство через изображение, музыка через звук и ритм. и стихи / письмо словами (Knill et al., 1995). В психодраме главный герой просто разыгрывает эпизоды своей жизни, а не, например, какую-то заранее заданную театральную роль, таким образом, увеличивает масштаб , не будучи в значительной степени зависимым от актерских навыков. В то время как психодраматические техники для уменьшения масштаба также используются (например, «зеркальное отображение»), основной метод работает через приближение к психическим материалам, а не дистанцирование, и является причиной того, что психодрама считается более прямым методом. Прежде чем связать это с моим аргументом, я кратко представлю Морено и психодраму.

    Некоторые основные элементы психодрамы

    Морено (1889–1974), психиатр, который вместе со своей женой Зеркой Тоеман Морено основал Психодраму, которая фокусируется на групповых процессах и первичности действия. Также выдающийся пионер групповой психотерапии и социометрии (изучение и измерение общества и отношений), Морено считал три области взаимосвязанными и незаменимыми друг для друга (Moreno, 1970). У него была сильная экзистенциальная и духовная система убеждений, центральным элементом которой было ценить спонтанность, творчество и «неотложность непосредственного опыта» (Moreno, 1989, p.45, цитируется по Wilson, 2011, p. 11).

    В своем «Каноне творчества» Морено (1953) обрисовал взаимную связь между спонтанностью и творчеством, так что первое вызывает второе, а второе восприимчиво к первому. «Чтобы стать эффективным, творчеству ( спящая красавица ) нужен катализатор — спонтанность» (стр. 45). Принято считать, что намерение Морено состояло в том, что спонтанность — это состояние , , которое вызывает творческую последовательность (процесс , ), ведущую к конечному «продукту».«Творчество связано с самим« действием »; спонтанность связана с «готовностью» действия »(Морено, 1955, с. 109). Без сомнения, эта концепция близнеца занимала центральное место в мысли Морено:

    Я сформулировал эту концепцию близнецов как основные принципы существования в моей самой ранней попытке постичь живую вселенную во всей ее полноте. Мне казалось, что они предлагают надежный мост между онтологией и наукой и что они лучше могут объяснить все явления неодушевленной и живой вселенной, чем любой другой набор понятий, который я знал (там же, стр.105).

    Однако мост между онтологией и наукой не был таким надежным, поскольку определения Морено спонтанности и творчества подвергались критике за непоследовательность (см .: Aulicino, 1954; Kipper, 2000; Kipper et al., 2010). Является ли спонтанность экзистенциальным феноменом, который невозможно количественно оценить или измерить, как предполагал Бергсон (1911), часто цитируемый Морено? Или это биологически обоснованный социальный феномен, готовый для эмпирической проверки? Келлерманн (1992) рассмотрел эту дискуссию и предположил, что, несмотря на идеал Морено в области естествознания, «на самом деле гуманистический уклон Морено проявляется в большей части его сочинений… [и] подчеркивает скрытые духовные измерения реальности и интуитивные, мистические источники истины, которые не могут быть исследованы [объективным] экспериментальным подходом »(стр.39).

    В соответствии с этим предположением, Морено стремился убедить, что спонтанность и творчество вызывают уровни организованного поведения, которые не полностью связаны с предшествующими детерминантами: «В то время как живой акт является элементом причинно-следственной связи жизненного процесса. реальный человек, спонтанно-творческий акт создает впечатление, будто на один момент причинно-следственная связь была нарушена или устранена »(Морено, 1946/1985, стр. 35–36). Относя это к более клиническим условиям, Морено считал спонтанность важной для лечения психических расстройств, потому что она «позволяет пациенту … активировать телесно и ментально свои решающие конфликты, чтобы он более ясно чувствовал все возможности решения и в конечном итоге изменил свою волю. навстречу новому пути »(Морено, 1939, с.28).

    Поскольку спонтанность не подлежит консервированию в отличие от энергий, отмеченных физиками, и уязвима для настроения, контекста и психической динамики, нужно подогреть к ней с самого начала. Действительно, «разминка» формально является первой фазой любой психодраматической встречи и означает деятельность, которая постепенно становится более спонтанной. Согласно теории Морено, необходимо быть готовым к действию.

    Есть много способов разогреться до спонтанности, например, с помощью физических действий, поощрения аутентичных встреч или конкретизации абстрактных ситуаций.Всем необходима безопасная и заботливая обстановка. Морено хорошо осознавал хрупкость этого эмоционального процесса и самого спонтанного состояния. Однако он не видел другого выхода, кроме как репетировать, тренировать и практиковать спонтанность посредством активных, конкретных, «экспериментальных» действий, включая ролевые игры. В ролевой игре человек сознательно создает приближение некоторых аспектов реального опыта , и именно через изучение ролей в действии вырабатываются новые знания о ролях и отрабатываются поведенческие альтернативы (Moreno, 1953; Yardley -Матвейчук, 1997).

    Действительно, среди самых заветных техник психодрамы смена ролей : разыгрывание своих жизненных ролей и экспериментирование с новыми и незнакомыми («другими») ролями с помощью «вспомогательного эго» здесь и сейчас, как если бы в их statu nascendi и locus nascendi . В групповом контексте выбранные вспомогательные лица обычно попеременно входят в некоторые представленные роли, позволяя происходить фактическому взаимодействию. При правильном управлении такой процесс направлен на «сдвиг в восприятии , , чтобы можно было увидеть другие и себя по-новому и свежо» (Kellermann, 1994; Moreno et al., 2000, с. 15). Следовательно,

    В то время как поведение в жизненной ситуации необратимо, здесь каждый этап выступления открыт для исправления посредством критики со стороны других участников, преподавателя и самого испытуемого. Таким образом, методика обучения различению в действии поведенческих паттернов, которые вначале могли быть неадекватными, становится доступной как для отдельного человека, так и для группы (Морено, 1953, стр. 534).

    Компонент действие , к которому удачно привел разминка, обходит рациональный, лингвистический защитный способ описания или объяснения, позволяя возникнуть спонтанности и импровизации (Moreno, 1953; Zwerling, 1979; Blatner, 2000).Использование инструкции «покажите мне, как», а не «скажите мне, почему / что», обязательно вызывает уникальные неврологические и психологические процессы, критически важные для успеха терапии, которые отсутствуют при использовании одного дискурса. Ключевой концепцией при построении этого понятия являются разные типы сознательных «я» с разными входами и качествами сознания (Маркус и Вурф, 1987; Канеман и Риис, 2005; Уилсон, 2009; Коннер и Барретт, 2012). Законы естественным образом вызывают личное участие, привлекая испытывающее «я» , критически отличное от состояний других «я»:

    Это переживающее Я, кровяное давление которого повышается в ответ на стрессовые ситуации (Kamarck et al., 2005), чей кортизол реагирует на стрессор (Smyth et al., 1998), а иммунная система реагирует на повышенное чувство враждебности во время супружеских ссор (Kiecolt-Glaser et al., 2005). Хотя люди могут вызывать реакцию на стресс через воспоминания и ожидаемое мышление (Sapolsky, 2004), острые вегетативные, гормональные и иммунные реакции чаще всего активируются, когда люди действуют и реагируют на мгновенные стрессоры жизни глазами переживающего себя (Коннер и Барретт. , 2012, с. 6).

    Прогнозируется, что когнитивные процессы, вызываемые во время эмпирического действия, значительно отличаются от тех, которые возникают во время риторики, статических или неэмпирических условий (Янив, 2014a).Таким образом, действие изнутри или отыгрывание в психодраматической практике помогает обрести новое понимание и способствует изменению дезадаптивных поведенческих паттернов, которые Морено придумал — «понимание действия» (Moreno, 1946/1985, p. X). «Отыгрывание» в психодраме означает разыгрывание, а не психоаналитическое и более широко известное использование, которое включает бессознательное выражение некоторого отрицаемого влечения. Как сказал Морено,

    Я предложил нам различать два типа отыгрывания, иррациональное, неисчислимое, отыгрывание в самой жизни, вредное для пациента или других людей, и терапевтическое, контролируемое отыгрывание, происходящее в условиях лечения … под руководством терапевтов, которые могут использовать этот опыт (Морено, 1946/1985, стр.Икс).

    В последнем, «смешивая» воображение с конкретностью, становятся возможными поистине творческие действия, вызывающие удивление и трепет перед неожиданным и добавляющие новый след в памяти. С одной стороны, это позволяет главному герою переживать боль и оплакивать прошлое; с другой стороны, это может позволить испытать компенсацию и исправление. В целом, это воодушевляющий опыт, который может изменить точку зрения главного героя на самого себя и привести его к дальнейшим творческим планам поведения, даже в реальности.

    В психодраматической ситуации … весь мир, в который входит актер — сюжеты, личности, объекты в нем, во всех его измерениях, его времени и пространстве — для него роман . Каждый шаг, который он делает в этом мире на сцене, нужно определять заново. Каждое слово, которое он произносит, определяется словом, которое ему обращено. Каждое его движение определяется, возбуждается и оформляется людьми и объектами, с которыми он сталкивается. Каждый его шаг определяется шагами к нему других.Но и их шаги, по крайней мере частично, определяются его собственными шагами (1946, с. 53).

    Продолжая концептуально, Морено представлял психодраму как имеющую потенциал стать ситуацией, подобной рождению, где главный герой становится новорожденным существом:

    Момент рождения — это максимальная степень разогрева до спонтанного акта рождения в новом окружении, к которому он должен быстро приспособиться… младенец — это актер. Он должен играть роли, не имея эго или личности, с которой можно было бы действовать.Как и у импровизированного актера, каждый его шаг в мире нов. Он должен действовать быстро, под влиянием момента… (Морено, 1946/1985, стр. 54).

    В отличие от этого уникального опыта, концепция Морено культурного заповедника (Морено, 1946/1985, стр. 107–109) теоретически противоположна спонтанности, поскольку это знакомая, некреативная и фиксированная форма взаимодействия. но это часто требуется, чтобы подготовить почву для импровизации. Культурные традиции (например, алфавит, числа, язык и музыкальные обозначения) лежат в основе и определяют все формы творческой деятельности.При создании этого термина Морено хотел указать на категорию уже созданных вещей, таких как обычаи или социальные правила, чтобы отличить продукт творчества от процесса , и напомнить нам о необходимости уделите внимание последнему. Он отметил нашу «тенденцию иррационально цепляться за то, что было создано, полагаться на традиционные или установленные правила, как если бы они имели неоспоримый авторитет, впадать в устойчивые или жесткие привычки веры и мысли» (Blatner, 2000, p.75), а не спонтанно. Почему сохраняется эта тенденция? «Ответ таков: человек боится спонтанности, как его предок в джунглях боялся огня; он боялся огня, пока не научился его делать. Человек будет бояться спонтанности, пока не научится ее тренировать »(Морено, 1953, стр. 47).

    Подводя итог наследию Морено в отношении этих вопросов, он видел недостаточное развитие спонтанности как источника человеческой психо- и социопатологии. Поэтому он считал тренировку спонтанности «самым благоприятным навыком, которому следует научить терапевтов … и его задача — научить своих клиентов, как быть более спонтанными, не становясь чрезмерными» (Морено, 1953, стр.42).

    В заключение, спонтанно-творческий акт и культурное сохранение в высшей степени согласуются с восходящей и нисходящей обработкой соответственно: психодрама поощряет уменьшение «причинно-следственной связи», присущей привычному поведению сверху вниз, и усиление «снизу-вверх». «вверх» восприимчивости, нагреваясь до спонтанности, а затем творчески воздействуя на нее. Последнее усиливается в психодраме благодаря ассоциации личного содержания с измерениями пространства, действия и воображения, которые добавляются к более традиционным вербальным дискуссиям в терапии.Эти измерения «позволяют импровизировать, думать в терминах альтернативных сценариев, менять роли и точки зрения, возможности для воспроизведения и другие элементы, которые предлагают новые возможности для понимания и саморефлексии» (Blatner, 2000, p. Xvi). Достижение этих желаемых целей требует значительных умственных усилий, к которым я сейчас перехожу.

    Нейрофеноменологическая перспектива

    В то время как обычные коммуникативные процессы (например, язык) воспринимаются как известные и линейные, спонтанность (напр.ж., импровизационная игра) нелинейна, ассоциативна, сгущена и временами непонятна. На мой взгляд, доверять процессу — популярный афоризм, распространенный в дискуссиях о творчестве в таких областях, как искусство, спорт и менеджмент — означает оставаться в совместно созданной импровизационной (символической) игре, несмотря на ее непонятность. Это требует преодоления опасений и нервозности, возникающих при работе без четкой «теории». Человек должен добровольно приостановить контроль и стать открытым, в некоторой степени пассивным, «восприимчивым» к стимулам и ассоциациям, возникающим как внутри, так и снаружи.Это состояние уменьшает критику и осуждающие (нисходящие) ответы и «соглашается» с тем, что возникает в данный момент, даже до того, как оно понято. «Терапевт может узнать, полезна ли его реакция, только по тому, что происходит дальше. Критерии, выбранные для этого суждения, определяются целями созревания терапевтических усилий »(Meares, 2001, стр. 760).

    С нейрофеноменологической точки зрения спонтанность — это растормаживание, позволяющее уделять особое внимание «вещи в себе», лишенной ожиданий или предпочтений, напоминающей опыт аутичных ученых.У него относительно хорошо описанный профиль мозга, соответствующий пониженной лобной активации (Martindale, 1999; Yaniv, 2011, 2012, 2014a, b), что также характерно для «мозга саванта», как обсуждалось выше. Означает ли это, что существуют механизмы мозга, общие для психодрамы и савантизма? Как упоминалось выше, протоколы стимуляции мозга, которые обратимо моделируют поражения саванта, успешно использовались для стимулирования творческих способностей и улучшения познания у нормальных субъектов (Snyder et al., 2003; Young et al., 2004; Снайдер и др., 2006; Boggio et al., 2009; Галлат и др., 2009; Карим и др., 2009; Чи и Снайдер, 2012; Chrysikou et al., 2013). Gobet et al. (2014) предполагают, что эти результаты дают нам ключ к разгадке «лучшего» мозга — мозга, который управляется гипотезами, но устойчив к когнитивным иллюзиям, мозга, который, кроме того, может видеть мир прямым восприятием и, таким образом, [быть] открыты для альтернативных интерпретаций »(стр. 1). Возникает ли в психодраме ученый вид знания, связанный с восходящими механизмами?

    Подтверждение предполагаемого сходства основано на том факте, что упомянутые выше протоколы стимуляции мозга фактически имитируют мозг младенца, в котором лобная доля созревает постепенно в течение первых лет жизни, в отличие от гораздо более раннего созревания других областей коры.Thompson-Schill et al. (2009) рассматривают позднее префронтальное развитие и предполагают, что, несмотря на некоторые негативные последствия для поведения в детстве, оно «имеет явное преимущество перед взрослым, когда дело доходит до определенных типов обучения (например, овладения языком) или определенных действий, таких как гибкое использование предметов во время задачи. решение »(стр. 261). Фактически, авторы рассматривают несколько примеров, в которых дети — а также пациенты с повреждением префронтальной коры головного мозга — лучше, чем здоровые взрослые, справляются с задачами, оценивающими творческое мышление.Они также предполагают, что «эту очевидную гибкость поведения можно интерпретировать как реакцию, вызванную стимулами: ум, который находится во власти своего окружения, не формируется ожиданиями или убеждениями» (стр. 262). Отношение к психодраме возникает в результате перехода от воображаемого действия к действительному, от гипотетических, воображаемых форм экспериментов к реальным, очевидным и выполненным спонтанным действиям.

    Интересно, что колыбелью психодрамы была детская импровизированная игра в садах Вены около 1908–1911 годов (Moreno, 1946/1985, p.3) и Морено считал младенцев «гениями расы» (там же, стр. 48) с точки зрения воплощения и достижения. Намного позже, через несколько лет после переезда Морено в Америку, The New York Times опубликовала с ним интервью под названием «Импровизированный план, используемый в образовании»:

    Дети, как сказал доктор Морено в интервью, наделены даром спонтанного самовыражения до 5 лет, пока они все еще находятся в бессознательном творческом состоянии, и им не препятствуют законы и обычаи, заложенные предыдущими поколениями.После этого они становятся наследниками общепринятых способов выражения; они становятся подражательными, превращаются в автоматов и в значительной степени лишены естественных выходов для волевого творчества (The New York Times, 3 февраля 1929 г .; номер страницы недоступен).

    Замечательная связь между ранними предпосылками Морено и недавними научными данными обоснованно подтверждает гипотезу о том, что спонтанность, как она рассматривается в психодраме, связана с гипофронтальностью и связанными с ней механизмами компенсаторного типа.

    Итак, что из этого получается: снизу вверх, сверху вниз или и то, и другое?

    Драматическое воплощение потока восходящих переживаний, пробуждаемых в главном герое, является профессиональным достоянием психодраматистов. Это, в свою очередь, побуждает к нестандартным, творческим, иногда смелым, импровизированным действиям в психодраматической сцене. «Это не дано как слова или цвета. Он не сохраняется и не регистрируется. Импровизированный художник должен разогреться, он должен взобраться на холм »(Морено, 1946/1985, с. 36).

    И все же человек должен также сконцентрироваться и самоорганизоваться, чтобы сообщить — драматически или иначе — все, что возникает, что может быть нечетким или даже искаженным.Две фазы непрерывно взаимодействуют во время спонтанно-творческого акта, напоминающего двухфазный «регресс на службе эго» (Kris, 1936/1952), который позволяет поддерживать контакт с основными физическими и ментальными позициями и с различными способами мышления. (Кнафо, 2002). Эту сложность красноречиво описал Морено:

    .

    В спонтанно-творческом разыгрывании эмоции, мысли, процессы, предложения, паузы, жесты, движения и т. Д., Кажется, первыми бесформенно и анархистски распадаются на упорядоченную среду и устойчивое сознание.Но в процессе их развития становится ясно, что они принадлежат друг другу, как тона мелодии; что они по отношению к клеткам нового организма. Беспорядок — это только внешний вид; внутри существует постоянная движущая сила, пластическая способность, побуждение принять определенную форму (Морено, 1946/1985, стр. 36).

    Хотя переход от «анархической моды» к «упорядоченному и устойчивому сознанию» можно было бы понять, , как переход к преобладанию психических процессов — снизу вверх к сверху вниз, я не думаю, что это так. .Это движение представляет собой процесс, который создает новое понимание, и, следовательно, его нельзя идентифицировать как восходящий (культурно консервативный) феномен, а скорее как перестройку текущих ментальных представлений и, следовательно, непрерывный по своей природе с предшествующим спонтанно-творческим состоянием ума . Это различие важно для понимания спонтанности в том виде, в каком ее понимал Морено:

    Одним из вкладов исследования спонтанности было признание различных фаз и степеней спонтанности как одного непрерывного процесса, уменьшения и потери спонтанности, импульсивной абреакции и патологических эксцессов, а также адекватной и дисциплинированной спонтанности, продуктивной и творческой спонтанности.Другой вклад заключался в признании того, что спонтанность действует не в вакууме, а по отношению к уже структурированным явлениям, культурным и социальным заповедникам. Спонтанность — это функция организации (1953, с. 545).

    В конце концов, этот процесс может быть объединен в долговременную память, превратившись в новую сохраняемую нисходящую базовую линию. Лучше всего это может быть представлено в оригинальной концепции Морено (1946/1953) — «катарсис интеграции». Он считал катарсис как:

    .

    Процесс, который сопровождает каждый тип обучения, не только поиск разрешения конфликта, но и самореализацию, не только освобождение и облегчение, но также равновесие и покой.Это не катарсис отреагирования, а катарсис интеграции (1953, с. 546).

    Морено считал, что как следствие смены ролей, актер-пациент имеет возможность найти и реорганизовать себя, «собрать вместе элементы, которые, возможно, были разделены коварными силами, интегрировать их и чтобы достичь чувства силы и облегчения, катарсиса интеграции (в отличие от катарсиса абреакции) »(1953, с. 85). Можно с уверенностью сказать, что через длинную цепочку ролей и взаимодействий, диалогических последовательностей и пауз, моментов медитации и принятия решения психодрама направлена ​​на интеграцию главного героя с его со-актерами и зрителями драмы в более свободное пространство. и более спонтанное сообщество, в групповом микрокосмосе и за его пределами.В результате психодрама должна рассматриваться в первую очередь как восходящий метод и процесс. Нарушая прогнозы и ожидания, психодрама мешает нисходящей обработке и культивирует мгновенный, зависимый от стимула опыт от начала до конца.

    Ограничения и заключение

    Хотя настоящие аргументы ясно указывают на зависящее от прошлого ограничение познания, справедливо отметить, что ранее была представлена ​​противоположная точка зрения, в соответствии с которой обработка сверху вниз дает агенту свободу от непосредственности (Shadlen and Gold, 2004). ), не будучи «ограниченным тем, что возникает как прямая реакция на входной стимул» (Smallwood et al., 2013, с. 120). Обозначение внимания к ближайшему окружению как свобода или плен кажется вне экспериментальных соображений и может состоять из личных предпочтений, выходящих за рамки данной статьи. Достаточно упомянуть, что центральная роль внимания к непосредственности отводится в практике дзэн / буддийской медитации и в ее современном аналоге — медитации осознанности. Связь последнего с драматической терапией является новаторской и недавно обсуждалась в других источниках (см .: Gluck, 2013; Schuchner, 2016; Yaniv and Kedem, 2017).

    Возникает более объективная проблема, связанная с отсутствием эмпирического консенсуса относительно нейробиологии творчества (Arden et al., 2010; Dietrich and Kanso, 2010; Sawyer, 2011), что поднимает такие вопросы, как относительная важность нисходящего и . восходящая обработка в творчестве (Thompson-Schill et al., 2009; Benedek et al., 2011), или можно ли выделить творчество в отдельные области мозга (Abraham, 2013; Jung et al., 2013). Вероятное объяснение этих несоответствий заключается в том, что результаты отдельных исследований сформулированы в общих чертах, в то время как ни творчество, ни спонтанность не следует рассматривать как единое целое.Например, при рассмотрении отдельных компонентов общих творческих способностей (например, дивергентного мышления) появляющаяся литература дает относительно последовательные результаты, указывая на важность функциональной связи между различными областями мозга (Beaty et al., 2014, 2016).

    Знакомство психодраматистов с концептуализацией «снизу вверх / сверху вниз» является новым и важным моментом, поскольку оно может дать им другой взгляд на их фактические вмешательства, открывая тем самым новые возможности для развития психодраматической теории и практики, а также может преобразовать психодраму в более научный свет.С другой стороны, привнесение спонтанности — с психодраматической точки зрения — в нейрокогнитивную науку может оказаться полезным, поскольку оно может показать, как быстрая, спонтанная, неизвестная сторона нашего разума может вызвать уместные, компетентные и умелые реакции «при работе с ситуация, однако, малая или большая проблема ее новизны »(Морено, 1955, стр. 109). Это также может открыть богатый набор экспериментальных процедур в действии, которые в настоящее время отсутствуют в этой области (Янив, 2014a).Например, в исследовании дивергентного мышления открытость опыту концептуализировалась как «склонность к творческому, творческому и абстрактному познавательному процессу» (Beaty et al., 2016, p. 773) и оценивалась с помощью анкет со шкалой. . Со спонтанной точки зрения, открытость опыту могла бы быть достоверно оценена посредством фактического участия в некоторых импровизационных творческих действиях . Использование этого вида исследовательского инструмента сделало бы результаты выявления более ценными для реальных жизненных ситуаций и клинических приложений (Cole, 2001; Nadar and McDowd, 2008; Beidas et al., 2014; Янив, 2014а). Психодрама успешно воплощает это видение в жизнь более века. Другие клинические традиции, такие как современная психоаналитическая психотерапия, начали включать некоторые из этих уникальных характеристик совсем недавно (Rothenberg, 1988; Modell, 1997, 2009; Stern, 2007; Wachtel, 2009). Проблема когнитивных наук остается.

    Авторские взносы

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноски

    1. Однако отношения терапевта и клиента включают в себя регрессивный компонент, который имеет тенденцию увеличивать напряжение в отношениях и, следовательно, увеличивает возможность искажений переноса.
    2. Это, конечно, может внести терапевтический вклад, приводя к трансформации терапевта из «объекта» в субъект.
    3. Обычно включая искусство, музыку, драму, танец / движение, поэзию / творческое письмо, библиотерапию, игры и песочные игры.
    4. Философская и теоретическая основа классической психодрамы обширна, и здесь задействованы лишь некоторые избранные элементы. Заинтересованным читателям рекомендуется обратиться к: Морено (1946/1985, 1953), Морено и Морено (1956, 1975), Морено и др. (2000), Хорватин и Шрайбер (2006), фон Амельн и Визер (2014).

    Список литературы

    Ауликино, Дж.(1954). Критика теории спонтанности Морено. Групповой психотерапевт. 7, 148–158.

    Google Scholar

    Бити, Р. Э., Бенедек, М., Уилкинс, Р. В., Яук, Э., Финк, А., Сильвия, П. Дж. И др. (2014). Творчество и сеть по умолчанию: функциональный анализ связности творческого мозга в состоянии покоя. Neuropsychologia 64, 92–98. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2014.09.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бейдас, Р.С., Кросс В. и Дорси С. (2014). Покажи мне, не говори мне: поведенческая репетиция как инструмент обучения и аналога верности. Cogn. Behav. Практик. 21, 1–11. DOI: 10.1016 / j.cbpra.2013.04.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бенедек М., Бергнер С., Конен Т., Финк А. и Нойбауэр А. К. (2011). Альфа-синхронизация ЭЭГ связана с нисходящей обработкой в ​​конвергентном и дивергентном мышлении. Neuropsychologia 49, 3505–3511.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2011.09.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бергсон, Х. (1911). Creative Evolution , Нью-Йорк, Нью-Йорк: Генри Холт и Ко.

    Google Scholar

    Бертоне А., Моттрон Л., Еленич П. и Фоберт Дж. (2005). Повышенная или ограниченная обработка зрительно-пространственной информации при аутизме зависит от сложности стимула. Мозг 128, 2430–2441 doi: 10.1093 / brain / awh561

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бидерман, И.(1987). Распознавание по компонентам: теория понимания человеческого образа. Psychol. Ред. 94, 115–147. DOI: 10.1037 / 0033-295X.94.2.115

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Билалич, М., Маклеод, П., и Гобет, Ф. (2010). Механизм эффекта einstellung (set): распространенный источник когнитивных искажений. Curr. Реж. Psychol. Sci. 19, 111–115. DOI: 10.1177 / 0963721410363571

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Блатнер, А.(2000). Основы психодрамы: история, теория и практика. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer Publishing Co.

    Google Scholar

    Богашина О. (2003). Проблемы сенсорного восприятия при аутизме и синдроме Аспергера. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джессика Кингсли.

    Google Scholar

    Богжио П. С., Фрегни Ф., Валасек К., Эллвуд С., Чи Р., Галлат Дж. И Снайдер А. (2009). Электрическая стимуляция коры височной доли во время фазы кодирования и извлечения снижает количество ложных воспоминаний. PLoS One 4: e4959. DOI: 10.1371 / journal.pone.0004959

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брокман Р. (1998). Карта разума: к науке психотерапии. Коннектикут: Психосоциальная пресса.

    Google Scholar

    Брокман Р. (2010). Аспекты психодинамической нейропсихиатрии I: эпизодическая память, перенос и странная парадигма. J. Am. Акад. Психоанал. Дин. Психиатрия 38, 693–710.DOI: 10.1521 / jaap.2010.38.4.693

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крисику, Э. Г., Гамильтон, Р. Х., Кослетт, Х. Б., Датта, А., Биксон, М., и Томпсон-Шилл, С. Л. (2013). Неинвазивная транскраниальная стимуляция постоянным током левой префронтальной коры способствует когнитивной гибкости при использовании инструмента. Cogn. Neurosci. 4, 81–89. DOI: 10.1080 / 17588928.2013.768221

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Черчленд, П.С., Рамачандран В. С. и Сейновски Т. Дж. (1994). «Критика чистого зрения», в Large-Scale Neuronal Theories of the Brain, eds C. Koch and J. L. Davis (Cambridge, MA: MIT Press), 23–60.

    Google Scholar

    Коул, Д. К. (2001). Психодрама и подготовка судебных адвокатов: в поисках истории. Север. Ill. Univ. Закон Rev. 21, 1–40.

    Google Scholar

    Коннер, Т. С., и Барретт, Л. Ф. (2012). Тенденции в амбулаторном самоотчете: роль сиюминутного опыта в психосоматической медицине. Психосом. Med. 74, 327–337. DOI: 10.1097 / PSY.0b013e3182546f18

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эдельман, Г. М. (1989). Запоминающееся настоящее: биологическая теория сознания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

    Эмберсон, Л. Л., Ричардс, Дж. Э., Аслин, Р. Н. (2015). Нисходящая модуляция в мозге младенца: ожидания, вызванные обучением, быстро влияют на сенсорную кору в 6 месяцев. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112, 9585–9590. DOI: 10.1073 / pnas.1510343112

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Файерстоун, К., Шолль, Б. Дж. (2016). Познание не влияет на восприятие: оценка доказательств для эффектов «сверху вниз». Behav. Brain Sci. 39: e229. DOI: 10.1017 / S0140525X15000965

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фрит У. и Хаппе Ф. (1994). Аутизм: за пределами «теории разума». Познание 50, 115–132. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (94)

    -8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Глюк Дж. (2013). «Осознанность и драматическая терапия: импровизация инсайта и трансформация гнева», в «Терапии внимательностью и искусством: теория и практика», под ред. Л. Раппапорт (Лондон: издательство Джессика Кингсли), 107–116.

    Google Scholar

    Гобет Ф., Снайдер А., Босомайер Т. и Харре М. (2014). Создание «лучшего» мозга: мнения экспертов и ученых. Фронт. Psychol. 5: 470. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00470

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грегори Р. (1980). Восприятие как гипотезы. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 290, 181–197. DOI: 10.1098 / rstb.1980.0090

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаппе, Ф. Г. (1996). Изучение слабой центральной когерентности на низких уровнях: дети с аутизмом не поддаются визуальным иллюзиям. Записка об исследовании. Дж.Child Psychol. Психиатрия 37, 873–877. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.1996.tb01483.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хорватин, Т., и Шрайбер, Э. (2006). Типичная Зерка: сочинения Зерки Тоеман Морено о психодраме, социометрии и групповой психотерапии. Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

    Джозеф Р. М., Кин Б., Коннолли К., Вулф Дж. М. и Хоровиц Т. С. (2009). Почему визуальный поиск лучше при расстройствах аутистического спектра? Dev.Sci. 12, 1083–1096. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2009.00855.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канеман Д. и Риис Дж. (2005). «Жить и думать об этом: два взгляда на жизнь», в Наука о благополучии , ред. Ф. А. Хупперт, Н. Бейлис и Б. Кеверн (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press).

    Google Scholar

    Камарк, Т. В., Шварц, Дж. Э., Шиффман, С., Малдун, М. Ф., Саттон-Тиррелл, К., и Яницки, Д. Л. (2005). Психосоциальный стресс и сердечно-сосудистый риск: какова роль повседневного опыта? J. Pers. 73, 1749–1774. DOI: 10.1111 / j.0022-3506.2005.00365.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Капур Н., Коул Дж., Мэнли Т., Висконтас И., Нинтеман А., Хашер Л. и др. (2013). Позитивная клиническая неврология: исследования в положительной неврологии. Невролог 19, 354–369. DOI: 10.1177 / 1073858412470976

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Карим А.A., Schneider, M., Lotze, M., Veit, R., Sauseng, P., Braun, C., et al. (2009). Правда о лжи: торможение передней префронтальной коры улучшает обманчивое поведение. Cereb. Cortex 20, 205–213. DOI: 10.1093 / cercor / bhp090

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Келлерманн, П. Ф. (1992). В центре внимания психодрама: терапевтические аспекты психодрамы. Лондон: Издательство Джессики Кингсли.

    Google Scholar

    Келлерманн, П.Ф. (1994). «Смена ролей в психодраме», в Психодрама времен Морено: инновации в теории и практике , ред. П. Холмс, М. Карп и М. Ватсон (Лондон: Рутледж), 263–279.

    Google Scholar

    Киколт-Глейзер, Дж. К., Ловинг, Т. Дж., Стоуэлл, Дж. Р., Маларки, В. Б., Лемешоу, С., Дикинсон, С. Л. и др. (2005). Враждебные супружеские взаимодействия, выработка провоспалительных цитокинов и заживление ран. Arch. Gen. Psychiatry 62, 1377–1384. DOI: 10.1001 / archpsyc.62.12.1377

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Киппер Д. А., Грин Д. Дж. И Прорак А. (2010). Взаимосвязь спонтанности, импульсивности и творчества. J. Creat. Ment. Здоровье 5, 39–53. DOI: 10.1080 / 15401381003640866

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кнафо, Д. (2002). Возвращаясь к концепции Эрнста Криса о регрессе на службе эго в искусстве. Психоанал. Psychol. 19, 24–49. DOI: 10.1037 / 0736-9735.19.1.24

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Книлл, П. Дж., Барба, Х. Н. и Фукс, М. Н. (1995). Менестрели души: интермодальная экспрессивная терапия. Торонто: Palmerston Press.

    Google Scholar

    Крис, Э. (1936/1952). Психология карикатуры. В психоаналитических исследованиях в искусстве. Нью-Йорк: International Universities Press, 173–188.

    Google Scholar

    Ли Массон, Х., Булте, Дж., Оп де Бек, Х. П., и Валлравен, К. (2016). Обработка визуальных и тактильных форм в человеческом мозге: унисенсорная обработка, мультисенсорная конвергенция и нисходящие влияния. Cereb. Cortex 26,3402–3412. DOI: 10.1093 / cercor / bhv170

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Macaluso, E., and Doricchi, F. (2013). Внимание и прогнозы: контроль пространственного внимания за пределами эндогенно-экзогенной дихотомии. Фронт. Гм. Neurosci. 7: 685.DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00685

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Махони, М. Дж. (1991). Процессы изменения человека: научные основы психотерапии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

    Мальчиоди, К. А. (2003). «Экспрессивная арт-терапия и мультимодальные подходы», в Справочник по арт-терапии , изд. C.A. Малчиоди (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс), 106–119.

    Google Scholar

    Маркус, Х., и Вурф, Э. (1987). Динамическая самооценка: социально-психологическая перспектива. Annu. Rev. Psychol. 38, 299–337. DOI: 10.1146 / annurev.ps.38.020187.001503

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мартиндейл, К. (1999). «Биологические основы творчества», Справочник по творчеству, изд. Р. Штернберг (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 137–152.

    Google Scholar

    Мирес, Р. (2001). Что произойдет дальше? Модель развития терапевтической спонтанности: комментарий к статье Филиппа А.Рингстрем. Психоанал. Диалоги 11, 755–769. DOI: 10.1080 / 10481881109348641

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллер Б. Л., Каммингс Дж., Мишкин Ф., Бун К., Принс Ф., Понтон М. и др. (1998). Возникновение художественного таланта при лобно-височной деменции. Неврология 51, 978–982. DOI: 10.1212 / WNL.51.4.978

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Митчелл, С. А., и Блэк, М. Дж. (1995). Фрейд и за его пределами, История современной психоаналитической мысли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

    Modell, A.H. (2009). Метафора — мост между чувствами и знаниями. Психоанал. Inq. 29, 6–11. DOI: 10.1080 / 073516

    246890

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Морено, Дж. Д. (1989). Автобиография Дж. Л. Морено, доктора медицины (в сокращении). J. Group Psychother. Психодрама Социома. 42, 3–52.

    Google Scholar

    Морено, Дж. Л. (1939). Психодраматическая шоковая терапия: социометрический подход к проблеме психических расстройств. Социометрия 1: 5. DOI: 10.2307 / 2785395

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Морено, Дж. Л. (1953). Кто выживет? Основы социометрии, групповой психотерапии и социодрамы. Маяк, Нью-Йорк: Дом Маяка.

    Google Scholar

    Морено, Дж. Л. (1970). Триадная система, психодрама-социометрия-групповая психотерапия. Групповой психотерапевт. Психодрама 23:16.

    Google Scholar

    Морено, Дж.Л., Морено З. Т. (1956). Психодрама: основы психотерапии , Vol. 2, Маяк, Нью-Йорк: Дом Маяка.

    Google Scholar

    Морено, Дж. Л., и Морено, З. Т. (1975). Психодрама: действие и принципы практики , Vol. 3, Маяк, Нью-Йорк: Дом Маяка.

    Google Scholar

    Морено, З. Т., Бломквист, Л. Д., и Рутцель, Т. (2000). Психодрама, избыточная реальность и искусство исцеления. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Морено, Дж.Л. (1946/1985). Психодрама , Vol. 1, 4-е изд. Маяк, Нью-Йорк: Дом Маяка.

    Google Scholar

    Мамфорд Д. (1992). О вычислительной архитектуре неокортекса. Biol. Кибернет. 66, 241–251. DOI: 10.1007 / BF00198477

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Оремланд Дж. (1991). Интерпретация и взаимодействие: психоанализ психотерапии? Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса.

    Google Scholar

    Пирс, К.С. (1935). Сборник статей Чарльза Сандерса Пирса, Vol. 5, ред. К. Хартшорн и П. Вайс (Кембридж: издательство Гарвардского университета).

    Google Scholar

    Pellicano, E., and Burr, D. (2012). Когда мир становится «слишком реальным»: байесовское объяснение аутичного восприятия. Trends Cogn. Sci. 16, 504–510. DOI: 10.1016 / j.tics.2012.08.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Плейстед, К., О’Риордан, М., Барон-Коэн, С.(1998a). Усиленное распознавание новых, очень похожих стимулов взрослыми с аутизмом во время задачи перцептивного обучения. J. Child Psychol. Психиатрия 39, 765–775.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Плейстед, К., О’Риордан, М., Барон-Коэн, С. (1998b). Улучшенный визуальный поиск конъюнктивной цели при аутизме: примечание к исследованию. J. Child Psychol. Психиатрия 39, 777–783.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Ротенберг, А.(1988). Творческий процесс психотерапии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: W.W. Norton & Co.

    Google Scholar

    Сакс О. (2007). Musicophilia: Tales of Music and the Brain. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательская группа Knopf.

    Google Scholar

    Сапольский, Р. М. (2004). Почему у зебр не появляются язвы: известное руководство по стрессу, связанным со стрессом заболеваниям и борьбе с ними. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Холт в мягкой обложке.

    Google Scholar

    Сойер, К.(2011). Когнитивная нейробиология творчества: критический обзор. Creat. Res. J. 23, 137–154. DOI: 10.1080 / 10400419.2011.571191

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шухнер, Г. (2016). «Медитация и драматерапия», в Routledge International Handbook of Dramatherapy , ред. С. Дженнингс и К. Холмвуд (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж), 335–347.

    Google Scholar

    Шадлен М. Н., Голд Дж. И. (2004). Нейрофизиология принятия решений как окно познания. Cogn. Neurosci. 3, 1229–1441.

    Google Scholar

    Смоллвуд, Дж., Типпер, К., Браун, К., Бэрд, Б., Энген, Х., Майклс, Дж. Р. и др. (2013). Уход от «здесь и сейчас»: свидетельство роли сети режима по умолчанию в перцептуально развязанном мышлении. Нейроизображение 69, 120–125. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2012.12.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смит, Дж., Оккенфельс, М. К., Портер, Л., Киршбаум, К., Хеллхаммер, Д. Х., и Стоун, А. А. (1998). Факторы стресса и настроение, измеряемые на мгновенной основе, связаны с секрецией кортизола в слюне. Психонейроэндокринология 23, 353–370. DOI: 10.1016 / S0306-4530 (98) 00008-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Снайдер А. (2009). Объяснение и развитие навыков ученых: привилегированный доступ к более низкоуровневой, менее обрабатываемой информации. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 364, 1399–1405.DOI: 10.1098 / rstb.2008.0290

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Снайдер А., Бахрамали Х., Хоукер Т. и Митчелл Д. Дж. (2006). Навыки численности, подобные савантам, проявляются у нормальных людей с помощью магнитных импульсов. Восприятие 35, 837–845. DOI: 10.1068 / p5539

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Снайдер А. В. и Митчелл Д. Дж. (1999). Является ли целочисленная арифметика фундаментальной для умственной обработки? Секретная арифметика ума. Proc. R. Soc. Лондон. B 266, 587–592. DOI: 10.1098 / rspb.1999.0676

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Снайдер А. В., Малкахи Э., Тейлор Дж. Л., Митчелл Д. Дж., Сачдев П. и Гандевия С. С. (2003). Навыки, подобные савантам, проявляются у нормальных людей путем подавления левой лобно-височной доли. J. Integr. Neurosci. 2, 149–158. DOI: 10.1142 / S0219635203000287

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Снайдер, А., Bossomaier T. и Mitchell DJ. (2004). Формирование концепции: атрибуты «объекта» динамически подавляются сознательным осознанием. J. Integr. Neurosci. 3, 31–46. DOI: 10.1142 / S0219635204000361

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стерн, Д. Н. (2007). Комментарий к статье Филиппа А. Рингстрем. Психоанал. Диалоги 17, 101–103. DOI: 10.1080 / 10481880701301790

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Stolorow, R.D., и Lachmann, F.М. (1984/1985). Перенос: будущее иллюзий. Annu. Психоанал. 12–13, 19–37.

    Google Scholar

    Томпсон-Шилл, С. Л., Рамскар, М., и Хрисику, Э. Г. (2009). Познание без контроля: когда небольшая лобная доля имеет большое значение. Curr. Реж. Psychol. Sci. 18, 259–263. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2009.01648.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трефферт, Д. А. (2005). «Синдром саванта при аутическом расстройстве», в . Последние достижения в исследованиях аутизма, , изд.М. Ф. Казанова (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Nova Science Publishers), 27–55.

    Google Scholar

    Трефферт, Д. А. (2009). Синдром саванта: исключительное состояние. Синопсис: прошлое, настоящее, будущее. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 364, 1351–1357. DOI: 10.1098 / rstb.2008.0326

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Treffert, D. A., and Rebedew, D. L. (2015). Регистр синдрома Саванта: предварительный отчет. WMJ 114, 158–162.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Ульман, С. (1995). Поиск последовательности и встречные потоки: вычислительная модель двунаправленного информационного потока в зрительной коре. Cereb. Cortex 5, 1–11. DOI: 10.1093 / cercor / 5.1.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Варела, Ф. Дж. (1987). Прокладывая путь в ходьбе: взгляд биолога на новую биологию. Cybernetic 2, 6–15.

    Google Scholar

    Варела, Ф.Дж., Томпсон, Л., и Рош, Э. (1991/2016). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    фон Амельн Ф. и Визер М. (ред.). (2014). Повторное посещение Якоба Леви Морено — Ein Schöpferisches Leben: Zum 125. Берлин: Springer Fachmedien Wiesbaden GmbH.

    Google Scholar

    Вахтель, П. Л. (2009). Познание себя изнутри, познание себя извне: «внутренний» и «внешний» миры и их связь посредством действия. Психоанал. Psychol. 26, 158–170. DOI: 10.1037 / a0015502

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уилсон, Дж. (2011). Психодрама и когнитивно-поведенческая терапия: дополнительные спутники (часть 1). Group Psychol. 21, 10–17.

    Google Scholar

    Янив Д. (2011). Пересмотр моренианской психодраматической встречи в свете современной нейробиологии: взаимосвязь между сочувствием и творчеством. Arts Psychother. 38, 52–58.DOI: 10.1016 / j.aip.2010.12.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янив Д. (2012). Динамика творчества и сочувствия при смене ролей: вклад нейробиологии. Rev. Gen. Psychol. 16, 70–77. DOI: 10.1037 / a0026580

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янив Д. (2014а). Не думайте, а делайте что-нибудь: призыв к действию в психологической науке. Arts Psychother. 41, 336–342. DOI: 10.1016 / j.aip.2014.03.005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янив Д. (2014б). Теле и социальный атом: творчество Дж. Л. Морено с точки зрения нейропсихологии. Герман J. Psychodrama Sociom. 13, 107–120. DOI: 10.1007 / s11620-014-0225-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янив Д., Кедем М. (2017). В отношениях: интимные механизмы драматургии в содействии изменениям. PsycCRITIQUES 62:27.

    Google Scholar

    Ярдли-Матвейчук, К.М. (1997). Ролевая игра: теория и практика. Лондон: Публикации SAGE.

    Google Scholar

    Цверлинг, И. (1979). Художественная терапия как «настоящая терапия». Psychiatr. Серв. 30, 841–844. DOI: 10.1176 / пс.30.12.841

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    (Воспринимаемое) значение спонтанных мыслей — Статья — Факультет и исследования

    Аннотация

    Спонтанные мысли, результат широкой категории неконтролируемых и недоступных психических процессов более высокого порядка, часто возникают в повседневной жизни.Кажущаяся случайность, из-за которой возникают спонтанные мысли, может дать людям веские основания отвергать их как бессмысленные. Мы предполагаем, что именно отсутствие контроля и доступа к процессам, в результате которых они возникают, заставляет людей воспринимать спонтанные мысли, чтобы раскрыть значимое самоанализ. Следовательно, спонтанные мысли сильно влияют на суждения. Серия экспериментов предоставляет доказательства, подтверждающие две гипотезы. Во-первых, мы предполагаем, что чем больше мысль воспринимается как спонтанная, тем больше она воспринимается как обеспечивающая значимое самоанализ.Участники воспринимали более спонтанные виды мыслей, чтобы раскрыть большее самопознание, чем более контролируемые виды мышления в Исследовании 1 (например, интуиция против обдумывания), и воспринимали мысли с тем же содержанием и целью, чтобы раскрыть большую самооценку, когда они спонтанно возникли, чем преднамеренно. в исследованиях 2 и 3 (т. е. сформировались детские воспоминания и впечатления, соответственно). Во-вторых, мы предполагаем, что более глубокое самопознание, связанное с мыслями, которые являются (воспринимаются как) спонтанными, приводит к тому, что эти мысли сильнее влияют на суждения.Участники чувствовали большее сексуальное влечение к привлекательному человеку, о котором они думали спонтанно, чем намеренно в исследовании 4, и сообщили, что их приверженность текущим романтическим отношениям будет больше затронута спонтанными, чем преднамеренными воспоминаниями о хорошем или плохом опыте с их партнером в исследовании. 5.
    Многие человеческие мысли возникают непрошеным образом, спонтанно вторгаясь в сознание. Мысль и имя бывшего любовника могут прийти в голову во время ужина с супругой.Или, что еще хуже, это может выпалить во время интимного момента. Поскольку нет никаких следов прошлого любовника, у этой мысли нет очевидной причины. В последнем случае это почти наверняка происходит непреднамеренно, учитывая его потенциальные последствия. Кажущаяся случайность таких мыслей может дать повод отвергнуть их как блуждания беспокойного ума. Мы предполагаем, что именно отсутствие контроля и доступа к процессу, благодаря которому в голову приходят спонтанные мысли, заставляет их восприниматься, чтобы раскрыть особое самопознание.Опираясь на предыдущую теорию и исследования, мы предполагаем, что большее самопознание, которое им приписывается, приводит к тому, что спонтанные мысли оказывают большее влияние на отношения и поведение, чем аналогичные преднамеренные мысли.
    Сравните мысли жены о бывшем любовнике при просмотре ее ежегодника с той же мыслью во время интимного момента с ее мужем. В первом случае причина возникновения этой мысли ясна («Я думал о нем, потому что я смотрел на его фотографию, вспоминая прошлое»).В последнем случае ей не хватает как контроля над мыслью, так и доступа к ее происхождению. Мы предлагаем, чтобы его очевидная спонтанность побудила ее придать ему особое значение («Почему я должен думать о нем в этот момент, если он не важен?»), И, следовательно, он должен оказывать большее влияние на ее суждения («Я все еще должен иметь чувства к нему «). В этой статье мы сообщаем о серии из пяти исследований, в которых изучается, как воспринимаемая спонтанность мысли влияет на степень, в которой, как считается, она дает значимое самооценку и влияет на суждения.

    Ключевые слова

    Цитата

    Сообщение о творчестве | Хотите вводить новшества? Наука говорит, будь спонтанным!

    Новаторы демонстрируют настойчивое отношение, но они уравновешивают свою сосредоточенность и умственную настойчивость со спонтанным отношением, которое дает им способность мыслить гибко.Спонтанное отношение, одна из 27 характеристик, присущих всем новаторам, заключается в гибкости и немедленном действии на новые идеи и / или возможности. Люди часто переоценивают или чрезмерно анализируют ситуацию или проблему, но это препятствует их способности придумать решение или действие. Новаторы продемонстрировали способность мыслить спонтанно, что делает их процессы принятия решений гибкими и хаотичными. Новаторы предпочитают вести более спонтанный образ жизни, чем стабильный путь. Они не стесняются своих мыслей, что позволяет им думать беспорядочно и подсознательно.Новаторы не особо задумываются о практичности, что помогает им генерировать уникальные идеи.

    Идеи, которые уникальны, но бесполезны, считаются нерелевантными или безумными, поэтому они требуют критического мышления, состоящего из анализа и оценки. Однако одновременно генерировать и оценивать идеи — это все равно что ехать, поставив одну ногу на тормоз, а другую на акселератор. Новаторы уравновешивают спонтанность с настойчивостью, чтобы генерировать и оценивать идеи. После спонтанного генерирования множества идей они работают над другой простой работой; сделать перерыв; расслабляться; или мечты, которые часто приводят к уникальным идеям.Позже, когда они возвращаются к сгенерированным ими идеям, они критически и настойчиво анализируют и оценивают их полезность.

    Тогда как вы можете воспитать свое спонтанное отношение?

    Во-первых, узнайте, что мешает вам жить спонтанно, и удалите это из своей жизни:

    • Обнаружение предсказуемого поведения путем составления списка своих повседневных распорядков, чтобы определить,:
      • Действия в том же порядке
      • На работу каждый день одним и тем же маршрутом
      • Говорите с одними и теми же людьми каждый день
      • Заказать тот же напиток или еду в ресторане

    Во-вторых, встряхните рутину на

    • Не перепланировать и не перепланировать свою жизнь
    • Составление немедленного плана и его выполнение, вместо того, чтобы говорить об этом
    • Эксперименты с новыми способами ведения дел
    • Что-то меняет вокруг себя
    • Стоять, меньше сидеть и больше двигаться
    • Оставляя выбор на волю случая, бросая монету или бросая кости
    • Нарушение плана для более захватывающего
    • Заставить кого-то быть с вами спонтанным
    • Не позволять другим принимать ваши решения за вас
    • Не зацикливаться на мелких решениях
    • Не ставить перед собой никаких ожиданий
    • Следуя своему сердцу, а не логике
    • Отключение от технологий на 24 часа и сохранение дня для чего угодно

    В-третьих, будьте непредсказуемы и заставляйте других гадать.Например:

    • Участвуйте в мероприятиях, которые приведут к захватывающей истории, которой можно поделиться с другими
    • Будьте выразительны и добавьте драматизма ситуации
    • Действуйте в соответствии со своими мыслями или идеями, а не просто думайте о них, и импровизируйте
    • Поэкспериментируйте с разными стилями или цветами, чем вы обычно покупаете или делаете
    • Нарисуйте или раскрасьте, чтобы выразить свои чувства
    • Обрезать кусты новой формы
    • Выучите или используйте другой акцент
    • Носите что-нибудь необычное или смешное
    • Изготовление музыкальных инструментов или игра на них
    • Прогуляйтесь без цели или исследуйте места, где вы никогда не были
    • Попробуйте новый маршрут или способ передвижения — живописный маршрут и / или общественный транспорт или велосипед
    • Посмотреть фильм без трейлера
    • Сделать комплимент случайному незнакомцу
    • Новые знакомства с
      • Идти на вечеринку, никого не зная
      • Сходить на концерт в одиночестве
      • Проведение времени с разными людьми, особенно с пожилыми людьми
      • Восстановление связи со старыми друзьями или людьми из прошлого
    • Будьте неожиданно романтичны со своей второй половинкой с помощью
      • Подарить ему / ей что-то особенное
      • Как много он для вас значит
      • Поедем в живописное место и / или вместе создадим новое воспоминание
      • Выражение привязанности или близости в неожиданное время, способом или в неожиданном месте

    Наконец, оживите свою жизнь, попробовав что-то новое:

    • Приготовьте новый рецепт или используйте ингредиенты, о которых вы никогда не слышали
    • Попробуйте разные или экзотические рестораны
    • Заказать любимое блюдо официанта
    • Попробуйте новое хобби, занятие, урок или упражнение, которого вы никогда не делали до
    • Вступите в книжный клуб
    • Сходите на местный театр, на блошиный рынок или на фермерский рынок
    • Делайте то, что вы обычно не делаете или что вам не нравится
    • Сделайте то, что вас пугает или пугает
    • Делайте то, чем вы любили заниматься в детстве
    • Сделайте то, что вы всегда хотели попробовать
    • Путешествие без плана:
      • Позволить интуиции править днем ​​
      • Делать или пробовать что-то на ходу

    Найдите больше результатов исследования о том, как внедрять инновации в The Creativity Challenge: How We Can Reachting American Innovation , и следите за доктором.Ким @Kreativity_Kim

    Повышение спонтанности и творчества | Молот

    Чтобы прожить жизнь как можно более полно и реализовать весь спектр своих потенциалов, необходимо жить спонтанно и творчески. Однако эта статья не научит вас проявлять творческий подход и спонтанность. В лучшем случае он может дать лишь некоторые подсказки или указатели. «Путешествие» должно быть совершено вами напрямую. Вас нельзя научить быть спонтанным и творческим, как нельзя научить чувствительности или любви, поскольку эти состояния существуют только тогда, когда ум не репетируется или не формируется каким-либо образом.Таким образом, никакой путь, метод или формула никогда не приведут вас к спонтанности или творчеству.

    Никто не может научить вас утрате чувства отдельного самосознания при полном поглощении общения с моментальной действительной реальностью, возникающей внутри и вокруг одного «я», что необходимо для спонтанности и творчества в жизни. Это никогда не может быть результатом какого-либо преднамеренного усилия или надуманного действия, поскольку все такие действия исходят от отдельного «я», как того, кто действует, то есть действующего лица.По этой причине, чем больше усилий вы прилагаете к творчеству, тем меньше может возникнуть творчества и спонтанности. Творчество — это не то, к чему нужно стремиться, но, скорее, это то, что приходит к вам, когда все усилия и преследования заканчиваются, потому что только тогда чувство отдельного самосознания успокаивается. Отсутствие контролируемого, привычного, предопределенного, эгоцентрического мышления и функционирования позволяет новому пониманию возникать творчески или изначально, неограниченно и спонтанно / без усилий. Жить творчески и спонтанно — значит жить без фильтрующего и контролирующего процесса эго, седалищного или направляющего центра отдельного чувства «я».

    Спонтанность довольно часто путают с импульсивностью, и многие действительно импульсивные люди гордятся тем, что считают себя спонтанными. Состояние импульсивности существует, когда чьи-то импульсы подталкивают к неуместному, безрассудному, интенсивно требовательному выражению без согласия эго, и они сильнее, чем эго в его роли наблюдателя и контролера импульсов, прагматически пытаясь сдерживать импульсы, которые могут поставить под угрозу чью-то опасность. продолжение выживания и благополучия.Но в случае спонтанности нет отдельного чувства собственного присутствия, действующего в качестве регулятора. «Я» поглощено полным единением с вызовом, поэтому между осознанием проблемы и ответом на вызов нет промежутка, и в результате ответ на вызов не опосредован заранее определенными интерпретациями и целями. Спонтанность — это действие без процесса фильтрации актера. Спонтанность — это ответ на вызов, на который отреагировали творчески.То есть, когда вызову или стимулу разрешено посягнуть на вас и творчески или неограниченно, неизбирательно вызвать у вас ответ, который он будет, без какого-либо вмешательства со стороны контролирующего « я », тогда акт взаимодействия является считается творческим, а реакция на это взаимодействие — спонтанной.

    Большинство людей пытаются достичь своего рода непосредственности в ответе, которую они называют «спонтанностью», отвергая каждый вариант, который противоречит их чувству идентичности или их представлению о себе, так что у них остается внутреннее чувство последовательности и ясности. что тогда дает свободу реагировать решительно и недвусмысленно.Например, если вы были подвержены внутреннему противоречию с точки зрения сексуальной роли, то есть если вы считали себя совместимым как с мужским, так и с женским представлением о себе, тогда вам было бы очень трудно реагировать на стимул, который требовал выражение вашей сексуальной роли. Внутренне вы бы спросили: «Должен ли я отвечать как мужчина или как женщина?» или «Я очень хочу показать всем, что я мужчина, но это не совсем настоящее чувство во мне, поэтому я должен теперь спросить себя:« Как бы мужской мужчина отреагировал в этой ситуации ».’? » Таким образом, ощущение внутреннего противоречия или непоследовательности мешает спонтанно и адекватно реагировать, если вообще может. В результате вы можете подавить женский компонент в себе, чтобы затем почувствовать внутреннее чувство последовательности и ясности, что все вы — мужские.

    Однако относительная непосредственность ответа — это не та спонтанность, о которой мы говорим в этой статье. Относительно последовательное представление о себе — это не то же самое, что реагирование без направления и контроля какой-либо самооценки.Спонтанность — это гибкое и отзывчивое действие без заботы об использовании действия как средства согласования и подтверждения собственной самооценки или самоопределяемого чувства идентичности. В спонтанности есть неограниченная, неконтролируемая, истинная свобода ответных действий. Без определенного ощущения себя, действующего в качестве контролирующего центра, который связан с приведением поведения в соответствие с собственной самооценкой или чувством идентичности, тогда нет чувства ограничения или ограничения в диапазоне или окружности подходящих вариантов, которые один открыт для рассмотрения и выбора.Не может быть центра или определенного чувства идентичности без наличия окружности, ограниченного диапазона или репертуара возможных вариантов реагирования, согласующихся с этим чувством идентичности. Ответы не могут быть несовместимыми с определенным чувством идентичности, в противном случае чувство идентичности противоречит, опровергается и теряет доверие. Ограничивающая окружность представляет собой весь репертуар ответов, связанных с центром, как самооценку или определенное чувство идентичности.Центр или чувство идентичности не вправе рассматривать и выбирать варианты, которые несовместимы или выходят за рамки (пределы) того, как он себя видит, и его предопределенные привычные способы восприятия и реакции. В этом смысле реальной свободы ответа быть не может. Реакция обусловлена, предопределена или ограниченно зависит от ее необходимости быть совместимой с определенным образом себя, который человек хочет изобразить и утверждать себе и другому человеку.Но когда есть бесцентровое или неопределенное, неконтролируемое сознание, тогда есть настоящая свобода, потому что тогда нет ограничивающей окружности или заранее определенного ограниченного диапазона реакций, которые согласуются с определенным чувством идентичности и поддерживают их. связанный, предопределенный, привычный, режим просмотра и реакции. Только тогда возникает настоящая спонтанность.

    Не может быть подлинной спонтанности, когда «я» фрагментировано, то есть когда оно разделено на различные компоненты, концепции и уровни сознания.Если Я фрагментировано на различные конфликтующие самоинтерпретации и конкурирующие психологические потребности, тогда все фрагментированные и различные аспекты Я, как сознательные, так и бессознательные, конкурируют друг с другом, чтобы говорить от имени или представлять себя в своем ответе на вызов или стимул. Эта внутренняя конкуренция делает невозможным спонтанность. Чтобы казаться спонтанным, можно затем позволить самому непосредственному или доминирующему аспекту себя выразить себя импульсивным, несоответствующим образом.

    Что делает невозможным быть спонтанным и творческим, так это тот факт, что вы бежите от отказа от отдельного чувства «я» или определенной идентичности. Для большинства людей очень пугающая перспектива — отказаться от ощущения себя и быть не определенной вещью не потому, что это по своей сути ужасно как действительный факт, а скорее потому, что вменяемая коннотация или ярлык «ничто» так беспокоит. Он имеет тенденцию ассоциироваться с психологической смертью, небытием, пустотой, исчезновением, бесполезностью, слабостью, уязвимостью и т. Д.Поскольку коннотации сильно негативны, вы предполагаете, что этот факт также является чем-то абсолютно негативным или совершенно неприемлемым, и, следовательно, вы не пытаетесь выяснить, что это такое на самом деле. Однако при исследовании можно обнаружить, что на самом деле отсутствие определенных вещей означает абсолютную простоту, которая приносит глубокое чувство радости и покоя; потому что, будучи ничтожеством, вы тогда едины с движением самой жизни. Поскольку вы так ужасно боитесь быть простым, вы пытаетесь усложнить себя, приукрашивая и развивая себя и свое имущество, например, в том, как вы одеваетесь, в машине, на которой вы водите, и в доме, в котором вы живете. а также путем накопления фантазий или впечатляющих концептуальных интерпретаций себя, других и реальности.Чем пустее внутри, вы боитесь, что вы более сложны и приукрашены, вы делаете себя и имущество, с которым вы отождествляете себя, включая свои психологические накопления, а также физическое имущество.

    Когда вам становится скучно и вы стремитесь изменить себя, это обычно происходит в одной и той же сфере сложного, а не от сложного к простому. Изменение в сфере комплекса — это вовсе не истинное изменение, а всего лишь изменение. Изменение — это всего лишь модифицированная непрерывность, тогда как реальное изменение включает в себя истинное преобразование.Так, например, если вы меняете синий костюм на коричневый, потому что он лучше соответствует конкретным требованиям вашей внешней среды, то вы совершили изменение, но не изменение. Владелец одежды по-прежнему остается тем же самым; следовательно, имеет место только измененная непрерывность. Изменение своего поведения, которое на самом деле является внешним по отношению к нему, в основном то же самое, что и изменение одежды. Чтобы произошли настоящие изменения, необходимо каким-то образом трансформировать носителя одежды и исполнителя своих действий.Истинная трансформация — это когда сложное становится простым: то есть настоящее изменение происходит не тогда, когда происходит изменение в концепции, образе или представлении о самом себе, а, скорее, когда происходит отождествление со всеми без исключения концепциями, определениями и образами. я превосходит. Тогда говорят, что человек действительно трансформируется, действительно просто, как неопределенная естественная целостность или самосогласованность бытия.

    Многие люди ошибочно полагают, что простота означает уменьшение разнообразия их жизни.Быть простым — это не то же самое, что сократить количество видов деятельности, которыми человек занимается. Таким образом, человек, уходящий с работы, может полагать, что он упрощает свою жизнь, но на самом деле все, что он делает, — это изменяет средства, которыми он украшает сам. До выхода на пенсию он приукрашивал себя успехом в бизнесе, а теперь приукрашивает себя, добиваясь успеха в игре в гольф, на рыбалке или в других развлекательных мероприятиях. Чтобы быть действительно простым, мотивы должны быть простыми, и не обязательно просто сокращать количество видов деятельности, которыми он занимается.Вы можете жить как отшельник в пещере и при этом оставаться сложным, если ваши желания и амбиции состоят в психологическом расширении или возвышении себя каким-либо образом, например, в получении большей степени духовного возвышения или чувства покоя. Таким образом, истинная простота возможна только тогда, когда погашено стремление к тому, чтобы сделать «я» больше; только когда есть удовлетворение быть ничем, кроме сиюминутной реальности, с которой сталкиваются напрямую, без интерпретирующих и воображаемых приукрашений. Это единственный способ положить конец раздельному самосознанию и единственный способ быть в единстве с сиюминутной реальностью в ее неприукрашенной непосредственности.Только тогда возникает настоящая простота, а значит, настоящая непосредственность и творчество. Любая другая форма «спонтанности» или «творчества» носит надуманный характер, и то, что надумано, является антитезой подлинного творчества и спонтанности, то есть того состояния, когда изобретательное «я» отсутствует.

    Креативность, в частности, представляет собой открытое, пассивное и восприимчивое состояние ума, в котором сознание встречает противодействующий вызов без отрепетированных или заранее определенных условий, ожиданий или приверженности этому вызову.Это включает в себя разрешение стимулу действовать внутри вас и запускать в вас все, что он пожелает, без какого-либо вмешательства со стороны вашего «я», чтобы предопределить его реакцию или реакцию. Когда сознание не закреплено или не облечено ментальной смирительной рубашкой, тогда оно открыто и восприимчиво к влияниям бессознательного и, в результате, у человека есть доступные для решения любой проблемы или проблемы соответствующие элементы как из сознания, так и из бессознательного. Когда только одно сознание задействовано в вызове или проблеме, способность справляться с ними всегда неполна и фрагментирована.Это было бы так, как если бы корабль, путешествующий ночью, рассматривал бы только поверхностную часть айсберга как угрозу, но не принимал бы во внимание подводный аспект айсберга. Таким образом, когда вы находитесь в творческом состоянии ума, вы вкладываете больше себя, чем ваше сознательное осознание, в каждую проблему и вызов в жизни. Вы приходите в каждую ситуацию, которая сталкивается с вами как с целостной личностью, с интегрированной психикой как сознательных, так и бессознательных релевантных факторов.

    Когда разум предопределен, тогда это закрытый разум, невосприимчивый к тому, что может вторгнуться из бессознательного, что может иметь отношение к ситуации.Непривязанный разум — это сознание, которое не движется к чему-то или не стремится достичь заранее определенных целей, а также увековечивать и подтверждать заранее определенные, привычные способы восприятия, интерпретации и функционирования. Он не стремится к тому, чтобы стать или достичь какой-либо конкретной предопределенной вещи. Следовательно, подход к ситуации с надеждой на достижение какой-либо цели препятствует творческому взаимодействию с этой ситуацией или неограниченному, гибкому способу рассмотрения ситуации и реакции на нее.

    Вероятно, вы заметили, например, что если вам нужно было выступить с публичной речью, но сделать это импровизированно, а не на основе заранее подготовленного текста, то это, как правило, дает гораздо больше возможностей для интересных нюансов, ассоциаций и иллюстративных примеров для войти в ваш разум, что привело к гораздо более интересной презентации. Однако обычно ваша неуверенность заставляет вас чрезмерно репетировать, и вы используете структуру как костыль, опасаясь, что без нее вы можете «упасть ничком».Вы вложены в какой-то имидж или концепцию адекватности, и вы полагаете, что чрезмерная подготовка гарантирует ваши успехи, что, таким образом, сохранит и подтвердит образ адекватности, с которым вы отождествляете себя. Но неизменно такая презентация оказывается скучной, скучной и безжизненной. Когда нет возможности для творчества войти внутрь, тогда без того элемента обновления, присутствующего или потенциально доступного, человек обязательно воспринимает то, что представляется, как лишенное жизненной силы, и почти автоматическая реакция на это осознание — скука и сонливость.Научитесь помещать свой разум туда, где находится ваше тело, и вы будете входить в любую ситуацию как полностью интегрированный и творческий человек. Обычно ваш разум блуждает, потому что вы чувствуете себя слишком неуверенно и напуганно, чтобы поставить под угрозу образ или концепцию, с которыми вы отождествляете себя, поэтому в результате ваш разум занят попытками контролировать, предвидеть ситуацию и быть на высоте. Это, конечно, разрушает возможность возникновения творческой реакции. Страх и творчество несовместимы.

    Страх жаждет власти, чтобы вести, направлять и защищать.Это общепризнанный трюизм, что диктаторы и абсолютные власти с большей вероятностью выйдут на сцену, когда люди напуганы. Неуверенность требует указания направления и структуры. Авторитет заставляет подражать и копировать поведение, а подражание противоположно творчеству. Чтобы быть по-настоящему творческим, нужно быть свободным как от внутренних, так и от внешних форм власти. Внешне такие формы власти, как родители, учителя, духовенство и политические лидеры, часто разрабатывают планы или заранее определенные руководящие принципы поведения и мышления, которые являются деструктивными препятствиями для процесса подлинного творчества, включая неограниченный, неконтролируемый, легкий, спонтанный поток новое понимание.Внутренне формы власти, такие как социально обусловленная совесть (в отличие от подлинной совести, исходящей из нашей основной целостности), идеализированные образы или самооценки, самооценки и различные виды стандартов, принципов, ценностей и убеждений — все требуют соответствие заранее определенным руководящим принципам или шаблонам. Человек может быть творческим только тогда, когда мысль свободна от шаблонов и условностей. Только когда сознание свободно течет, оно может светить там, где пожелает. Чувство самосознания, или «я», полностью состоит из обусловленных и шаблонных реакций, и поэтому творчество существует только тогда, когда сознание свободно от влияния своего эгоцентрического центра, «я», включающего предопределенные интерпретации себя и конкретных ситуаций.

    Читателю не следует путать творчество с оригинальностью или уникальностью какой-либо продукции. Быть другим или новаторским — не обязательно то же самое, что быть творческим. Креативность — это особая неуловимая или неопределенная, неконтролируемая, неограниченная позиция, которую человек занимает по отношению ко всем аспектам жизни. Это может или не может закончиться оригинальными или новаторскими произведениями, такими как картина, стихотворение или музыкальное произведение, в зависимости от конкретных врожденных талантов или навыков человека.Довольно часто то, что мы называем творческой продукцией, действительно зависит от нарциссической неспособности ее «создателя» общаться или тесно взаимодействовать с другими, что приводит к сильному внутреннему стремлению к самовыражению. Но поскольку ему неудобно выражать себя во взаимодействии с другими людьми, для взаимодействия он использует только продолжение себя. Музыкальный инструмент, холст художника, пластилин скульптора или пишущая машинка и бумага — все это продолжение самого человека, и он нарциссически изливает в него все то сдерживаемое внутри себя я, которым он не может поделиться с другими.В то время как человек, который действительно живет творчески, свободен от напряжения, которое так часто служит стимулом для нарциссически мотивированного художественного производства, потому что он постоянно отдает себя в поглощении постоянного общения с каждой противоборствующей реальностью. По этой причине он с меньшей вероятностью будет испытывать напряжение сдерживаемого « я », неспособного сдаться кому-либо вне себя, кроме своей художественной среды, и, следовательно, его не обязательно заставляют создавать художественные творения, если только он не перемещается. сделать это как выражение признательного понимания определенных аспектов жизни и / или как заботливый дар человеческому сообществу.Люди, которые не движимы сильным стремлением к самовыражению (которое часто называют творчеством), все же могут вносить свой вклад в творческую деятельность. Они могут это сделать, но мотивация будет заключаться не в первую очередь в нарциссической самоориентированной озабоченности многих художников, а, скорее, в бескорыстной заботе или любви, которые они испытывают к другим, и их желании достичь большого числа людей. людей, чтобы поделиться и помочь другим каким-то образом испытать то, что они переживают.

    Для того, чтобы жить творчески, вы должны оставаться без следа, без желобков. Подобно тому, как ритмы на грампластинке позволяют выразить только одну песню, точно так же и треки или ритмы нашего собственного обусловленного мышления также позволяют вам петь только одну песню себя, т. Е. Предопределенное мышление ограничивает выражение нашего собственного «я». энергии и опыта в соответствии с заранее определенными шаблонами или руководящими принципами. Если, например, вы отождествляете себя со своей концепцией интеллекта, вы будете петь одну и ту же песню снова и снова для всех, кого встретите; по сути, эти слова гласят: «Привет, все, посмотрите, какой я умный.«В отличие от терминологии, которую используют многие молодые люди, если ваша жизнь« отличная », значит, вы действительно в плохом состоянии. Канавки и дорожки ведут только к одной и той же заранее определенной станции, и снова и снова вы совершаете одно и то же «путешествие». Каждый раз, совершая «путешествие», вы притворяетесь, что ваша самооценка или идеализированный образ получили гораздо большее подтверждение. В истинном смысле слова «заводной», вероятно, подразумевается молодыми людьми (на жаргоне конца 1960-х годов), что человек идеально вписывается в естественный поток жизни, но на самом деле жизнь есть слишком капризный, непредсказуемый, спонтанный и творческий, чтобы всегда можно было следить за его плавными движениями.Только тот, кто полностью настроен на жизнь, потому что он не направляется и не движется какой-то внутренней личностной сущностью, или ограниченно определенным, жестко контролируемым, нарциссически самовлюбленным чувством идентичности, может общаться с жизнью настолько чутко, чтобы иметь возможность быть со всеми его нюансами и тонкостью.

    Итак, вместо того, чтобы быть отслеживаемым и нарезанным, как пластинка для фонографа, научитесь «петь свою собственную песню и играть свою собственную музыку». Однако для этого нужно быть не певцом, а песней.Прекрасные проявленные явления не обладают красотой сами по себе, но вместо этого происходят из непроявленного нуминозного великого таинственного Источника, который пребывает внутри этих явных явлений и между ними. Джебран говорит: «Где тебе искать красоту и как ты найдешь ее, если она сама не станет твоим путем и твоим проводником?» (Халиль Джебран, Пророк, , Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1966, стр. 74). Поэтому позвольте вашим собственным внутренним ощущениям быть ориентиром для песни, которую он хочет спеть.

    Все аспекты определенной идентичности или контролируемой личности — это след или шаблонная обусловленность, которая предопределяет ваше поведение, восприятие и мышление. Вы не должны допускать, чтобы какой-либо след формировал вас и монополизировал ваше восприятие и ответное действие, но только позволяйте непосредственности и творчеству момента спонтанно возбуждать и возбуждать вас по своему усмотрению. Вам нечего бояться нового освобождения и отмены руководящих принципов. Ум со свободным сознанием приносит огромную радость.Образный и отслеживаемый разум, независимо от того, насколько он успешен в достижении своих целей, никогда не найдет безопасности, к которой он стремится, и даже в своих самых глубоких корнях он настолько ограничен и ограничен, что никогда не может познать настоящего мира и радости.

    Однако ум без шаблонов не следует истолковывать как обязательно то же самое, что и анти-общепринятый ум. Многие молодые люди считают, что они демонстрируют чувство свободы и непринужденности через оппозиционное и анти-общепринятое поведение и установки, но это не настоящая свобода, а просто еще один новый ритм, еще один новый образец, который каждый установил для себя.Когда существует какая-либо форма жесткой привычки, принуждения или предопределенности, нет подлинного творчества и свободы. Если есть «необходимость», например, принуждение противостоять и сопротивляться, тогда это ваш новый трек, который блокирует ваше сознание от рискованных действий на новую территорию или новые варианты возможного опыта и функционирования, выходящие за рамки эго. предопределенные шаблоны.

    Чтобы получить некоторое представление о том, насколько структурирован и структурирован ваш разум, попробуйте когда-нибудь закрыть глаза и просто позволить себе быть чувствительным к тому, что происходит глубоко внутри вас, и позволить этой реальности проявиться как песня без слов, и просто петь вслух, будучи одним целым с этой песней, а не отдельно осознающим себя, старающимся певцом.Ни в коем случае не направляйте его, лучше позвольте энергии внутри вас спеть свою собственную песню. Обычно, когда вам грустно или вы влюблены, вы обычно обращаетесь к чьей-то песне, в которой есть грустный текст, или к песне о любви, и поете чужие слова в соответствии со своим настроением. На этот раз не слушайте какую-либо песню, которую вы уже знаете, а, скорее, попытайтесь самопознать, что такое ваша собственная песня или естественный способ самовыражения. Не создавайте ничего надуманным. Вместо этого просто позвольте своим глубоким внутренним чувствам и энергии в общении с вашим голосом выразить себя.Сознательное мышление истощает энергию, но простое слушание дает энергию. Вот где естественно пребывает радость.

    Не будьте имитатором — создавайте свою собственную музыку — каждый из нас действительно является нашей собственной песней или нашим собственным естественным потоком энергии, выражающимся через различные средства или способы. Узнай, какая твоя песня сейчас; в следующий момент вы можете спеть другую песню. Пусть это выражается. Настраиваясь на песню внутри себя, грустную или счастливую, чем бы она ни была, вы обнаружите, что в какой-то момент певец сольется и станет единым целым с песней.Вы потеряете чувство себя или отдельное самосознание, и это принесет глубокое чувство благополучия. Если вы неравнодушны к танцу, то позвольте этой внутренней песне внутри вас выразиться через ваше тело в не надуманных движениях вашего собственного танца.

    Если вы любите рисовать или раскрашивать, попробуйте это. С помощью кисти и краски или туши позвольте своему глубокому внутреннему чувству направить вашу руку и провести линию на листе бумаги. Не торопитесь и не торопитесь, у вашего рисунка нет цели или направления.Кисть проводится по бумаге, никогда не нажимается. Форма нарисованного персонажа не имеет значения. В наши дни почти повсюду мы обнаруживаем, что рисунки или продукт ценятся, но его создатель игнорируется. Вещи стали дороже, чем их создатель. Этот вид рисования или письма должен происходить в тишине. Не должно быть смеха или шуток, это больше, чем игра. Просто продолжайте и позвольте внутренней реальности рисовать. С такой практикой легко стать художником в повседневной жизни.

    Еще одно ценное упражнение для творчества — написание стихов. Неважно, рифмуется он или нет. Важно войти в общение с тем, что называется творческим или интуитивным бессознательным. Это предполагает «мышление» сердцем, а не разумом. Чтобы писать стихи, нужно очень чутко относиться к себе и к миру и всегда спрашивать: «На что я реагирую?» Нужно научиться прислушиваться к каждому тонкому шепоту внутри себя и других. Невозможно написать прекрасную, искреннюю поэзию, если человек стремится защищаться от реалий в себе, поэтому, следовательно, написание стихов усиливает чувствительность, что позволяет быть ближе к тому, что является наиболее подлинным в вас самих.Написание спонтанных стихов приводит к очень тесному и прямому контакту с самой субъективной реальностью, переживаемой им на опыте. Например, чтобы написать о своей депрессии, вы должны погрузиться в нее. Вы должны погрузиться в нее, и только тогда, когда она будет говорить с вами ясно, вы сможете выразить ее в словах стихотворения. Вы научитесь творчески формулировать свои чувства, и в этой артикуляции вы также проясните и поймете свои истинные чувства. Написание стихов также очень важно для пробуждения вдохновляющего уровня сознания.Чем больше вы тренируетесь, тем ярче и интенсивнее он становится, и вместе с ним будет расти ваша способность испытывать великую красоту, радость и любовь. Но помните: не пишите стихотворение намеренно как интеллектуально придуманный акт, а скорее позвольте ему спонтанно разворачиваться и открываться вашему сознанию без усилий и волевого контроля.

    Рефбэков

    • На данный момент рефбеков нет.

    Авторские права (c) 2020 Barry BarryMax Max

    Спонтанное выздоровление в психологии

    Самопроизвольное выздоровление — это явление, которое включает внезапное проявление поведения, которое считалось исчезнувшим.Это может относиться к ответам, сформированным как в результате классической, так и оперантной обусловленности.

    Спонтанное выздоровление можно определить как повторное появление условной реакции после периода отдыха или периода ослабленной реакции. Если условный раздражитель и безусловный раздражитель больше не связаны, угасание произойдет очень быстро после спонтанного выздоровления.

    Примеры самопроизвольного выздоровления

    Даже если вы мало знакомы с историей психологии, вы, вероятно, хотя бы слышали о знаменитых экспериментах Ивана Павлова с собаками.В классическом эксперименте Павлова собаки были приучены выделять слюну на звук тона.

    Звук тона неоднократно сочетался с подачей еды. В конце концов, только звук тона вызвал у собак слюноотделение. Павлов также отметил, что прекращение совмещения тона с подачей еды привело к исчезновению или исчезновению реакции слюноотделения.Так что бы произошло, если бы был «период покоя», когда стимул больше не присутствовал?

    Павлов обнаружил, что после двухчасового отдыха реакция слюноотделения внезапно возобновилась при предъявлении тонального сигнала.По сути, животные спонтанно восстанавливали ранее угасшую реакцию.

    В качестве другого примера представьте, что вы использовали классическое кондиционирование, чтобы научить собаку ожидать еды всякий раз, когда она слышит звон колокольчика. Когда вы звоните в звонок, ваша собака бежит на кухню и садится у своей миски с едой. После того, как реакция была обусловлена, вы прекращаете подавать еду после звонка в колокольчик.

    Со временем реакция гаснет, и ваша собака перестает реагировать на звук.Вы вообще перестаете звонить в колокольчик, но через несколько дней решаете попробовать позвонить еще раз. Ваша собака врывается в комнату и ждет у своей миски, демонстрируя прекрасный пример спонтанного восстановления условной реакции.

    Как работает самопроизвольное выздоровление

    Чтобы точно понять, что такое спонтанное выздоровление и как оно работает, важно начать с понимания самого классического процесса обусловливания. Как происходит классическая обусловленность?

    Классическая обусловленность включает формирование ассоциации между нейтральным стимулом и безусловным стимулом, которая естественным образом и автоматически вызывает реакцию.Дрожь в ответ на громкий звук или слюноотделение в ответ на запах обеда, приготовленного в духовке, являются примерами безусловных раздражителей.

    Ваш ответ на эти вещи происходит автоматически, без какого-либо обучения, поэтому он называется безусловным ответом. После многократного сочетания чего-либо с безусловным стимулом ранее нейтральный стимул начинает вызывать ту же реакцию, после чего он становится известным как условный стимул.Выученная реакция на условный раздражитель теперь называется условной реакцией.

    Например, в знаменитом эксперименте «Маленький Альберт» исследователи Джон Б. Уотсон и Розали Рейнер неоднократно сочетали громкий звук (безусловный стимул) с предъявлением белой крысы (нейтральный стимул). Ребенок в их эксперименте ранее не боялся животного, но, естественно, испугался громкого шума (безусловная реакция).

    После многократного сочетания шума и взгляда крысы у ребенка, в конце концов, начиналась проявляться реакция страха (теперь известная как условная реакция) всякий раз, когда он видел белую крысу (условный раздражитель).Так что могло бы случиться, если бы Ватсон и Рейнер перестали связывать крысу и шум?

    Поначалу ребенок, естественно, все еще был бы очень напуган. После многократных наблюдений за животным без какого-либо шума страх ребенка, вероятно, начнет медленно рассеиваться, и в конечном итоге он, возможно, даже перестанет проявлять реакцию страха.

    Почему важно спонтанное выздоровление

    Но если условный ответ угасает, действительно ли он исчезает совсем? Если бы Уотсон и Рейнер в следующий раз дали мальчику короткий период отдыха перед тем, как снова ввести крысу, Маленький Альберт мог бы продемонстрировать спонтанное восстановление реакции страха.Почему так важно спонтанное выздоровление?

    Это явление демонстрирует, что вымирание — это не то же самое, что отучиться. Хотя ответ может исчезнуть, это не означает, что он был забыт или устранен.

    После того, как условный ответ погашен, спонтанное выздоровление может постепенно усиливаться с течением времени. Однако возвращенный ответ, как правило, не будет такой же силы, как исходный, если не будет выполнено дополнительное кондиционирование.

    Многочисленные циклы вымирания с последующим восстановлением обычно приводят к все более слабой реакции.

    You may also like

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.